Никонов А. П. Н63 Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект / Александр Никонов icon

Никонов А. П. Н63 Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект / Александр Никонов


Смотрите также:
Александр Никонов предсказание прошлого расцвет и гибель допотопной цивилизации Москва 2009...
Александр Никонов Управление выбором...
Александр Никонов За гранью реальности...
Александр Петрович Никонов Судьба цивилизатора...
Экология языка информация к размышлению Данный материал подготовили Александр Никонов и...
Александр Никонов...
Александр Никонов...
Александр Никонов...
Александр Никонов...
Ю. С. Никонов принял участие в ряде мероприятий...
Александр Никонов...
Александр Петрович Никонов...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать
§ 5. Жители Содома открыли для себя «Фейри»! А жители Гоморры продолжают пользоваться вазелином


Во времена праведного Авраама, который чуть не зарезал своего сына, чтобы добиться покровительственной улыбки божественного начальства, были на свете два города — Со­дом, понимаете ли, и Гоморра. Ясен перец, от городов с такими названиями хорошего ждать не приходится. И дей­ствительно, там жили весьма развратные люди, которые очень увлекались нетрадиционными видами анального сек­са. А надо сказать, нетрадиционные виды секса Богу очень не нравились. Ему нравились традиционные. Бог немного страдал гомофобией... Потому однажды, размышляя о том, как наказать людей нетрадиционной сексуальной ориента­ции, Господь принял обычное для себя решение: убить их всех, да и дело с концом! Вполне в духе всеблагого. Мы уже имели возможность в этом убедиться: чуть что не по нему, начинает крушить...

И поскольку у Создателя Вселенной теперь был новый преданный друг — Авраам, Господь решил поделиться с то­варищем своей задумкой. И объявил Аврааму, что намере­вается убить очень много людей и разрушить пару городов. Авраам, который, не задумываясь, готов был зарезать ради Бога собственного сына, отчего-то вдруг страшно обеспоко­ился жизнями совершенно чужих ему людей и начал ожесто­ченно торговаться с Богом.

Торги происходили примерно следующим образом.

— Всех убью, всех зарежу! — бычился Бог.

— Ну а если там 50 хороших людей есть, неужто ради них не стоит пощадить город? — спросил Авраам.

— Если пятьдесят найдется, пощажу!

— Ну, если 40?

— И ради сорока пощажу!

— А если 30!

— А и трех десятков ради тоже. -А если 20?

— Ну и ради двадцати праведников пощажу город.

— Слушай, а если 10? - продолжал любопытный Авраам.

Тут, Бог, видимо, смекнул, что над ним просто издевают­ся, развернулся и ушел («и пошел Господь, перестав говорить с Авраамом; Авраам же возвратился в свое место»).

...Поняли, как работает Бог? Как триггер — либо все, либо ничего. Он не может уничтожить только грешников, поща­див праведников. Он либо мочит всех, либо никого. Отсюда и странные торги между ГБ и Авраамом...

В тот же день Бог послал в Содом двух разведчиков. Они вошли в город и остановились на ночевку у местного жителя Лота. Вечером к дому Лота подвалила местная гопота, кото­рая потребовала выдать им божьих посланцев для анального секса. Лот запротестовал и совершил поступок весьма стран­ный, но вполне в духе Древнего Востока, где ради гостя по­жертвовать собственным ребенком — норма:

«Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь, и ска­зал [им]: братья мои, не делайте зла; вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего».

Кончилось тем, что божьи разведчики лишили агрес­сивных гопников зрения, а Лота предупредили: из города надо валить, тут скоро кирдык начнется. Лот попытался было на следующее утро уговорить своих родственников


покинуть полис, но те над ним только смеялись: «И вышел Нот, и говорил с зятьями своими, которые брали за себя до­черей его, и сказал: встаньте, выйдите из сего места, ибо Го­сподь истребит сей город. Но зятьям его показалось, что он шутит».

Поэтому «когда взошла заря, Ангелы начали торопить Лота, говоря: встань, возьми жену твою и двух дочерей твоих, которые у тебя, чтобы не погибнуть тебе за беззакония горо­да. И как он медлил, то мужи те [Ангелы]... взяли за руку его и жену его, и двух дочерей его, и вывели его и поставили его пне города», предупредив, чтобы бежали без оглядки.

Так Лот, его жена и две дочери покинули город. И тут «пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрест-I юсть сию, и всех жителей городов сих, и [все] произрастания іемли». А жена Лота, любопытная женщина, не выдержала, оглянулась, и добрый Боженька тут же превратил ее в соля­ной столб. И даже не спрашивайте, за что! Просто за то, что оглянулась. В сказках нет логики...

Дальнейшее также известно: Лот со своими дочерьми по­селился в пещере, где по пьяни вступил с обеими в разнуз­данную сексуальную связь. Пытаясь оправдать этот неблаго­видный поступок, верующие говорят: а у них не было друго­го выхода, ведь все люди были уничтожены, а размножаться как-то надо!.. Странная мысль. Уничтожены были только два города на всей планете. Причем не самые большие. На­роду на земле было - завались. Размножайся, с кем хочешь!.. Но этой троице непременно нужен был инцест. За гомо­сексуализм Господь сравнял с землей два городка, а за ин­цест выписал Лоту путевку в вечность. Не ищите здесь логи­ки, повторяю...

Любопытно, что история с уничтожением городов имеет под собой реальную основу. Трагедия произошла приблизи­тельно в III тысячелетии до нашей эры в районе Мертвого моря.


Там археологи периодически выкапывают камни, опален­ные высокотемпературным воздействием.

Известно, что люди жили в этих краях давно, поскольку почва была плодородной, пресной воды полно. Чего не жить-то? А потом внезапно надолго исчезли. Целых семь столетий местность была не приспособлена для обитания. Во всех остальных местах прослеживается постепенная смена одно­го века другим, и только здесь две эпохи разделены четким безжизненным слоем.

Для ученых не было тайной, где именно следует искать несчастные Содом с Гоморрой. Дело в том, что древние исто­рики оставили довольно подробные описания этих мест и этой трагедии. Скажем, известный римский историк иудейского происхождения Иосиф Флавий, писал: «Прилегающая к озе­ру область Содомитская была некогда благословенною стра­ною по своему плодородию и украшалась многими города­ми, но теперь она совершенно выжжена. Рассказывают, что за нечестие ее жителей она была погублена молнией. Даже до настоящего времени можно видеть некоторые остатки не­бесного огня и следы пяти городов».

Буквально в тех же словах говорят об этом Тацит и Страбон. Последний отмечал: «В пользу того, что эта земля насыщена огнем... говорят обрывистые обожженные скалы и во многих местах расселины и подобная пеплу почва, реки, распростра­няющие зловоние, и повсюду в окрестностях развалины че­ловеческих жилищ. Поэтому приходится верить весьма рас­пространенным среди местных жителей преданиям, что не­когда здесь было тринадцать населенных городов, из которых главный город — Содоми...»

Еще древние финикийцы что-то знали об этой катастро­фе. Во всяком случае, финикийский жрец Санхунетон сооб­щает нам: «Долина Сиддим провалилась и стала озером...»

Во времена Флавия следы катастрофы еще были замет­ны. Отмечая это, Флавий делает любопытное наблюдение:


«Тени этих пяти городов все еще видны. Равно как и пеплом покрытые развалины, стоящие среди странных плодов, раз­бросанных по земле. Цвет этих плодов соблазнителен и так и призывает вкусить их, но будучи сжатыми в руке, они пре­вращаются в дым и пепел».

Что это? Какие такие плоды описывает историк?

По сию пору в тех местах находят странные объекты, на­поминающие иссохший и увядший лимон. Если этот «ли­мон» взять в руки и сдавить, он крошится и превращается в пыль. Это сера. Серный комочек, покрытый тонкой хруп­кой корочкой...

Размер этих серных комочком колеблется от 1 до 8 санти­метров. Здесь находят также куски породы, будто проплав­ленные упавшими каплями горящей серы.

«Жар от горящего куска существенно изменил структуру породы.... Участки, подвергшиеся ударам кусков серы, вы­глядят, словно изрешеченные пулеметами, — отмечают ис­следователи. - Все анализы (горных пород. — А. Н.) выпол­нялись при помощи рентгеновской кристаллографии, жид­кой хроматографии и с помощью спектрометров с атомной абсорбцией... Исследования проводились в оборудованных геологических и химических лабораториях специалистами, которые не знали о происхождении образцов, равно как и того, где они были обнаружены... Таким образом, анализ подтвер­дил, что "пепел" имеет тот же состав, что и твердые породы в этом районе, а эродированный материал также содержит значительное количество серы. Даже породы, подвергшие­ся эрозии, ранее состояли из твердого известняка, который под воздействием горящей серы превратился в гипс... Соглас­но анализам, количество серы, обрушившейся на эти участ­ки, должно было быть не менее 5 % от объема твердых пород, хотя, судя по всему, ее было намного больше, поскольку основная ее масса вступила в реакцию с кальцием (образуя при этом гипс, доминирующий на этой территории), либо превратилась в газ и испарилась (диоксид серы). Таким обра­зом, можно прийти к выводу, что изначально количество серы было огромным».

Здесь приведена цитата из книги Леннарта Мёллера, ко­торый писал об исследованиях Рональда Уайетта. Книжка эта хороша приводимой фактурой, но плоха тем, что исследо­ватели приходят в ней к неверным выводам, о чем чуть ниже. А пока отметим удивление исследователей тем странным фактом, что найденная в районе Мертвого моря чистая сера нигде более в природе в таком виде не встречается.

Геология знает аморфную либо кристаллическую формы самородной серы. Но, вообще говоря, сера в чистом виде — явление редкое. Обычно она встречается в виде «руды» — со­единений сульфатов и сульфидов. А тут не просто полно чи­стой серы, но она еще и необыкновенного вида — в форме бе­лых шариков!

«Принимая во внимание все вышесказанное, можно утверждать, что состояние района и химические анализы указывают на то, что сера здесь буквально пролилась до­ждем», — пишут авторы.

...Те древние историки, которых я цитировал выше, лич­но наблюдали не только опаленную местность и загадочные серные комочки, похожие на плоды, крошащиеся в руках, но и соляные столбы, смахивающие на фигуры людей. Тертуллиан даже посвятил им стихи. Столбы эти довольно вы­соки, метров 10—15. Как видите, жена Лота была довольно крупной бабою...

Сейчас люди в тех краях обитают. Но земля так до кон­ца и не залечила нанесенную ей когда-то рану — местами безрадостный пейзаж напоминает марсианскую пустыню. Здесь можно видеть следы разлома горных пород, много­численные ямы, серный налет на опаленных камнях... В об­щем, все по Библии!


Что же тут случилось? Наиболее простое и, я бы сказал, ключевое объяснение имеют, как ни странно, самые удивительные объекты — со­ляные столбы. Их образовала вы­паренная из раствора соль.

Версия Страбона: города были уничтожены «от землетрясений, из­вержений огня и горячих асфальто­вых и сернистых вод...»



^ Соляной столб «Жена Лота»


Британский археолог Г. Харрис обращает внимание на при­родные месторождения асфальта и смолы, а также на суще­ствование подземных каверн, наполненных метаном. Это под­земные бомбы и готовые природные склады с горючим, ко­торые только ждут спички. А спичкой может стать все, что угодно. Например, землетрясение.

Древние еврейские кочевники, много лет блуждавшие по окрестностям со своим скотом и шатрами, тоже прекрас­но знали о существовании асфальтовых и смоляных озер. «В долине же Сиддим было много смоляных ям. И цари Со­домский и Гоморрский, обратившись в бегство, упали в них, а остальные убежали в горы», - так описывает Библия по­следствия одной из местных разборок, во время которой Со­дом и Гоморра были захвачены неприятельскими войска­ми и разграблены. (Кстати говоря, во время этого набега Лот с семейством был уведен в плен. Узнав о том, что его род­ственник пленен, Авраам собрал банду в составе 318 человек и лихим кавалерийским налетом отбил у неприятеля Лота. После чего Лот снова разбил свои шатры у Содома и зажил, как ему казалось, спокойно. До содомской трагедии остава­лось всего ничего...)

Так что же произошло с Содомом и Гоморрой?..

Старая версия гласит следующее... Вся эта местность ле­жит на краю гигантского рифтового разлома, частью которо­го является Красное море, а сам разлом тянется аж из Афри­ки. Мощнейшее землетрясение привело к тому, что соленая вода хлынула в образовавшуюся магматическую трещину, что привело к гигантскому взрыву. В небо была выброшена горящая сера, которая, упав огненным дождем, воспламени­ла смолу и битум смоляных озер. Это был настоящий ад...

Новая версия, высказанная доктором геолого-минерало­гических наук В. Лариным, уточняет картину катастрофы... Никакая сера сверху не падала. Да и откуда ей там взяться? Напротив, из глубин рифтового разлома начали выделяться силаны — кремний-водородные соединения в виде летучего газа. Поднимаясь вверх из зоны рифтогенеза, силаны всту­пали в реакцию с гипсом... А что такое гипс? Это СаSO4. Происходит реакция окисления: кремний, содержащийся в силане, отнимает у гипса кислород, восстанавливая хими­чески чистую серу. Вот откуда сера.

На местности это выглядит так, будто на земле горела фор­сунка — среди неизменной породы вдруг наталкиваешься на «прожаренное» пятно диаметром до 30 метров. Темпера­тура горения составляла примерно 1200 градусов Цельсия...

Есть там и другие удивительные образования - подзем­ные расправленные линзы, удивляющие местных геологов, которые не могут понять причин такого локального нагре­ва вплоть до оплавления породы. А все дело в том, что сила­ны не только с гипсами реагируют, но и с водой. И когда они идут через пески, подкрашенные гидроокислами желе­за, то в результате экзотермической реакции происходит подплавление... Кроме того, в породе остаются белые хруп­кие трубы, которые некоторые исследователи принимают за остатки человеческих берцовых костей. И с солью тоже все ясно: когда происходит реакция превращения силицидов в силикаты, сбрасываются «лишние» элементы, например, натрий, который и составляет основу натриевой соли...

Любопытно, что сама Библия подтверждает слова ученного природных подземных горелках. Судите сами: «И встал Авраам рано утром [и пошел] на место, где стоял пред лицем Господа, и посмотрел к Содому и Гоморре и на все простран­ство окрестности и увидел: вот, дым поднимается с земли, как дым из печи» (Быт., 19:27-28).


§ 6. Кстати, о педерастии, или Другие приключения вождя Авраама и его родственников


Как вы уже поняли, Библия рассказывает не о простых людях. Ни Авраам, ни Лот не были обычными людьми, иначе мифология просто не заметила бы их, как не замечает про­чий «человеческий мусор». Это были племенные вожди -со своими людьми, скотом, чадами и домочадцами. Племен­ным вождям ничего не стоило свистнуть, свернуть шатры и быстро поднять отряд подчиненных им головорезов из не­скольких сотен сабель...

«Авраам был уже стар и в летах преклонных, — описывает Библия один из моментов его жизни. - И сказал Авраам рабу своему, старшему в доме его, управлявшему всем, что у него было: положи руку твою под стегно мое и клянись мне...»

В чем именно Авраам заставил поклясться раба, в данном случае не столь важно. Гораздо любопытнее такой момент: Авраам заставляет раба положить ему руку «под стегно».

Древнеславянское слово «стегно» означает верхнюю часть ноги или бедро. Этим словом, равно как и словечком «чрес­ла», там и сям мелькающим в Библии, цензоры и переводчи­ки заменили иное слово, обозначающее пенис: «Я Бог Все­могущий; плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих». Вообще-то «чресла» на старославянском - поясница. Есть даже такое выражение «опоясать чресла», то есть повесить на пояс меч. Ясно, что дети получаются не из поясницы и не из бедра, а со­всем из другого места. Которое переписчики-переводчики святого писания употребить не решились. Иначе пришлось бы пускаться в длинные и неприятные объяснения. Дело в том, что в древнем языческом мире был широко распространен культ плодородия, символом которого был эрегированный член. Символ жизни. В египетской мифологии — анх. Член (читался священным, поэтому древние клялись, держа руки на своих или чужих гениталиях. Египтяне часто изображали (Бириса, держащего собственный пенис. «.

Иными словами Авраам просит раба потрогать его за пи-писку... Мы видим здесь отголосок древнего фаллического культа, затесавшегося в Библию, гордящуюся своим монотеизмом. И таких мест в Библии несколько: «И пришло вре­мя Израилю умереть, и призвал он сына своего Иосифа, и сказал ему: если я нашел благоволение в очах твоих, по­ножи руку твою под стегно мое и клянись, что ты окажешь м не милость и правду...»

Зрелище хватающих друг друга за гениталии мужиков могло шокировать христиан, поэтому и была произведена цензурная замена пениса на «стегно» и «чресла». Тем более что гомосексуальные отношения между мужчинами, соглас­но Библии, должны караться смертью. Этого требует сам все­милостивый Господь: «Если кто ляжет с мужчиною, как с жен­щиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них».

А с нашим Авраамом произошла следующая история. Когда в землях, где он кочевал со своими людьми и скотиной, случился неурожай, Авраам откочевал в Египет - пожить там, потому что «...усилился голод...»

Но по мере того как его табор приближался к землям великой цивилизации, Авраама, которому было тогда 75 лет, вдруг посетила следующая идея: а ну как мы придем в Еги­пет и встретим фараона?!. Действительно, прийти в много­миллионный Египет, протянувшийся на тыщу километров, и не встретить фараона — практически невозможно...


А поскольку жена у Авраама - «женщина, прекрасная видом», фараон непременно захочет ее поиметь. Так решил Авраам. Тот простой факт, что жене Авраама - бабушке Саре - на тот момент было 65 лет, Авраама ни на секунду не смутил. Фараоны ведь известные извращенцы... Поэтому патриарх разработал следующий план: он попросил слегка поюзанную временем, но тем не менее прекрасную Сару ска­зать фараону, что она - его сестра. Ведь если сказать правду, фараон попросту убьет мужа Сары, чтобы самому беспрепят­ственно жениться на старухе. А если соврать - не убьет. Про­сто женится, и все.

Так и случилось. Едва табор кочевых евреев прибыл в Еги­пет, бабушка Сара возбудила своим видом всю страну: «Егип­тяне увидели, что она женщина весьма красивая; увидели ее и вельможи фараоновы и похвалили ее фараону; и взята была она в дом фараонов. И Авраму хорошо было ради ее; и был у него мелкий и крупный скот и ослы, и рабы и рабыни, и ло­шаки и верблюды».

В общем, променял жену на ишаков...

Однако, как вы понимаете, бог шельму метит. Кто же в этой истории оказался шельмой? Кого пометил и наказал господь? Логика подсказывает, что самой большой и трусливой шель­мой был именно Авраам. Чуть менее виновата находившаяся с ним в сговоре жена Сара. И уж совсем не при делах оказал­ся фараон, которого ввели в заблуждение оба. Однако именно на фараона обрушился гнев Божий: «Господь поразил тяжки­ми ударами фараона и дом его за Сару, жену Аврамову».

Характер этих ударов Библия нам не проясняет, но, по всей видимости, они были просто нокаутирующими, по­тому что «призвал фараон Аврама и сказал: что ты это сделал со мною? для чего не сказал мне, что она жена твоя? для чего ты сказал: она сестра моя? и я взял было ее себе в жену. И те­перь вот жена твоя; возьми [ее] и пойди».

Прошло примерно четверть века, и снова нелегкая коче­вая жизнь занесла столетнего Авраама в чужие земли «между


Кадесом и между Суром». Бабе Саре было к тому времени уже 90 лет, и у нее, как пишет Библия, от старости давно уже кончились месячные, но Аврааму вновь ударила в голову га же идея: а ну как местный царь Авимелех положит глаз па его красавицу с целью на ней жениться?

Далее было все, как в Египте: «Авимелех, царь Герарский, и взял Сару. И пришел Бог к Авимелеху ночью во сне и сказал ему: вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял, ибо она и меет мужа».

Как видите, Бог себе не изменяет — он всегда готов пока­рать невиновного ради трусливого шельмеца...

Перепуганный Авимелех, ничуть не удивленный тем об­стоятельством, что с ним завел беседу сам Господь Бог, вер­нул Аврааму его бабку и еще приплатил со страху - «мелко­го и крупного скота, и рабов и рабынь... дал Аврааму...».

Кстати, любопытный штрих к портрету этого праведни­ка и его престарелой женушки. Авраам оприходовал свою рабыню Агарь, которая родила ему сына. Но старая Сара, у которой тоже был ребенок, заревновала, что наследство Авраама достанется чужому отродью, а не ее. Поэтому она заставила Авраама выгнать собственного сына и его мать в пустыню на верную гибель. Авраам не стал спорить, взял и выгнал мать с ребенком. Ничего удивительного в поступке этого великого гуманиста нет, если вспомнить, что однажды он едва не зарезал собственного сына только для того, чтобы сделать приятное Богу.

Между прочим, у Авраама было множество сыновей от его рабынь. Но незадолго до смерти, передав все свое наследство любимому сыну Исааку, благородный патриарх и их выгнал к чертовой матери, утешив мелкими подарками: «И отдал Авраам все, что было у него, Исааку [сыну своему], а сынам наложниц, которые были у Авраама, дал Авраам подарки и отослал их от Исаака, сына своего, еще при жизни своей, на восток, в землю восточную».


Хороший человек!..

Когда Авраам умер, случился голодный год, и его сын Иса­ак откочевал «к Авимелеху, царю Филистимскому, в Герар». К тому времени Исаак давно уже был женат на некоей Ревек­ке. И ему пришла в голову следующая мысль... Уже догада­лись? Именно!

— А вдруг царь герарский захочет жениться на Ревекке? Надо, наверное, сказать царю, что Ревекка — не жена мне, а сестра.

...Вам не кажется, что это у них наследственный психоз?..


§ 7. Не обманешь - не продашь, или Библейская мораль


У Исаака было два сына от двух разных жен. А всего жен V пего было три. Многоженство Библией не осуждается, как видите, а подается как норма жизни. И те из современных христиан, которые отчего-то выступают против многоженства, называя его грехом, идут против Священного Писания...

Древнееврейские патриархи вели жизнь, которая не слиш­ком отличалась от жизни вожака в стае приматов, — их окру­жали многочисленные самки для совокупления, туча от­прысков и подчиненных субдоминантных особей; а у каж­дой кочевой стаи был свой ареал обитания, позволяющий прокормиться. Так жил и праведник Исаак.

А когда состарился, позвал к себе старшего сына Исава и заявил: я помру скоро, возьми лук, сходи на охоту и принеси мне дичи, хочется вкусненького поесть. А за это я тебя благо­словлю и оставлю все наследство.

Жена Исаака — Ревекка - это дело подслушала. Исав был не ее сыном, потому Ревекка решила расстроить пла­ны мужа в пользу своего отпрыска. Это вполне естественно: и полигамной семье самки отчаянно конкурируют за самца и за лучшее будущее для своего потомства, а не для потом­ства конкурирующих самок.

В голове Ревекки созрел адский план. Она велела своему сыну, которого звали Иаков, забить двух козлят, из которых Ревекка приготовит мяско для старичка. А принесет стари­ку в палатку это блюдо ее сын Иаков. И получит отцовское благословение. Старик-то уже слепой и подмены не заметит!

План был вроде бы и хорош, но Иаков тут же обратил внимание матери на его главный недостаток: у Исава были волосатые руки, а у него, Иакова, - лысые. А вдруг слепой старпёр по голосу опознает подмену и решит пощупать сына на предмет оволосения? Прокол будет, мама!.. Ничего, мах­нула рукой Ревекка, и обернула руки сына козлиными шку­рами. Оволосила, так сказать.

План сработал на славу. Старика обвели вокруг пальца. Хотя у того с самого начала закрались смутные сомнения в подлоге. Во-первых, ему показалось подозрительным, что сынок так быстро пришел с охоты. Во-вторых, он узнал голос Иакова и решил его ощупать для верности.

По первому пункту Иаков отбоярился довольно быстро, сказав, что на ловца, мол, и зверь бежит. А по второму — смело протянул папе завернутые в козлиную шкуру руки. Папа по­щупал — волосато! Своим тактильным ощущениям старик по­верил больше, чем слуховым и потому, покушав мяска, благо­словил Иакова вместо своего любимого первенца Исава.

Что же было дальше? А дальше с дичью к папе пришел простой парень Исав, и обман раскрылся. Как вы думаете, что сделал кинутый старичок? Аннулировал свое ошибоч­ное благословение и переписал все имущество с обманщи­ка на того, кого хотел благословить на самом деле? Отнюдь! Библейские герои, как и все герои сказок, совершенно не склонны к рациональности, а склонны, напротив, к со­вершению немотивированных поступков. Поэтому дедушка заявил буквально следующее: раз я в результате обмана благо­словил не того, кого надо было, пусть обманщик и будет благо­словлен! Мол, что сделано — то сделано. Оставил по ошибке все наследство обманщику Иакову, значит, так тому и быть.

Обидно!.. Поэтому обманутый волосатый Исав решил за такую подлянку без лишних слов мочкануть братца. Но тот утёк от рассерженного брата в Месопотамию... Однако не зря говорят, что на всякую хитрую задницу найдется хрен с вин­том. В Месопотамии нашего пронырливого Иакова изрядно нагрели. Развели буквально как младенца... Впрочем, до Ме­сопотамии еще нужно добраться. А по пути случилась с бег­лецом Иаковом одна весьма примечательная история, пре­красно характеризующая первобытный менталитет.


Иаков остановился на ночевку, и приснился ему сон: длинная лестница до самого неба, а на ней — весьма оживленное движение. Ангелы снуют туда-сюда. Потом на лест­нице появляется Яхве собственной персоной и вместо того, чтобы наказать Иакова за то, что он обманул престарелого слепого отца и старшего брата, начинает... вербовать Иакова и свою веру.

Если ты за меня «проголосуешь», обещает Яхве, я дам тебе землю «и будет потомство твое, как песок земной; и рас­пространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные». Это стандартный набор обещаний библейского бога. На то, от чего пришел бы в ужас современный городской человек — многодетность, - первобытные дикари легко клевали.

Проснувшись, Иаков первым делом воздвиг на этом ме­сте памятный камень, на котором совершил магический об­ряд жиропомазания (полил камень растительным маслом). После чего решил заключить с приснившимся ему Богом двусторонний договор (завет): «И положил Иаков обет, ска­зав: если [Господь] Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом, - то ...из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть».

Нормальное взаимовыгодное соглашение, как видите. Если ты действительно будешь мне помогать, не кинешь, то я тебе заплачу. Десять процентов устроит?..

Подобным прагматичным отношением к богам отличают­ся практически все примитивные культуры. Такими праг­матиками были и римляне в начале своего великого пути. Они не стеснялись торговаться с богами, всерьез обижались на них... Для дикаря в гневе выбросить в реку своего деревян­ного идола, который, несмотря на жертвоприношение, так и не сделал того, что от него требовалось, — обычное дело.

Обезьяньи штучки...


В конце концов Иаков добрался до Месопотамии и по­селился у своего зажиточного родственника Лавана, у кото­рого было две дочери: молодая и красивая Рахиль и пере­зревшая, страшная Лия.

Естественно, Иаков захотел молодого тела и попросил у Лавана отдать за него Рахиль. Лаван кивнул и предложил сделку: ты у меня поработай семь лет, и тогда я за тебя дочь отдам. Иаков согласился. Эти кабальные условия показались ему вполне приемлемыми, и он радостно засучил рукава: «И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее». Трогательно...

А через семь лет хитрый Лаван «созвал всех людей того места и сделал пир. Вечером же взял дочь свою Лию и ввел ее к нему...». То есть подменил товар — вместо молодой и кра­сивой подсунул старую и некрасивую. Дело было вечером, после пирушки; Иаков наверняка был пьян, поэтому только наутро он обнаружил подлог. И кинулся к Лавану с претен­зиями: «Что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня?»

На что Лаван с чисто восточной непосредственностью ответил: «В нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей». И предложил поишачить на него за Рахиль еще семь лет. Иаков опять согласился и, в конце концов, получил-таки любимую Рахиль для законного опло­дотворения.

Теперь у Иакова было целых две жены. И поскольку в древ­нем мире плодовитость была великой ценностью, обе жены начали соревнование, кто больше родит. Причем они не толь­ко сами рожали, но и подкладывали мужу своих рабынь, по­скольку ребенок, родившийся у рабыни жены, считался же­ниным отпрыском: «...Вот служанка моя Валла; войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от нее. И дала она Баллу, служанку свою, в жену ему; и вошел к ней Иаков. Валла [служанка Рахилина] зачала и родила Иакову сына. И сказала Рахиль: судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына».


В общем, жили они, поживали, Иаков разжился не толь­ко детьми (каковых у него к тому времени уже с десяток на­копилось), но и скотинкой, и решил откочевать из Месопотамии в родные Палестины. Причем Иаков покинул своего родственника Лавана тайно: «И встал Иаков, и посадил де-тей своих и жен своих на верблюдов, и взял с собою весь скот спой и все богатство свое, которое приобрел, скот собствен­ный его, который он приобрел в Месопотамии, [и все свое,] чтобы идти... в землю Ханаанскую. И как Лаван пошел стричь скот свой, то Рахиль похитила идолов, которые были у отца ее. Иаков же похитил сердце у Лавана Арамеянина, потому что не известил его, что удаляется».

Надо сказать, обман среди кочевников был делом обык­новенным. Иаков надул родного брата Исава; Лаван обманул Иакова; Иаков на протяжении всей своей службы Лавану не­однократно надувал того со скотом (в результате чего и раз­жился богатством за счет родственника).

Обратите внимание на то, что семейство Иакова украло из шатра Лавана его семейных богов — идолов. Иаков и Ла­ван — родственники, но поклоняются разным богам. Лаван периодически говорит Иакову: «твой бог», «мои боги»... Еще одна маленькая иллюстрация к хваленому библейскому моно­теизму.

Короче, у Лавана умыкнули идолов, и он бросился вдо­гонку за Иаковом. А нагнав, толкнул следующую проник­новенную речь: «Что ты сделал? для чего ты обманул меня, и увел дочерей моих, как плененных оружием? зачем ты убе­жал тайно, и укрылся от меня, и не сказал мне? я отпустил бы тебя с веселием и с песнями, с тимпаном и с гуслями; ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих; безрассудно ты сделал. Есть в руке моей сила сделать вам зло; но Бог отца вашего вчера говорил ко мне и сказал: берегись, не говори Иакову ни хорошего, ни худого. Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего, — зачем ты украл богов моих?»


Обыскав шатер Иакова, Лаван, однако, своих идолов не на­шел, поскольку его дочь Рахиль (которая и обокрала папу) покрыла божков верблюжьим седлом и взгромоздилась сверху. А согнать ее Лаван не мог, поскольку Рахиль заявила, что у нее месячные, а женщина во время менструации считалась нечистой. И осквернять себя прикосновением к дочери Ла­ван не стал...

После чего Иаков с чистой душой отправился дальше. Однако по мере приближения к родным местам, где прожи­вал его косматый брат Исав, Иаковом овладело смутное бес­покойство. Шестое чувство подсказывало этому благород­ному сыну степей, что брат может и не обрадоваться встрече с ним. И он послал к брату своих людей с целью провентили­ровать обстановку. Типа скажите Исаву, что брат его не голь перекатная, которая претендует на имущество, а и сам имеет немало: «Есть у меня волы и ослы и мелкий скот». Нехитрое богатство кочевника...

Вернувшись из разведки, люди Иакова донесли букваль­но следующее: «Мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек».

Кажется, запахло конкретной разборкой... Представляе­те все эти туземные реалии? Всех этих бородатых басмачей на верблюдах? Богоизбранный народ...

Мне этот эпизод напомнил отрывочек из великого, но крайне невнятного фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих». Помните, штабист прискакал из разведки к гла­варю банды и доложил ему про великую опасность: у това­рища Забелина (Исав, в исполнении Сергея Шакурова) три­ста штыков! И пулеметы имеются.

— Если прижмут к реке, буквально ничего нельзя гаран­тировать! Ничего нельзя гарантировать!..

Притворяющийся пьяным вожак банды (Иаков, в испол­нении Никиты Михалкова) тупо хихикает:

— Если нас к реке прижмут — крышка!

После чего нагибается к пацану-денщику и весьма трезво шепчет: «Коней седлай!»

Библейский Иаков, услышав о приближении отряда в 400 сабель, тоже отдал приказ, только пьяным не притворял-ся: «Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. И сказал: если Исав нападет на один стан и побьет его, го остальной стан может спастись».

Со страху он даже начал молиться, чего за ним не на­блюдалось прежде. С чисто восточной хитростью Иаков ре­шил задобрить брата и послал ему в подарок «двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, тридцать вер­блюдиц дойных с жеребятами их, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц, десять ослов». Состоятельный был человек. Но сабель у него в отряде насчитывалось явно меньше, чем у лихого братца.

А ночью случился с Иаковом примечательный эпизод. Мы уже знаем, что Иаков был человек суеверный и верил в сны. На сей раз от переживаний спал он очень неспокойно и «боролся Некто с ним до появления зари».

Как вы думаете, кто это был? Кому вдруг ночью приспи-чило бороться с Иаковом? Разумеется, Богу, у которого дел других нет, как только подраться с людьми!

Мы не знаем, по каким правилам проходил поединок — но правилам самбо, карате или бокса, а может быть, они бо­ролись на поясах, как монгольские кочевники. Но факт остается фактом: мышцы у Господа были явно слабее, чем у Иакова, поскольку Бог побороть Иакова так и не смог. На­против! Под утро Иаков так прижал Бога, что тот взмолился: «Отпусти Меня, ибо взошла заря». Но не таков сын степей, чтобы отпускать какого-то там Бога без выкупа! Иаков ска-зал: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня».

Всемогущий хиляк был просто вынужден согласить­ся с требованием степного батыра «и благословил его там».


Однако, прежде чем Иаков отпустил Бога, он задал ему за­мечательный вопрос. «Спросил... Иаков, говоря: скажи [мне] имя Твое».

Иными словами, зная, что богов много (у самого куча идо­лов в багаже лежала), Иаков решил уточнить, какому именно богу он ночью навалял люлей и с кого ему потом спраши­вать, в случае если божьи обещания останутся невыпол­ненными. Но бог назвать свое имя постеснялся. «Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем?» После чего скрыл­ся. Действительно, к чему ему потом рекламации? Проще адреса не оставить...

Необходимо отметить, что во время этой исторической борьбы с безымянным богом Иаков потянул мышцы на бе­дре. «Поэтому и доныне, - пишет Библия, — сыны Израиле-вы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что Бо­ровшийся коснулся жилы на составе бедра Иакова».

Такая вот логика... Наверняка вам в детстве читали мас­су сказок из серии «и с тех пор у всех...» Например, жил был слоник, которого все обижали. Но он был очень любопыт­ный, всюду совал свой короткий носик и нарывался на по­бои. Однажды его заинтересовал вопрос, что едят крокоди­лы на обед. Он пошел к крокодилу и спросил его об этом. «Подойди поближе», — ответил крокодил. А когда слоненок подошел, ужасная тварь схватила его за носик и потащила в глубину. Слоненок долго сопротивлялся, в результате чего нос у него вытянулся. С тех пор у всех слонов вместо носа длинный хобот...

Вот эта киплинговская сказка и есть типовая небылица из серии «и с тех пор у всех...» Нелепость подобных сказок ясна. Действительно, если одному слону когда-то растяну­ли нос, то почему у всех слонов с тех пор растянутые носы? Но бывают сказки еще нелепее!

Иаков в борьбе с Богом потянул бедро, и с тех пор все его потомки... нет-нет! не хромают! здесь уровень нестыковки еще выше: они не едят жилы на бедрах своего скота! И надо бы идиотичнее, да уже некуда.

Вернемся, однако, к нашему простоватому Иакову. Пом-мите, он боролся с Неизвестным до рассвета, после чего тот измолился: «Отпусти Меня, ибо взошла заря!..» И имени сво­его не назвал... Я вот думаю: рассвета обычно боится нечистая сила. Может быть, Иакова бес попутал? Может, он не с тем боролся? И не с тем заключил завет на веки вечные? Может, из-за Иакова мы все теперь поклоняемся дьяволу, ошибоч­но полагая его богом, отсюда и сплошные перекосы на пла­нете?..

Чем же закончилась встреча братьев? Старший брат Исав оказался более благородным, нежели неоднократно обма­нывавший его младший. Его люди не порубили семейство Иакова в капусту. Напротив, после двадцати лет разлуки Исав прослезился и обнял брата Иакова.

И на этом я завершаю рассказ о братьях, опуская типич­ные и очень скучные библейские подробности о том, кто из них кого родил. Поскольку дети в те времена представляли та­кую же ценность, как скотина, Библия очень много време­ни уделяет нудным и никому не нужным перечислениям ко­лен и потомств израилевых. Я весь этот выводок перечислять не буду, упомяну лишь, что был у Иакова сын Иосиф.

Вот о приключениях этого Иосифа и пойдет сейчас речь...






оставить комментарий
страница5/12
Дата25.09.2011
Размер3.45 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх