Крестовый поход в лабиринт icon

Крестовый поход в лабиринт



Смотрите также:
«Крестовый поход детей»...
Конспект учебного занятия по теме "Первый крестовый поход"...
План урока: Биографические данные «Крестовый поход в степь» 1111г...
Курт Воннегут. Бойня номер пять, или крестовый поход детей...
«Бойня номер пять или Крестовый поход детей»...
«Лабиринт розы»...
Положение о проведении в парке Сокольники пробега «Путяевский Лабиринт» 18 июля 2012 года...
Киноторговая компания «вольга» представляет драму алехандро гонсалеса иньярриту бьютифул...
План реферата. Введение стр. 2 Первый поход Цезаря на Британию стр...
Фильм участник конкурсной программы 59-го фестиваля в каннах 2006 «Лабиринт Фавна» претендент от...
Михаил Ямпольский. Демон и Лабиринт (Диаграммы, деформации, мимесис)...
Задание на знание исторических фактов, деятелей, дат...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
вернуться в начало
скачать
   Великий магистр и приор Нормандии быстро разобрались в истинной цели процесса. Бесчеловечные пытки и семилетнее заточение сломили тела, но не дух. Сопротивление двух старых друзей было яростным. Под высоким сводом собора Парижской Богоматери звенели их обличающие голоса. Великий магистр, выражая решительный протест против приговора, ставил себе в вину только то, что, не выдержав пыток и угроз, поддался лживым обещаниям и уговорам. А кто бы выдержал?
   Толпа разволновалась. Абсурдность некоторых свидетельских показаний, гневные речи Жака де Молэ и Жоффруа де Шарнэ быстро переменили общий настрой присутствующих. Следовало срочно сворачивать действо. Приговор в отношении двух старых бунтовщиков ужесточили.
   Филипп Красивый проигрывал Великому магистру. Будучи приговоренным к сожжению, Жак де Молэ не был раздавлен и низвергнут до уровня жалкого смертного богоотступника. Более того, поддерживаемый приором Нормандии, громогласно бичевал участников сфабрикованного процесса. А основания были. И еще какие! Незадолго до разгрома Ордена король лично подарил ему замок Тампль в Париже, где тамплиеры старательно охраняли королевскую казну. Именно туда шли обозы и с имуществом Ордена. А затем Филипп организовал молниеносную компанию по ликвидации на территории Франции всей организации. Осточертела роль вечного должника, взыграла жадность и неумолимое тяготение к богатствам тамплиеров. И еще… Надо было наконец избавиться от гнетущего страха перед могуществом Ордена. Он несравненно сильнее, чем страх за тяжкие грехи перед Богом. За год до этого знаменательного события тамплиеры спасли короля от взбунтовавщейся черни, предоставив укрытие в Тампле. Но ведь он король, второй по званию после Всевышнего. А значит, волен поступать на земле так, как считает нужным. Со Всевышним можно договориться. Великий магистр сам виноват. Ему следовало удовлетворить прошение короля и принять его сына в братство. В число руководителей, разумеется. Или самого Филиппа. Но проклятый святоша понял истинные цели этого прошения и отказал. А ведь король, заняв со временем должность Великого магистра, мог получить право распоряжаться богатством Ордена без всякого кровопролития. И сделать эту должность наследуемой…
   Филипп Красивый хорошо помнил момент, когда по-хозяйски вошел в захваченный им Тампль. Трудно сказать, какие истинные эмоции скрывались под его маской. Братья-монахи не препятствовали его вторжению. Вера не позволяла поднять оружие на христианина. Но едва ли королю удалось сдержать ярость, когда приближенные доложили ему об отсутствии в замке сокровищ, которыми он мысленно уже владел.
   Семь долгих лет Филипп методично уничтожал тамплиеров по всей Франции, подавая пример решительной борьбы с еретиками другим августейшим особам. Даже король Англии, посопротивлявшись, все-таки прислушался к требованиям папы Климента Пятого. Сыграли свою роль и россказни о злодеяниях храмовников. Орден в Англии утратил свое влияние. Вот что значит иметь под рукой удобного папу! Филипп, можно сказать, своими руками украсил голову Климента Пятого папской тиарой, теперь он просто отрабатывает свой хлеб. И не беда, что римляне нового папу так и не признали. Авиньон, где Климент Пятый обустроил свою резиденцию, с точки зрения расстояния даже удобнее. Беда в другом: место захоронения сказочных богатств Ордена тамплиеров так и осталось тайной.
   Несговорчивых Жака де Молэ и Жоффруа де Шарнэ моментально приговорили к смертной казни через сожжение. Чтобы не осталось от неблагодарных еретиков ничего, кроме пепла. Двое других сановников, не выказавших активного сопротивления обвинениям, были «помилованы». Наверное, в какой-то момент они испытали облегчение – право на жизнь, пусть и крайне ограниченное нечеловеческими условиями пожизненного заключения, давало возможность еще какое-то время дышать, следить за сменой утренних и ночных часов, а главное, на что-то надеяться… Когда пытки были позади, смерть страшила.
   Надежда не всегда умирает последней. Генеральный визитатор Ордена и командор Аквитании бесследно сгинули в королевских тюремных казематах.

   Я ощутила на щеке колкие стебли соломы. Довольно странно, если учесть, что в камере ей надлежит быть прелой. И откуда здесь столько солнца? Дикая тяжесть в ногах… Ничего удивительного. Столько времени в этой каменной, мрачной и сырой клетке! Без движения плюс авитаминоз, нарушение обмена веществ. Веселые голоса птиц… Глюки! А этот воздух, которым не надышишься? Прорубили в стене большое окно? Неужели заспала момент внеплановой революции, смерти короля и подготовки к суровой ревизионной проверке содержания заключенных? В таком случае грядет смена состава узников. Заключенных – на свободу, палачей и надзирателей – в тюрьму, на освободившуюся солому.
   Свежие колючие стебли снова ткнулись в щеку, и я осторожно попыталась от них избавиться. Куча «соломы» под рукой оказалась усатой, шерстяной и мурлыкающей. Неужели и вправду Дьявол в обличьи черного кота?! Немного приоткрыв глаза, – вдруг и вправду черный кот, я с громадным облегчением узрела Плюшку. Усы «дамы» в пышных натуральных мехах сработали будильником. Ноги сразу обрели подвижность, Барсик, для удобства прозванный женским именем Баська, предпочел сигануть с них до того, как его скинут.
   Тихой радости не было предела. Вот живем и не осознаем того, как крупно повезло нашему поколению не родиться во времена средневекового мракобесия, дьявольских порождений изощренного ума морально покалеченных представителей рода человеческого, навешивающих на свои деяния ярлыки «Во благо!» и «Во спасение!». Всего-навсего расхлебываем последствия. И если не считать того, чем в, перспективе, постоянно пугают ученые, жизнь прекрасна и удивительна. Думать об очередном конце света страшно, а потому не хочется. Тем более что ни до чего умного во спасение все равно не додумаешься. Поживем – увидим.
   Я бодро вскочила с кровати и выглянула в окно. Пока ничего не изменилось – все тот же березовый лес, прогреваемый солнцем, забор с недокрашенными перекладинами, голубое небо без единого облачка, под которым Димка нарезал круги в бассейне… В прошлый заезд я нечаянно уронила в воду лишний десяток дезинфицирующих таблеток. Наверное, хлорка не совсем выветрилась, и муж вылезет из бассейна продезинфицированным насквозь.
   Я задумалась, успею ли до завтрака сбегать к Наташке за новостями? Можно подать их Дмитрию Николаевичу на большой тарелочке с не очень голубой каемочкой в качестве приложения к блинчикам, тогда и ворчать не будет. Или не рисковать? Решила не рисковать. Пока умоюсь, пока туда-сюда… Лучше позвоню подруге и приглашу к завтраку вместе с Ромиком.
   – Иришка, дуй сюда! – донесся до меня голос вполне счастливого мужа.
   – Дую! – неожиданно для себя обрадовалась я. Дезинфекция после ночной экскурсии по мерзким номерам средневековой королевской тюрьмы мне не помешает. Единственная угроза – Димка от избытка щенячьей радости макнет в воде пару раз с головой, но это ерунда, я непотопляема.

   9

   Наташкин телефон был выключен. Блинчики остывали, а чувство голода у подруги дрыхло вместе с ней. Димка уже выпал в осадок, основательно расположившись на диване перед телевизором «только на пять минут». Все попытки вытащить из его слабеющих рук пульт в категоричной форме пресекались. Муж усиливал хватку, открывал глаза и возмущенно заявлял: «Я смотрю!» В доказательство приводились последние слова последней фразы телеведущего.
   Прихватив с собой кофе, я вышла на крыльцо убедиться в том, что у нашей бабули золотые руки и она ими не повыдергивала ряд новых зеленых насаждений на рабатках. Новые цветочные кустики приобретены и посажены мною вдоль дорожки на прошлой неделе. Все росло. Цвели тюльпаны и нарциссы. Дверь Наташкиного дома была закрыта, и у меня мелькнула мысль разбудить подругу силовым методом – стуком в дверь, например. Но мысль эта умерла в зародыше, едва я вспомнила про крепкую привязанность калитки к железным столбам, вторая, ведущая в лес, вообще охранялась замком.
   Отсутствие Наташкиной машины заметила не сразу. Только тогда, когда она подъехала к ее участку. Подруга вместе с собакой с утра пораньше куда-то моталась. Скорее всего, в магазин. Взглянув по привычке в сторону нашего дома и заметив меня, застывшую на крыльце с чашкой в руках, она приветливо помахала. В ответ я молча кивнула. Следующий призывный Наташкин жест не вызывал сомнений – подруга приглашала к себе. Я опять кивнула и, поставив чашку на перила, не торопясь, спустилась вниз.
   Загоняя машину на территорию, Наташка заставила меня призадуматься, почему вчера вечером, вернее, ночью в три считающиеся умными головы не пришло простое решение – обеспечить выход с участка через ворота. Впрочем, жалеть не о чем, прогулка по лесу была сказочной. Такое будет помниться всю жизнь.
   Наташка казалась немного пришибленной. Я списала это на внезапно проснувшееся чувство вины перед Борисом за то, что не обеспечила ему достойную встречу из командировки, и приготовилась к соболезнованиям. Но успела только сочувственно скривиться.
   – Ромик уехал! – с вызовом заявила подруга. – Я отвезла его на станцию.
   – Да? – наивно переспросила я и нерешительно улыбнулась.
   – Парень в очень сложном положении. Похоже, за ним охотятся. Я не могу допустить, чтобы внука Светланы Владимировны просто убили или того хуже.
   – Ну разумеется. Я бы даже сказала, не только внука, но и вообще кого бы то ни было. А-а-а… существует угроза чего-то более страшного, чем насильственная смерть?
   – Конечно. Смерть под пытками.
   Стараясь вжиться в смысл Наташкиных слов, я невольно приложила кончики пальцев к вискам.
   – Пожалуй, ты права. Даже Великий магистр Ордена тамплиеров сломался при пытках на дыбе.
   – Ну знаешь… Зачем мне твои примеры из Средневековья? Какое время, такие и пытки. С тех пор много воды утекло. Все усовершенствовалось.
   – Ну да. Не дожидаясь глобального потепления.
   – При чем тут твое глобальное потепление? У таджиков этой зимой были морозы в двадцать пять градусов. Все на корню повымерзло. Они-то привыкли к тому, что термометр в их таджикском Эдеме ниже плюс десяти не опускается. Ир, ты Ефимову не говори, что я Ромку сама отправила. Не поймет. Насплетничает следователю, потом не отмоюсь. Если поинтересуется временным отсутствием машины – а он как человек внимательный обязательно поинтересуется, объяснишь, что Ромка сам слинял в неизвестном направлении. Откуда мы знаем, может, он домой рванул. В общем, я на всякий случай вроде как моталась на станцию в надежде его перехватить. Вот, блин, история…
   Я спохватилась:
   – Блинов хочешь?
   – Убереги меня, боже, от соблазна… – вздохнула Наташка, зажмурила глаза, но тут же открыла и быстро добавила: – Надо же… Не уберег! Ну, значит, под его ответственность. Тащи! Я чайник включу. У меня и икра есть. Минтая. И масло икорное. И-и-и… тащи быстрее!
   Я полетела домой. С главной задачей – не разбудить Димку, похрапывающего под бодрую утреннюю передачу – легко справилась. Просто не стала выключать телевизор. И чуть не загремела с крыльца, споткнувшись о коврик у двери. «Брысь!!!» – донесся до моего уха запоздалый сонный рык Дмитрия Николаевича. Вслед мне и особенно блинам. Всей стопкой они легко выскользнули из тарелки, снесли с перекладины крыльца оставленную мной чашку с кофе вместе с надеждами на тихое бегство из дома. Я застыла на месте в полуразъехавшемся состоянии, опираясь лбом о дверной косяк. Ненадолго. Скорее всего, Димкины «пять минут» еще не истекли. Переключившись на более спокойный канал, он опять всхрапнул.
   В отличие от чашки, разлетевшейся вдребезги, блины упали очень удачно. Всей хорошо организованной мною группировкой прямо на большое бревно, предназначенное для рубки дров. Пара штук, положенных в основание башни, достались Деньке.
   Быстро выяснилось, что икра минтая была у Наташки в прошлой жизни. Ее съели еще пару недель назад. Просто подруге плохо в это верилось, и она наперекор проблескам воспоминаний настойчиво продолжала ее искать. Утешились лечебно-профилактическим средством – медом. Заодно он немного подсластил Наташкину исповедь.
   Ромик и в самом деле надумал слинять тайком. Наталья проснулась от скрипа ступенек, когда он пытался бесшумно спуститься с лестницы. Было без двадцати семь – непозволительная рань для воскресного дня и непозволительно позднее время для жуликов. Наташкина команда «Сидеть!!!», поданная от дверей спальни, относилась не только к Деньке, бездумно радующейся всему на свете, в том числе и кроссовкам Ромика, на которых в тот момент увлеченно обгрызала шнурки. Он безуспешно отбрыкивался, невольно разжигая в псине охотничий азарт. Она даже начала рычать. В первую очередь Натальина команда касалась Ромика, которому в попытке бегства ничего не стоило перемахнуть через забор, погнув сетку. Спрашивается, для чего тогда Наташка берегла этот забор с позднего вечера? Мы с Димкой вполне могли отогнуть сетку сами.
   Отметив редкое послушание обоих – и Денька и Ромик синхронно уселись прямо у порога – Наташка накинула халат и сурово поинтересовалась, какая шлея попала под хвост обоим. Денька благоразумно отошла в сторону и легла на свою подстилку в персональном кресле, предоставив безхвостому Ромику отдуваться по полной программе. Вначале Ромик заикался и плел что-то несусветное про полезность утренней спортивной пробежки до станции и обратно. Потом заикаться перестал и твердо заявил, что ему надо проведать бабушку, которая на днях собиралась ехать в санаторий. Выяснив, что бабушку зовут Светланой Владимировной Осиповой, Наташка предложила Ромику разуться. Новость, которую она ему сейчас сообщит, лучше выслушать босиком. Юноша послушно разулся. Повинуясь Натальиному жесту, покорно прошел к столу и уселся на табуретку. Денька предприняла было попытку стать третьей участницей «круглого стола», но суровый взгляд хозяйки заставил ее вернуться на место. Дважды обернувшись вокруг своей оси, она опять улеглась в кресле, вытянув голову и положив ее на лапы.
   – Тебе уже нет смысла торопиться домой к бабушке, – поджав губы, заявила Наталья насупленному Ромику. – Светлана Владимировна находится в онкологической клинике, послезавтра ей предстоит тяжелая операция. Ни о каком санатории в ближайшее время не может быть и речи. Судя по тому, что она просила меня привезти ей из дома кое-какие вещи, сославшись на то, что одинока, одно из двух: либо она слишком любила и жалела тебя с матерью, не считая возможным обременять лишними переживаниями и заботами, либо вообще не надеялась, что к вам можно обращаться с просьбами.
   Физиономия Ромика выражала полное недоверие. То ли обоим вариантам, то ли самому сообщению о предстоящей бабушке операции. Решив покончить со всеми неприятными известиями одним разом, Наталья выдала ему рекомендацию не ждать в ближайшее время помощи и от няньки и коротко пояснила почему. Ромик едва не сполз на пол.
   – Значит… это правда… – промямлил он. И вдруг вскочил, забегал по кухне, неся какой-то бред, захлебываясь и перемежая его короткими истерическими всхлипами: – Значит, мне не показалось! Это за мной приходили! Тот плащ!. Его по ошибке убили!.. Я не хочу умирать!!!
   Наташкино «А кто тебя заставляет?» было пропущено юношей мимо ушей. Ромик остановился только тогда, когда растянулся на полу, споткнувшись о насмерть перепуганную собаку, решившую на всякий случай унести свои лапы подальше от сбрендившего в одночастье гостя. На безудержное веселье его поведение совсем не походило. Наташка автоматически поблагодарила собаку за оказанное содействие в усмирении Ромика и бессильно плюхнулась на табуретку. В голове все время звенела последняя фраза Ромика: «Я не хочу умирать!!!» Чтобы от нее отвязаться, Наталья одобрила желание юноши, авторитетно заявив, что он правильно делает, его жизнь только начинается. А затем предложила ему пожить здесь, на даче. Или в Москве. У нее либо у Ирины Александровны. Не всю долгую оставшуюся жизнь, конечно. Хотя бы до возвращения мамы.
   – Вас он тоже вычислит, – «обрадовал» Наташку немного успокоившийся Ромик.
   – А кто-такой «он»? – начиная прислушиваться к звукам и шорохам извне, шепотом поинтересовалась Наташка.
   – Не знаю, – также шепотом ответил Ромик, пряча глаза и искоса следя за Натальей. – Бабушка говорила…
   У Наташки из рук выпал ковшик, в котором она намеревалась варить овсяную кашу. В напряженной тишине глухой звук падения посудины обоим показался выстрелом из пистолета. Правда, с глушителем. Оба заорали. Денька откуда-то из глубины дома сдавленно гавкнула. Наташка встрепенулась, представив себе весь объем миновавшего ее бедствия. Ведь ковшик-то мог оказаться «заряженным» всеми ингредиентами. И мигом возродилась к нормальной жизни.
   – Ромик, что ты несешь? Твоя бабушка, может быть, надвое сказала… Кстати, что она тебе говорила?
   – Ничего, – насупился Ромик. – Спасибо вам большое, мне надо ехать.
   – И тебе спасибо, – машинально ответила Наташка. – А если не секрет куда? Бабулину квартиру наверняка опечатали. Кстати, деньги у тебя есть?
   – Будут. Мать Галине заначку оставляла. Та всегда деньги в шкафу под бельем хранит. Заеду возьму, потом наведаюсь к ней и бабуле. А на электричке я «зайцем» доберусь. Так даже интересней. Вы не берите в голову, что я вам тут нагородил. Пока поживу в своей комнате. Сегодня воскресенье, соседские девчонки не на работе, откроют. Надо еще успеть заказать ключи.
   Наташка отметила, что парень преобразился: встал, отряхнулся и, подняв упавший ковшик, деловито пристроил его на плиту, даже поправил.
   – Ромка, а что это за балахон на тебе ночью был? Белый такой, с капюшоном и с зубчатым красным крестом на груди. Хотя ты не помнишь… Зачем же так напиваться? Нормальные люди выпивают для настроения, а не для того, чтобы вырубиться, заснуть и проснуться в тяжких муках. Какой смысл? Дешевле выпить снотворного. Или ты любишь покуражиться?
   – Да я на вечеринке только газированную воду пил. Ну и… еще немного водки. Так, для понта. Вечеринка вообще-то стихийно сложилась. Можно, я налью кофе?
   – Даже нужно!
   Наташка вспомнила о правилах гостеприимства и мигом организовала Ромику завтрак. Он легко уничтожил весь запас нарезки – овсянку парень не уважал.
   После завтрака юноша был усажен в машину и доставлен на станцию с сотней в кармане. Наташка лично проследила, чтобы вылетавший из-под ее крыла чужой птенец не «кинул» железную дорогу на стоимость билета до столицы.
   Уже садясь в электричку, Ромка обернулся. Наташка была готова поклясться, что перед ней стоял не взъерошенный юнец, а гордый испанский гранд. Слова, которые он сказал, заставили ее подавиться прощальным напутствием. «Если со мной произойдет несчастный случай, не верьте случайности. Жаль, что не смогу быть на похоронах дяди Леши. Вам лучше никому не говорить, что вы привозили меня сюда. И вообще, лучше сделать вид, что я со всеми вами не встречался».

   Электричка давно ушла, платформа опустела, а Наташка все стояла с открытым ртом, «пережевывала» последние слова Ромика и возможные последствия, которые, скорее всего, не заставят себя ждать.
   Из задумчивости ее вывела ватага молодежи, громко сетовавшая на то, что электрички стали ходить с опережением графика. Наталья закрыла рот и вспомнила, что ей предстоит обратная дорога на дачу.
   – Зря ты не дала парню номера наших мобильников, – посетовала я, охваченная легким ужасом от смысла заключительного монолога Ромика. – Не думаю, что при сложившихся обстоятельствах ему будет безопасно у Галины или у себя… Догадываешься, кто такой «дядя Леша»?
   – Не дура! Странно, что он его дядей Лешей зовет. Пусть после похорон ночному гостю Ромика земля будет пухом. Только пухом, затаренным в крепкие чехлы. Недавно Денька старую подушку покусала, так остатки пуховой роскоши до сих пор в укромных уголках скалятся. И эта моя зубастая Снегурочка, блин! Еле ее отчистила, полдня чихали… Почему-то Боря на звонки не отвечает. Наверное, я зря ему в семь утра звонила, он домой в лучшем случае только к пяти добрался… Ир, уговори Ефимова ничего не говорить следователю про Ромика. Ну что нам стоило проехать по той проклятой дороге пятью минутами раньше? Или позже. Ну не встретился нам никто! А номера наших мобильников я Ромке записала и в карман его защитной куртки сунула. Бывшей Лешиковой, сыну она маловата стала. Защитит ли она его?.. О себе уж и не говорю. Зачем меня вообще понесло к этой Светлане Владимировне? Ах, да… Служба. Я делала ей повторные электрокардиограммы… Не надо было мне потом к ней наведываться. Погода за окном просто замечательная. Уезжать не хочется… Она так интересно рассказывала. Да и жалко ее стало. Думала, старушка и вправду одинокая… Кажется, твой Ефимов забыл про мою калитку… Такая приятная интеллигентная женщина… А главное, совершенно не паниковала. Не зацикливалась на своем состоянии и последствиях предстоящей операции. Как думаешь, стоит ей говорить, что случилось в ее квартире и про приключения внука? Молчи! Я и сама знаю – не стоит. Ир, я, наверное, оставлю работу. Надоело до чертиков. Может, и не очень правильно – будет выглядеть как протест против увеличения мне с этого месяца заработной платы…
   Наташка болтала без умолку. Учитывая, что при этом она мешала блином чай, я не рискнула ее останавливать. У подруги своеобразный способ обрести душевное равновесие, а беспрерывная болтовня с перескакиванием от одной темы к другой – верное средство вымотаться и вообще перестать соображать. Тогда она успокаивается.
   Блин уже давно расползся на части, но подругу это не остановило. Она выловила из своей чашки ошметки и, не прерывая говорильни, переложила их в мою. Я немедленно встала и отправила этот дикий замес в мусорное ведро. Возвращаясь к столу, углядела через окно толпу мужиков, возглавляемую Дмитрием Николаевичем. Вся орава толпилась у Наташкиной калитки.


   Часть вторая
   СМЕРТЬ КАК СПОСОБ ИЗБЕЖАТЬ НЕПРИЯТНОСТЕЙ


   1

   Утро понедельника не радовало. Во-первых, потому что слишком раннее, а во-вторых, слишком прохладное для предстоящего жаркого дня. Исключительно из собственного дурацкого упрямства я дрожала в холодной машине в одном легком платьице в ожидании, пока муж наконец прекратит общение с коллегой по телефону с самого доступного для мобильной связи места – крыльца. Не надо было лезть на рожон и доказывать, что теплая кофта, которую он мне накинул на плечи уже на выходе, в такую жару абсолютно не нужна. Беда в том, что он проявил свою заботу с небольшим, но надоевшим комментарием: «Ты не предусмотрительна!» Да разве можно все предусмотреть? Наша бабуля, например, предусматривала вернуться на дачу вчера вечером, а приедет только сегодня днем. Мы так и не успели обменяться с ней мнениями о текущих событиях в нашем семейном клане.
   Наташка сорвалась домой в воскресенье сразу после того, как ей коллективно починили калитку. Около восьми вечера. Раньше не получалось – сначала не могли найти сварочный аппарат, потом электроды, а в конце концов и самого сварщика. Когда объявился специалист, выяснилось, что кто-то нечаянно унес электроды. Пока их искали, сварщик ушел «перекусить». Вернулся, когда все, что надо, уже было приварено пенсионером-любителем Серафимычем.
   Покидать дачные просторы совершенно не хотелось. Если Наташка и вправду уволится с работы, свихнусь от зависти. Самое удобное для этого развеселого мероприятия время – утренние часы рабочих дней.
   – Ты забыла на крыльце свою кофту.
   Через открытое окно мне на колени шлепнулся черный шерстяной комок.
   – Совсем необязательно тащить ее в кабинет. Оставишь в машине. – Димка похлопал себя по карманам. – Кажется, все взял. Звонил Соловьев, сложного больного по «скорой» доставили. Ч-черт! Не люблю внеплановые операции по понедельникам!
   «Как их можно вообще любить? – удивилась я про себя. – И плановые, и сверхплановые… Независимо от дней недели», а вслух сказала:
   – Может быть, все еще обойдется… Димочка, давай не будем говорить следователю, что выловили Ромика. Все равно он сбежал. Где гарантия, что не заподозрят нас в содействии?
   – Ах, вот ты о чем! Я думал, мне сочувствуешь. У меня в отношении этого юнца другое мнение. Боюсь только, времени для разговоров не будет. В моем мобильнике номер следователя, Линьков его фамилия. Перенеси к себе и позвони ему сама, расскажешь, чем все обернулось, чтобы не висело лишним грузом на совести. Только обязательно позвони. Вы с Натальей не учитываете одного: если Романа задержат и он первым сообщит о принудительной экскурсии к нам на дачи, потом будет трудно оправдать наше по этому поводу молчание.




оставить комментарий
страница6/23
Дата26.09.2011
Размер3,07 Mb.
ТипВалентина Алексеевна Андреева, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх