Учебное пособие в помощь учащимся общеобразовательных школ icon

Учебное пособие в помощь учащимся общеобразовательных школ


Смотрите также:
Пособие предназначено учащимся 11 классов общеобразовательных школ и абитуриентам в помощь при...
Краткий курс Учебное пособие в помощь студентам Составитель Е. В. Яфарова...
Методическое пособие и контрольные задания для учащихся общеобразовательных школ...
Учебное пособие для учителей школ Часть 4...
Учебное пособие для учителей школ Часть 2...
Учебное пособие для студентов вузов и учащихся общеобразовательных школ...
Учебное пособие для учащихся 10 (11) классов «Экология Москвы и устойчивое развитие»...
Пособие вш отформатированное В. Н...
Учебное пособие в помощь студентам, изучающим курс «Бухгалтерский финансовый учет»...
Учебное пособие в помощь студентам, изучающим курс «Аудит»...
Учебное пособие в помощь студентам, изучающим курс «Бухгалтерского управленческого учёта»...
Учебное пособие в помощь студентам, изучающим курс «Теория бухгалтерского учёта» Новосибирск...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

Литература


  1. Мифы древней Волги. Саратов, 1996.

  2. Романов Н.Р. Очерки по истории бурлачества в XVIII веке и первой половине XIX века // Записки ЧНИИ. Выпуск II. Чебоксары, 1949.

  3. Салимов И.Х. Среднее Поволжье. М., 1994.
^
Тема 11. АЛАТЫРЬ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

(КОНЕЦ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ)

Алатырь конца XIX века – крупный торговый и промышленный центр Присурья, третий по значению город Симбирской губернии после Симбирска и Сызрани. Быстро росло население города: в 1897 г. проживало 12209 человек, а в 1913 г. уже 25993. Приток населения был связан, в первую очередь, с развитием промышленности. В начале XX века предприятия возникали один за другим: 7 лесопильных заводов, 2 паровые мельницы, 2 типографии, казенный винный склад, который по обороту продажи вина был самым крупным в Симбирской губернии. Размеренную жизнь города нарушила и дала мощный толчок его развитию железная дорога.

^ Строительство железной дороги. В 1891 г. возник проект соединения железнодорожным путем Москвы с Казанью через Рязань. Строительство и эксплуатация железной дороги были переданы акционерному обществу, во главе которого стоял крупный капиталист фон Мекк. Железнодорожная линия была построена за короткий срок и обошлась по оценке того времени «весьма дешево – всего 32 тыс. руб. с версты». Пропускная способность дороги была рассчитана на две пары пассажирских или товарно-пассажирских и столько же пар товарных поездов в сутки.

Открылось пассажирское и товарное движение на участке Сасово – Свияжск Московско-Казанской железной дороги длиною 578 верст 22 декабря 1893 года. Посмотреть на необычную диковинку, когда паровоз (в народе он назывался «кукушкой») тащил зеленые вагоны по рельсам, собирался весь город от мала до велика. Стариков вели под руки, иных привозили на лошадях.

^ Железнодорожные мастерские. Железнодорожные мастерские и депо станции Алатырь вступили в действие в 1893 г. Первоначально они состояли из четырех цехов: сборочного, механического, кузнечного и вагонного. Каждый цех имел отдельный корпус, а сборочный – три корпуса, позволяющих одновременно ремонтировать 18 паровозов. В мастерских насчитывалось до 500 рабочих и два мастера. Первым начальником был Б.П. Багушевский, окончивший институт инженеров путей сообщения.

В течение года производился капитальный и текущий ремонт 45 паровозов и, кроме того, осматривалось до 700 вагонов.

Условия труда были не легкими. Почти все работы выполнялись вручную. Тяжелые детали паровозов из цеха в цех переносились под «Дубинушку». Полное отсутствие охраны труда приводило к частым травмам, несчастным случаям. Рабочий-ветеран вспоминал о работе котельщика и его помощника: «Заклепки делались с помощью кувалды. Подручный котельщика сидел внутри котла и, наваливаясь грудью, придерживал оттуда заклепку, на которую снаружи падали грозные удары кувалды… Через год-два подручные теряли слух». Труд чернорабочих оценивался в 75 копеек, слесарей – 1 руб., квалифицированных мастеров до 1 руб. 50 коп. в день. Цены в начале XX в. были следующие: ржаной хлеб стоил 2,5 коп. за фунт, белый – 5,5 коп.; крупа гречневая – 1 руб. 40 коп. за пуд, пшенная – 1 руб. 80 коп. за пуд.

Труднее всех было ученикам. Старый кадровый рабочий завода П. Ренов вспоминал: «Так уж положено было, что ученики больше бегали за кипятком, за водкой, чем овладевали специальностью. Чтоб умилостивить слесарей, мастера, нам приходилось деньги докладывать свои, и это при заработке 25 копеек в день».

Труд мужчины оставался основным источником содержания семьи, а семьи в большинстве были многодетными. На плечах самих работающих целиком лежала необходимость содержать или нанимать жилье, покупать и ремонтировать необходимый производственный инвентарь, запасаться топливом на холодное время года и т.д. Рабочие, выйдя из трудоспособного возраста, становились иждивенцами своих детей или просили призрения у сословных общин и благотворительных организаций. Подспорьем рабочим служили огороды.

Недовольство и возмущение рабочих, вызванное непомерными штрафами, постоянными сверхурочными работами, каторжным режимом в мастерских, прорвалась после расстрела мирной демонстрации петербургских рабочих 9 января 1905 г.

4 февраля, в знак протеста против расстрела, телеграфисты станции Алатырь присоединились к общей забастовке железнодорожных служащих страны. 9 февраля забастовали рабочие железнодорожных мастерских, депо и лесопильного завода. Выборные от рабочих слесари Павел Мошкин, Иван Касаткин и токарь Федор Розенберг предъявили администрации свои требования (за основу были взяты требования рабочих Путиловского завода). Рабочие требовали установления 8-часового рабочего дня, увеличение окладов каждому мастеровому, отмены сверхурочных работ и штрафов, постройки при мастерских больницы, открытия начальной ремесленной школы и др. Выступление железнодорожных рабочих в масштабе страны вынудило правительство пойти на уступки. Администрация дороги сообщила о введении с 14 февраля 9-часового рабочего дня, пособий на крещение детей и похороны, а также о начислении «за дни болезни полной поденной платы». 15 февраля рабочие вышли на работу.

В начале июля началась новая забастовка. Выборные от рабочих оформили свои требования к администрации: прекратить вычеты из зарплаты на военные нужды, ввести расценки на сдельные работы и увеличить их на 50% в сверхурочное время. Рабочим пригрозили локаутом. 11 июля администрация уволила 525 человек. Но ни один не явился за расчетом. Каждый день рабочие собирались на митинги. По ночам в городе расклеивались прокламации. 29 июля не добившись каких-либо результатов, бастующие вернулись на рабочие места. Более 60 человек не были приняты на работу, в том числе и все выборные депутаты. 43 рабочих насильственно отправили в армию.

8 декабря 1905 г. в Алатыре были получены известия о революционных событиях в Москве, и на другой же день 700 рабочих ж/д мастерских и депо прекратили работу. В течение недели не пропускались поезда через станцию Алатырь. В Алатыре задержались 3 вагона с ружьями, предназначенные к доставке в Казань. Жандармы опасались, как бы рабочие не захватили в свои руки эти вагоны. Однако этого не случилось.

С начала 1906 г. началась активная борьба с рабочим движением. Для этого широко использовались войска. Например, осенью 1906 г. в Алатыре насчитывалось 500 солдат с пулеметами. Резко увеличилось число полицейской стражи. В Алатырском уезде их число дошло до 200. Преследовались активные участники забастовок, арестовывались и высылались ненадежные лица. Выступления рабочих сошли на нет.

Отходничество. Отходничество – временный уход крестьян из деревень в поисках заработка, являлось следствием зарождения и развития в России капиталистических отношений.

В 1895 – 96 гг. отходников по 15 волостям Алатырского уезда насчитывалось 11 090 человек. Плотничеством, выполнением каменных работ на стороне занималось и 53 жителя Алатыря.

Большинство отходников нанимались на сезонные сельскохозяйственные работы («земледельческий отход»), часть шла в города и промышленные поселки («неземледельческий отход»). Крестьяне сел Явлей, Кладбищ организовывали артели и нанимались землекопами на золотых приисках Сибири, где работали весь год. Крестьяне Астрадамовской волости занимались бондарничеством, делали колеса, гнули полозья, валяли сапоги, выделывали овчины и расходились по всем поволжским губерниям. Крестьяне Алатырской волости, занимавшиеся крючничеством и выработкой плетюх на телеги уходили в Ростов-на-Дону, на хутор Калач. Отходники Кладбищенской волости делали тарантасы, сани; Кувакинской – ткали кули и рогожи; Мишуковской – оконные рамы и выполняли другие плотничьи работы.

В 1911 г. отходников из 7 волостей Алатырского уезда (ныне входящих в состав Чувашской Республики) было 5583.

^ Первая мировая война. Начавшаяся 19 июля (1 августа) 1914 г. война резко изменила жизнь города. Армии требовалось не только оружие и боеприпасы, но и огромное количество обмундирования, обуви и другого имущества, которое и стало изготавливаться в городе и уезде. С августа 1914 г. по май 1916 г. в Алатыре и окрестных селениях для интендантского ведомства было сшито 61527 пар сапог, 347354 шинели, 472180 рубах и другого имущества. В Буинско-Алатырском лесничестве велась заготовка березовых ложевых болванок и брусков (на ствольные и дульные накладки винтовок) для Тульского оружейного завода.

4 сентября 1915 г. при Алатырской городской управе был учрежден ВПК (военно-промышленный комитет), в компетенцию которого входило «содействие снабжению армии и флота всеми необходимыми предметами снаряжения и довольствия». При его посредничестве, в 1915 – 1916 гг. артели кустарей и учебно-ремесленная мастерская Алатырского уезда изготовили десятки тысяч снарядных ящиков, соломенных матов, деревянных лопат и т.п.

Местные предприниматели отказывались работать для армии. Уездный исправник докладывал симбирскому губернатору, что «чувство к наживе… оказалось сильнее чувства долга перед Родиной» у алатырских купцов.

Призывы в армию, реквизиция лошадей для нужд военного времени, сокращение посевных площадей, упадок валового сбора зерна, разруха на транспорте обострили продовольственный вопрос. Хлеба требовалось все больше, т.к. население города постоянно росло. В Алатыре к 1 октября 1915 г. к 31332 местным горожанам прибавилось 1279 военнопленных и военнообязанных, 230 беженцев, 159 раненых воинов, 7162 нижних чина в воинских частях.

Рост цен, спекуляция, падение покупательной способности рубля – характерные приметы времени. Сделалось поговоркой выражение: «нынче сто рублей не деньги». Попытки нормировать потребление провалилось. К концу 1916 г. и по карточкам нельзя было достать муку, сахар. В январе 1917 г. алатырский городской голова сообщал в Симбирск о «совершенном отсутствии в городе ржаной муки». Даже в воинских частях ощущалась острая нехватка продовольствия. Командир одного из батальонов, расквартированного в городе, с возмущением писал в Алатырское уездное земство: «Кормить по закону хлебом я обязан, давать же вместо хлеба читать (ваши) циркуляры я не имею права».

Среди населения города росло недовольство. Положение на фронтах было лучшей агитацией против существующего строя. Агент алатырской полиции доносил: «Эшелоны с ранеными, проходящие через станцию на Восток, революционизируют местное население».

^ Документ. – Выдержки из фронтовых писем, отправленных

в Алатырь

…Война надоела очень даже всем и каждому солдату потому, что она без пользы для нас – всех крестьян. Хотя мы и выиграем, все гни спину за налоги; и не выиграем – больше гнись мужичок. Как ни кинь, все одно и то же…

… Теперь весь народ, и мы, должны ликвидировать грехи тех, кто не мог оправдать доверия страны…

… А только может быть мир тогда, ежели сами солдаты сделают, и или же в России будут в заводах забастовки, когда будет, тогда может мир быть. Но так не дождешься, ежели не забастуют.


^ Вопросы и задания


- какие отрасли промышленности развивались в Алатыре на рубеже веков? С чем это было связано?

- как изменилась жизнь горожан после завершения строительства железной дороги?

- за что и как боролись алатырские рабочие в 1905 г.?

- кто такие отходники?

- каким было положение населения города в годы Первой мировой войны?

- какой была культурная жизнь города в начале XX в.?
Литература




  1. Алатырский район – прошлое и настоящее. Алатырь, 1997.

  2. Данилов В.Д., Данилова А.П. Индустриальный первенец Чувашии: история Алатырского механического завода. Алатырь, 1993.

  3. Кузнецов И.Д. За что и как боролись алатырские рабочие в 1905 году // Очерки по истории и историографии Чувашии. Чебоксары, 1960.

  4. Николаев Г.А. Продовольственное положение Чувашии в годы первой мировой войны (1914 – февраль 1917 г.) // Вопросы истории Чувашии периода капитализма. Чебоксары, 1986.

  5. Об Алатыре и алатырцах. Чебоксары, 2002.



^




Тема 12. КУЛЬТУРА АЛАТЫРЯ



Не бездарна та природа,

Не погиб еще тот край,

Что выводит из народа

Столько славных, то и знай…

Н.А. Некрасов.


^ 1. Наука. Образование. Здравоохранение.

Наука. Алатырь – родина выдающихся ученых. Это доктора медицинских наук Г.А. Свияженинов, И.А. Пигалева, Г.И. Сурова, профессора Московского университета В.П. Егоршин, Б.М. Житков, видный советский географ А.А. Половинкин, металлург Б.Ф. Пылаев, химик В.Г. Кузнецов, математик С.Г. Нужин и многие другие.

Гордостью и славой алатырцев является А.Н. Крылов. Будущий «адмирал корабельной науки» родился 3 августа 1863 года в сельце Висяга Алатырского уезда Симбирской губернии (ныне село Крылово Порецкого района). Детские годы Алеша провел в Висяге и городе Алатырь. В 1878 году Алексей Крылов, отлично выдержав вступительные экзамены, поступает в Петербургское морское училище. Учился он блестяще, пользовался большим авторитетом как у товарищей, так и у преподавателей. В 1884 году на выпускных экзаменах он буквально поразил экзаменаторов исключительными знаниями.

В 1890 году Алексей успешно заканчивает кораблестроительное отделение Морской академии. И снова его имя, как и после окончания Морского училища, заносят золотыми буквами на мраморную Доску почета. По окончании академии А.Н. Крылов был оставлен там для научной и педагогической работы. Всю оставшуюся жизнь А.Н. Крылов занимался теорией корабля, став одним из самых авторитетных кораблестроителей в мире. В 1898 г. за выдающиеся научные заслуги он был удостоен редкостного отличия – Золотой медали Английского общества корабельных инженеров (за все время существования общества ее присуждали лишь шесть раз).

В 1908 г. он назначается председателем Морского технического комитета и возглавляет кораблестроение всей России. В 1916 г. А.Н. Крылов был избран действительным членом Академии наук по кафедре математической физики.

После 1917 г. Алексей Николаевич был назначен начальником Морской академии. В 1943 г. ему было присвоено звание Героя Социалистического труда.

Главным в жизни А.Н. Крылова, «сердцевиной его души», было «любимое морское дело». Но широта его творческих интересов просто поражает: крупнейший математик, физик, механик, астроном; новатор в педагогике и истории науки; автор поистине блистательной книги «Мои воспоминания», на страницах которой оживают давно прошедшие времена, быт, нравы и множество людей – целая эпоха. Живо, сочно, подробно и с каким-то особенно теплым чувством в ней рассказывается о детстве, проведенном в «родных алатырских краях», одна за другой повествуются замечательные истории о многочисленных родных и знакомых, которые здесь когда-то жили, о деревенских ребятишках, с которыми дружил, о рыбной ловле в речке Висяге, об охоте в Семеновской степи, о путешествиях по Суре и Волге.

26 октября 1945 г. на 83-м году жизни А.Н. Крылов скончался. Похоронили его на Волковом кладбище, в некрополе выдающихся деятелей русской культуры, рядом с И.П. Павловым и Д.И. Менделеевым.

Интересны родственные связи Крыловых с людьми составлявшими славу и гордость русской науки. Дед А.Н. Крылова Александр Алексеевич был женат на Марии Михайловне Филатовой. По линии бабушки семья тесно связана с фамилией Филатовых. Только в одном поколении этой семьи три известных врача: профессор Московского университета, основоположник педиатрии в России Нил Федорович, его брат – хирург Симбирской губернской больницы Петр Федорович и другой брат – главный врач Московско-Казанской железной дороги Федор Федорович. Сын Петра Федоровича – выдающийся советский окулист, академик Владимир Петрович Филатов (1875 – 1956).

Сын А.А. Крылова и М.М. Филатовой Николай, пошел по стопам отца. В 1850 г. окончил Первый кадетский корпус в Петербурге и получил звание прапорщика артиллерии. Участвовал в Крымской войне. Выйдя в отставку поселился в сельце Висяге и женился на Софье Викторовне Ляпуновой. По ее линии Крыловы были тесно связаны с семьями Ляпуновых и Сеченовых. Их родовая усадьба находилась в 25 верстах от Висяги в селе Теплый Стан (ныне Сеченово). Летом сюда приезжали погостить все родственники, в том числе и великий русский физиолог И.М. Сеченов. Пользовавшийся огромной популярностью среди молодежи России, он оказывал большое влияние и на Филатовых, и на молодых братьев Ляпуновых. Впоследствии все они стали знамениты: Александр как выдающийся математик, Сергей как композитор, Борис как филолог. Свойственниками Крыловых были знаменитые сестры Фигнер, которые часто бывали в их доме вместе со своими друзьями.

В 1891 г. А.Н. Крылов женился на Е.Д. Драницыной. Их дочь Анна Алексеевна вышла замуж за Петра Леонидовича Капицу, выдающегося советского физика, лауреата Нобелевской премии. Ученую деятельность продолжают их дети, известные в нашей стране ученые.

Образование. В XVI – XVII вв. обучение велось на дому. В 1722 г. было открыто первое русское училище («русская школа»). Главным учебником был Букварь, неоднократно переиздававшийся Печатным двором еще в XVII веке. Кроме азбуки, грамматических правил и правил поведения буквари содержали прописи, статьи по вероучению, краткие словари. Пение было непременным предметом в начальной школе: без знакомства с «мусикией» человек не считался грамотным.

Кроме того, близ Троицкого монастыря имелся «каменный дом, в коем помещается духовное правление и школа для обучения церковнических детей собственным иждивением родителей российской грамоте, латинскому языку и протчим богословическим наукам».

28 июля 1787 г. было открыто малое народное училище. В 1816 г. оно было преобразовано в уездное, а через год в трехклассное городское.

25 января 1835 г. Николай I подписал указ о переводе всех государственных крестьян Симбирской губернии со всеми угодьями в удельное ведомство, которое занималось и обучением крестьянских детей.

Уже к 1857 г. в Алатырском удельном имении насчитывалось 14 сельских училищ, в т.ч. и в городе, где обучались мальчики от 8 до 12 лет в течение 2-х лет. Их учили грамоте, закону божьему и первым четырем правилам арифметики. В Алатыре размещалось и хозяйственное женское училище на 20 девочек, учрежденное в 1854 г. Но уже в 1859 г. в нем было 36 воспитанниц из русских и мордвы. Срок обучения был 5 лет. Их учили: «1. Закону божьему. 2. Чтению и счету. 3. Огородничеству, умению сберегать овощи впрок и делать из них разные приготовления. 4. Уходу за скотом и птицею и приготовлению молочных скопов. 5. Сбережению впрок съестных припасов. 6. Приготовлению простых и употребительных между крестьянами кушаньев. 7. Обрабатыванию льна, пеньки и шерсти и из них пряжи, ниток; тканью полотна, крестьянского сукна; вязанью чулок, варег и пр. 8. Красить нитки дешевым крестьянским способом. 9. Кроить и шить крестьянскую одежду и башмаки». Программа составлялась таким образом, «чтобы крестьянские дочери учились работать, а классные занятия лишь придаточное».

Быстро растет число учебных заведений после реформ 60-х гг. XIX века. К концу века в Алатыре можно было получить образование в трехклассном городском, трех начальных городских и волостном начальном училищах. Кроме того, действовало уездное духовное училище, церковно-приходская школа при Казанской церкви. В 1908 г. открылось епархиальное женское училище, готовившее учительниц для церковно-приходских школ.

В 1911 году в Алатыре и Алатырском посаде действовали 11 начальных училищ, в том числе одно приходское двухклассное, 8 одноклассных городских начальных и два церковно-приходских. В них занимались 1137 детей, из которых 40% - девочки. В двухклассном училище обучались 177 мальчиков. Церковно-приходские училища предназначались для девочек, в них занимались 79 человек.

В 1818 г. в Казанской епархии была образована Казанская духовная семинария и при ней четыре низших духовных училища: в Казани, Чебоксарах, Симбирске, Алатыре. Первым ректором (имевший степень магистра назывался ректором, не имевший – смотрителем) в Алатыре стал протоирей Миловский.

В училище был приготовительный класс и четыре штатных. Программа была сложной. Преподавались: Закон Божий, Священная история, Катехизис, Церковный устав, русский язык, славянский язык, греческий язык, латинский язык, арифметика, география, пение, отечественная история и природоведение.

В городе работали и два привилегированных учебных заведения. Это мужская и женская прогимназии, которые выпускали учителей для низших народных училищ. В них приглашались преподаватели в основном с высшим или средним образованием. Например, из 8 преподавателей мужской прогимназии двое окончили Петербургский историко-филологический институт, 2 – Казанский университет, 1 – Симбирскую духовную семинарию, остальные – полный или неполный курсы гимназий. Мужская прогимназия, открытая в 1876 г., просуществовала до 1897 г. и «за малым количеством учеников» была упразднена.

Счастливее была судьба женского образования, которое всемерно поддерживалось городскими властями, купцами и мещанами. В 1860 г. было открыто женское училище 2-го разряда. Первоначально оно состояло из приготовительного класса и трех нормальных. В 1863 г. в приготовительном классе было 12 учениц, в первом классе – 11, во втором – 2, в третьем – 1. Штат училища состоял из попечительницы, начальницы, двух надзирательниц, законоучителя.

В 1870 г. училище преобразовали в женскую прогимназию с пособием от государственной казны в 500 рублей. Преподавались Закон Божий, русский язык и словесность, арифметика, история и география, живые языки – французский и немецкий. Кроме того, воспитательницы занимались рисованием и рукоделием. В 1880 г. пожар уничтожил здание прогимназии и ей было бесплатно предоставлено здание городского общества, в котором ранее располагалось приходское училище. В 1881 г. в прогимназии было 95 учениц и 7 служащих.

В 1908/09 учебном году учебное заведение получило статус семиклассной гимназии. В 1911 году плата за обучение в 1-4 классах составляла 20 руб., в 5-7 классах – по 30 руб., по необязательным предметам в 1-4 классах - по 10 руб., в 5-7 классах – по 14 руб.

В 1915 г. гимназия состояла из семи «нормальных классов и одного дополнительного педагогического» и приготовительного с тремя отделениями. Всего было 339 учениц и 25 служащих. В 1918 г. Алатырская женская гимназия была закрыта.

В 1902 г. открылось реальное училище. Первоначально оно являлось частным учебным заведением В.Н. Микешина, а в 1907 г. было передано в ведение города. В 1910 г. стало государственным. Его окончание давало право поступать в высшие технические учебные заведения. В 1909-1911 гг., когда директором был С.А. Керенский (двоюродный брат главы Временного правительства А.Ф. Керенского), были введены дополнительные предметы, изучение которых позволяло учащимся поступать и в университеты. Взносы за учебу брались в размере 60 руб. в год.

В 1917 г. в училище обучалось 288 человек и работало 19 преподавателей. Кроме изучения основных предметов, учащиеся занимались музыкой, обучались военному строю и специальной гимнастике. Для «правильного воспитания подрастающего поколения в духе истинного патриотизма» в училище была сформирована потешная рота.

В 1918 г. реальное училище было закрыто.

Здравоохранение. Здравоохранение развивалось не так быстро как образование. Первая больница на 15 коек открылась в 1820 г. Тогда же появилась и аптека. Врачебная помощь в открытой больнице была поставлена на таком низком уровне, что в нее обращались лишь в случае крайней необходимости. Люди, имевшие средства для платы за лечение, предпочитали вызывать врача на дом и лечиться в домашних условиях.

Сначала городская больница размещалась в двух деревянных зданиях, арендованных местной властью. В середине 50-х годов началось строительство собственного здания для больницы, которое завершилось в 1860 г. В марте 1866 г. больница была передана земству. С момента ее передачи и до 1878 г. она размещалась в трех больших домах и имела 46 коек. Когда в 1880 г. построили под лечебницу новые здания, количество коек было доведено до 50. Оно не изменилось до первой мировой войны.

Врачи считались казенными чиновниками и подчинялись медицинскому департаменту. Жалование уездного врача составляло 300 руб., уездного лекаря – 140 руб., лекарского помощника или подлекаря-фельдшера – 60 руб. в год.

В 1901 г. открыта инфекционная больница (бараки для заразных больных), а в 1910 г. больница при железнодорожных мастерских.

^ Физическое воспитание. На всем протяжении истории горожане уделяли внимание выработке физической силы, выносливости, смелости, ловкости, быстроты, сноровки.

Дети, молодежь и взрослые играли в городки, в лапту, качались на качелях, катались на санках, в колясках, на лыжах, купались и плавали в Суре. Традиционными были такие развлечения как взятие снежного городка, кулачные бои.

В начале ХХ века получает развитие гиревой спорт, что было связано с широкой популярностью земляка алатырцев первого чемпиона мира Ивана Заикина.

В 1912 г. на работу в Алатырь приехали братья Мухины, которые организовали футбольную команду. Тогда же состоялась и первая товарищеская встреча между командами «Вега» (капитан В. Мухин) и «Спорт» (капитан Н. Сазыкин). В 1913 году был создан спортивный кружок, а через год, на его базе, спортивное общество «Стрела». В прошении на имя губернатора об открытии общества писалось: «…наш кружок состоящий приблизительно человек из 30, задался целью учредить в Алатыре спортивное общество, главной идеей которого будет привлечение большого числа спортсменов среди алатырской молодежи. На первое время общество будет иметь ввиду занятия спортом из следующих видов: футбол, метание диска и копья, гимнастика «Сокол», катание на коньках и лыжах, прыжки на шестах, через барьеры и на расстояние, развитие тела по Мюллеру и т.д.»

В годы Первой мировой войны главное внимание уделялось организации военной и физической подготовки допризывной молодежи. Для этого был создан военно-спортивный комитет. Зимой проводились испытания по лыжному спорту и военному делу, а летом – по плаванию, гимнастике, легкой атлетике, военному строю.


^ 2. Живопись. Скульптура. Архитектура.

Живопись. Скульптура. Первоначально в Алатыре развивалась только иконопись. В конце XIX – начале XX вв. появляются профессиональные художники. Патриархом алатырских живописцев стал Н.А. Каменьщиков. Родился он в Симбирске, в семье чиновника Удельной конторы 23 ноября 1880 г. В 1900 г. его, как окончившего 1-ый курс художественной школы в Казани, допустили к исполнению должности учителя рисования, черчения и чистописания в Алатырском трехклассном училище. С тех пор вся его жизнь связана с нашим городом.

Уроженцем Алатырского края был выдающийся коллекционер произведений живописи, действительный член Академии художеств, много сделавший для поддержки русских художников, Иван Евменьевич Цветков. Родился он в 1845 г. в семье сельского священника, в селе Астрадамовка. В 11 лет был отдан в Алатырское духовное училище. Затем продолжил учебу в Симбирской духовной семинарии. Окончив в 1873 г. Московский университет, он поступает на службу в Московский земельный банк, с которым связывает всю свою жизнь. И.Е. Цветков собрал крупнейшую коллекцию картин русских художников. В начале XX века в Москве по проекту В. Васнецова построено специальное здание для его собрания картин (Цветковская галерея), а в 1909 г. он завещал коллекцию и здание Москве. В коллекции было 410 живописных картин, 1373 графических произведений, 36 скульптур, в т.ч. 60 картин Репина, 41 – Тропинина, 38 – Брюллова, 30 – Сурикова, 28 – Васнецова и др. В 1926 г. собрание вошло в состав Государственной Третьяковской галереи.

С Алатырем связана жизнь скульптора с мировым именем – С. Эрьзи.

С.Д. Нефедов-Эрьзя родился в 1876 г. в селе Баеве Алатырского уезда Симбирской губернии в бедной крестьянской семье. После учебы в церковно-приходской школе последовало обучение столярному мастерству и ремеслу стекольщика, иконописи в Алатыре и Казани. Однажды на ярмарке в Нижнем Новгороде Эрьзя увидел картины Врубеля, которые его потрясли. После этого Степан решил икон больше не писать.

В 1902 г. он поступает в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Его учителями были крупнейшие художники своего времени: С.В. Иванов, К.А. Коровин, В.А. Серов и др. В 1906 г. молодой художник отправляется для пополнения своего художественного образования в Италию. Здесь он создал скульптуры: «Последняя ночь» - трагический и вместе с тем полный героизма образ осужденного перед казнью, «Расстрел», «Сеятель», «Косец», «Тоска», «Поп» и др. Первая его выставка в Милане показала искушенной европейской публике на появление художника с яркой творческой индивидуальностью, с редкой способностью убедительно передавать мир человека.

Слава художника подтолкнула Алатырскую думу принять в 1914 г. решение о постройке музея Эрьзи на родине. Окрыленный предложением земляков С.Д. Нефедов спешит в Россию. Но в Алатырь он не попал. В Москве его ждал холодный прием и художник вынужден уехать на Урал. В 1921-26 гг. он работал в Новороссийске, Батуми, Баку. К числу лучших работ этого периода относится статуя «Ева». В пропорциях «Евы» есть что-то языческое, напоминающее древних каменных баб-идолов. «Ева» – воплощение народного, крестьянского идеала красоты. Это и женщина-труженица, и богиня плодородия, и прародительница-мать, давшая жизнь всему роду человеческому.

В 1927 г. Эрьзя переезжает в Аргентину, где работает с твердыми породами дерева: «квебрахо» и «альгарробо», что в переводе означает «руби топор» и «сожги топор». Он показывает уникальную способность использовать эффекты естественной фактуры, природные формы дерева. Здесь из-под резца скульптора вышли такие шедевры как «Моисей», «Сфинкс», «Сократ», «Микеланджело» и др.

Проживая в Аргентине, С.Д. Эрьзя оставался советским гражданином. В 1950 г. он вернулся на Родину и привез большую коллекцию своих произведений.

Перед смертью (умер С.Д. Эрьзя в 1959 г.) он с грустью вспоминал: «Когда-то земляки обещали мне открыть музей в городе Алатыре… Где там… Кишка оказалась тонка… Мечтаю, давно мечтаю: вот когда-нибудь все это отвезут на родину – землякам, в мордву, в Алатырь…».

Архитектура. Градообразующую и планообразующую роль играла крепость. Улицы ориентировались с севера на юг вдоль берега Суры, а также с запада на восток.

Улицы города, писал в 1763 г. А.И. Свечин «уские, кривые и грязные».

В XVIII-XIX вв. в Алатыре частных каменных жилых зданий практически не было. Деревянный город часто горел. Известны пожары 1731, 1741, 1754 гг. В 1775 г. «учинился великий пожар», «от чего многие в совершенное оскудение пришли». Случались пожары и в XIX в. Крупнейшие пожары 1905-1906 гг. опустошили значительную часть города.

В Алатыре сохранились традиционные методы строительства, которые передавались из поколения в поколение, а среди построек преобладала рубленая изба. Практически каждый был дружен с топором и за лето без посторонней помощи мог поставить сруб будущей избы, сложенной из венцов.

Четыре бревна, уложенные горизонтально в квадрат или прямоугольник и по углам связанные врубками, образуют венец. Венец укладывается на венец – вырастает сруб. Избы обычно рубили «в обло», т.е. с выпуском концов бревен за пределы плоскости стены, концы бревен при этом оставались круглыми. «Облый» значит «круглый». Этот вид связи называли еще рубкой «в чашу», т.к. в каждом вырубалась чаша - улубление, в которое укладывалось бревно следующего венца. Если концы бревен стесаны, то говорили, что постройка рублена «в лапу».

Крыша у изб двускатная. Два фронтона из рубленных бревен продолжают стены, сужаясь кверху треугольниками. Бревна этих треугольников называют самцами. Самцовые фронтоны соединяются длинными бревнами, слегами, которые образуют скаты крыши. По всей длине крыши в слеги с интервалами в метр-полтора врубают деревянные крюки из молодых елей - курицы. На эти крюки укладывают желоба – потоки. Они служат для отведения воды и для поддержания теса, которым покрывают скаты крыши. Стык тесин по верху закрепляют бревном с пазом в нижней части. Его насаживают сверху на тесины так, что они не шелохнутся. Такое бревно называют охлупнем, шеломом или коньковой слегой. На фасадной стороне дома прорубали окна.

Вдоль дома устраивался длинный коридор или сени, заканчивающийся крыльцом, выходящим на улицу.

Для утепления дома снаружи делаются завалины.

Жилой дом и надворные постройки располагались рядом, параллельно друг другу. На задней части усадьбы («задах») располагались огород, сад, баня.

Дворы огораживались высоким сплошным тесовым забором, в котором делались въезжие, одностворчатые ворота и калитка.

Изба представляла собой одну большую комнату, значительную часть которой занимала русская печь. Небольшое пространство между печью и окном отделялось дощатой переборкой. Это своеобразная кухня, или бабий кут. Здесь на залавке (нечто среднее между кухонным столом и лавкой), хозяйка готовила пищу. Перед печью – горшки, помело, ухват, лопата, которой сажали в печь хлеб для выпечки. Каждая семья выпекала для себя хлеб самостоятельно. Отношение к нему было благоговейное и бережное. Резал каравай самый уважаемый член семьи. Резал стоя, ломти отрезал старательно, чтобы ни одна крошка не упала. Уронивши кусок, следовало его тут же поднять и поцеловать. Нельзя было сказать о хлебе худое слово.

При небольших размерах изба всегда оставалась просторной. Стол, лавка, полки да полати – вот все убранство. Размещались они так, что не загромождали помещения. У окна, поближе к свету, стояла прялка, а рядом подвешивалась к потолку колыбель – зыбка. Прядет женщина пряжу и покачивает время от времени зыбку, дитя и не плачет. Жилище должно было быть не только прочным, теплым, удобным, но еще и красивым. Поэтому дом старались украсить резьбой.

Резные украшения наносились лишь на лицевую сторону дома. Резьбой обычно покрывались причелены, подкрылки, поле фронтона, карниз, наличники, ставни, крыльцо. На протяжении XIX в. использовалась глухая барельефная резьба. Характерным являлся растительный орнамент. Глубина резьбы колебалась от 1 до 5-6 см, поэтому от резчика требовалось большое мастерство и художественный вкус. С конца XIX - начала XX в. на смену глухой приходит пропильная резьба и точеные украшения.

Алатырь является средоточием выдающихся образцов гражданской и промышленной архитектуры конца XIX - начала XX вв. и церковного зодчества XVIII - XIX вв. Все они расположены на особых и неповторимых улицах города, а их по плану 1877 г. насчитывалось 16.

Центральными считались идущие от Венца, т.е. Старобазарной площади. Это Троицкая, Московская, Симбирская (ул. Ленина), Стрелецкая, Казанская (ул. Кирова). Поперек этих улиц от мужского монастыря до реки Суры шла улица Поперечная (Октябрьская). Причем каждый квартал имел свое название. От монастыря до улицы Московской - Поперечная Троицкая, от Московской до ул. Симбирской - Поперечная Московская, далее Поперечная Симбирская и Поперечная Казанская. Впоследствии эта улица была переименована в Монастырскую, а в 1912 г., когда на ней был поставлен памятник Александру II, - Александровской.

Пройдите по бывшей улице Симбирской от кинотеатра «Арс» до Казанской церкви и вы попадете в удивительную атмосферу крупного уездного города начала XX века, отображающую всю архитектуру России. Это и правительственное здание алатырского земства, строительство которого было завершено в 1870 г. и где размещались не только земская управа, но и благородное собрание, мужская прогимназия, дворянская опека, уездная землеустроительная комиссия и пр. В «земском саде» работал театр.

Это и старейший в России кинотеатр «Патэ» (ныне «Арс»), открытый частным предпринимателем Ф.И. Блохиным еще в январе 1911 г. Название кинотеатру было дано по имени французской фирмы «Патэ», у которой было приобретено оборудование и покупались фильмы.

Это типографии В.И. Дублицкого, С.Ф. Родионова, И.Ф. Филатова, И.А. Краснова и книжные магазины в которых продавалась их продукция: открытки с видами Алатыря, снятыми местным фотографом Н.Н. Валухиным, книги, отчеты, сметы, уставы, журналы.

Это магазины и жилые дома местного купечества. Магазин Кашигина (ныне кожгалантерея), часовой магазин Абрамсона (культтовары), обувной магазин Скоробогатова (художественная школа), парикмахерская Мандруса, реальное училище и т.д.

Гордостью алатырцев считался 2-х этажный особняк Поповых (ныне обувная фабрика). На втором его этаже были жилые комнаты. Там же находился театральный зал с эстрадой, который сдавался приезжим артистам и местным любителям искусства, купеческий клуб. На первом этаже здания были магазины: бакалейный, гастрономический, мучной, винный погреб, склады для товаров. Здесь же размещалась главная контора Попова.

Но определяли облик города церкви. Не случайно представители российской интеллигенции считали, что если вы хотите познакомиться с культурой и историей города, то необходимо обойти их церкви.

Строительство каменных церквей в Алатыре началось в XVIII в. Строились они в соответствии с традициями, пришедшими на Русь еще из Византии и сохраняли основные архитектурные элементы, присущие всем церквям России.

Тем не менее мастера вносили и свое, что делало памятники неповторимыми.

Соборная церковь Рождества Пресвятой Богородицы была возведена в 1747 г. Если посмотреть на нее с высоты птичьего полета, то она похожа на крест. Центральную часть составляет церковь типа «восьмерик на четверике», которая завершается куполом и главкой на круглом барабане. Церковь на запад продолжает трапезная с колокольней, с севера и юга к ней примыкают боковые помещения, образующие ветви креста.

Фасад скромный: оконные проемы без наличников, заглублены в арочные ниши, четверик завершается пояском поребрика, восьмигранник – поясами кронштейнов и поребрика.

К собору была приписана церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи (построена в 1703 г.). Это один из самых ярких памятников архитектуры Чувашии стиля барокко. Схема композиции проста: четверик храма, завершающийся пятиглавием, трапезная и пристроенный в XIX веке притвор.

Фасад достаточно богатый. Наличники окон – с килевидными сандриками (небольшими выступами над окнами). Декоративные пояса поребрика (когда один ряд кирпичей укладывается под углом к поверхности стены), кронштейнов и архивольтов, ложные закомары завершают фасадные плоскости четверика.

Начиная с XIX в., в культовой архитектуре преобладал классицизм. Постройки этого архитектурного стиля отличаются ясностью, уравновешенностью, выверенностью пропорций.

Примером эпохи классицизма является Крестовоздвиженская церковь, построенная в 1827 г. Четверик церкви, завершается куполом на высоком барабане, к нему примыкает трапезная и трехъярусная колокольня. Архитектурный декор фасадов выполнен в стиле русской классической архитектуры – пилястры, руст, ступенчатые карнизы, большие тройные окна.

Доминирует над старой частью города колокольня Казанской церкви, построенная в 1890 г. Об этом свидетельствует памятная плита: "Во имя Отца и Св. Духа основан сей придельный храм в память св. преп. Кирилла Новозерского в лето от Рожд. Хр. 1888, мая 6-го дня, а окончен постройкой и отделкой в лето от Рожд. Хр. 1890 в сентябре месяце при державе Благочестивейшего Самодержавнейшего Великого ГДРя нашего императора Александра III при святительстве Преподобнейшего Варсанофия Епископа Симбирского и Сызранского иждивением Ктитора храма Кирилла Попова".

Колокольня выстроена в русском стиле, который предполагал опору на наследие русской архитектуры прошлых веков, обосновывал использование всех стилей, но на основе разумного выбора. Колокольня пятиярусная. Три первых – прямоугольные, над ними возвышаются два восьмерика, завершенные шатром с маковкой. Грани шатра прорезаны слуховыми отверстиями. Верхний восьмигранный ярус со сквозными арочными проемами под колокола.


^
Старые и новые названия улиц Алатыря


Ардатовский тракт - Гагарина

Водопроводная - Жуковского

Вокзальная - Комсомола

Заведенская - Б. Хмельницкого

Казанская - Кирова

Казначейский спуск - Сурский спуск

Московская - без изменений

Нижегородская - Горького

Полевая, Крестовоздвиженская - III Интернационала

Поперечная, Монастырская, Александровская, Октябрьская - К. Горшенина

Поперечная, Инвалидная - Гончарова

Романихинский спуск - Спуск Жуковского

Рождественская - Первомайская

Сандулейский спуск - Подгорная

Симбирская - Ленина

Старобазарная пл., пл. Сталина - пл. Октябрьской революции

Стрелецкая - без изменений

Сурсконабережная - Покровского

Троицкая, Щорса – Троицкая


^ 3. Быт горожан.


Одежда. Рядовые горожане в значительной мере сами изготовляли для себя одежду: пряли шерсть, лен и посконь, ткали из нитей холст и сукно, кроили и шили платье. Многие горожане для шитья одежды использовали домотканые материи: сукно и полотно.

Зажиточные и среднего достатка горожане покупали привозные материи. Уже в XVI-XVII вв. с Востока привозилось в Россию более 20 видов шелковых и бумажных материй, а из Западной Европы свыше 30 сортов сукна. Одежду шили также из сыромятной кожи и войлока. Кожи российского производства (яловичные, овчинные, сафьяны, замши, юфть, красные, подошвенные), а также лыко шли на изготовление обуви.

С XVI в. горожане носили мужскую и женскую рубашки двух видов – нижние и верхние. Нижняя рубашка (сорочка) делалась из легкого, тонкого материала и меньше украшалась, чем верхняя. Верхница шилась из плотного и красивого цветного материала и богато украшалась. Мужские рубахи были довольно длинными, женские - были длинные, покрывали частью и стопы ног. Ворот, обшлага рубахи, иногда и плечи украшались вышивкой или аппликацией.

Штаны-порты – были нижние и верхние. Нижние порты шились из тонкого холста или шелка, верхние - из плотных цветных материй: сукна, реже – шелка и бархата. Верхнее платье составляли зипуны (короткая одежда) шелковые и сермяжные, кафтаны мужские. Они могли быть короткими и длинными, летними и зимними. Богатые носили атласные, бархатные, суконные разноцветные кафтаны, рядовые горожане – крашенинные, сермяжные, бараньи, козлиные.

Женщины носили сарафаны, сукманы, шубки (без меха), юбки, плечевую одежду душегрею, телогрею. Верхней уличной одеждой мужчин являлись разноцветный охабень (вид плаща), войлочный плащ. Мужской и женской длинной одеждой для весны и осени служила суконная однорядка со множеством пуговиц. Летом мужчины и женщины носили шелковые опашни с подкладкой, с крупными пуговицами. Безрукавный плащ типа бурки называли епанчой. Женщины летом носили летник.

Мужчины волосы стригли коротко и носили постоянно круглые шапочки вроде восточной тюбетейки – тафьи и скуфьи. Почти все мужчины носили колпаки, высокие, кверху суживающиеся, вязаные или шитые из разных материй. Зажиточные носили высокие шапки – мурмолки. Зимою носили малахаи: бедные из овчины, богатые – из дорогих мехов.

Женщины носили легкие мягкие шапочки из цветной материи – подубрусники, с одинаковой расцветки платками – подзатыльниками, поверх них надевали убрусы – полотенчатые, богато вышитые головные уборы. Замужние женщины вместо убруса надевали кику из разных дорогих тканей и меха, закрывавшую голову, затылок и шею с боков. Богатыми женскими головными уборами являлись сорока и кокошник.

Мужчины и женщины носили сапоги и башмаки, поршни из сыромятной кожи, чоботы, черевички, лапти. Обувь надевали на онучи и чулки.

Большое распространение имели пояса с сумочкой, заменявшей карманы, широкие матерчатые кушаки. Важным украшением одежды являлся богато вышитый воротник – ожерелье, который пристегивался к рубахе, зипуну, кафтану и однорядке.

Такая одежда хотя и сохранялась до начала ХХ в., но уже со второй половины XIX в. начинает исчезать. Домотканые материалы заменяются фабричными тканями. Наиболее распространенный праздничный костюм мужчин состоял из яркой, в большинстве случаев, красной сатиновой или ситцевой рубашки – косоворотки, плисовых или суконных шаровар, суконных пиджаков, а иногда и жилеток. Рубашки носились «навыпуск» и подпоясывались поясом или ремнем. Пиджаки шились однобортными, с откладным воротником, прямой цельной спиной и прорезными карманами. Рукава кроились короткими и закрывали лишь верхнюю часть ладони. Жилетка обычно шилась из двух видов материала: перед из фабричного сукна, а спинка из коленкора. На голову одевались картузы и фуражки с лаковыми кожаными козырьками. На ноги одевались кожаные сапоги.

Женщины стали носить юбки и кофты. Вначале они носились вместе с сарафаном, причем кофта одевалась поверх сарафана, а юбка под сарафан, и лишь позднее кофта стала одеваться с юбками, нижней и верхней.

Кофта имела длинные, до кистей, рукава, откладной или даже низкий стоячий воротник и сквозной разрез спереди. К левой поле кофты пришивались пуговицы, а к правой приполок, в котором прорезались сквозные или потайные петли. Кофта носилась свободно, т.е. не заправлялась под сарафан или юбку и не стягивалась на поясе шнурком.

Юбка кроилась из прямых полос, которые сверху стягивались бориками. Сзади делался небольшой разрез и пришивались длинные тесемки, которые охватывали талию поверх юбки и завязывались спереди.

Тогда же появились платья с рукавами, а в качестве верхней одежды - жакеты. Основным головным убором становится платок, зимой – шаль.

В качестве обуви использовались кожаные ботинки, называемые котами, и полусапожки с резинками по бокам. Перед первой мировой войной появились резиновые калоши.

Пища. Горожане питались хлебом из ржаной и пшеничной муки, лапшой, овсяным или ржаным киселем, гречневой, пшенной, овсяной, пшеничной, гороховой, разнообразными рыбными и овощными кашами, толокном. Из репы, капусты и свеклы варили борщ, щи.

С XIX в. большое значение в питании приобретает картофель. Широко использовались лук, морковь, огурцы. Учитывая, что на Караульных горах (ныне Стрелка) всегда был богатый урожай торна, то жители «сбирая оные, солят и употребляют вместо оливок», а также «наливают вином, водою и варят в сахаре и меду».

В приготовлении пищи широко употребляли квас (из сухарей). Кушанья из мяса готовили вареные и жареные. Кроме ухи, рыбные блюда были соленые, квашеные, вяленые, паровые. В разнообразном виде употреблялись яйца. Пекли до 20 сортов пирогов, блины, лепешки, колобки, разного рода пряники на меду. Пили квас, пиво, медовуху, хлебное вино.

С конца XIX в. начинает входить в употребление чай. Его покупали, главным образом, на праздники. В обычные же дни заваривали сушеную морковь или свеклу, листья смородины, яблони, черемухи.

Все это было доступно только состоятельным семьям. Рацион питания городской бедноты был очень скудным: «щи да каша – пища наша».

Пища горожан по составу употребляемых продуктов резко делилась на пост и мясоед. На протяжении всего года два дня в неделю – среда и пятница – объявлялись постными. В постные дни готовили серые щи и различные каши, из скоромных блюд должны быть отмечены молочная лапша, а также пельмени со свининой. Разнообразными были блюда из картофеля.

Для хранения продуктов, засолки рыбы, мяса, капусты, огурцов, грибов, употреблялись кадки, шайки, ушаты, бочки, лари, коробы, берестяные сосуды (туеса, бураки), для переноски воды – деревянные клепаные ведра, бадьи с железными дужками. Ведра носили коромыслами.

Пищу готовили в духовой печи, в глиняных горшках. К кухонной утвари относились также решета и сита, квашни, корыта, скалки. Масло сбивали деревянными мутовками. Имелись корчаги для снятия сливок, разных размеров горшки и кувшины.

Столовая посуда состояла из керамических, деревянных и металлических горшков, мисок и чаш разных размеров, деревянных, костяных и металлических ложек и черпаков, металлических и деревянных ножей, керамических и металлических фляг, маленьких рукомойников.

Со второй половины XIX в., в связи с ростом фабрично – заводского производства, обычными становится металлическая, стеклянная и фаянсовая посуда, а также утюги, керосиновые, преимущественно настенные и подвесные лампы, самовары и другие предметы.

^ Обряды. Традиции. Домашний, семейный быт горожанина был довольно замкнутым. День рядовых горожан начинался очень рано. Встав, молились, умывались, принимались за работу. Завтрак ограничивался остатками вчерашней пищи или куском хлеба и кружкой кваса. В полдень на обед собирались все члены семьи. Глава семьи произносил молитву. Вначале по старшинству рассаживались мужчины и обедали, затем женщины. После обеда все спали часа два, иногда – больше. Затем работали до вечерней молитвы и ужина, проходившего так же чинно, как обед. У зажиточных людей наступало свободное время, рядовые продолжали работать.

В регулировании жизни горожан основную роль играла православная церковь. В церквах проходили праздничные, воскресные и повседневные службы – благовесты, которые посещали все горожане и приписанные к городским церквам жители окрестных селений. На церковные службы прихожане собирались под колокольный звон. К обычной церковной службе звонили в один колокол, к праздничной – во все колокола. Церковь была привычным местом встреч для обмена мнениями и новостями. Основные православные праздники отмечались при участии почти всех горожан. Особенно торжественно праздновались Рождество Христово, Крещение, Масленица, Пасха, Троица. В эти праздники проводились веселые и продолжительные гулянья, взаимные посещения, игры, катанья на лошадях. К этим праздникам готовили угощения. Все одевались в праздничную одежду. Праздники обычно длились неделю или больше.

Торжественно проводились престольные праздники. Из местных религиозных праздников стоит отметить крестный ход вокруг города 9 августа.

Не только в дни праздников, но и в обычные дни весной и летом, иногда и зимою девушки и парни, часто и молодые семейные горожане, выходили на хороводы, круги и танцы. Летом хороводы водили всю ночь под музыку или песни. Постоянными были посиделки – вечерки в чьем-либо доме из соседей. Девушки занимались рукоделиями и веселились. Их посещали юноши, вместе пели и танцевали.

Церкви совершали обряды православного таинства: крещения ребенка, причащения, покаяния, миропомазания, брака (венчания) и елеосвящения. В церквах отпевали мертвых.

Свадьба начиналась с церковного венчания. После венчания свадебный поезд отправлялся в дом невесты. В свадьбе участвовало множество родственников и знакомых с обеих сторон. Она проводилась торжественно, с обильным угощением участников, песнями и танцами, с соблюдением многих обрядов и обычаев, вначале в доме невесты, затем в доме жениха. Свадебный наряд хранился в течение всей жизни мужа и жены. Хоронили их в этом же наряде (вплоть до ХХ века).

С рождением ребенка и первыми годами его жизни был связан целый цикл обрядов. Роды происходили в бане с помощью повитухи. Крестины проводились на восьмой день после рождения в церкви и дома при участии кума и кумы (они считались восприемниками и покровителями новорожденного на всю его жизнь), повитухи и родственников. Ребенку давали православное имя по церковному календарю имен святых, отмечаемых в дни именин. Через год кум и кума проводили постриги – стрижку волос ребенка. Ежегодно отмечали именины.

Хоронили покойников по православному обряду. Сначала при приходских церквях, затем на городском кладбище (ныне стадион «Труд»). Покойника обмывали, одевали в одежду, клали в долбленый деревянный гроб. Покойного мужа оплакивала жена. Нанимали плакальщиц. Покойника в гробу доставляли в церковь на санях. Здесь священник совершал обряд отпевания. Гроб выносили на кладбище в сопровождении многочисленной процессии с зажженными свечами. У могилы гроб открывали, священник совершал погребальную литургию. После прощания близких с покойником гроб закрывали и опускали в глубокую могилу головой на запад. На могилу устанавливалась белая каменная плита или крест. Присутствующим раздавалась милостыня. В доме покойника проводилась поминальная тризна. Поминание покойника проводилось на девятый день, двадцатый и сороковой дни, в полгода и в год.
^

Вопросы и задания


- опишите центр города Алатыря;

- сравните старые фотографии города с его современным обликом. Какие изменения произошли, в чем причины этих изменений?

- что такое рубка «в обло»? Какие еще способы рубки вы знаете?

- нарисуйте и укажите конструктивные элементы избы;

- как был устроен православный храм? Назовите его основные архитектурные элементы;

- почему на протяжении столетий (до середины XIX в.) одежда горожан не менялась?

- опишите один из видов одежды;

- в чем разница между обрядом и традицией?


Литература


  1. Абрамов К.Г. Степан Эрьзя. Саранск, 1991.

  2. Алексеев Б.Л., Арсентьева А.В., Низова И.Г., Никитин А.С. Страницы истории древнего Алатыря. Алатырское духовное училище. Чебоксары, 1999.

  3. Арсентьева А.В., Демидова И.И. Реальное образование в дореволюционной Чувашии (Из истории Алатырского реального училища) // Народная школа. №4. 1995.

  4. Блохинцев А.Н. Симбирский Третьяков // И жизни след оставили своей… Ульяновск, 1980.

  5. Браславский Л.Ю. Православные храмы Чувашии. Чебоксары, 1995.

  6. Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. Русское население Чувашской АССР. Чебоксары, 1960.

  7. Головченко Н.П. Хроника жизни и деятельности Н.А. Каменьщикова. Алатырь, 2001.

  8. Кузнецова Э. Академик А.Н. Крылов. Чебоксары, 1988.

  9. Мельцов В.М. Молодежь и народное образование Чувашского края (конец XIX – начало ХХ веков). Чебоксары, 2002.

  10. Рабинович М.Г. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., 1988

  11. Скородумов Н.Г. Физическая культура и спорт в Чувашии (ХХв.) Чебоксары, 1994.

  12. Эрьзя. Альбом. Автор-составитель М.Н. Баранова. Саранск, 1987.



Приложение №1


ТЕМЫ

для самостоятельной исследовательской работы учащихся


1. Они составили мировую славу Алатырю (по выбору об одном из выдающихся наших земляков)

- писатель первой половины XVII в. Симон Азарьин;

- герой Бородино П.А. Кикин;

- "Алатырский Третьяков" (И.Е. Цветков);

- "Адмирал корабельной науки" А.Н. Крылов;

- "Русский Родэн" - скульптор С.Д. Эрьзя и др.

2. Легенды и предания Алатырского края

3. Они посвятили жизнь изучению Алатыря (о краеведах города)

4. Маршрут Казанского похода И. Грозного 1552 г. по территории края

5. Устройство крепости Алатырь

6. Алатырские воеводы

7. Управление городом и уездом в XVI - XVII вв.

8. Алатырские казаки

9. Алатырские стрельцы

10. "Смута" в Алатыре

11. Засечные черты

12. Сторожевая и станичная служба

13. Алатырское дворянство и служба в XVII в.

14. Историческая география Алатырского края

15. Жизнь и быт горожан в XVI - XVII вв.

16. Народное образование в XVI - XVII вв.

17. Экономика Алатыря в XVII в.

18. Алатырцы и восстание С. Разина

19. Старообрядцы Алатырского края

20. Отображение древней истории края в произведениях В. Жаковой

21. Кто такие дети боярские?

22. Жизнь и быт горожан в XVIII в.

23. Церковно-монастырское хозяйство в XVII - XVIII вв.

24. Алатырский городовой магистрат

25. Ремесла и промыслы горожан в XVIII в.

26. Состав населения Алатыря по ревизским сказкам в XVIII в.

27. Народное образование в XVIII в.

28. Отражение положения населения города и уезда в наказах в Уложенную комиссию

29. Алатырский герб

30. Посещение города Екатериной II

31. Ямщики

32. Торговля в Алатыре во второй половине XVIII в.

33. "Пугачевщина"

34. Алатырцы в Отечественной войне 1812 г.

35. Население города в XIX в.

36. Судоходство на Суре

37. Сурские бурлаки

38. "Алатырская ересь" (купцы Милютинские)

39. Шелковопоясное производство в Алатыре в первой половине XIX в.

40. Был ли А.С. Пушкин в Алатыре?

41. Жизнь и быт горожан в XIX в.

42. Алатырское земство

43. Алатырское дворянство в XIX в.

44. Алатырское купечество в XIX в.

45. Лесопромышленники Алатыря.

46. "Товарищество алатырских паровых и водяных мельниц".

47. Алатырские ярмарки.

48. Печатная продукция алатырских типографий как исторический источник.

49. Алатырские железнодорожные мастерские.

50. Что можно было купить на заработную плату рабочего в конце XIX в.

51. Строительство железной дороги Сасово - Свияжск.

52. Железнодорожный мост через реку Суру.

53. Улицы древнего Алатыря (по выбору).

54. Промышленная архитектура города конца XIX - начала XX вв.

55. Гражданская архитектура.

56. Православные храмы города (по выбору).

57. Алатырские монастыри (по выбору).

58. Народное образование в XIX в.

59. Здравоохранение Алатыря.

60. Письма алатырцев с фронта (1914 - 1917 гг.).

61 Особенности революционных событий 1905 г. в Алатыре.

62. Алатырские отходники.

63. Положение населения города во время Первой мировой войны.

64. Составить генеалогическое древо вашей семьи.

65. Разработать экскурсионный маршрут по Алатырю.


Приложение №2


Выдающиеся земляки о детских годах в Алатыре


^ Из воспоминаний А.Н. Крылова


В начале лета 1866 г., с введением земства, мой отец, бывший до того времени мировым посредником (первого призыва) и живший в деревне Висяга, занял по выборам должность председателя Алатырской земской управы и переехал в г. Алатырь.

Был в то время в Алатыре, да и много лет спустя, сапожник Алексей Нилыч и сделал он мне первые мои сапоги с голенищами по колено. Был у нас кучер Петр, купил он себе на базаре сапоги, и вот, играя на дворе, я увидал, как Петр подошел к лагуну с дегтем, взял мазилку и густо вымазал дегтем свои новые сапоги.

Конечно не успел Петр отойти от лагуна, как мазилка уже была в моих руках, и я свои сапоги вымазал еще гуще, чем Петр, и пошел в комнаты похвалиться перед родителями. Результат был неожиданный, и я хорошо его запомнил: мой отец взял меня левой рукой за правую ногу, поднял головой вниз, а правой рукой нашлепал по тому месту, откуда ноги растут, приговаривая: «Не обезьянничай, не обезьянничай».

Когда мне минуло пять лет, то к ужасу моих молодых тетушек и матери, отец подарил мне по его заказу за 75 копеек сделанный настоящий маленький топор, сталью наваренный, остро отточенный, который и стал моей единственной игрушкой. Я прекрасно помню, что в моей комнате всегда лежала плаха дров, обыкновенно березовая, которую я мог рубить всласть. Дрова в то время были длиною в сажень, продавались кубиками по три рубля за кубическую сажень (это я знал уже и тогда), плахи были толстые (вершка по три), и я немало торжествовал, когда мне удавалось после долгой возни перерубить такую плаху пополам, усыпав щепою всю комнату…

Дом бабушки Марии Михайловны был в Алатыре на Троицкой улице, как раз напротив колокольни Троицкого монастыря.

Собственно на усадьбе было два дома: в одном, в комнатах, выходивших на улицу, помещалась управа – туда мне нельзя было ходить до обеда, ибо происходило какое-то «присутствие», а в задних комнатах была столовая, спальни, детская. В другом доме жила бабушка Мария Михайловна и старушки: Анна Петровна Скобеева, Мария и Ольга Андреевны Ивановы.

Скобеева умерла в глубокой старости, когда я был уже офицером, поэтому я ее и помнил; старушек же Ивановых запомнил с детства потому, что по просьбе бабушки ее родственник, богатый помещик Федор Иванович Топорнин, привез из Москвы и подарил Марье Андреевне швейную машинку; в то время это была такая диковинка, что чуть ли не весь город перебывал, чтобы посмотреть невиданную вещь, и я частенько бегал к Марье Андреевне подивиться, как это машинка сама шьет, когда ногой только колесо вертят.

В Троицком монастыре был в то время архимандрит Авраамий, пользовавшийся большим уважением в Алатыре и в округе.

Конечно у него было множество поклонниц и в их числе наиболее знатные и старые: Настасья Петровна Новосильцева, моя бабушка Мария Михайловна Крылова, дальняя родственница знаменитого генерала Елизавета Гавриловна Ермолова и Анна Петровна Демидова…

Отец архимандрит удостаивал по временам принимать трапезу от своих почитательниц, соблюдая, впрочем, строгую очередность. Понятно, что старицы одна перед другой старались получше угостить батюшку. Трапеза обставлялась торжественно, приглашались почетнейшие граждане города и, конечно, старицы. Само собой разумеется, готовился чисто рыбный стол, а в Суре в то время рыбы было вдоволь, аршинная стерлядь весом фунтов в десять стоила два рубля и особенной редкостью не считалась…

Знал я, что батюшка Авраамий любит разварного судака и притом непременно голову.

Сура по большей части своего протяжения течет песками и судаки в ней водились и по величине, и по вкусу редкостные (недаром sudac по-немецки - песчаником зовется). Вот и выследил я, что у бабушки на кухне большой обед для батюшки готовится и по обыкновению громадный разварной судак.

Выложила кухарка Марья-мордовка судака на блюдо, обложила всякой всячиной – только соусом полить и на стол нести; а я заранее чуть не целый карман громадных черных тараканов заготовил, вышла Марья из кухни, я мигом и насовал этих тараканов в судачью голову – и под жабры, и под тумак (язык), одним словом, куда только можно было. После этого принял самый невинный вид и жду, что дальше будет.

Понесла Марья судака в столовую, я насторожился; вдруг слышу какое-то смятение, ахи, охи; я предпочел не дожидаться конца и удрал в наш дом, в свою комнату.

Был мне затем учинен допрос:

- Сознавайся, ты тараканов насажал?

- Никаких тараканов не видел и даже не знаю, о чем спрашиваете.

За неимением прямых улик я был оставлен в сильном подозрении, но наказанию не подвергся.

Только лет через двадцать пять, когда бабушке минуло 90 лет и съехались родные ее поздравлять, я сознался, что тараканы были моих рук дело.

Крылов А.Н. Мои воспоминания. Ленинград, 1984. С. 15-21.

^

Из воспоминаний С.Д. Эрьзи



Я родился в деревне Баево Ардатовского уезда Симбирской губернии 28 октября 1876 года. Деревня была окружена лесами. Наши леса огромные. Сперва Казанские, потом идут вятские и так до Сибири. Леса смешанные – дуб, береза, липа, сосна и ели. Особенно хороши сосновые боры. С детства я любил лес и сросся с ним. Когда я был еще маленький, из Баева нас выселили, и мы построились в другом месте, на берегу речки бездны. Наша деревня стала называться Баевские выселки. Мы поселилсь в самом красивом месте. И вот здесь начались мои первые впечатления. Необычайная красота природы. Весна тогда началась с разлива речки Бездны, которая впадает в судоходную реку Суру. Все кругом залило. Мать, отец, старший брат, сестра и я очутились на чердаке. Всюду крики, стоны – затопило всю деревню. Это неожиданное весеннее наводнение произвело на меня глубокое впечатление. Я увидел страшные картины людского страдания…

Отец мой был малоземельный крестьянин и бурлак на Волге. Как только река освобождалась тот льда и начиналась навигация, многие мужики нашей деревни, а с ними и отец, уходили на заработки – бурлачить. Крестьянством занималась мать. Возвращался отец поздней осенью, когда пароходы становились на прикол.

Заработок его был скудным. В зимние вечера отец рассказывал о Царицыне и о других городах, о том, что видел там знаменитых людей из чугуна и камня: царя Петра I на железном коне, нарядную царицу Екатерину и голых играющих детей из белого камня.

В деревне Алтышево, где жили тетка и дядя, к тому времени, как я подрос, открыли приходскую школу. Мой отец читал там псалтырь. Читал наизусть, так как сам был неграмотным. Школа была в восьми верстах от дома, и я домой ходил редко, жил у тетки. В приходской школе пробыл три года. Там я начал рисовать карандашом и углем. Мазал своими рисунками углем подряд всю деревню, за что мне иногда здорово попадало.

Первым моим учителем был Алексей Иванович, любивший рассказывать нам, детям, сказки. На меня сказки и рассказы учителя производили большое впечатление. Я тогда сделал много рисунков на эти сказки и на басни Крылова «Кот и повар», «Мартышка и очки», «Демьянова уха». А еще я изобразил тогда бога Саваофа в трех лицах.

Учителю нравились мои рисунки, и он давал мне книги и картинки для срисовывания. Этому моему учителю я обязан тем, что он привил мне любовь к рисованию, поощрял и развивал мое детское увлечение.

Когда я учился в школе, летом, в каникулы, я помогал родителям по хозяйству. Пахал землю, сенокосил, сторожил корову. Особенной привязанности к этой работе у меня не было. Сторожу корову, задумаюсь, а она тем временем уйдет на барское поле или в усадьбу. Не раз приходилось мне с матерью ходить к помещику выручать нашу корову. Такие визиты к барину для меня были очень неприятны. Хотя корову нам и возвращали, но матери приходилось расплачиваться за это своим трудом.

Мне было лет одиннадцать, когда я окончил приходскую школу. Мое увлечение рисованием продолжалось, но я не забывал о лепке. Отец знал это и когда с Волги возвращался в деревню, то привозил мне что-то вроде белого камня. Этот камень мы мололи, потом кипятили с водой, затем «морили» его. Когда он становился сухой, то получался как настоящий гипс. Из этого гипса я делал небольшие скульптуры, так как из глины они ломались.

После окончания начальной школы я решил заняться лепкой скульптур. Километрах в сорока от нашей деревни была довольно высокая гора. На вершине ее стояла часовня в честь Николая Чудотворца. В часовне находилась деревянная скульптура этого святого. На поклонение туда приходило много богомольцев. И вот я задумал там одно дело. Снял из глины форму скульптуры святого и начал повторять его в гипсе, раскрашивать статуэтки под дерево, как в часовне, и продавать. Однако платили за них очень дешево, а делать их стоило немало труда. Мое предприятие быстро лопнуло. Пришлось заняться чем-то другим. Я стал учиться столярному делу. А это произошло так.

Мой брат занимался столярным делом на железной дороге. Столяром он стал благодаря тому, что у нас в доме поселился монах Афанасий, покинувший монастырь. Был этот человек большим мастером на все руки, особенно по столярному делу. Он у нас жил и сам работал. И брата моего он научил столярничать, а потом научил и меня.

В конце 1890 года я ушел из деревни и поселился в небольшом городе Алатыре, находящемся верстах в пятнадцати от нашей деревни. Я решил научиться там иконописи. В Алатыре было три владельца иконописных мастерских. Вот я и поступил к одному из них работать и учиться. Но никакого ученья там не было. Я был на побегушках, тер краски, делал разную грязную работу. Это мне надоело, и я перешел к другому иконописцу, он оказался ничуть не лучше. У третьего иконописца я также ничему не научился. Так ни с чем и вернулся в деревню.

В нашем округе тогда был неурожай. Поработав немного по крестьянству вместе с матерью, я понял, что большой пользы не принесу, и стал работать вместе с братом по столярному делу и вставке стекол. Этим делом я занимался почти два года. Исходил весь уезд из конца в конец, обошел все деревни. Молодой был, все казалось интересным.

Когда выдавалось свободное время, занимался живописью. Я сам приготовлял краски, обжигая и растирая камешки разных цветов, которые собирал на берегу речки. А кисти делал из волос и щетины. Полотна не было, писал на картоне деревенский пейзаж, лес, речку. Даже отважился сделать портреты своих братьев. А потом я стал писать картины на религиозные темы. От случая к случаю занимался скульптурой. Меня тянуло к искусству, к живописи. Мы дома решили, что в Казани легче найти подходящую иконописную мастерскую, чтоб чему-то там научиться…

В 1898 году я распрощался с Казанью и собирался поехать в Москву. Но приехав в Алатырь, куда еще раньше переселилась моя семья, я задержался в этом городе. Зарабатывал на жизнь тем, что писал в церквах иконы. В 1899 году Алатырь готовился отметить столетие со дня рождения великого поэта Пушкина. В Алатыре я был известен как способный художник, и городские власти поручили мне сделать украшение города, а также оформление пушкинских спектаклей, которые проходили в коммерческом клубе. К этим спектаклям я написал много декораций, сделав предварительно эскизы. Для «Бориса Годунова» я написал декорации к сценам «Встреча у фонтана» и «Корчма на границе». К «Русалке» я сделал декорацию мельницы. Мельницу я написал с натуры. Пошел на речку Бездна и сделал там три плана. Оказывается, так и должно быть.

Мои декорации имели большой успех у публики. Московский коммерсант, находящийся в это время в Алатыре, увидев эскизы моих декораций, попросил отдать их ему с тем, чтобы показать своему знакомому в Москве директору Строгановского училища Глобе.

Через некоторое время коммерсант вернулся из Москвы и сказал, что Глобе мои работы очень понравились, он советовал мне поехать в Москву учиться.

Сергеев М. С Родиной в сердце // Воспоминания о

скульпторе С.Д. Эрьзе. Саранск, 1972. С. 62-68.







оставить комментарий
страница8/9
Г.Ю. Алатырцеву
Дата26.09.2011
Размер1.51 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх