Доклада Региональная общественная организация «Нижегородское общество прав человека» icon

Доклада Региональная общественная организация «Нижегородское общество прав человека»



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
вернуться в начало
скачать
^ РАЗДЕЛ 5. ПОЛОЖЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ НАИБОЛЕЕ УЯЗВИМЫХ ГРУПП И НАРУШЕНИЕ ИХ ПРАВ


Положение национальных меньшинств


Нижегородский регион - территория с преобладанием русского населения, по последней переписи составлявшего около 95% всех жителей. Однако в Нижнем Новгороде живет около 100 различных национальностей. Численность представителей других национальностей (по данным 1989 - 1994 года) следующая: татары: 1,6 - 1,7 %, мордва: 1,0 - 1,1%, украинцы: 0,7 - 0,9%, чуваши: 0,3 - 0, 4%, марийцы: 0,2 - 0,3%, белорусы: 0,3 - 0,2%, евреи: 0,3 - 0,2% и другие (всего более 90 национальностей): 0,9 - 0,7%.

По мнению И. В. Симонова, первого заместителя директора департамента по связям с общественностью, конфессиональным и межрегиональным связям администрации г. Нижнего Новгорода, отсутствие межнациональных конфликтов и столкновений в области во многом определены преобладанием русского населения и малочисленностью других национальных общин.

Значительное число национальных общин имеют свои национально-культурные общества. В настоящее время в области официально зарегистрировано 37 национально-культурных обществ, из которых 27 находятся в областном центре. Реально работает около трех четвертей данных организаций. Среди наиболее активных - Областное общественное движение «Нижегородский центр татарской культуры «Туган Як», Общественное движение «Татарский культурно-просветительный центр г.Н. Новгорода «Якташлар», Нижегородское Общество украинской культуры «Джерело», Нижегородское областное добровольное русское патриотическое общество «Отчизна», организация «Нижегородская Армянская Община», Нижегородская областная общественная организация «Национальный корейский культурный центр», Нижегородское Общество еврейской культуры «Цви – Гирш», Нижегородский еврейский благотворительный Центр «Забота-Хэсед-Сара», Нижегородский филиал Российского еврейского конгресса, Нижегородское областное общество российских немцев «Единство», Азербайджанский культурный Центр г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области «Дуслук», Нижегородское общество ингерманландских финнов «Инкерин Лиитто».

В 2001 г. создана общественная организация «Национально-культурное объединение цыган».

Национально-культурные общества объединены в Нижегородское отделение Ассамблеи народов России (АНР), председателем которого является директор департамента по связям с общественностью, конфессиональному и межрегиональному сотрудничеству администрации г. Н. Новгорода О. Н. Савинова. Нижегородское региональное объединение Ассамблеи народов России было образовано в 2000 году и официальной регистрации в органах юстиции Нижегородской области не имеет. При Нижегородском отделении АНР создана постоянно действующая комиссия, состоящая из председателя отделения, его заместителей и руководителей 3 наиболее активных национально-культурных обществ: общество мордовской культуры, общество белорусской культуры и общество армянской культуры. Данная комиссия собирается не реже 1 раза в две недели и решает оперативные вопросы.

В сотрудничестве с научно исследовательскими и образовательными учреждениями и средствами массовой информации Нижегородское отделение АНР организовало и провело ряд культурно образовательных программ.

Структуры администрации Нижегородской области и г. Нижнего Новгорода, ответственные за связи с общественностью и конфессиональное и межнациональное сотрудничество стремятся развивать сотрудничество с национально-культурными обществами в области культуры. В частности, в 2001 г. из бюджета города Н. Новгорода было выделено 180 000 руб. на нужды национально-культурных образований, в том числе и на оплату труда преподавателей воскресных школ по изучению родного языка и родной культуры, руководителей художественных национальных коллективов, на проведение национальных праздников, на издание книг, финансирование газет.

Конфликтов на этнической почве, за исключением бытовых, не отмечено.

Так, многие года власти города Дзержинска смотрели, что называется, «сквозь пальцы», на «самострои» цыган в пригородных посёлках, не вмешиваясь в их конфликты с местными жителями. Но конфликты нарастали. В 2001 г. в целях урегулирования конфликта в п. Северный Нижегородской области администрация приняла решение о выселении цыган из посёлка, где они уже прожили несколько лет, в Саратовскую область, откуда они приехали. Там, судя по всему, против их проживания не возражали. Для того, чтобы обосновать это выселение, около года тому назад местная власть вдруг обратила внимание на то, что дома цыган в посёлке незаконно построены, и суд принял решение об их сносе. Цыгане возмущались, грозили, что если приедут бульдозеры сносить дома, то они будут бросать под гусеницы своих маленьких детей. Но все же удалось найти компромисс. Цыгане согласились разобрать свои дома, а администрация Дзержинска пообещала бесплатно предоставить им автотранспорт, на котором они перевезут дома и утварь в Саратовскую область. Переселение состоялось в течение нескольких месяцев летом 2001 г.147




^ Положение женщин и дискриминация по половому признаку


Неотъемлемое условие безопасности человека – это безопасность в семье. Однако многие члены семьи оказываются узниками, а зачастую и жертвами близких людей. Насилие в семье – это беда всей семьи, Это изломанные детские судьбы. Это женщины, утратившие веру в добро и справедливость. Это люди, выбывшие из активной социальной деятельности. Насилие – это зло, которое разрушает общество.

Сегодня проблема домашнего насилия рассматривается как комплексная программа, в которой есть и политические, и культурные, и экономические аспекты. Решить ее можно сообща, объединив усилия государственных, общественных и религиозных организаций.

Результаты анкетирования, проведенного в 2001 г. сотрудниками общественной организации «Мир семье» г. Арзамас Нижегородской области, свидетельствуют о том, что 50% опрошенных148 считают насилие в семье проблемой общественной, относятся к насилию в семье как к уголовно наказуемому деянию и согласны с утверждением, что в некоторых случаях женщина сама провоцирует мужчину на насилие. 5% опрошенных считают насилие нормой.

В Нижегородской области в настоящее время открыто четыре кризисных центра: в г. Арзамасе, г. Городце и два в Н. Новгороде, один из них, Кризисный центр «Колыбель», создан на базе родильного дома №6 для решения проблем насилия или других конфликтных ситуаций в жизни беременных женщин.

Одним из основных и, пожалуй, самым важным направлением работы центра стала организация круглосуточного стационара, в котором беременные женщины, ставшие жертвой насилия, могут обрести покой, получить помощь врачей, укрыться от агрессивных родственников.

О количестве женщин, подвергшихся насилию в семье, можно судить хотя бы по тому, что только за первые четыре месяца работы центра курс реабилитации прошли 32 женщины, еще 24 женщины получили неотложную помощь без госпитализации, 46 семей находилось под опекой социального работника. Цель социальной службы – опека женщины, жертвы насилия, непосредственная ей помощь, воспитательная, просветительская работа с членами семьи, родственниками жертв насилия. Очень важно, что центр находится в стенах роддома, т. к. беременная женщина может находиться здесь вплоть до родов и некоторое время после них под контролем квалифицированных специалистов.

В Городецком кризисном центре «Александра»149 под убежище используется благоустроенная двухкомнатная квартира, выделенная центру департаментом социальной защиты Городецкой администрации. Приведем несколько примеров, о которых рассказала Г. Борисовская, заместитель директора центра. Двадцатипятилетняя Наталья К., жительница одной из деревень Городецкого района, оказалась в ситуации, когда «благодаря» деспотизму мужа были поставлены на карту ее жизнь и жизнь ее ребенка. Когда она первый раз пришла в центр, то представляла собой абсолютно беспомощное, забитое создание, со следами побоев на лице. Говорить была не в состоянии, постоянно плакала. Ей пришлось провести в центре несколько недель. Сейчас Наталья живет в другом городе вместе с сыном, работает, сын ходит в школу.

Однажды в три часа ночи в центр прибежала женщина в нижнем белье, на руках плачущий малолетний ребенок. Руки в ссадинах. Избил муж. Она еле вырвалась из дома. Обратилась в милицию, но дежурный сказал, чтобы пока шла домой, а если появится машина, то милиция приедет и разберется. Но домой она идти не могла, т. к. боялась пьяного мужа, который бегал по квартире с ножом.

Насилию подвергаются женщины всех возрастов, только женщины в зрелом возрасте гораздо реже обращаются за помощью, т.к. стыдятся и боятся быть униженными в глазах общества. Но, однажды была в центре женщина шестидесяти с лишним лет. Она прожила с мужем тридцать лет. Все это время муж ее бил. Сначала она терпела ради детей. Потом из-за возраста150.

Остановимся еще на одной женской проблеме, также связанной с насилием: секс-торговлей. В мае 2001 г. в Нижнем Новгороде и еще пяти больших городах России прошла десятидневная акция, посвященная борьбе с секс-торговлей. Акцию организовала коалиция «Ангел», куда входят 43 женские общественные организации со всей страны. По мнению президента общества «Мира Мед Институт» Джулиэт Энгел, давно занимающейся этой международной проблемой, Нижний Новгород является одним из центров торговли «белыми рабынями». Сколько всего девушек находятся в руках работорговцев, неизвестно, но многие правозащитники подозревают, что больше, чем можно себе представить151.

Незадолго до начала этой акции сотрудники Нижегородской милиции прикрыли нелегальный публичный дом, который маскировался под обычный массажный салон. Находился этот бордель в самом центре города недалеко от площади Минина, чуть ли не под окнами областной администрации. Многие молодые девушки, затянутые в бордели, находятся на уровне рабынь. У них даже паспорта отбирают, чтобы не смогли бросить это занятие, и были зависимы от хозяев152.

В заключение хотелось бы остановиться на политике региональной власти в области защиты прав женщин, семьи, детей.

В целях формирования системы конкретных мер в интересах семьи, женщин и детей в Нижегородской области, обеспечения безопасного материнства, охраны здоровья детей, усиления воспитательного и духовного потенциала семьи постановлением Законодательного Собрания Нижегородской области от 18 января 2001 г. № 21 была утверждена областная межведомственная Программа «Улучшение положения семьи, женщин и детей в Нижегородской области в 2001-2003 годах».

Но не прошло, как говорится, и года, как реализация этой программы приостановлена Законом Нижегородской области от 29 декабря 2001 г. № 246-З до 1 января 2003 г. В рамках данной программы предусматривалось:

  1. социальное партнерство с общественными организациями, занимающимися поддержкой семей, женщин и детей;

  1. обеспечение безопасного материнства и поддержка детей, находящихся в трудной жизненной ситуации;

  1. меры по защите детей, ставших жертвами межнациональных конфликтов, детей из семей беженцев и переселенцев;

а также профилактика и предотвращение насилия в семье, и ряд других важнейших в области защиты прав женщин, семьи и детей, мер. По-видимому, не хватало в бюджете на 2002 г. денег и депутаты - мужчины153 решили пожертвовать в первую очередь женской программой, чтобы было не в ущерб себе.


^ Положение детей и нарушение их прав

Вопросы, связанные с нарушениями прав детей, в 2001 г. остались практически такими же, что и в 2000 г.: нарушение прав детей на жилье, невыплата алиментов, насилие в семье, вопросы опекунства, условия проживания в детских домах, конфликты в школе, лишения родительских прав, жалобы на применение насилия со стороны милиции и др.

В данном разделе хотелось бы коротко остановиться лишь на одной проблеме – социальном сиротстве. Эта проблема, т.е. проблема детей, брошенных живыми родителями, стала в г. Дзержинске одной из самых острых. В городе функционируют четыре образовательных учреждения для детей- сирот, оставшихся без попечения родителей. Из 271 ребенка, содержащихся там, круглых сирот только 38, остальные социальные сироты. Сейчас сиротские учреждения Дзержинска в основном пополняются социальными сиротами во втором и третьем поколениях, т.е. детьми и внуками тех, кто когда-то там воспитывался. В 2000 г. у 129 детей родители по суду были лишены родительских прав, за 10 месяцев 2001 г. были лишены родительских прав родители ещё 124 детей. В большинстве случаев лишение родительских прав связано с насилием над детьми.

Так, например, 14-летняя Вера С. ушла от матери, потому что та её сильно била, не давала учиться, а заставляла нянчиться с маленьким братишкой. До этого Вера в течение 8 лет, пока мать отбывала наказание за совершение уголовного преступления, воспитывалась в детском доме. После того, как мать освободилась, директор детского дома убедил девочку вернуться домой. Вера после ухода из дома жила у подруги, т. к. понадобилось несколько месяцев, чтобы сотрудникам Дзержинского правозащитного центра удалось убедить отдел опеки и попечения администрации города оградить девочку от насилия со стороны матери и поместить в детский дом.

Положение детей, находящихся под опекой родственников, также оставляет желать лучшего. И прежде всего материальное положение, т.к. опекуны не всегда получают причитающееся им материальное обеспечение. И, кроме того, отсутствует должный социальный и психологический контроль над воспитанием детей.

Не внедряется в практику и такая форма устройства детей - сирот, как приёмная семья, т.к. муниципальный бюджет не обеспечивает их установленным законом финансированием.

В 2001 г. муниципалитетом принято пока единственное решение о создании такой семьи, но инфраструктура, которая должна оказывать поддержку ей и другим таким же семьям, не создана.

В качестве заключения приведем одну очень грустную справку. Из 18 бывших воспитанников одного из сиротских учреждений Нижегородской области (1999 г. выпуска) 16 человек по состоянию на конец 2001 г. лишены свободы. Часть из них уже отбывает наказание в колониях, другие еще находятся в следственном изоляторе. Только двое находятся на свободе. Таким образом, детский дом в этом случае можно назвать ресурсным центром малолетних правонарушителей154.

^ Положение заключенных


Как указывалось ранее в докладе за 2000 г., по данным Главного управления исполнения наказания (ГУИН) по Нижегородской области в колониях области в 2000 г. отбывали наказание 15 тысяч заключенных. На запрос НОПЧ о численности заключенных на конец 2001 г. ГУИН по Нижегородской области сообщило, что численность спецконтингента ими не приводится, т.к. «эти данные для служебного пользования»155

Условия содержания заключенных в СИЗО

Условия содержания в Нижегородском следственном изоляторе (СИЗО) по-прежнему считаются пыточными, независимо от того, что в конце 2000 г. введен в действие отдельный корпус для несовершеннолетних. На каждого взрослого человека в камере приходится менее одного метра площади156, по несколько человек на одну койку, постоянно затхлый воздух, закрытые листами железа окна, высокая влажность, отсутствие элементарных санитарных условий. В 2001 г. один заключенный СИЗО жаловался на то, что в результате невыносимых условий содержания он заболел там туберкулезом157.

Руководство ГУИН из-за отсутствия финансирования не может осуществить работы по реконструкции действующего корпуса СИЗО-1 и законсервированного корпуса СИЗО-2. За 2001 г. освоены в целом всего лишь 320 тыс. рублей, выделенных из областного бюджета158.

Условия содержания заключенных в местах лишения свободы

Говоря об условиях содержания заключенных в местах отбывания наказаний, связанных с лишением свободы, следует сразу же оговорить, что во многом качество этих условий определяется размером материальных средств, которые государство выделяет для этого, и еще в большей степени от того, какие средства непосредственно перечисляются на эти цели. В условиях недофинансирования администрациям учреждений исполнения наказаний совместно с Главным управлением исполнения наказаний (ГУИН) по Нижегородской области приходится принимать максимум усилий по обеспечению жизнедеятельности исправительных учреждений. Не лучшим образом обстоят дела с обеспечением необходимого ассортимента продуктов питания в магазинах для осужденных.159 Количество и качество продуктов, которыми питаются заключенные в колонии, определяется, в частности, таким фактором, как наличие у колонии подсобного хозяйства и производства пользующихся спросом товаров. «Вопросы обеспечения полной трудовой занятости осужденных…были и остаются проблемными»160. По информации ГУИН по Нижегородской области в 2001 г. в колониях области освоен выпуск 42 видов новой продукции, за счет чего дополнительно трудоустроено 559 осужденных.

Следует отметить, что в результате последовательных мер ГУИН по Нижегородской области по медико-санитарному обеспечению осужденных, в 2001 г. на 100% выполнен план флюорографического обследования заключенных. По сравнению с 2000 г. снизилась заболеваемость туберкулезом в 1,6 раза, а смертность от туберкулеза снизилась в 2,3 раза.

Несмотря на столь положительные достижения в части снижения заболеваемости туберкулезом, осужденные в своих письмах в адрес НОПЧ или их родственники при личном обращении, неоднократно сообщают об отсутствии необходимых медикаментов в колониях для лечения больных, об отсутствии нужного вида медицинской помощи. В частности, это относится в первую очередь к учреждению УЗ-62/16 (п. Просек, Лысковского района Нижегородской области). Так, гражданин К. сообщает, что его родственнику, отбывающему наказание в этой колонии, не могут оказать помощь в лечении зубов161. Заключенный этой же колонии П. жалуется на потерю зрения и на то, что после перелома у него неправильно срослась рука. На его просьбу отправить его в больницу при СИЗО г. Н. Новгорода для оказания медицинской помощи, руководство колонии ответило отказом162. Также К. и. П. сообщают, что у многих заключенных, в том числе и у родственника гражданина К. и у осужденного П., наблюдается дистрофия, а врачи не назначают даже диету. Кроме того, П. сообщает, что осужденных держат в штрафном изоляторе (ШИЗО) в течение 2 – 8 месяцев не выпуская, в связи с чем осужденные даже не имеют возможности получить посылки. При выходе на прогулку зимой не выдают теплое белье и теплые носки.

Заключенные П. и З., отбывающие наказание в колонии УЗ-62/12 (ст. Шерстки, Тоншаевского района, Нижегородской области), в своих письмах в НОПЧ163 сообщают о том, что администрация колонии «допускает к заготовке пищи осужденных, не прошедших медицинский осмотр и перенесших тяжелые инфекционные заболевания, как сифилис, гепатит В, трихомоноз, туберкулез легких и т.д.». В частности, один из обратившихся П., поступивший в колонию 25 декабря 2000 г., находясь в СИЗО в период с 5 декабря 1999 г. по 10 января 2000 г. проходил лечение от сифилиса. И, как он пишет, его без соответствующего медицинского осмотра также включили в график по заготовке пищи. Причем заключенный З. приложил график на июль 2001 г., утвержденный начальником ИК-12, к своему письму, и в нем действительно значится фамилия П. Кроме того, в этом графике значатся еще три фамилии заключенных, которые, по мнению З., также перенесли тяжелые инфекционные заболевания. Такими действиями, а вернее, бездействием, администрация колонии еще более способствует распространению в колонии различных инфекционных заболеваний.

По-прежнему в колониях имеются специальные камеры, в которых нет ничего, кроме бетонных стен. Заключенные называют их «шершавками»164. При обращении НОПЧ в прокуратуру по этому поводу, была проведена проверка в учреждении УЗ-62/16. Она показала, что «Камеры штрафного изолятора, помещений камерного типа в ИК-16 оборудованы деревянным полом…В течение последних 3-х месяцев температура воздуха в камерах ниже 14 градусов не опускалась. При наличии законных оснований осужденным, содержащимся в ШИЗО, ПКТ, выдается теплая одежда»165. Так, что в очередной раз прокурорская проверка подтвердила, что на самом деле оказывается все хорошо, а заключенные все то, на что жалуются, просто выдумывают. Видимо, делать им больше нечего, как строчить жалобы, и более того, получать потом за эти жалобы от сотрудников колонии соответствующие дисциплинарные взыскания или угрозы физической расправы166.

Тем не менее, все же следует отметить, что в 2001 г. в двух случаях обращения заключенных колоний УЗ-62/16 и УЗ-62/10 с жалобами, прокуратура, проведя проверку, обнаружила нарушения. Администрацией учреждения УЗ-62/16 был нарушен установленный Приказом Министерства юстиции № 213 от 25.05.99 трехдневный срок извещения близких родственников осужденного о его прибытии в колонию для отбывания наказания. «Начальнику ИК-16 указано на недопустимость подобных нарушений»167. В колонии УЗ-62/10 находятся осужденные, больные тяжелой формой туберкулеза. Проведенная прокурорская проверка показала, что «больные в этой колонии содержатся в сырых и холодных помещениях. Во многих палатах с потолка стекает вода, вместо стекол на окнах – полиэтиленовая пленка. Больные постоянно в телогрейках, спят на двухъярусных кроватях. У многих нет постельных принадлежностей, не хватает даже матрасов. Больные не получают специального питания, а существующее - низкой калорийности. Банно-прачечный комбинат колонии в запущенном состоянии. На момент прокурорской проверки сантехника не исправна, не было горячей воды, не хватает даже тазов для помывки. Врачами колония укомплектована всего наполовину от потребности, потому что не хватает жилья»168.

По названным нарушениям прокуратура области внесла представление начальнику ГУИН МЮ по Нижегородской области, губернатору области направлена информация о положении в колонии.

Исходя из результатов указанной проверки, можно сделать вывод, что если уж тяжело больных людей содержат в таких нечеловеческих условиях, грубо попирая их конституционное право на охрану здоровья, то и в остальных колониях области, видимо, условия не лучше, и жалобы заключенных являются тому подтверждением.

Всего в 2001 г. в НОПЧ поступило 10 жалоб169 от заключенных или их родственников на нарушение условий содержания170.


Факты убийств или подозрительных смертей в местах лишения свободы

В НОПЧ имеются материалы за 2001 г., которые свидетельствуют о двух подозрительных, с точки зрения родственников, смертей заключенных:

  1. смерть Олега Агеева в больнице СИЗО 1 июня 2001 г., доставленного из колонии УЗ-62/7.

  1. смерть Олега Ларина в больнице СИЗО в сентябре 2001 г.

Кроме того, в 2001 г. НОПЧ стало известно, что 24.04.1999 г. в областной больнице ГУИН Нижегородской области скончался В.П. Обухов. «Мать узнала собственного сына только по завитку волос на затылке и родинке. Вместо тридцатилетнего мужчины в гробу лежал шестидесятилетний старик, изнуренный тяжелой болезнью. Синяя левая рука с прищемленными пальцами странно изгибалась в локте, как будто сломанная. Щиколотки проколоты насквозь, На руках и ногах - кровоподтеки, рубцы как от ожогов. Под ухом на шее – рваная рана. Лоб пробит»171. При этом Обухов очень сильно, по свидетельству матери на четыре размера, похудел. По заявлению родственников прокуратура Советского района г. Н. Новгорода провела проверку, и 22.06.00 помощник прокурора Советского района В. П. Соколов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти Обухова. Прокуратурой области в этом году указанное постановление отменено и возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ172.

На запрос НОПЧ, проводилась ли по факту смерти указанных лиц проверка, и каковы результаты, прокуратура Нижегородской области сообщила следующую информацию173.

1 июня 2001 г. в областную больницу ГУИН из учреждения УЗ-62/7 поступил осужденный О.Б. Агеев в крайне тяжелом состоянии с диагнозом: ушиб головного мозга, перелом нижней челюсти. Несмотря на проведенные реанимационные мероприятия Агеев скончался при явлениях острой сердечно-сосудистой недостаточности. Поскольку причина смерти Агеева была не ясна, и у него имелись полученные при жизни телесные повреждения, 8 июня 2001 г. Сухобезводненской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 124 УК РФ174. 7 октября прокуратурой вынесено постановление о прекращении уголовного дела по факту смерти осужденного О. Б. Агеева за отсутствием состава преступления. Оснований для отмены данного постановления со стороны областной прокуратуры не усматривается.

В качестве комментария к информации прокуратуры по факту смерти Агеева можно привести свидетельство Н.А. Таганкиной, одного из авторов данного доклада. Она лично присутствовала при выдаче родственникам тела Олега Агеева из морга. Визуально было видно, что на правой стороне лица Олега в височной области имелась большая ярко выраженная гематома, а челюсть – деформирована. Т.е. наблюдаемые телесные внешние повреждения вполне соответствовали предварительному диагнозу, с которым поступил Агеев в больницу ГУИН, а именно ушиб головного мозга, перелом нижней челюсти. Из личной беседы с судмедэкспертом, который проводил вскрытие, Н. Таганкина получила сведения, что причина смерти пока не установлена, но в организме Агеева обнаружены токсические вещества, и, возможно смерть наступила в результате отравления. По непроверенным официально сведениям именно эта предполагаемая причина смерти впоследствии и стала официальной. Судя по полученному из областной прокуратуры ответу, виновных в смерти Агеева нет, а вопрос о том, кто причинил ему до наступления смерти телесные повреждения, по-видимому, и не расследовался.

Факт смерти осужденного Агеева получил широкую огласку в Нижнем Новгороде и большой общественный резонанс. В НОПЧ поступило коллективное обращение от 140 заключенных СИЗО175, в котором они протестовали против направления их в колонии, находящиеся на севере Нижегородской области, в т.ч. и в колонию УЗ-62/7, из которой поступил в больницу СИЗО Агеев, опасаясь, что и их там ждет такая же участь. НОПЧ со своей стороны направило в адрес начальника ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области письмо с просьбой принять срочные меры по исправлению ситуации и наказанию администрации колонии УЗ-62/7176. Ответа на данное обращение не поступило.

По факту смерти 30 сентября 2001 г. Олега Ларина прокуратура Нижегородской области сообщила, что 22 октября 2001 г. прокуратурой Советского района вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. Но 12 ноября 2001 г. прокуратурой области данное постановление отменено и возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ177. В настоящее время срок расследования данного уголовного дела продлен до 12.02.2002 г.

Причиной обращения в прокуратуру родственников Ларина, усомнившихся в его естественной смерти, послужили следующие обстоятельства. В следственном изоляторе Ларин находился с 17 сентября. Последний раз жена его видела 18 сентября, и он был, по ее словам, вполне здоров. Потом она написала мужу в СИЗО два письма, но ответа не получила. Когда 2 октября она принесла мужу в СИЗО передачу, то ей сообщили, что он умер два дня назад от менингита. Таков был официальный диагноз медиков больницы СИЗО. Когда труп мужа привезли домой, то обнаружили, что одежда на нем чужая. Запястья рук и ног изувечены, лицо и голова разбиты. На вопрос жены об этих ранах, врачи ответили, что они являются следствием трепанации черепа178. Вполне естественно, что родственников Ларина такой ответ не удовлетворил.

По расследованию уголовного дела по факту смерти В.П. Обухова прокуратура области сообщила, что дело приостановлено ввиду отсутствия согласия родственников на проведение эксгумации трупа179.


Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающее достоинство виды обращения и наказания в местах лишения свободы

Всего в 2001 г. в НОПЧ и «Лигу матерей заключенных» поступило12 жалоб180 на неправомерные действия администрации в местах лишения свободы, связанные с применением физического насилия по отношению к заключенным181. Их было бы значительно больше, т.к. по сведениям родственников осужденных, руководство колоний препятствует официальной отправке жалоб.

Так же, как и в предыдущих докладах, в частности, за 2000 год, почти все представленные в данном разделе сведения о применении пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство способов обращения и наказания в местах лишения свободы взяты из жалоб заключенных, присланных в НОПЧ. Система проверки данных жалоб в 2001 г. осталась прежней, т.е. путем обращения в прокуратуру, и, как правило, факты не подтверждались.

Так, 21 июня 2001 г. в НОПЧ поступила коллективная жалоба от 20 заключенных, отбывающих наказание в учреждении УЗ-62/1. Заключенные жаловались на бесчеловечные условия содержания, на беспредел со стороны администрации, на постоянные издевательства и избиение осужденных. «Методы работников колонии с осужденными включают в себя: унижение человеческого достоинства, истязание пытками и избиение в наказание за нарушение режима содержания…В камерах ШИЗО и ПКТ182 … сотрудники колонии истязают осужденных и избивают, используя спецсредства (наручники, резиновые дубинки), основывая свои действия буквой закона и разрешением прокурора Нижегородской области, запугивая и пользуясь неграмотностью заключенных»183.

По обращению НОПЧ проверку данной жалобы проводили сотрудники Федерального управления МЮ РФ по Приволжскому федеральному округу. «В ходе проверки были опрошены осужденные, список фамилий которых прилагался, проверены их личные дела и другая служебная документация, касающаяся вопросов, отраженных в жалобе…Факты, изложенные в жалобе частично нашли свое подтверждение…Были отменены постановления о наложении дисциплинарных взысканий в отношении 7 осужденных…По фактам применения к осужденным специальных средств Сухобезводненской прокуратурой за соблюдением законов в исправительных учреждениях при исполнении уголовных наказаний проводится проверка»184. Из прокуратуры никакого ответа о результатах проверки не поступило.

Бывший заключенный этой же колонии УЗ-62/1 инвалид Н. В. Зыков, обратившись 14 ноября 2001 г. в НОПЧ185 за консультацией, каким образом он может получить от администрации колонии компенсацию за причиненный в результате его избиения вред здоровью, сообщил следующие факты. Находился в колонии со 2 октября 1998 г. Сразу же по прибытию был избит сотрудниками за отказ подписать расписку о сотрудничестве с администрацией и помещен в ШИЗО. После написания жалобы был вновь очень сильно избит. Просил направить в больницу СИЗО в Н. Новгород, куда его отправили только после 14-дневной голодовки. После возвращения с лечения в эту же колонию вновь стал подвергаться избиениям. Летом 2000 г. был избит пьяными прапорщиками так, что Зыкову разорвали мышцы живота в области паха. В больницу СИЗО Нижний Новгорода его направили только в марте 2001 г., т.е. через 10 месяцев после избиения, да и то только потому, что в колонию приезжала медицинская комиссия, и Зыков сумел попасть на осмотр. В больнице СИЗО ему сделали две операции. В мае 2001 г. Зыков опять возвратился в колонию УЗ-62/1 и снова, вплоть до освобождения осенью 2001 г., на него оказывалось со стороны администрации давление.

В докладе о ситуации с правами человека в Нижегородской области за 2000 г. приводилась в качестве примера подобная жалоба на администрацию колонии УЗ-62/1 от осужденного Э. Д. Суворова. Повторяемость жалоб от разных осужденных, в разные сроки отбывающих наказание в этой колонии является косвенным свидетельством того, что факты , изложенные в них, скорее всего соответствуют действительности.

В начале сентября 2001 г. родственники осужденных С. Е. Савельева и Е. С. Доронина, отбывающих наказание в учреждении УЗ-62/17, принесли в НОПЧ от них жалобы на неправомерные действия администрации186.

Заключенные писали, что администрация колонии провоцирует их к признанию того факта, что они были якобы понятыми при изъятии наркотика, подложенного администрацией осужденному С. С. Голубинскому, с целью фабрикации против него уголовного дела. Они отказываются быть свидетелями по делу и оговаривать Голубинского. По этой причине со стороны администрации колонии в их адрес поступают угрозы и оказывается давление. Осужденные опасаются за свою жизнь, просят обеспечить им безопасность и провести соответствующую проверку, обещая при этом предоставить доказательства изложенным в жалобах сведениям.

Родственники осужденных при обращении в НОПЧ также были обеспокоены тем, что со стороны администрации колонии возможны не только угрозы, но и различные провокации, а также реальное физическое воздействие, могущее привести к причинению тяжкого вреда здоровью или даже лишению жизни.

Не доверяя прокуратуре, по обращению НОПЧ проверку данной жалобы проводили также сотрудники Федерального управления МЮ РФ по Приволжскому федеральному округу. «При проверке этих заявлений осужденных факты, изложенные в них, частично нашли свое подтверждение. Уголовное дело, возбужденное по факту незаконного приобретения и хранения наркотических веществ в отношении С. С. Голубинского прекращено 27.09.01 года. Заключения по проверке … направлены в ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области и Сухобезводнинскую прокуратуру по надзору за исполнением уголовных наказаний для решения вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности лиц, допустивших нарушения уголовно - исполнительного законодательства»187. Ни из ГУИН МЮ РФ, ни из Сухобезводнинской прокуратуры никаких сведений о принятых мерах в адрес НОПЧ не сообщалось.

Жалобы на избиения и пытки поступали в 2001 г. и от осужденных из колоний УЗ/62/7, УЗ-62/3, УЗ-62/9, УЗ-62/16. Кроме того, родственники осужденных при обращении в НОПЧ за консультацией также рассказывали о многих случаях необоснованного применения физического насилия к осужденным, о незаконном привлечении к дисциплинарной ответственности, об отказе в оказании медицинской помощи и др. В рамках доклада невозможно привести все сведения о пытках и физическом насилии над заключенными, которые поступили в 2001 г. в НОПЧ или «Лигу матерей заключенных».

В заключение хотелось бы все же остановиться еще на одном показательном примере. 22 ноября 2001 г. в НОПЧ поступило из больницы СИЗО заявление от Ю. Н. Пронина, отбывающего наказание в учреждении УЗ-62/16188. А 1 декабря 2001 г. в «Лигу матерей заключенных» обратилась А. Д. Мясникова - мать осужденного Ю. Н. Пронина. Со слов сына (при личном свидании) мать сообщила, что со стороны администрации колонии к нему было применено физическое и моральное насилие, приведшее к причинению вреда здоровью (сломана рука). А именно, сына «избивали, обливали водой и голого выкидывали на улицу и при этом говорили: либо умрешь, либо подпишешь какое-то заявление…Бросали в маленькую камеру с бетонным полом, который заливали водой, образовывалась корка льда….Теперь ему предъявляют обвинение в покушении на убийство..»189. Пронин в своем письме сообщил, что он поступил в колонию 6 ноября 2001 г. и находился в карантине. У него сразу же сложились неприязненные отношения с администрацией колонии. Он сообщил, что активисты колонии (6 человек), подстрекаемые оперативным сотрудником, издевались над ним и жестоко избивали в течении нескольких часов, принуждая к тому, чтобы он согласился на сотрудничество с администрацией. В результате ему сломали руку и причинили множественные ушибы тела (из заключения врача – множественные гематомы). Впоследствии, 14 ноября, его отправили в больницу СИЗО.

После проведенной проверки ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области сообщило, что «изложенные в жалобе сведения своего подтверждения не нашли»190.

Нижегородская прокуратура по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний, также проведя проверку, сообщила, что Ю.Н. Пронин в ходе проверки пояснил о том, что «травму в виде перелома левой руки он получил 06.11.2001 г. в результате собственной неосторожности при падении с лестницы. Объяснения осужденного Пронина подтвердили другие осужденные…Пронин в ходе беседы …жалоб на решения администрации ИК-16, действия осужденных не высказал»191.

23 января 2002 г. Ю.Н. Пронин и его брат А.Н. Пронин вновь обратились в НОПЧ. В своем письме Ю.Н. Пронин сообщил, что он был вынужден дать такие показания, т.к. ему высказывались угрозы, вплоть до того, что его брата могут посадить за хранение наркотиков192.

В заключение можно сказать, что при сохранении на таком же уровне, как и в 2000 г., общей ситуации с применением физического и психологического насилия к заключенным в колониях Нижегородской области, в 2001 г. наметилась тенденция со стороны Федерального управления МЮ РФ по Приволжскому федеральному округу к более тщательному и справедливому расследованию конкретных фактов. В случае, если руководство ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области в соответствии с заключениями Федерального управления будет принимать соответствующие меры по привлечению виновных к ответственности, можно будет надеяться, что ситуация начнет улучшаться.

^ Положение военнослужащих срочной службы193

По данным анализа обращений в Нижегородский областной комитет солдатских матерей (НО КСМ) и Дзержинский правозащитный центр в 2001 г., можно объективно утверждать о тенденции увеличения год от года количества нарушений прав призывников и их родителей со стороны военных и гражданских чиновников, имеющих отношение к призыву в армию.

При сохранении в 2001 г. количества (около 800 человек) обратившихся за помощью и консультацией по вопросам призыва в НОКСМ увеличилось количество обращений по фактам нарушения прав призывников и их родителей с 97 в 2000 г. до 139 в 2001 г.

В Дзержинский правозащитный центр в 2001 г. по вопросам призыва обратилось более 430 человек, из них более 130 с жалобами на незаконный призыв.

Сохранение большого количества нарушений прав граждан при призыве объективно связано с сохранением принудительной призывной системы комплектования вооруженных сил и затянувшимся процессом принятия закона «Об альтернативной гражданской службе». Одной из причин сохранения большого числа нарушений также является традиционно сохраняющийся правовой нигилизм граждан: незнание и неумение пользоваться законами и своими правами, неверие в возможность восстановления своих прав законными способами. Безответственность и безнаказанность гражданских и военных чиновников, которые выносят решение о призыве в армию, а также врачей, проводящих освидетельствование призывников, являются одной из причин многочисленных нарушений прав человека при призыве.

Нарушения при призыве год от года практически не меняются по своему составу, приумножаясь лишь изощренной фантазией работников военных комиссариатов и сотрудников органов внутренних дел, проводящих операции по принудительной доставке призывников на пункты отправки в армию.

Из традиционного набора нарушений прав призывников в 2001 г. можно отметить следующие.


Призыв в армию лиц, не годных для прохождения строевой службы по состоянию здоровья или имеющих право на отсрочку

В 2001 г. в НОКСМ обратились 104 человека, в отношении которых было принято решение о призыве или о годности к военной службе без учета заболеваний, не совместимых с военной службой. Большинство отправок в армию больных молодых людей, обратившихся за помощью, удалось предотвратить. Однако, были случаи обращений в НОКСМ родственников больных призывников, накануне отправленных в армию, что значительно усложняло, а в некоторых случаях и не давало возможности реализовать защиту этих молодых людей. Направленные по ходатайству НОКСМ на обследование в госпиталь призванные с заболеваниями молодые люди проходили данное обследование формально, что не позволяло выявить заболевания, дающие право на досрочное увольнение из рядов ВС. Командование практически всех в/частей жалуется на очень низкий по состоянию здоровья контингент призывников, поступающих к ним из Нижегородской области. Командиру части не выгодно выяснять истинное состояние здоровья молодых солдат, призванных незаконно, так как в противном случае более 30% призывников должны быть досрочно уволены из армии. А как же тогда укомплектованность в/частей и подразделений? По этой же причине командиры в/частей отказываются подавать иск в суд на призыв заведомо не годных к службе в армии молодых людей.

Из наиболее вопиющих случаев нарушений прав на освобождение от призыва по состоянию здоровья можно назвать следующие: игнорирование врачами военных комиссариатов имеющегося у призывника диагноза «язвенная болезнь» - в 2001 г. в НОКСМ было 15 обращений, связанных с данным нарушением; 15 обращений в 2001 г. было связано с незаконным решением о годности к военной службе в отношении молодых людей, имеющих заболевания опорно-двигательного аппарата (плоскостопие II ст. с артрозом II cт., плоскостопие III ст., сколиоз II ст. с тремя и более клиновидными позвонками, сколиоз III ст.).

В качестве одного из характерных примеров нарушения права призывника на освобождение от призыва по состоянию здоровья и сопутствующих этому нарушений можно привести ситуацию с Романом У. В декабре 2001 г. домой к Роману приехали представители военного комиссариата и милиции Ленинского района. Его забрали в РВК, несмотря на то, что Роман в то время с открытым больничным листом находился на лечении в дневном стационаре бассейновой больницы по поводу язвенной болезни. В РВК его заставили проходить медицинское освидетельствование, угрожая посадить в тюрьму, и, рекомендуя выкинуть все свои медицинские документы, признали годным к прохождению военной службы. При этом разговаривали традиционно грубо и оскорбительно. Роман У. написал заявление в прокуратуру Ленинского района и в областную призывную комиссию с просьбой оградить его от незаконных действий и решений со стороны военного комиссара и милиции.

Незаконная отправка в армию Сергея К., который по заболеванию должен быть освобожден от прохождения военной службы - еще один пример игнорирования работниками РВК прав граждан на сохранение здоровья. Сергей 5 декабря 2001 г. был выписан из больницы, где он находился на лечении по поводу язвы. 7 декабря Сергей должен был принести в РВК акт о медицинском обследовании. Однако, рано утром 7 декабря к нему в квартиру ворвались представители военкомата, забрали его в РВК, и без медицинского освидетельствования и прохождения призывной комиссии в тот же день привезли на сборный пункт для отправки в армию. НОКСМ ходатайствовал перед ЦВВК и командованием в/части, куда попал служить Сергей, о срочной госпитализации. 11.02.2002 года Подольский госпиталь подтвердил у Сергея К. «язву 12 п.к.». После увольнения Сергея с военной службы НОКСМ будет разъяснять ему возможность и необходимость обращения в суд с иском на незаконные действия РВК.

Остаются актуальными и вопросы нарушения медицинскими работниками прав граждан на информацию о состоянии своего здоровья, на объективную оценку с учетом всех представленных в РВК медицинских документов состояния здоровья при решении вопроса о годности к военной службе, на обследование и лечение в гражданских медицинских учреждениях без направления РВК. Можно привести пример незаконных действий РВК и призывной комиссии в отношении Дмитрия М., которого с черепно-мозговой травмой: а) отказались госпитализировать в районной больнице без направления военного комиссариата; б) заведующая терапевтическим отделением поликлиники отказалась продлить больничный лист, так как был звонок из военного комиссариата; в) военный комиссар отказал в выдаче копии решения призывной комиссии, и с угрозами заставил взять повестку на отправку в армию. Но наибольшее недоумение в данном случае вызывает ответ районной прокуратуры, куда с жалобой на нарушение своих прав обратился Дмитрий. Из ответа прокуратуры следует, что: во-первых, Дмитрий зря обвиняет военного комиссара в непредоставлении ему копии решения призывной комиссии, т.к., оказывается, «копия решения призывной комиссии была доставлена ему на дом» (!?), что является явной ложью, а «лечиться призывник имеет право в больнице без направления РВК только после окончания призыва». Ответ прокурора явно свидетельствует о том, что, либо прокурор плохо разбирается в законах и правах граждан, либо он отстаивает корпоративные интересы органов власти и военного ведомства.

Еженедельно, по субботам в НОКСМ проводится разъяснительная работа среди призывников и их родителей по применению законов и отстаиванию своих прав, которая значительно уменьшила количество незаконных отправок призывников в вооруженные силы и увеличила количество обращений молодых людей в суд на незаконные решения и действия военных комиссариатов и призывных комиссий.

Родители военнослужащих, призванных с нарушением права на отсрочку по состоянию здоровья, обращаясь в НОКСМ, отмечают, что в армии здоровье их детей значительно ухудшилось.

Беспрецедентно много в 2001 г. было обращений о получении в армии психического заболевания. При внимательном изучении медицинских документов, представленных родителями, выяснялось, что практически все, подлежащие увольнению из рядов вооруженных сил по психиатрическому заболеванию, имели отклонения в здоровье до призыва в армию. Однако, заболевания призывников были проигнорированы врачами-специалистами при призыве, при этом призывники и родители часто вводились ими в заблуждение, что освобождение от армии по психиатрическому заболеванию повлечет за собой в будущем сложности в трудоустройстве.

В 2001 г. в НОКСМ поступило 36 заявлений от родителей военнослужащих, направленных из армии на лечение в психиатрические больницы. Все они были комиссованы и все имели до призыва те или иные заболевания, несовместимые с военной службой.

Второй по количеству обращений является ситуация по нарушению права на получение образования. В 2001 г. продолжало действовать распоряжение прежнего губернатора Нижегородской области о досрочном, до 10 июня, выпуске граждан, подлежащих призыву, из образовательных учреждений среднего и начального профессионального образования, которое нарушает право на получение образования, предусмотренного программой, и противоречит закону РФ «Об образовании» (п. 2 ст. 15). В 2001 г. в НОКСМ обратились 18 человек, в отношении которых было принято решение о призыве без учета права на отсрочку для получения образования.

В 2001 г. НОКСМ зарегистрировал 10 случаев вызова в РВК на мероприятия, связанные с призывом, молодых людей, не достигших 18 лет, что является нарушением ст. ст. 22 и 26 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе». Михаилу А. работниками РВК была вручена повестка на отправку в армию за 1 месяц до исполнения 18 лет. Евгению К. повестка на отправку в армию также была вручена за 1,5 месяца до исполнения ему 18 лет без прохождения медицинского освидетельствования и призывной комиссии. Михаил, Евгений, так же, как и все остальные призывники, права которых были нарушены, обратились с жалобой на действия работников военных комиссариатов в военную прокуратуру Нижегородского гарнизона. Однако, прокуратура вместо объективного разбирательства все жалобы переадресовала в военный комиссариат, сотрудники которого никогда не признаются в том, что ими нарушены чьи-то права, поэтому в качестве ответов в НОКСМ приходят из военной прокуратуры отписки, что факты, изложенные в очередной жалобе, не подтвердились.

В 2001 г. остались и такие традиционные нарушения, как нарушение прав престарелых родителей на уход и помощь со стороны сына. Призывная комиссия Борского района вынесла решение о призыве Вячеслава Ф. в армию, несмотря на то, что он являлся единственным сыном матери-пенсионерки. Решение призывной комиссии было обжаловано в суде, который признал право матери Вячеслава на уход и помощь со стороны сына, и обязал призывную комиссию отменить незаконное решение.

В прошедшем 2001 г., как и в 2000 г., продолжались, во исполнение приказа МО и МВД о совместных действиях по выявлению уклонистов от службы в армии, принудительные доставки призывников в военкоматы. При подобных операциях сотрудники МВД не утруждают себя выяснением каких-либо обстоятельств, касающихся прав граждан. Дмитрия Щ., который учился в профессиональном училище, увезли утром из училища с милицией в РВК и, несмотря на то, что он готовился к защите диплома, заставили в учебное время проходить медицинское обследование в ущерб учебному процессу. На 6 июня ему была назначена защита диплома, но в военкомате на 6 июня его заставили взять повестку в армию.

Кроме всех перечисленных нарушений, необходимо также отметить участившиеся в 2001 г. случаи наложения штрафа на призывников со стороны военных комиссаров в размерах, не установленных законом. Так, призывникам Павлу П. и Олегу К. в Автозаводском РВК не оформляли военный билет, когда им исполнилось 27 лет, пока они не заплатят штраф: Олег – в размере 3000 рублей, а Павел – 500 рублей, или не помогут оргтехникой.

В 2001 г. НОКСМ стал известен еще один вид нарушений прав человека со стороны военных комиссариатов – препятствие в смене места жительства. Призывник Владимир Д. переезжал в квартиру жены в другом районе, а свою квартиру продавал. Для того, чтобы выписаться из квартиры, необходимо сняться с воинского учета, в чем со стороны военного комиссара Володарского района чинились всевозможные препятствия: от условия непременно пройти медицинское обследование (что требует достаточного времени) до оказания материальной помощи военному комиссариату.

На основании приведенных примеров можно сделать вывод, что военные и гражданские должностные лица по–прежнему игнорируют права и законные интересы граждан, руководствуясь только одним интересом: выполнение плана принудительной отправки молодых людей в армию. Правоохранительные органы, как и раньше, не только не стоят на страже прав граждан, а, наоборот, стараются не замечать или оправдывать всевозможные нарушения закона в период призывных кампаний.


Лишение возможности обжаловать решение призывной комиссии

Действия работников военных комиссариатов и призывных комиссий часто не оставляют возможности призывникам и их родителям подать жалобу в вышестоящий орган, суд или прокуратуру о восстановлении законности. Обжалование действий и решений районной призывной комиссии в областную призывную комиссию, как правило, остаются без ответа. В районных военкоматах и призывных комиссиях отказываются брать заявления с уведомлением об обжаловании их действий и решений, а в качестве контрмеры возбуждают уголовные дела об уклонении от призыва, тем самым показывая призывнику, что тот абсолютно бессилен в борьбе с военной машиной за свои права. В связи с тем, что для обжалования решения призывной комиссии необходимо получить на руки копию этого решения, серьезным препятствием для обжалования также продолжает оставаться отказ работников военкоматов и призывных комиссий выдавать эти документы, что нарушает п. 6 ст. 28 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе». Должностные лица не только отказываются выдавать на руки копии решения призывной комиссии, но и отказываются принимать заявления от призывников с требованием выдать данный документ.

Игорь В. написал заявление о выдаче ему копии решения призывной комиссии для обжалования в суде, так как решение о призыве было принято без учета его состояния здоровья. Вместо выдачи копии решения призывной комиссии Игоря заставили взять повестку на отправку.

Евгений М. был отправлен на сборный пункт и возвращен домой в связи с наличием заболеваний, не совместимых с военной службой. После возвращения со сборного пункта он написал заявление о выдаче на руки копии решения призывной комиссии, в чем ему было отказано.


Право на судебную защиту

С каждым годом призывники и их родители все больше понимают необходимость и возможность отстаивания своих прав в суде. В 2001 г. НОКСМ известно о четырех случаях отстаивания призывниками своих интересов в суде, два из них проходили в Борском районе. Все четыре жалобы в суд были от призывников, право которых на отсрочку от призыва в армию для ухода и помощи престарелым родителям было нарушено. Все жалобы были удовлетворены.


Пребывание военнослужащих срочной службы в воинских частях

По данным НОКСМ в 2001 г. вследствие сохранения принудительной призывной системы, катастрофического снижения престижа военной службы, отправки в армию очень низкого по состоянию здоровья, образованию и социальному статусу (призыв отбывших уголовное наказание) контингента молодых людей, безусловно ухудшило и без того сложную обстановку в казармах. Примерами сказанного могут служить как участившиеся случаи, нашедшие освещение в СМИ, побегов с оружием и без оружия из армии, так и число обращений в НОКСМ по вопросам прохождения военной службы в 2001 г. - 958.

Перечень основных проблем, с которыми обращаются в НОКСМ, в основном остался прежний:

  1. самовольное оставление воинской части в связи со сложившимися тяжелыми обстоятельствами (избиения, издевательства, семейные обстоятельства, состояние здоровья) – 136;

  1. смерть в армии в мирной обстановке – 12;

  1. гибель на войне в Чечне – 12;

  1. ранение на войне в Чечне – 3;

  1. пленение на войне в Чечне – 1;

  1. попытки совершить самоубийство – 14;

  1. письменные жалобы (родителям) на избиения, издевательства, вымогательство, подстрекательство к преступлению – 58;

  1. ухудшение здоровья в армии – 175 (из них комиссовано 44 солдата: 14 солдат после жестоких избиений, 9 – призванных с заболеваниями, не совместимыми с военной службой, 24 - получили травмы и заболевания во время службы в армии). При этом 36 военнослужащих были направлены на ВВК с психическими заболеваниями;

  1. длительное (более трех месяцев) неполучение писем из армии – 235;

  1. дополнительные денежные выплаты за участие в выполнение СБЗ в Чечне – 251.

Единичные обращения в НОКСМ связаны с разными вопросами, которые волнуют родителей военнослужащих по призыву: несвоевременное увольнение с военной службы, сроки прохождения военной службы в Чечне, льготы для ветеранов Чеченских кампаний, вопросы реабилитации участников боевых действий в Чечне и др.

Обращения в Комитет солдатских матерей в основном вызваны, как и раньше, невозможностью получить у чиновников, ответственных за призыв и прохождение военной службы, достоверной информации о законах и правах, так и их нежеланием исправить ими же самими допущенные ошибки и нарушения.

Ежегодное увеличение обращений за помощью и консультацией в НОКСМ по разным причинам говорит о невозможности решить вопросы изменения отношения к службе в армии и ситуации в армии без отмены порочной принудительной системы комплектования вооруженных сил.


Пытки и другие жестокие бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания в армии, «дедовщина»

Ничего не изменилось в 2001 г. и в части безнаказанности военных и гражданских начальников, от которых зависит судьба, жизнь и здоровье солдата в случае нарушения ими законов и своих должностных обязанностей, влекущих нарушение прав солдат. Способствует сокрытию преступлений, совершаемых в армии, и нежелание военной прокуратуры, вызванное корпоративными интересами, расследовать эти преступления в полном объеме. В «отписках» военной прокуратуры, поступающих на наши обращения о проведении расследования в отношении беспредела со стороны офицеров, содержится информация о том, что сведения, представленные нами на основании заявлений военнослужащих срочной службы, не нашли подтверждения.

В 2001 г. увеличилось число жалоб до 17 от солдат срочной службы на издевательства и избиения со стороны офицеров.

Дмитрий Ж. был призван в армию с дефектом речи – заикание, который вызывал постоянные насмешки и издевательства сослуживцев. Дмитрий не выдержал и убежал из части. Его приютили чужие люди и сообщили матери, которая приехала за сыном и привезла его обратно в в/часть. «Меня отвели в роту... Один офицер меня ударил и я упал, он заставил меня встать и опять ударил… Потом меня отвели в мед.роту. Там я лежал три дня… Меня посадили в зале и сказали ждать. В зал зашел опять этот человек, который меня до этого бил в кабинете ротного. Он ко мне подошел и пару раз ударил мне в лицо и ушел…»

Денис Л. не вернулся из отпуска в в/часть. Из заявления Дениса в военную прокуратуру стало известно, что: «…Дембеля ночью в пьяном виде подняли и избивали до самого утра с 11-00 ночи до 5-00 утра. Утром я от сильных побоев еле-еле ходил. Но жаловаться было некому, потому что наш ком. дивизиона майор Пудов сам иногда меня бил, говоря, что воспитывает во мне силу, терпение и упорство…Мне повезло больше, я отделался только синяками, а моему другу Нечаеву сломали в двух местах челюсть… 23 февраля я пришел в столовую на ужин. Зайдя в столовую я получил сильный удар в пах, затем последовал другой и еще пару ударов в живот и один в голову…Потом этот солдат неоднократно избивал меня за столовой, требуя с меня деньги. После чего я не стал ходить в столовую вообще и питался на свою зарплату, только чай и хлеб один раз в день… Через день я отбыл в отпуск, в душе поклявшись себе, что никогда ни за что не вернусь туда обратно. Уж лучше покончить жизнь самоубийством… До армии я никогда не боялся темноты и людей. Сейчас мне страшно находиться одному в темном помещении. Но и среди людей тоже не по себе, постоянные ощущения преследования и опасности. Бывают моменты, что и жить уже не хочется. И хочется с собой покончить». Это заявление – крик души солдата, который, по словам матери, с большой охотой пошел служить в армию, а она его сломала и сделала душевнобольным человеком. Армия давно уже превратилась из школы мужества в школу выживания, которая калечит молодых людей физически и морально. Александр Б. оставил в/часть по причине постоянных издевательств, избиений и ранения его ножом в драке, когда старослужащий заставлял его стирать свои портянки, а Саша отказался ему прислуживать. Все эти сведения он сообщил в заявлении в НОКСМ. На обращение в военную прокуратуру Санкт-Петербургского гарнизона с просьбой провести проверку, НОКСМ получил ответ, что факты неуставных отношений к Саше со стороны рядовых и офицеров не подтвердились, а Александр дал в прокуратуре объяснение, что самовольно оставил в/часть с целью праздно провести время. Тогда как объяснить тот факт, что Саша неоднократно лежал в санчасти и в госпитале с травмами и ножевым ранением?

Это пример недобросовестного исполнения военной прокуратурой своих обязанностей по надзору и дознанию и в то же время пример защиты корпоративных интересов военного командования гарнизона. Кроме нежелания прокуратуры должным образом разобраться в фактах неуставных отношений, в НОКСМ имеются многочисленные заявления о том, что в процессе следствия следователи прокуратуры заставляют солдат менять свои показания, особенно если они касаются фактов избиения и издевательств со стороны офицеров. Алексей К. написал заявление в военную прокуратуру о наглом вымогательстве денег со стороны двух старослужащих, которые требовали от него «привезти из отпуска 1000 рублей, кроссовки, спортивный костюм, брюки, джинсы и хорошие ботинки» под угрозой расправы, если он не выполнит их заказ. В заявлении в прокуратуру Алексей просил принять меры к переводу его в другую воинскую часть. Вместо того, чтобы провести должное расследование по фактам, указанным в заявлении, и содействовать переводу военнослужащего, следователь военной прокуратуры заставляет Алексея изменить показания, что он не вернулся в часть не потому, что там «дедовщина», а потому, что заскучал по дому. На основании этих показаний Алексей из потерпевшего превращается в обвиняемого по ст. 337 УК РФ за самовольное оставление в/части без причин, являющихся следствием стечения тяжелых обстоятельств, которые освобождают солдата от уголовной ответственности.

В 2001 г. в НОКСМ было много обращений от военнослужащих в/части 33445 на неуставные отношения со стороны заместителя командира в/части по работе с личным составом майора Мерзлякова. Из заявлений солдат в/ч 33445: «…майор Мерзляков избивал, заставлял бегать в противогазе и хим. защите с мешком кирпичей на спине и говорил, что или посадит, или определит в псих. больницу», были свидетельские показания о том, что Мерзляков отдает распоряжения в процедуре «ставить клизмы» перед строем тем, кто по его мнению, нарушил устав или просто не нравится майору. На обращение НОКСМ по этим фактам в военную прокуратуру получен ответ, что гарнизонной военной прокуратурой проведена проверка и отказано в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Мерзлякова состава преступления.


Факты убийств или подозрительных смертей в армии

Женя П. был незаконно призван в армию, имея заболевание энурез, состоял на учете у психиатра в связи с задержкой нервно-психического развития. Он служил в железнодорожных войсках и после учебной части был переведен в Комсомольск-на-Амуре. Мать забеспокоилась, что от сына больше полгода не было писем. В то же время она получила письмо от командира в/части с просьбой указать место нахождения Жени, который, по его словам, самовольно оставил в/часть. История эта похожа на детектив. В то время, когда командир в/части писал матери письмо, Жени уже не было в живых. Он был безымянным похоронен на сельском кладбище. Его нашли повешенным на ремне в 50 метрах от части. Он был в камуфляже. В кармане нашли записную книжку, которая могла бы помочь установить его личность. Через некоторое время мать получает анонимное письмо, сообщавшее, что ее сын убит и захоронен под Комсомольском-на-Амуре.

3 октября 2001 года рядовой военнослужащий Василий Мариничев скончался в госпитале Владикавказа. Он был призван в армию Володарским РВК (территориально расположенным в Дзержинске, Нижегородской обл.)

Официальный диагноз, указанный в свидетельстве о смерти от 21 ноября «Раковая интоксикация. Рак поджелудочной железы». Из достоверных источников194 известно, что его привезли в Ханкалу 23 сентября в тяжелом состоянии с сильно вздутым животом, и на следующий день, 24 сентября, отправили в госпиталь Владикавказа. По данным этих источников он был в сознании и просил, чтобы его только не возвращали в Москву в воинскую часть, где он служил до отправки в Чечню, т.к. его там очень сильно били.

Действительно, 22 августа 2001 г. родители Мариничева обращались в Правозащитный центр с жалобой на неуставные отношения (избиение), в результате которых сын попал в госпиталь, а потом сбежал из него. Сам Василий пришел с родителями 27 августа. Он обращался в Дзержинске в судмедэкспертизу, где были зафиксированы ушибы и перелом рёбер. Но, судя по всему, уголовное дело против тех, кто его избивал, прокуратура не возбудила. Сразу же по возвращении в ту же воинскую часть он был отправлен в Чечню.

Тело В. Мариничева доставили домой 1 декабря, т.е. спустя почти два месяца после смерти.


^ Положение душевнобольных


Министерство здравоохранения Нижегородской области в своем письме за № 06-07/18 от 01.03.02 сообщило, что «фактов необоснованного помещения в психиатрический стационар лиц с психическими расстройствами, применение недопустимых способов лечения и усмирения больных в психиатрических больницах в 2001 г. не зарегистрировано»195.

Приходится сомневаться в данном утверждении, т.к. нам известен по крайней мере один установленный судом факт незаконного помещения гражданина в психиатрический стационар.

11 декабря 2001 г. в НОПЧ обратилась родственница Игоря Ш. с жалобой на незаконное принудительное помещение его 6 декабря в психиатрическую больницу №1 г. Н. Новгорода. Она сообщила, что 11 декабря состоялся суд, Игорь просил судью предоставить ему адвоката, но его просьба, а также все ходатайства, которые он заявлял, были проигнорированы. Судья вынесла постановление о принудительной госпитализации. Через несколько дней196, Игоря выписали из больницы и он сам обратился в НОПЧ за помощью в обжаловании постановления суда о принудительной госпитализации. На личном приеме он сообщил, что при рассмотрении дела судьей Нижегородского районного суда Мироновой он действительно требовал защитника, но ему было отказано. Он говорил, что оснований для его принудительной госпитализации, установленных законом, не имеется. Тем не менее, судья, не проверив доводы Игоря, основываясь только на заключении врачей, вынесла решение.

В соответствии со ст. 29 Закона РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке следующие: «Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Ни одного из указанных в законе условий в реальности не было. Во-первых, ранее, до принудительной госпитализации, Игорь Ш. на психиатрическом учете не состоял и в стационарных условиях не лечился, проживал один, работал, самостоятельно вел хозяйство. Правда, его бывшая жена, с которой он никак не мог урегулировать имущественные споры, систематически пыталась провоцировать его на конфликт. Она и явилась инициатором помещения его в психиатрическую больницу. Никаких сведений о каких-либо угрозах жизни бывшей жены со стороны Игоря, или о непосредственной опасности жизни самого Игоря не было.

Впоследствии Нижегородский областной суд отменил постановление о недобровольном порядке госпитализации197.





оставить комментарий
страница6/8
доклада
Дата26.09.2011
Размер2,25 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх