При дешифровке иероглифической и линейной Аписьменностей, при освещении памятников искусства Крита читатель, несомненно, заметил, что в некоторых статьях проск icon

При дешифровке иероглифической и линейной Аписьменностей, при освещении памятников искусства Крита читатель, несомненно, заметил, что в некоторых статьях проск


Смотрите также:
Семиотика и сегодняшний мир...
К. С. Аксаков заметил: «К сказке, кажется...
Тибор Кестхейи Характерология ...
Первым кто открыл возможность получения тока иным, чем электризация трением...
9. Охрана труда и техника безопасности Впроцессе дипломного проектирования ведется...
Ведение беременности и родов при некоторых видах экстрагенитальной патологии...
При освещении национально-освободительного движения в Греции...
При некоторых хронических бактериальных заболеваниях с успехом применяется...
Кибернетика
Мысли некомпетентного человека по поводу прививок...
Я. Л. Каменский При изучении предмета технология, я заметил...
О некоторых особенностях языка и стиля г. Газданова...



Загрузка...
скачать
1. Прародина минойцев.

При дешифровке иероглифической и линейной А письменностей, при освещении памятников искусства Крита читатель, несомненно, заметил, что в некоторых статьях проскальзывали нотки неуверенности и сомнения в правильности интерпретации знаков, объектов или явлений. Это естественно, не всегда под рукой есть неоспоримые факты и доказательства, на которые можно сослаться и опереться. Иногда эти факты есть, но они находятся в стороне от нашего исследования. К последним относится фундаментальная работа В.А Сафронова «Индоевропейские прародины». Возьмём из неё только то, что непосредственно связано с темами, рассмотренными в нашей Книге. В.А. Сафронов скрупулёзно рассмотрел все аргументы в пользу существования прародины индоевропейцев в бассейне Дуная, причины и направления миграций индоевропейских племён после распада их единого ареала обитания. Максимально упрощая выводы исследователей основной и единой археологической культурой индоевропейцев будем рассматривать культуру Винча, которая существовала с середины V тыс. до н.э. до середины IV тыс. до н. э. (по одним данным) или до первой четверти III тыс. до н. э. (по другим данным) с ядром в долинах рек Вардар и Морава (район Белграда, Югославия). Предшествующие культуры не относятся к нашей теме. Уровень развития культуры был таков, что современные исследователи считают её цивилизацией не ниже одновременных ранних цивилизаций Междуречья и Египта. Последовательные изменения в ходе развития этой культуры привели к возникновению новой культуры Лендьел, выросшей прямо из культуры Винча, все достижения винчанской цивилизации без потерь перешли в культуру Лендьел. Население этой культуры выросло столь значительно, что вышло далеко за пределы винчанской культуры и заняло новые земли в Австрии, южной Польши, Чехословакии, Германии. Культура существовала в период 2800 – 2100 годы до н.э. Следуя В.А. Сафронову, принимаем, что в недрах культуры Лендьел довольно скоро выделилась культура воронковидных кубков, которая заняла земли на северо-западных границах Лендьел. Таким образом, КВК на севере (от Южной Польши до Южной Скандинавии) и культура Лендьел на юге (Моравия, Словакия, Подунавье), - две археологические культуры, сосуществование которых оформилось в центре Европы в начале 3 тыс. до н.э. Это было время выделения первых двух крупных диалектных зон и.е. языка. Рамки этих двух зон и отражали две генетически связанных между собой археологические культуры: Лендьел и KBK.

Но последующее расширение ареала этих культур с неизбежностью включения в свой племенной состав местного населения предопределяет появление возрастающего числа диалектных различий в языке. Это обстоятельство входит в группу решающих факторов, которые создавали предпосылки к распаду общей индоевропейской культуры. Исследователи прямо указывают, что КВК и Лендьел - последний период индоевропейского единства, в котором уже сложились в рамках индоевропейского мира две диалектные группы, в рамках которых начали формироваться две культуры. Для нас важно отметить, что, начиная с культуры Винча до начала распада индоевропейского мира, сохранялась языковая и культурная непрерывность и преемственность достижений в различных областях жизни, в том числе и духовной. Сохранялись религиозные верования и обычаи.

Эта устойчивость и последовательность развития индоевропейского мира во многом обеспечивалась климатическими условиями на всей территории от Чёрного до Балтийского моря, большей частью в бассейне Дуная. Период VI –IV тысячелетия до н.э. характеризуется как климатический оптимум, когда повышенные температуры и регулярные и достаточные дожди обеспечивали устойчивые урожаи. «Изобретение праиндоевропейцами упряжных пахотных орудий (соха, рало) позволяло долгие годы получать значительный прибавочный продукт, что способствовало и процветанию многолюдных индоевропейских коллективов (площадь поселений культуры воронковидных кубков достигала 100 га)»1. Высокие урожаи привели к дифференциации общества и, главное, к росту численности населения. Но всему есть предел. Земля может прокормить строго определённое количество населения при достигнутом уровне обработки земли. При тогдашней незначительной плотности заселения смежных с праиндоевропейцами земель началось мирное и постепенное расширение территории культур Лендьел, ВКВ. Отлив населения и освоение новых плодородных земель, вероятно, был нормой в жизнеобеспечении общества у праиндоевропейцев.

Обстановка резко изменилась в начале III тысячелетии до н.э., когда начался период глобальной аридности климата, что нарушило установившийся баланс урожая и численности населения, т.к. ежегодных гарантированных урожаев не стало и сама урожайность снизилась. Это нарушение баланса было столь велико, что повлекло за собой переход к пастбищному скотоводству и вынужденному поиску и перемещению земледельческого населения на земли, дающие гарантированные урожаи. Новые скотоводы устремились по долине Дуная на восток в причерноморские степи и далее, вытесняя население с дунайских равнин. Земледельцы начали перемещение в горные районы Балкан и далее на юг на новые земли, а это повлекло за собой большие изменения в самом сельском хозяйстве. В качестве примера можно указать на включение в перечень сельскохозяйственных объёктов (растений) маслины. Распад индоевропейской общности относится к рубежу IV/III тыс. до н. э., об этом говорят данные археологии.

ВКВ распалась на две основные культуры: культуру шнуровой керамики и культуру шаровых амфор на севере и Подунавье возникает Баденская группа племен (см. карту).

Носители шнуровой керамики говорили на одном из древнеевропейских диалектов - среди них были предки славян, германцев и балтов.

Баденская группа племен включала так называемый Балканский субстрат, его юго-восточная часть - хетты и лувийцы, остальное - греки, фрако-пеласги, македонцы, иллирийцы и проч.). На территории Молдавии на основе групп КВК формируется Древнеямная культурная общность – индоиранцы.

Всё III тыс. до н. э. было охвачено миграциями протогреков, лувийцев, индоиранцев, хеттов, индоариев.

Для нашей темы важно рассмотреть, какие племена и когда появились на территории Греции. Из исследований учёных видно, что протогреческие племена формировались не разовым переселением одного народа, а в течение продолжительного времени и мигрировали волнами в течение не менее 1000 лет.. Анализ исследователями «керамического комплекса Раннеэлладского периода Греции показал, по крайней мере, четырехкомпонентность его состава, образованного включениями типов керамики культур Винчи Д, Гумельницы, Лендьел IV и Баден. Анализ керамического комплекса македонских и фессалийских памятников Раннебронзового века (РБ - вторая четверть III тыс. - III/II тыс. до н. э.) позволяет увереннее говорить о центральноевропейском компоненте, слагающем раннебронзовые памятники Северной Греции и раннеэлладские Средней и Южной Греции».

В.А. Сафронов пишет: «Этносы Греции в III тыс. до н. э. связаны с протогреками II тыс. до н. э., поскольку на ряде поселений РЭ периода культурная традиция не прерывалась с переходом к Среднеэлладскому периоду. Это позволяет считать протогреков III тыс. до н. э. этнической реальностью (выделение наше). Таково наше понимание существа проблемы - первого появления носителей протогреческого языка в Греции.

Раннеэлладского периода либо определяются по троянской шкале 3000/2800 гг. до н. э., либо по С 14 -г- серединой III тыс. до н. э. (Блаватская, 1966, с. 19- 21)

Исследователями (Милойчич и другие) было высказано предположение, что культура Димини (IV т.л. до н. э.) возникла в связи с инфильтрацией этнических групп с севера Балкан (культура Винча), что нашло отражение в керамике, архитектуре, пластике. В конце IV тыс. до н. э. в Северной Греции появляется новая культурная группа Лариса, характеризующаяся чернолощеной керамикой с капеллированным орнаментом, практикой трупосожжения в погребальном обряде (Мюллер-Карпе, 1968, т.2, табл. 135 Д). В появлении группы Ларисы, сменившей Димини в Фессалии, выразилось продвижение винчанского населения в горы, в места более влажного климата, в связи с возрастающей аридностью в северобалканских регионах. Хронология культуры Винча указывает на ее большую древность.

Прямое сравнение ряда форм керамики РЭ I-III с керамикой праиндоевропейской культуры - Лендьел IV (Иордансмюль, Луданица) показывает связь некоторой части раннеэлладских памятников с культурами Центральной Европы, что соответствует связям протогреков с праиндоевропейским ядром. Хронология Лендьела IV (IV/III тыс. до н. э. - 28 вв. до н. э.) и Раннеэлладского I периода (27-25 вв. до н. э.) показывает приоритет праиндоевропейской культуры относительно РЭ I бронзового века Греции. Территориально лендьелские традиции доходят до коренных территорий Винчи и выражаются в появлении прослоек на винчанских поселениях с керамикой Лендьел»2.

Если короче, на территорию Северной Греции миграция индоевропейского населения началась с Северных Балкан (культура Винча), по крайней мере, с середины IV тысячелетия до н.э. и продолжалась до конца III тысячелетия до н.э. (культура Лендьел). При этом надо учитывать, что каждая последующая волна переселенцев выдавливала своих предшественников в более южные земли Греции и на острова. Именно выдавленные племена и заселили остров Крит. Иного быть не может, иначе нужно принимать как факт, что население Северных Балкан до переселения были земледельцами, а после переселения вдруг стали опытными мореплавателями. Но предшественники до вытеснения их с обжитых земель уже обладали навыками мореплавания.

Наблюдая непрерывность и последовательность развития индоевропейского мира на протяжении трёх тысяч лет можно принимать без больших ошибок, что сходство сюжетов в искусстве индоевропейских народов от Малой Азии, Греции до Скандинавии отражают общие представления народов о мире и их религиозные обряды. Основа этому в факте общего происхождения и совместного проживания на территории индоевропейской прародины. С учётом сказанного становится понятными сюжеты о козлах Тора и росписи саркофага из Агиа Триады, о калидонском вепре, борове «Золотая щетинка» скандинавов и борове восточных славян. Эти предания и мифы сформировались в едином праиндоевропейском народе в едином территориальном пространстве – в Подунавье.

Нужно отметить также, что уход носителей анатолийских языков в Малую Азию происходил из тех же областей Северных Балкан, что и протогреков в Грецию, но некоторые исследователи считают, что анатолийцы ушли в Малую Азию несколько раньше начала переселения греков.

На этой принципиальной основе подробнее рассмотрим некоторые сюжеты в культуре и искусстве минойского Крита


2.Священные козлы.

В Приложении 4 к разделу Книги «Часть I. Иероглифическая письменность» была затронута тема священных козлов в искусстве Крита. В § 67 «Загробный мир минойцев» были рассмотрены росписи погребальных сосудов, где был показано место и значение священных козлов в религиозных представлениях минойцев при переходе умершего в загробный мир. Были показаны области распространения сюжетов с козлами от Скандинавии до Шумера в пространстве и с IV по II тысячелетия до н.э. во времени. Когда мы провели параллели по этой теме на основании сюжетов в критском искусстве и мифах Скандинавии, читателям могло показаться, что такие параллели сомнительны, слишком далеки друг от друга указанные области. Там же мы высказали сожаление об отсутствии какого-либо изображения боевой колесницы критян, как утверждал автор одного из сайтов, запряжённой козлами. И вот перед Вами во всей красе представлено такое изображение, но не критской колесницы, а колесницы верховного бога скандинавов Тора. Прямо-таки ожившая картинка древнего мифа.

Мифологический сюжет сохранился в памяти народов до сегодняшнего дня благодаря работам учёных и произведениям художников. Можно сказать, что образ верховного бога формировался художниками со времён классического искусства Греции и Рима, правда, безотносительно к его функциям. Представленное изображение великолепно передаёт саму сущность мифа через такие детали как первобытный каменный молот в руках Тора, такой же изображался на наскальных росписях Скандинавии. У читателей нет сомнения, что это не первобытный Тор. Каменным топором не сделаешь такую колесницу, особенно колёса такой прочности и совершенства. Одежда бога, выражение власти и динамика движения – всё это греко-римское художественное наследие. Бог может всё, даже ездить на колеснице без дышла. Но на эти детали можно не обращать внимания, главное – суть. Художественная и духовная точность воспроизводства мифа художником здесь превосходит точность освещения таких сюжетов профессиональными исследователями.

В памятниках критского искусства козлов, запряжённых в колесницу можно видеть в росписи саркофага из Агиа Триады, где показаны сцены возлияния, связанные со смертью владыки и схождение его в потусторонний мир, козлы подчёркивают божественность умершего своим присутствием при возлияниях и затем они везут его на колеснице в подземный мир. Эта последняя поездка умершего призвана запечатлеть сюжет древнего мифа о передвижении верховного бога на колеснице, запряжённой козлами. И если учитывать реальное состояние царское власти на Крите в момент создания росписи на саркофаге, то эта картина ясно говорит нам, что степень могущества критских владык достигла такого уровня, что они стали почитаться богами. Это подтверждается царскими печатями, которые мы рассмотрели в §4.8 нашей Книги. Сюжет и текст печати #228 показывает, что козлы стали атрибутом светородности земного владыки, царя-Солнца.

Опираясь на положения, разработанные в труде В.А. Сафронова о прародине индоевропейцев, непрерывности развития индоевропейского мира, в сюжете росписи саркофага можно видеть очень древнюю основу мифа и постепенное обрастания его более поздними деталями. Каменный молот Тора свидетельствует о том, что миф начал слагаться в эпоху каменных орудий, когда медь, тем более бронза не была известна скандинавам. Это последняя стадия неолита. С появлением бронзового оружия Тор стал изображаться с топором в руках. Лошадь не была ещё приручена, а если и присутствовала как домашнее животное, то ещё не использовалась в качестве боевого коня. Лошадь была приручена индоевропейцами в конце IV – начале III тысячелетии до н.э. Только после этого Тор стал ездить на колеснице, запряжённой конями. До этого периода согласно мифам Тор вынужден ездить на колеснице, запряжённой козлами. Мифы говорят, что, выполнив свои дневные обязанности, бог Тор вечером убивал козлов и питался их мясом. Утром козлы оживали в прежней силе и здравии. Тут и надо вспомнить принесение жертв во имя будущего урожая. Описания таких жертвоприношений оставили нам мифы древних греков и историки Древней Греции. Сам факт умерщвление козла и последующее его воскресение относится к земледельческим культам, справляющимися земледельцами ежегодно. Умерщвление козла – это лишение бога плодородия его ослабевшей силы, воскресение – восстановление плодотворной силы. Отсюда ясно, что первоначально Тор был богом плодородия, это и засвидетельствовано в нижних слоях мифов о нём. Но это не самый древний слой мифа. В трудах этнологов и религиоведов широко отображён факт принесение в жертву самого воскресающего бога. При развитии общества наступает момент, когда вместо бога стали приносить в жертву вождя племени, который получил такую власть, что стал считаться богом. Но вожди не хотели умирать даже во имя блага своего племени, в конце концов ситуация разрядилась компромиссом, вместо вождя стали приносить в жертву простых людей, даже преступников, и потом животных. Если учесть, что большинство богов первобытного общества явились людям в облике животных и долго сохраняли возможность перевоплощения в них, то вместо бога можно было приносить в жертву его первобытную ипостась. Умерщвление Тором своих козлов отражает ту ступень верований, когда в жертву приносили не самого бога, а его первоначальное воплощение.

С появлением бронзовых орудий, Тор стал изображаться с металлическим топором в руках. Когда настало время использовать прирученную лошадь как боевого коня, козлы были отвергнуты, как средство передвижения бога, в колесницу стали запрягать коней. Но протогреки пришли на территорию Греции раньше, чем лошадей запрягали в колесницы. От времени появления протогреков в Греции до смерти владельца саркофага прошло много времени, о мифе остались смутные воспоминания, но помнили, что в руках бога был бронзовый топор жёлтого цвета. Этот топор, символ божественной власти, постепенно перешёл в руки жрецов. Со временем первоначальный топор превратился в более понятную минойцам золотую секиру. На саркофаге, и на других памятниках искусства, мы видим секиры на алтарях или в руках жрецов, но ни секиры, ни молота нет в руках умершего царя-бога, т.е. они как атрибута бога была на Крите забыты. Но основа мифа о верховном боге, ездившем на запряжённых в колесницу козлах, сохранилась. Присутствие козлов под жертвенным столом так же говорит о том, что здесь смутно помнили, что козлы приносились в жертву. Но то, что критский царь-бог не является богом плодородия отображено точно. Развитие критского общества уже ушло от первобытных представлений, козлы были отобраны у древнего бога и переданы в ведение царя Крита с задачами: служить атрибутами светородности и божественности царя, и сопровождать его в последний путь в качестве бога.

Представление о жертвенных козлах возникло в глубине истории индоевропейцев и сформировалось как единый обряд в культурах Винча и Лендьел. С началом распада индоевропейской общности священные козлы как элемент религиозных представлений были перенесены с Дуная в широкое пространство расселения индоевропейцев от Скандинавии до Индии. Бог плодородии и буйной растительности у индийцев Пушан передвигается на колеснице, запряжённой козлами вместо коней. Как по месту и по времени изменялись представления о жертвенных козлах, мы видели на примере Крита.

Время возникновения мифов о козлах точно установить нельзя, т.к. специалисты не сходятся во мнениях ни о времени существования археологических культур, ни о принадлежности этих культур, ни о времени одомашнивания лошади. Но ориентировочные даты всё же есть. Время производящего хозяйства народов определяется периодом VIII-VI тысячелетиями до н.э. О времени одомашнивания лошади идут споры: одни считают, что речь может идти о периоде IV – до конца III т.л. до н.э., другие – начало III т.л. В.А. Сафронов придерживает точки зрения, что лошадь была одомашнена в IV т.л. на территории культуры воронкообразных кубков. Надо полагать, что не в начале тысячелетия, а в конце. В этом случае предание о Торе, ездившем на козлах, полностью сформировалось в середине этого тысячелетия. В III тысячелетии предание попало с мигрантами на территорию Греции, затем на Крит, где к середине II тысячелетия распалось на детали и стало забываться. Ниже мы вернёмся к этой теме.

Нет единой точки зрения на время применения бронзового оружия в Европе. Считается, что до III тысячелетия европейские народы не знали металлургии и освоили её только после распада индоевропейской общности. Но В.А. Сафронов свидетельствует, что кузнечная обработка металлов была известна уже на поздних стадиях культуры Лендьел. Это период распада индоевропейского мира. Этот факт нужно соотнести с сюжетом с критскими козлами. Всё-таки священная секира минойского мифа была металлическая. Это не доказательство, что мигранты мифом отметили наличие бронзового оружия в культуре Винча и Лендьел, но аргумент пересмотреть время появления в Европе бронзового оружия в более раннее время, ориентировочно к концу IV тысячелетия.


3. Колесо. Колесница.

Вопрос о времени появления колеса, колёсных повозок у индоевропейцев также прямо касается цивилизации Крита. В исследовательских кругах нет единого мнения, лингвисты считают, что повозки появились в IV тысячелетии до н.э., археологи – во второй половине III тысячелетия. Если последовательно стоять на базе исследования В.А. Сафронова, то вторую половину III тысячелетия следует считать слишком поздней. По факту начала миграций хеттов с Дуная в Малую Азию и данных лингвистического анализа нужно согласиться с лингвистами - IV тысячелетие, в крайнем случае, конец этого тысячелетия. Выше мы приняли, что по сюжету мифа Тор ездил в колеснице, запряжённой козлами, вплоть до середины IV тысячелетия, т.е. в это время повозка как средство передвижения индоевропейцам была известна. Естественно, что тягловой силой ранних повозок были не козлы, а волы. При миграциях индоевропейского населения главным транспортом были колёсные повозки, запряжённые волами. Независимо от того, была ли приручена лошадь и стала ли она упряжной. Обратим внимание на исторический факт – с III тысячелетия до н.э. до середины II тысячелетия нашей эры все крупные передвижения кочевников осуществлялись на повозках, запряжённых волами, а не лошадьми. Среди других причин в пользу этого выбора основная – скорость повозки с волами больше всего соответствует скорости перемещения стад домашнего скота.

Время изготовления Фестского диска учёные считают 1600 год до н.э. В ячейках А15-А24 текста диска говорится о лёгких и тяжёлых минойских колесницах. Расцвет минойской цивилизации приходится на период 2000 -1500 годы до н.э. Надо полагать, что в достижении могущества Крита не последнюю роль играли боевые колесницы. Данные Фестского диска прямо указывают на ошибку археологов в определении времени появления колёсных повозок во второй половине III тысячелетия. К этому времени индоевропейцы уже были на Крите, путь с Дуная до острова занял немало времени. И если мигранты не принесли с собой умение делать повозки, что исключается, то на рубеже тысячелетий они должны были получить их с материка или из Малой Азии в том совершенном виде, которое предполагает длительный период их усовершенствования из простейшей повозки до двух видов боевых колесниц.


4. Кабан.

Тема «кабана» была рассмотрена ранее в нашей статье (Приложение 2. Кабан). Там достаточно ясно показана связь древнего сюжета жертвоприношения кабана в греческих мифах о Калидонской охоте, славянском обычае закликания весны и о скандинавских мифах принесения в жертву кабана во имя плодородия и будущих урожаев. Следует обратить внимание на некоторые детали. Бог плодородия скандинавов Фрейер выезжал верхом на вепре или в колеснице, запряжённой вепрем. Если рассматривать вариант с колесницей, то сюжет выезда на колеснице, запряжённой вепрем, аналогичен мифу с другим богом, Тором, который выезжал на колеснице, запряжённой козлами. В обоих мифах животные вечером приносились в жертву и утром возрождались к жизни. Т.е. мифы отражают земледельческий культ скандинавов. Но в сюжете с кабаном просматривается более древний слой верований индоевропейцев, когда говорится, что бог плодородия Фрейер выезжал верхом на кабане. Это указывает на то, что миф зародился и существовал раньше, чем индоевропейцы изобрели колесо и повозку. Если выше мы могли предположить, что Тор раньше выезжал верхом на козле, то сюжет мифа с Фрейером прямо говорит, что сначала боги выезжали верхом на своих животных3. Миф отражает время его становления в одном центре не позднее середины IV т.л. до н.э.

Нужно отметить устойчивость сюжета мифа. Считается, что восточные славяне обрели свой диалект во II тысячелетии до н., выделились и ушли в Поднепровье из области формирования культуры шнуровой керамики в I т.л. до н.э. Значит, миф сохранялся среди мигрирующих народов с начала распада индоевропейского мира в самом начале III т.л. до н.э. и до середины II тысячелетия н.э. (в среде восточных славян по крайней мере). Такая устойчивость и широта распространения мифа возвращает нас к спорам исследователей об этнической принадлежности пеласгов. С учётом деталей, которые мы отметили ранее (см. Приложение 2. Кабан), сомнений не остаётся – пеласги были индоевропейскими племенами, одними из первых ушедшие с территории прародины, с территории археологической культуры Лендьел. Ссылка на варварский язык пеласгов, непонимание его греками, отмеченное Геродотом, не может служить доказательством аборигенного происхождения пеласгов. Тем более, Геродот писал: «На каком языке говорили пеласги, я точно сказать не могу». Геродот не учитывал и не знал времени прихода пеласгов на территорию Греции, смешение их с аборигенами, более поздний приход греческих племён с Балкан, где их диалекты смешались с фракийскими, македонскими, иллирийскими. Разрыв по времени, разные диалекты, смешение с другими народами – вот предпосылки для большого расхождения языков пеласгов и греков. Со ссылкой на жриц из Додоны Геродот сообщает, что греки заимствовали от пеласгов имена богов и некоторые древние культы. Миф о Калидонской охоте подтверждает индоевропейское происхождение пеласгов. Больше того, если вспомнить, что вепрь в священном городе Ретра был защитником племени редариев, и появления знака кабана на иероглифических печатях критских владык с эпитетом «солнечный» (см. §4.14, знаки на печати #237: «владыка», «кабан», «солнечный») не оставляет сомнений ни в происхождении мифа, ни в происхождении пеласгов. О присутствии пеласгов на Крите мы уже писали со ссылкой на Гомера, при дешифровке ячейки А4 Фестского диска и вот этот пример с печатью #237. Последнее свидетельство на тысячу лет старше свидетельства Геродота.

Здесь нужно рассмотреть ещё одну деталь. Кабан во многих мифологиях является символом боевой мощи и плодородия. Гомер, древнегерманский эпос описывают боевые знаки – «голова вепря» на шлемах воинов. Эти знаки известны по микенским, римским, древнегерманским археологическим памятникам4. Тацит пишет об эстиях, которых отождествляют с древними балтами, что они «поклоняются праматери богов и как отличительный знак своего культа носят на себе изображение вепря» («Германия», XLV). Теперь вопрос: не является «гребень» на изображениях мужской головы знака 02 критской иероглифической письменности и на шлеме филистимлянского воина поднятой гривой разъярённого вепря? Отображена щетина, но никак не петушиный гребешок. Известно, что племя PLST (пеласгов или филистимлян), известное своим умением воевать на суше, входило в состав племён «народов моря». Племя осело на средиземноморском побережье в Ханаане, который стал называться (от названия племени) Палестиной. В это историческое время изображения пеласгских воинов попало в египетские рельефы Мединет-Абу. Мы считаем, что такое предположение более всего соответствует истине.


5. Ворон.

В статье «Загробный мир минойцев» мы бегло упомянули о том, что показанную птицу на росписи саркофага из Агиа Триады, исследователи оставляют без комментариев. Но нужно же учитывать, что на такого рода памятниках случайных деталей не бывает. Птица трижды показана на сторонах саркофага. Первый раз при жертвоприношении быка чёрный ворон сидит на лабрисах жертвенника, второй раз на лабрисах жертвенника при возлияниях, третий раз в росписи торца саркофага над запряжёнными в колесницу грифонами уже в ином мире. Нет сомнения, что эта птица - ворон. Ворон очень древний символ, связанный с представлениями людей о мироздании, при самых различных функциях он неизменно связан и с подземным миром. Ворон присутствует в мифологиях всех северных народов Европы, Азии и Северной Америки. Но нас интересуют, прежде всего, индоевропейские народы. Верховный бог скандинавов Один тесно связан с царством мёртвых, при этом его сопровождают два вещих ворона Хугин (Думающий) и Мунин (Помнящий). Мы видели, что сюжеты скандинавских мифов совпадают с древними мифами греков, иногда даже в деталях. В античных мифах ворон всегда присутствует, правда, комментаторы мифов слишком часто не упоминают о нём, считая его незначительной деталью. Простой пример, подробное изложение мифов, связанных с богом Аполлоном, показывает его архаическое, хтоническое происхождение, связь с загробным миром, и одним из его зооморфных перевоплощений был облик ворона. На саркофаге из Агиа Триады показанная птица – ипостась бога. И ворона на саркофаге нужно понимать как ипостась умершего владыки, царя-бога. Умерший царь-бог спускается в подземный мир в сопровождении ворона, как Один спускался в подземное царство. И мы снова приходим к заключению, что сюжеты мифа с Одином и росписью на саркофаге где-то должны пересекаться. Место это – дунайская прародина минойцев и скандинавов.


6. Собака.

Знак «Собака» на иероглифических печатях встречается довольно часто в качестве слога независимо оттого, представлен рисунок этого знака полным изображением собаки или только её головы. На основании таких изображений сделать какие-либо выводы о причинах попадания «собаки» в репертуар знаков письменности можно объяснить. Но если посмотреть на цилиндрическую печать из Астракуса, то знаки письменности отходят на второй план. На печати открывается древний комплекс представлений критян о роли этого животного в отношениях человека и собаки в загробном мире. На печати мы видим прибытие покойника в колеснице, запряжённой лошадью ко входу в мир иной, в сопровождении двух провожатых. Рядом с богиней находятся два свирепых пса, стерегущих вход в подземный мир. Для прохода нужно отдать псам убитого козла, которого подаёт первый из провожатых. На этом служба собак не заканчивается, уже в подземном мире они находятся на страже богини, которая возрождает дух умершего в новом теле. Такое представление собак здесь чисто греческий сюжет? Нет. «По свидетельству «Вед», души усопших сопровождались на тот свет двумя собаками, которые были приставлены оберегать пути в ад и в царство блаженных».5 Это общая констатация роли собак в мире ином. Здесь указываются две собаки по простой причине – потусторонний мир индоариев делится на ад для бедных и рай для богатых. «В старинном апокрифе об адских муках сказано о великой грешнице: «Руцеже ея грызяху два пса великие».6 Греческий мир и через тысячу лет после изготовления этой печати не делил подземный мир на две части, он был един для всех и охранял вход туда один пёс Цербер. «По сказанию «Эдды», Один отправился в тёмное жилище Геллы, чтобы своими песнями воззвать душу умершей валы (вещей жены) и спросить её об участи Бальдура, то у ворот ада встретил его злой пёс с разинутой пастью и кровавыми пятнами на груди и громко лаял на владыку богов».7 У персов восход умерших на небо охранялся сильной собакой. Отсюда видно, что представление о собаке, охраняющей вход в мир иной, сформировался на исторической прародине индоевропейцев. В начале достаточно было одной злой собаки. При зарождении классового общества, расцвет которого Крит переживал в период с 2000 по 1600 г.г. до н.э., аристократы требовали для себя привилегированного положения уже и в загробном мире. Сюжет росписи саркофага из Агиа Триады и рассматриваемой печати показывает, что аристократы и цари отправляются в загробное царство или как боги на колесницах, запряжёнными козлами, или на колесницах запряжёнными лошадьми. Эти сюжеты стали первыми шагами для последующего деления иного мира на две части: одна для простого народа, другая для его владык. Лошадь, слуги, колесница, деление подземного мира на две части в сюжете печати из Астракуса даёт основание считать время её изготовления во второй четверти – середине II тысячелетия до н.э. Но основной вывод по теме – сюжет с собакой, охраняющей вход в иной мир, сформировался в период индоевропейской общности на дунайской прародине.


7. Продукты земледелия.

Основное содержание табличек письма А – перечни принятых на склад и отпущенных потребителям продуктов питания. Обычно такие перечни составляются в установленном порядке, при котором в первой строке перечня указывается тот или иной вид хлебного продукта, как правило, зерна. Перечень зерновых культур довольно интересен: пшеница, полба, два вида ячменя, просо, сезам. Бобовые: горох, чечевица, вика. Но этим список не заканчивается. Нет точного определения зерна ναγα. Зерновые по срокам сева делятся на яровые и озимые. Из списка можно видеть, что на Крите соседствуют общераспространённые виды зерновых и чисто региональные (сезам). Можно приводить разные аргументы истории появления видов зерновых на полях Крита. Но поскольку мы рассматриваем связь населения Крита с дунайской прародиной, то нужно по археологическим данным посмотреть список сельскохозяйственных культур, возделываемых народом культур Винча, Лендьел и КВК.

Культура Винча: пшеницы – однозернянка, двузернянка, спельта;

ячмень – два вида;

вика, чечевица, горох.

Культура Лендьел: пшеницы – однозернянка, двузернянка, спельта;

ячмень – однорядный, многорядный;

овёс – два вида;

горох, чечевица, фасоль.

Культура воронковидных кубков:

пшеницы – однозернянка, двузернянка, спельта;

ячмень многорядный;

горох;

лён.

Уже перечень зерновых культур прямо указывает на высокий уровень растениеводства в период этих археологических культур. Отсюда видно, что мигрантам с территории этих культур на территорию Греции было не обязательно заимствовать виды зерновых с других областей земледелия, например, из Египта или Двуречья. Все виды зерновых и бобовых уже возделывались на их прародине, по меньшей мере, тысячу лет. Установить сейчас, какие культуры мигранты принесли с прародины, а какие заимствовали у соседей сегодня не возможно, да и вряд ли кто будет этим заниматься. При любом возможном раскладе привнесение основных видов зерновых с прародины на Крит сомнению не подлежит.


8. Дедал.

В статье «Критский узел» (раздел 4. «Кто есть Дедал?») подробно рассмотрено происхождение слова «^ Дедал» и высказано осторожное предположение, что в его основе могло лежать древнелитовского Deds → чучело. Здесь можно привести выписку о славянских обычаях из недавно вышедшей книги8: «Совсем уж в старые времена дома тоже держали «дедов» - в виде деревянных небольших идолов, в «руках» которым была дана лучина». Но если принимать обоснованные выводы В.А. Сафронова об общей прародине протогреков, славян, балтов, в их числе литовцев, то наши сомнения должны быть отброшены. Празднования Дедалий в Платеях в Беотии, такой же праздник в Швеции, славянские деревянные фигурки «дедов» имеют одно происхождение, что и беотийские дедалы9. Но если первые отображают в мифах уже забытые греками древние верования, то славянские «деды» дожили до II тысячелетия н.э., правда, потеряв со временем своё первоначальное предназначение в сложных земледельческих обрядах.


9. Возникновение письменности на Крите.

В п.1 была дана общая картина движения индоевропейского населения на территорию Греции и на острова в период IV-III тысячелетий. При этом было подчёркнуто, что археологические памятники дочерних культур Винчи на всём пути миграций не утратили основных характеристик исходной культуры, на всех путях переселений зарегистрирована непрерывность развития культур. По теме данного раздела статьи нас в первую очередь интересует проблема письменности мигрирующих племён. Археологические находки свидетельствуют, что в недрах материнской культуры протогреков Винчи уже существовали все предпосылки зарождения письменности. Если принять самые смелые предположения исследователей, то письменность начального этапа уже существовала в конце IV – в начале III тысячелетий до н.э. в ареалах существования культуры Винча и дочерних культур на Балканах. В этот период племенной мир Балкан пользовался пиктографическими знаками. В Македонии в позднем неолитическом поселении Ситагры при археологических раскопках были найдены глиняные штампы – цилиндры с нарезным орнаментом. В Болгарии в халколитическом слое городища Градешница была найдена глиняная табличка с четырёхстрочной надписью. Эта табличка имела столь важное значение для науки, что проверка времени её «издания» была проведена с особой тщательностью. Сегодня установлено, что она написана в период 3500-3000 гг. Эти даты перевернули уже сложившееся представление о возникновении письменности впервые на Крите. Теперь признаётся, что на Балканах письменность существовала много раньше. (Мы будем употреблять слово «письменность» в значении «протописьменность», единичные и отрывочные артефакты не дают оснований считать их памятниками письменности в полном значении этого слова). Болгарский учёный В.И. Георгиев сделал важное замечание о похожести некоторых знаков этой печати со знаками критской «пиктографической» письменности. Более поздняя находка трёх табличек в Тэртэрии, датируемых второй половиной III тысячелетия, основательно дополняет выводы учёных о древности письменности в племенном мире Балкан. Все эти находки показывают, что балканская письменность возникла одновременно с шумерской (середина IV т.л.) и египетской (вторая половина IV т.л.).

При миграции племён с Балкан на территорию Греции прослеживается перенос письменности в областях расселения пришельцев. Уже в раннем палеолите в Фессалии известны печати из камня и глины, пентадеры, с геометрическими рисунками-знаками. В среднем неолите в Фессалии отдельные знаки появились уже на керамической посуде. В Сескло была найдена четырёхсторонняя глиняная табличка с различными знаками на ней. Знаки представляли чёрточки, крестики, уголки и др. Часто знаки письменности обнаруживаются на керамике во многих местах. Важно отметить, что письменность, не смотря на переселение, в некоторых центрах продолжала развиваться, особенно показательным примером тому служат печати и оттиски печатей (всего около 150), найденные при раскопках так называемого «Дома черепиц» в Лерне (2-я половина III тыс. до н. э.). Такие же печати были найдены при раскопках в Зигуриесе, Асине, Агиос-Космасе, Тиринфе. Печати и оттиски в основном содержали геометрические узоры, меандры, спирали, петли, лабиринты, но фигур людей и животных не найдено. Они появились на критских печатях только в 2500 – 2300 гг. Вот откуда пришла «любовь» критян к печатям. При обсуждении находок в Лерне остаётся без внимания следующее: культуру Лерны этого периода представляло племя миниев или пеласгов. Это доказано, принято и спорить вроде бы не о чем. Но ведь одним из основных племён Крита были именно минии. Об этом говорит Геродот, об этом говорят греческие историки, об этом свидетельствует ячейки А3 и В30 Фестского диска. Почему-то никто не связывает появление письменности на Крите с переселением в начале III тысячелетия сюда миниев из Фессалии. Привыкли уже Крит и его культуру называть минойской от имени легендарного царя Миноса, но не минийской от имени миниев. Если это правильно, то нужно по аналогии признать, что Египет населяли аменхотепы, а страну хеттов – мурсилисы. И это уже вряд ли исправить.

Нужно отметить следующее. Появление протописьменности на территории Фессалии и дальнейшее расселение её носителей в других областях Греции не привело к её распространению, даже наоборот, она была забыта. Единственное место, где протописьменность получила развитие, оказалась окраина греческого мира – Крит, где довольно быстро сложилось единое раннее государство, произошло социально-экономическое расслоение населения и в тоже время межплеменная консолидация племён острова. Интересы централизованного государства требовали единой письменности. Можно придерживаться установившихся взглядов на развитие линейной письменности А из знаковой системы эпохи Лерны. Но при совпадении графики некоторых знаков письма А с графикой знаков протописьма Лерны очевидно, что письмо А другая письменность. По нашему мнению по причине многоплемённости населения Крита протописьмо в какой-то момент было полностью пересмотрено и знаки его получили однозначность, они были максимально стандартизированы. Этим была достигнута цель - использовать письменность населением в любом уголке острова, невзирая на племенную принадлежность. Полагаем, что по причине разноплемённости была разработана иероглифическая письменность параллельная письменности А, как более понятная, лёгкая для запоминания знаков для населения не говорящего на греческом языке. Иначе трудно объяснить, зачем потребовался возврат к иероглифической письменности, эпоха применения которой была далеко позади, когда действовала хорошо разработанная система письма А.

По сути то же самое произошло с письменностью хеттов. Они пришли в Малую Азию через Балканы (IV т.л.), где уже применились в основном линейные знаки протописьма. Но, подчинив лувийцев, хетты восприняли многое из их культуры, отказались от письменных знаков своей прародины и вернулись к иероглифической письменности, понятной обоим народам.

Протописьмо индоевропейцев проделало долгий путь с Балкан (IV т.л.) до Крита (III т.л.) с племенем миниев (и пеласгов), здесь создались благоприятные условия не только для её развития, но и сохранения свидетельств индоевропейского происхождения населения Крита и его грекоязычности.

Для подтверждения существования письменности на Балканах в эпоху неолита чаще всего приводят уникальные таблички, найденные здесь и датируемые столь неожиданно, что возникают серьёзные сомнения в достоверности этих дат. Это касается, прежде всего, таблички из Диспилио и Тэртэрийских табличек. Как раз эти таблички более всего подходили бы для установления связи их знаков со знаками критских письменностей.

Даже при формальном рассмотрении знаков этой таблички (отмечены красным цветом) со знаками письма А отмечается полное их графическое сходство. Но как только мы обратимся к принятой датировки таблички, то их историческая связь полностью исчезает. Сомнения основываются, прежде всего, на датировках времени существования неолитического поселения Диспилио и самой таблички. Археологи считают, что свайный посёлок на озере существовал непрерывно в период с 5600-5000 по 3000 гг. до н.э. Время существования письменности такого вида некоторые исследователи (М.Гимбутас) определяют с 5300 по 4300гг., после 4000гг. до н.э. эта письменность бесследно исчезает. По данным радиоуглеродного анализа возраст таблички – 5260г. до н.э. Если взять верхней границей существования посёлка 5000г. до н.э., то табличка оказывается написана прежде, чем появился посёлок. Если взять верхний предел начала письменности 5300г., то табличка была написана на другой день после основания посёлка. Если принять, что к 4000 году письменность бесследно исчезла, то, как это согласуется с тем, что после этого исчезновения посёлок существовал ещё 1000 лет. Время существования этой письменности с 5300 по 4300гг. автоматически предполагает её распространение на определённую область, т.к. письменность не может существовать только в одном свайном посёлке рыбаков из четырёх хижин. Создаётся впечатление, что при определении возраста таблички ошибочно отсчёт начали делать не с момента анализа её радиоуглеродным методом, а с начала н.э. Эта ошибка пошла гулять по научным работам. Если снять эти 2000 лет, то письменность датируется временем с 3300 по 2300гг. В этом случае проблема таблички хорошо вписывается в ход событий в IV-III тысячелетиях: это миграция населения с Балкан на территорию Греции, смешение племён, уход местного населения в другие места, перенос протописьма с Балкан вплоть до Крита. Не нужно думать, что мы придерживаемся мнения о переносе письма таблички из Диспилио на Крит. Если просмотреть протописьменности от Атлантики до Тихого океана, то всякий может заметить, что знаки зарождающегося письма настолько похожи, что некоторые исследователи высказывают мнение о распространении протописьма из одного центра. Это не так. Это относится к общим законам мышления человека и частным обстоятельствам, таких как: достигнутый уровень техники, социальное развитие общества. Похожесть знаков этих протописьменностей объясняется одним способом начертания знаков – нанесением порезов, царапин на деревянную дощечку. Материал и инструмент предопределил сходство знаков письмён. На Крит протописьмо могло прийти с любым населением с Подунавья через Балканы. Мы придерживаемся мнения – письменность на Крит пришла с миниями или пеласгами. Свайный посёлок Диспилио, по нашему мнению, принадлежал автохтонному населению.

Текст таблички из Диспилио нужно признать письменностью. Для подтверждения этого мнения обратим внимание на отображение на табличке некоторых знаков. Знак «уголок» в третьей колонке показан в двух противоположных положениях, это не описка. Такое же перевёрнутое расположение вторых знаков во второй и четвёртой колонках. Третьи знаки этих колонок графически одинаковы, но расположение в строке разное. Знак «Колос» вписывается в порядок следования знаков не как знак-символ, знак-образ, но как знак-слог, по крайней мере. Повторение знаков во второй и в четвёртой колонках также исключает положение, когда на коротком отрезке неоднократно повторяются одни и те же символы или образы. Такое повторение возможно при знаках-слогах или буквах. На данном этапе не вкладывая фонетического или смыслового содержания в эти знаки, можно признать правоту тех исследователей, которые считают, что на табличке отображена письменность.

Похожая ситуация с Тэртэрийскими табличками, датируемые 5500 годами до н.э. Таблички были найдены в захоронении. Сначала определили, что возраст табличек 2700 лет до н.э. Но радиоуглеродный анализ показал, что погребённый человек жил примерно 5500 лет до н.э. По этому факту и таблички отнесли к этому времени. Не понятно, как специалисты могли ошибиться на 3000 лет? «Письменность» этих табличек тоже бесследно исчезла через 1000 лет. Между тем очень интересные выводы из анализа письменности Балкан получены некоторыми учёными. Исследователь Ш.Уинн (1973) выделил 210 знаков письма, состоящих из 5 базовых элементов и представляющих модификацию примерно 30 основных знаков. Предлагаю читателям вернуться к табличке из Диспилио, чтобы убедиться в правоте Ш.Уинна не только по отмеченным нами знакам, но и других, например, по первому и второму знаках этого же столбца, и т.д. Число знаков указывает на то, что письменность была силлабической. Х. Хаарманн (1990) нашёл около 50 параллелей между данной системой и критским и кипрским письмом. Это убийственные выводы для определяющих возраст табличек 5500 годами до н.э., т.к. у них нет ответа на ряд принципиальных и очень важных вопросов. Если принять, что критская письменность появилась около 3500 лет до н.э., то чем объяснить «исчезновение» письма табличек из Тэртерии и из Диспилио на 2000 лет и затем неожиданное появление его в критской письменности? Через 2000 лет!! На территории Румынии, Сербии, Венгрии, Молдавии, Украине и Северной Греции в настоящее время известно до тысячи объектов культуры Винча, на которых нанесены подобные пиктограммы, демонстрирующие удивительное сходство во всём ареале,  несмотря на разделяющие их сотни километров и сотни лет. На этом основании можно согласиться, что в VI тысячелетии во всём ареале культуры Винча существовала единое пиктографическое письмо, при условии внятного объяснения разрыва между письмом табличек из Тэртэрии и Крита, и сходства знаков в этих письменностях. Но почему датируя таблички концом VI тысячелетия относят их к культуре Винча, если эта культура существовала с конца V и до конца IV тысячелетия? Как объяснить исчезновение письменности на таком огромном пространстве при продолжающемся существовании племён, носителей этой письменности? Требует объяснения одновременное существование такого вида письма как на табличке из Диспилио и иероглифического на Тэртэрийских табличках. Становление шумерской письменности из иероглифической до линейной (клинописной) потребовало 1500-2000 переходных лет. Для того, чтобы получить письмо вида Диспилио нужно признать, что балканское пиктографическое письмо существовало в VIII – самом начале VII т.л. до н.э., едва ли это реально.

На сегодня никакой интерпретации знаков и содержания табличек из Тэртэрии нет. Говорят, что на первой табличке изображены два козла и колос между ними. Угадать на прорисовке в первом знаке козла - нашего воображения не хватает. Тогда что там изображено?

Вторая табличка даёт простор фантазии. Если следовать изображениям критских сосудов с указанием ёмкостей (см. §51. «Некоторые замечания по единицам измерения»), то на этой табличке обратим внимание на изображения двух сосудов в нижней части таблички. Можно взять на себя смелость истолковать изображение в поле правого сосуда. Над ним изображены знаки, составляющее целое слово или конкретное понятие («квадратик» + «три чёрточки»), или содержание («квадратик») в трёх сосудах («три чёрточки»). Это же толкование применимо к левому сосуду. Не являются ли уголки в верхней части над этим сосудом числом 3 неизвестной размерности и уголки на круглой таблички числом 2 этой же размерности? Или это знаки текста?

Знаки левой половины круглой таблички по отдельности полностью присутствуют в репертуаре знаков линейного письма А.

Совершенно другой тип письма представлен на табличке из Градешницы (3500-3000гг. до н.э.) и печати из Каранова. Нужно отметить, что эти документы найдены в тех же областях культуры Винча, где существовало письмо типа таблички из Диспилио. Печать из Каранова доступна только в крайне неудачном для анализа виде. Надпись на табличке из Градешницы не лучше, прорисовки, приводим два варианта, в половине знаков отличаются до неузнаваемости. Найти что-то общее в этих двух надписях по снимкам невозможно, провести линию до Крита, тем более.

При всех нынешних неувязках по датировкам, разных мнений археологов и лингвистов о происхождение критской письменности нужно принять сторону археологов. По археологическим данным они достаточно убедительно показывают непрерывность развития культуры Винча и её дочерних культур, передвижение племён с Балкан на территорию Греции и острова Эгейского моря. Археологические данные показывают, что при миграции племён с Балкан в IV тысячелетии до н.э. в археологических культурах Греции появляется знаковая система аналогичная балканской (см. Лерна. «Дом черепиц»). Мы уверены, что из Фессалии мигрирующие племена миниев или пеласгов ориентировочно в период первой трети III тысячелетия до н.э. принесли линейную праписьменность на Крит. По археологическим данным и знаковой системе письменности мы достаточно надёжно можем связать критских минойцев с дунайской индоевропейской прародиной.


10. Минойские боги. Кто они?

При рассмотрении темы религиозных верований минойцев ряд исследователей называют некоторые имена богов Крита. Но совершенно очевидно, что эти имена получены из более поздних письменных произведений древнегреческих историков. Очень редко находят имена богов в документах линейного письма В. Данные из этих документов были бы очень важны. Но нужно учитывать ряд обстоятельств. Письмо В – это письменность материковых ахейцев, которая сформировалась в иных условиях, а, значит, может содержать упоминания о богах, существенно отличающиеся от минойских религиозных представлений и, в первую очередь, это может относиться к пантеону богов. То, что может быть отмечено в письме В, не обязательно одинаково отображалось в письме А. И вообще, сведения об именах критских богов нужно принимать с большой осторожностью, т.к. они слишком часто несут на себе отсвет более позднего времени, а сами переводы табличек письма В этой области могут быть вообще ошибочны. Ведь эти таблички в подавляющем большинстве представляют собой хозяйственные документы, а религиозных текстов вообще не найдено. Наши сомнения опираются на материалы табличек линейного письма А и надписи на алтарях. Текстов на алтарях вполне достаточно, чтобы обосновать определённые предположения. Естественно, они будут неполны из-за фрагментарности большинства надписей, а так же отсутствия в распоряжении историков алтарей из возможных центров почитания главных богов Крита, если они почитались особо. Эта последняя мысль основывается на сообщении Геродота, который писал: «В прежние времена, как я узнал в Додоне, пеласги совершали жертвоприношения богам, вознося молитвы, но не призывали по именам отдельных богов. Ведь они не знали ещё имён богов. Имя же "боги" (θεoι) пеласги дали им потому, что боги установили (θεντες) мировой порядок и распределили все блага по своей воле»10. Красноречивым подтверждением этому наблюдению древнего историка могут служить надписи на алтарях Крита, где нет ни одного упоминания имён богов. Если взять слово «возлейте» за середину алтарной надписи, то в левой части текста просят милости у богов – Θεοι, в правой части определяют состав возлияния богам – Θεοι. Но есть исключения. На алтарях PK Za 8 и PK Za 14 упоминается имя бога Бромия. Позднее в греческом пантеоне богов имя Бромий стало эпитетом бога Диониса11. Есть ещё упоминание одного верховного бога, например, в тексте алтарей IO Za 2 и IO Za 11 присутствует слово υτικο, в соответствии с правилами этого письма слоги υ-πα отображаются одним знаком υ, и всё слово означает: υπατικος - верховный владыка, небесный владыка. В переведённых табличках нигде не упоминаются имена богов. Есть таблички, например, красноречивая строка таблички НТ 28 b.1-2, где боги отмечены, но опять же в общей форме: постоянная выдача всем богам. Доступны для рассмотрения несколько печатей жрецов Крита, но тексты на этих печатях не содержат ни чьих имён. Т.е., по этим упоминаниям богов в письме А ничего нельзя сказать о пантеоне богов минойского Крита. Сегодня многие исследователи признают присутствие пеласгов с самых древних времён на Крите, об этом же свидетельствует Гомер. Текст Фестского диска говорит, что пеласги были вторым главным народом в минойском государстве12. Если учесть свидетельство Геродота и данные письменных документов о характере упоминаний богов пеласгами, то не будет большим допущением считать, что пеласги оказывали большое влияние на характер отношения к богам на Крите. Конечно, нужно учитывать, что индоевропейское население появилось на Крите в период родоплеменных отношений в обществе, когда и боги «жили» одним родом-племенем. Религиозные представления более консервативны по сравнению с общественными отношениями, по этой причине иерархия богов на Крите задержалась в развитии, долго оставалась на уровне неразделённых богов, всех богов.

Свидетельство Геродота о богах пеласгов находит полное подтверждение в документах письма А. И если в документах письма В упоминаются имена богов, то это следствие смены правящего племени ахейцами, повлекшее за собой некоторые изменения в религиозных представлениях критян. Но следует отметить следующее: сравнение содержания табличек писем А и В показывает, что хозяйственная жизнь Крита при установлении на острове ахейского господства практически не изменилась.

В заключение этой статьи нужно остановиться на следующем. Хотя всё больше исследователей признают пеласгов индоевропейским народом и труды древнегреческих историков полны описаний исторических событий этого народа, остаётся значительная часть людей вообще отрицающих существование пеласгов. И эта точка зрения без всяких оговорок попадает в энциклопедии как истина в последней инстанции. Вот фраза из энциклопедии Эрша и Грубера: «Пеласги — это просто тень, лишённая всякой исторической реальности». И тут же находится база под это заключение: «В настоящее время идентификация пеласгов невозможна ни хронологически, ни лингвистически, так как археологами не обнаружено остатков их материальной культуры и язык этого племени». Не обнаруживаете, потому что не ищите.



1 Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький. Волговятское кн. Изд. 1989.

2 Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький. Волговятское кн. Изд. 1989.

3 У германцев вепрь связан с богами плодородия Фрейей и ее братом Фрейром, который странствует верхом на вепре Гуллинбурсти ("золотая щетинка").

4 У скандинавов шлемы и маски кабанов на головах воинов означали защиту и покровительство богов Фрея и Фрейи. В древнегерманском эпосе имеется описание боевого знака - "головы вепря" на шлеме воина; известен по древнегерманским археологическим памятникам. Священным животным считался вепрь у кельтов именно в качестве символа воинской мужественности и силы. Изображения вепря украшали шлемы и щиты. В Греции ратники часто носили шлемы в форме кабаньей головы. В качестве иллюстраций приводим кельтскую статуэтку кабана с подчёркнуто большой щетиной 50 г. до н.э.-50 г. н.э., знак 02 иероглифической письменности, этрусскую статуэтку V столетия до н.э. и рисунок головы филистимского воина с рельефа Мединет-Абу.

5 Афанасьев А.Н. Мифология Древней Руси. Изд. «Эксмо». 2007. стр. 223.

6 Там же.

7 Там же.

8 Грушко Е.А. Медведев Ю.М. Русские легенды и предания. М. «Эксмо». 2007. Стр. 167.

9 Павсаний. Описание Эллады. 3.20.5. Павсаний приписывает пеласгам создание деревянного изображения Орфея в святилище Деметры в Ферах,.


10 Геродот. История. II-52.

11 Геродот отмечает, что у пеласгов имя Диониса вошло в их пантеон богов много позже. В критских табличках письма В упоминание Диониса датируется 14 в. до н.э.

12 Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. IV.60.2. По одной из версий Диодора эолийцы и пеласги переселились на Крит во главе с героем Тектамом, который стал там царём.




Скачать 355.83 Kb.
оставить комментарий
Дата25.09.2011
Размер355.83 Kb.
ТипСтатья, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
отлично
  6
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх