От абака до компьютера icon

От абака до компьютера



Смотрите также:
Назначение и устройство компьютера...
Лекция 12. Архитектура компьютера 1...
1. Функциональная схема компьютера. Основные устройства компьютера, их назначение и взаимосвязь...
Тема: «основные компоненты компьютера и их функции. Соединение блоков и устройств компьютера...
Обучение с помощью компьютера в сравнении с традиционным обучением...
Экзаменационные билеты по "Информатика и информационные технологии"...
Тест программное обеспечение компьютера вариант 1 Назовите виды программного обеспечения...
Конспект п о курсу «Организация ЭВМ и систем»...
Программа учебного курса «Архитектура ЭВМ и сетей»...
Что означают звуковые сигналы при включении компьютера?...
История вт краткий курс 4 Легенда персонального компьютера 5 Структура компьютера 8...
Контрольные вопросы По теоретическому материалу 2 семестра Структурно-функциональная схема...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать

33





35





































Рис.49 Счетный механизм

арифмометра Лейпольда, пластина переменной высоты и спиральная плоскость


^ Рис-50 Умножение на палочках Непера

Pt.c.51 Джон Непер (1550-1617) Рис. 52 Математический орган Рис. 53 Палочки Жемейя — Люка Рис. 54 Счетный прибор Лейпольда




^ 55

Рис.55 Множительная машина Морлэнда

Рис. 56 Принцип действия машины Болле

56



^ Рис.57 Разностная машина Бэббмджа




Рис.58 Чарлз Бэббмдж (1792-1871»

Рис. 59 Ада Августа Лавлемс (1815-1852)


59








Рис. 60 Разностная

машина Шюгч.ев








^ Рис.61 Аналитическая

машина Бэббиджа


61

Рис.62 Схема

последовательного переноса

Рис.63 Схема сквозного переноса

62

-\* ^ |——^ 5, i——^ S,

Г Г Г

('Л II (-2 II 1-1

Добавляемое число Ci-C^-счелтые колеса Sr-Ss-переключатели


63

J——^——J





•-•




-^ (









-Ss ,








^s,


с


»






с


s






С


2






с,






i








1








i


i





^ Добавляемое число


Рис.64 Табулятор Холлерита


64








Рис. 65 Часть

сортировал ьнои машины Холперита

Рис 66 Германн Холлерит (1860-1929)









так: брали палочки для цифр 2, 0, 8 и 5 и еще одну— единичную. Палочки прикладывали друг к другу так, как показано на рис. 50, и против цифры 4 единичной палочки искали произведение 4 на цифры 2, 0, 8 и 5, из которых составлено множимое.

Суммируя числа как в gelosia, получаем:

2085 X 4 == 8; (0 + 3); (2 + 2); 0; = 8340.

Если множитель многозначный, то отдельные произ­ведения выписывали, как обычно, со смещением на один разряд, а затем складывали. Для множимого, содержав­шего несколько одинаковых цифр, приходилось иметь несколько одинаковых палочек. Поэтому Непер предло­жил выполнять палочки в виде прямоугольных паралле­лепипедов и наклеивать на них не одну, а 4 полоски (по одной на каждую грань) таким образом, чтобы первая палочка содержала полоски для 0, 1, 9, 8; вторая—для О, 2, 9 и 7; третья — для 0, 3, 9 и 6 и т. д. вплоть до 10-й, содержавшей полоски для 3, 4, 6 и 5.

Таким образом, каждая палочка имела на противо­лежащих гранях полоски для некоторой цифры и ее до­полнения до 9.

С «помощью палочек Непера можно было выполнять не только операцию умножения, но и деления и извле­чения квадратного корня.

Итак, от школьной таблицы умножения и метода ge­losia до палочек Непера — один шаг! Но никто из мате­матиков средневековья не обратил внимания на эту, ка­залось бы, совершенно очевидную возможность упроще­ния операции умножения, и этот единственный .шаг был сделан Непером.

Пожалуй, ни одна идея в истории вычислительной техники не дала столько пищи изобретательным умам, как идея палочек Непера. На протяжении трех веков было сделано множество улучшений и модификаций па­лочек.

Наиболее остроумная модификация была предложена в 1885 году двумя французскими изобретателями—же­лезнодорожным инженером Женейем и сотрудником па­рижского Музея искусств и ремесел известным матема­тиком Эдуардом Люка. Набор .Женейя и Люка содержал 11 брусков. Один из них, соответствующий множителю, имел боковую грань, разделенную на два вертикальных столбца. Левый столбец разбит на 8 клеток с цифрами 2, 3, ..., 9, означающими множитель. Правый столбец

6 2405 . 97

разбивался на различное число клеток в зависимости от множителя: против множителя 2 были две клетки с циф­рами 0, 1, против множителя 3—три клетки с цифрами О, 1,2 и т. д. (рис.53).

У остальных 10 брусков использовались все четыре боковые грани. Каждая из них также разбивалась на два вертикальных столбца. В самом верху грани справа была написана цифра множимого. Далее правая колон­ка разбивалась на клетки так же, как и на бруске, опи­санном выше.

Произведение однозначных чисел записывается так:

верхняя клетка правой колонки содержит цифру единиц произведения; в следующих клетках пишутся соседние цифры в порядке возрастания. Цифра десятков изобра­жается в левой колонке с помощью черного треугольни­ка, вершина которого находится на высоте нужной клетки. Благодаря этому, читая цифры результата про­тив вершин, мы избавляемся от необходимости сложения для. получения нужных значений разрядов.

^ XVII СТОЛЕТИЕ, КИРХЕР, ШОТТ И ДРУГИЕ

Этот удивительный XVII век! Век замечательных от­крытий и изобретений, век становления современной науки, век математический, Saeculum mathematicum, век, когда трудами Фрэнеиса Бэкона и Рене Декарта есте­ствознание начало освобождаться от пут теологии; век, когда были созданы маятниковые часы и морской хро­нометр, микроскоп, телескоп, термометр, ртутный баро­метр, гигрометр, счетная машина... XVII век—век Га-лилео Галилея, Иоганна Кеплера, Исаака Ньютона, Гот-фрида Вильгельма Лейбница, Блеза Паскаля, Джона Непера, братьев Бернулли, Христиана Гюйгенса, Роберта Гука, Антона Левенгука, Роберта Бойля, Жозефа Саве-ра и многих, многих других. В XVII веке появляются первые академии наук — Флорентийская академия опы­тов (1657), лондонское Королевское общество (1662), Парижская академия наук (1666), первые государствен­ные обсерватории—в Париже (1672) и Гринвиче (1675);

первые научные журналы — французский «Журнал уче­ных» (1665), английский «Философские труды» (1665).

«Ax, люди XVII века! Как основательно они все зна­ли! Как медленно читали!» (Густав Флобер).

&3

Люди XVII века знали все «основательно», но еще не всегда могли отличить зерна от плевел. Вот почему в то время, когда Роберт Бойль создавал основы науч­ной химии, еще дымились реторты в лабораториях алхи­миков; «отец» научной геологии, датчанин Н. Стенсен пытался связать свою геологическую историю земли с библейским потопом; гениальный астроном Кеплер со­ставлял гороскопы; великие математики Непео и Нью­тон вычисляли день «Страшного суда» и прихода анти­христа, а книги наряду с научным содержанием были полны описаниями невероятных событий, диковинных фактов и неожиданных изобретений.

Весьма показательны в этом отношении книги двух отцов-иезуитов—/Афанасия Кирхера и Каспара Шотта, трудолюбивых исследователей и неутомимых сочините­лей. «Кирхер был человеком, обладавшим необыкновен­ной эрудицией/но не любившим тщательного обдумы­вания и не терпевшим критики»,— писал один из его биографов. «Он был одарен очень смелым воображением, обширной памятью и колоссальным терпением, но не­смотря на это ему не удалось проверить все факты, изло­женные в его книгах». А вот мнение о трудах Шотта французского писателя и ученого Мерсье де Сент-Леже (1785): «Я знаю, эти сочинения не свободны от недостат­ков; их автор, если хотите, перегружен множеством бес­полезных, случайных и смешных вещей, но там можно найти любопытные факты, драгоценные наблюдения, опыты, заслуживающие внимания; они могут указать дорогу к открытиям тем, кто будет иметь смелость ко­паться в этой шахте...»

Жизненные пути Афанасия Кирхера и-Каспара Шот­та, то пересекавшиеся между собой, то расходившиеся, характерны для «кабинетных» ученых XVII столетия, ко­торые в первую часть жизни учились сами, а во вто­рую — учили других.

Афанасий Кирхер родился 2 мая 1602 года в Гейсе-не, он был 9 ребенком доктора теологии Иоганна Кирхе­ра. До 11 лет он посещал гейсенскую начальную школу и, кроме того, занимался с отцом музыкой, латынью и географией. В 1612 году мальчика перевели в иезуитское училище при -старинном монастыре Фульда, а еще через 6 лет, после вступления Кирхера в орден Иисуса, его зачислили в иезуитский колледж в. Падеборне. Здесь


б*


99




он изучал- математику, физику, логику, философию и языки — греческий и древнееврейский.

В 1623 году Кирхер начинает свою преподаватель­скую деятельность учителем греческого языка в Эйхс-фельде, но затем вновь в течение 1624—1627 годов из­учает теологию в Майнце. По педагогической традиции иезуитов, в соответствии с которой последний год сту­дент обязан был провести в стенах другого училища, Кирхер переводится в 1628 году в Шнеер, где и полу­чает сан священника. В следующем году он зачисляется профессором математики, философии и восточных язы­ков Вюрцбургского университета. Одним из его студен­тов и восторженным почитателем, с которым молодого профессора связала крепкая дружба, был 23-летний иезуит Каспар Шотт.

Вскоре, однако, Тридцатилетняя война вмешалась в жизнь университета: после победного сражения у Брей-тенфельда шведский король Густав-Адольф в октябре 1631 года занял Вюрцбург. Кирхер бежит во Францию, где в Авиньоне продолжает свою педагогическую дея­тельность, а Шотт находит прибежище в одном из италь­янских иезуитских колледжей.

В 1638 году Кирхер стал профессором римской выс­шей школы иезуитов (Коллегио Романо). Последующие годы вплоть до смерти, наступившей 27 ноября 1680 го­да, он жил почти безвыездно в Риме.

Шотт после окончания колледжа долгие годы препо­давал моральную теологию и математику в Палермо, в 1651—1653 годах был ассистентом Кирхера в Коллегио Романо, а затем — профессором математики и физики в иезуитской школе родного Вюрцбурга. Умер Каспар Шотт в 1666 году.

Из-под трудолюбивых перьев Кирхера и Шотта вы­шло большое количество пухлых фолиантов — учебни­ков *, монографий по отдельным вопросам науки и тех­ники и просто пестрых собраний фактов, рассказов, до­мыслов. Заметим, что все сочинения Шотта могут рас­сматриваться в основе своей как сокращенное изложение

* Интересно, что курс физики в первых русских высших учеб­ных заведениях — Киево-Могилянской и Московской славяно-греко-латинской духовных академиях имел раздел «De magia», в котором использовались в основном труды Кирхера и Щотта о «натуральных магиях» (об оптических явлениях и оптических инструментах).

100

рукописей Кирхера. Какие только вопросы в них не за­тронуты!

Арифметика, геометрия, тригонометрия, алгебра, уче­ние о логарифмах, астрономия, хронография, география, акустика, диоптрика и катоптрика, механика, статика, гидрология, гидротехника, пиротехника, криптография, фортификация, топография, химия, архитектура, строи­тельная механика, музыка, телескоп, трубы для тугоухих, микроскопы, магниты и их свойства, гидравлические ор­ганы, автоматы, пневматические машины, водолазные колокола, военная тактика и стратегия и т. д. Но, кроме того, там говорилось об астрологии, о симпатиях между неодушевленными телами, о вечных двигателях, о меди­цинском чародействе, о физиогномике, о различных ви­дах гадания, об ангелах и демонах, привидениях и кен­таврах, сатирах, нимфах и великанах, бесноватых, ли-кантропах, о фокусах с картами и стаканами, о редких медицинских рецептах, о статуях, которые говорят и дви­гаются, о палингенезе — способе воскрешения растений из пепла и пр.

Иногда среди вороха сведений блеснет алмазное зерно: первые удачные попытки расшифровки египетских иероглифов; «блошиное стекло» — нехитрый увеличи­тельный прибор с двояковыпуклой линзой, изобретенный Кирхером в 1645 году; первое описание воздушного на­соса Отто фон Герике, помещенное с согласия автора в одну из книг Шотта; рупор-громкоговоритель — здесь Кирхер оспаривал авторство у Сэмюэла Морлэнда; на­конец, первая попытка механизации неперовских пало­чек — прибор, изобретенный, вероятно, Кирхером, но описанный Шоттом в книге «Organurn matnematicum» (1688).

Устройство «математического органа» (рис. 52) очень несложно. 10 палочек Непера наклеены одна за другой .на боковую поверх­ность цилиндра. 9 подобны» цилиндров помещены на горизонталь­ных осях в ящикеA BCDER, причем каждая ось заканчивается руч­кой а. Цилиндры закрыты сверху разлинованным листом картона с узкими вертикальными прорезями 1К.. Поворотом ручек можно уста­новить в этих прорезях нужные палочки. В клетках крайнего левого столбца MN расположены первые 9 цифр, остальные столбцы могут быть использованы для записи промежуточных результатов. На внут­ренней стороне откидной крышки HARG помещена вспомогательная таблица.

Таким образом, в приборе Кирхера—Шотта был механизирован процесс подбора палбчек для представ-

101

ления необходимого множимого и расширен диапазон «представимых чисел» *.

Вслед за Кирхером и Шоттом цилиндрическую фор­му палочек использовали в своих счетных устройствах и другие изобретатели. В XVII столетии это сделал Рене Грийе, часовой мастер Людовика XIV, опубликовавший в <Журнале ученых» за 1678 год описание «новой ариф­метической машины». Она представляла собой сочета­ние суммирующего механизма Паскаля с цилиндром Не­пера. Известно, что Грийе демонстрировал ее работу в монастыре св. Жана Латранского и впоследствии изго-. товиЛ еще одну усовершенствованную копию машины.

Примерно в те же годы популярностью пользовался барабан Пти, названный по имени его изобретателя Пье­ра Пти (1594—1677)—генерального инспектора Фран­ции по фортификациям, друга Паскаля и большого лю­бителя. точных наук. Пти наклеил полоски бумаги с на­черченными палочками на картонные ленты и заставил их двигаться вдоль оси цилиндра.

В 1727 году уже знакомый нам немецкий механик Якоб Лейпольд видоизменил барабан Пти, придав ему десятиугольную форму (рис. 54).

Барабан Лейпольда состоял из 11 десятиугольных шайб, уста-новленйых на общей оси F, Крайняя правая шайба оставалась во время работы с барабаном неподвижной, остальные 10 шайб могли свободно поворачиваться от руки. Для фиксации углового положения шайб в отверстия d вставлялись пальцы с. На каждую из 10 гра­ней вращающейся шайбы была нанесена одна и та же палочка Не­пера, а на боковую грань неподвижной шайбы, обращенной к наблю­дателю,— колонка из цифр 1, 2,—,9. Множимое набиралось, поворотом соответствующих шайб,и фиксацией их против неподвижной колонки цифр множителя.

Год спустя М. Фортиус предложил свой прибор, со­стоявший из ряда подвижных концентрических кругов, на которых были нанесены все те же Неперовы палочки.

^ ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ И МАШИНЫ СЭРА СЭМЮЭЛА

Интересный вариант механизированных палочек Не­пера предложил в XVII веке уже знакомый нам Сэмюэл Морлэнд.

* Сорока пятью годами раньше цилиндрическую форму палочек предложил и использовал в своей машине Вильгельм Шиккард. Надо полагать, что изобретение Шиккарда, как и вся его машина в целом, не были известны Кнрхеру и Шотту.

102



Судьба сэра Сэмюэла полна взлетов и падений. Сын скромного сельского священника, он в 1649 году окончил один из колледжей Кембриджа и был оставлен в уни­верситете в качестве репетитора. Вскоре Морлэнда за­метил государственный секретарь Джон Терло. По его рекомендации молодого магистра включают в состав английского посольства, отправлявшегося в Швецию. Посольству предстояло решить нелегкую задачу по уста­новлению торгового и политического союза со шведским правительством, и в свиту руководителя посольства лор­да — хранителя большой печати Англии Уайтлока под­бирали людей образованных и внешне .привлекательных, способных произвести благоприятное впечатление на юную Христину и ее канцлера, многоопытного Акселя Оксеншерну. Видимо, Морлэнд неплохо зарекомендовал себя на дипломатическом поприще, поскольку в «Журна­ле шведского посольства» Бальстрод Уайтлок характе­ризовал его как «очень воспитанного человека и превос­ходного ученого, скромного и почтительного, в совершен­стве знающего латынь и к тому же изобретатель­ного механика» (разрядка наша.—Лет.).

После возвращения в Англию Морлэнд становится секретарем Терло, а в мае 1656 года в ранге «чрезвы­чайного посла» отправляется с поручением Кромвеля к герцогу Савойскому. Морлэнд должен был убедить гер­цога-католика отменить религиозные гонения на членов протестантской секты вальденсов в долине Пьемоита. Дипломатическая миссия Морлэнда успешно заверши­лась в конце 1656 года. В декабре он представляет свой отчет парламенту и удостаивается его специальной на­грады, а еще через два года публикует обширный том по истории протестантского движения в Пьемонте.

В Англии Морлэнд вновь занял пост секретаря Тер­ло. Однажды он стал случайным свидетелем беседы Кромвеля с государственным секретарем и неким сэром Ричардом Уиллисом. Они обсуждали подробности за­говора, цель которого заключалась в том, чтобы склонить будущего короля Карла II и его брата произвести вы­садку на берег Саесекса и убить их. Кромвель, обнару­жив Морлэнда, который притворился спящим за своей конторкой, выхватил кинжал, чтобы убить шпиона. Од­нако Терло клятвенно уверил лорда-протектора, что его секретарь провел подряд две бессонные ночи "и, конеч­но, заснул за своим рабочим столом. Вмешательство

103

Терло спасло Морлэнду жизнь, но он, будучи смертель­но оскорбленным, начинает двойную игру: сначала он тайно сообщает Карлу II о заговоре, а затем, захватив кое-какие важные документы, бежит к нему в Нидер­ланды. Карл милостиво встретил Морлэнда: возвел его в звание баронета и обещал быстрое продвижение по службе. Однако эти обещания выполнены не были, Мор-лэнд получил лишь пост почтмейстера и пенсию в 500 фунтов стерлингов, однако, запутавшись в долгах, вскоре был вынужден продать и пост и пенсию. «И тог­да,— пишет Морлэнд в автобиографии,— разочаровав­шись в возможности повышения по службе и получения какой-либо недвижимости, я посвятил себя математике и таким экспериментам, которые могли бы доставить удовольствие королю».

Так начинается второй период жизни Морлэнда, по­хоронивший средней руки государственного служащего и открывший выдающегося механика.

В 1661 году Сэмюэл Морлэнд обращается за своим первым патентом «на машину для подъема воды из шахт силой воздуха и пороха совместно». Построенная им мо­дель насоса оказалась неработоспособной, как, впрочем, и аналогичная «пороховая машина» Дени Папена. Но после нескольких лет напряженной работы ему удается создать превосходную конструкцию насоса плунжерного типа. В январе 1673 года Морлэнд успешно демонстри­рует его работу королю и высшим чинам адмиралтей­ства в Вулвическом доке и вскоре по заказу Карла II строит «водяную машину» для подачи воды из Темзы в Виндзорский замок.

Но не только насосы и другие средства подъема воды были предметом занятий Морлэнда в этот период — он берется за любую работу, лишь бы она хорошо оплачи­валась: вставляет зеркала в оливковые рамы, подряжа­ется следить за работой печатного станка, берет патент на «металлический камин» и т. д..

Кульминационный момент в жизни сэра Сэмюэла — присвоение ему звания королевского «магистр механи-корум». Но так как это звание не сопровождалось денежным вознаграждением, Морлэнд был вынужден по-прежнему добывать свой хлеб изобретениями. В 1681 году Карл II, узнав, что его кузен Людовик XIV собирается строить «водяную машину» для подъема во­ды из Сены к садам и дворцам Версаля, посылает Мор-104

лэнда во Францию. Там королевский «магистр механико-рум» представляет свой проект машины и ведет нескон­чаемые переговоры" о строительстве насосных станций с французскими чиновниками, а затем неожиданно воз­вращается в Англию. Причиной внезапного отъезда Морлэнда было, вероятно, его новое изобретение («ма­шина для подъема воды на любую высоту с помощью силы пара»), о которой он спешил рассказать королю.' Машину Морлэнду построить не удалось, и он доволь­ствовался лишь изложением ее идеи в книге, ^выпущенной им в 1685 году в Париже.

После возвращения в Англию Морлэнд продолжает заниматься изобретательством, но уже с меньшим успе­хом, и живет главным образом на скромную королев­скую пенсию. Не достигнув успеха на служебном попри­ще и не приобретя состояния, он искал счастья в семей­ной жизни. Но и здесь сэра Сэмюэля ожидало тяжкое разочарование — первые его четыре жены умерли мо­лодыми, а от пятой — «женщины дурного нрава и сквер­ной репутации» — он и сам с трудом избавился с по­мощью развода.

Конец жизненного пути Сэмюэля Морлэнда был пе­чальным: он ослеп и в полном одиночестве, мучимый раскаянием в своем предательстве, умер 30 декабря 1695 года.

, Как человек сэр Сэмюэл особых симпатий не вызы­вает—был он слабохарактерен, до болезненного тще­славен, зависим от чуждого мнения и трусоват.- Но ка.к изобретатель он имеет не так уж много равных себе в богатом на изобретательские таланты XVII столетии. Помимо насосов и паровых машин, ему принадлежит авторство сохранившегося до нашего времени рупора-громкоговорителя, устройства для «улавливания, звуков» (прообраза современной слуховой трубки), кабестана для поднятия тяжелых якорей и т. д. Морлэнд занимался математикой, криптографией, фортификацией и выпус­тил около десятка книг по различным вопросам.

Для нас, естественно, особый интерес Морлэнд пред­ставляет как изобретатель первых английских счетных машин. Таких машин было три. Первая из них предна­значалась для решения треугольников и нахождения значений тригонометрических функций. По современной терминологии она может быть отнесена к вычислитель­ным машинам аналогового типа. Со второй машиной —

105

суммирующей — мы уже познакомились ранее. Наконец третья машина представляла собой попытку механиза­ции палочек Непера (рис. 55).

Цифры каждой из 10 палочек Морлэнд расположил по перимет­ру тонкого металлического диска так, чтобы единицы и десятки ока­зались на противоположных концах диаметра. Лицевые стороны 5 круглых дисков представляли собой палочки для цифр от 0 до 4, а их обратные стороны соответствовали палочкам 5, 6,...,9. Эти диски надевались на полукруглые оси, расположенные в верхней части ма­шины. 6-й диск предназначался для извлечения квадратного корня.

Для выполнения операции умножения соответствующие диски снимались с верхних осей и переносились на нижние, рабочие оси (а,..„р). Предположим, необходимо перемножить 1734 и 24. Для этого на 4-х нижних осях (считая с крайней правой) нужно поме­стить диски для «I», «7», «З» и <4». Каждая из нижних осей про­должалась внутри машины небольшой шестеренкой, которая входила в зацепление с зубчатой рейкой LM'. Эта рейка могла перемещаться в продольном направлении с помощью ключа GH, а ее движение отме­чалось стрелкой, которая скользила вдоль шкалы EF. Шаг между зубьями шестеренки равнялся угловому расстоянию между цифрами на дисках.

После установки необходимых дисков на рабочих осях нижняя часть машины закрывалась пластиной PQ, имеющей 7 смотровых окон. Крайние окна позволяют увидеть лишь одну цифру диска, осталь­ные — по две цифры, принадлежащие разным дискам. Ключ пово­рачивают до тех пор, пока стрелка не остановится против цифры множителя (в нашем примере—4) на шкале .EF. Тогда в окнах мы прочтем результат умножения, то есть (4+2), (8+1), (2+1), (6) == 6936. Затем вновь поворачивают ключ, устанавливая стрелку против цифры 2, и получают следующее частное произведение (2 + 1), (4), (6), (8) = 3468. Просуммировав затем частные произведения, получим окончательный результат.

Итак, множительная машина Морлэнда на самом деле лишь упрощала считывание промежуточных резуль­татов: тем не менее современники находили ее «весьма искусной».

^ НОВЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА В СТАРОЙ ИСТОРИИ

18-летний Блез Паскаль изобрел суммирующую ма­шину, чтобы помочь отцу в утомительных вычислениях. Через 245 лет другой 18-летний француз Леон Болле, также движимый сыновьим чувством, изготовил множи­тельную машину, дабы облегчить расчеты отцу, литей­щику, занимавшемуся производством колоколов.

Несмотря на свой юный возраст, Леон был уже опыт­ным изобретателем. детских лет он начал работать в мастерской отца и к 15 годам был автором «водного

106

велосипеда», «плавательной машины» и «лодки со ста­билизирующими поплавками». Свою множительную ма­шину, первую удачную машину подобного рода, Леон Болле представил в 1888 году Парижской академии наук, а в следующем году с большим успехом демон­стрировал ее на парижской Всемирной выставке.

Основная идея Болле состояла в том, чтобы предста­вить палочки Непера цилиндрическими штырями различ­ной высоты, укрепленными в плоской металлической пла­стинке. Отдельные произведения представлялись двумя штырями — один соответствовал единицам, другой де­сяткам. Высота штыря в определенном масштабе равня­лась цифре, стоящей в соответствующем разряде произ­ведения. Пластинка со штырями перемещалась так, что штыри наталкивались на зубчатые рейки и сдвигали их на различную длину в зависимости от высоты штыря. Соответственно на различное число зубьев поворачива­лись колеса счетчика, сцепленные с рейками.

Первым, кого осенила мысль о материальном вопло­щении палочек Непера, был американец Эдмунд Барбур, в 1872 году он взял патент на множительную машину. Однако ни машина Барбура, ни машина другого изобре­тателя—Рамона Вереа (1878) не были работоспособны­ми. Но вряд ли Болле мог знать об этих патентах, поэто­му вся слава первооткрывателя безусловно принадлежит ему.

Идею Болле подхватил и развил немецкий изобрета­тель Отто Штайгер. Он предложил в 1893 году несколь­ко вариантов материального воплощения палочек Непера. Основное отличие его машины состояло в сле­дующем: у Болле каждой цифре множимого соответство­вала пластинка со всеми палочками, у Штайгера — пластина с отдельной палочкой, что было гораздо проще.

9 пластин-палочек, которые Штайгер назвал множительным кон­гломератом, располагались одна над другой и неразрывно соединя­лись между собой (на рис. 56 изображена одна такая пластинка для

числа 8).

Конгломерат может двигаться по трем направлениям. Прежде всего он имеет вертикальное движение (перпендикулярное к плоско­сти), сообщаемое рукояткой МК. Если эту рукоятку установить на цифру 8, то конгломерат, передвигаясь в вертикальном направлении, займет такое положение, что его пластинка 8 окажется в одной плос­кости с зубчатыми рейками Z. Второе движение конгломерата совер­шается в горизонтальном направлении, как указывает стрелка I, и вызывается вращением рукоятки К. Во время полного оборота рукоятки конгломерат делает двукратное движение туда и обратно.

107

При этом зубцы выступов, находящиеся в одной плоскости с рейка­ми Z, сталкиваются с последними и продвигают их вправо на рас­стояние, соответствующее длинам выступов. Третье движение про­исходит также в горизонтальном направлении, но уже снизу вверх, как это показывает стрелка II. Последние два движения согласова­ны между собой: сперва на зубчатые рейки действуют выступы де­сятков, а затем после соответствующего короткого перемещения кон­гломерата в направлении II — выступы единиц.

Движение зубчатых реек передается на счетчик посредством че­тырехгранных осей и передвигаемых по ним зубчатых колес S.

Машину Болле — Штайгера с 1893 года начала вы­пускать в Цюрихе фирма «Ганс Эгли» под фирменной маркой «Миллионер».

Леон Болле вскоре полностью охладел к счетной технике и принялся за конструирование автомобилей. В 1889 году он запатентовал свою первую конструк­цию — трехколесный автомобиль, в котором место шо­фера находилось позади пассажирских мест. За- этой ед машиной последовали другие. В родном Ле-Мане Болле организовал производство автомобилей собственной кон­струкции. В 1890 году он получил орден Почетного ле­гиона за заслуги в автомобилестроении.

Через несколько лет Болле вновь изменил своим при-вязанностям и занялся конструированием самолетов. Но ранняя смерть—Болле умер в 1913 году на 44-м году жизни—не позволила талантливому конструктору осу­ществить свои замыслы в этой области...

Машина «Миллионер» выпускалась в течение 4-х де­сятилетий. В 20-е годы идею Болле использовал в своей пишущей счетной машине американский изобретатель Гопкинс.


Часть III

Пионеры автоматизации-вычислении

В ноябре 1792 года известный английский историк и политиче­ский деятель Эдмунд Берк писал: «Век галантности проходит. Ему на смену приходит век софистов, экономистов и вычислителей; слава Европы исчезнет навсегда...»

«Его величеству случаю» было угодно, чтобы эти слова почти совпали во времени с рождением человека, которому суждено было открыть новую и, пожалуй, самую яркую страницу в истории вычис­лений. Вопреки пессимистическому пророчеству Берка своими заме­чательными работами он утвердил приоритет Европы в изобретении одного из выдающихся технических средств, когда-либо созданных человеком,—универсальной цифровой вычислительной машины.

Имя этого человека — Чарлз Бэббндж. За свою долгую жизнь он сделал немало открытий и изобретений, значительно опередивших его время. И все же «главным делом его жизни», пй словам самого ученого, были вычислительные машины, над созданием которых он работал около 50 лет.

Бэббидж не только попытался усовершенствовать механические вычисления, создав разностную машину, но и дерзнул автоматизиро­вать вычислительный процесс, предложив аналитическую машину — прообраз современных компьютеров.

Примерно через 20 лет после смерти Бэббиджа американцем Германном Холлеритом был сделан следующий шаг на пути к созда­нию автоматических вычислительных машин. Правда» машины Холле-рита (впоследствии счетно-аналитические) предназначались в первую очередь для статистической обработки данных, но в 30-е годы нашего столетия англичанин Л. Дж. Комрн успешно использовал их и для научных вычислений. Этот английский ученый в первой трети XX ве­ка был одним из пионеров использования различных счетных машин для научно-технических расчетов.

^ «ОДИНОЧЕСТВО БЕГУНА НА ДЛИННЫЕ ДИСТАНЦИИ»

Природа научных знаний такова, что малопонят­ные и совершенно бесполезные приобретения сегод­няшнего дня становятся популярной пищей для будущих поколений.

^ Ч. БЭББИДЖ (.1791—1871)

СЧАСТЛИВЫЕ ГОДЫ

Чарлз Бэббидж родился 26 декабря 1791 года в небольшом поместье на берегу моря неподалеку от Городка Тейгмаут в графстве Девоншир. По­местье принадлежало отцу будущего ученого — банкиру -Бенджамену Бэббиджу.

Чарлз рос болезненным ребенком.' Слабое здоровье Чарлза было, вероятно, причиной того, что родители не решились отдать его в школу, и мальчика поначалу учила и воспитывала мать, о которой впоследствии он вспоминал с глубочайшим уважением и благодарностью и к советам которой всегда прибегал в трудные ми­нуты.

Любознательность Чарлза, его стремление проник­нуть в сущность вещей — как умозрительно, так и бук­вально—проявились очень рано. Бэббидж вспоминал:

«Получив новую игрушку, я задавал неизменный во­прос: «Мама, а что находится внутри?» И пока я не по­лучал ответа, я не давал покоя ни игрушке, ни окру­жающим. Если же ответ не соответствовал моим соб­ственным представлениям о данном предмете, я ломал игрушку, чтобы проверить все самому».

.В И лет родители помещают Чарлза в частную шко­лу, которую некий священник содержал в местечке Ал-фингтон в Девоншире. Родители просят не особенно утруждать мальчика занятиями, а обращать побольше внимания на его здоровье. То ли морской воздух Девон-шира пошел на пользу Чарлзу, то ли священник слиш­ком добросовестно выполнил просьбу родителей, но так или иначе мальчик значительно окреп и возмужал.

110

После Алфингтона его отдают в другую частную шко­лу, в Энфилде, предместье Лондона. Школа имела тща­тельно подобранную библиотеку из 300—400 томов. Сре­ди книг был учебник алгебры — «Руководство Уорда для юных математиков». Это руководство сыграло в жиз- -ни Бэббиджа большую роль. Он с таким увлечением за­нимался в школе алгеброй, что позднее, поступив в Кембридж, к великому своему смущению обнаружил, что знает в этой области значительно больше, чем его репе­титор.

Чарлзу исполняется 18 лет, и родители решают, что он должен поступить в университет. Но какой из много­численных колледжей Кембриджа или Оксфорда вы­брать?

Бенджамен Бэббидж обращается за советом к репе­титору одного из кембриджских колледжей, отдыхавше­му неподалеку от девонширского имения Бэббиджей и часто пользовавшемуся их гостеприимством. Ответ сего достойного педагога был весьма лаконичен, но вряд ли мог удовлетворить родителей Чарлза: «Посоветуйте ва­шему сыну покупать вино не в Кембридже». На семейном совете было решено, что Чарлз поступит в самый изве­стный из 16 колледжей Кембриджа—Тринити-колледж, в котором всвое время учился Исаак Барроу, а потом и его ученик Исаак Ньютон.

Для поступления в колледж необходимо было «под­тянуть» классическое образование Чарлза, и он зани­мается некоторое время греческим и латынью. Что ка­сается математики, то увлечение ею продолжается — до поступления в университет Бэббидж самостоятельно прорабатывает несколько монографий и учебников. Сре­ди них «Флюксии» Диттона, «Принципы аналитических вычислений» Вудхауза, «Теория функций» Лагранжа и др. "

1811 год. Чарлз Бэббидж—студент Тринити-коллед-жа. Время учебы в Кембридже — самый счастливый пе­риод его жизни. Остроумный и общительный, он сра­зу же становится душой общества. «Мы собирались у меня по субботам и обсуждали все понятные и непонят­ные вещи»,—писал спустя 50 лет Бэббидж. Иногда дру­зья, дурачась, организуют чудаческие клубы, например Клуб Привидений, члены которого были обязаны соби­рать доказательства в пользу существования «неуспо­коенных душ». Другие развлечения — вист «по малень-

11"1

кой» (ставка — шестипенсовик), шахматы, до которых Чарлз был большой охотник и в которые отлично играл, наконец гребля- и плавание под парусом.

Среди многочисленных друзей Бэббидж выделяет Джорджа Пикока и Гершеля—сына-первооткрывателя планеты Уран. Молодых людей объединяют не только и не столько клубные интересы, вист и шахматы, но и неч­то большее—горячая любовь к математике и желание «приложить все силы к тому, чтобы сделать мир более мудрым...».

Хотя после смерти Ньютона (1727) прошло к тому времени почти 85 лет, английские математики не при­бавили ничего нового к трудам своего великого сооте­чественника. Более того, находясь под сильным влиянием ньютоновских идей, они почти не использовали резуль-' татов своих континентальных коллег. В стране великих математиков Тейлора, Барроу, Ньютона интерес к ма­тематике постепенно падал.

Желая возродить былую славу Англии, Бэббидж, Пи-кок, Гершель и несколько их соучеников образуют в

1812 году Аналитическое общество. Друзья снимают по­мещение для встреч, устраивают дискуссии, обсуждая работы своих континентальных коллег, и даже издают том трудов («Записки Аналитического общества»). По свидетельству современников, Аналитическое общество дало первый толчок возрождению интереса к матема­тике в Англии.

Другим увлечением Бэббиджа в университете была химия. Он посещал лекции профессора Смитсона Тен-нанта, открывшего иридий и осьмий, и вместе с Гер-шелем часто ассистировал профессору. Но в 1815 году после трагической гибели Теннанта Бэббидж забросил химию и полностью переключился на математику.

Математические способности своих друзей Чарлз ста-' вил выше своих, может быть, недооценивая собственные. Он был уверен, что сдаст экзамен хуже, чем Пикон, и уж наверняка хуже, чем Гершель. Не желая быть третьим в Тринити-колледже, Бэббидж переходит в

1813 году в колледж св. Петра, который и заканчивает первым, получив в 1814 году степень бакалавра, а в 1817—степень магистра. Между этими датами происхо­дит еще ряд важных событий в его жизни: в 1815 году он женится и переезжает в Лондон, в 1816 году стано­вится членом Королевского общества, в 1815—1817 го-

1'12

дах публикует три статьи в «Философикэл транзекшнс» по функциональному исчислению.

Бэббидж высоко ценил дружбу с сэром Джоном и своего сына, родившегося в 1815 году, он назвал Бенд-жаменом Гершелем. С Джоном Гершелем Бэббидж вы­полнил ряд совместных научных работ. Хотя в дальней­шем их научные интересы не совпадали, сэр Джон вся­чески помогал создателю первой вычислительной маши­ны и был, пожалуй, единственным человеком, с которым Бэббидж сохранял ровные, дружеские отношения на про­тяжении многих лет.

^ РАЗНОСТНАЯ МАШИНА

Казалось бы, судьба уготовила Чарлзу Бэббиджу жизнь легкую и счастливую: он достиг определенных успехов на научном поприще, был счастлив в семейной жизни, хорошо обеспечен материально. Многочисленным друзьям нравится его остроумие, общительность, широ­кие познания, умение поддержать разговор на самые разнообразные темы. Таким мы видим Бэббиджа в зна­менательном для него 1820 году, когда 28-летний ученый начал активно работать над осуществлением самого вы­дающегося своего изобретения-— вычислительной маши­ны. Идея создания такой машины стала для Бэббиджа манией, которая преследовала его всю оставшуюся часть жизни, предметом его гордости и источником глубочай­ших разочарований.

В автобиографической книге «Страницы жизни фи­лософа» (1864). Бэббидж пишет': «...однажды вечером я сидел в одной из комнат Аналитического общества в Кембридже, подремывая над открытой таблицей лога­рифмов, которая лежала передо мной. Один из членов общества вошел в комнату и, видя, что я почти сплю, воскликнул: «О чем ты мечтаешь, Бэббидж?»—'на что я ответил: «Я думаю,- что все эти таблицы могли бы быть вычислены с помощью машины... Это событие, должно быть, произошло в 1812-м или 1813 году...»

Итак, с 1812 года Чарлз Бэббидж начинает размыш­лять о возможных способах машинного вычисления таб­лиц. Почему именно к таблицам как объекту вычисле­ний обратился Бэббидж?

Он хорошо знал, что всевозможные математические таблицы широко используются в практической деятель-

113

HQCfa землемеров, архитекторов, каменщиков, корабле­строителей, банковских клерков, инженеров и т. д.

Широкое распространение в Европе конца XVIII — начала XIX века получили арифметические, тригономет­рические и логарифмические таблицы; банки и ссудные конторы применяли таблицы процентов, а страховые компании — таблицы .смертности, но совершенно исклю­чительное значение для Англии — свеликой морской дер­жавы» — имели астрономические и навигационные таб­лицы. В 1776 году известный ученый доктор Маскелин, ставший впоследствии королевским астрономом, выпус­тил «Морской календарь» (свод астрономических, нави­гационных и логарифмических таблиц), основанный на наблюдениях астронома Брэдли.

Первое издание календаря готовилось с тщательно­стью, которую не знала еще вычислительная практика тех лет. И тем не менее в нем содержалось множество ошибок — результат недостаточно точных исходных дан­ных, просчетов в вычислениях (а они, естественно, про­изводились вручную) прописок при переписывании. К че­му приводили эти ошибки? Интересный пример мы на­ходим в истории Астрономического общества.

...В начале прошлого столетия после длительной анг­ло-испанской войны наступил, наконец, -долгожданный мир. Однако недавние враги относились друг к другу еще подозрительно, ожидая всяческих подвохов и вспы­шек вражды. В это время английский военный корабль под командованием некого капитана Смита баражировал в Средиземном море. В гости к капитану с визитом веж­ливости приехал его испанский коллега и в память о своем посещении преподнес Смиту серебряный поднос. Смит не остался в долгу и одарил испанца навигацион­ными таблицами, составленными великим физиком Тома­сом Юнгом. Прекрасно изданные и заключенные в ко­жаный переплет таблицы были, однако, совершенно не­верными, поскольку не учитывали високосных годов. Испанский капитан, с благодарностью принявший этого «троянского коня», не знал его истинных «достоинств». Он отплыл... и больше о нем никогда никто не слыхал;

капитан же Смит, используя французские и итальянские таблицы, благополучно добрался домой.

Описывая этот эпизод, английский историк полушут­ливо-полусерьезно классифицирует его как одну из наи­более хитроумных операций королевского флота...

114

«Морской календарь» выходил ежегодно, и каждое издание требовало огромного труда множества вычис­лителей.

Сотни и даже тысячи ошибок содержали самые, по­жалуй, распространенные таблицы — логарифмические. Издатели таблиц вынуждены были содержать специаль­ный штат корректоров, что, впрочем, все равно не спа­сало от ошибок.

Интересный способ организации ручных вычислитель­ных работ, повышающий надежность вычислений, был предложен в конце XVIII века во Франции. Инициато­ром этой работы был математик Гаспар Клэр Франсуа Риш маркиз де Прони (1755—1839).

Прони организовал вычисления как бы по «конвейер­ной системе». Он разбил вычислителей на '3 группы. В первой группе было 5 или 6 математиков (среди них М. Лежандр), которые выбирали наиболее пригодные методы и формулы и составляли схемы расчетов. Во вторую группу вошли 7 или 8 вычислителей, которые по выбранным формулам определяли численные значе­ния функций с шагом 5 или 6 интервалов. В третьей группе было около 90 вычислителей низкой квалифика­ции. Они должны были только уплотнять таблицу, то есть заполнять интервалы между вычисленными на пре­дыдущем этапе значениями. Две группы вычислителей работали параллельно, сверяя полученные результаты.

Бэббидж был высокого мнения о проекте де Прони. Он предложил заменить третью группу вычислителей машиной, чтобы автоматизировать, как он писал, «самые примитивные действия человеческого интеллекта».

Предложенная Бэббиджем машина предназначалась для табулирования многочленов по способу разностей, хорошо известному в численном анализе *. Рассмотрим его на простом примере. Допустим, что требуется вычис­лить таблицу четвертых степеней членов натурального ряда, то есть табулировать функцию N = п4 (п == = 1,2, ...).

Пусть такая таблица уже вычислена — см. колонки (1) — (2). Вычтем из каждого последующего значения предыдущее. Мы получим последовательные значения

• Впервые идея разностной машины была высказана в 1786 году Иоганном Гельфрайхом Мюллером. Но он даже не приступал к ее постройке, и, видимо, Бэббидж ничего не знал о предложении Мюл

лера.

115

первых разностей Д, колонка (3). Проделав ту же опе­рацию с первыми разностями, получим вторые разности А2, колонка (4), третьи Л3, колонка (5) и, наконец, чет­вертые Д4, колонка (6).

Как видно из таблицы, четвертые разности оказы­ваются постоянными: колонка (6) состоит из одного и того же числа 24. И это не случайность, а следствие важной теоремы: если функция есть многочлен п-й сте­пени, то в таблице с постоянным шагом ее п-е разности постоянны.

(1)


'2)


{3)


l4)


,5)


(6)


~ 1


1


15


50


60


24


2


16


65


110


84


.24


3


81


175


194


108


24


4


256


369


302


132


24


5


625


571


434


156


•••


6


1296


1105


580






7


2401


. 1695








8


4096


...









Теперь легко догадаться, что получить требуемую таблицу можно, исходя из первой строки, с помощью сложения.

Например, чтобы продлить составленную таблицу еще на одну строку, нужно выполнить сложения:

156 + 24 = 180, 590 + 180 = 770, 1695+770=2465, 4096+2465 ==6561.

В разностной машине Бэббиджа применялись те же десятичные счетные колеса, что и у Паскаля. Для изображения числа использовались регистры, состоящие из набора таких колес.

Каждой колонке таблицы, кроме (1), содержащей значение аргумента, соответствовал свой регистр; всего в машине их было 7, поскольку предполагалось вычис­лять функции с постоянными шестыми разностями. Ре­гистр состоял из 18 цифровых колес по числу разрядов изображаемого числа и нескольких дополнительных, используемых как счетчик числа оборотов и для других вспомогательных целей.

116

Если все регистры машины хрднят значения, соответ­ствующие последней строке таблицы, то для получения очередного значения функции необходимо последова­тельно выполнить число сложений, равное числу имею­щихся разностей. Бэббидж предложил записывать раз­ности нечетного порядка из предыдущей строки. Тогда половину сложений можно совместить по времени, и весь процесс получения нового значения функции можно уло­жить в два такта. На первом такте образуются новые значения разностей нечетного порядка, то есть к содер­жимому второго, четвертого и последующих регистров (Л', Д3 и т. д.) прибавляется соответственно содержимое третьего, пятого и последующих (Л2, Д4 и т.д.). В тече­ние второго такта получают новое значение функции и одновременно ним следующие значения разностей чет­ных порядков.

Таким образом, независимо от показателя степени многочлена и количества рассматриваемых разностей для получения очередного значения функции оказывает­ся достаточным двойного времени сложения.

Само сложение в разностной машине Бэббиджа также происходит в два этапа. Регистры, содержащие слагае­мые, сдвигаются так, чтобы произошло зацепление зуб­цов счетных колес. Затем колеса одного из регистров вращаются в обратном направлении, пока каждое из них не дойдет до нуля. Этот этап называют фазой сложения. По окончании этого этапа в каждом разряде второго ре­гистра получится сумма цифр данного разряда, но пока еще без учета возможных переносов из разряда в раз­ряд.

Перенос происходит на следующем этапе, который называется фазой переноса и выполняется так. При пе­реходе каждого колеса в фазе сложения от 9 к 0 осво­бождается специальная защелка. В фазе переноса все защелки возвращаются на место специальными рычага­ми, которые одновременно поворачивают-колесо следую­щего, старшего, разряда на один шаг.

Каждый такой поворот может, в свою очередь, вы­звать переход от 9 к 0 и, значит, освобождение защелки, которую снова надо возвратить на место, сделав пере­нос в следующий разряд. Таким образом, возвращение защелок на место должно происходить последовательно, начиная с младшего разряда регистра. Такая система называется сложением с последовательным переносом.

117

Ввиду необходимости последовательного просмотра всех разрядов время на перенос может оказаться значитель­но большим, чем на первую фазу — сложение. В даль­нейшем Бэббидж разработал другую схему переноса, о которой будет идти речь ниже.

Строго постоянными старшими разностями для своей области определения обладают только многочлены. При табулировании логарифмической, тригонометрических и других функций они приближаются многочленами, раз­личными на разных участках. Переходя от одного участ­ка к другому, необходимо вручную изменить значения разностей. Бэббидж предусмотрел такую возможность. Более того, чтобы вычислитель, работающий с машиной, не забыл о необходимости сменить значения разно­стей, машина была снабжена звонком, который звонил после выполнения определенного числа шагов вычисле­ний.

Разностная машина Бэббиджа была снабжена пе­чатающим механизмом, связанным с вычислительной частью машины кулачками, • аналогичными кулачкам механизма боя часов. Результат вычислений передавал­ся группе стальных пуансонов, запечатлевавших его на медной пластинке, причем процессы вычисления и печа­тания совмещались, то есть во время вычислений печа­тался предыдущий результат. Медная пластинка с вы­гравированными на ней результатами в дальнейшем ис­пользовалась для получения нужного числа оттисков.

^ ХРОНИКА «ГЛАВНОГО ДЕЛА ЖИЗНИ» БЭББИДЖА

1819 год.

Бэббидж встречается с известным английским физи­ком Уильямом Волластоном и излагает ему свои план построения разностной машины. Волластон одобряет проект молодого ученого и рекомендует ему начать раз­работку.

1820 год — июнь 1822 год.

Ч. Бэббидж самостоятельно конструирует и изготов­ляет действующую модель разностной машины, которая может табулировать с точностью до восьмого знака функции с постоянными вторыми разностями. Она со­держит 96 зубчатых колес, расположенных на 24 осях.

118

1822 год, 14 июня.

Ч. Бэббидж читает членам Астрономического обще­ства доклад о возможности вычисления таблиц с по­мощью машин. Доклад встречается с энтузиазмом.

1822 год, 3 июля.

Бэббидж публикует открытое письмо президенту Ко­ролевского общества сэру Хэмфри Дэви: «О применении машин для вычисления и печатания математических таб­лиц».

«Я отдаю себе отчет,— пишет Бэббидж,— что мои утверждения, возможно, могут рассматриваться как не­что сверхутопическое и что они вызовут в памяти фило­софов Лапуты, дабы оспорить мои претензии на ориги­нальность. Но если такое и случится, то я надеюсь, что сходство будет найдено в сущности проблем, а не в ме­тодах, с помощью которых они решаются».

Цель письма, по-видимому, содержится в следующих заключающих его строках: «...Буду ли я заниматься в дальнейшем конструированием разностной машины боль-^ших размеров в значительной степени зависит от харак­тера той поддержки, которую мне удастся получить...» И уточняет: «...Я не сомневаюсь в успехе этой работы, однако этот успех не может быть достигнут без очень больших финансовых затрат...»

Копии письма Бэббидж рассылает влиятельным зна­комым, одна копия попадает в казначейство.

^ 1822 год. 6 ноября.

Бэббидж пишет д-ру Брюстеру письмо, которое бы­ло опубликовано затем под названием «О теоретических принципах построения машин для вычисления таблиц» в издаваемом Брюстером «Эдинбургском научном жур­нале». Второй вариант этой статьи в декабре 1822 года появляется в «Записках Астрономического общества».

^ 1823 год, 1 апреля.

Первый лорд казначейства обращается в совет Коро­левского общества с просьбой оценить достоинства и практическую ценность предлагаемой Бэббиджем (в письме к X. Дэви) машины для вычисления таблиц.

1823 год, 1 мая.

Выдержка из официального ответа специального ко­митета Королевского общества на запрос казначейства.

«...Мистер Бэббидж проявил большой талант и изо­бретательность при конструировании своей вычислитель­ной машины. Изобретение мистера Бэббиджа-полностью

119

соответствует целям, которые преследовал изобретатель, и комитет полагает, что мистер Бэббидж несомненно за­служивает общественной поддержки в осуществлении его трудного предприятия...»

Казначейство направило ответ комитета вместе с ко­пией письма к X. Дэви в парламент.-




Скачать 2,64 Mb.
оставить комментарий
страница6/12
Дата26.09.2011
Размер2,64 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх