Люди делятся на женщин и мужчин. Женщины делятся на красивых и некрасивых. Красивые женщины делятся на красоток и раскрасавиц. Раскрасавицы делятся на прекрасн icon

Люди делятся на женщин и мужчин. Женщины делятся на красивых и некрасивых. Красивые женщины делятся на красоток и раскрасавиц. Раскрасавицы делятся на прекрасн


Смотрите также:
Rework - Бизнес без предрассудков...
Кыргызстан и сельское хозяйство Географические особенности...
Сочинение о доброте...
Н. В. Бессарабова...
Операции с векторами...
Правила игры : присутствующие делятся на две команды...
Классификация магнитных материалов...
Лекция №9
Лекция 2 по фармакологии тема: антихолинэстеразные средства...
Виды кондитерских изделий...
Сценарий игры “Счастливый случай...
Лекция № Введение в оау. Общие сведения...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
скачать

Э.М.Коронон. Нимрод



Э.М. КОРОНОН


НИМРОД


(Реквием)


Лондон

2006


Книга 1


ЗАГОВОР


1.


Деление:

Люди делятся на женщин и мужчин. Женщины делятся на красивых и некрасивых. Красивые женщины делятся на красоток и раскрасавиц. Раскрасавицы делятся на прекраснейшую в мире женщину и просто красавиц. Красотки делятся на сук и шлюх. Шлюхи делятся на проституток и шалав.

Проститутки были, есть и всегда будут!


^ 2.


Другое Деление:

Люди делятся на женщин и мужчин. Женщины делятся на матерей, жен и дочерей. Матери неделимы. Дочери тоже. Жены делятся на верных и неверных. Неверные жены, т.е. суки, делятся на шалав и блядей.

Бляди были, есть и всегда будут! Шалавы тоже!


^ 3.


Еще одно Деление:

Люди делятся на мужчин и женщин. Мужчины делятся на слабых и сильных. Слабые мужчины делятся на кротких и наглых. А также на рогоносцев и подонков. Слабаки не способны на великие дела, но могут быть причиной великих бед. Источник великого вредительства в мелких людишках. Большинство мужчин - мелочные слабаки, т.е. уроды.

Уроды были, есть и всегда будут, как и их неверные жены – суки, бляди и шалавы!


^ 4.


Последнее Деление:

Сильные мужчины делятся на крутых и сверхкрутых. Сверхкрутые делятся на потомков Сима и потомков Нимрода.

Братская Могила:

Авраам, Моисей, Давид, Иисус, Магомет, Микеланджело, Рафаэль, Бах, Галилей, Гайдн, Гегель, Гоголь, Шуберт, Шопен, Маркс, Малер, Рахманинов, Эйнштейн, Джугашвили, Шостакович и Щедровицкий – потомки Сима.

Ахнатон, Гаутама, Конфуций, Лао-ци, Платон, Александр, Цезарь, Чингиз-хан, Коперник, Кант, Моцарт, Наполеон, Бетховен, Достоевский, Чайковский, Вагнер, Ницше, Шикльгрубер, Ульянов, Рассел и Мао – потомки Нимрода.

Последний сверхкрутой в прошлом был из Симов, в будущем будет из Нимродов. Будущее принадлежит Нимроду.

Все прочие деления не суть важные.


5.


Адам родил Сифа, Сиф родил Еноса, Енос родил Каинана, Каинан родил Малалеила, Малалеил родил Иареда, Иаред родил Еноха, Енох родил Мафусала, Мафусал родил Ламеха, Ламех родил Ноя в 1056 году от Сотворения, Ной родил Сима, Хама и Иафета в 1556 году, за сто лет до Всемирного Потопа, Хам родил Мицраима, Фута, Ханаана и первенца Хуша после Потопа, Хуш родил Севу, Хавилу, Савту, Рааму и Савтеха. «Хуш родил также Нимрода; сей начал быть силен на земле; он был сильный зверолов пред Господом Богом, потому и говорится: сильный зверолов, как Нимрод, пред Господом Богом. Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад и Халне в земле Сеннаар. Из сей земли вышел Ассур1 и построил Ниневию, Рехофом-ир, Калах и Ресен между Ниневиею и между Калахом; это город великий»2.

Нимрод - первый Зверолов, первый Строитель, первый Богоборец, первый и пока единственный Всемирный Царь на Земле. Все цари и короли, все царевичи и принцы могли бы быть потомками Нимрода.

Но, увы!


^ 6.


«На всей земле был один язык и одно наречие»3.


7.


- Пришел Ноах и просит Великого Царя принять его, - доложил Дедан, племянник Нимрода, последний в цепочке из семи царских докладчиков.

- Я так и знал, - прошептал Нимрод за ширмой царице Семирамиде. - Они ничем не побрезгают. Им плевать на все. Даже престарелому предку не дадут покоя. Наверняка, подняли старика с постели и притащили в Ниневию, в такую даль.

Стояла осень 2006 года от Сотворения. Прошло ровно 450 лет после Всемирного Потопа. Ноаху было 950. До потопа 600 лет он жил в земле Нод, на востоке от Едема, а после потопа, выйдя из ковчега, он сошел с горы Араратской, двинулся на юг и поселился в земле Шинар, где и проживал последние годы своей жизни.

- Не суди их слишком строго, - ответила также шепотом царица Семирамида. - Ноах у них последняя надежда, чтобы попасть к тебе.

- А зачем им нужна еще одна встреча? Я им высказал свою волю ясно и твердо. Ничто меня не свернет с пути. И они это знают.

- О, Нимрод, они все же твои предки. Как никак отец и дед.

- Дедан! - позвал из-за ширмы Нимрод. - С кем пришел Ноах?

- Только с дедом Хамом, Великий Царь.

- Ступай и проводи их в Гранатовую комнату.

Шаги Дедана удалились и угасли за захлопнувшимися дверями. Но оттуда все еще неслись звуки свирели и гуслей.

- Мида, отец явно решил пустить вперед стариков. Но зачем?

- Тут что-то не так, Нимрод. Почему его нет с ними? Ведь еще раз встретиться больше всех хотел как раз он. Нет, Нимрод, кажется, у твоего отца иные, далеко идущие цели, чем просто отговорить тебя от строительства башни.

- Похоже, Хам искренне хочет отговорить меня. Последнее время он стал, как Ноах, очень богомольным. Но не скажешь того же о Хуше.

- Твой отец первым поднял свой голос против башни. Разве забыл?

- Да, но по другим причинам.

- Что ты говоришь? Как по другим причинам? «Это вызовет гнев Бога!» - вот его же слова. «Это богоборство! Это нарушение завета между Богом и Ноахом. Если башня достигнет Радуги, то та, - и царица тут передразнила свекра, - ??канешна, разомкнется и исчезнет. И вместе с ней исчезнет навсегда и завет с Богом». Разве все это не он говорил?

- Он говорил, - подтвердил Нимрод. – Эх, Мида, как только люди заговаривают о Боге, особенно так пылко, с чувством, как это делал отец, тут же у меня в душу закрадываются подозрения. За всеми этими разговорами о Боге почти всегда скрываются очень мелкие, очень подленькие мыслишки. Я за всю свою жизнь в этом не раз убеждался. Помню, когда мне исполнилось девять лет, мать подарила красивую безрукавку, в полоску такую, разноцветную. А отец тут же запретил мне ее носить. Мол, слишком ярко для мальчика, не будет угодно в очах Бога. Мне же рубашка очень нравилась, полоски напоминали радугу. «Тем паче, что напоминает радугу! - рявкнул тогда отец. - Чтоб не видел тебя в ней!»

- Ну и ну!

- На следующий день я надел ее и вышел из шатра. В то время мы еще жили в шатрах. Я жил с матерью отдельно, и к нам он заглядывал изредка. Кружился между шатрами пухлых жен. Но внезапно я увидел, как он направился к нашему шатру. Я сразу понял, почему. Еще издалека заметил сверкание злости в его глазах. Я струсил. Он был еще тогда очень толстый, казался мне самым огромным человеком в мире, а я был очень хилый. Я рванулся с места. Он погнался за мной. Догнал меня у реки. Я ринулся в воду. Он прыгнул за мной. Я обернулся и …даже теперь словно вижу его мясистую ручищу над моей головой. «Только не бей!» - хотелось мне крикнуть, но я не успел, как он схватил меня за ворот, вот здесь, у горла, и разом разорвал безрукавку пополам до пупка.

- Надо же! Какое насилие над ребенком!

- Потом отвернулся и ушел. Я поплел за ним. Мать стояла перед входом шатра. Он прошел мимо, не взглянув на нее. А я подошел к матери. Она ничего не сказала, лишь прижала меня к себе, и мы вошли в шатер. Я снял безрукавку и бросил в угол. Потом она куда-то исчезла. И я старался забыть все, что было с ней связано. Спустя некоторое время, я как-то вошел в шатер матери Себы. Не догадаешься, Мида, что я увидел?

- Себу в твоей безрукавке?

- Нет, Мида. Отца.

- Что ты говоришь!? - удивленно улыбнулась царица. - А как он умудрился влезть в нее?

- Мать Себы мастерица на все руки. Поставила спереди и по бокам большие заплаты из красной ткани. Можешь себе представить, как смешно и неуклюже мог он выглядеть в этой разноцветной детской безрукавке?

- Нет, не могу, - рассмеялась царица.

- Он сидел, положив свои руки, как на стол, на свой громадный жирный живот.

- Ты, наверно, его тогда возненавидел?

- Только на минуту. Потом ненависть прошла, а любовь, прежнее его обожествление не вернулись. С тех пор я стал к нему равнодушен.

- О, Нимрод, равнодушие, особенно родных, в ответ вызывает только ненависть. Даже сильнее, чем могла бы вызвать сама ненависть.

- Возможно. Но сердцу не прикажешь.

- Думаешь, до сих пор отец ненавидит тебя?

- Он ненавидел меня все время. С той минуты, как я родился.

- Что ты говоришь!? И любил других детей?

- Не думаю. Он не способен на любовь. Не переваривает всех из-за того, что никто его не любит. И себя ненавидит по той же причине. Хуш – это одна озлобленная ненависть. Ненависть и озлобленность на мир, в котором ему приходится жить.

- Мне даже стало жалко его.

- Мне нет. Любовь - единственная вещь, на которую он не способен. А на все остальные мыслимые и немыслимые вещи он способен. Особенно после того, как перестал верить в Бога. Для него теперь нет преград.

- Оказывается, он очень опасный. Не верит в Бога и прикрывается Им.

- Да, Мида, такого нельзя оставлять в живых. Но казнить его не могу - все же отец. Остается держать подальше от себя, за семью заслонами.

Дворец находился в кольце из семи усиленно охраняемых зубчатых стен, идущих овальными кругами. На этих стенах круглосуточную службу несли семь гвардий личной охраны царя, отличавшиеся друг от друга по цвету униформы. Первая гвардия носила униформу красного, вторая синего, третья зеленого, четвертая желтого, пятая белого, шестая черного и последняя фиолетового цвета. Соответственного цвета были также флаги и знамена гвардий, установленные между бойницами по всем зубчатым стенам. С высоты птичьего полета дворец напоминал огромный изумленный глаз, заключенный в разноцветных как радуга концентрических кругах.

Но внутри дворца доступ к царю не охранялся, и перед его дверями вместо охраны сидели лишь музыканты, играющие на гуслях и свирели. И вот по какой причине.

Музыка, особенно ненавязчиво располагающая к раздумьям, была страстью царя. Он обладал очень тонким слухом, мог часами слушать и следить за волшебным течением звуков. Но царская страсть к музыке имела и практическое значение.

По само собою установившемуся дворцовому этикету никто не передавал третьим лицам ни одного слова, услышанного в беседах и разговорах с царем. Перед первым, кто осмелился нарушить это правило, двери дворца захлопнулись раз и навсегда. И с тех пор этот негласный закон действовал безотказно, сам по себе, без особых усилий со стороны царских сановников. Формально он был закреплен в указе, в соответствии с которым повсеместно запрещались любые ссылки на царские слова. Звуки музыкальных инструментов исключали возможность случайного подслушивания, а потому устраняли возможные недоразумения в случае нарушения дворцового этикета.

- Но почему, - спросила царица Семирамида после небольшой паузы, - Хуш не воспользовался Ноахом, чтобы преодолеть эти заслоны?

- Не знаю. Знаю только одно: я еще больше укрепился в своих подозрениях.

- В подозрениях? Что ты! О чем?

Нимрод не ответил. Встал с трона, подошел к ширме и резким движением руки сдвинул ее. Царица Семирамида вслед за ним спустилась по мраморным ступенькам в огромную палату.

- Предки слишком стары. Нельзя их заставлять ждать так долго.

- Они, наверняка, уже сидят в Гранатовой комнате.

Гранатовой комнатой называлась большая комната по соседству с Тронным залом, в которой Нимрод принимал самых близких родственников и собственноручно потчевал их по заведенному обычаю гранатами. С золотой вазы на столе никогда не исчезали сочные, кроваво-красные плоды. Их круглогодично доставляли в Ниневию из самых разных уголков необъятного царства – междуречий Аракса и Куры, Тигра и Евфрата, плодоносных долин земли Ханаанской и дальше, с побережий Нила.

- Любопытно, Мида, - промолвил Нимрод перед дверями Гранатовой комнаты, - осознает ли Ноах, что может оказаться невольным участником чего-то зловещего.

- Чего именно?

- Заговора! - ответил Нимрод и открыл двери.


8.


Во все времена в каждом поколении, говорят иудейские мудрецы, рождаются несколько человек, быть может, не больше пяти-шести, которым суждено брать на себя бремя страдания своего поколения. Их можно распознать по тому, что никто к ним не может оставаться равнодушным. Их либо любят, либо же ненавидят. Обычно подавляющее большинство ненавидит, а любит лишь незначительное меньшинство. И только одному из них раз в тысячу лет везет быть любимым почти всеми, очевидно за исключением нескольких мразей, по природе не способных на любовь.

Нимроду повезло.


9.


- Нимрод, внучек! - Ноах оперся на посох, чтобы привстать, как только царская чета вошла в Гранатовую комнату. Тут же за дверями заиграли гусли и свирели.

- Сидите, сидите, sabba4! - Нимрод кинулся к Ноаху и усадил его обратно на тахту. Затем, поцеловав ему и рядом стоящему Хаму руки, пропустил царицу Семирамиду также поздороваться с предками. Ноах был настолько стар, что не мог ходить без посторонней помощи. По его собственному признанию, «сам потерял счет своих лет». Нимроду и царице Семирамиде шел тридцать третий год.

- Ты моя красавица! – Ноах погладил царице Семирамиде голову и чмокнул в лоб. - Не умер, успел увидеть своими глазами твои сады. Господь милостив!

- Будто деревья растут вниз макушкой, - заметил Хам. - Будто их корни уходят к небу, а ветки свисают к земле.

- Ну что вы! Это всего лишь зрительный обман, - объяснила царица Семирамида, садясь рядом с Нимродом за стол. - Во многом благодаря игре отражения в кривых зеркалах. Шеба их установил по всему саду. На самом деле некоторые деревья растут на кровлях окружающих сад домов, пустив корни в завезенную туда землю.

- А, это Шеба, - с некоторой долей разочарования отозвался Хам о своем правнуке. – Будто его не знаю! Сорванец! Любит надувать людей.

- Но дух у него ищущий, - резко вставил Нимрод, искусно разрезав ножичком гранат так, чтобы тот мог раскрыться как бутон красной розы. - Шеба всегда устремлен к новому, к созиданию.

Шеба был племянником Нимрода и родным братом Дедана. После царицы Семирамиды братья пользовались наибольшим царским доверием наравне с их отцом Раамахом, сводным братом и советником Нимрода – вторым лицом во всем царстве.

- Нимрод, внучек, не кипятись - сказал Ноах, принимая большую дольку граната из царских рук. - Мы все любим Шебу, также как и тебя. Назови мне, Хам, хоть одного человека, кто роптал бы на царя. Кто был бы не доволен им.

- Хм, - неопределенно хмыкнул Хам

- Ты, внучек, царь, какого еще не было на свете. На своем веку я видал и перевидал много царей. Как до потопа, так и после. Все они, без единого исключения, были ненасытными хапугами.

- Вот именно, хапугами, - тут же согласился Хам.

- Загребали все богатства только под себя. Последнюю сережку и ту могли сорвать с ушек вдовушки. Ничем не гнушались. Ничто не могло их остановить: ни слезы беззащитных сирот, ни мольба непорочных девственниц.

При слове «девственниц» Хам вновь хмыкнул и поерзал на месте.

- Были ненасытны во всем. Как в душе, так и в похоти. Разврат и извращения царили повсюду. Земля в то время наполнилась злодеяниями. У людей мысли и помышления сердца были зло во всякое время. И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их 5. Вот почему Бог навел на землю тогда потоп и утопил всех. Не пожалел даже Мафусала, последнего из живых моих предков. А ему-то было 969 лет. «И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и птицы, и скоты, и звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди; все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих на суше, умерло»6. Остались одни рыбы и мы.

Ноах умолк и устало закрыл глаза. Стало слышно, как он тяжело сопит, словно только что присел после долгой ходьбы. Его дыхание сбивалось одышкой и свистело сквозь торчащие из ноздрей седые волосы. Ему нелегко далась столь продолжительная речь.

Между тем, Нимрод был потрясен рассказом предка. Не то, чтобы его поразил предпотопный людской разврат. Он прекрасно знал, на какие подлости способна почти любая человеческая натура. Сам сполна испил эту горькую чашу – познание людских подлостей. Его предавали самые близкие друзья, не раз пытались зарезать за деньги, обещанные врагами, и ему приходилось смешивать врагов с друзьями в одну кучу и безжалостно сокрушать всех, не оставляя в живых никого - ни врагов, ни друзей, ни их домочадцев. Он был уверен, что люди сами по себе не плохие и не хорошие, не добрые и не злые. Любой добрый человек завтра может озлобиться и выкинуть какую-нибудь гадость, и любой плохой человек способен на неожиданный благородный поступок. Люди – просто никакие. Просто живут. Просто хотят вдохнуть глоточек чистого воздуха, насладиться жизнью. Хотя при этом, попутно, не прочь наделать друг другу пакостей. Это в природе человека. Нет, люди не ??могли больше его ничем удивить. Его удивил Господь Бог.

Сначала в Нимроде всколыхнулось глубокое сочувствие к Богу, но тут же исчезло, уступив место душевному терзанию. Терзанию между желанием понять и оправдать Бога и неуклонно растущим из глубины души возмущением Его беспощадной и бессмысленной жестокостью. Вскоре исчезло терзание и осталось одно клокочущее негодование.

Тем временем Ноах отдохнул. Его дыхание выровнялось и утихло. Исчезли свист и хрипы. И он спросил Нимрода слабым, умиротворенным голосом:

- Внучек, не понимаю тебя. Ты достиг того, чего никто и никогда не достигал. Стал Царем царей. Слава Господу! Все людские племена на земле, все цари признали тебя верховным Владыкой…

- И все это в столь молодые годы! - неожиданно в унисон отцу ввернул Хам.

Ноах, Нимрод и царица Семирамида одновременно с недоумением посмотрели на Хама. Словно тот своим непрошенным замечанием нарушил возникшее между ними понимание. Понимание, которое затем поглощает тебя настолько сильно, что, уйдя в него, забываешь о присутствии лишних собеседников.

- Хорошо, Хам, в молодые годы, - Ноах попытался восстановить утраченное взаимопонимание и обратился вновь к Нимроду. - Но это не столь важно. Важно, внучек, другое. Слава Господу, на земле теперь царят благоразумие, справедливость и порядок. И все это благодаря тебе…

- Не столько мне, сколько Раамаху, - прервал предка Нимрод своим признанием, прозвучавшим искренне и одновременно протокольно. - Раамах занят повседневным управлением земель и пользуется полным моим доверием в своих нововведениях.

Чуткий слух престарелого предка уловил едва заметную нетерпеливость в голосе могущественного внука. Понимание между ними было утрачено безвозвратно. Нимрод вновь ушел в свои мысли. Это Ноах увидел по глазам, и дальше он уже обратился к царице Семирамиде:

- Внучка, я вот пытаюсь понять. У вас есть все. Слава Господу! Нимрод умеет жить и другим дает жить. Что еще вам нужно? Зачем вам это затея с башней до облаков? Зачем вам зазря тревожить Всевышнего?

- Вот именно, - вновь вмешался Хам. - Радуйтесь жизни. Плодитесь и размножайтесь. Будто, Семирамида, ты рожать не можешь!

Нимрод мгновенно очнулся от своих мыслей. Царица Семирамида смерила гневным взглядом Хама.

- Не хами, Хам, - Ноах поспешил сгладить грубость сына. - Детей посылает Господь Бог.

Никто до сих пор, за исключением самого Хама, толком не знал, что тот сделал со своим отцом, когда после потопа как-то застал опьяневшего Ноаха, ??обнаженным и лежащим в шатре. Известно, что сын каким-то образом надругался над отцом. То ли обмочил его своей струей, как полагали одни, то ли сотворил какую-то непроизносимую мерзость типа «содомской», как не без основания подозревали другие. Также известно, что Шем и Йефет, старшие сыновья Ноаха «взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом и покрыли наготу отца своего»7. Ноах тогда благословил Шема и Йефета, и проклял Ханаана, четвертого сына Хама. «Раб рабов будет он у братьев своих»8. Ноах старался стереть поступок Хама из памяти, но теперь сам Хам оживил его.

- А почему вы уверены, что башня заденет Бога? – негодующе спросил Нимрод. – Я всего лишь хочу построить самую высокую в мире башню. Хочу узнать, как высоко ее можно поднять. И Шеба уверен, что Господь Бог только возрадуется человеческой дерзости, возгордится достижениями своих детей.

- Нет, ты хочешь добраться до небес, до Радуги, до самого Господа Бога, скинуть Его с хрустального трона и сесть самому на Его трон! - выпалил на одном дыхании Хам. – Не проведешь нас! Будто мы тебя не знаем!

- Угомонись, Хам! - повелел Ноах. - И не говори тут чужими словами.

- А чего ты затыкаешь мне рот! Нельзя что ли говорить чужими словами? Запрещено!? А если я согласен? А!? Что тогда? Будто ты сам не согласен с Серухом.

«Серух!?» - обомлел Нимрод.

- Я с ним не согласен. А вот ты всегда согласен со всеми. Только на словах, но не на деле.

На деле Хам, сознательно или сам того не ведая, выдал Серуха. Хам тут же начал шумно оправдываться. Вскоре его противный голос заполнил всю Гранатовую комнату, заглушив звуки гуслей и свирели.

«Чтобы достичь Радуги!» - так поэтично, то ли в шутку, то ли всерьез, ответил сам Нимрод Серуху на его вопрос: «Зачем тебе самая высокая в мире башня?» Серуха царь ценил и уважал за глубокие познания. Было общепризнано, что из многочисленных потомков Ноаха ближе всех к Богу стоят семиты, потомки Шема, и особенно Серух и его сын Нахор. Их Нимрод по совету Раамаха замышлял сделать верховными жрецами царства. И уже были выбиты иероглифы царского указа на глиняной таблетке и ждали только скрепления царской печатью.

- Нет! Нет! - орал Хам. – И на деле согласен! Серух прав!

«Серух», - Нимрод был уязвлен. Он поднял указательный палец, на котором блеснула золотая царская печатка, и приложил в задумчивости к виску. Еще тогда, услышав слово «радуга» из уст Хуша, Нимрод сильно удивился. Терялся в догадках, всячески отгоняя от себя подозрения о Серухе. Но откуда тогда отец мог знать о радуге? Простое совпадение? Хуш всегда поражал людей меткими образными сравнениями. «Отец и сын иногда мыслят одинаково», - подумал тогда Нимрод, хотя и не ровнял себя с отцом, полагая того непревзойденным мастером образности. Тем не менее слово «радуга» еще тогда впервые навело его на подозрение о заговоре. Он знал, что пока никакого заговора нет. Но он прекрасно понимал, что заговор может вызреть из одного слова, произнесенного в нужное время и в нужном месте. Теперь прослеживалась явная связь: «Серух - Радуга - Хуш». Серух не осмелился бы нарушить дворцовый этикет без серьезных на то причин и, не рассчитывая на поддержку Хуша.

- Сам Нимрод сказал Серуху о радуге, - надрывался Хам.

Звуки гуслей и свирели усилились за дверями.

«РАДУГА». После уничтожения всех врагов и установления спокойствия и всеобщего благоденствия в царстве Нимрода в этом мире интересовало лишь одно: СОВЕРШЕНСТВО. Он находил его в синем бездонном небе, в звездной ночи, во всей Вселенной. Вселенная совершенна, но, увы, ее не охватишь взором. Он искал совершенство в Луне. Но Луну портили ее пятна. Он восторгался восходящим золотым диском утреннего Солнца. Но в зените, в миг наивысшей полноты проявления своего совершенства, Солнце ослепляло. Лишь одно зримое Совершенство в мире, и то изредка, позволяло любоваться собою – Радуга.??

- Р-радуга! - режущее «р» в голосе Хама прервало ход мыслей Нимрода. – Будто Бог тебя не предупредил, что она знак завета с тобой. Сам же говорил!

- Господь меня не предупреждал, и я так не говорил. «Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением вечного завета между Мною и между землею»9. Вот что Он сказал.

«Радугу Мою! – повторил про себя Нимрод и призадумался. - Как божественно и как человечно звучит!»

Потом он горько усмехнулся Нимрод.

- А чего усмехаешься? – Хам только на миг оторвал взгляд от Ноаха. - Он оставил ее нам в напоминание!

- Наоборот, - возразил Ноах. – «И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга Моя в облаке; и Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти»10. Вот для чего он ее поставил.

Нимрод побледнел: «Стало быть, новый потоп не исключен!»

- Вот видишь? Видишь? – обрадовавшись, заспорил Хам. – Я был прав! Сам же только что подтвердил: «Между Мною и между вами». Признавайся: подтвердил мои слова или нет?

- Ты все превратно понимаешь, Хам. И не цепляйся к словам.

- Это я цепляюсь? Будто сам никогда не придираешься к словам. Будто все мы грешные, а ты один такой святой. Ну и что, что Бог тебе пару слов нашептал. Теперь надо кидаться ими налево и направо, что ли? Откуда знаешь, может Он всем говорит пару слов. Может, Он и мне сказал? Надо же, это я превратно понял! Да я понимаю все как надо!

??«До чего же у него голос противен! - подумал Нимрод. - И почему только те, у кого наипротивнейший голос на свете, сами не замечают, насколько могут раздражать других людей?»

- Ничего подобного! - тихо сказал Ноах. – И Серух неправильно истолковал тебе. Он ошибся. Радуга недосягаема. А потому и завет нерушим.

- Это Сер-рух ошибся!? - завопил Хам. - Нет уж!!

И вновь Хам своим противным голосом заполнил всю комнату. И вновь музыканты постарались заглушить его голос. Нимрод пытался прислушаться к звукам музыки и пропустить мимо ушей никчемные словопрения между предками.

«Серух или Хуш? - спрашивал себя Нимрод. - Кто из них станет зачинщиком?» Серух и Хуш были вечными врагами. Об этом знали все. Лишь наличие общего врага могло их примирить друг с другом.

- Вр-раг!? - опять режущее «р» отвлекло Нимрода. - Ты меня назвал врагом!? Да я тебе не враг, а родной сын!

«Нет, вражда не искоренена в царстве», - заключил про себя Нимрод. О, как он был наивен, уверовав, что в его владениях была окончательно изжита вражда. Конечно, люди мелочны, и он не питал иллюзий, что способен покончить с враждой по мелочам.

- Ты никогда не забудешь! Будто тебя не знаю. Но, клянусь Богом, тогда я и пальцем до тебя не дотронулся. Все это выдумали твои любимцы - Шем и Йефет.

- Не знаю, не знаю, - качая головой, бормотал Ноах. - Ничего не помню. Был слишком пьян.

- Нечего было нажир-раться, как сапожнику! Бог мой свидетель!

Нет, осточертело уже слушать Хама, терпеть дальше его мерзкий, раздражающий голос. И как у него Бог не слезает с языка? «Бог!» - произнес мысленно Нимрод, и в глубине души вновь, с новой силой, забурлило негодование.

Бог прежде был для него незримым Совершенством. Но разве Совершенство совместимо с враждой? Вдруг Нимрода кольнула мысль: «Ведь сам Бог и внес в людской мир вражду». У растений нет и понятия о Боге. Нет у них и понятия о вражде. Только люди враждуют между собою, прикрываясь Богом. И Бог позволяет это людям.

- Почему тогда ты проклял Ханаана!? – с возмущением вопрошал Хам. - Чем он провинился перед тобой? А? В чем виноваты его потомки!? Проклял бы одного меня, коли уж такой святой! Коли из себя разыгрываешь такого справедливца!

- Ханаан подсказал тебе, - робко промолвил Ноах.

«Разве люди изменились после потопа? - терзался Нимрод. - Разве они стали лучшими? Значит, потоп был бессмысленным. Зачем тогда Ему нужен был потоп? Зачем Он жизнь превратил в бессмыслицу? Зачем Он смеется над нами? Зачем враждует с нами? Никто Его не просил. Сам создал людей такими, какие они есть. Сам дает, сам же отнимает жизнь. Играет с судьбами людей, как дети играют с игрушками. Нравится - гладит, не нравится - ломает. Что за Бог? Всех видит, и никто не может увидеть Его».

- Не Ханаан!!! - заорал Хам. - Я сам увидел тебя!

Лопнуло терпение. Негодование вырвалось наружу. Нимрод со всей силы воткнул нож в стол и резко встал. Хам запнулся на полуслове с открытым ртом. Звуки гуслей и свирели притихли. Все тревожно посмотрели на царя. Но Нимрод словно онемел, не мог и слова сказать. Вихрем пронеслись в голове мысли: «Совершенство. Бог. Вражда. Потоп. Бессмысленность. Радуга». И все его существо захватило одно чувство - Месть. Он задрожал и понял, что обрел самого сильного, самого коварного, самого лютого Врага в жизни. Самый коварный, самый лютый враг всегда есть враг невидимый! «Я отомщу Ему за потоп! Я отниму у Него Радугу! Но где Он!? Почему же Его невозможно видеть!?»

Послышались тихие звуки музыки, которые внезапно переросли в бушующий ураган. Вся душа его переполнилось каким-то новым чувством. И Нимрод неожиданно для самого себя диким голосом возопил:

- Где же Ты!!! Покажись!!!





оставить комментарий
страница1/22
Дата25.09.2011
Размер3,52 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх