Доклада Региональная общественная организация «Нижегородское общество прав человека» icon

Доклада Региональная общественная организация «Нижегородское общество прав человека»



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
вернуться в начало
скачать
^

Положение представителей сексуальных меньшинств



Ежегодные доклады о положении с правами человека в Нижегородской области стали выпускаться с 1998 г. И ни в одном из докладов за предыдущие годы не было данного раздела. Появление его в настоящем докладе можно объяснить активизацией действий некоторых слоев общества, направленных против «голубых». Так, в июле-августе в Нижнем Новгороде прошла организованная кампания против представителей сексуальных меньшинств. В конце июля в центре города прошла манифестация, так называемых, «натуралов», во время которой звучали призывы к расправе с «голубыми» и раздавалась листовка, в которой излагались 9 основных признаков «педераста»195. Листовка заканчивалась призывом «Нижегородцы! Вместе обуздаем голубую чуму!», подпись под листовкой гласила «Союз натуралов».196

На стенах домов в Нижнем Новгороде также появились соответствующие надписи, а 29 июля на дороге около Новостригинского кладбища был обнаружен плакат с привязанным муляжом взрывного устройства. Надпись на плакате гласила: «Смерть пидорасам».197

Некоторые местные СМИ, комментируя активизацию действий против представителей сексуальных меньшинств, связывали их с именем депутата В. Е. Булавинова, который предложил криминализировать нетрадиционные связи, внеся соответствующие поправки в Уголовный кодекс РФ.


^ Положение заключенных


Условия содержания заключенных в местах лишения свободы

Неоднократно представители общественности, а также и высшие должностные лица России в своих выступлениях отмечали катастрофическую ситуацию, которая сложилась в местах лишения свободы, в том числе и с точки зрения отсутствия элементарных бытовых и гигиенических условий. Но эти сведения базировались, как правило, на информации частного или локального характера. Масштабных исследований в этой области по всем регионам России не проводилось. Впервые Московская Хельсинская Группа (МХГ) совместно с неправительственными общественными организациями (НПО) большинства регионов России в 2002 г. провела мониторинг мест лишения свободы. Основная цель мониторинга – выяснить насколько условия содержания заключенных и осужденных, а также условия труда сотрудников исправительных учреждений и СИЗО соответствуют Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, принятыми ООН в 1955 г.

Нижегородское общество прав человека проводило мониторинг мест лишения свободы на территории Нижегородской области, результаты которого будут использованы при составлении обобщенного доклада в целом по России. Доклад будет представлен общественности, а также соответствующим международным организациям и российским государственным органам, в том числе и Министерству Юстиции РФ (МЮ РФ), которое поддержало проведение данных исследований.

Ниже очень коротко будут изложены некоторые результаты проведенного мониторинга.198

В систему исполнения наказаний по Нижегородской области входят: один следственный изолятор (СИЗО), расположенный в областном центре г. Н. Новгороде, и 19 исправительных учреждений, в том числе 16 колоний общего, строгого и особого (1 колония) режимов для мужского спецконтингента, 1 женская колония общего режима199 и 2 воспитательные колонии для несовершеннолетних (юноши).

Поскольку данный раздел доклада посвящен условиям содержания осужденных и заключенных в местах лишения свободы, то хотелось бы сразу же заметить, что во многом качество этих условий определяется размером материальных средств, которые государство выделяет для этого, и еще в большей степени от того, какие средства непосредственно перечисляются на эти цели. В условиях недостаточного финансирования в целом всей системы уголовно-исправительных учреждений администрациям учреждений исполнения наказаний совместно с ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области приходится принимать максимум усилий по обеспечению жизнедеятельности исправительных учреждений.

Также следует отметить, что в 2002 г. от осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы, и от заключенных, содержащихся под стражей в следственном изоляторе, жалоб на условия содержания стало несколько меньше, чем в 2001 г.(7 – в 2002 г., 10 – в 2001 г.).

Но по-прежнему заключенные200, на наш взгляд, являются одной из самых уязвимых социальных групп. И это касается, в первую очередь, доступности медицинской помощи и качества и количества питания. Хотя сказать, что государство не принимает в этом отношении никаких мер, было бы неправильным.

Для обеспечения заключенных медицинской помощью организована медицин­ская служба ГУИН. В каждом учреждении исполнения наказания имеется медсанчасть. Лечение и содержание туберкулезных больных организовано в 2-х лечебно-исправительных учреждениях области (УЗ-62/3, УЗ-62/10). Мест, учреждений с особым положением ВИЧ-инфицированных осужден­ных в Нижегородской области нет. Специализированных учреждений, осуществляющих содержание лиц с при­нудительным медицинским лечением по поводу психических заболеваний, в Нижегородской области также нет.

Лечение больных орга­низовано по методикам, рекомендованным Всемирной Организацией Здра­воохранения. Программа по профилактике социально обусловленных ин­фекций (в том числе туберкулеза и ВИЧ-инфекции) разработана и утверждена в мае 2002 года. По профилактике социально значимых заболеваний, в том числе туберкулеза и ВИЧ-инфекции, медицинский отдел ГУИН тесно взаимодействует с правительственными и неправительственными организа­циями, включая международные - «Международная тюремная реформа» и «Врачи без границ».

Заболеваемость туберкулёзом в учреждениях ГУИН МЮ РФ, в том числе и в Нижегородской области, значительно выше, чем заболеваемость населения, обслужи­ваемого учреждениями Министерства здравоохранения. В учреждениях ГУИН по Ни­жегородской области был профинансирован и реализован совместно с Всемирной Организацией Здравоохранения проект по борьбе с туберкулёзом. В результате чего, в течение последних 5 лет удалось снизить заболеваемость туберкулёзом среди осуж­денных в 2 раза, смертность от туберкулёза в 4,3 раза201. Все больные туберкулёзом получают противотуберкулезную терапию в спе­циализированных учреждениях, где должен быть полный набор противотуберкулез­ных препаратов в достаточном количестве. Однако, в связи с финансовыми трудно­стями, фтизиатрическая служба испытывает дефицит препаратов, особенно резервного ряда, необходимых для лечения лекарственно устойчивых форм.

Несмотря на столь положительные достижения в части снижения заболеваемости туберкулезом, осужденные в своих письмах в адрес НОПЧ или их родственники при личном обращении, неоднократно сообщают об отсутствии необходимых медикаментов в колониях для лечения больных, об отсутствии нужного вида медицинской помощи. В частности, это такие виды медицинской помощи, как лечение зубов, восстановление зрения, хирургическая помощь.

Не всегда уровень доступности медицинских услуг в местах отбывания наказаний, связанных с лишением свободы, определяется наличием или отсутствием материальных ресурсов, зачастую он зависит и от человечности тех людей, которые работают в колониях.

Бывший заключенный колонии УЗ-62/1 инвалид З., обратившись после отбытия наказания в НОПЧ202 за консультацией по вопросу, каким образом он может получить от администрации колонии компенсацию за причиненный в результате его избиения вред здоровью, сообщил следующие факты. Находился в колонии со 2 октября 1998 г. Сразу же по прибытию был избит сотрудниками за отказ подписать расписку о сотрудничестве с администрацией и помещен в ШИЗО. После написания жалобы был вновь очень сильно избит. Просил направить в больницу СИЗО в Н. Новгород, куда его отправили только после 14 дневной голодовки. После возвращения с лечения в эту же колонию вновь стал подвергаться избиениям. Летом 2000 г. был избит пьяными прапорщиками так, что З. разорвали мышцы живота в области паха. В больницу СИЗО Нижний Новгород его направили только в марте 2001 г., т.е. через 10 месяцев после избиения, да и то только потому, что в колонию приезжала медицинская комиссия, и З. сумел попасть на осмотр. В больнице СИЗО ему сделали две операции. В мае 2001 г. З. опять возвратился в колонию УЗ-62/1 и снова, вплоть до освобождения осенью 2001 г., на него оказывалось со стороны администрации давление.

Бывшие осужденные, у которых были взяты интервью, об уровне качества медицинской помощи сказали следующее.

«Ситуация с медикаментами неважная. В основном минимум. Да и то кому как, кому были, кому – нет».203

«Медики стараются, но лекарств не хватает. …В основном, привозили родственники… Попасть к врачу было сложно. Врачи принимали ежедневно, кроме субботы и воскресенья утром с 10.00 до 12.00 и вечером с 18.00 до 19.00. А народу приходило со всех отрядов, а их 13, примерно около 100 человек. Врача всего 2, большая очередь, принять всех не успевали».204

«Попасть к врачу на прием – великая удача для больного».205

В ходе мониторинга условий содержания сотрудники РОО НОПЧ посетили две колонии УЗ-62/2 (женская колония) и УЗ-62/11 (мужская колония). В этих колониях и с медицинской помощью дело обстоит благополучно, и проблем с питанием нет. Пища разнообразная, калорийность выше нормы, имеются разные столы для больных, для беременных женщин, для кормящих матерей. Мониторы пробовали суп, кашу, компот. Пища не просто съедобная, а еще и вкусная.

Но в большинстве колоний области ситуация с питанием обстоит не так хорошо, как в тех, которые посетили мониторы. «Я в столовую не ходил ни разу за все время /находился в колонии почти 3 года/206. Я готовил сам из того, что мне привозили, или с кем-то кооперировался, и готовили вместе. Из столовой нам приносили только хлеб».207

«Размер порций как для детского сада, добавки не давали. Утром давали ложку каши, кусок хлеба, чай, иногда сладкий. В обед грамм 400 супа, ложка каши, кусок хлеба. Запивали водой. На ужин то же, что и на завтрак, только без чая. Бывал иногда провернутый фарш. Его можно было определить по запаху, а увидеть трудно».208

«У нас не редки случаи отравления некачественной пищей… Есть случаи дистрофии».209

Поступали в РОО НОПЧ и жалобы от заключенных на не предоставление свиданий с родственниками. Но, как правило, отказывали в свидании, «если находишься в ШИЗО, ПКТ или свидание не положено»210.

Были случаи, когда родственников не информировали своевременно, что на их сына (мужа) наложено взыскание и поэтому свидание не состоится. Так, осужденный С., отбывающий наказание в колонии УЗ-62/12, за 9 суток до длительного свидания был водворен в ШИЗО. Его жене и матери об этом не сообщили, хотя, как пишет в своем письме в НОПЧ жена С., она предварительно перед приездом послала в колонию 2 телеграммы.211 В результате мать, жена и 4-х летняя дочка С. вынуждены были уехать, не повидав С. Материальные потери при этом, как пишет жена С., составили 7000 руб. - на передачу (которую у них для С. не взяли) и 1000 руб. – на дорогу. В знак протеста осужденный С. объявил голодовку.

Управление УИС по Приволжскому федеральному округу при ГУИН МЮ РФ, которое проводило проверку по данному делу в соответствии с заявлением НОПЧ, сообщило: «Извещение родственников осужденных о нецелесообразности приезда на длительные свидания согласно действующего законодательства не возложено на администрации учреждения, в то же время осужденный, водворенный в штрафной изолятор, вправе направить подобную телеграмму за счет средств, находящихся на его личном счету».212 О том, как следует поступить, если у осужденного нет денег на личном счету, Управление не сообщило.

Свидания с родственниками могут быть длительные (до 3-х суток) и краткосрочные. В зависимости от режима отбывания наказания краткосрочные свидания проходят по-разному. Вот как описывает свидание мать осужденного, отбывающего наказание в колонии строгого режима УЗ-62/12. «Установленный недавно (раньше не было) тариф за краткосрочные свидания – 10 рублей с человека. Время свиданий вообще-то зависит от времени, когда дойдет твоя очередь на вход на краткосрочное свидание. Я была на краткосрочных свиданиях три раза. Меня ни разу не ограничивали... Процедура свиданий такая: в комнате свиданий два деревянных барьера высотой с метр тридцать или метр сорок, расположенных параллельно друг другу на расстоянии друг от друга полтора – два метра. Я стою с одной стороны одного барьера, а сын с другой стороны второго барьера. Так и разговариваем стоя, облокотившись на барьер. Стулья есть, но если сядешь, то не увидишь сына, поэтому и приходится стоять все время».213 Одна из мам, рассказывала, что она разговаривает с сыном на краткосрочных свиданиях по телефону214. Сидят они по разные стороны от 2-х стеклянных перегородок. Тариф на краткосрочные свидания в разных колониях также может отличаться. Так, в колонии строгого режима УЗ-62/20 – тариф 15 рублей215, в колонии общего режима УЗ-62/9 – 80 рублей216.

Длительные свидания проходят, как правило, в отдельных корпусах, которые могут располагаться как на территории зоны, или вне зоны. Вот как описывает свидание мать осужденного, отбывающего наказание в колонии строгого режима УЗ-62/12.

«Для длительных свиданий отведен первый этаж здания, стоящего вне зоны, перед входом в запретную территорию. Всего на этаже 10 или 11 комнат. Кухня – общая, плита электрическая, работает круглые сутки, проблем нет. Вода есть только холодная (раковина одна с краном). Есть разная посуда, хватает. Холодильника теперь стало 2, очень хороших и новых, один из них такой большой, как шкаф... Комната, в которой мы жили метров 9 или 10. Стоят две кровати, можно ставить на ночь еще раскладушку… Выдают белье: 2 простыни, 2 пододеяльника и 3 (если приезжаешь втроем) наволочки…

Претензий особых нет. Вот только сейчас, почему-то запретили нам выходить во время длительных свиданий в магазин. Раньше можно было, здание-то вне зоны, а мы люди свободные. А сейчас нельзя, может, кто-то из родственников чего нарушил, или кто из осужденных, кто был на свидании ушел. На трое суток всего не привезешь. Всегда чего-то не хватает. Да и везти не близко…».217

Условия в комнатах для длительных свиданий, как и тарифы за длительные свидания в разных колониях также могут отличаться. Так, на этаже, где располагались комнаты для длительных свиданий в колонии УЗ-62/9, «душ был, но не для всех, по отдельной договоренности»218. В колониях УЗ-62/12 и УЗ-62/20 брали 80 руб. за сутки с одного человека, в УЗ-62/9 – 150 руб. за сутки с человека, в ВК для несовершеннолетних девушек в Рязанской области (п/о Льгово) - 100 рублей219.


Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающее достоинство виды обращения и наказания в местах лишения свободы

Всего за 2002 г.г. в НОПЧ поступило 8 жалоб220 от осужденных на неправомерные действия администрации в местах лишения свободы (в 2001 г. – 12).

Их было бы возможно больше, т.к. по сведениям осужденных или их родственников, руководство некоторых колоний препятствует официальной отправке жалоб. «Самое главное… ни одна жалоба не уходит, они пропадают из ящика, предназначенного для отправки, они, жалобы, исчезают, а осмелившегося опустить ее ожидают все «прелести» лагерных «неприятностей»! ».221 Так, что трудно сказать, в чем причина уменьшения жалоб в 2002 г., толи действительно не все жалобы доходят до адресата, толи ситуация в колониях с соблюдением прав заключенных улучшилась. Хотелось бы верить, что справедливо последнее предположение.

Система проверки данных жалоб осталась практически прежней, обращение в прокуратуру и в контролирующую структуру управления Министерства юстиции РФ по Приволжскому федеральному округу. В 2002 г. активизировалась деятельность в плане проведения проверок по обращениям РОО НОПЧ Управления УИС по ПФО при ГУИН МЮ РФ. Причем сотрудники данного Управления, как правило, по всем обращениям, связанным с жалобами заключенных, проводят выездные проверки. Следует ответить, что в отличие от контролирующих структур Министерства юстиции, которые всегда отвечают на обращения в их адрес, прокуратура менее ответственно относится к таким обращениям. И хотя контролирующих структур прибавилось, и качество проверок, вроде бы, улучшилось, но, тем не менее, все сведения, изложенные во всех проверенных указанными выше органами жалобах заключенных за 2002 г., не подтвердились. На одну из жалоб прокуратура вообще не сочла возможным даже ответить.

Ниже приведем несколько примеров из обращений заключенных, присланных в НОПЧ в 2002 г., о применении пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство способов обращения и наказания, взятые из жалоб осужденных.

Так, в апреле 2002 г. в РОО НОПЧ поступила жалоба от осужденного Ф., отбывающего наказание в УЗ-62/1, но в момент обращения находящегося в больнице СИЗО. Он жалуется на неправомерные действия администрации колонии (действия не описаны), но после применения которых, чтобы избежать дальнейших издевательств ему пришлось пробить легкие зубной щеткой, дабы быть вывезенным из колонии в больницу при СИЗО.

В жалобе сказано еще о двух осужденных, которые также повредили себе легкие и находятся в больнице СИЗО.

К жалобе прилагался также список фамилий осужденных, находящихся в УЗ-62/1, в отношении которых также применяется насилие, и которые могут подтвердить факты неправомерных действий администрации колонии, нарушающие права осужденных.

РОО НОПЧ подготовило и направило в Федеральное управление МБ РФ по ПФО соответствующее обращение222, которое было переслано в прокуратуру области. Ответа из прокуратуры не поступило.

В марте 2002 г. через родственников в РОО НОПЧ была передана жалоба осужденного К. отбывающего наказание в колонии УЗ-62/12. «Наш лагерь находится на самой окраине Нижегородской области, и, на мой взгляд, в этом учреждении словно в законсервированном виде сохранились все ярчайшие черты, нет, даже – гримасы пресловутого «ГУЛАГА»…прошу… о поведении комплексной и главное незапланированной проверки этого исправительного учреждения».223 Проверку проводило Управление УИС по ПФО при ГУИН МЮ РФ. Из ответа Управления следует, что «информация, изложенная в жалобе, не подтвердилась, условия отбывания наказания отвечают установленным требованиям уголовно-исполнительного законодательства РФ… Жалоба… является субъективным видением обстановки дел в ИК. С осужденным К. было проведено собеседование по существу затронутых вопросов в письме, полученными ответами он удовлетворен». В качестве подтверждения изложенных доводов к письму Управления была приложена копия объяснительной К., в которой он и пишет, что в силу этих субъективных причин, многое изложенное в его жалобе имеет «излишне драматическую окраску,… объективными результатами этой проверки я удовлетворен».224 И хотя факты не подтвердились, тем не менее «с руководящим составом проведено оперативное совещание по вопросам соблюдения законных прав и интересов осужденных…».225

В заключении хочется остановиться еще на одном показательном примере. Из больницы СИЗО в НОПЧ поступило заявление от П., отбывающего наказание в учреждении УЗ-62/16.226 А потом в «Лигу матерей заключенных» обратилась гр-ка М. - мать осужденного. Со слов сына (при личном свидании) мать сообщила, что со стороны администрации колонии к нему было применено физическое и моральное насилие, приведшее к причинению вреда здоровью (сломана рука). «Сына «избивали, обливали водой и голого выкидывали на улицу и при этом говорили: либо умрешь, либо подпишешь какое-то заявление…Бросали в маленькую камеру с бетонным полом, который заливали водой, образовывалась корка льда….Теперь ему предъявляют обвинение в покушении на убийство...».227 Осужденный П. в своем письме сообщил, что сразу же при поступлении в колонию 6 ноября 2001 г. у него сложились неприязненные отношения с администрацией. Активисты колонии (6 человек), подстрекаемые оперативным сотрудником, издевались над ним и жестоко избивали в течение нескольких часов, принуждая к тому, чтобы он согласился на сотрудничество с администрацией. В результате ему сломали руку и причинили множественные ушибы тела (из заключения врача – множественные гематомы). В последствии, 14 ноября, его отправили в больницу СИЗО.

После проведенной проверки ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области сообщило, что «изложенные в жалобе сведения своего подтверждения не нашли».228

Нижегородская прокуратура по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний, также проведя проверку, сообщила, что П. в ходе проверки пояснил о том, что «травму в виде перелома левой руки он получил 06.11.2001 г. в результате собственной неосторожности при падении с лестницы. Объяснения осужденного П. подтвердили другие осужденные…П. в ходе беседы …жалоб на решения администрации ИК-16, действия осужденных не высказал».229

23 января 2002 г. осужденный П. и его родной брат П-н вновь обратились в НОПЧ с письмами. В своем письме П. сообщил, что он был вынужден дать такие показания, т.к. ему высказывались угрозы, вплоть до того, что его брата могут посадить за хранение наркотиков.230

В заключении можно сказать, что при сохранении практики применения физического и психологического насилия к осужденным в колониях Нижегородской области, сейчас наметилась тенденция к снижению числа обращений с жалобами в правозащитные организации. Хотелось бы верить, что эта тенденция сохраниться и в 2003 г.


^ Положение душевно больных


По информации Министерства здравоохранения Нижегородской области оно «фактами, свидетельствующими о нарушении прав душевнобольных в 2002 г. не располагает».231

Однако, в течение 2002 г. в РОО НОПЧ обратилось 6 человек, которые свидетельствовали о том, что в отношении них были нарушены норма Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». 232

Так гражданка К. сообщила о том, что врач психо - диспансера городской клинической психоневрологической больницы №1 Ш. дважды приходил на ее квартиру лично для ее обследования. Не застав ее дома он оставил повестку с требованием явки в диспансер на обследование. В данное учреждение К. ранее никогда не обращалась, в подобном лечении не нуждалась.

Поскольку были основания полагать, что в данном случае может иметь место использование психиатрической помощи в немедицинских целях, РОО НОПЧ сделала запрос в психо - диспансер. Проверка подтвердила незаконность действий врача, за что он получил административное взыскание.233

РОО НОПЧ также известны два случая неправомерного лишения граждан дееспособности в следствие их душевных заболеваний.

Так, гражданин К. злоупотреблял в прошлом спиртными напитками, хотя психическими заболеваниями не страдал. Его мать, якобы с целью завладения квартирой, добилась через психо-диспансер постановки диагноза психического заболевания, затем лишения дееспособности и направления в психоневрологический интернат.

В настоящее время проводится проверка законности постановки диагноза и лишения К. дееспособности.

Еще один пример. Гражданин К. - инвалид детства (ДЦП). Учился в обычной школе, на хорошо и отлично закончил одиннадцатый класс. Психическими заболеваниями не страдал. По инициативе матери был направлен в Городецкий психоневрологический интернат, где был лишен дееспособности с диагнозом органическое слабоумие. После выхода из интерната при помощи РОО НОПЧ суд восстановил дееспособность К.

^ Нарушение имущественных прав душевнобольных

Имеются случаи, когда одинокого психически больного пожилого человека представители муниципальных структур безосновательно, помещают на постоянное место жительство в закрытые психиатрические учреждения, незаконно завладевая при этом его квартирой. Так, гражданка М., ранее проживающая в Ленинском районе г. Н. Новгорода, при посредстве начальника одного из участков ДЭЗ этого района была помещена в Понетаевский психоневрологический интернат, а в ее двухкомнатную квартиру незаконно вселились знакомые или родственники этого начальника.234 А в неприватизированную квартиру к жительнице Московского района г. Н. Новгорода С. сотрудники ЖЭК обманным путем зарегистрировали на постоянное место жительства постороннего человека.235

Гражданин К. был собственником однокомнатной квартиры в г. Балахна. Перед направлением его в Городецкий психоневрологический интернат, мать, работая риэлтором, вероятно, обманным путем, его квартиру продала, без его выселения.

После выхода из интерната новый собственник отказался его вселить и дать согласие на регистрацию. С помощью РОО НОПЧ Балахнинский районный суд восстановил его права.

Психически больной Н., по настоянию брата, с которым совместно проживал, был направлен на длительное лечение в Городецкий психоневрологический интернат. После возвращения брат отказался его вселить и зарегистрировать в квартиру. Ведомственный ЖЭК (Горьковская железная дорога) так же отказал в регистрации. После обращения в РУВД Канавинского района г. Н. Новгорода Н. был зарегистрирован.


^ РАЗДЕЛ 6. РЕГИОНАЛЬНОЕ ПРАВОЗАЩИТНОЕ ДВИЖЕНИЕ


По данным236 Главного управления Министерства юстиции РФ по Нижегородской области по состоянию на январь 2003 г. в Нижегородской области общее количество зарегистрированных правозащитных организаций составляет 47. Из них в 2002 г. было зарегистрировано 5 организаций:

Нижегородская региональная информационно-правозащитная общественная организация «Поддержка президентских инициатив»;

Нижегородская региональная общественная организация по защите прав потребителей «Паритет»;

Нижегородская региональная общественная организация «Независимый центр правовой защиты автовладельцев»;

Нижегородская региональная общественная организация защиты прав участников жилищного строительства;

Общественная организация «Общество по защите прав потребителей» Сергачского района Нижегородской области.

В 2002 г. активизировалась деятельность Нижегородской областной общественной организации юристов по защите прав беженцев и вынужденных переселенцев «Новый дом». Она была образована юристами из числа мигрантов в феврале 2000 г. и зарегистрирована в Управлении юстиции Нижегородской области 1 марта 2000 г.

Целью создания и деятельности общественной организации «Новый Дом» (далее НПО «Новый Дом») является всемерное содействие беженцам и вынужденным переселенцам и их организациям в защите их экономических, социальных, политических прав и законных интересов на территории Нижегородской области.

На протяжении всей своей деятельности организация ведет активный поиск конструктивного диалога с органами государственной власти Нижегородской области. Параллельно с этим организация на бесплатной основе ведет прием беженцев и вынужденных переселенцев и оказывает им консультативную и правовую помощь.

В ноябре 2001 г. организация стала призером конкурса «Помощь беженцам и вынужденным переселенцам» на организацию Регионального Центра «Общественная приемная» по программе «Гражданское общество» Института Открытое Общество (фонд Сороса).

Организация активно сотрудничает с Управлением по делам миграции ГУВД Нижегородской области, с местными органами исполнительной и законодательной власти, а также с неправительственными организациями, такими как «Форум переселенческих организаций» (г. Москва), Общенациональный Форум «За доступное и достойное жилье» (г. Москва), JKA (Лондон) и другими. В настоящее время НКО «Новый дом» совместно с ОНФ «За достойное и доступное жилье» (г. Москва) и британской компанией Jacky Kennedy Associates Ltd. (JKA, Лондон), при поддержке Российско-Британской Программы малых проектов в области демократических институтов (DISPS II), финансируемой Департаментом Международного сотрудничества Великобритании (DFID), реализует проект «Разработка модели жилищного обустройства, социальной адаптации и интеграции вынужденных переселенцев».


Оценка деятельности правозащитного сообщества региона за 2002 г. и произошедшие в нем изменения

Одним из самых значимых событий 2002 г. в правозащитном движении региона стало проведение 9-11 декабря в Нижнем Новгороде по инициативе Нижегородской правозащитной ассоциации и при поддержке Нижегородского отделения Института «Открытое общество» конференции НПО Приволжского федерального округа «Права человека: достижения, проблемы и пути их разрешения». В качестве гостей на конференции присутствовали представители НПО и других регионов России.237

У нижегородских правозащитников и активистов из регио­нов давно созрело желание разработать план действий по лоббированию перед вла­стями Приволжского феде­рального округа проблем со­блюдения прав человека.

Прошло четыре года, как образованы округа. Новое админист­ративное устройство откры­ло новые перспективы меж­регионального сотрудниче­ства. Приобрели новое зна­чение окружные центры - столицы округов: в них, в ча­стности, были созданы ок­ружные структуры наи­более важных и влиятельных федеральных органов, в том числе министерств и ве­домств, казначейства, со­зданы окружные правоохра­нительные органы - прокура­тура, суд, юстиция и другие государственные структуры, наделенные контрольными и надзорными полномочиями в отношении регио­нальных органов.

Сейчас можно уже оценить действия властей округа в контексте ре­шений тех или иных обще­ственно значимых проблем, в т.ч. и защиты прав человека. И как показал опрос участни­ков конференции эта оценка - негативная.238

Политика администра­ции ПФО в отношении обще­ственных организаций вызы­вает особенно большую оза­боченность. Окружные влас­ти не заинтересованы в сотрудничестве с отдельными НПО, но не исключают возможность объединения НПО под одну «крышу», например, как в Нижегородском регионе - в Союз, и только с ним и взаимодействовать. Искусственное объединение по инициативе «сверху» не может быть эффективно действующим. И, кроме того, тен­денции регулирования об­щественного движения и инициатив органами власти ПФО чрезвычайно опасны, поскольку, в отличие от фе­деральных и региональных органов власти, органы ПФО не имеют парламентского или представительного кон­троля. Их политика - продви­жение федеральных интере­сов, где приоритет соблюде­ния прав и свобод человека, как мы знаем, имеет зачастую лишь декларативный смысл. Патерналистский подход органов власти к НПО во многом определен разоб­щенностью и отсутствием постоянных контактов между самими НПО. Вместе с тем только общественные орга­низации регионов, особенно правозащитные, могут иметь решающее значение в со­здании эффективного обще­ственного контроля, отстаивать обще­ственные интересы, не до­пускать грубых массовых на­рушений прав человека. А для реализации этих задач общественным организациям важно общаться с органами власти.

Что могут правозащитники сделать в такой ситуации? Конечно, можно будет по-прежнему продолжать предлагать свой опыт, свои знания, в том числе в качестве экс­пертов, в качестве провод­ников каких-то начинаний. Но, наверное, надо пробовать использовать и другие механизмы. Например, воз­можности общественного давления - общественные кампании. Для этого, конечно же, нужно профессионально ра­ботать со средствами мас­совой информации, доно­сить свой голос до населе­ния и до власти. Это нужно делать эффективно, вкла­дывая и силы, и средства. И не в отдельно взятом регио­не, а пытаться объединить­ся по округу, передавая опыт и помогая друг другу. Наш первый не очень удачный опыт проведения межрегио­нальных общественных кам­паний показал, что их эф­фективность ограничивает­ся отсутствием ресурсов и профессионального опыта в PR. Практически все НПО испытывают большие зат­руднения в ресурсах и в воз­можностях распространения необходимой, злободневной информации для граждан. Только отдельные НПО в ок­руге имеют и могут себе по­зволить поддерживать спе­циальные информационные центры, издания и сотруд­ников, занимающихся рабо­той со СМИ. Еще некоторое число организаций имеют опыт успешных и постоян­ных информационных кон­тактов с прессой.

Другое важнейшее на­правление работы - сотруд­ничество правозащитных НПО с государственными структурами для внедрения в их политику и практику стандартов соблюдения прав человека и продвиже­ния демократических ре­форм. Такое сотрудниче­ство может состояться толь­ко на основе делового парт­нерства и уважения. Потен­циал для этого со стороны общественных организаций есть - накопленный много­летний опыт по защите прав человека, законодательным инициативам и экспертизе, проведению просветительс­ких программ.

Только в Нижегородской области взаимодействие с государственными органа­ми дало эффективные ре­зультаты в различных про­граммах: просвещения, тру­довой занятости и социаль­ной реабилитации осужденных Нижегородской об­ласти - совместно с ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области; создания системы общественного контроля за экологической и природной ситуацией в области; прове­дения эксперимента по со­зданию механизма прохож­дения альтернативной граж­данской службы в городе Нижнем Новгороде - при поддержке администрации Нижнего Новгорода; участия представителей правоза­щитных НПО Нижегородской области в подготовке и экс­пертизе региональных зако­нопроектов в части соблю­дения прав человека.

Так, в мае 2002 г. РОО НОПЧ совместно с Законодательным собранием Нижегородской области проведен круглый стол, на котором был обсужден проект регионального закона «О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области» и высказаны замечания к нему. Вместе с правозащитниками и законодателями в обсуждении проекта закона приняли участие представители судейского сообщества Нижегородской области, представители от Губернатора Нижегородской области, от представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе, адвокаты и юридическая общественность. Впоследствии замечания, высказанные участниками круглого стола, были учтены при подготовке редакции закона, выносимого для принятия Законодательным Собранием.

Следует отметить, что в 2002 г. впервые правозащитники РОО НОПЧ установили рабочие контакты с Советом Судей Нижегородской области. И в ноябре месяце совместно провели круглый стол по теме «Судебная реформа в России: проблемы независимости судей и пути их решения». В работе круглого стола приняли активное участие правозащитники из ПФО (Республики Татарстан, Республики Мордовия, Саратова), Республики Коми, Екатеринбурга, а также представители судейского сообщества, представители общественности в квалификационных коллегиях судей двух регионов, представители Законодательного Собрания Нижегородской области, представители юридической общественности. Особое внимание было уделено обсуждению рекомендаций по повышению независимости судей.

Для улучшения положения мигрантов в регионе, поиска совместных решений по самым разным вопросам, касающимся миграции (гражданство, регистрация, статус, нелегальная миграция, жилищное обустройство вынужденных переселенцев, их социальная адаптация и интеграция в местное общество и т.д.) в октябре 2002 г. при Управлении по делам миграции ГУВД Нижегородской области образован Экспертно-Консультативный Совет. Одним из заместителей председателя Совета был избран от переселенческих организаций председатель Нижегородской областной общественной организации юристов по защите прав беженцев и вынужденных переселенцев «Новый дом» И.В. Графов.

Динамичное развитие инициатив по сотрудниче­ству в рамках ПФО связано с растущим интересом НПО регионов к кооперации с профильными обществен­ными организациями окру­га, объединению усилий в организации общественно­го контроля и лоббирования гражданских инициатив. Пример такого сотрудниче­ства - межрегиональная ра­бота НРОО «Комитет против пы­ток». Готовность региональ­ных НПО к взаимовыгодно­му сотрудничеству откры­вает сегодня новые воз­можности развития струк­тур неправительственных организаций на основе ин­формационного взаимодей­ствия, проведения совмес­тных общественных кампа­ний, мониторинговых и про­светительских программ. Планируя сотрудничество, необходимо учитывать, что в ПФО создаются ок­ружные СМИ (телевидение, газеты), которые со време­нем приобретают все боль­шее значение. Обществен­ным организациям следует уделять отдельное внима­ние распространению неза­висимой информации в СМИ округа. Одна из воз­можностей - создание Ин­формационного правоза­щитного центра.

Важно также нала­дить общественную экспер­тную оценку законопроектов, которые принимаются в регионах. Необходимо сло­жить наши экспертные ре­сурсы, чтобы профессио­нально оценивать и контро­лировать то, что принимают в регионах местные органы и что может ущемить или нарушить права человека.

Создание общественных экспертных советов - это, скорее, задача будущего. Но уже сегодня нужно рабо­тать с 40 представитель­ствами федеральных мини­стерств и ведомств, создан­ными в округе. Попытаться с ними договориться, нала­дить постоянную работу по обсуждению наиболее мас­совых и серьезных нарушений прав и свобод человека и разработке совместных мероприятий по изменению правоприменительной практики и улучшению ситуации в области прав человека.

Для решения этих задач мы будем использовать все доступные ресурсы, самый главный - огромный потен­циал региональных право­защитных организаций, об­ладающих большим опытом и знаниями.


Факты преследования правозащитников

Авторы доклада не обладают информацией о преследовании правозащитников. Тем не менее, в этом разделе считаем необходимым отметить ситуацию с массовыми проверками различными государственными органами, которым подверглось «Общество Российско-Чеченской дружбы». В 2002 г. Межрегиональная общественная организация «Общество Российско-Чеченской дружбы» (ОРЧД), руководящий орган которой базируется в Нижнем Новгороде, стала объектом пристального внимания со стороны различного рода проверяющих инстанций. В апреле комплексную проверку Общества проводило Управление юстиции Нижегородской области. В июле-сентябре Главное Управление Федеральной Службы Налоговой Полиции РФ по ПФО проводило оперативно-розыскные мероприятия в отношении ОРЧД239. В связи с этим была проведена полная проверка всей финансовой деятельности организации. В декабре это же Управление провело проверку типографии «Рияд-Балахна», где печатаются специальные выпуски газеты «Право-защита», посвященные событиям в Чеченской Республике (совместный проект РОО НОПЧ и ОРЧД), причем проверялась документация, касающаяся издания только этой газеты. Забегая вперед, можно отметить, что хотя ни одна из этих проверок не выявила сколь нибудь существенных нарушений, в начале 2003 г. их волна продолжилась. В январе-феврале ОРЧД и газету «Право-защита» опять проверило Управлению юстиции, затем Управление Министерства по делам печати ПФО. Начавшуюся в начале марта 2003 г. третью по счету проверку налоговой полиции прервала только ликвидация этого ведомства указом президента Путина.

Не одна из нижегородских общественных организаций не подвергалась такой волне проверок, поэтому вполне логично напрашивается вывод, что их причиной стала деятельность организации, остро критикующей федеральные власти в связи с политикой, проводимой ими в Чеченской Республике, а задачей – воспрепятствование, или, если на это нет достаточных оснований – как минимум осложнение работы организации.


^ РАЗДЕЛ 7. ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ





оставить комментарий
страница8/11
доклада
Дата25.09.2011
Размер2,1 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх