Концепция мира и человека в поэзии билала лайпанова 10. 01. 02 литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) icon

Концепция мира и человека в поэзии билала лайпанова 10. 01. 02 литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература)


Смотрите также:
Парадигма гендерной художественной картины мира в балкарской лирике 1960-1970-х годов (к...
Проблемы эволюционного становления жанра рассказа в балкарской литературе 60-80 Х годов ХХ века...
Художественный мир прозы э. Мальбахова: творческая индивидуальность и жанровое своеобразие 10...
Кабардинская проза 1920-1930-х годов: национальные истоки, специфика формирования жанров...
Человек и природа гор в художественной литературе северного кавказа...
Этноментальные аспекты прозы муссы батчаева в свете жанрово-стилевых исканий карачаевской...
Реферат по: Регионолистика и экономическая география...
Творчество адыгского писателя-просветителя Хан-Гирея: национальное своеобразие и художественная...
Художественная концепция истории в прозе В. Г. Митыпова...
Татарская литература тюменского региона: история и современность 10. 01...
Идейно-тематические особенности поэзии Клары Булатовой (Эволюция творчества) 10. 01...
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 10. 01...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Курбанова Патимат Шарапутдиновна


КОНЦЕПЦИЯ МИРА И ЧЕЛОВЕКА

В ПОЭЗИИ БИЛАЛА ЛАЙПАНОВА


10.01.02 – литература народов Российской Федерации

(кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Нальчик – 2009

Работа выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д.Алиева


Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Караева Зухра Басхануковна


^ Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Кучукова Зухра Ахметовна


кандидат филологических наук, доцент

^ Газдарова Аза Хадзбатырона


Ведущая организация: Карачаево-Черкесский институт

гуманитарных исследований Правительства КЧР


Защита состоится «03» июля 2009 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212. 076. 04 в Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М. Бербекова (360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М.Бербекова (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).


Автореферат разослан « » июня 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета А.Р. Борова


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В ситуации перехода общества от одного социального уклада к другому, с резкой сменой форм идеологии и культуры, происходившей в жизни страны, начиная с 80-х годов ХХ века, трансформировался процесс национального духовного развития.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что творчество Б.Лайпанова, являясь продолжением и развитием лучших идейно-нравственных и художествено-стилевых традиций карачаевского фольклора и литературы, в то же время выразило новый уровень личностного сознания, определивший расширение тематического диапазона, углубление психологизма, обновление поэтических форм. Новаторство данного исследования состоит также в рассмотрении творчества Б.Лайпанова как цельной художественной структуры в единстве двух его смысловых и формообразующих центров – мира и человека. Формирование нового качества поэзии определило переход к качественно иному уровню художественного осмысления действительности. Именно в ситуации переходности, в личности, выразившей в своем творчестве эту переходность, проявляются наиболее характерные и специфичные черты и качества национальной культуры в ее целостности, а также особенности художественного мировидения как отдельных художников, так и литератур. Исходя из этого, одним из актуальных и перспективных направлений в изучении национальных культур и литератур становится выявление самобытных художественно-этнических образов мира, анализ их форм и особенностей.

Современный этап развития науки характеризуется появлением новых концептуальных представлений о мире в результате усложнения картины мира в сторону ее многоуровневости и многоаспектности. Отражая эти тенденции, исследователи говорят о множественности картин мира и предлагают свои классификации, в основу которых кладутся различные критерии и концепции.

Большое количество научных работ в области литературоведения, лингвистики и психолингвистики посвящено исследованию художественной картины мира, в частности, тому, как ее отражает художественный текст.

Степень концептуализации представлений о мире определяет и степень завершенности и сложности формируемого художником индивидуального образа мира. Предлагая свою концепцию мира и человека, автор формирует поэтическую картину мира, которая, «с одной стороны, отражает объективную действительность в ее наиболее общих категориях, а с другой, -

свидетельствует об авторском миропонимании» [Лотман Ю.М.; 1996].

Значительный интерес представляет вопрос о соотношении общей художественной картины мира эпохи и индивидуальной картины мира автора. Они соотносятся как часть и целое: картина мира эпохи предстает как целое, как класс, а конкретные реализации выступают как части этого целого.

Выявление связи различных типов художественного мышления, анализ взаимодействия различных уровней культуры – мифоэпической и индивидуально-художественной, во многом основанные на теоретических положениях работ Ю.М.Лотмана и В.Н. Топорова, позволяют выявить многомерность и диалектичность поэзии Б.Лайпанова, его представления о мире и человеке.

При рассмотрении художественной и национально определенной картины мира нельзя не обратиться к фундаментальным исследованиям в этой сфере. Это, прежде всего работы Г. Гачева, в особенности его книга «Национальные образы мира». Рассмотрение творчества Б.Лайпанова, его национального мировоззрения, его концепции мира и человека определило направления анализа его поэзии в русле фольклорно-эпических, мифопоэтических традиций, а также в социально-историческом и историко-литературном контексте.

Целью диссертационного исследования является:

  • комплексное исследование поэзии Б.Лайпанова как единой и целостной художественной системы, в единстве ее проблематики, тематического многообразия, мировоззренческих установок и поэтики;

  • рассмотрение концепции и образов мира и человека в творчестве Б.Лайпанова на основе материала всех поэтических текстов;

  • выявление факторов, способствовавших синтезу всех художественных элементов в авторской картине мира.

Основная цель исследования реализуется и конкретизируется в решении следующих задач:

- выявление особенностей и специфики художественного мировидения Б.Лайпанова во взаимодействии с социокультурной сферой национальной жизни (общественно-исторические факторы, природная среда, язык);

- анализ соотнесенности индивидуального художественного сознания поэта с мифологическим, фольклорным и религиозно-философским уровнями национального духовного опыта;

- выявление ключевых, базовых образов, концептов, пространственно-временных параметров, концентрирующих в себе основные ценности и формирующих структуру художественного мира Б.Лайпанова.

^ Научная новизна работы обусловлена самим фактом первого в карачаевском литературоведении монографического исследования творчества поэта. Впервые предпринят анализ пути художественного самоопределения, исследование механизма формирования и иерархии ценностных ориентаций творчества поэта. В ходе системного анализа поэзии Б.Лайпанова раскрывается преемственная связь его творчества, его мировоззренческих, этических, и поэтических традиций с национальными духовными основами и национальной эпической традицией. Проясняются масштабы укорененности творчества поэта в национальной художественной традиции.

Выделение значимых, сущностных для поэзии Б.Лайпанова тем – народ, его прошлое, настоящее и будущее, жизнь и смерть, предназначение и миссия поэта и поэзии, личность и общество – позволило определить формы и направление его мировосприятия, очертить создаваемую им концепцию мира и человека в мире.

^ Материалом исследования являются поэтические произведения Б.Лайпанова разных лет, как на карачаевском языке, так и в переводах на русский язык, вышедшие в следующих изданиях: «Пространство моего голоса». Стихи в переводах русских поэтов в 3 томах. М., 1993; «Джазгъанларыны». М., 1993 (Собрание сочинений в 10 томах, на карачаевском языке); «Джуртда джангъыз терек». М., 1992, («Одинокое дерево Родины», на карачаевском языке).

^ Объектом исследования являются понятия «концепция мира и человека», «картина» или «образ» мира. В них воплощены представления художника об историческом, социальном, физическом состоянии мира и месте в нем человека, выражены идейно-эстетическая сущность искусства и нравственный пафос, воплощенные Лайпановым в индивидуально-авторской модели действительности. Данные понятия имеют длительную историю и распадаются на несколько этапов и видов.

Исследование национальных образов (моделей), картин мира – это, по существу, исследование национальной культуры как духовного единства. Причем это единство не случайное, а органичное, обусловленное глубокими материальными и духовными причинами, среди которых, по мнению Г.Д.Гачева можно выделить три: природа, внутри которой существует данный народ, склад его души и логика его мышления. Уже в двадцатые годы ХХ столетия ученые, пытаясь понять, в чем сущность и особенности национальных отличий и как они проявляются через культуру, через духовную сферу, очень точно определяли роль и значение в этом процессе культуры, в частности литературы и особенно поэзии. В настоящее время к понятиям «концепция мира», «картина мира», «образ мира» и «модель мира» обращаются физики, математики, историки, философы, психологи, социологи, культурологи, литературоведы, журналисты и лингвисты.

Результаты исследовательской деятельности по изучению картины мира оформляются в научные системы разных областей знания. Различные аспекты этого поистине комплексного объекта изучения получают соответствующее терминологическое обозначение: физическая картина мира, биологическая картина мира, этнокультурная картина мира, религиозная картина мира, мифологическая картина мира, языковая картина мира, концептуальная картина мира, художественная картина мира и т.д.

Научная картина мира отражает научно-теоретическое освоение действительности, а художественная – ее жизненный аспект. Общая художественная картина мира, отражающая картину мира данной исторической эпохи, возникает из индивидуальных картин мира отдельных авторов.

Выстраиваемая Б.Лайпановым концепция мира определяется культурно-исторической ситуацией, литературными образцами как национальными, так и мировыми, национальными и психологическими особенностями его взгляда на действительность. Все это определило направления анализа его поэзии в русле фольклорно-эпических, мифопоэтических традиций, а также обусловило акценты на социально-историческом контексте, усилении личностного начала и мировоззренческого осознания действительности, переосмыслении традиционных художественных принципов, углублении историзма.

^ Теоретическую и методологическую основу диссертации составили труды отечественных и зарубежных ученых, разрабатывающих вопросы взаимодействия культур и литератур, поэтики, психологии творческого процесса, что позволило выявить взаимозависимость истории и литературы, литературы и культуры, действительности и отражающего ее сознания.

Теоретические концепции мифа, в их связях с философией, этнографией, религией; литературоведческие исследования и статьи по проблемам мифопоэтического, разработанные в трудах А.Лосева, Ю.М.Лотмана, Е.М. Мелетинского, В.Н. Топорова, М.Элиаде позволили обозначить общие закономерности и формы проявления мифопоэтического начала в поэзии Б.Лайпанова.

Исследование путей формирования национального мировидения поэта на пересечении фольклорных и литературных традиций определило внимание к работам фольклористов – П.Г. Богатырева, В.Гацака, У.Далгат, В.Проппа, Б.Путилова и др.

Рассмотрение индивидуально-художественной картины мира основывалось на фундаментальных трудах и исследованиях Г.Д. Гачева, А.Ф.Кофмана, В.Н.Топорова и др.

Острота национальных проблем в современном мире дала основания для обращения к трудам Л.Н.Арутюнова, Р.Г.Бикмухаметова, З.А.Кучуковой, Н.С.Надъярных, З.Г.Османовой, К.К.Султанова, Ю.М.Тхагазитова, Р.Ф.Юсуфова, посвященным вопросам национального художественного сознания и национальной идентичности.

Конкретный анализ текстов соотносится с принципами современного структурно-семантического исследования, разработанными отечественными учеными – М.Бахтиным, Б.Корманом, Ю.М.Лотманом, Б.Успенским и др.

Научные труды в области теории и истории литератур и культур Северного Кавказа – «Очерк истории карачаевской литературы» А.И.Караевой, «Литературы народов Северного Кавказа» Л.П.Егоровой, «Движение балкарской поэзии» З.Х. Толгурова и др. позволили определить особенности и место карачаевской литературы в общем северокавказском литературном процессе.

^ Степень изученности темы.

Такие исследования как «Духовно-культурные основы кабардинской литературы» Ю.М.Тхагазитова, «Информационно-эстетическое пространство поэзии Северного Кавказа» З.Х.Толгурова, «От богатырского эпоса к роману» Л.А.Бекизовой выявляют особенности процессов, происходящих в современной карачаевской литературе в сопоставлении с адыгскими, абазинской и балкарской литературами.

Проблемы изучения художественного мира поэта или писателя в национальных литературах Северного Кавказа рассматриваются в соотнесенности с теоретическими положениями, представленными в следующих работах: «Художественный мир Исмаила Семенова» З.Б.Караевой, «Онтологический метакод как ядро этнопоэтики» З.А.Кучуковой, «Эволюция художественного сознания адыгов» Ю.М.Тхагазитова, «Ногайская поэзия ХХ века в национальном и общетюркском историко-культурном контексте» Н.Х.Суюновой, «Великий певец Кавказа» К.-М.Н.Тоторкулова. В этих исследованиях анализируется художественный процесс с позиций национальной духовности, осуществляется современный комплексный культурологический подход к изучению и рассмотрению отдельных звеньев и форм литературного развития (жанра, стиля, поэтики, идейно-тематической основы, проблематики) в их взаимообусловленности и единстве.

Особенности, этапы и направления развития карачаевской и балкарской поэзии достаточно полно представлены в работах Н.М.Байрамуковой, Б.А.-Ю.Берберова, А.И.Караевой, Н.М.Кагиевой, А.Теппеева, З.Х.Толгурова, Ф.А.Урусбиевой, Т.А.Чанкаевой, Т.Е.Эфендиевой и др.

^ Теоретическая и практическая значимость работы связана с разработкой и углублением на конкретном материале концепции мира и человека, «художественной модели мира» и рассмотрением поэзии Б.Лайпанова в рамках этой концепции. Материалы и выводы, изложенные в настоящем исследовании, могут быть использованы и используются для дальнейшей разработки истории карачаевской литературы и литератур народов России, чтения спецкурсов и спецсеминаров по проблемам современного литературного процесса в вузах, для углубления и обогащения представлений о национально-художественном мировидении.

^ Апробация результатов исследования. Основные положения, научные результаты диссертации отражены в выступлениях на следующих научных конференциях: «Литература народов Северного Кавказа: художественное пространство, диалог культур» (Карачаевск, 2008), «Алиевские чтения». Научная сессия преподавателей и аспирантов (Карачаевск, 2009), «Межкультурная коммуникация и проблемы литературного перевода в мультикультурном пространстве Северного Кавказа» (Черкесск, 2008).

Диссертационное исследование обсуждено на расширенном заседании кафедры литературы Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д.Алиева (октябрь, 2008 г.), на заседании научного семинара «Актуальные проблемы литератур народов Российской Федерации» (апрель 2009 г.) Института филологии Кабардино-Балкарского государственного университета и рекомендовано к защите. Основные положения диссертации отражены в 5 публикациях.

Структура диссертации определяется ее исследовательскими задачами и состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний и библиографии.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, ее научная новизна и практическая значимость. Представляются материал и объект исследования, определяются цели и задачи, теоретическая и методологическая основы. Определяется структура работы и формы ее апробации.

В первой главе «Концепция человека в поэзии Билала Лайпанова. (Творческая индивидуальность и национальная самоидентификация)» рассматриваются формы, методы и этапы формирования художественной концепции человека в поэзии Билала Лайпанова. Анализируются мировоззренческие позиции автора, нравственная проблематика его творчества. Поскольку предметом исследования является сфера личностного художественного сознания, воплощенная в едином объеме всех поэтических текстов, в работе не ставятся вопросы хронологии, литературного направления, не преследуется, как основная, задача выявления проблематики отдельных стихотворений, или стихотворных циклов. Художник обращается к глубинным пластам национального бытия и сознания, выстраивая на этой основе свой поэтический образ человека. Характерными приметами поэзии Б.Лайпанова являются глубоко метафорический характер художественного мышления, а также взаимодействие в его лирике различных уровней эмоционального восприятия и отражения действительности – трагического, комического, иронического, сатирического.

Основное направление анализа поэзии Лайпанова фокусируется на выявлении соотношений поэтического текста с действительностью в ее материальном и духовном аспектах. Все стихотворения рассматриваются в тесной взаимосвязи как логическое развертывание устойчивых художественных образов, тем и мотивов. Учитывая, что основная задача исследования – это выявление общей модели авторского мировосприятия, анализ поэзии Б.Лайпанова обусловил рассмотрение основных категорий, присущих художественной системе, и через них поэтическому миру художника.

Схема лирического отражения жизни предстаёт как формула «Я» и Мир». Каждый из элементов этой схемы у Лайпанова имеет множество граней. «Я» несет в себе значения - Человек, Поэт, Народ и даже «Я»- родная земля, что при углублении метафоризма дает образы типа «Я»- дерево, «Я»-небо, «Я»-трава и.т.д. «Мир» - воплощается и в природно-вещественной своей ипостаси – земля, небо, звезды, солнце, горы, деревья, реки, травы, цветы звери, птицы, и в социально-исторической – народы и государства, традиции и законы, война и мир. В его лирическом «Я» персонифицируется и обобщённо-абстрактный человек, и творческая индивидуальность, личность самого поэта, и национальная идея.

Основным поэтическим принципом Б.Лайпанова является формирование полярных по сути и по форме образов и представлений, в сопоставлении, а чаще в столкновении которых, через синтезирующий образ, рождается и декларируется новая мысль, истина, или новый взгляд на старую истину. Через это диалогическое и диалектическое построение образа воссоздается и традиционная система национальной жизни, бытовых и культурных связей, и индивидуальная картина мира. Мир и человек воспринимаются и обобщаются через антитезу.

Один из двух структурных центров поэзии Лайпанова – образ человека, предстающего в текстах и как поэт, и как «Я», и как безымянный представитель национального сообщества, и как некий фольклорно-мифологический или фольклорно-исторический персонаж.

Природа органично входит в художественную концепцию мира поэта. Ее образ реализуется в русле романтической традиции с ее системой норм, основанных на интенсивном использовании романтической антитезы, образности, символики и мифа, предельной метафоричности. Единство человека с природой реализуется в стихах Б. Лайпанова по-разному. В меньшей степени он использует прямые параллели между явлениями и картинами природы и эмоциональным состоянием человека. В его поэзии скорее присутствует не синхронность эмоции и пейзажа, а ассоциативные связи между ними, часто эта ассоциативность парадоксальна с точки зрения привлекаемых образов и неожиданна по выводам. В результате, природа выступает символом человеческой жизни, выразителем ее сути. Драматичность поэзии Б.Лайпанова связана с его внутренней позицией, основанной на том, что отношения между человеком и природой, между человеком и обществом, т.е. между человеком и миром, далеки от гармонии.

Характерная особенность выстраиваемой поэтом концепции человека – столкновение добра и зла не как социальных качеств человека, а как вечных категорий противоречивого мира. Даже вполне реалистичные образы в предлагаемом контексте вырастают до символа. Такой взгляд на человека конструирует идеал, выводит поэта на абстрактно-символический уровень обобщения, почти не соприкасающийся с социальными параметрами и условиями. Это соотносится и с нормами традиционной поэтики.

Наиболее интенсивная метафоризация наблюдается в тех стихах Б.Лайпанова, в которых авторское «Я» смыкается с духовной сущностью поэта, образ человека полностью и без остатка идентифицируется с личностью художника, творца. На таком уровне самовыражения его герой – это человек неслыханных страстей, сверхчеловеческих порывов, крайнего индивидуализма с одной стороны и стремления к сверхличному общезначимому идеалу с другой. Индивидуализация сознания выразилась в выделении отдельной человеческой личности, частной судьбы из общей массы. Осознание ее одиночества, единичности, то есть исключительности, раскрывая трагизм бытия, в то же время, ставит ее в центр мира.

Образ человека в создаваемом поэтом мире предстает в различных вариантах и трансформациях. Он обозначен как человек-творец, центр и суть поэтического мира. Кроме того, он несет в себе национальный дух, национальное бытие, воплощенное в конкретном образе, когда автор обращается к мифологическому или историческому прошлому или же восстанавливает картины недавних трагических событий в жизни народа.

Итак, в художественном мире Б.Лайпанова воссоздается единство образа «Я» в трех его уровнях – обобщенно-родовом (Человек), личностно-индивидуальном (Поэт), национально-этническом (Народ). Каждая из этих сфер обретает свои устойчивые, символы, знаки, свою лексику и словарь. С первой из них связаны универсальные категории и ценности. Это координаты, определяющие место человека во Вселенной – Небо, Земля, Звезды, Солнце, Ночь, День, Океаны, Моря, Горы, Дом, Колыбель, Жизнь, Смерть. Вторая сфера, ориентированная на образ автора, обусловливает связь с родным языком и с высоким предназначением поэта, что однозначно выражается в лексике – Сердце, Пророк, Слова-Зерна, Язык, Память, Дух, Истина, Ложь, Имя. И третья, национально-этническая сфера существования человека в художественном мире Б.Лайпанова, соотносится с лексическим комплексом, включающим в себя понятия, имеющие ярко выраженное сакральное значение и относящиеся к фольклорно-эпическим истокам и генетическим константам его поэзии – Священное дерево Карачая («Джангыз Терек»), «Камень Основания» («Къадау Таш»), имена богов – Тейри, Апсаты, первопредков (Карчи, Трама, Науруза, Адурхая, Боташа и др.), эпических и фольклорных героев (Сосруко, Ерюзмек, Бийнегер, Татаркан). Сюда же относятся освященные традицией, ставшие символами, реалии национального быта – Очаг, Колыбель, Меч, Похоронные Носилки (Сал агъач) и.т.д.

Обозначенные образы, разворачиваясь в текстах стихотворений, охватывают представления о предках, о происхождении народа, о реальных исторических событиях. Все это связано со стремлением художника к индивидуальной и национальной самоидентификации, к осознанию его роли и места как человека, поэта и карачаевца. ( Естественно, что формально выделенные составляющие его «Я» – есть лишь взаимодополняющие стороны его личности, которые не существуют отдельно и не могут рассматриваться в отрыве друг от друга).

Б.Лайпанов, как часть национального мира и как художник, остро ощущает все болевые точки, все нерешенные проблемы национальной жизни. В этом контексте одним из существенных мотивов лирики Б.Лайпанова становится мотив патриотический, преданность и жертвенность по отношению к Отечеству. С другой стороны, ощущаемая и декларируемая поэтом дистанция между личностью и массой, между индивидуальностью и коллективом, осознание исключительности, которая дается творчеством, определяет его проповедническую позицию. Этим определяется взятая им на себя роль борца и жертвы, глашатая и защитника правды и обличителя зла и лжи, критика и нравственного судьи.

Романтическая направленность лирики поэта формирует образ одинокого героя, сильного духом, обладающего творческим даром. Особое значение в отношениях с миром приобретает слово, причем, не просто слово, а родной язык. Творчество является главной ценностью, выходом из одиночества и оправданием существования. В неразрывной связи с сутью поэтического образа человека находится утверждение ценности слова, родной речи. Они выступают не только как инструмент поэзии, но и как изначальная базовая ценность бытия. В художественном мире Б.Лайпанова язык, являясь хранителем памяти, истории, национального духа, а значит и самого народа, обретает высшую ценность, превосходящую даже ценность веры, приверженность которой поэт демонстрирует достаточно ярко.

Можно сформулировать некоторые выводы: в поисках незыблемых основ жизни и собственной личности поэт создает свой мир в категориях индивидуального и национального сознания. Центр, герой и творец этого мира – поэт, обобщенный образ которого вмещает в себя и «Я» автора, и его представления о далеких легендарных предках, и формулирование нравственных законов, воплощенных в конкретных личностях, чаще всего эпических героев, а также в личностях поэтов. Человек, в идеальном его воплощении в поэзии Б.Лайпанова, - это, прежде всего, защитник народа, правды и справедливости, хранитель национальных святынь – истории и языка, Священного Камня и Священного Дерева, родного очага как символов национального духа.

Масштабность такой личности формирует представление об одиночестве и трагизме человеческого существования и о миссионерской роли поэта в мире, который часто предстает хаосом, требующим любви и упорядочения. Представление о человеке в современном мире у Б. Лайпанова неразрывно связано с его национальной обозначенностью, поисками национальной идентичности. Именно в этой системе координат поэт осознает и свою личность, и вообще ценность любой человеческой личности, входящей в общий мир как представитель своего народа и своей национальной культуры.

^ Во второй главе «Образ мира в поэзии Билала Лайпанова» рассматриваются понятия «национальный образ мира», концепция мира, выделяемые учеными на разных уровнях филологического, в широком смысле, исследования. (Раевский Д.С. Модель мира скифской культуры. М.,1985; Гачев Г.Д. Национальные образы мира. М., 1988; Питина С.А. Концепт мифологического мышления как составляющая концептосферы национальной картины мира. Челябинск, 2002; Караева З.Б. Художественный мир Исмаила Семёнова. М.,1997; Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. М., 2003; Тетуев Б.И. К вопросу о национальном образе мира в поэзии К.Кулиева // Вестник КБГУ. Вып.6. Нальчик, 2003 и др.)

Концепция мира художественного произведения, определяется как «модель мира, отраженная через призму авторского восприятия. Это система образов, специфичных именно для данного текста и ни для какого другого; это особый тип реальности, который характеризуется своим особым пространством (реальным или воображаемым), своим ощущением времени, своим особым психологическим миром и нравственной стороной» [Воронцова Е.П.; 1987]. Национальная обозначенность художественного видения поэта, в его глубинном выражении, проявляется в вовлечении всего изображаемого в сферу национальной художественной логики, в объяснении и организации мира по законам своей национальной ментальности. Обозначив ценности своего мира, Б.Лайпанов обозначает и его пределы, включающие реальную географическую территорию, символическое эпическое пространство, время в его физическом и условно-поэтическом исчислении.

Индивидуальное пространство у Лайпанова определяется через основные точки координат, ключевые образы картины мира. По законам, определяющим всякое «теоретическое» построение, происходит процесс «геометризации» реального пространства, которое требует уяснения, а затем новой организации и структурирования. В поэзии Б. Лайпанова этот процесс проявляется и в интенсивном использовании элементов особого числового кода, с помощью которого описывается мир и человек. Для мифопоэтической традиции существенно не просто упоминание числа, включение его в речь, но и участие числа в тексте, его смыслообразующая роль. В мировой культуре число считалось мерой всех вещей, универсальным и таинственным инструментом познания. Особая философия числа утверждала, что следование числам приводит к знанию вещей и их истоков, и что числа и вещи взаимосвязаны и образуют единое общее пространство. Сходная роль приписывалась числу и в античной традиции и в мусульманских космологических учениях.

С древнейших времен известен принцип, совмещающий описание мира и его происхождения с понятием о его двойственности, парности, на которой основана любая классификация. Пара, сочетание двух признаков, чаще всего противоположных, контрастных – это один из основных художественных приемов Лайпанова при конструировании своей модели мира, как в большом, так и в малом. Это ярко проявляется в самой структуре поэтических текстов и в названиях стихотворений. («Ёлюм бла джашау» («Жизнь и смерть»), «Кюн бла кече» («День и ночь») и.т.д. Интенсивно используются Б. Лайпановым числа 1,3,7, наиболее проникнутые символическими смыслами, что связано с национальной культурной традицией, и находит зримое выражение в создаваемом поэтом образе мира, константы которого троичны и семизначны, т.е. все параметры которого ориентированы на 3 и 7.

Семантика числа 1 у Б.Лайпанова определяется не столько как элемент в ряду других элементов числового ряда, сколько как целостность, единство и потому чаще всего соотносится с человеком, или, конкретнее, с личностью самого поэта, с его «я». В своем развитии этот мотив встраивается в иной смысловой ряд «один – одиночество». Определяя это число, В.Топоров отмечает, что «…совершенная целостность, понимаемая как единица, объясняет приписывание числа 1 таким образам этой совершенной целостности как бог или космос». [Топоров В.Н.; 1980]. Эти числа также используются поэтом в ритуально и мифологически ориентированном стихотворении, с прямой опорой на фольклорный текст. Таким образом, в сознании современного художника существуют архаичные представления о числе. В видоизмененном состоянии они используются для выстраивания индивидуальной концепции мира и человека.

Границы и состав пространства художественного мира Лайпанова можно классифицировать количественно: большое и малое; беспредельное и сжатое, точечное; внутреннее и внешнее. Качественные характеристики представлены категориями: чужое и свое; материальное и духовное, земное и небесное (подземное и наднебесное, т.е. божественное); пространство добра и зла; пространство дня и ночи; закрытое (тюрьма, плен, рабство) и открытое (свобода) и.т.д. Структурные характеристики: вертикаль и горизонталь (верх и низ); точка и прямая; центр (ось) и граница (край).

Пространство выступает и проявляется как «пространство-время», что для художественного видения Б.Лайпанова особенно характерно и включает в себя множество значений: прошлое, настоящее, будущее; начало и конец; время как пространство человеческой жизни. При этом, в текстах стихотворений эта структура, ее элементы многообразно варьируются, вступают в сложные сопоставления и противопоставления.

Границы мира у Б.Лайпанова обозначены, прежде всего, вертикально, что характерно для менталитета горца. По линии вертикали располагаются горы, которые являются как бы посредниками между небом и землей. Вершина, гора и высшая точка вертикали соприкасается с небом и звездами, которые обозначают в художественном пространстве поэта не только физические параметры мира, но и его духовные ориентиры и ценности. Такая вертикальность пространства подразумевает разомкнутость пространства вверх: «Вершины Эльбруса – Мачты моего корабля». Замыкающая пространство по периметру цепь гор определяет замкнутость пространства по горизонтали. Внутри гор – свой мир: «Но знали мы – Родина за горой». Эта замкнутость не противопоставляется разомкнутому пространству и не означает несвободу, тюрьму. Имеется в виду такое смысловое наполнение текстов, когда их смысл – это сосредоточение на небольшом пространстве, и это место как бы отгорожено от мира и замкнуто в себе. В литературе эта модель получила широкое распространение, но рассматривается в основном на прозаическом материале (Чегем Ф.Искандера, армянское село Г.Матевосяна, Сынтаслы И. Капаева, Кумыш М.Батчаева). Суть в том, что отдельные сферы замкнутого пространства могут вбирать в себя основные пространственные и бытийные характеристики, что позволяет выстраивать на этой основе универсальные модели. Замкнутые пространства имеют особые моделирующие свойства. Они позволяют на минимальном отрезке воссоздать полнообъемный образ жизни человеческого сообщества. Поэтому они всегда являются обобщающими, символическими и позволяют совмещать национальное и мировое.

Художественный мир Б.Лайпанова стремится самоорганизоваться вокруг какой-нибудь точки, скорее всего центральной, которая устанавливает иерархию ценностей, соотношение величин пространства и времени и характер отношений поэта с создаваемым им миром. Кроме того, центр мира, его священные предметы и объекты («Къадау Таш») символизируют связь с прошлым. Это – связующее звено между современностью, в которой живет поэт, и эпическим прошлым его народа.

Столкновения и соприкосновения миров происходят на границах, и именно в этих столкновениях выявляются проблемы и противоречия, существующие в мире Б.Лайпанова и остро воспринимаемые им. Герой ощущает себя одновременно принадлежащим двум мирам – своему и иному, но тоже не совсем чужому, по-своему близкому ему. Взаимодействие и связь между мирами осуществляется самим героем или автором, который несет в себе черты обоих пространств и пытается совместить и приобщить их друг к другу. Поэтому в тексте часто возникает мотив перехода, дороги, пути, как в прямом, так и в символическом значении. Путь понимается и как реальная, материально обозначенная дорога, тропинка в горах, и как движение духа, порывы сердца, движение мысли, идеи, разума.

Через пространственно-временные характеристики обозначаются и категории абстрактные, духовные – одиночество, жизнь, смерть, и понятия бытийные, физические, такие как, например, воля, голос, тоска, пустота.

В целом, весь ряд образов – гор, скал, вершин, высоты – складывается в определенный поэтический комплекс, который внешне представляя некую материальную, физико-географическую реальность, по существу, ориентируется на глубинные, духовные основы сознания, в соответствии с которыми складывается образ мира. Это подтверждается и тем, что практически нигде описание горы или вершины у Лайпанова не является сутью и центром стихотворения. В большинстве случаев эти образы являются метафорой, от самой простой и лежащей на поверхности, до глубоко укорененной в тексте. По существу, описываются не горы, а все то, что с горами связано, т.е. определенный объем мыслей, идей, этических норм. Можно сказать, что через них выражается общее представление о мире, - это не объект изображения, а принцип изображения – горский принцип изображения. И как любой принцип, он закреплён в сознании, исходит из него, представляет его часть. Стихия гор, «горское» - это не внешнее по отношению к поэту, а часть его «Я», формирующего все представления об окружающей действительности.

В поэтике Лайпанова параллельно существуют как бы два ряда значений – реально-вещественный и условно-аллегорический. Они взаимодействуют на подсознательном уровне с постоянной перекличкой смыслов. Мотив гор постоянно соотносится с образом неба, небес, звезд и, соответственно, с мыслями о смерти и бессмертии. Движение к небу – это, одновременно, физическое движение снизу вверх и духовное движение от смерти телесной к бессмертию души, что особенно наглядно проявляется в строках, посвященных теме поэта и поэзии.

Движение извне в центр, или из «внешнего», «чужого» мира в «свой», несмотря на его горизонтальную прикрепленность,– это всегда движение двухвекторное, включающее в себя и горизонталь, и подъем, поскольку родина – это горы, расположенные выше остального пространства. В данном случае путь к себе, или домой соотносится с движением вверх или восхождением. А смысл восхождения влечет за собой комплекс иных смыслов, выходящих за рамки вещественности – восхождение к истине, к познанию себя, т.е. совмещение пути в пространстве с движением во времени и с движением духа.

Основание вертикали, начало подъема – это тот же камень, как реальность, вне которой не может существовать мечта, как точка опоры, без которой не будет взлёта. Это зримо проявляется в программном стихотворении Б.Лайпанова «Таш бла Терек» («Камень и дерево»), где и камень, и дерево предстают как овеществленные, опредмеченные символы, несущие в себе множество значений. В свою очередь, Небо в поэтическом коде Лайпанова – это сфера духовного, нематериального. Священное Дерево Родины или Единственное дерево, когда-то существовавшее как реальный культовый объект и сохранившееся в духовной культуре и памяти карачаевцев как символ национального духа – это, в системе Лайпанова, явление земное. Оно как бы олицетворяет плоть родной земли. Камень в этой ситуации – противоположность дерева. Но вместе они представляют дух и плоть народа, что подтверждается и сращиванием этих концептов с мифологическими образами Тейри – верховного божества неба у древних карачаевцев и Карчи – первопредка карачаевского народа. Концептуальность этих образов вполне осознана и обозначена поэтом очень четко, почти формульно.

Образ мира в поэзии Билала Лайпанова включает в себя два вида пространства – внутреннее и внешнее. Внутреннее – это пространство Родины с её горами, домом, родным языком, пространство, основанное на принципах любви, добра, красоты, чести и мужества, и призванное быть убежищем от внешнего, чужого и часто враждебного мира. Внешнее пространство характеризуется огромными масштабами, иным статусом жизни (это всегда – «город», в отличие от родного села), пустотой – в отличие от наполненности внутреннего пространства подробностями живого бытия (цветок, деревья, порог дома, огонь в очаге и т. д.)

Широта диапазона восприятия явлений жизни у Б. Лайпанова определяет разнообразие лирических мотивов в его поэзии и, в итоге, многокрасочность воссоздаваемой картины мира.

Стремление к расширению, полноте образной картины мира иногда реализуется поэтом за счёт экстенсивности стиха в ущерб интенсивности, глубине художественных образов. Происходит увеличение количества объектов изображения, снижается напряжённость, активность, концентрированность субъективного переживания. Во многих случаях благодаря этому происходит элементарная фиксация внутреннего состояния, далёкая от какого бы то ни было реального наполнения значимой мыслью, чувством. Отсутствие материала для обобщения компенсируется нарочитой многозначительностью, громогласностью эмоциональных восклицаний и множественностью объектов фиксации, и все это клишируется и тиражируется на различных уровнях текста. Возможно, это связано с характерологическими чертами, влиявшей на творчество Лайпанова стилистики романтизма, поскольку «отвлеченность порождавших его идеалов, приводила к «нормативности» отражения характеров и разрешения конфликтов» [Поспелов Г.Н.;1972].

Направление движения анализирующей поэтической мысли Б. Лайпанова – ретроспектива и перспектива. Он сам, как творец своего мира, находится в точке, откуда обозревает прошлое и предвидит будущее, в точке настоящего. Прошлое – статично, оно – материал для сравнений и выводов о настоящем и будущем, будущее динамично, творится и создаётся в представлениях поэта из настоящего (реального) и умозрений поэта, основанных на его индивидуальном опыте.

Выстраиваемая Лайпановым концепция мира, это, прежде всего, концепция национального мира, поэтическое пространство которого пронизано реалиями народной жизни, как материальной, так и духовной, что обусловливает обращение к народному мировосприятию и определяет наличие, в явном или скрытом виде, фольклорно-мифологических элементов, мотивов.

В опосредованном виде и в реальном выражении присутствуют в поэтических текстах Лайпанова мифологические темы и элементы, имеющие универсальный характер. Это – образы, воссоздающие основные элементы картины мира: 1)многоярусное небо («Человек и небо», «Песня о седьмом небе») и многослойная земля; 2) мировая гора и мировое дерево («Камень и дерево», «Вершины Эльбруса»); 3)дорога, река; 4)граница, центр; 5)верх, низ; 6)омывающий сушу со всех сторон мировой океан, смыкающийся с небесными и подземными водами («Остров», «Глубина», «Поэзия - озеро»).

Поэт в концентрированно-образном виде представляет сущность, границы, ценности и опасности своего мира, изображая его как завершённую, гармоничную сферу в физических измерениях пространства и времени и в духовно-нравственных ориентирах Разума, Добра и Красоты. Всё это выражено в стихотворении «Ючгюл дуния» («Триединый мир»): Это стихотворение, обозначая все существенные символы и образы в поэзии Б. Лайпанова, определяя основные направления его поэтического взгляда, является в творчестве Билала Лайпанова программным, концептуальным.

^ В третьей главе диссертации «Трансформация авторской картины мира в процессе перевода поэзии Билала Лайпанова» рассматриваются особенности трансформации художественных образов и картины мира в его стихах, переведенных на русский язык. Анализируется степень сохранения в переводах национальной специфики образного мышления и смыслового единства поэтического текста.

В процессе художественного перевода первостепенную значимость получают культурологические факторы – историко-культурный контекст, в котором существует оригинал, литературные традиции, от фольклорно-эпических до индивидуально-художественных, эстетические нормы и моральные ценности, особенности религиозно-философского мышления. Передача национального своеобразия достигается вниманием к идиомам, местным терминам, лексике национального быта, а также, соотнесением, по возможности, с чужим синтаксисом и интонацией. Буквальное следование тексту, также как и непонимание, а, следовательно, и исключение значимых фрагментов текста может привести к искажению национальной картины мира поэта.

В Заключении подводятся итоги диссертации. Отмечается, что предпринятое в настоящей работе исследование творчества Билала Лайпанова представляет собой попытку осмысления и анализа его творчества как завершенной художественной структуры. Такого рода исследования являются продуктивным направлением в современном литературоведении и, во многом, определяют поиски в сфере проблем национальной идентичности, позволяют выявить особенности художественного мировидения поэта и неповторимость его личностного сознания.

Б.Лайпанов как поэт сформировался в русле богатых художественных традиций карачаево-балкарского фольклора и литературы. Четкая формульность выводов, принципиальность нравственных позиций, последовательность и логичность движения поэтической мысли от начального образа к завершающему обобщению, – все эти черты поэзии Б.Лайпанова – во многом продолжение и развитие идейно-нравственных и художествено-стилевых форм устно-поэтического творчества.

Многие лучшие традиции карачаевской поэзии проявились и развились в творчестве Лайпанова. Это – ярко выраженный романтизм, образность поэтического мышления, эмоциональный накал. Народность и виртуозное владение родным словом определяют художественно-эстетическую близость творчества И.Семенова и Б.Лайпанова. Гражданственность и публицистичность его поэзии явственно сближают его лирику с творчеством классиков карачаевской поэзии И.Каракетова, А.Уртенова, А.Биджиева, Х.Байрамуковой и др. При этом, в его поэзию закономерно проникают те же приемы ораторской, агитационно-публицистической речи, гражданственность, патриотизм. Но фольклорное и литературное наследие глубоко и творчески переосмысливается поэтом, обретает в его поэзии новый смысл и оттенки.

Художественные принципы и эстетические ориентиры творчества Б.Лайпанова складываются на пересечении мифологизма и историзма, гражданственности и лиричности, через обращение к традиции, к природе, к богу, к исторической памяти народа, к тому ценному, что есть в накопленном общенациональном и личном духовном опыте.

Определяя границы художественного мира поэта, его национальное своеобразие мы можем выделить некоторые основополагающие параметры его концепции мира и человека:

- поиск духовных истоков истинного национального бытия, диктующий обращение к фактам не только исторического, но и мифологического прошлого через образы национальных святынь (Джангыз Терек, Къадау Таш), легендарных первопредков, эпических героев;

- утверждение нравственных норм, проявляющееся в углублении психологизма и философичности поэзии;

- воплощение сути человека в образах защитника народа, неподкупного глашатая правды и справедливости, хранителя национальных святынь – истории и языка, Священного Камня и Священного Дерева, как символов национального духа. Масштабность такой личности формирует представление об одиночестве и трагизме человеческого существования и о миссионерской роли поэта в мире.

Выстраиваемый Б. Лайпановым образ мира включает в себя пространство национальной жизни и время в его эпическом и реально-историческом выражении. Средствами создания своего художественного мира являются специфические, индивидуально-авторские образы, метафоры, символы, присутствующие в тексте на разных его уровнях.

Концепция мира и человека в поэзии Билала Лайпанова органично вырастает из его национально-художественного опыта и формирует своеобразную лирическую систему, со своим поэтическим кодом, выработанным индивидуальным мировидением поэта.


^ Основное содержание диссертации изложено

в следующих публикациях:

I.

Ведущий рецензируемый научный журнал, рекомендованный ВАК:

1. Курбанова П.Ш. Мир и человек в поэзии Б.Лайпанова // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. – Челябинск, 2008. - Вып. 28 №37. – 0.5 п.л.

II.

2. Курбанова П.Ш. Трансформация авторской картины мира в процессе перевода поэзии Билала Лайпанова // Всероссийская научная конференция «Литература народов Северного Кавказа: художественное пространство, диалог культур». – Карачаевск: КЧГУ, 2008. – 0.5 п.л.

3. Курбанова П.Ш. Картина мира в поэзии Б.Лайпанова. // Межвузовская научная конференция «Межкультурная коммуникация и проблемы литературного перевода в мультикультурном пространстве Северного Кавказа». – Черкесск: КЧФ МОСА, 2008. – 0.5 п.л.

4. Караева З.Б., Курбанова П.Ш. Числовой код как структурный элемент в поэтическом мире Билала Лайпанова. // Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН. – Нальчик, 2009. - №3(29). – 0.5 п.л.

5. Курбанова П.Ш. Структура пространства и времени в художественной модели мира Б.Лайпанова. // Научная сессия преподавателей и аспирантов. Алиевские чтения. – Карачаевск: КЧГУ, 2009. – 0.5 п.л.





Скачать 294.36 Kb.
оставить комментарий
Курбанова Патимат Шарапутдиновна
Дата25.09.2011
Размер294.36 Kb.
ТипЛитература, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх