Курс лекций для студентов очной формы обучения по направлению 080100. 62 «Экономика» Улан-Удэ icon

Курс лекций для студентов очной формы обучения по направлению 080100. 62 «Экономика» Улан-Удэ


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Учебно-Методический комплекс по изучению дисциплины «Банковское дело» Для направления 080100...
Программа учебной дисциплины «Банковское дело» Для направления 080100. 62 Экономика...
Методические требования к написанию и оформлению выпускных квалификационных работ по направлению...
Учебно-методический комплекс для студентов очной и заочной формы обучения финансового и...
Программа по дисциплине истори ядля студентов 1 курса очной формы обучения по направлению 080100...
Программа по дисциплине истори ядля студентов 1 курса очной формы обучения по направлению 080100...
Программа по дисциплине истори ядля студентов 1 курса очной формы обучения по направлению 080100...
Методическое пособие для семинарских занятий и самостоятельной работы студентов очной и заочной...
Учебно-методический комплекс для студентов специальности 080105 «Финансы и кредит» очной формы...
Программа курса и контрольные задания для студентов специальности 080504- государственное и...
Курс лекций по отечественной истории для студентов заочной формы обучения...
Методические указания по выполнению дипломных работ для студентов заочной и сокращенной формы...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать
Тема 9. Неолиберализм

^ План лекции


1. Условия возникновения и сущность неолиберализма.

2. Философия экономической свободы Ф. Хайека.

3. Германский неолиберализм.


^ 1. Условия возникновения и сущность неолиберализма

Экономический либерализм прошел длительный путь развития. Теория экономического либерализма отражала интересы общества в период зарождения и раннего развития капитализма. В них содержалось требование ликвидировать феодальные регламентации, привилегии класса феодалов, ограничить монархию, обеспечить свободу предприниматель­ства и свободную конкуренцию. Идеи экономического либерализма нашли широкое отражение в трудах физиократов и английских классиков политической экономии и их последователей.

Либералы считали свободную конкуренцию силой, которая непосредственно приводит к автоматическому установлению равновесия в развитии экономики и обеспечивает не только справедливость в распределении доходов, но также максимум возможного благосостояния и прогресса. Они поддерживали идею о том, что режим «laissez faire…» создает в капиталистическом обществе условия для «гармонии интересов». Государству они отводили роль «ночного сторожа», который стоит на страже свободы предпринимательства, не вмешивается в сам хозяйственный процесс, но готов это сделать, если частная собственность окажется под угрозой. Такие взгляды господствовали до образования монополистического капитализма в ХХ в., когда выявилась неспособность рыночной экономики к саморегулированию.

В 30-х гг. ХХ в. в экономической науке и в практике хозяйствования возобладала идеология государственничества (этатизма). К этому привели общество тяжелые экономические кризисы, «горячие» и «холодные» войны. Широкое использование государственного регулирования в послевоенное время способствовало более или менее гладкому развитию. Спады были слабее, темпы развития выше. Идеи расширения функций и исключительных прав государства насчитывали массу сторонников. В таких условиях возникла опасность постепенной подмены функций рынка функциями государства, снижения конкуренции и инициативы хозяйствующих субъектов, а вместе с тем и падения импульсов к развитию.

Неолиберализм стал реакцией на идеологию этатизма. Сторонники неолиберализма уже в самом названии направления подчеркивали свою приверженность принципам экономической свободы и конкуренции.

Неолиберализм – направление в экономической науке и практике хозяйственной деятельности, имеющее в основе соединение принципа саморегулирования экономики с ограниченным государственным регулированием. Следовательно, неолиберализм решает две задачи: с одной стороны, разрабатывать стратегию и тактику государственного воздействия на экономическую жизнь, а с другой – активно защищать основы рыночной экономики от силового, разрушительного вмешательства в нее. Это значит, что неолиберализм сохраняет приверженность принципам экономической свободы и конкуренции, берущим начало от А. Смита, но допускает помощь со стороны государства в регулировании рыночной экономики, что идет от
Дж. Кейнса. Однако в неолиберализме в большей мере, чем в кейнсиан­стве, государственное регулирование сочетается с естественным рыноч­ным механизмом.

В состав неолиберализма входит несколько школ: лондонская
(Ф. Хайек), фрайбургская (В. Ойкен, Л. Эрхард), чикагская (М. Фридмен).

Современных либералов объединяет общность методологии, а не концептуальные положения. Одни из них придерживаются правых взглядов (проповедники абсолютной свободы, противники государства), другие – левых (признание необходимости участия государства в экономике). Однако все неолибералы уделяют первостепенное внимание поведению отдельного человека, фирмы, решениям, принимаемым на микроуровне. В понимании общественного развития неолибералы стоят на позициях эволюционизма.

^ 2. Философия экономической свободы Ф. Хайека

Австрийский экономист Ф. Хайек (1899-1992) в 30-х гг. переехал в Англию, в 1949 г. – в США, в 70-х гг. снова вернулся в Австрию. За свою долгую жизнь он написал много книг: «Цены и производство» (1929), «Денежная теория и экономический цикл» (1933), «Прибыль, процент и инвестиции», «Чистая теория капитала» (1941), «Дорога к рабству» (1944), «Индивидуализм и общественный строй» (1948), «Конституция свободы» (1960), трилогия «Закон, законодательство и свобода» (1973-1979), «Разгосударствление денег» (1976) и др. В них он выступал как экономист и как философ. Будучи воспитанником Визера и Бем-Баверка, Хайек до конца оставался верным идее высокой ценности принципов экономического либерализма. Приоритет свободы человека Хайек провозглашает как главный принцип. Свобода – это отсутствие какого-либо ограничения или принуждения со стороны государства. Свобода предполагает развитие индивидуализма. Индивидуализм, который стал основой европейской цивилизации, говорит Хайек, – это не эгоизм и не самовлюбленность, это прежде всего уважение к личности ближнего, это абсолютный приоритет права каждого человека реализовать себя в мире. Становление современной цивилизации Хайек связывает с развитием торговли, рынка, где действуют стихийные силы. Снятие ограничений сопровождалось взлетом науки, изобретательства, предприимчивости, богатства. Идея естественной свободы стала элементом сознания всех классов общества, а свободная деятельность – повседневной и всеобщей практикой. Возникшие идеи социализма, по мнению Хайека, должны претворяться в жизнь только с помощью жестокой диктатуры. «Пока контроль над собственностью распределен между множеством независимых друг от друга людей, никто не имеет над ними абсолютной власти», – говорит Хайек. В обществе, где осуществляется государственное планирование, господствует жесткое принуждение, исчезает свобода. По Хайеку, подлинная свобода – это право свободно распоряжаться своим капиталом и своими способностями, и такая свобода неизбежно связана с риском и ответственностью. Система частной собственности – важнейшая гарантия свободы не только для имеющих собственность, но и для тех, у кого ее нет. По мнению Хайека, социальный порядок не может быть продуктом сознательного действия, он есть результат чисто спонтанных действий, т.е. вызванных не внешними воздействиями, а внутренними причинами, порядок самопроизвольный, обусловленный рынком. Рынок дает людям информацию, она поступает через сигналы товарных цен. Информация дает преимущества фирмам, хозяйственным субъектам, а стимулы к поиску новых знаний порождает конкуренция. Проблема координации – в значительной мере проблема информации. Если пытаться координировать хозяйственную деятельность, нарушается механизм передачи информации. Таким образом, Хайек хотел бы воссоздать мир свободной конкуренции, каким он был сто или двести лет назад. Рассматривая индивидуализм и коллективизм, Хайек приходит к выводу о том, что законы индивидуальной этики являются всеобщими и абсолютными, а в коллективистской этике верховным неизбежно становится принцип «цель оправдывает средства». Цель всегда задает вожак, а члены коллектива должны быть способны на все, поэтому руководство коллективами редко привлекает людей с высокими моральными убеждениями. Зато людям жестоким и неразборчивым в средствах представляется редкая возможность проявить себя. Социализм разорвал связь с идеалами либерализма, социализм воспитал фашизм и расчистил ему дорогу к власти. Возникла тоталитарная система. В некоторых демократических странах формируется регулируемое общество. Чем больше общество регулируется, тем больше в нем прослойка людей, обладающих привилегией гарантированного дохода. «Репутация и социальный статус начинают определяться не независимостью, а застрахованностью», – говорит Хайек. Меняется система социальных ценностей, общество теряет условия для развития. «То, что в наши дни меньше уважается и реже проявляется в духовной жизни, – пишет Хайек, независимость, самостоятельность, готовность идти на риск, способность защищать свои убеждения против большинства и согласие добровольно сотрудничать с ближним – это, в сущности, именно те достоинства, на которых стоит индивидуалистиче­ское общество». Существование в обществе социального неравенства, согласно мнению Хайека, закономерно. Форма распределения доходов возникает в итоге конкурентной борьбы. В обществе происходит своеобразная селекция, в конкурентной борьбе определяются ниша деятельности и доля каждого, утверждается правовой порядок, нормы морали.Будучи приверженцем либерально-демократического общества, Хайек приходит к мысли о том, что государственная монополия в выпуске денег вредна для общества и должна быть заменена свободной конкуренцией частных банков. Каждый эмиссионный банк должен выпускать свою валюту (со своим названием и внешним оформлением). Это было бы выгодно населению, оно избавилось бы от злоупотреблений правительства при выпуске денег. Цель государственных финансов и цель создания удовлетворительной валюты – это, по мнению Хайека, не одно и то же. Обе цели часто даже противоречат друг другу. Роковая ошибка – отдавать обе задачи в руки одного и того же органа. Центральный эмиссионный банк страны всегда подвержен политическому контролю или политическому давлению. Это не позволяет ему так регулировать количество денег в обращении, чтобы обеспечить устойчивость рынка. Использование в обществе «параллельной валюты» означает одновременное обращение валют без твердого обменного курса между ними. Возникает конкуренция частных валют. Денежная эмиссия – очень выгодный бизнес благодаря возможности проведения банком кредитных операций в своей валюте, поэтому банк будет заинтересован в поддержании стабильности своей валюты (чтобы ценность возвращаемых ссуд не уменьшалась). Внешним регулятором обращения этих валют является конкуренция между ними. Население выбирает для себя наиболее обеспеченную и стабильную валюту. Если возникает такой порядок, то выявляется ущербность количественной теории денег, которая предполагает, что в стране существует лишь один вид денег. В поливалютной системе нет такой величины, как данный спрос на деньги. Есть различный спрос на разные виды валют. На валюту, теряющую стабильность, спрос будет падать. На растущую в ценности валюту спрос будет расти. На стабильную валюту спрос будет равен предложению. Исчезает и другой «кит» количественной теории – единая величина скорости обращения денег. Рассматривая демократическое устройство общества, Хайек предостерегает от влияния коалиции организованных интересов, т.е. определенных групп людей, сравнительно небольших по численности, но хорошо организованных, которые могут навязать свою волю большинству населения, используя вполне законные демократические методы. В числе таких групп могут выступать союзы промышленников, профсоюзы, аграрные союзы, представители военно-промышленного комплекса и т.д. Целью этих групп давления на правительство является получение каких-то привилегий для своей коалиции по отношению к остальной массе населения. Принципиальный выход из положения Хайек находит в ограничении власти государства. «Чтобы сохранить личную свободу, нужно ограничить всякую власть долговременными принципами, одобренными народом», – говорит Хайек. Речь идет о том, что власть государственных органов управления нужно подчинить власти общих правил, выработанных не этими органами. Лишь ограничив таким образом власть парламента и правительства, можно ограничить власть организованных групп над обществом. Государство должно быть лишено возможности потворствовать групповым интересам. Хайек считает, что нужно сформировать выборный институт, который выработает кодекс справедливости, обеспечивающий долговременные интересы большинства населения.

Хайек, обращаясь к странам Запада, объяснял, что государство становится слишком сильным. Беда России – слишком слабое государство, неспособное гарантировать даже то, что предписывал ему Адам Смит: охрану жизни и имущества граждан. При слабом государстве мы имеем еще и слабое общество. Можно вспомнить Монтескье: «Республика становится добычей, а ее сила – это власть немногих и произвол всех».

^ 3. Германский неолиберализм

Германский неолиберализм представляет собой своеобразный вариант теории государственного регулирования, но с большим, чем в кейнсианстве, акцентом на поддержании конкурентного рыночного механизма.Основоположником неолиберализма в Германии стал Вальтер Ойкен (1891-1950). В обобщающей работе «Основы национальной экономической теории» (1940) Ойкен на базе веберовской методологии «идеальных типов» выдвинул положение о существовании двух типов хозяйства – «свободного рыночного» и «центрально-управляемого». Первая форма, по Ойкену, более совершенная: экономика управляется рынком посредством механизма свободных цен. Во втором типе хозяйство выступает в виде абсолютной командной экономики, исключающей действие рыночного механизма. Однако ни один тип хозяйства не может существовать «в чистом виде», они выступают лишь в качестве определяющего принципа реальной экономики. Всякое конкретное хозяйство состоит из одного и того же набора элементов (разделение труда, кредит, прибыль, процент, зарплата и т.д.), но эти элементы сочетаются всякий раз по-новому в зависимости от господствующего принципа (децентрализации или централизации) и от исторических обстоятельств. Ойкен высказывается в пользу преимущест­венно децентрализованных рыночных форм хозяйствования. Неолиберальная методология Ойкена отчасти родственна неоклассической, так как центрально-управляемое хозяйство осуждается в ней с позиции «протестантской этики», следования традициям западной культуры. С точки зрения Ойкена, любая форма хозяйства возникает не стихийно, а формируется сознательными действиями при ведущей роли государства. Основу неолиберальной методологии Ойкена составляет концепция немецкой исторической школы о «национальном хозяйстве» как воплощении «национального духа». Основные положения теории Ойкена обобщаются в виде концепции экономического порядка. Этот порядок представляет собой те реальные формы, в которых протекает деятельность фирм, организаций, отдельных участников. В работе «Основные принципы экономической политики» (1950) рассматривается «политика порядка», политика регулирования экономического процесса. Самым обширным полем деятельности для экономической политики является «правовой и социальный порядок». Искусство экономической политики, его основное правило – «подготовка и оформление общехозяйственных условий применительно к экономике в целом».

Главную проблему Ойкен видел в обуздании монополий, устранении жесткой системы государственного регулирования. Он подвергает критике политику централизованного управления и обосновывает политику «среднего пути». Ойкен и другие экономисты фрайбургской школы различают две сферы экономической политики: политику порядка и политику регулирования. Первое – сфера создания и совершенствования хозяйственного порядка, его организации; вторая – собственно политика воздействия на процесс экономического развития и хозяйственного роста. Конкурентный порядок, обоснованный Ойкеном, выводится из исторически сложившихся тенденций. «Мы не изобретаем конкурентного порядка, а находим его элементы в конкретной действительности», – говорит он. Концепция Ойкена явилась мощным средством формирования нового мировоззрения, ориентированного на свободный и организованный рынок. Она подготовила проведение новой политики Л. Эрхардом. Людвиг Эрхард (1897-1977) был крупным представителем германского неолиберализма. При непосредственном его участии Западная Германия в конце 40-х гг. была выведена из кризисного состояния и в ней были проведены реформы. Эрхард – «конструктор» нового хозяйственного порядка, осуществлявший в Германии экономическую реформу и структурную перестройку. Успехи преобразований определились результатом комбинаций двух компонентов – валютной реформы и политики рыночной экономики. Денежная реформа была тщательно подготовлена, проводилась решительно и последовательно, так что рост цен был остановлен примерно через полгода. К началу 1950 г. был превзойден довоенный уровень производства. Главная причина успеха – осуществленный Эрхардом поворот курса экономической политики в сторону рыночного хозяйства, развитие конкуренции. Реформа, проведенная Эрхардом и его сподвижниками, создала предпосылки для экономического возрождения Германии. Хотя обоснование реформы осуществлялось с позиции неолиберальной теории, на практике существенно усиливалась регулирующая роль государства. Эффективная экономическая политика Эрхарда, обеспечившая высокие темпы роста, ориентировалась на формирование социального рыночного хозяйства. Отличительные черты его следующие.

1. Особая роль государства. В основе хозяйственной системы находится свободная рыночная экономика, конкурентный рынок. Но экономический порядок не устанавливается сам по себе, его способно установить государство. Оно должно утвердить правила поведения и активно проводить их в жизнь, а не заниматься хозяйственно-производственной деятельностью.

2. Важной функций государства является выработка и проведение специфической социальной политики. Эта политика направлена на установление экономического, социального и политического порядка, ибо они тесно взаимосвязаны и взаимопереплетены. По мере развития социальная политика выдвигала проблемы обеспечения занятости, преодоления региональных различий в уровнях доходов, более полной социальной обеспеченности, совершенствования форм участия рабочих в управлении предприятиями.

3. Всемерное развитие конкуренции как фактора системы порядка. Для этого необходимы борьба с монополизмом, содействие мелкому и среднему предпринимательству, создание каждому человеку условий для появления способностей и скрытых возможностей. Конкуренция обеспечивает экономический прогресс, рост производительности, является инструментом обеспечения самостоятельности хозяйствования. По убеждению Эрхарда, «подлинное, не подтасованное соревнование представляет собой лучший, самый благотворный принцип отбора». Таким образом, теория социального рыночного хозяйства предусматривает сознательное конструирование конкурентного механизма путем введения четкого законодательства, трудовых и социальных гарантий, проведения разумной внешней экономической политики.


Тема 10. Современный консерватизм

План лекции

1. Сущность монетаризма. Монетаризм М. Фридмена.

2. Экономическая теория предложения. Теоретические основы концепции.

3. Основные положения теории рациональных ожиданий


^ 1. Сущность монетаризма. Монетаризм М. Фридмена.

Монетаризм – это одно из направлений неолиберализма, возникшее в США в рамках Чикагской школы. Это течение экономической мысли, отводящее деньгам определяющую роль в колебательном движении экономики. В центре внимания представителей этой школы находится проблема связей между денежной массой и объемом производства. По их мнению, банки – ведущий инструмент регулирования экономических процессов. Вызываемые ими изменения на денежном рынке трансформируются в изменения на рынке товаров и услуг. Следовательно, монетаризм – это наука о деньгах и их роли в процессе воспроизводства. Монетаризм возник еще в 50-х гг. ХХ в., однако роль монетаристской теории усилилась в последней четверти ХХ в., когда обнаружилось, что кейнсианские методы регулирования экономики дают сбои. Если у Кейнса в центре внимания была безработица, обеспечение занятости и экономического роста, то с середины 70-х гг. ситуация изменилась. Теперь на первый план выдвинулась задача регулирования инфляции. Быстрая инфляция вызвала расстройство экономики, падение объема производства и значительную безработицу. Возникла стагфляция, т.е. падение и застой производства при одновременном росте инфляции. Началась переоценка методов регулирования и теоретических концепций. Среди экономистов стал популярен лозунг «назад к Смиту», что означало отказ от методов активного вмешательства и регулирования, поспешную разработку новой доктрины – монетаризма и «экономики предложения». В науке стали говорить о «монетаристской контрреволюции», имея в виду восстание против «кейнсианской революции». В политике победил неоконсерватизм. Основоположником монетаризма является Милтон Фридмен (1912 год рождения). Его важнейшими трудами являются: «Количественная теория денег», «Капитализм и свобода». Исходные положения (постулаты) монета­ризма следующие.


1. Рыночная экономика обладает устойчивостью, саморегуляцией и стремлением к стабильности. Система рыночной конкуренции обеспечивает высокую стабильность. Цены выполняют роль главного инструмента, обеспечивающего корректировку в случае нарушения равновесия. Диспропорции появляются в результате внешнего вмешательства, ошибок государственного регулирования. Следовательно, монетаристы отвергли утверждение Кейнса о необходимости государственного вмешательства в экономику.

2. Приоритетность денежных факторов. В моделях кейнсианства деньги выполняют чисто пассивную роль и либо не задействованы вовсе, либо общая масса их задана извне. Монетаристы полагают, что среди различных инструментов, воздействующих на экономику, предпочтение следует отдавать денежным инструментам. Именно они (а не административные, не налоговые, не ценовые методы) способны наилучшим образом обеспечить экономическую стабильность.

3. Регулирование должно опираться не на текущие, а на долговременные задачи, поскольку последствия колебаний денежной массы сказываются на основных экономических параметрах не сразу, а с некоторым разрывом во времени.

4. Необходимость изучения мотивов поведения людей. «Рынок есть взаимозаинтересованность, – говорит Фридмен. – Суть рынка в том, что люди собираются и достигают соглашения». Важны личная инициатива, активные действия людей. Изучив мотивы поведения людей, можно строить экономические прогнозы.

Концепция Фридмена опирается на количественную теорию денег, хотя его интерпретация отличается от традиционной. Во-первых, если раньше скорости обращения денег не придавалось особого значения, то монетаристы разрабатывают эту теорию специально. Во-вторых, у неоклассиков спрос на деньги не учитывал скорость обращения денег, у монетаристов оба параметра были связаны функционально. В-третьих, к спросу на деньги применяется обычная теория цен (равновесие спроса и предложения). В кейнсианской теории деньгам отводится второстепенная роль. Деньги в ней вставлены в довольно длинный передаточный механизм: изменение в кредитной политике → изменение резервов коммерческих банков → изменение денежного предложения → изменение процентной ставки → изменение инвестиций → изменение номинального чистого национального продукта (ЧНП). По мнению кейнсианцев, в этой цепи кредитно-денежная политика оказывается ненадежным средством стабилизации. Монетаристы, напротив, убеждены в высокой эффективности кредитно-денежной политики. Они предлагают отличную от кейнсианцев цепь причинно-следственных связей между предложением денег и уровнем экономической активности: изменение кредитной политики → изменение резервов коммерческих банков → изменение денежного предложения → изменение совокупного спроса → изменение номинального ЧНП. Монетаристы подчеркивают, что богатство, которым обладают люди, существует в различных формах: в виде денег, ценных бумаг, недвижимости и т.д. Ценность одних видов богатства увеличивается, других – падает. Каждый стремится увеличить свое богатство и решает, в какой форме его целесообразнее хранить. Потребность в деньгах объясняется их высокой ликвидностью, но обладание деньгами как таковыми дохода не приносит. Зачем в обществе нужны деньги? Они служат средством обращения благ, другой мотив – желание иметь резерв. Сколько денег желают иметь люди? Фридмен говорит, что вопрос может быть поставлен иначе: «какую часть своих портфелей люди хотят сохранить в ликвидной форме, а не в других видах активов»? Очевидно, ту часть, которая необходима для обеспечения покупок (оплаты товаров) и для кассовых резервов (минимум).

Потребность в деньгах – это спрос на деньги. Он относительно стабилен. На него влияют три фактора: объем производства; абсолютный уровень цен; скорость обращения денег, зависящая от их привлекательности (уровня процентной ставки). Предложение – то количество денег, которое находится в обращении. Оно довольно изменчиво, задается извне, а не определяется экономическими факторами, хотя они и оказывают влияние на принимаемые решения. Предложение денег регулируется центральным банком. Спрос на деньги и предложение денег – исходные параметры, под влиянием которых складывается монетарное равновесие. Оно связано с процессами, протекающими на товарном рынке. Взаимосвязь денежного и товарного рынков рассматривается монетаристами и кейнсианцами по-разному: Кейнс не очень ценил процентную ставку как фактор, воздействующий на совокупный спрос; монетаристы придают денежному фактору и процентной ставке существенное значение – спрос на товары и инвестиции они связывают с денежным потоком. Изменение количества денег и скорости обращения денег влияет на совокупный спрос. Больше объем денежной массы – выше спрос на товары. С увеличением денежной массы происходит рост цен, а это стимулирует производителей к расширению объема производства, увеличению выпуска продукции. Таким образом, монетаристы исходят из того, что главная функция денег – служить финансовой основой и важнейшим стимулятором экономического развития. Увеличение денежной массы через систему банков воздействует на распределение ресурсов между отраслями, «помогает» техническому прогрессу, способствует поддержанию экономической активности. Монетаристы тщательно проанализировали инфляцию. Они определяют ее как чисто денежное явление. Причина инфляции – избыток денежной массы: «много денег – мало товаров». Инфляция связана с ожиданиями того, как сложатся дела в будущем. Монетаристы различают две разновидности инфляции: ожидаемая (нормальная) и непредвиденная (не соответствующая прогнозам). При ожидаемой инфляции достигается равновесие на товарном рынке: темп роста цен соответствует ожиданиям и расчетам людей. При непредвиденной инфляции возникают различные нарушения, увеличивается безработица. Делается вывод: необходимо перекрыть каналы, порождающие непредвиденную инфляцию. Нужно устранить дефицит государственного бюджета, ограничить давление профсоюзов, сократить государственные расходы. По мнению монетаристов, регулирование процентных ставок с целью стабилизации инвестиций – ошибочная цель, так как может раздуть пожар инфляции и сделать экономику менее устойчивой. Монетаристы считают, что руководящие кредитно-денежные учреждения должны стабилизировать не процентную ставку, а темп роста денежного предложения. Фридмен выводит правило, согласно которому денежное предложение должно расширяться ежегодно в том же темпе, что и ежегодный темп потенциального роста валового национального продукта, т.е. денежное предложение должно устойчиво возрастать на 3-5% в год. Это, по мнению монетаристов, устраняет главную причину нестабильности экономики – изменчивое и непредсказуемое воздействие антициклической кредитно-денежной политики. Теоретические споры между монетаристами и кейнсианцами не разрешились окончательной победой одного направления над другим. Между ними нельзя проводить резкую грань. Обе теории построены применительно к рыночным условиям, хотя имеют разные подходы и рекомендации.

На основе эмпирических исследований монетаристами был опровергнут целый ряд тезисов теории Дж.М. Кейнса. В частности, его «основной психологический закон». Саймон Кузнец (1901 — 1985) провел исследование ряда основных экономических показателей США в период с 1869 по 1929 г. и пришел к выводу, что за все это время средняя склонность к потреблению оставалась неизменной, несмотря на рост доходов. Это подтверждали исследования и других экономистов.

Постепенно появляются новые теории потребительского поведения, указывающие на зависимость уровня потребления не от дохода, а от различных социальных, психологических факторов. В 1957 г. М. Фридмен пишет работу «Теория потребительской функции», в которой развивает свою теорию перманентного дохода. М. Фридмен делит доход (Y) на две составляющие: а) перманентный доход (Y ), т.е. тот доход, который индивид рассчитывает получать постоянно в соответствии со своим уровнем образования, профессиональными способностями, социальным статусом и т.д.; б) временный или случайный доход (Yt), т.е. тот доход, который не носит постоянного характера и возникает в результате временного изменения внешних обстоятельств (наследство, выигрыш в лотерее, циклический подъем отрасли и т.д.)

Далее М. Фридмен выдвигает тезис о том, что уровень потребления определяется только уровнем перманентного дохода. Весь временный доход идет на сбережения. При этом доля потребления в перманентном доходе (С ) определяется целым рядом величин, которые формируют некий коэффициент корреляции (к).

Cр = k*Yр

Этот коэффициент зависит от процентной ставки (i), величины накопленного капитала (w) и вкусов потребителя (и). Таким образом, формула перманентного потребления выглядит следующим образом:

Cp = k(i,w,u) Yp.

На основе выдвинутой концепции перманентного дохода М. Фридмен утверждает, что уровень потребления на протяжении длительного периода сохраняет свое постоянство. Для подтверждения своей теории он приводит эмпирические данные о доходах в США в период с 1905 по 1951 г., которые подтверждают зависимость перманентного потребления и перманентного дохода.

В результате М. Фридмен делает вывод о том, что не существует проблемы недостатка эффективного спроса, поставленной Дж.М. Кейнсом и связанной с тем, что с ростом доходов уменьшается предельная склонность к потреблению («основной психологический закон»). А следовательно, нет необходимости предпринимать меры по стимулированию этого спроса.

Монетаристские представления уходят корнями в количественную теорию денег, опираются на исследования экономистов XX в., прежде всего И. Фишера и А. Лигу. Однако начало собственно монетаристской концепции, по-видимому, можно датировать 1956 г., когда вышла в свет фундаментальная работа «Исследование в области количественной теории денег» (Friedman M. (ed.) Studies in the Quantity Theory of Money. Chicago, Univ. of Chicago Press, 1956. В книгу входят следующие статьи: Friedman M. The Quantity Theory of Money: Restatment; Cagan Ph. The Monetary Dynamics of Hyperinflation; Klein J.German Money and Prices 1932-1944; LernerE. Inflation in the Confederacy, 1861-1865; Selden R.T. Monetary Velocity in the United States.), подводящая итог эмпирическим и теоретическим исследованиям денежного обращения за несколько десятилетий. В этой работе были сформулированы основные положения «новейшей количественной теории денег».

Фридмен определил новейшую количественную теорию как теорию спроса на деньги, а не теорию выпуска, номинальных доходов или цен.

Исследуя главным образом макроэкономические зависимости, и, прежде всего, зависимость массы денег от ряда важнейших экономических показателей, монетаристы, тем не менее, уделяли большое внимание микроэкономическим аспектам. Для них макроэкономическая функция спроса на деньги является результатом сложения индивидуальных функций и задается в форме, аналогичной кембриджскому уравнению. Не случайно Фридмен и его коллеги обсуждали не вопрос о постоянстве скорости обращения денег, а вопрос об устойчивости функции спроса на деньги, хотя агрегатную функцию спроса на деньги часто можно представить таким образом, чтобы выделить переменную, которую можно интерпретировать как скорость обращения денег.

Фридмен и его коллеги рассматривали следующие вопросы: об устойчивости функции спроса на деньги и как часть этого вопроса - влияние процента на скорость обращения денег; о запаздываниях, т.е. о временных интервалах, через которые изменения в массе денег сказываются на тех или иных характеристиках экономической конъюнктуры; о статистических измерителях денежной массы, т.е. о том, какой из многочисленных статистических показателей денежной массы следует использовать, и т.д.

Что касается первого вопроса, то, рассматривая деньги как один из активов, монетаристы смогли придать количественной теории более общую форму и одновременно сделать шаг в сторону примирения количественной теории и кейнсианской теории предпочтения ликвидности. Если деньги — один из активов, то наряду с переменной личного дохода (а лучше — перманентного дохода) в уравнение спроса на деньги следует ввести переменную, отражающую издержки их хранения. Процент как переменная, отражающая доходность альтернативных способов вложения средств, является наиболее адекватной характеристикой этих издержек.

Однако примирение с кейнсианцами не состоялось, так как в отличие от Кейнса Фридмен полагал, что процент воздействует на спрос на деньги лишь очень незначительно, т.е. изменение процентной ставки не способно существенно повлиять на процесс замещения денег неденежными активами.

Проблема лагов имеет, очевидно, не только теоретическое, но и большое практическое значение, поскольку от того, какова величина лагов и как они распределены во времени, зависит, когда и какие изменения денежной массы следует осуществлять, чтобы достичь нужного изменения макроэкономических характеристик. Этой проблеме было посвящено несколько работ Фридмена и его сторонников, но наиболее известной было проведенное им вместе с Анной Шварц обширнейшее статистико-историческое исследование, результаты которого были опубликованы в работе «Денежная история США. 1867-1960» (Friedman M., Schwartz A. A Monetary History of the United States. 1867— 1960. Princeton, 1963.).

Авторами было, в частности, установлено, что изменение темпов роста денежной массы опережает изменение экономической конъюнктуры в верхних поворотных точках цикла в среднем на 16, а в нижних — на 12 месяцев. Но при этом отклонения от этих средних значений были значительными.

Эти и некоторые другие исследования позволили сделать несколько выводов. Во-первых, количество денег является фактором, значительно влияющим на конъюнктуру. Во-вторых, устойчивые характеристики этого воздействия можно получить лишь применительно к продолжительным периодам. В-третьих, именно потому, что деньги важны, а лаги непостоянны, наилучшей стратегией денежной политики является поддержание стабильного умеренного темпа роста денежной массы, соответствующего долгосрочному росту экономики. Фридмен оценивал этот целевой параметр роста денежной массы в 3—4% в год. В этом состоит так называемое «денежное правило» Фридмена.

В конце 60-х — начале 70-х годов произошли важные для монетаризма изменения. Они были связаны с развитием собственно концепции, так и с событиями в реальной экономике. Усиление инфляции при одновременном росте безработицы и неудачные попытки справиться с ситуацией методами фискальной политики в духе кейн-сианских рецептов, усиление нестабильности валютной системы в результате отказа от конвертации доллара и краха системы фиксированных валютных курсов — все это способствовало повышению интереса исследователей к проблемам, которыми традиционно занимались монетаристы, и одновременно заставило практиков более внимательно отнестись к предлагаемым ими рекомендациям.

На фоне драматических событий в экономике и экономической политике важные изменения произошли и в самом монетаризме.

1. Сформировалось новое направление — так называемый глобальный монетаризм.

2. Эмпирические исследования вышли на новый рубеж — были созданы большие эконометрические модели, позволяющие установить статистические характеристики важнейших макроэкономических зависимостей, прежде всего тех, которые в той или иной форме отражали влияние денег на экономику. Наиболее известной моделью такого рода, построенной в соответствии с монетаристскими представлениями о характере взаимосвязей между денежной массой, объемом производства, ценами, процентными ставками и т.д., была так называемая сент-луисская модель.

3. Фридмен предложил модель номинального дохода, которая стала теоретической основой монетаризма.

4. Американские экономисты К. Брунер и А. Мелцер отказались от использования моделей в приведенной форме и обратились к структурным моделям с целью более детального изучения механизма трансмиссии — последовательности воздействия изменения денежной массы на экономику. При этом они особое внимание уделили процессу замещения активов различных типов в портфеле экономических субъектов в ответ на изменение процентных ставок.

5. Были предприняты попытки, используя гипотезу об адаптивных ожиданиях, соединить фридменовскую гипотезу о естественной норме безработицы с кривой Филлипса.

6. Был поставлен вопрос о факторах, определяющих естественную норму безработицы, и о способах воздействия на нее, а также о наилучшей стратегии борьбы с инфляцией. В ходе обсуждения этих вопросов выявилась специфическая позиция ряда экономистов, которые представляют особое крыло монетаризма, так называемый неортодоксальный, или английский, монетаризм.

^ 2. Экономическая теория предложения. Теоретические основы концепции.

Доктрина, в которой акцент делается на то, что главными определяющими факторами роста национального производства как в долгосрочном, так и в краткосрочном периоде являются аллокация и эффективное использование в экономике труда и капитала.

В соответствии с таким подходом внимание концентрируется на препятствиях, лежащих на пути предложения и эффективного использования фактор производства. На практике это означает, что главное значение придается характеру и положению кривой совокупного предложения и отчасти факторам, определяющим естественную норму безработицы, а не краткосрочному уровню эффективного спроса, как это принято в кейнсианской макроэкономике. Считается, что основными из упомянутых выше препятствий являются отсутствие стимулов к труду и инвестированию, связанное с высоким уровнем и неблагоприятной структурой налогов, а также такие институциональные барьеры для эффективной аллокации ресурсов, как ограничительная политика профсоюзов.

Политические рекомендации, вытекающие из этой теории, обычно сводятся к мерам по сокращению налогов и увеличению конкуренции на товарных рынках и рынках труда.

Экономическая теория предложения получила особое распространение в начале 80-х годов после избрания в США консервативной администрации во главе с президентом Рейганом, в честь которого ее идеи были названы "рейганомикой". Она представляет собой пример возврата к ортодоксальной классической экономической теории и ее современному более формализованному изложению под названием “новая классическая макроэкономика”. Особенность экономики предложения состоит в том, что это не целостная концепция, не завершенная и взаимосвязная система взглядов, положений, методов теоретического анализа, а, главным образом, совокупность практических предложений и рекомендаций. Экономика предложения охватывает ряд практических вопросов, направленных на стимулирование производства, инвестиций и занятости. Среди них можно выделить рекомендации в области налоговой политики; политику приватизации государственных предприятий; оздоровление бюджета; сокращение расходов на социальные нужды. Экономическая теория предложения разрабатывалась в основном американскими экономистами: А. Лаффером , М. Фелдстайном , Р. Риганом . По мнению представителей этой теории, рынок является единственно нормальным способом организации хозяйства. Они выступают против регулирования экономики со стороны государства, считая, что регулирование – зло, ведущее к снижению эффективности, инициатив, энергии участников хозяйственной деятельности. Основная идея экономики предложения состоит в отходе от кейнсианских методов стимулирования спроса, переводе усилий на поддержку факторов, определяющих предложение. Причины инфляции усматриваются в высоких налоговых ставках, в финансовой политике государства, провоцирующей рост издержек. Повышение цен – реакция производителей на нежелательные последствия экономической политики. Основными рекомендациями экономической теории предложения являются:

1. Сокращение налогов с целью стимулирования инвестиций. Снижение налогов для предпринимателей увеличит их доходы и сбережения; в результате будут расти накопления, снизится уровень процентной ставки. Снижение налогов на заработную плату увеличит привлекательность дополнительной работы, получения дополнительных заработков. В результате возрастет предложение рабочей силы, повысятся стимулы к участию в производственной деятельности. Отсюда и название рассматриваемой концепции – теория предложения.

2. Приватизация государственных предприятий. Она позволит получить дополнительные финансовые средства, сократить размеры государственного долга. 3. Бюджетное оздоровление. Теоретики предложения выступают против бюджетного дефицита. Они считают, что бюджет не должен рассматриваться в качестве инструмента денежной политики. 4. Замораживание социальных программ. Существующая на Западе система социального обеспечения имеет два отрицательных момента: 1) вызывает неоправданный рост государственных доходов, обостряет бюджетный дефицит; 2) сдерживает трудовую активность населения.

Налоговая политика должна опираться на эффект Лаффера . Такое название эффект получил по имени американского экономиста, обосновавшего указанный феномен и построившего кривую, иллюстрирующую существо предложения (рис. 2).



Кривая показывает, что при повышении ставки налога доходы государства за счет налоговых поступлений сначала будут увеличиваться, но, если налоговая ставка превышает некую границу (точка А), доходы от налогообложения начнут уменьшаться. Причина в том, что слишком высокие налоги снижают у людей желание работать в легальной экономике. Чем выше этой границы определена ставка налога, тем меньше они будут работать легально и, следовательно, тем меньше будет доход государственной казны. Если ставка налога будет постоянно повышаться, рано или поздно она достигнет такого уровня, при котором никто не захочет работать и, следовательно, прекратятся налоговые поступления. Снижение налогов явилось составным элементом программы Р. Рейгана.

Исходя из этих представлений, неоконсерваторы предлагают правительствам покончить с кейнсианской боязнью сбережений, способствовать их увеличению с помощью налоговой реформы, сокращения государственных социальных расходов, устранения бюджетных дефицитов. Определенное значение придается стимулированию производства посредством политики ускоренной амортизации.

Выводы из концепций безработицы, инфляции и экономической динамики образуют теоретический фундамент, на котором строится неоконсервативный проект реформы государственного регулирования экономики, выдвинутый в качестве альтернативы кейнсианской доктрине. От государства требуются действия, направленные на обеспечение нормального функционирования рыночной системы.

Представители обоих течений неоконсерватизма по-разному подходят к тому, как эту роль выполнять. Если создатели теории предложения больше полагаются на налоговое регулирование, то монетаристы отдают предпочтение денежной политике.

Кейнсианцы, формулируя условия равновесия денежного рынкаа, разделили спрос на деньги на две основные части. Первая часть – спрос на деньги, обусловленный торговыми сделками и необходимостью денежного резерва; он зависит от совокупного дохода и цен. Вторую часть представляет спекулятивный спрос на деньги, изменяющийся под влиянием процентных ставок. Монетаристы внесли в эту версию существенные коррективы. По их мнению, кейнсианская функция спроса на деньги характеризует только краткосрочные колебания денежного рынка. Если брать длительную перспективу, то спрос на деньги определяется иначе.

В этом пункте монетаристы полагаются на эффект, сформулированный американским экономистом И. Фишером. Смысл его состоит в следующем. Если государство прибегает к денежной экспансии, то в результате роста предложения денег происходит снижение процентных ставок, Однако параллельно усиливается инфляционный процесс. Он воздействует на ожидания субъектов экономической системы, которые, планируя рыночные решения, основываются на последнем инфляционном опыте и рассчитывают на очередное увеличение денежной массы и темпа роста цен. Возрастает спрос на деньги, что через определенное время приводит к повышению процентных ставок. В конечном счете устанавливается норма процента, уравновешивающая денежный рынок. Теперь для того чтобы достичь своей цели (снизить ставки процента), государству надо вызвать денежный шок, резко и неожиданно изменив предложение денег. Пока не перестроятся инфляционные ожидания, процентные ставки будут снижаться. Но когда в ожиданиях будет учтена последняя денежная инъекция и предстоящий скачок инфляции, спрос на деньги возрастет, процентные ставки пойдут вверх к уровню равновесия и т.д. Получается, что в долгосрочном плане денежная политика не влияет на процентные ставки: Ms=Мd=Ра + Y, где Ms – среднегодовой (долгосрочный) темп роста предложения денег, Md – темп роста спроса на деньги, Ра – уровень ожидаемой инфляции, Y – показатель, отражающий изменения национального дохода.

Данное уравнение получило название основного денежного закона монетаризма или правила икс-процента. В соответствии с ним обязанностью государства становится поддержание постоянного во времени икс-темпа роста предложения денег (Ms), равного сумме темпов роста реального дохода и ожидаемой инфляции.

Опираясь на правило икс-процента, монетаристы разработали довольно жесткий регламент проведения экономической политики государства. Входящие в него положения напоминают законодательные акты, «запрещающие» формы и методы экономической политики, которые не отвечают основному денежному закону, и «разрешающие» – те, что ему не противоречат. В мировой экономической науке совокупность таких положений иной раз именуют «денежной конституцией» монетаризма, в которую наряду с основным законом входят и другие статьи.

Так, одна из них отвергает любые формы использования денежной политики для финансирования бюджетных дефицитов, если они вызывают колебания денежной массы, неадекватные требованиям основного денежного закона. По тем же причинам налагается запрет на денежное регулирование процентных ставок. Еще одна статья обязывает государство устранить любое нерыночное и неденежное влияние на цены, что, в частности, тождественно разрешению применять только монетаристские средства антиинфляционного регулирования экономики. Соответственно ожесточенной критике подвергаются попытки затормозить инфляцию с помощью разнообразных форм государственного контроля над доходами и ценами. М. Фридмен подчеркивает в этой связи, что «намного больше вреда приносят меры по сдерживанию инфляции, нежели сама открытая инфляция» (Friedman M. Unemployment Versus Inflation? An Evaluation of the Phillips Curve. L., 1975. стр. 32). Монетаристы предлагают государству поставить надежный заслон на путях международной непредвиденной инфляции. Оно должно, например, добиться, чтобы изменения сальдо платежного баланса не отражались на объеме денежной массы внутри страны и т.п.

Любые действия государства, не согласующиеся с «денежной конституцией», расцениваются как необоснованное вмешательство в свободное функционирование денежного рынка. Так как в монетаристской теоретической конструкции этот рынок является ведущим, в его деформации усматриваются причины негативных процессов на всех остальных рынках. Зато, утверждают М. Фридмен и его последователи, правильная, отвечающая «конституции» денежная политика не только помогает превратить реальную инфляцию в полностью ожидаемую, но и способствует установлению естественной безработицы, общей стабилизации экономики.

Детальная проработка вопросов, связанных с организацией неинфляционной денежной политики, составляет одно из самых сильных мест монетаристской теории. Некоторые ее положения выдержали проверку практикой. Свидетельства тому – стабильно низкие темпы роста цен, сохранявшиеся в 80-е годы в экономике США, Великобритании и других стран, где государство стремилось придать денежному регулированию консервативную ориентацию. Нельзя не отметить, правда, что реализация монетаристского денежного проекта в полном объеме сопряжена с немалыми трудностями и, пожалуй, вряд ли осуществима на практике.

Что касается теории предложения, то ее сторонники выступают против свойственной монетаристам абсолютизации долгосрочного денежного регулирования. Сама по себе денежная политика, подчеркивает, например, М. Фелдстайн, даже если она строится в полном соответствии с регламентом М. Фридмена, отнюдь не гарантирует свободного действия рыночных механизмов, если это действие нарушается несовершенной налоговой системой (Feldstein M. Capital Taxation. Cambridge (Mass.), 1983. стр. 373). Такое регулирование может принести желаемые результаты только в сочетании с новой налоговой политикой. Суммируя принципиальные выводы теории предложения, американский экономист Т. Рот указывает, что «двигателем неинфляционного экономического роста являются налоговые стимулы, соответствующие теории предложения и подкрепленные снижением темпа роста денежной массы» (Supply Side Tax Cuts. Monetary Restraints and Economic Growth. Washington, 1983. стр. 2).

Неоконсерваторы едины в требованиях значительно уменьшить размеры государственного бюджета и его долю в национальном доходе главным образом за счет экономии на затратах. В их концепциях в противоположность кейнсианству расходы государства играют в целом пассивную, а не регулирующую роль. В сокращении расходов видят верный путь к тому, чтобы лишить государство финансовых ресурсов, позволяющих ему необоснованно вмешиваться в экономические процессы. Если монетаристы примерно так же подходят и к налогам (для них главное – денежная политика), то создатели теории предложения, напротив, расценивают налоговую политику как важнейший инструмент государственного регулирования экономики. Основным направлением налоговой реформы считается значительное уменьшение предельных налоговых ставок, что, по замыслу неоконсерваторов, должно более полно раскрыть возможности рыночной системы. Такая точка зрения диаметрально противоположна кейнсианской «точной настройке», одной из форм которой является управление совокупным спросом с помощью манипулирования налоговыми ставками.

В налоговой части теории предложения предусматривается, что снижение налоговых ставок должно быть дифференцированным, пропорциональным предельной эффективности этого снижения. Например, в большей степени надо сократить те виды налогов, которые дадут максимально предельную отдачу с точки зрения накопления капитала и занятости. В первую очередь это относится к налогам на доход от капиталовложений. Тогда появляется возможность перемещения в производственную сферу тех денежных ресурсов, которые ранее вкладывались в недвижимость, расходовались на иные, не связанные с производством цели. Важная роль отводится также реформе налогообложения лиц с высокими доходами. Основной аргумент: это даст сильный эффект потому, что богатых отличает большая склонность к сбережениям по сравнению с бедными.

В снижении налоговых ставок неоконсерваторы видят магистральный путь к решению многих проблем современного рыночного хозяйства.

С налоговыми стимулами связывается повышение прибыльности капиталовложений, приближение ее к уровню, свойственному свободному рынку, результатом чего станет увеличение нормы и массы накопления. «Налоговая политика, поощряющая сбережения корпораций, приведет к росту совокупных инвестиций» (Feldstein M. Capital Taxation. стр. 112). Это поможет образованию рабочих мест, причем, что самое важное, увеличение занятости будет происходить неинфляционным путем. Снижению безработицы должно способствовать изменение предпочтений рабочих в пользу занятости (ведь реальные доходы после вычета налогов возрастут) и соответственно повышение предложения труда.

Налоговая реформа вызовет увеличение частных сбережений и кредитных ресурсов, расширит финансовую базу экономического роста и устранит вредный для экономики перекос доходов в пользу текущего потребления. Этот эффект, правда, считается возможным лишь при условии, если изменения в налоговой структуре будут сопровождаться антиинфляционной денежной политикой, отвечающей рекомендациям монетаристских теоретиков. Только тогда можно рассчитывать на ослабление инфляционных ожиданий, а в перспективе – на появление дефляционных мотивов в психологии потребителей, побуждающих их в большей степени к сбережению возникающего прироста доходов, чем к его потреблению.

Объем личных сбережений со временем увеличится настолько, что его хватит как для частных инвестиций, так и для финансирования бюджетного дефицита, который не исключен в период перехода к консервативной экономической политике. Личные сбережения рассматриваются, как видно, в качестве своеобразного запасного резервуара денежных средств, позволяющего размещать дополнительные долговые обязательства государства, не прибегая к эмиссии.

Одним из факторов экономического роста сторонники концепции «экономики предложения» считают понижение налоговых ставок. Артур Б. Лаффер теоретически обосновал программу администрации президента Рейгана на период 80-х годов, которая была направлена на стимулирование эко­номической активности в стране. А. Лаффер считал, что чрезмерное повышение налоговых ставок на доходы подрывает стимулы к инвестициям, снижает трудовую активность и вызывает переход легальной экономики в теневую. Обоснованием этому послужил так называемый «эффект Лаффера», графическим отражением которого служит «Кривая Лаффера». Кривая Лаффера показывает зависимость получаемых государством сумм подоходного налога от ставок нало­га. По вертикальной оси откладываются величины налоговых поступлений, по горизонтальной — значения ставок подоходного налога. Если r = 0, то государство не получит налоговых поступ­лении. При r = 100 % общие налоговые поступления также будут равны нулю, так как отсутствуют стимулы к увеличе­нию дохода.

Кривая Лаффера

В точке А при ставке подоходного налога r = 50 % налоговые поступления будут максимальными, затем они будут снижаться при росте налоговых ставок (Rb < Rа).

Смысл «эффекта Лаффера» состоит в том, что уменьшение налоговых ставок вызовет сокращение доходов государства, но это сокращение будет носить кратковременный характер, в длительной перспективе снижение налогов вызовет рост сбережений, инвестиций и занятости.

И хотя бесспорным является тот факт, что изменение налоговых ставок оказывает стимулирующее или тормозящее воздействие на экономику, на практике теоретические построения Лаффера оказались ошибочными: не увеличилась доля сбережений и предложение труда. В 1983 г. в США дефицит бюджета составил $ 200 млрд.

Практическое использование кривой Лаффера оказалось весьма проблематичным, так как, во-первых, сложно было определить на левой или правой стороне кривой находится  экономика страны в данный период времени; во-вторых, на объем инвестиций в экономике страны оказывает влия­ние множество факторов помимо налоговых ставок. Таким образом, можно сказать, что эффект Лаффера не принес ожидаемых результатов.

^ 3. Основные положения теории рациональных ожиданий.

Стержнем неоклассической школы экономической мысли является теория рациональных ожиданий. Эта теория утверждает, что люди заглядывают в будущее, равно как и оглядываются в прошлое, — то есть они не только экстраполируют прошлые события, но и подвергают анализу будущее. Люди основывают свои ожидания о будущем экономики не только на основании прошлых событий, но и основываясь на ожиданиях относительно настоящей и будущей экономической политики и анализа се вероятных влияний на состояние экономики. Рассмотрим характерный пример. В середине предвыборной президентской кампании экономическая система претерпевала очень умеренную инфляцию — не более 3% в год. Зная, что американцы в массе своей не испытывают к. инфляционным процессам нежные чувства, оба кандидата в Президенты, вечер за вечером появляясь на экране ТВ, старались перещеголять друг друга в своих обещаниях победить инфляцию. Однако очень скоро выясняется, что эти обещания оказались праздной болтовней. Бывший претендент, а ныне уже Президент, использовал все свое влияние, стремясь оказать давление на вновь назначенных членов ФРС и надеясь подстегнуть рост количества денег, находящихся в обращении. Он рассчитывал, что это мероприятие снизит номинальные нормы процента и поможет завоевать ему голоса строительных рабочих, покупателей автомобилей и других групп населения, которым в данный момент времени низкие номинальные нормы процента оказываются на руку. Тем временем, его бывший конкурент налево и направо обещал выделить огромные суммы на финансовую поддержку наиболее популярных в каждом штате программ, а также обещал воздержаться от увеличения налогов. Какой же темп инфляции в этих условиях могут ожидать рядовые американцы? С точки зрения теории адаптивных ожиданий — скорее всего как и раньше: где-то около 3% в год. Неоклассики считают такой подход безнадежно наивным. Рационально переработав полученную информацию, включая возможные последствия наиболее вероятного политического курса обоих кандидатов в президенты, хозяйственные агенты решат, что темпы инфляции в будущем году увеличатся и соответственно этим обстоятельствам будут строить свои экономические планы. Скептики подвергают теорию рациональных ожиданий злобной и насмешливой критике. Они утверждают, что слишком наивно ожидать от каждого водопроводчика или владельца маленького дела знаний, присущих скорее доктору экономических наук. Такая критика не имеет под собой почвы. Теория рациональных ожиданий не предполагает, что каждый индивид обладает всеобъемлющей суммой знаний и фактов, но лишь то, что хозяйственные агенты не отбрасывают интересующую информацию, попавшую в их распоряжение. Они принимают во внимание всю информацию, которой они располагают, включая сведения о вероятных последствиях настоящей и прошлой финансово-экономической политики. Чем большую роль в экономике играет принятие тех или иных решений, тем больше усилий прилагают хозяйственные агенты для сбора интересующей информации. На высшем уровне принятия решений — руководители корпораций, президенты компаний и промышленных объединений — эти обстоятельства подразумевают постоянное обращение к экспертным экономическим консультациям и оценкам. В 70-е г. ХХ в. появились сомнения в эффективности кейнсианства и монетаризма. На базе этих сомнений возникла теория рациональных ожиданий Роберта Лукаса (1937 г.), главы так называемой новой классической школы, лауреата премии памяти А. Нобеля в 1995 г. за разработку и применение гипотезы рациональных ожиданий, которая привела к изменению макроэкономических анализов и углублению нашего понимания экономической политики. Сторонники школы рациональных ожиданий поставили своей целью разрабатывать собственную теорию динамического равновесия в соответствии с принципами оптимального поведения хозяйственных агентов, которая ответила бы на вопрос о причинах и степени колебаний основных экономических показателей, включая выпуск, масштабы занятости, цены, заработную плату. Авторы теории исходят из того, что в макроэкономическом анализе особая роль принадлежит субъективным ожиданиям и прогнозам участников хозяйственного процесса. Возникла идея разработки новой равновесной модели, опирающейся на данный фактор. Теоретики новой классики исходят из того, что концепция адаптивных ожиданий, составляющая основу монетаристской модели поведения хозяйственных агентов на рынке, не обеспечивает возможности полного учета роста цен. Это влечет за собой ошибки в прогнозах и отрицательно сказывается на результате хозяйственной деятельности. Гипотеза адаптивных ожиданий в силу ограниченности своей информационной базы не соответствует неоклассическому принципу оптимального поведения субъекта на рынке. В начале 60-х г. американский экономист Дж. Мут ввел в экономический оборот понятие рациональные ожидания. Под рациональными он подразумевал ожидания, складывающиеся не только с учетом информации прошлых периодов, а главным образом на основе всей имеющейся в определенный момент информации о современном состоянии и перспективах хозяйства. В результате на базе всей полученной экономическими агентами информации формируются представления о положении в экономике, которые автор принимает как условные математические ожидания. Экономическая информация является первичным материалом для построения моделей рациональных ожиданий, формирующихся на основе математических методов. Одну из первых подобных моделей построил Р. Лукас, исходивший из того, что если вся имеющиеся в наличии информация оптимально используется участниками хозяйственного процесса при формировании своих ожиданий, то такие ожидания можно считать рациональными, что нашло отражение в обширном исследовании Р. Лукаса и Г. Саржента Рациональные ожидания и экономическая практика (1991 г.), книге Р. Лукаса Исследование теории делового цикла (1991 г.). Теоретики рациональных ожиданий полностью полагаются на механизм рыночного саморегулирования экономики. Они исходят из того, что рынки постоянно находятся в состоянии равновесия. Спрос всегда равен предложению, поскольку механизм рыночного саморегулирования оперативно устраняет любые отклонения в их соотношении. Рычаги саморегулирования приводятся в действие в ходе конкуренции. Колебания производства или занятости наиболее характерны, как правило, для уровня фирмы или отрасли. В рамках национальной экономики преобладает тенденция к их выравниванию. Авторы теории рациональных ожиданий не отрицают возможности циклических колебаний производства. Они рассматривают их как результат ошибок, допускаемых экономическими субъектами в течение краткосрочного периода. Причиной возможных ошибок считается некачественная, искаженная информация, мешающая правильно оценить конъюнктуру и разработать реальные прогнозы. Сторонники концепции рациональных ожиданий отвергают государственное регулирование экономики, а меры экономической политики считают неэффективными и бесперспективными. Более того, регулирующее вмешательство государства, представленное чаще всего непоследовательной, а то и некомпетентной экономической политикой, они рассматривают в качестве основы цикла, главной причиной отклонений от естественного уровня производства и безработицы. Кейнсианская система антициклического регулирования считается причиной развязывания в 70-е годы галопирующей инфляции и стагфляции. Большое место сторонники рациональных ожиданий отводят созданию равновесной модели цен. Равновесные цены ставятся в зависимость от денежной массы, ее движения. Изменения денежной массы проявляются в ценах. При этом делается вывод, что изменения денежной массы в результате определенной государственной политики влияют лишь на общий уровень цен, не отклоняя экономику от естественного состояния. Теоретики рациональных ожиданий выступают за стабильность денежной политики, поскольку именно от нее зависит, по их мнению, устойчивость цен.

Теоретики новой классики связывают цикл и с неопределенностью изменений государственной политики в предложении денег. Неожиданные изменения денежной массы в обращении они рассматривают в качестве причины изменения цен и циклических колебаний в экономике. Как отмечает Р. Лукас , даже на небольшие колебания цен предприниматели отвечают резкими изменениями производства и занятости. Увеличение денег в обращении вызывает рост цен, что является сигналом к увеличению производства. Снижение цен, следующее за сокращением денежной массы в обращении дает сигнал к снижению объемов производства. По мнению Р. Лукаса, степень отклонения от намеченного уровня производства зависит от того, считают ли субъекты экономики колебания цен временными или устойчивыми. Стабилизация рыночной ситуации, в свою очередь, подсказывает им насколько правильны были их действия, повлекшие за собой либо расширение, либо сокращение производства.

Наряду с государственной экономической политикой фактором вызывающим нестабильность авторы новой классики называют несовершенство информации, ее ограниченность и искаженность. Одним из главных источников ошибок считается также экономическая политика государства. Действием этого фактора объясняют появление необоснованных, ошибочных решений, принимаемых экономическими агентами. В качестве противодействия предлагается получение дополнительной достоверной информации и доведение ее до необходимого уровня. В этом случае последствия неверных решений и дестабилизированная рациональная рыночная активность восстанавливает стабильное равновесие без внешнего вмешательства.


Идею «неоклассического синтеза» выдвинул американский экономист Пол Самуэльсон (р.1915). Ее смысл заключается в том, чтобы преодолеть разрыв между теориями, согласовать достижения современной науки и все позитивное, что содержится в работах предшественников.

«Синтез», по Самуэльсону, заключается в согласовании теории трудовой стоимости и теории предельной полезности, анализа на микро- и макроуровне, подходов к изучению статики и динамики, взаимосвязанного анализа равновесия и отклонения от него, плавного и дискретного развития.

Характерной чертой становится использование различных способов экономического анализа, широкое применение экономико-математических методов.

Чтобы представить функционирование экономики как единого целого, необходимы различные подходы, а не разные науки. «Неоклассический синтез» нацеливает на поиски согласований, взаимоприемлемых выводов между различными, борющимися концепциями, представителями разных школ и направлений.


Раздел 3.

История экономической мысли России. Вклад российских ученых в развитие мировой экономической мысли






оставить комментарий
страница7/10
Дата25.09.2011
Размер2.58 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх