Курс лекций для студентов очной формы обучения по направлению 080100. 62 «Экономика» Улан-Удэ icon

Курс лекций для студентов очной формы обучения по направлению 080100. 62 «Экономика» Улан-Удэ


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Учебно-Методический комплекс по изучению дисциплины «Банковское дело» Для направления 080100...
Программа учебной дисциплины «Банковское дело» Для направления 080100. 62 Экономика...
Методические требования к написанию и оформлению выпускных квалификационных работ по направлению...
Учебно-методический комплекс для студентов очной и заочной формы обучения финансового и...
Программа по дисциплине истори ядля студентов 1 курса очной формы обучения по направлению 080100...
Программа по дисциплине истори ядля студентов 1 курса очной формы обучения по направлению 080100...
Программа по дисциплине истори ядля студентов 1 курса очной формы обучения по направлению 080100...
Методическое пособие для семинарских занятий и самостоятельной работы студентов очной и заочной...
Учебно-методический комплекс для студентов специальности 080105 «Финансы и кредит» очной формы...
Программа курса и контрольные задания для студентов специальности 080504- государственное и...
Курс лекций по отечественной истории для студентов заочной формы обучения...
Методические указания по выполнению дипломных работ для студентов заочной и сокращенной формы...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать
Тема 7. Институционализм

^ План лекции

1. Предпосылки зарождения и общие признаки институционализма.

2. Методологические особенности и структура институционализма.


^ 1. Предпосылки зарождения и общие признаки институционализма

В начале XX в. ученые-экономисты США, активизировав анализ усилившихся монополистических тенденций в экономике и содействуя «антитрестовской» политике собственной страны, обрели статус лидеров концепций социального контроля над экономикой, осуществляемого разнообразными методами. Их теории положили начало новому направлению экономической мысли, которое ныне принято называть социально-институциональным или просто институционализмом.

Институционализм – это в определенном смысле альтернатива неоклассическому направлению экономической теории. Появление институционализма вызвано идеологическими и практическими потребностями немонополистической буржуазии. Опасность раскрытия внутренних законов развития капитализма и потребность этой части буржуазии в идеологическом обоснова­нии ее интересов и практических рекомендациях экономической науки возрастали параллельно, по мере развития капиталистического обобществления производства, его монополизации и огосударствления.

Это обстоятельство и объясняет отношение институционализма как к предшествующим ему, так и к следующим за ним тече­ниям буржуазной политической экономии. С одной стороны, институционализм выступает как своего рода наследник исторической школы буржуазной политической экономии, перенявший у нее описательный метод, вульгарный эволюционизм, отрицание абстрактного метода, общих законов развития экономики различных стран. С другой стороны, институционализм выступает как противник абстрактной, «чистой» теории, типичной для концепций предельной полезности и предельной производительности. Обвиняя их в оторванности от практики, в чрезмерном теоретизировании, институционалисты заявляли, что наука должна только описывать и регистрировать явления, не претендуя на их теоретическую разработку. Вместе с тем они переняли у маржинализма вульгарный психологический метод, приспособив его к новым условиям идеологической борьбы. Если маржинализм подчеркивал определяющую роль психологии хозяйствующих индивидов, то институционализм делает упор на групповую психологию.

Институционализм, таким образом, являет собой качественно новое направление экономической мысли. Он вобрал в себя лучшие теоретико-методологические достижения предшествовавших школ экономической теории, и прежде всего основанные на математике и математическом аппарате маржинальные принципы экономического анализа неоклассиков, а также методологический инструментарий исторической школы Германии.

По некоторым оценкам, отсчет времени возникновения инсти­туционального направления экономической мысли следует начинать с даты опубликования монографии Т. Веблена «Теория праздного класса», т.е. с 1899г. Однако, учитывая появившиеся позднее не менее значимые публикации Дж. Коммонса и У. Митчелла, обозначившие зарождение как бы новых течений в рамках институционализма, период четкого формирования идей и концепций этого направления экономической теории в единое целое приходится все же на 20-30-е гг. XX вв.

Представители раннего институциопализма (Г. Веблен, У. Гамильтон, Д.Коммонс, У. Митчелл) подменяют анализ экономических законов капитализма описанием и систематизацией различных социальных явлений и процессов, именуемых ими институциями. Категория институции весьма неопределенна. Под институциями понимаются либо различного рода социальные явления как базисного, так и надстроечного характера (налоги и семья, государство и профсоюзы, конкуренция и монополии, частная собственность и финансовая система и т.п.), либо лежащие в их основе, как полагают институционалисты, различного рода психологические, правовые, этические и другие явления (обычаи, инстинкты, привычки и т.д.).

Институты – это словесный символ для лучшего описания группы общественных обычаев. Они означают преобладающий и постоянный способ мышления или действия, который стал привычкой для группы или обычаем для народа. Институции подчас рассматриваются как своеобразный метод анализа или прием описания явлений капиталистической экономики. Следовательно, институции – это юридически оформившиеся обычаи, имеющие в своей основе психологию различных профессиональных или социальных групп. Общественные обычаи, по утверждению институционалистов, регулируют хозяйственную деятельность людей. В действительности же нравы и обычаи, хотя и оказывают некоторое влияние на форму экономических отношений, ни в коей мере не определяют их сущность, а сами, в конечном счете, определяются характером господствующих общественно-производственных отношений.

Институционализм делится на три течения:

  1. Т. Веблен возглавляет социально-психологический (технократический) вариант институциональных исследований;

  2. Дж. Коммонс – социально-пра­вовой (юридический);

  3. У. Митчелл – конъюнктурно-статистический (эмпирико-прогностический).

^ 2. Методологические особенности и структура институционализма

Представители направления институционализма, возглавляемого Т.Вебленом, стремились дать психологическую трактовку экономических процессов, пытаясь сконструировать психологическую теорию экономического развития.

Т.Веблен главный идеолог американского институционализма. Наибольшее значение имеют следующие его труды: «Теория праздного класса», «Теория делового предпринимательства», «Инстинкт мастерства и уровень развития технологии производства», «Крупные предприниматели и простой человек», «Инженеры и система ценностей», «Абсентеистская собственность и предпринимательство в новое время. Американский вариант», в 2 сборника, «В мире происходящих перемен» и «Место науки в современной цивилизации и другие очерки», вошли основные статьи Веблена, написанные в разные годы его творчества.

Институционализму Веблена присущ, во-первых, социальный подход к экономическим явлениям: он анализирует поведение и мышление социальных групп людей, обусловленные существующими социальными мотивами; во-вторых, он стремится вскрыть причины эволюции капитализма. Он рассматривает смену условий развития общества, эволюцию технико-экономических и социально-политических организационных форм (институтов) и даёт свою оценку этих новых условий.

Одним из важнейших положений Веблена было требование исторического подхода в экономической науке. По его мнению, необходимо было осуществить изучение различных экономических и общественных институтов в их развитии, от момента их возникновения и до современности. Он много занимался историей человеческого общества, анализировал возникновение частной собственности, классов, государства, стремился обнаружить в прошлом истоки тех противоречий, которые, по его мнению, демонстрировал современный ему капитализм.

Движущую силу развития Веблен видел в противоречиях между институтами и внешней средой. По его словам: «Институты – это результат процессов, происходивших в прошлом, они приспособлены к обстоятельствам прошлого и, следовательно, не находившийся в полном «согласии с требованиями настоящего времени». По мысли Веблена, несоответствие между уже сложившимися институтами и изменившимися условиями, внешней средой и делает необходимым изменение существующих институтов, смену устаревших институтов новыми. При этом изменение институтов происходит в соответствии с законом естественного отбора. Веблен писал: «Жизнь человека в обществе точно так же, как жизнь других видов, – это борьба за существование, а следовательно, это процесс отбора и приспособления, эволюция общественного устройства явилась процессом естественного отбора социальных институтов.

Продолжающееся развитие институтов человеческого общества и природы человека, прогресс, можно в общих чертах свести к естественному отбору наиболее приспособленного образа мысли и процессу вынужденного приспособления, изменяющемуся с развитием общества и социальных институтов, в условиях которых протекает человеческая жизнь”.

Таким образом, в трактовке Веблена общественно-экономическое развитие (эволюция социального устройства) предстаёт как реализация процесса “естественного отбора” разнообразных институтов.

Веблен механически переносил дарвинистское учение о естественном отборе на область социальных явлений. Он не учитывал при этом, что «эволюция социальной структуры» – это социальный процесс, закономерности которого не могут быть сведены к биологическим закономерностям.

Веблен анализировал экономические явления, рассматривая их как установившиеся традиции. К таким традиционным движущим силам, побуждающим человека к производительной экономической деятельности Веблен относил родительское чувство, инстинкт мастерства, то есть вкус к хорошо выполненной работе, чистую любознательность, стремление к знанию. По его мнению, инстинктов первоначально проявляются в заботе о своей семье, развиваясь затем в заботу об обществе, обо всём человечестве.

В «Теории праздного класса» и других работах Веблен развивает свою историко-экономическую концепцию. Он выделил в истории ряд периодов: «ранней и поздней дикости», «воинственного и полувоинственного варварства» и, наконец, «цивилизацию».

С этими периодами истории Веблен связывает возникновение двух типов социальных привычек. Социальные привычки, характерные для периода варварства - привычки, которые легли в основу типа экономического поведения, характерного для представителей праздного класса и социальные привычки, типичные для периода ранней дикости, характерные «производительному» типу экономического поведения. Развитие общества, социально-экономические изменения предстают в трактовке Веблена в конечном счёте как результат конфликта “типов социальных привычек”.

Идея определяющей роли обычаев, привычек выступает основой историко-экономической концепции Веблена. Веблен считал, что поведение людей, его побудительные мотивы, закрепляясь в виде институтов, определяют в дальнейшем экономические отношения и всё социально-экономическое развитие общества. С этой позиции Веблен подходит и к анализу возникновения важнейшего экономического института – частной собственности. Веблен связывает возникновение частной собственности со склонностью к соперничеству.

К конкуренции, присущей человеку. «Мотив, лежащий в основе собственности, – соперничество; этот же мотив соперничества, на базе которого возникает институт собственности, остаётся действенным в дальнейшем развитии этого института и в эволюции всех тех черт социальной структуры, к которым собственность имеет отношение».

Мотиву соперничества Веблен придаёт очень большое значение, он кладётся им в основу денежного расточительства; на склонности к соперничеству оказываются выстроены все институты “денежной цивилизации”.

Веблен выступает с явным осуждением расточительства в потреблении; он – за рациональное потребление, которое удовлетворяло бы действительные потребности людей, а непотребности мнимые, искусственные, придуманные для расточенья и безделья.

Веблен был основоположником современных индустриалистско-технократических концепций. Концепция реформ Т. Веблена состоит в неуклонном ускорении НТП и возрастании роли инженерно-технической интеллигенции. По его убеждению, интеллигенция, рабочие, техники и другие участники производства представляют сферу «индустрии» и преследуют цель оптимизации и повышения эффективности процесса производства. Они предопределяют растущую зависимость «бизнеса» от «индустриальной системы», неотвратимость «паралича старого порядка» и перехода власти к представителям инженерно-технологической интеллигенции. В результате реформ Веблен предвидел установление «нового порядка», при котором руководство промышленным производством страны будет передано специальному «совету техников», и «индустриальная система перестанет служить интересам монополистов, поскольку мотивом технократии и индустриалов явится не денежная выгода», а служение интересам всего общества.

Джон Р. Коммонс (1862–1945), исследуя такие коллективные институты, как семья, профсоюзы, торговые объединения, производственные корпорации, государство, правовые отношения и другие, приоритетное внимание уделял юридико-правовым институтам, стал лидером юридического течения институционализма. При этом он исходил из неприятия идей о классовой борьбе рабочих, а также, говоря его словами, стремления «сделать систему бизнеса эффективной настолько, чтобы она заслуживала сохранения».

Правовой аспект Дж. Коммонс использовал и в выдвинутой им концепции стоимости, в соответствии с которой стоимость товарной продукции есть не что иное, как результат юридического соглашения «коллективных институтов». К последним он относил союзы корпораций, профсоюзов, политических партий, выражающих профессиональные интересы социальных групп и слоев населения.

Марксистскому учению о классовой борьбе Дж. Коммонс про­тивопоставлял положение о проведении государством реформ в области законодательства и создании правительства, представленного лидерами различных «коллективных институтов». Он был убежден в необходимости создания такого правительства, которое было бы подконтрольно общественному мнению и осуществляло демонополизацию экономики.

Эволюция капитализма свободной конкуренции в финансовую стадию – центральная идея его главных трудов «Правовые основания капитализма» (1924), «Институциональная экономика. Ее место в политической экономии» (1934) и других. В них рассматриваются проблемы, вызванные усилением «социального конфликта» из-за «нечестной» (монополистической) конкуренции предпринимателей. Государственные правовые решения в рамках экономических реформ, как полагает этот автор, устранят противоречия и конфликты в обществе, ознаменуют переход к стадии административного капитализма.

Как известно из истории экономики, юридические (правовые) аспекты «коллективных действий» Дж. Коммонса, равно как антимонопольные реформаторские идеи в трудах Т. Веблена, нашли реальное практическое применение уже в 30-е гг., в период так называемого “нового курса” президента США Ф. Рузвельта.

Уэсли Клэр Митчелл (1874-1948) – ученик и последователь Т. Веблена. Из уважения к заслугам и памяти своего учителя У. Митчелл подготовил посмертный сборник «Учение Веблена», включив в него избранные извлечения из его книг и статей.

В своей основной публикации «Лекции о типах экономической теории» (1935) исходил, прежде всего, из идей Т. Веблена. Следуя им, он настаивал на взаимосвязи экономических проблем с неэкономическими, в частности с проблемами социологии, культуры и другими, обусловливающими психологию, поведение мотивы деятельности людей в обществе.

Тем не менее, в экономической литературе этого ученого воспринимают нередко как представителя концепции “измерения без теории”, или, как выразился В. Леонтьев, «основного антитеоретического направления американской экономической мысли».

Личный вклад У. Митчелла в институциональную теорию состоит, во-первых, в выявлении влияния на экономические факторы (в категориях денежного обращения, кредита, финансов и др.) так называемых неэкономических факторов (в том числе психологичес­ких, поведенческих и прочих) посредством конкурентного изучения цифровых показателей и установления закономерностей в колебаниях (конъюнктуре) этих показателей на базе широкого массива статистических данных по фактическому материалу и ее математической обработки. И во-вторых, в попытке обоснования концепции бескризисного цикла посредством различных вариантов государственного вмешательства в экономику.

Особую известность в США У. Митчеллу принесло признание его основателем Национального бюро экономических исследований и одним из первых исследователей циклических явлений в экономике. Он считал возможным и необходимым государственное воздействие на экономику в области денежных, финансовых и кредитных факторов во взаимосвязи с социально-культурными проблемами и с учетом психологического анализа.

Представители эмпирико–прогностического течения институционализма еще в 20-е гг. в своем «конъюнктурном барометре» в Гарварде публиковали по итогам «анализа динамических рядов первые прогнозы экономического роста путем построения кривых» представляющих средние индексы ряда показателей национального хозяйства. Лежащие в основе новой отрасли экономической науки – эконометрики – математика и статистика, позволявшие У. Митчеллу и его коллегам рассчитывать длительность «малых» и «больших» циклов, нацеливали на попытки конституировать модели бескризисного (нециклического) развития экономики, предсказывать отклонения в динамике показателей, предотвращать их спад. Средством смягчения циклических колебаний и достижения благоприятной экономической конъюнктуры должно, по мнению У. Митчелла, явиться создание специального государственного планирующего органа. Планирование при этом предполагалось не директивное, а рекомендательное, основанное на научном прогнозировании реальных и достижимых конечных целей.

Неквалифицированный прогноз «Гарвардского барометра» накануне экономического кризиса 1929–1933 гг., предвещавший «процветание экономики», показал несовершенство методологической базы исследований тех лет, но убедительно продемонстрировал правильность главного положения институционалистов 20–30-х гг. о необходимости социального контроля над экономикой.

В основе этой теории лежит известная по неоклассической теории идея редкости ресурсов. Вследствие этой редкости у хозяйствующих субъектов возникает конфликт по поводу их использования. Этот конфликт разрешается путем совершения трансакций, представляющие собой базовые институты общества. Без таких институтов конфликт интересов выродился бы во всеобщее насилие людей друг над другом, которое привело бы к громадному экономическому и социальному ущербу.

Трансакцию - являющиеся, по Дж. Коммонсу (1874–1948), основной категорией экономической науки, – нельзя путать с («простым») обменом ресурсами, товарами или услугами. Согласно определению Дж. Коммонса, «трансакция – это не обмен товарами, а отчуждение и присвоение прав собственности и свобод, созданных обществом». Различие между обменом и трансакцией указывает на различие между физическим перемещением благ и перемещением прав собственности на эти блага.

Трансакции, в свою очередь, подразделяются на рыночные, управленческие и рационирующие.

Рыночная трансакция – это единственный вил трансакции, предполагающий одинаковый правовой статус ее участников (контрагентов). Это означает, что для осуществления рыночной трансакции необходимо взаимное добровольное согласие контрагентов ее совершить. Иными словами, рыночная трансакция представляет собой обмен правами собственности на блага, происходящий на основе добровольного соглашения обеих сторон этой трансакции. В качестве примеров рыночных трансакций можно привести любые сделки на свободных рынках – закупки потребительских благ, предоставление кредита, наем на работу и т.д.

Управленческая трансакция, напротив, предполагает правовое преимущества одного из контрагентов, которому принадлежит право принятия решения. Этот вид трансакции строится на основе отношений управления – подчинения. Примерами таких отношений являются отношения между рабовладельцем и рабом, начальником и подчиненным, мастером и учеником, и т.д. Управленческие трансакции играют ведущую роль в фирмах, государственных структурах и других организациях, базирующихся на иерархических отношениях.

Рационирующая трансакция похожа на управленческую трансакцию, поскольку также предполагает асимметричность правового статуса контрагентов. Специфика рационирующей трансакции состоит в том, что стороной, наделенной исключительными полномочиями принятия решений, является некий коллективный орган, выполняющий функцию спецификации прав собственности. Этим органом является государство. Типовыми примерами рационирующей трансакции являются налоги или судебные решения, перераспределяющие богатства от одной стороны к другой.

Легко видеть, что в зависимости соотношение рыночных трансакций, с одной стороны, и управленческих и рационирующих трансакций, с другой стороны, определяет соотношение рыночных и иерархических типов хозяйственных отношений между людьми.

На разных стадиях развития общества, в различных экономических системах относительная роль разных видов трансакций варьирует. Например, в рабовладельческом частнособственническом обществе основную роль играют управленческие трансакции, тогда как на стадии зарождения капитализма, в период «торгового капитализма», – рыночные.

Помимо «торгового капитализма», Дж. Коммонс выделял также «промышленный» и (современный ему) «финансовый капитализм». Основные особенности «финансового капитализма» проявляются не только в усилении роли банков и других финансовых учреждений, но и в появлении развитых коллективных социальных групп – профсоюзов, корпораций и политических партий. Именно эти группы и являются основными сторонами, участвующими в заключение трансакций на стадии «финансового капитализма».

Фактический ход осуществления трансакций зависит от «работающих правил», представляющих собой различные судебные нормы. Эти нормы отчасти спонтанно эволюционируют, в результате конкретных судебных решений, принятых после обращения в суд участников трансакций, а отчасти - формируются искусственно, посредством соответствующих государственных постановлений. Государство, по Дж. Коммонсу, играет большую роль и как орган, примиряющий интересы стороны трансакций, и как сила, принуждающая к выполнению обязательств, взятых на себя участниками трансакций. Таким образом, государство способствует более гармоничному разрешению конфликтов между коллективными группами хозяйствующих субъектов.

Под техноструктурой Гелбрейта понимают научно-техническую интеллигенцию, по его образному выражению, «головной и спиной мозг современного производства».

- техноструктура обладает необходимой компетенцией, а, следовательно, и реальной властью в обществе;

- прибыль, по мнению Гелбрейта, уже более не является главной целью производства, поскольку инфраструктуру интересует не она, а рост должностных окладов и стабильность. А для этого необходимо постоянный экономический рот, который и является целью техноструктуры (а отнюдь не всего общества);

- с целью достижения экономического роста корпорация побуждает в людях через рекламу, идеологию и прямое давление «потребительский психоз», приводящий к гипертрофированному росту индивидуальных потребностей.

Технократия желает престижа и тешит свое самолюбие посредствам научно-технического прогресса (НТП), наиболее сложным и наукоемким направлением, которого является развитие научно-промышленного комплекса (ВПК). Интересно, что этот термин впервые употребил генерал и будущий президент США Дуайт Эйзенхауэр.

Но по своей природе технократия не агрессивна и ведет «соглашательскую» политику по отношению к другим слоям общества, выражающуюся, в частности, в постоянном росте заработной плате наемных работником.

Р. Коуз исходил из того, что рассматриваемая проблема носит обоюдоострый или, как он говорит, “взаимообязывающий” характер: “При избегании ущерба для В мы навлекаем ущерб на А. Действительный вопрос, который нужно решить, это – следует ли позволить А наносить ущерб В или нужно разрешить В наносить ущерб А. Проблема в том, чтобы избежать более серьезного ущерба”.

Ответ не очевиден до тех пор, пока не удалось определить ценность того, что мы в результате этого приобрели, и ценность того, чем пришлось ради этого пожертвовать. Таким образом, решение, предложенное A.C.Пигу, не использует концепцию альтернативных издержек и подходит к факторам как к вещественным, а не правовым явлениям.

Анализ проблемы социальных издержек привел Коуза к выводу, который Дж. Стиглерназвал «теоремой Коуза». Суть ее заключается в том, что, если права собственности всех сторон, тщательно определены, а трансакционные издержки равны пулю, конечный результат (максимизирующий ценность производства) не зависит от изменений в распределении прав собственности (если отвлечься от эффекта дохода). Эту же мысль Дж. Сгиглер выразил следующим образом: «...в условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки равны».

Сравнение системы ценообразования, включающей ответственность за ущерб от отрицательных внешних эффектов, с системой ценообразования, когда такой ответственности нет, привело Р. Коуза к парадоксальному на первый взгляд выводу о том, что если участники могут договориться сами, и издержки таких переговоров ничтожно малы (трансакционные издержки равны нулю), то в обоих случаях в условиях совершенной конкуренции достигается максимально возможная ценность производства.

Р.Коуз приводит следующий пример. По соседству расположены земледельческая ферма и скотоводческое ранчо: земледелец выращивает пшеницу, а скотовод разводит скот, который время от времени стравливает посевы на соседних землях. Налицо экстернальный эффект. Однако, как показывает Р. Коуз, эта проблема может быть успешно решена без участия государства. Если скотовод несет ответ за ущерб, возможны два варианта: “либо скотовод уплатит фермеру за не обрабатывание земли, либо он решит сам арендовать землю, заплатив фермеру за не обрабатывание земли чуть больше, чем платит сам фермер (если фермер сам арендует ферму), но конечный результат будет тем же и будет означать максимизацию ценности производства”.

Если нет ответственности за ущерб, размещение ресурсов оказывается таким же, как и раньше. Различие состоит лишь в том, что теперь платежи будет осуществлять фермер. Однако «конечный результат (который максимизирует ценность производства) не зависит от право позиции, если предполагается, что ценовая система работает без издержек». При нулевых трансакционных издержках и у фермера, и у скотовода будут экономические стимулы увеличения ценности производства, так как каждый из них получит свою долю в приросте дохода. Однако при учете трансакционных издержек желаемый результат, может быть, и не достигнут. Дело в том, что высокая стоимость получения необходимой информации, ведения переговоров и судебных дел может превысить возможные выгоды от заключения сделки. К тому же при оценке ущерба не исключены значительные различия пот предпочтений (например, один оценивает тот же самый ущерб гораздо больше, чем другой). Чтобы учесть эти различия, в формулировку теоремы Коуза позднее была введена оговорка относительно эффекта дохода.

Экспериментальные исследования показали, что теорема Коуза верна для ограниченного числа участников сделки (двух-трех). При возрастании численности участников резко увеличиваются трансакционные издержки и предпосылка о их нулевом значении перестает быть корректной.

Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение трансакционных издержек «от противного». В реальной действительности они играют огромную роль и удивительно то, что неоклассическая экономическая теория до недавнего времени их совсем не замечала.

Американский экономист Гэри Беккер родился в 1920 г. в г. Поствилл, штат Пенсильвания. Обучался в Пристонском и Чикагском университетах. Потом преподавал в ряде вузов и занимался научно-исследовательской работой.

Основная идея, заложенная в большинстве исследований Г. Беккера, состоит в том, что человек в своем общественном поведении, в особенности при принятии, жизненно важных решений, руководствуется, прежде всего, экономическими соображениями, порой даже бессознательно. Что рынок идей и побуждений подчиняется в целом тем же закономерностям, что и рынок товаров: спрос и предложение, конкуренция и пр. Это касается и таких вопросов, как вступление в брак, создание семьи, обзаведение детьми, учеба, выбор профессии. Экономической оценке и измерению, по его мнению, поддаются и многие психологические явления, как например, удовлетворенность – неудовлетворенность материальным благосостоянием, проявления зависти, альтруизма, эгоизма и т.п.

Экономический подход Г. Беккера к исследованию «иррациональных» факторов человеческого поведения в рыночных и нерыночных отношениях, в общественной и частной жизни отличается как от социологического, психологического и от экономического подхода К. Маркса к исследованию общества, о чем Г. Беккер специально пишет в предисловии к сборнику своих ранее опубликованных статьей 60-х – начала 70-х годов под названием «Экономический подход к человеческому поведению» (1976), который является по сути введением в теорию «экономического бихевиоризма». Описывая поведение «человека экономического» на микроэкономическом уровне, Г. Беккер применил то, что он назвал «экономическим подходом» к анализу различных аспектов человеческого поведения, отношения людей к тому, что раньше считалось в значительной степени иррациональным, не поддающимся никакому научному анализу.

Работа Г. Беккера “Экономика дискриминации” (1951) явилась пионерским исследованием, внесшим большой вклад в понимание важной гражданской проблемы США – расовой дискриминации. Позже отмечалось, что она расширила рамки экономической теории, поскольку автор, используя традиционные инструменты и аналитические модели, перенес центр тяжести на те стороны человеческого поведения, которые не могли быть непосредственно измерены монетаристскими методами. В ней он обосновал экономическую невыгодность расовых предрассудков, когда белые в Америке за равный труд получали более высокую плату, нежели лица с другим цветом кожи или иной национальности, что являлось фактически свидетельством отсутствия реальной конкуренции на рынке труда.

Г. Беккер дал первую цифровую оценку всевозможных форм и региональных разновидностей расовой дискриминации в США – негров, индейцев, мексиканцев и других национальных меньшинств, в Южной Африке – апартеида, в странах Британского содружества – «английской» дискриминации, в большинстве стран мира – женщин и лиц, принадлежащих к низшим социальным группам, в развивающихся странах – лиц низших каст («неприкасаемых») и вообще дискриминации по социально-кастовому признаку, наконец, в коммунистических странах – лиц «буржуазного происхождения». Рассматривается в книге дискриминация предпринимателей и работающих по найму, потребителей, управленческого персонала; в монополизированных и конкурентных отраслях промышленности, профсоюзах; по признаку оседлости в зависимости от проживания в сельской или городской местности; от рода занятия или области деятельности.

Наиболее значительным экономическим трудом Г. Беккера, по мнению многих ученых, явилась изданная в 1964 г. монография «Человеческий капитал: теоретический и эмпирический анализ главным образом в области образования», специально отмеченная в решении Шведской королевской академии о присуждении Г. Беккеру Нобелевской премии в октябре 1992 г. как «наиболее значительный вклад в экономическую науку». В этой книге убедительно доказана экономическая целесообразность и необходимость крупных капиталовложений, как государственных, так и частных, в «человеческий фактор», который отнюдь не склонны недооценивать капиталистические предприниматели и о котором до последнего времени лишь говорили «отцы» социалистической экономики. По мнению Г. Беккера, крупные вложения в подготовку как студентов (будущих специалистов), так и рабочих, в медицинское обслуживание, в особенности детское (он даже предлагал для этого введение специального налога), в социальные программы, направленные на сохранение, поддержку и расширенное воспроизводство кадров, равноценно крупным инвестициям в создание или приобретение новых машин, оборудования и технологии, оборачиваясь в будущем такими же, если не большими, прибылями.

За прошлые годы литература по этой проблематике не только увеличилась численно, но и расширилась тематически, составив, по сути, новую отрасль – экономику образования, включающую исследования профессиональной подготовки и ее особенностей, послешкольного и послевузовского образования (речь идет о так называемом непрерывном образовании), медицинского обслуживания, миграции населения, информации относительно цен и семейных доходов, распределения времени в семье, связанного с новым подходом к поведению главы семьи. Фактически все эти проблемы были подняты американским ученым еще в работе «Человеческий капитал». Хорошее медицинское обслуживание и современные профилактические меры вкупе с занятиями физкультурой и спортом, по мнению Г. Беккера, позволяют в дальнейшем избежать значительных затрат на серьезное лечение и восполнение убыли профессиональных кадров.

В сборнике «Очерки по экономике преступления и наказания» Г. Беккер вторгся в такие специфические области права, какими являются уголовные преступления, судебная и пенитенциарная системы. Он проводит также идею о том, что, коль скоро на преступления людей в основном “толкают” экономические причины (если, разумеется, преступник не психически больной человек и не маньяк), их надо сделать невыгодными экономически, что, по-видимому, не бесспорно, поскольку ведет к ужесточению наказания.




оставить комментарий
страница5/10
Дата25.09.2011
Размер2.58 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх