Доклада Региональная общественная организация «Нижегородское общество прав человека» icon

Доклада Региональная общественная организация «Нижегородское общество прав человека»



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
вернуться в начало
скачать
^ РАЗДЕЛ 1. УВАЖЕНИЕ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ


Политические и другие убийства, совершаемые в несудебном порядке


Сведений об убийствах, совершенных по политическим мотивам или совершенных агентами власти, в 2002 г. не имеется.


^ Исчезновение людей


По сведениям прокуратуры Нижегородской области в 2002 г. согласно статистическим данным ИЦ ГУВД области было объявлено в розыск в связи с безвестным исчезновением 1746 человек. Было разыскано всего – 1620 человек, из них объявленных в розыск в 2002 г. – 1491, не разыскано – 129 человек. Всего осталось в розыске – 87121.

Сведения об исчезновении людей, в отношении которых есть основания полагать заинтересованность властей, отсутствуют.


^ Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания со стороны правоохранительных органов, произвольные аресты, задержания


Не требует дополнительных комментариев вывод о том, что только эффективная работа правоохранительных органов в области защиты прав и свобод человека позволит говорить о том, что Россия является не только де юре, но и де факте правовым государством. Но сегодня, мы вынуждены говорить о нарушении прав человека со стороны самих правоохранительных органов: это и незаконные аресты, незаконное содержание под стражей, избиения, пытки при следствии, при дознании, при задержании, физическое насилие в местах лишения свободы. К сожалению, этому способствует сама организация работы правоохранительных органов. Пока у прокуратуры и милиции совместная система отчетности по раскрытию уголовных дел, пока качество их работы оценивается по показателю раскрываемости, прокуратура будет покрывать милицию, потому что применяемые там методы жестокого обращения способствуют тому, что из человека выбиваются признательные показания в совершении преступления, которого он мог и не совершать. Преступление "раскрывается", показатели повышаются.

По данным НРОО «Комитет против пыток» с жалобами на неправомерные действия сотрудников милиции в 2002 г. обратилось тридцать один человек, причем многие из них подверглись насилию еще в 2001 г. и длительное время после этого пытались самостоятельно защитить себя и привлечь виновных к ответственности, но безуспешно.

Проведенная проверка показала, что в семи случаях применение пыток не нашло подтверждения, в шестнадцати случаях факты применения жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения имели доказательственное подтверждение, хотя бы и косвенное. В трех случаях доказательства применения пыток не были найдены, хотя с достаточной степенью вероятности можно утверждать, что заявители подверглись жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению.

В одном случае мать заявителя отказалась от помощи Комитета, опасаясь преследований со стороны сотрудников милиции22.

Ранее в докладах за 1999-2001 г.г. сообщалось, что дела по привлечению виновных в применении пыток и жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения и получения жертвами пыток адекватной материальной и моральной компенсации длятся годами. Ситуация в этом плане не изменилась и в 2002 г. Дела, о которых рассказывалось в аналогичном разделе докладов о ситуации с правами человека в Нижегородской области за 2000 и 2001 г. имели развитие и в 2002 г.

Так, в докладе за 2001 г. сообщалось о факте применения сотрудниками Нижегородского РУВД (оперуполномоченным Х. и следователем Ж.) и следователями прокуратуры (М. и С.) пыток к свидетельнице Ольге М., с целью принуждения ее к даче показаний против знакомого. Определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 13 октября 2000 г. уголовное дело было возвращено на дополнительное расследование. После этого расследование по делу было прекращено за не доказанностью участия подозреваемых в инкриминируемом им преступлении.

30.08.2002 г. данное постановление было отменено прокуратурой Нижегородской области, и дело вновь направлено на дополнительное расследование.

16.10.2002 г. ст. следователь прокуратуры Нижегородской области А.В. Полтинин вновь прекратил уголовное дело. Постановление о прекращение обжаловано вышестоящему руководству прокуратуры.

17.01.2003 г. прокуратура Нижегородской области отменила постановление следователя Полтинина и направила дело для производства дополнительного расследования. В настоящий момент дело находится на дополнительном расследовании23.

Одиннадцать раз за четыре с половиной года отменялись постановления о прекращении уголовного дела в отношении сотрудников Ленинского РУВД г. Н. Новгорода, которые подвергли интенсивным допросам с применением пыток Алексея М.. Очередное постановление о прекращении уголовного дела от 28.11.2002 г. обжаловано в прокуратуру Нижегородской области24.

В докладе за 2001 г. также сообщалось о деле М., который 07.07.1999 г. был избит сотрудниками УВД Нижегородской области (капитаном Д. и капитаном Г.). Уголовное дело, возбужденное по заявлению М., неоднократно прекращалось Транспортной прокуратурой Нижегородской области. 15 ноября 2002 г. дело наконец-то было направлено в суд и 13 января 2003 г. начались слушания25.

16 ноября 2000 г. сотрудниками Канавинского РУВД Х. и Н. был избит гр-н О. Врачи, осматривавшие О.26, диагностировали сотрясение головного мозга, гематомы и ссадины лица, мошонки. Ушиб передней брюшной стенки. Травматическая энцефалопатия с выраженным астено-депрессивным синдромом и цефалгиями. 08.05.2001 г. О. Канавинским БМСЭ была установлена третья группа инвалидности.27

Расследование уголовного дела по заявлению О. продолжалось около двух лет. Сотрудники милиции, пытаясь избежать ответственности, нашли двух лжесвидетелей, подтвердивших, что милиционеры физического насилия к О. не применяли.

Однако сотрудники Комитета установили, что 16 ноября в момент происшествия ни один из представленных сотрудниками милиции свидетелей не мог быть на месте происшествия. В судебном заседании оба лжесвидетеля подтвердили, что их попросили дать ложные показания, чтобы помочь сотрудниками милиции.

18 декабря 2002 г. Канавинский районный суд г. Н. Новгорода приговорил Х. и Н. соответственно к четырем и двум годам лишения свободы условно28.

8 мая 2001 г. оперативными уполномоченными ОУР второго ГОМ Канавинского РУВД А. и П. был избит несовершеннолетний Г. В квартиру к его сестре С., отмечавшей свой день рождения, пришли А. и П., проводившие оперативно - розыскные мероприятия по факту хищения имущества, чтобы узнать, не предлагали ли С. купить украденные вещи. С. ответила, что накануне, ей действительно приносили телевизор, но она отказалась его приобрести.

Услышав ответ С., А. начал нецензурно оскорблять её. К ним вышел Г. (младший брат С.) и попросил не кричать на сестру, обратив внимание А. на то, что она – беременна.

А. начал избивать Г., после чего велел С., её сожителю и Г. идти с ним. А. отвел их в милицейский пикет, расположенный неподалеку от дома С., откуда на машине доставил их во 2 ГОМ Автозаводского РУВД. В отделении Г. подвергся избиению. Затем А. составил протокол о том, что Г. распивал спиртные напитки, и предложил ему подписать протокол, и уйти, сообщив, что в противном случае Г. спустят в подвал, где с ним продолжат «работать». Г. подписал протокол, после чего его отпустили.

Согласно справке из травмпункта от 8.05.2001 г. у Г. зафиксировали ушибы, кровоподтеки левой скуловой области, шеи, передней поверхности грудной клетки.

10.07.2001 г. прокурор Автозаводского района возбудил уголовное дело по заявлению Г. Дело неоднократно прекращалось за отсутствием в действиях А. и П. состава преступления. В настоящее время по делу проводится очередное дополнительное расследование29.

21 июля 2001 г. работники ГИБДД Гагинского РОВД А-ов и А-ев задержали несовершеннолетнего К., ехавшего на мотоцикле без шлема и не имеющего водительских прав. Забрав у К. мотоцикл, А-ев ударил его ладонью по лбу и посадил на обочину дороги. Затем к нему подошел А-ов и ударил ногой по спине.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у К. имелись кровоподтек и ссадины левой реберной дуги сзади30.

Уголовное дело, возбужденное по заявлению К-ой – законного представителя К. – неоднократно прекращалось. В настоящий момент по делу идет дополнительное расследование31.

Следует заменить, что не только пострадавшие от милиции обращаются за защитой, но иногда и сами сотрудники милиции. Так в РОО НОПЧ в конце марта 2002 г. обратился Евгений Т., сотрудник медвытрезвителя ОВД Канавинского района г. Н. Новгорода. Он сообщил о том, что двое пьяных граждан при доставлении их в медвытрезвитель подрались между собой, одного пострадавшего пришлось отправить в больницу. В последствии по заявлению этого пострадавшего возбуждено уголовное дело против Т. и его коллеги по работе по обвинению их в разбойном нападении и превышении должностных полномочий.

В РОО НОПЧ в 2002 г. обратилось 4 человека, свидетельствовавших о применении к ним пыток и других незаконных методов во время ведения следствия (в т.ч. 1 случай – фальсификация доказательств), двое сообщили об отказе прокуратуры в возбуждении дел в отношении сотрудников правоохранительных органов, применяющих пытки, один - о произвольном немотивированном задержании.32

В 2002 г. НРОО «Комитет против пыток» известны, по крайней мере, четыре случая применения к подследственным физического насилия во время следствия с целью принуждения к признанию в совершении преступления.33

Ниже приведем один пример. Так, 1 августа 2002 г. несовершеннолетний подсудимый О. в зале судебного заседания отказался давать показания, заявив о плохом самочувствии. Была вызвана бригада «скорой помощи». Фельдшер, осмотревшая О., зафиксировала «на верхних и нижних конечностях несовершеннолетнего «на верхних и нижних конечностях несовершеннолетнего следы электротока, в области передней поверхности брюшной стенки поверхностные колотые раны»34.

Несовершеннолетние О. и Ш.35 рассказали родственникам, что за несколько дней до суда, двое взрослых подследственных, находившихся вместе с ними в камере следственного изолятора, избивали их, подвергли О. воздействию электрического тока, заставляя признаться в совершении преступлений, которых они не совершали. Действовали эти двое взрослых подследственных якобы по просьбе оперуполномоченного. При осмотре Ш. фельдшер обнаружил у него ушиб грудной клетки.

В ходе проверки один из взрослых П., который «выбивал» из О. написание явки с повинной, признался прокурору в том, что попал в камеру и действовал по заданию оперуполномоченного. Несовершеннолетнего О. он с помощью другого взрослого связал на кровати сплетенной из носков веревкой, руки и ноги за спиной «ласточкой», потом завязал рот полотенцем, накрыл одеялом, и один из них несколько раз ударил О. кулаком по почкам. После этого О. написал явку с повинной, которую П. передал оперуполномоченному СИЗО. Но через несколько дней П. полностью отказался от своих показаний и был отправлен в колонию в Тверскую область. Подальше от правозащитников и прокуратуры.36

В ходе проверки выяснилось, что еще от одного несовершеннолетнего неграмотного цыгана В., содержащегося в это же время в СИЗО, требовали признаться в убийстве, которого он не совершал.

Начальником следственного изолятора ИЗ-52/1 ГУИН МЮ РФ по Нижегородской области, где произошли описанные выше события, была проведена проверка, в результате которой факты не подтвердились37.

Прокуратура Советского района, проведя проверку заявлений законного представителя О. и Комитета, 26 августа 2002 г. отказала в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления.

26.09.2002 г. прокуратура Нижегородской области отменила постановление следователя Л. об отказе в возбуждении уголовного дела и возбудила уголовное дело38.

26.11.2002 г. следователь прокуратуры Советского района Ж. вынесла постановление о прекращении уголовного дела.

02.12.2002 г. прокуратура Нижегородской области отменила постановление следователя Ж. и направила дело на дополнительное расследование в следственное управление Советского РУВД г. Н. Новгорода.

27.01.2003 г. расследование дела было вновь прекращено.

Тем не менее, сотрудники Комитета против пыток считают, что собрано достаточно доказательств применения насилия.39 По результатам расследования жалоб несовершеннолетних О. и Ш. не было представлено правдоподобных объяснений о том, как они получили травмы, находясь под арестом. Это позволяет утверждать, что сотрудники СИЗО ответственны за жестокое обращение с несовершеннолетними, поскольку не предприняли мер для его предотвращения40.

В заключение данного раздела, хотелось бы заметить, что одной из главных причин существования милицейского произвола можно назвать неэффективную работу прокуратуры и судов. Если бы прокуратура, которая надзирает за следствием, пресекала такие действия, а государство официально, в лице судебной власти, как отдельной независимой ветви власти, признало наличие системных случаев применения при следствии, дознании, задержании жестокого обращения и пыток, и осудило эту практику, можно было бы надеяться на изменение ситуации. Но пока, как следует из вышеизложенной информации, в Нижегородском регионе в этой области прав человека ситуация к лучшему меняется очень медленно.


^ Отказ в проведении справедливого публичного судебного разбирательства, нарушение принципа независимости судов


Начать данный раздел доклада хочется со слов депутата Госдумы РФ Б. Е. Немцова, который, комментируя решение судьи Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода В. о наложении ареста на бюллетени при их подсчете ночью после выборов мэра г. Н. Новгорода 15.09.02, заявил: «Суд в Нижнем, как независимая инстанция, не существует».41

Нижегородская область не является уникальной в части отсутствия на ее территории гарантий права на справедливое судебное разбирательство. Подобное положение характерно для многих регионов России. Провозгласив в первой половине 90-х годов, что права и свободы человека являются высшей ценностью42, подтвердив желание гарантировать судебную защиту находящимся под ее юрисдикцией лицам43, взяв на себя международное обязательство обеспечения справедливости судебного разбирательства44, Россия не смогла реализовать на практике формально закрепленные законодательством гарантии права на справедливое судебное разбирательство.

В докладе Комитета по мониторингу соблюдения обязательств государствами-членами Совета Европы от 2002 г. был отмечен прогресс России в проведении судебной реформы.45 Вместе с тем, Комитет так же признал, что население, по-прежнему, не испытывает доверия к судебной власти46.

Анкетирование участников судебных процессов (109 человек), проведенное в августе 2002 г. сотрудниками РОО НОПЧ, показало, что 60.6% лиц считают решение суда несправедливым, а 25.4% – лишь частично справедливым.

Аналогичная ситуация, если не хуже, обстоит и в других регионах России. «В Тамбовской области … сложилась тяжелейшая ситуация в работе системы судебной власти…не отвечающей принципам справедливости, объективности и беспристрастности»47. Результаты социологических исследований Фонда ИНДЕМ показали, что 78.6 % опрошенных не рассчитывают найти справедливость в суде.48

Эти цифры, показывают, что большинство населения не рассматривают судебные органы как справедливые и независимые. Это, согласно решениям ЕСПЧ, само по себе является нарушением требований международных стандартов права на справедливое судебное разбирательство.49 Кроме того, неверие населения в справедливость судов является косвенным доказательством систематического нарушения права на справедливое судебное разбирательство».50

Анализ жалоб граждан в правозащитные организации Нижегородской области в 2002 г. свидетельствует о том, что наибольшее число их по-прежнему связаны с жалобами на несправедливость вынесенных судебных решений, как по уголовным, так и по гражданским делам. Так, из общего числа граждан, обратившихся в общественную приемную РОО НОПЧ в 2002 г., 19.2 % считают вынесенные в отношении них решения или приговоры суда несправедливыми. Имеют место единичные случаи нарушения права на судебную защиту, на кассационное обжалование.

Ниже хотелось бы отметить несколько характерных особенностей судебных решений (приговоров), связанных с нарушениями прав человека должностными лицами или государственными органами. Во-первых, что касается уголовных дел, то наказание, которое выносится должностному лицу, не адекватно содеянному. Например, по делу оперуполномоченного из Нижегородского РУВД г. Н. Новгорода И., применявшего пытки к несовершеннолетнему свидетелю, Нижегородский районный суд вынес очень мягкий обвинительный приговор – 5,5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 3,5 года. Приговор обжаловали, областной суд отменил его по причине мягкости, но после повторного рассмотрения в суде первой инстанции результат практически тот же: на полгода увеличили условный срок наказания и дополнительно ввели лишение права занимать должность в правоохранительных органах в течение определенного времени. Верховный суд РФ оставил приговор в силе. Разве это адекватное наказание? И может ли оно быть уроком для других? Скорее, наоборот. Зато по уголовным преступлениям, не связанным с этой категорией, суд у нас, как правило, носит карательный уклон.

Во-вторых, человеку, жертве пыток или жестокого обращения, очень трудно получить соразмерную материальную компенсацию за причиненный ему материальный и моральный ущерб. Когда пострадавший по делу оперуполномоченного И. подал гражданский иск о возмещении морального вреда, то суд оценил степень его физических и нравственных страданий в пять тысяч рублей, хотя родителям пришлось положить немало сил и потратить несколько лет, на то, чтобы восстановить психику своего сына.

Приведем второй пример. В декабре 2002 г. в г. Н. Новгороде в Автозаводском районном суде закончилось гражданское дело по иску Ш. к государству (федеральному казначейству). Более 11 месяцев его незаконно содержали в следственном изоляторе по обвинению в убийстве - особо тяжком преступлении. Областной суд, как суд первой инстанции, вынес оправдательный приговор. На следующий же день после освобождения пострадавший обратился к врачу. Результат - сначала полтора года лечения и инвалидность третьей группы, а потом и инвалидность второй группы, нетрудоспособен. В 28 лет молодой мужчина оказался инвалидом с маленькой пенсией, не способным обеспечить даже себя, не говоря уже о жене, дочери и матери - инвалиде 2 группы. До ареста Ш. был здоров, есть медицинские данные в доказательство этого факта, и есть акт судебно-медицинской экспертизы о том, что причиной ухудшения здоровья могло быть содержание в СИЗО. Был подан иск на возмещение материального ущерба и морального вреда, который предусматривал также требование возмещения вреда, причиненного здоровью. Автозаводский районный суд г. Н. Новгорода вынес решение о выплате пострадавшему за причинение морального вреда 15 тысяч рублей, а причинение вреда здоровью не признал. Комментарии, как говорится, излишни.

Право на справедливое судебное разбирательство включает в себя не только вынесение справедливого решения, но и исполнение этого решения. Существует еще одна проблема: даже если решение суда вынесено в защиту прав человека, оно нередко длительное время не исполняется либо по причине неудовлетворительной работы судебных приставов, либо из-за несовершенства законодательства, а иногда не исполняется вовсе. В 2002 г. в общественную приемную РОО НОПЧ обратилось 7 человек по причине неисполнения решений судов.


Ограничение состязательности и нарушение равенства сторон

Лицо, к разрешению дела которого судья подошел не беспристрастно, не всегда может знать о том, что послужило причиной пристрастности и несправедливого отношения. Для него будет очевидна лишь явная несправедливость судьи, выразившаяся в нарушении процессуальных прав стороны.

Опрос участников судебных процессов (109 человек) и адвокатов (225 адвокатов), проведенный сотрудниками РОО НОПЧ в августе 2002 г., показал, что с проявлением явной пристрастности по отношению к одной из сторон процесса столкнулись 46% лиц-участников процесса и 10% адвокатов, а 10 % лиц и около 3% адвокатов столкнулись с фальсификацией и подлогом процессуальных документов со стороны судьи.

Приведем один наиболее показательный, с нашей точки зрения, пример.

В РОО НОПЧ обратились граждане Ш. и К. с жалобой на действия судьи Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода Л.

В производстве Л. находилось дело по исковым заявлениям от ООО "Волготрансгаз" и от администрации Нижегородского района г. Н. Новгорода о выселении и снятии с регистрационного учета этих граждан из жилого дома № 30 по ул. Студеной.

05.07.2002 г. по данному делу было вынесено заочное решение, удовлетворяющее требование истцов, и в части выселения ответчиков, обращено к немедленному исполнению.

После принудительного выселения ответчиков дом был немедленно снесен.

Ниже приводятся доводы, свидетельствующие о наличии в действиях судьи Л. явной пристрастности к одной стороне – истцам, которыми выступали, как указано выше, коммерческая структура ООО "Волготрансгаз" и структура органа местного самоуправления г. Н. Новгорода - администрация Нижегородского района.

^ 1. Гражданка Ш. фактически незаконно лишена собственности в пользу коммерческой структуры.

На момент рассмотрения дела судом Ш. обладала правом собственности на жилой дом № 30 по ул. Студеной, подтвержденным выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 22 июля 2002 года.

Судья, проигнорировав выписку, принимает за основу справку заинтересованного лица – истца администрации Нижегородского района, в которой значится, что жилой дом № 30 по ул. Студеной находится в муниципальной собственности.

Судья не могла не знать, что в соответствии со ст. 131 Гражданского Кодекса РФ, право собственности подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре. Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (№ 122-ФЗ от 21 июня 1997г. с последующими изменениями), «государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права».

^ 2. Иск подан ненадлежащим истцом администрацией Нижегородского района г. Н. Новгорода.

Даже если предположить, что дом находится в муниципальной собственности, судья не имела законных оснований рассматривать иск администрации Нижегородского района г. Н. Новгорода, т. к. у этой администрации отсутствуют соответствующие полномочия. Согласно п. 5 ст. 53 Устава города Нижнего Новгорода «от имени города права собственника в отношении имущества, входящего в состав муниципальной собственности города, в порядке, определяемом городской Думой, осуществляет администрация города».

3. Ответчики Ш. и К. были лишены судьей права на судебную защиту.

Исходя из материалов дела, судебных заседаний по рассмотрению дела назначалось только два:

21.06.2002 г. – ответчики надлежащим образом не были уведомлены;

05.07.2002 г. – суд вынес заочное решение. При этом судья не выяснила причину отсутствия ответчиков.

Между тем имеются доказательства, что на суде ответчики присутствовать не могли по уважительным причинам. Никому другому полномочий на ведение этого дела в суде первой инстанции они не давали.

Исходя из судебной практики членов РОО НОПЧ, с 1996 года неоднократно представлявших интересы граждан в судах, обычно при таких обстоятельствах, решения судов заочно не выносятся, а в случае вынесения они отменяются кассационной инстанцией по причине лишения права ответчиков на судебную защиту.

^ 4. Судья неправомерно обратила к немедленному исполнению заочное решение в части выселения.

а) Оснований для немедленного исполнения решения не имелось.

Во-первых, как следует из п.3 ст.211 ГПК РСФСР к немедленному исполнению может быть обращено решение только в случае, если замедление может привести к значительному ущербу для взыскателя. Вместе с тем и в материалах дела, и в мотивировочной части решения отсутствуют какие-либо доказательства о возможности такого ущерба.

Вместо этого, суд приводит в обоснование ущерба взыскателя угрозу жизни ответчика, который об угрозе жизни вследствие обвала дома не заявлял и о срочном выселении не ходатайствовал.

Статья 211 ГПК РСФСР содержит исчерпывающий перечень причин для обращения решения к немедленному исполнению и расширительному толкованию не подлежит.

Во-вторых, исходя из сути и смысла ст. 211 ГПК РСФСР: «вопрос о допущении немедленного исполнения решения рассматривается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте заседания».

Таким образом, данный вопрос должен был рассматриваться отдельно в судебном заседании. После рассмотрения должно было вынесено отдельное определение, на которое может быть подана частная жалоба.

Причем в рассматриваемом случае, т.е. при вынесении заочного решения суда, вопрос об обращении к немедленному исполнению решения суда должен был рассматриваться на другом судебном заседании с обязательным извещением ответчика, как требует ГПК РСФСР, для реализации его права участия в рассмотрении данного вопроса и подачи частной жалобы.

Исполнительный лист должен быть выписан судьей на основании указанного определения.

Данные требования закона судьей Л. не были выполнены, и тем самым она грубо нарушила права ответчиков на судебную защиту.

Судья даже не потребовала от истца обеспечения поворота исполнения решения на случай отмены решения суда, что из-за сноса дома привело к невозможности в дальнейшем к повороту исполнения решения.

Нижегородский областной суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы Ш. и К., проявив тем самым также пристрастность к истцам, а ими, как указано выше, были коммерческая структура ООО "Волготрансгаз" и администрация Нижегородского района г. Н. Новгорода.


Необоснованный отказ в судебной защите

В декабре 2002 г. гражданин К. обратился в Сормовский районный суд г. Н. Новгорода с жалобой на действия главы администрации г. Сарова Нижегородской области, выражающиеся в отказе ему после освобождения из мест лишения свободы во въезде на прежнее постоянное место жительство в г. Саров (закрытое административно-территориальное образование). Жалоба на отказ была подана им в Сормовский районный суд, т.к. более года он проживал и имел временную регистрацию в этом районе. Судья К. в приеме жалобы отказал на том основании, что постоянным местом жительства заявителя является г. Саров, а в Сормовском районе находится лишь место его временного пребывания.51 На определение суда об отказе в принятии жалобы была подана частная жалоба. Коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда жалоба была удовлетворена, определение отменено и дело направлено на рассмотрение в тот же суд тому же судье. Примечательно, что К. обращался так же в декабре 2002 г. в суд Сормовского района еще и с другим заявлением, но дело попало другому судье, и было рассмотрено им по существу и вынесено решение.

12 февраля 2002 г. судебная коллегия Нижегородского областного суда сняла с кассационного рассмотрения жалобу П., представителя гражданки Г., по причине отсутствия в доверенности полномочий от имени доверителя на подачу кассационной жалобы. Однако гр-ка Г. сама лично присутствовала 12 февраля в суде кассационной инстанции. Суд же, не выяснив, поддерживает ли Г. кассационную жалобу, снял дело с рассмотрения, тем самым, допустил «нарушение права Г. на судебную защиту, предусмотренное ст. 46 Конституции РФ».52 Председатель Нижегородского областного суда после обращения РОО НОПЧ вынес протест, президиумом областного суда протест был удовлетворен.


^ Нарушение принципа открытости и гласности при судопроизводстве

Во втором полугодии 2002 г. правозащитники, участвующие в качестве представителей граждан в судах, стали очевидцами ограничения входа граждан в суды Советского и Нижегородского районов г. Н. Новгорода. Ограничение входа в суд граждан (только по повесткам), было введено в этих судах распоряжениями председателей судов.53


^ Нарушение права на защиту

Из обращений граждан в РОО НОПЧ известны, по крайней мере, 2 случая с достаточной вероятностью, свидетельствующие об ограничения права задержанных на получение немедленной юридической помощи адвоката.

В СМИ журналисты также иногда писали о случаях несвоевременного предоставления арестованным помощи защитника. РОО НОПЧ по одному из таких сообщений сделала обращение в прокуратуру о проведении проверки. Так, в газете «Новое дело» от 6-12 августа 2002 г. была опубликована статья журналиста В. Артюхина «Главу Канавинского района допрашивали ночью». В данной статье содержалась информация о грубейших нарушениях норм УПК РФ, в частности и п. 3 ч. 3 ст. 49 (предоставление защитника с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления) и ч. 3 ст. 164 (запрет производства следственных действий в ночное время) в отношении главы администрации Канавинского района В.А. Сащенкова.54 Из ответа начальника отдела по надзору за расследование ОВД и ОРД прокуратуры области следует: «Артюхин В. не располагает информацией о ходе следствия и, таким образом, необъективно отражает в средствах массовой информации выполнение следователем отдельных следственных действий…В ходе следствия ущемления прав В.А. Сащенкова и нарушений требований УПК РФ не выявлено».55 Так что не всему тому, что пишут, можно верить. Причем, представляется, что это в равной степени касается, как статьи журналиста, так и ответа прокуратуры.


Волокита и необоснованное затягивание судебного производства. Отказ в принятии жалоб

Шесть лет назад администрация г. Н. Новгорода сдала частным предпринимателям в аренду подвалы и продала лестничные клетки и подъезды (более 500 кв. м. мест общего пользования) в одном из домов в центре города по ул. Алексеевской. Согласия на то жильцов приватизированных квартир, т.е. совладельцев общей долевой собственности, получено не было. По мнению бывшего заместителя директора областного департамента ЖКХ А. Тимерева, жильцы «имеют право на часть прибыли от сдачи в аренду мест общего пользования, а все заключенные ранее сделки неправомерны».56 Вроде все просто. Но Нижегородский районный суд г. Н. Новгорода в течение пяти лет не мог рассмотреть иск жильцов. За это время сменилось три судьи. Адвокат жильцов К. Егоров считает, что «дело намеренно затягивалось, не было возможности получить объективную и достоверную информацию». Наконец в ноябре 2002 г. решение было вынесено, но не в пользу жильцов.57

Более 4 лет Автозаводский районный суд рассматривал иск Ш. и его матери к казначейству РФ о возмещении материального ущерба, морального вреда и вреда здоровью в результате незаконного содержания Ш. в СИЗО по обвинению в совершении особо тяжкого преступления. В декабре 2002 г. второй по счету судья вынес решение, которое потом было отменено кассационной инстанцией и направлено на новое рассмотрение в тот же суд. Учитывая предыдущий опыт, сложно сказать, сколько будет длится новое судебное разбирательство. А тем временем в результате прогрессивного ухудшения здоровья в течение всего периода после освобождения Ш., не достигнув даже 30-летнего возраста, стал нетрудоспособным инвалидом 2-ой группы. Никакой компенсации за причинение ему вреда здоровью в результате незаконного содержания в СИЗО он до сих пор не получил.

Более года не рассматривается Нижегородским районным судом г. Н. Новгорода жалоба А.А. Климентьева по поводу нарушений избирательного законодательства В. Булавиновым и нижегородской телестанцией «Сети-НН» в ходе выборов губернатора Нижегородской области в 2001 г.58

Из 109 граждан, участников судебных процессов, опрошенных в августе 2002 г. членами РОО НОПЧ, 63 человека (57.8%) отметили неоправданное затягивание рассмотрения дел (волокита) или несвоевременное оформление процессуальных документов.


^ Отказ в возможности получения гарантированной внесудебной защиты нарушенных прав

Согласно статье 4 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 года № 4866-1 гражданин вправе обратиться с жалобой на действия (решения), нарушающие его права и свободы, либо непосредственно в суд, либо к вышестоящему в порядке подчиненности государственному органу, органу местного самоуправления, учреждению, предприятию или объединению, общественному объединению, должностному лицу, государственному служащему. Вышестоящие в порядке подчиненности орган, объединение, должностное лицо обязаны рассмотреть жалобу в месячный срок.

На практике указанный порядок применяется гражданами в связи с нарушениями их прав в сфере социального обеспечения, социального страхования, образования, здравоохранения.

Согласно Трудовому кодексу РФ и законодательству об охране труда защита прав граждан в сфере трудовых отношений осуществляется (в пределах ее компетенции) Государственными инспекциями труда. В регионе функционирует Государственная инспекция труда Нижегородской области.

Права граждан в сфере охраны здоровья, санитарно-гигиенических условий труда и быта, качества продуктов питания и лекарств, гигиенических свойств предметов потребления, эпидемиологической безопасности могут защищать Центры государственного санитарно-эпидемиологического надзора (ЦГСЭН), имеющиеся в каждом городе и районе области.

Согласно Федеральному закону РФ «О прокуратуре в Российской Федерации» прокуратура является органом государственного надзора за соблюдением законности. Поэтому прокурор может в порядке общего надзора осуществлять и принимать предусмотренные законом меры прокурорского реагирования по жалобам и заявлениям граждан в связи с нарушениями их прав, если при этом нарушены соответствующие нормы закона.

Так, например, после обращения гражданки К. в прокуратуру Семеновского района (по месту жительства), с жалобой на неправомерное снятие ее с очереди на улучшение жилищных условий, прокурором района принесен протест на распоряжение главы администрации Семеновского района о снятии ее с очереди, «как на противоречащий закону».59

После рассмотрения жалобы гражданина К. на неправомерные действия сотрудника полка ППСМ Л. прокуратурой Советского района г. Н. Новгорода на имя командира полка ППСМ ГУВД Нижегородской области было направлено представление о нарушениях Закона РФ «О милиции», допущенных Л. 10.04.2002 г. и привлечении его к дисциплинарной ответственности.60

По сведениям, представленным прокуратурой Нижегородской области, в 2002 г. также имелись случаи, когда сотрудниками органов внутренних дел нарушались конституционные права граждан. Так, в 2002 г. за различные преступления, связанные со службой, было направлено в суд 25 уголовных дел, по ним привлечено к уголовной ответственности 34 сотрудника милиции. Имели место в 2002 г. и случаи не регистрации заявлений и сообщений, незаконного отказа в возбуждении уголовного дела и фальсификации материалов проверки органами внутренних дел.

В результате прокурорских проверок в 2002 г. было выявлено и поставлено на учет 1544 преступления. На нарушения законов органами внутренних дел в 2002 г. городскими и районными прокурорами внесено 891 представление, по ним наказано в дисциплинарном порядке 698 работников милиции.61

РОО НОПЧ известны в 2002 г., по крайней мере, 2 случая неправомерного отказа органов внутренних дел в регистрации сообщений о преступлении и 6 случаев отказа в возбуждении уголовных дел, которые впоследствии были возбуждены после вмешательства прокуратуры.

Но иногда органы прокуратуры из органов защиты прав превращаются в органы их нарушения. Ниже приведем лишь один пример, подтверждающий данное утверждение, но на наш взгляд, наиболее показательный. Вместо того, чтобы провести проверку по жалобе гражданина, Генеральная Прокуратура поручила прокуратуре Нижегородской области рассмотреть вопрос об уголовном преследовании этого гражданина и его супруги за клевету в отношении судей.

Начало описываемых событий - 2001 г., но справедливого расследования со стороны прокуратуры фактов, нарушающих права пожилого человека, не произошло и сейчас. Итак, гражданин С. выступал на стороне ответчиков – престарелых пенсионеров, инвалидов, ветеранов труда в гражданском иске. Истцом по этому делу выступал К., врач высокой квалификации, директор ряда предприятий, оказывающих медицинские услуги. Пациентами К. являлись некоторые высокопоставленные должностные лица г. Н. Новгорода, а также их родственники. При рассмотрении данного гражданского дела судьи П. и Г. совершили в интересах истца К. ряд грубых нарушений процессуального закона, в том числе, фальсификацию доказательств и вынесение заведомо неправосудного решения. Нарушения, допущенные судьями, подтверждались материалами гражданского дела. Поскольку действия судей существенно нарушили права представляемых С. лиц – престарелых пенсионеров и содержали признаки преступления, то 2 февраля 2001 г. он обратился с соответствующим заявлением в Генеральную Прокуратуру РФ, уполномоченную решать вопрос о возбуждении уголовных дел в отношении судей.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении судей П. и Г. от 23.03.2001г., вынесенного ст. помощником прокурора Нижегородского района К., была получена С. только 12 января 2002 г., почти через год после подачи заявления в Генеральную прокуратуру. Этому предшествовала длительная переписка с Генеральной прокуратурой и прокуратурой области, а также подача в суд жалобы на бездействие прокурора области Ф. и вынесение решения судом о признание жалобы правомерной. В это же время Генеральная прокуратура дала поручение прокуратуре Нижегородской области рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за клевету на судей в отношении заявителя С. и его жены, которая никакого отношения к заявлению в Генеральную прокуратуру о возбуждении в отношении судей уголовного дела не имела. Помощник прокурора Нижегородского района г. Н. Новгорода Р. выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С. и его жены. В постановлении говорится, что, несмотря на то, что в ходе проверки факты, указанные в заявлениях С. о привлечении судей к уголовной ответственности, «не нашли своего подтверждения», тем не менее, в действиях С. и его жены «признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК РФ, отсутствуют». Так же не установлен факт распространения ложных сведений о судьях и нет подтверждения того, что С. и его жена заведомо осознавали ложность сообщаемых ими сведений.

Постановление об отказе в возбуждение уголовного дела в отношении судей неоднократно обжаловалось заявителем в городскую, областную и Генеральную прокуратуру. Во всех инстанциях, как пишется в ответах62, проводилась проверка. Фактически же это либо не соответствует действительности, либо проверка проводилось поверхностно. Так, из письма Генеральной прокуратуры за подписью начальника управления по надзору за расследованием преступлений органами прокуратуры, старшего советника юстиции У. следует, что заявитель С. писал о фальсификации судьями документов по какому-то уголовному делу, хотя речь в заявлениях шла о деле гражданском. Кроме того, если бы в Генеральной прокуратуре изучали материалы проверки, то, безусловно, увидели бы, что ни по одному из указанных в заявлениях фактов проверки просто не было. Работники районной прокуратуры лишь поинтересовались у должностных лиц районной администрации о том, не совершали ли они подлога документов. И получив, естественно, отрицательный ответ, на этом успокоились. Проверка же изложенных в заявлении С. фактов в отношении судей свелась к письменному фиксированию отказа судей отвечать на задаваемые им вопросы. Заявителя С. вызвали в прокуратуру только один раз, и то не по существу заявлений, а для выяснения вопроса, зачем он писал эти заявления.

По нашему мнению, одним из возможных объяснений неэффективности расследования прокуратурой допущенных судьями грубых нарушений закона может быть то, что основной функцией прокуратуры является поддержание государственного обвинения в суде при рассмотрении уголовных дел. Проведение расследования в отношении судьи противоречит функции поддержания обвинения, поскольку, осуществляя уголовное преследование какого-либо судьи, органы прокуратуры ставят под угрозу успешность своего участия в судебных разбирательствах на стороне обвинения.

Такая ситуация могла бы быть исправлена, если бы в России были созданы специализированные независимые органы для борьбы с коррупцией, установление которых требует Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию63 и настоятельно рекомендует Комитет Министров Совета Европы.64

В 2002 г. резко возросло число обращений (50 обращений) жителей Нижнего Новгорода в общественные приемные РОО НОПЧ и экологический центр «Дронт» с просьбой помочь им в защите своих конституционных прав на свободу выбора места жительства, на неприкосновенность собственности в жилищной сфере, на благоприятную среду жизнеобитания, на достоверную информацию о ее состоянии, на свободу участия своим имуществом в экономической деятельности (реконструкции своего жилища), на приватизацию жилища и земельного участка домовладения. Так, например, на ул. Малая Ямская в 4 квартале 2002 г. строители приступили к возведению элитного жилого дома на территории дачи семьи С., вырубив яблоневый сад и огородив всю территорию забором. С собственниками вопрос строительства не согласовывался.65

В ноябре 2002 г. при РОО НОПЧ была сформирована общественная группа само и взаимопомощи собственников жилья (ОГ «Жилище»).

В течение года эти люди с помощью правозащитников пытались задействовать все возможные внесудебные способы защиты: обращались к главному федеральному инспектору Нижегородской области; к вновь избранному мэру города и председателю Городской Думы; в Законодательное собрание области; к губернатору; в прокуратуру области.

Должностные лица указанных и госструктур со своей стороны производили какие-то действия, вселявшие иногда надежду на то, что наконец-то справедливость восторжествует, и права многих жителей будут защищены. Но, к сожалению, надежды не оправдались и в ближайшее время от граждан, чьи права были нарушены, будут поданы обращения в суд, хотя, как уже отмечалось ранее в данном докладе, вполне возможно, что и суд в этих делах будет на стороне власти и крупных коммерческих структур.


^ Иные проблемы не обеспечения правосудия

«Глупо было бы надеяться на то, что, освободившись от влияния прокуратуры, суд сразу станет полностью независимым и беспристрастным….Остается и проблема коррупции среди самих судей, борьба с которой сейчас крайне актуальна».66

«Фактов коррупции среди судей Нижегородской области не выявлено и на заседаниях президиума не рассматривалось… Вопросы о согласии на привлечение судей к уголовной ответственности перед квалификационной коллегией в установленном законом порядке, не ставились, очевидно, за отсутствием к тому оснований».67

Существует ли на самом деле коррупция среди судей? Анкетирование68, проведенное РОО НОПЧ в августе-сентябре 2002 г., показало, что только 9.3 % лиц – участников процессов, 14.7% адвокатов и 25.4% судей считают, что уровень коррупции среди судей незначителен. Остальные считают необходимым принятие дополнительных мер по борьбе с коррупцией, в том числе:

  • большинство судей (72%), 33.8% адвокатов и 17.1% участников процессов отметили необходимость повышения зарплаты судей;

  • примерно одинаковый процент респондентов, исключая судей, (41.4% и 39.6%) высказались за создание специального органа, который осуществлял бы систематический контроль над доходами и имущественными приобретениями судей и членов их семей, и имел бы право инициировать расследование в Квалификационной коллегии судей (ККС) или прокуратуре, если собранная им информация дает основания подозревать судью в коррупции;

  • чуть больше 26% респондентов, исключая судей, посчитали необходимым сделать информацию о доходах и имущественных приобретениях судей и членов их семей общедоступной.


^ Следует отдельно остановиться на том, что жалобы на коррупцию в судебной системе, практически, отсутствуют. Разумеется, когда коррупция прочно укореняется в обществе, столкнувшиеся с коррупцией лица в большинстве случаев не воспринимают ее как нарушение своих прав и не обращаются к государственным органам за защитой, а если и воспринимают, то тоже далеко не всегда обращаются по причине неверия в эффективность защиты их прав этими органами. Так, из 26 адвокатов, столкнувшихся с действиями судьи, имеющими признаки уголовного преступления, только 1 обратился в соответствующий орган о привлечении судьи к уголовной ответственности. А из 15 участников процессов, столкнувшихся при рассмотрении дел с получением судьями взяток (или иной материальной выгоды), ни один не заявил об этом, только трое участников процессов из 12, столкнувшихся с фальсификацией, подлогом процессуальных документов, обжаловали эти действия.

В уголовном судопроизводстве обвиняемый, заинтересованный в том, чтобы избежать уголовного наказания, как правило, никогда напрямую не связан с судьей, а действует через адвоката, который устанавливает цену данной «услуги»69. С кем делится адвокат, чтобы эта «услуга» была оказана, обвиняемый или его родственники могут только догадываться. Получив эту «услугу» он, естественно жаловаться не будет. Потерпевшая же сторона по делу доказательств получения судьей взяток не имеет и, практически, получить не может. Достаточно сложно доказать коррумпированность судьи и в гражданском деле, в котором одной из сторон выступает крупное предприятие, должностное или влиятельное лицо – человеку очень сложно добыть доказательства «оплаты» работы судьи в пользу другой стороны, а одно только пренебрежительное, невежливое и даже пристрастное отношение к гражданину не является доказательством получения судьей взятки. Кроме того, иногда менталитет судьи не позволяет выносить решения против крупных чиновников и директоров предприятий. Но даже, если факт получения взятки выявлен, то добиться наказания за это крайне сложно.70

Хочется отметить еще одно обстоятельство, ставящее судей в зависимость от местной власти. Жилую площадь и ряд иных благ, таких как установка домашнего телефона, предоставление мест в детских дошкольных учреждениях, судья должен получать от государства в натуральном виде. Так, например, в соответствии с Законом РФ «О статусе судей» местная администрация обязана не позднее 6 месяцев после наделения судьи полномочиями предоставить ему во внеочередном порядке по месту нахождения суда благоустроенную отдельную квартиру. Квартира предоставляется за счет средств местного бюджета с последующей компенсацией из федерального бюджета в срок не более 6 месяцев. По данным Администрации г. Н. Новгорода71 с 1999 г. из 27 судей, обратившихся по вопросу обеспечения жильем, 13 судей его получили. Компенсация же в местный бюджет поступила полностью только за 1 квартиру и частично за 6 квартир. Кроме того, не выполнено решение Арбитражного суда Нижегородской области от 20.10.2000 г. о компенсации затрат за 6 квартир, предоставленных судьям еще в 1998 г.

По информации судебного департамента на октябрь 2002 г. на учете состояло 10 судей, не имеющих жилья на момент назначения на должность, и 19 судей, нуждающихся в улучшении жилищных условий.72 Учитывая сложное положение с жильем в Нижнем Новгороде, не заинтересованность в обеспечении судей квартирами из-за непогашения их стоимости, администрация, при необходимости, может оказать давление на судью, нуждающемуся в жилье. И если даже как такового давления может не быть, тем не менее, судья, улучшение жилищных условий которого полностью зависит от усмотрения администрации, вряд ли сохранит беспристрастность в деле, где одной из сторон будет администрация или ее руководство.






оставить комментарий
страница2/11
доклада
Дата25.09.2011
Размер2,1 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх