Персидский фактор в политической жизни Греции в VI iv вв до н э icon

Персидский фактор в политической жизни Греции в VI iv вв до н э


Смотрите также:
Персидский фактор в политической жизни Греции в VI iv вв до н э...
С. Г. Карпюк Толпа в архаической и классической Греции...
2. Риторика в Древней Греции и в Древнем Риме...
Основные этапы развития политической мысли и нации...
А. А. Романченко Русско-англо-украинско-персидский авиационный словарь...
«Возникновение и развитие политической науки»...
Методический комплекс по дисциплине «Политика доходов и заработной платы» для студентов...
План урока: Беседа об истории Древней Греции, географическом расположении Греции...
М. Ю. Лаптева Гекатей Милетский в политической истории позднеархаической Ионии...
«Греция сегодня»...
Филиал государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Политические партии, общественно-политические организации и движения...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать



На правах рукописи




РУНГ Эдуард Валерьевич




Персидский фактор

в политической жизни Греции

в VI – IV вв. до н.э.


Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

(История древнего мира)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Казань – 2008

Работа выполнена на кафедре истории древнего мира и средних веков исторического факультета ГОУВПО «Казанский государственный университет им. В.И.Ульянова-Ленина» и кафедре истории древней Греции и Рима исторического факультета ГОУВПО «Санкт-Петербургский государственный университет».


Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

^ Фролов Эдуард Давидович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник

Карпюк Сергей Георгиевич

доктор исторических наук, профессор

^ Строгецкий Владимир Михайлович

доктор исторических наук, профессор

Пьянков Игорь Васильевич

Ведущая организация:

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится 19 февраля 2009 г. в ___ час. на заседании диссертационного совета Д.212.081.01 в Казанском государственном университете по адресу: 420008, Казань, ул. Кремлевская, 18.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета

Автореферат разослан «___»_______________ 2008 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета, Д.Р. Хайрутдинова



^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Персидская держава Ахеменидов была могущественным восточным соседом многочисленных греческих полисов, как собственно Балканского полуострова, так и других частей Средиземноморского мира. Отношения с Персией на протяжении двухвекового периода оставались одним из важнейших и часто приоритетных направлений внешней политики для многих греческих полисов, в особенности же претендовавших на ведущую роль в Элладе – Спарты, Афин, Фив, Аргоса. Отношения с персами в указанный период, разумеется, не могли пройти бесследно для греков. Они оказывали существенное влияние на общественно-политическую жизнь греческих полисов, массовое сознание и идеологию греков, вызывая известный резонанс.

Между тем, греко-персидские отношения не были обойдены вниманием исследователей, причем как антиковедов-эллинис­тов, так и востоковедов. По этой теме написаны многочисленные научные труды – обобщающего характера и посвященные рассмотрению более частных вопросов. Однако хотелось бы обратить внимание на некоторую односторонность, присущую большинству исследований греко-персидских отношений в историографии. Во-первых, во многих обобщающих работах, как по греческой, так и по персидской истории, в основном представлено событийное изложение истории взаимоотношений греческого мира и Ахеменидской державы без попыток какого-либо значимого концептуального осмысления. Во-вторых, за редким исключением, в центре внимания историков находились военные конфликты греков и персов. Взаимная враждебность признается едва ли не главным составляющим греко-персидских отношений на протяжении всего периода их существования, которые, как известно, начались с Греко-персидских войн, и нашли свою высшую кульминацию в ходе восточных походов Александра Македонского.

Конечно, никто не будет отрицать, что именно войны между греками и Персией были одними из наиболее важных проявлений греко-персидских политических отношений – важными, однако далеко не единственными. В конечном итоге, войны были всего лишь только эпизодами, пусть и наиболее значительными, в двухвековой истории греко-персидских отношений.

Поэтому в последние десятилетия традиционный подход к рассмотрению греко-персидских отношений как военной конфронтации претерпел существенные изменения, что было связано с обращением исследователей к истории дипломатических отношений в «межвоенный период», – от Греко-персидскими войнами–до походов Александра, а также с особым вниманием к изучению социокультурных контактов греческого мира и Персии.

Зарождение этой новой парадигмы в исследовании греко-персидских отношений следует закономерно относить к последним десятилетиям XX века. Она характеризуется стремлением исследователей отойти от устоявшихся стереотипов и предложить новые трактовки темы. Этому направлению исследований присуще, с одной стороны, восприятие отношений греков и Персии не как продолжительного военного конфликта, но как взаимодействия, с другой стороны, – комплексный анализ античных и восточных источников1.

Идея взаимодействия греков и персов и отрицание непримиримого характера их конфронтации стала находить все большее подтверждение в тех работах исследователей, в которых рассматриваются не только греко-персидские политические, но и социокультурные контакты. Прежде всего, эта новая парадигма в исследовании греко-персидских отношений представляется наиболее адекватно отражающей историческую реальность. Достаточно вспомнить о десятках греков, которые находились при дворе Великого царя и сатрапов, тысячах эллинов, которые служили наемниками в Персидской державе, и, наконец, так называемом феномене мидизма – добровольном сотрудничестве греков с персами в V в. до н.э.2 И все эти факты, конечно, не в полной мере укладываются в упрощенную схему «персы – исконные враги греков», кстати, впервые возникшей после Греко-персидских войн и более всего представленной в рамках доктрины панэллинизма в первой половине IV в. до н.э. Существование идеи греко-персидского взаимодействия находит подтверждение при обращении к феномену греческого мидизма.

Таким образом, на мой взгляд, следует говорить о двух основных парадигмах исследования взаимоотношений греков и Ахеменидской Персии в историографии, с одной стороны, как продолжительного двухвекового конфликта, с другой, – как взаимодействия. Причем, вполне очевидной является тенденция поиска нестандартных подходов к теме греко-персидских отношений, отхода от прежних устоявшихся стереотипов. Впрочем, следует со всей определенностью подчеркнуть, что эта тенденция фактически присуща современной исторической науке в целом и в этом случае изучение отношений греческого мира и Персии вполне соответствует этой отмеченной тенденции.

Далее, следует заметить, что при исследовании греко-пер­сидских отношений необходимо по возможности избегать «крайностей» обеих парадигм: как абсолютизировать характер греко-персидского антагонизма, так и отрицать сам факт существования взаимной вражды (последняя, однако, была присуща далеко не всем греческим полисам, а только тем, которые выступили против персов в начале V в. до н.э., и среди них, прежде всего, – Афинам и Спарте; но даже в позиции этих двух полисов к Персии наблюдаются некоторые различия, которые зависели от конкретной ситуации в Греции).

Исследование греко-персидских отношений представляется наиболее плодотворным через обращение к развитию собственно взаимных дипломатических контактов. Дипломатическая деятельность греческих полисов и Персидской державы выражалась в оживленных переговорах, обмене посольствами, созыве конференций, заключении союзных договоров3. Именно дипломатия во многом способствовала поддержанию своеобразного «равновесия сил», status quo, в греко-персидских отношениях, – от завершения собственно Греко-персидских войн и до восточных походов Александра Македонского4. Дипломатия выступала средством достижения греками и персами своих внешнеполитических целей, которые в свою очередь, зависели от многих факторов, в том числе и от политической ситуации как в самом эллинском мире, так и в Персидской державе. Рассмотрению непосредственно военных действий, особенно в период Греко-персидских войн, в работе уделяется гораздо меньшее внимание, чем, это могло бы быть в работе по отношениям греков с Персией. Однако, такой подход оправдан. Он объясняется тем, что военный аспект греко-персидских отношений в историографии изучен гораздо лучше и основательнее, чем аспект дипломатический. Исключение делается, разве только, для спартано-персидской войны начала IV в. до н.э., которая сравнительно реже Греко-персидских войн попадает в поле зрения современных исследователей. Другая проблема, которая требует своего исследования – это влияние отношений с Персией на общественно-политическую жизнь эллинов. В связи с этим следует говорить о тесной взаимосвязи внутренней и внешней политики. Занимаясь изучением греко-персидских отношений, нельзя не рассматривать также внутриполитические факторы, которые определяли те или иные действия на внешнеполитической сфере. И действительно, на всем протяжении развития отношений греческих полисов и Ахеменидской державы можно наблюдать далеко неоднозначное отношение тех или иных политических групп и/или личностей внутри полиса к Персии. Как показано в диссертации, с началом греко-персидских контактов в первой половине VI в. до н.э. в греческом мире ширилось движение мидизма, приверженцы которого отстаивали политику сотрудничества с Персидской державой Ахеменидов – от военно-политического союза с персами против других греков и до непосредственно подчинения царю. Между тем, даже после осуждения мидизма «патриотическими» греками после отражения персидского вторжения, это явление не исчезло и в течении всего оставшегося периода греко-персидских отношений проблема отношения с Персией периодически оказывалась на повестке дня в греческих полисах. В период Пелопоннесской войны и в IV в. до н.э. сотрудничество с Персией в ведущих греческих полисах, таких как Афины и Спарта, было возведено в ранг государственной политики. И именно такая политика зачастую вызывала протесты со стороны отдельных представителей греческой политической и интеллектуальной элиты до тех пор, пока в рамках созданной усилиями македонских царей Филиппа II и Александра Македонского сотрудничество с персами вновь было приравнено к измене идеям панэллинизма.

Объектом исследования являются греко-персидские политические отношения. Предмет исследования – их роль во внешней и внутренней политике греческих полисов.

^ Степень научной разработанности темы. Греко-персидские отношения и их роль во внешней и внутренней политике греческих полисов изучались в мировой историографии нового и новейшего времени далеко неравномерно.

Различные аспекты темы разрабатывались главным образом либо в обобщающих трудах по греческой или же персидской истории, либо же в отдельных статьях, порой довольно многочисленных, посвященных изучению той или иной частной проблемы.

Специальных работ по теме исследования немного.

У истоков специализированного изучения греко-персидских отношений стоял немецкий исследователь XIX в. Вальтер Юдайх, который в своей монографии «Малоазийские исследования» рассматривал отдельные вопросы истории взаимоотношений греков и персов в IV в. до н.э.5 Это исследование оставалась единственным трудом по истории греко-персидских отношений до появления работы английского историка Д.М. Льюиса6.

Работа Д.М. Льюиса «Спарта и Персия», представляющая собой переработанный цикл лекций, прочитанный автором в университете г. Цинциннати (США) в 1976 г. во многих отношениях стала новаторской. В ней автор детально рассматривает события в непродолжительный период конца V – начала IV в. до н.э., когда ведущая роль в греко-персидских отношениях принадлежала именно взаимным дипломатическим контактам, и это обстоятельство позволило исследователю по новому взглянуть на характер контактов греческих полисов и Персии, отойти от стереотипных представлениях о них как перманентной военной конфронтации. К сожалению, блестяще написанная, с привлечением не только античных, но и восточных источников, работа Д.М. Льюиса охватывает хронологически лишь небольшой период времени; в ней не уделяется какого-либо значительного внимания истокам греко-персидских отношений, а все изложение материала фактически завершается Анталкидовым миром 386г.

Но перспективный подход к исследованию темы греко-персидских отношений, намеченный Д. Льюисом, получил некоторую поддержку в современной историографии.

Несколько лет назад соотечественник Д. Льиюса, известный английский антиковед Дж. Коуквелл опубликовал монографию «Греческие войны. Неудача Персии»7. Однако, несмотря на свое название, эта работа едва ли может претендовать на то, чтобы считаться обобщающим исследованием по теме. Автор порой не предлагает своему читателю последовательного и связного изложения событий (как, например, это делали другие исследователи, в том числе и Д.М. Льюис), но сосредотачивается главным образом на ключевых и наиболее дискуссионных проблемах. И этот «недостаток» является продолжением достоинств книги, поскольку позволяет высветить те аспекты темы, которые в ином случае несомненно отошли бы на задний план и «утонули» бы в обилии материала. Книга охватывает историю взаимоотношений греческого мира и персидской державы Ахеменидов со второй половины VI в. до н.э. до времени Александра Македонского.

Среди обобщающих трудов по истории Греции следует назвать работы, созданные представителями историографии XIX – начала XX в. (Дж. Гротом, Эд. Мейером, К.Ю. Белохом, Г. Глотцем)8, а также произведения исследователей XX в. (Эд. Виля, Р. Сили, С. Хорнблауэра, П. Родса и др.)9. К этой же группе можно отнести исследования, посвященные отдельным, наиболее значимым событиям и явлениям греческой истории: Греко-персидским войнам10, Афинскому морскому союзу11, Пелопоннесской войне12, Коринфской войне13, в целом, событиям греческой истории IV в. до н.э14, исторические комментарии к Геродоту15, Фукидиду16, Оксиринхскому историку17, Диодору Сицилийскому18, Плутарху19. Среди многочисленных работ, посвященных древнеперсидской истории, в которых отношения с греками по большей части рассматриваются под персидским углом зрения, следует отметить монографические исследования А. Олмстэда, Дж. Кука, В. Фогельзанга, П. Бриана, Й. Визехофера20, статьи, посвященные различным персидским персоналиям в реальной энциклопедии Паули-Виссовы-Кроля21, материалы конференций по ахеменидской истории, которые на протяжении двух десятков лет публикуются Институтом Ближнего Востока в Лейдене22, наконец, труды по тем или иным странам в составе Персидской империи, и прежде всего, тесно связанным с греческим миром – по Карии23 и Ликии24. Отдельные исследовательские работы посвящены некоторым наиболее дискуссионным проблемам из истории греко-персидских отношений: Каллиеву миру25, Эпиликову договору26, спартано-персидским соглашениям периода Пелопоннесской войны27, состоянию греко-персидских отношений IVв.до н.э.28 Между тем, во многих работах, как по греческой, так и по персидской истории, в основном (за некоторым исключением) представлено событийное изложение истории отношений греческого мира и Ахеменидской державы без попыток какого-либо значимого концептуального их осмысления.

В отечественной историографии греко-персидские отношения также не становились темой специального исследования, на изучались под различными углами зрения. В.М. Строгецкий рассматривал взаимоотношения Афинского морского союза и Персии в период пентеконтаэтии, уделив особенное внимание разбору античной традиции в отношении Каллиева мира29. И.Е. Суриков в серии своих публикаций обращался к истокам афино-персидских отношений, исследовал также «персидский фактор» в общественно-политической жизни афинян во второй половине VI – начале V в. до н.э.30 Л.Г. Печатнова, в свою очередь, изучала эволюцию спартано-персидских отношений с момента их зарождения до конца V в. до н.э.31 О.В. Кулишова обращалась к истории дельфийско-персидских отношений32. Македоно-персидские отношения исследуются в ряде работ А.С. Шофмана33. Э.Д. Фролов и В.И. Исаева рассматривали идеологическую составляющую греко-персидских отношений34. М.А. Дандамаев в обобщающем труде по политической истории Персидской державы периодически обращался к событиям греко-персидских отношений, рассматривая их с позиций Персии35.

Итак, проделанный анализ позволяет сделать следующие выводы. Обращает на себя внимание, во-первых, тот факт, что существует мало работ, которые специально посвящены исследованию контактов греков и Персии как таковых; во-вторых, что различные аспекты греко-персидских отношений чаще всего изучались изолированно, вне какой-либо связи друг с другом; в-третьих, их роль во внешней и внутренней политике греческих полисов фактически не выделялась в отдельную проблему и не становилась объектом специального исследования.

^ Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является выявление влияния Персии на межполисные отношения и общественно-политическую жизнь греков. Это влияние определяется как «персидский фактор», и в дальнейшем он будет в фокусе данного исследования. Для достижения цели предполагается решение следующих основных задач:

– выявление истоков греко-персидских отношений;

– исследование основных направлений и эволюции персидской внешней политики по отношению к Греции в указанный исторический период;

– определение реакции греков на персидские военные и дипломатические акции в Греции;

– изучение влияния Персии на общественно-политическую жизнь греков;

– выявление роли дипломатии в развитии греко-персидских политических отношений.

^ Временные и территориальные рамки исследования. Хронологические границы исследования – 550–330 гг. до н.э. Они определяются, с одной стороны, началом внешнеполитических отношений греческого мира с возникающей Персидской империей Ахеменидов, а с другой, естественным прекращением этих отношений в связи с крушением Персидской державы в ходе завоевательных походов Александра Македонского. С точки зрения географической, в процесс исследования вовлекается материал как греческих полисов Малой Азии, так и собственно государств Балканской Греции (Афины, Спарта, Фивы, Аргос, Фессалия, Македония), отношения которых с Персией представляется возможным проследить в тот исторический период.

^ Методологическая основа исследования. В качестве методологической основы данной работы признается принцип историзма – рассмотрение исторических событий, явлений и процессов в хронологическом развитии и во взаимной связи друг с другом. Из конкретных методов анализа материала применяются методы познания, такие как системный подход, историко-фи-лологический метод, сравнительно-исторический метод и др.

В ходе исследования темы при объяснении различных аспектов межгосударственных отношений в античности учитывались также основополагающие принципы и категории теории политического реализма в международных отношениях, сформулированные Г. Моргентау и воспринятые его последователями (принципы борьбы за власть, имперской внешней политики, «равновесия сил» и др.)36.

При изучении темы нам приходилось неоднократно встречаться с проявлением в историографии такого явления как гиперкритицизм, который относится к методике анализа исторических источников. Посредством этой методики исследователи выявляют достоверное и рациональное зерно в античной исторической традиции путем признания абсолютно надежными сведения авторов – «современников» описываемых ими событий и недостоверными и ненадежными большинство сведений более поздних авторов.

Гиперкритицизм ряда современных исследователей имел своим «побочным эффектом» объявление целого ряда документальных свидетельств продуктом сознательной фальсификацией греками своего прошлого. Со своей стороны, хотелось бы выразить несогласие с подобным подходом в современной историографии. Как представляется, исследователь не должен уже a priori подвергать сомнению сведения источников: в доказательствах нуждается не достоверность источников, а, их недостоверность.

^ Источниковая база исследования.

Источники, используемые в данной работе, классифицируются по трем основным группам: литературные, документальные, нумизматические. К первой группе относятся следующие:

– элегии, эпитафии, эпиграммы, эпиникии, номы и др. поэтические произведения (Ксенофана Колофонского, Симонида Кеосского, Пиндара, Тимофея Милетского и др.);

– произведения древнегреческой драматургии (трагедия Эсхила «Персы», различные комедии Аристофана);

– произведения древнегреческих историков, как хорошо сохранившиеся (Геродота, Фукидида, Ксенофонта, Диодора Сициийского и др), так и представленные фрагментарно (Ктесия Книдского, Динона Колофонского, Гераклида из Кимы, Оксиринхского историка, Филохора, Андротиона, Эфора, Феопомпа и др.);

– произведения греческих писателей – авторов биографического жанра, географов, путешественников римской эпохи (Корнелия Непота, Плутарха, Страбона, Павсания).

– речи греческих ораторов конца V–IV вв. до н.э. (Горгия, Андокида, Лисия, Исократа, Эсхина, Демосфена и др);

– труды греческих философов, в которых можно встретить аллюзии на конкретные события из истории греко-персидских отношений (Платона, Аристотеля).

Названные источники группируются также и по хронологии: свидетельства современников – греческих авторов середины VI – середины IV в. до н.э. (Симонида Кеосского, Эсхила, Геродота, Фукидида, Эфора, Оксиринхского историка, Ксенофонта, Исократа); сочинения более поздних авторов эллинистического и римского периодов (Полибия, Диодора, Павсания, Плутарха и др.).

К числу документальных источников относятся, прежде всего, эпиграфические источники. Речь идет главным образом о греческих надписях, обнаруженных как собственно на территории Балканской Греции, так и за ее пределами – в Малой Азии.

Среди надписей из полисов Балканской Греции в работе использовались эпиграфические документы из Афин, Олимпии, Дельфов, а из малоазийских и островных греческих полисов – надписи из Самоса, Эрифр, Теоса, Галикарнасса, Клазомен и др. Некоторые эпиграфические источники переведены на русский язык впервые и помещены в приложении 3 диссертации.

Документальные источники включают в себя:

– почетные, посвятительные и коммеморативные надписи. Это надпись из Милета, которая упоминает сатрапа Струфа в связи с разрешением спора за территорию в долине реки Меандра (Ditt. Syll.3 134 = Tod. II, 113), а также надпись из малоазийского города Эрифры, содержащая текст афинского декрета времени Анталкидова мира, которая была обнаружена в 1970 году турецким археологом С. Шахином (SEG, 1976, XXVI, № 1282). Среди афинских документов особо хотелось бы отметить псефизмы о предоставлении проксении Гераклиду Клазоменскому (IG, II2, 8 = IG. I3, 227 = ML, 70), Эвагору Саламинскому (IG, I3, 113), Филиску, сыну Лика (IG, II2, 133), Стратону Сидонскому (IG, II2, 141 = Tod. II, 139), сатрапу Оронту (IG, II2, 207), текст «Платейской клятвы» (Tod., II, 204 = GHI, 88). Из самосских эпиграфических документов особо важна надпись, прославляющая самосскую победу над персами «на Ниле» в Египте (ML., 34), а также посвящение командира самосской эскадры в храм Геры подношения, предоставленное Инаром, сыном Псамметиха (ML., 310).

– податные списки Афинского морского союза, которые позволяют получить представление о тех городах Малой Азии, которые были афинскими союзниками в V в. до н.э.

– надписи на острака, которые были результатом осуществления афинянами процедуры остракизма – узаконенного изгнания собственных граждан вследствие народного голосования. Надписи на острака дают некоторые сведения о проблеме отношения к Персии во внутриполитической жизни Афин (острака против Аристида, Каллия, сына Кратия и др.).

– персидские документы из Персеполя и Суз. Это царские официальные надписи, а также надписи на персепольских глиняных табличках. И хотя их информативность об отношениях персов с греками довольно низка (и в этом не могут помочь даже значительные «исторические» надписи, типа Бехистунской надписи), тем не менее, они являются уникальными свидетельствами для реконструкции сущности персидской внешней политики по отношению к окружающему миру, а также для выявления места греков в структуре Персидской державы.

Нумизматический материал представлен выпусками монет, свидетельствующими о греко-персидских политических контактах. Здесь, прежде всего, необходимо назвать серебряные монеты с портретами персидских сатрапов Фарнабаза, Тиссаферна, Кира Младшего, монеты различных греческих полисов.

^ Научная новизна диссертации. Научная новизна диссертационной работы состоит в следующем:

1. Диссертационная работа является первым обобщающим исследованием по теме греко-персидских отношений в отечественной историографии.

2. В основу данной работы положено рассмотрение политических отношений греков с Персией, которые, по нашему убеждению более всего раскрываются через призму исследования дипломатических контактов;

3. Уделяется непосредственное внимание персидскому вли-янию на общественно-политическую жизнь в греческих полисов;

4. Выявлены истоки греко-персидских политических отношений;

5. Детально, насколько позволяют источники, изучен персидский обычай предоставления земли и воды в процессе политического подчинения балканской Греции в начале V в. до н.э. и рассмотрена реакция на него греков;

6. Показана динамика поступательного развития греко-персидских договорных отношений от Каллиева мира, через Эпиликов договор и спартано-персидские договоры периода Пелопоннесской войны, к Анталкидову миру;

7. Отнесено зарождение персидской «дипломатии золота» ко времени Греко-персидских войн и отмечена роль такой дипломатии в политике персов по отношению к грекам в последующий период (посредством изучения персидских дипломатический миссий в греческие полисы);

8. Высказано и аргументировано мнение о кратковременном периоде действия Анталкидова мира, заключенного в 386 г. до н.э. и денонсированного греками уже в 377 г. до н.э.;

9. Отмечен процесс дипломатического сближение ведущих греческих полисов и Персии перед лицом македонской угрозы.

^ На защиту выносятся следующие положения:

  1. Политические отношения полисов балканской Греции и Персидской держав Ахеменидов следует рассматривать как взаимодействие. Средствами осуществления этого взаимодействия были интенсивные дипломатические контакты между сторонами, которые, в конечном итоге, представляли собой своеобразный modus vivendi греко-персидских отношений на протяжении двух столетий. Между тем, военные конфликты (самыми яркими из которых были, несомненно, Греко-персидские войны) были только эпизодами этих отношений, пусть и наиболее значительными и имеющими всемирно-исторические значение.

  2. Греко-персидские политические отношения оказывали разностороннее влияние на общественную жизнь и идеологию населения греческих полисов. С одной стороны, они стимулировали политическую борьбу внутри гражданского коллектива полисов по «персидскому вопросу». С другой стороны, они способствовали зарождению мощного «общегреческого» движения мидизма – феномена персофильства и его антиномии – панэллинизма – идеологической доктрины объединения греков для борьбы против Персии.

  3. Греческие полисы не были в состоянии выработать какую-либо общую политику по отношении к Персидской державе. Это было следствием как политической разобщенности греческого мира, так и ожесточенных межполисных конфликтов. Афины, Спарта, Фивы, Аргос и другие эллинские государства строили свои отношения с Персией исходя из собственных интересов, которые, в свою очередь,отличались известным непостоянством.

  4. Более последовательной была политика Персии по отношению к греческим полисам, но и она была подвержена изменениями: от претензии персидских царей на политическое подчинение Греции до использования межполисных противоречий для достижения собственных внешнеполитических целей (создание препятствий для консолидации греков во время военных действий против Персии, поддержание враждебности между греческими государствами с целью их последующего политического ослабления, стремление выступать в качестве арбитра для урегулирования межгреческих проблем и противоречий).

  5. В период установления македонской гегемонии в Греции при Филиппе II ведущие греческие полисы сделали выбор в пользу объединения с Персией для противодействия державным устремлениям македонского царя. С учетом этого может быть также скорректировано восприятие политики Александра Македонского по завоеванию Персидской державы. Несмотря на пропаганду панэллинских лозунгов, большинство ведущих греческих полисов предпочли поддерживать отношения с персами, а отнюдь не участвовать в восточной кампании Александра.

^ Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседаниях кафедры истории древнего мира и средних веков Казанского государственного университета и кафедры истории древней Греции и Рима Санкт-Петербургского государственного университета и рекомендована к защите на соискание ученой степени доктора исторических наук. Основные положения работы нашли свое отражение в публикациях – монографии, статьях и тезисах докладов на всероссийских и международных научных конференциях, общим объемом более 70 п.л.

– на ежегодных научных итоговых конференциях профессорско-преподавательского состава КГУ (2002–2007), на заседаниях научного семинара «Античный понедельник» в КГУ (1989–2008); на научных конференциях, посвященных юбилеям научного кружка «Античный понедельник» в Казанском государственном университете (Казань, 1991, 2001, 2006 гг.);

– на VIII, IX, X, XI, XII, XIII, Сергеевских чтениях в МГУ (Москва, 1993, 1995, 1997, 1999, 2001, 2003, 2005 гг.);

– на конференциях Российской ассоциации антиковедов в ИВИ РАН (Москва, 1993, 1995, 1996, 1998, 2000, 2003 гг.);

– на VII, VIII Жебелевских чтениях в СПбГУ (Санкт-Петербург, 2005, 2006 гг.);

– на конференциях «Античное общество» (VIII, IX, X) в СпбГУ (Санкт-Петербург, 2006, 2007, 2008 гг.)

– на научной конференции «Историк и общество в античности» в СпбГУ (Санкт-Петербург, 2005 г.)

– на международной научной конференции «Мир Ксенофонта» (г. Ливерпуль, Великобритания, 1999 г.);

– на научном семинаре в отделе античной истории Института классических древностей университета им. Мартина Лютера Галле-Виттенберга (г. Галле, Германия, 2006 г.)

– на XIII международном конгрессе по греческой и латинской эпиграфике (г. Оксфорд, Великобритания, 2007 г.)

^ Структура диссертации. Диссертационное сочинение состоит из введения, пяти глав, заключения, трех приложений, списка использованных источников и литературы, списка сокращений. Общий объем диссертации 691 с. В приложении 1 сведения о греко-персидских дипломатических контактах представлены в виде таблицы (всего установлено 70 миссий греков ко дворам персидских царей и сатрапов и персидских посланцев в Грецию). В приложении 2 приведена хронологическая таблица событий из истории отношений греков с персами. В приложении 3 помещены важнейшие эпиграфические документы по истории греко-персидских отношений, которые были впервые переведены на русский язык и снабжены подробными комментариями.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


В первой главе диссертации «Греция перед лицом персидской угрозы: Проблема выбора» исследуется «персидский фактор» во внешней политике греков в во второй половине VI–начале V в. до н.э.

В




оставить комментарий
страница1/4
РУНГ Эдуард Валерьевич
Дата25.09.2011
Размер0.59 Mb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх