Никонов А. П. Н63 Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект / Александр Никонов icon

Никонов А. П. Н63 Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект / Александр Никонов


Смотрите также:
Александр Никонов предсказание прошлого расцвет и гибель допотопной цивилизации Москва 2009...
Александр Никонов Управление выбором...
Александр Никонов За гранью реальности...
Александр Петрович Никонов Судьба цивилизатора...
Экология языка информация к размышлению Данный материал подготовили Александр Никонов и...
Александр Никонов...
Александр Никонов...
Александр Никонов...
Александр Никонов...
Ю. С. Никонов принял участие в ряде мероприятий...
Александр Никонов...
Александр Петрович Никонов...



Загрузка...
страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
вернуться в начало
скачать
§ 6. Главный герой должен быть красавцем


Как выглядел Христос, никто не знает. Никаких описа­ний и изображений его внешности до нас не дошло.

«Телесный вид Иисуса Христа нам неизвестен», - гово­рил во II веке один из создателей христианства как религии, епископ Лионский Ириней. Именно ему христианство обя­зано своей разработанной доктриной. Многочисленные пер-вохристианские источники, пройдя через его руки и его идео­логическое сито, превратились в тот Новый Завет, который мы знаем.

Любопытно, что Ириней был тесно знаком с епископом Смирнским Поликарпом, который был учеником Христо­ва апостола — Иоанна Богослова. Отсюда следует, что сам Иоанн, прекрасно знавший Иисуса, так и не проболтался своему ученику Поликарпу о том, как выглядел Иисус. Ни­чего удивительного в этом нет. Первые христиане считали внешний вид Иисуса совершенно неважным. В этом смысле их христианство было свободно от фетишизма и любопыт­ства, в нем главенствовала идея, а не мишура.

Говорить об облике Иисуса, а тем более спрашивать лю­дей, лично его знавших, как он выглядел, считалось не­тактичным. Главное, что он проповедовал, а не как выгля­дел! Поэтому первые два столетия христиане Иисуса вообще не изображали. Объяснение — в генезисе христианства: хри­стианство отпочковалось от иудаизма, а эта религия запре­щала рисовать людей и животных.

Но какой-то лэйбл, какой-то значок для обозначения «своих», требовался. Поэтому когда во II веке иудеев разба­вили язычники, влившиеся в движение, строгие иудейские запреты на изображение стали постепенно размываться. Это произошло так...

Поначалу значком христиан была аббревиатура, кото­рую они писали на стенах и которая расшифровывалась как «Иисус Христос Сын Бога Спаситель» (Iesous Christos Theos Yios Soter). Аббревиатура выглядела следующим образом: «Ichthios», а по-гречески это слово означает «рыба». Так как люди ленивы и потому склонны к редукции, они, чтобы не писать каждый раз кучу букв, начали рисовать схема­тическое изображение рыбы, Буквально двумя скобками. Два движения - и христианство нарисовано! Вот так:



Христиане даже сами себя одно время сравнивали с ры­бами: «Мы, христиане, - малые рыбы после образа нашей Рыбы, то есть Иисуса Христа, рождены в крещенской воде».

Чуть позже появилось еще одно изображение: человек, несущий овцу на плечах. Типа: Господь - пастырь, а мы -его овцы пасомые. Пока что этот схематический пастух был чистым символом, а не персонально Христом. Но если од­нажды появилось изображение человека, оно неминуемо должно было конкретизироваться lо личности.

Однако как рисовать того, чей облик неизвестен?

Христианство зародилось как религия маргиналов — нищих, алкоголиков, прокаженных, мытарей, инвалидов и прочих представителей социальных низов. И эти низы спроецировали Спасителя под себя, тем паче что христиа­не декларировали пренебрежение к телесной плоти. «Плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия», - написа­но в Библии. Поэтому Иисус представлялся первохристиа-нам как человек отвратительной внешности, который взял на себя не только все внутренние грехи человечества, но и все его телесные уродства. Считалось, что Христос был мал ро­стом, кривоног и безобразен.

В конце II века философ Цельс, исследовавший христи­анское учение, дал развернутую и весьма впечатляющую критику этой иудейской ереси. В частности, он писал: «Люди рассказывают, что Иисус был плюгавеньким человечком, маленького роста. Он имел столь некрасивое лицо, что оно вызывало у всех отвращение».

В начале III столетия римский богослов Тертуллиан из Карфагена (настоящее его имя Квинт Септимий Фло­ренс), исходя из господствовавших тогда идеологических со­ображений, так обосновывал внешний облик Иисуса: «Внеш­ний вид Иисуса Христа был лишен какой бы то ни было кра­соты и привлекательности».

Возможно, еще и по этой причине первые христиане своего кумира не рисовали, ведь нарисовать кривоногого уродца означало бы намалевать на своего бога карикату­ру, выставив его посмешищем перед нехристианами, кото­рые и так относились к первым христианам с иронией и пре­зрением.

Первые изображения Иисуса появляются только в нача­ле IV века. И они вовсе не безобразны! Правда и совершенно не похожи на того Христа, к которому мы привыкли. К IV веку христианство уже переросло иудаизм и Иудею, в христиан­ские секты входили теперь по большей части не евреи. И по­тому типаж Христа отразил преобладающую «породу»: в нем не было ничего иудейского. Христа изображали как обыч­ного римлянина, гражданина империи — коротко стрижен­ного, без усов и бороды, в тунике или тоге. По той же причи­не в среднеазиатских республиках СССР Ленина норовили нарисовать узкоглазым: чтобы выглядел «своим».

Ничего не поделаешь, массовость — это «опопсовение». Практика молодого, малочисленного и строгого христианства запрещала рисовать Христа. Но массовый наплыв людей в на­бирающую популярность модную религию сделал свое дело. Фанаты (без разницы, Христа, Ленина или какого-нибудь певца) хотят иметь портретик своего любимца на стене, и они его получают. Рынок есть рынок, и религиозный рынок в этом смысле ничем от других не отличается...

Когда христианство вышло из катакомб и из секты упер­тых отморозков стало государственной религией, оно начало приобретать имперскую стать и свойственную государствен­ной религии помпезность. Христианство стало обрастать мишурой ритуалов, рядиться в серебро и золото, становить­ся общественным институтом со всеми его психологически-субординационными приблудами, свойственными социаль­ной иерархии. Естественно, не обошлось и без революции в представлениях о внешности Христа. Государственной ре­лигии не нужен был кривоногий уродец, он не был достоин той великой структуры, которой стала церковь. Несолид­но иметь своим символом какого-то плюгавенького человеч­ка. Поэтому основоположника решено было подкорректи­ровать в сторону большей эстетики. Сделать Иисусу, так ска­зать, ребрендинг. И из Христа сотворили знойного красавца, бич-боя.

Революцию начал в IV веке Иоанн Златоуст, который о ту пору работал архиепископом в Константинополе. «Иисус был прекрасен!» — сказал он, как отрезал. После чего в церкви начинает преобладать мнение, что «тело Иисуса Христа — прекраснейшее, поскольку оно произведено Духом Святым, который является великим художником».

Постепенно за пару столетий формируется тот канониче­ский образ Иисуса, к которому мы привыкли: длинноволосо-хипповатый, со стильной «испанской» бородкой и усами, с правильными чертами лица. Именно таких Христов писали художники на иконах и на всех плащаницах.


Поначалу лик Христа был довольно схематичен. Таким он и остался в византийско-православной традиции. Но за­падное искусство более тяготело к реализму. И этот реализм проник даже в иконопись! Начиная с XVI века богомазы ста­ли писать образ Христа с секс-символа своего времени — итальянского кардинала Цезаря Борджиа, известнейшего плейбоя эпохи.

«А напоследок я скажу...»

§ 1. Верим в Бога живаго!


Как вообще людям пришла в голову такая идея — обо­жествить человека?.. А с другой стороны, если уж древние обожествляли деревянные колоды и тряпки на палках (зна­мена), то отчего бы им не обожествить и человека?..

Одна моя знакомая приехала с Тайваня. Рассказала та­кую историю. Зашла она как-то в небольшое местное святи­лище. Это небольшая комната с дымящимися благовония­ми. Вокруг — статуэтки и картинки разных азиатских божков. А среди них — фотография какого-то узкоглазого мужика в ко­стюме и галстуке.

— Кто это? — спросила знакомая местную тетку.

— Это бог, — ответила та.

Знакомая удивилась: доселе ей никогда не доводилось видеть бога в галстуке.

— Просто это бог мистер Вонг, он пожертвовал нашей об­щине много денег, — пояснила местная.

— А давно он умер?

— Он не умер! Он жив...

Как видите, у азиатов с этим просто. Почему же у древних язычников должно было быть сложнее?

Люди — это, конечно, не боги. Но иногда их полезно бы­вает приравнять к богам. То есть обожествить. Какие для это­го нужны условия? Ну, например, такие, как в вышеуказанном тайваньском случае. Или такие, какие сложились в Римской империи к началу эры.

Когда Рим расширился на все Средиземноморье, потребо­валась смена управленческих форм. И республика превратилась в империю. Это должно было произойти, и это произо­шло. Но будут ли римляне, привыкшие к тому, что все граж­дане равны, и презирающие единоличную власть, слушаться и уважать императора? Как повысить авторитет власти?

Процесс шел гладко и постепенно. Усыновленный Це­зарем Октавиан, севший управлять страной, предложил объявить покойного Цезаря богом. Предложение прошло. Так Октавиан юридически стал сыном бога. Неплохой ход, не правда ли?..

Для того чтобы еще больше укрепить авторитет правите­ля среди гордых и свободных граждан, везде начали воздви­гаться храмы, посвященные Октавиану Августу. Точнее, не ему самому — пока что это было рано, — а его гению. Гений — это небесный ангел-хранитель, он есть у каждого человека. Вот этому-то октавиановскому гению и строили храмы. А от­сюда, как вы сами понимаете, один шаг до обожествления и самого императора.

Преемникам Августа храмы строились уже как богам — без всяких посредников в виде гениев. И статуям императора поклонялись как статуям богов. Это было сделать тем легче, что статуи императоров ничем, в принципе, не отличались от статуй какого-нибудь Юпитера — там мужик и тут мужик.

Все это, с одной стороны, приближало человека (импера­тора) к богам, с другой — несколько девальвировало самих богов. Каждый знал, что раньше император богом не был, а был простым человеком, иногда даже сыном вольноот­пущенника, то есть раба. А теперь дослужился до бога. Лю­бопытно, что в официальных документах, издаваемых муни­ципальными органами, император именовался... спасителем.

Тем не менее все это внешнее поклонение носило фор­мально-политический, «гражданско-правовой» характер. В нем не было характерного для Востока придыхания. Ока­зание почестей императору-богу было просто средством выка­зать благонадежность и преданность империи. Не более того.

Собственно говоря, ради этого все и затевалось... Импер­ским чиновникам было наплевать, верит гражданин в то, что император — реальный бог, или нет. Главное, что он выпол­няет ряд действий, которые говорят, что он согласен подчи­няться системе.

Христиане, которые тоже имели наглость произвести своего пророка в боги, системе подчиняться не'хотели, «язы­ческих» (а по сути-то — гражданских) обрядов, говорящих о верности империи, демонстративно не совершали. То есть были открытыми бунтовщиками. За что и страдали. А вы как хотели?..


§ 2. Почему прыщ христианства разросся до фурункула?


Пророки и мессии о ту пору в Палестине водились во мно­жестве. Они вели какую-то смурную пропаганду — иногда просто непонятную, а иногда явно антиримскую. Поэтому римляне этих агитаторов не любили и часто с помощью кон­ницы разгоняли «несанкционированные митинги», на кото­рых иудейские пророки баламутили народ. Сам народ в боль­шинстве своем к этим пророкам относился примерно так же, как и сейчас: сумасшедшие они и есть сумасшедшие!

Однако количество пророков не уменьшалось. Значит, была в них нужда. Какая? А вот какая...

Императоры были богами, что называется, для проформы. Молиться им было бессмысленно. Обычные греко-римские боги тоже совершенно не интересовались жизнью людской мелкоты — они занимались своими проблемами, ссорились между собой, интриговали... А маленькому и бедному чело­вечку, экономическое положение которого только ухудша­лось по мере заката империи, нужен был свой бог. Неравно­душный. Близкий. Который если в этой жизни и не поможет, то хотя бы гарантирует кайф на том свете.

Замученный богочеловек Иисус для этого подходил как нельзя лучше. Во-первых, свой, выдвиженец из низов, кото­рому не надо объяснять, как живут простые люди, он и сам так жил — бомжевал, побирался, люлей огребал от власть имущих... За него и проголосовали.

Во-вторых, бог-человек — это было теперь привычно. Бог воскресающий — это тоже было привычно и близко: та­ким был соседский Озирис, например. То есть ничего нового. Христианство в этом смысле — как автомат Калашникова: просто грамотная компиляция уже известных решений.

Легенда об Иисусе - типичная сказка о Золушке. Сери­альная история. Был нищим - пробился на самые верха, стал большим небесным начальником, выше которого уже и нет. Любо!.. Свой человек на небе, к которому можно об­ратиться за утешением и который априори неравнодушен, ибо за нас пострадал.

Христос - бог пораженцев и маргиналов. Бог неудачни­ков...

И чем ниже закатывалось солнце империи, тем выше восходила религия лузеров.


§ 3. Качественная альтернатива количественному христианству


Почему победило именно христианство, ведь Древний мир породил систему взглядов, на порядки превосходящую дремучее палестинское суеверие?.. Философская система, о которой идет речь, называется стоицизмом.

Греческие философы-стоики разработали удивительное мировоззрение, которое не нуждалось в богах, но его после­дователи вели себя, как люди глубоко нравственные и добро­детельные. Стоики считали, что основа нравственности — глубокие знания и внутренняя человеческая порядочность, скромность и благородство души. А не небесная палка.

По сути, это абсолютно атеистическое мировоззрение, одним из ярчайших представителей которого был Марк Ав­релий - римский император II века нашей эры. До нас до­шли его труды. Прочтя сейчас пару абзацев из них, вы пол­ностью познаете философию стоицизма. Вот что император писал в работе «К самому себе»:

«Всегда ревностно заботься о том, чтобы дело, которым ты в данный момент занят, исполнять так, как достойно римлянина и мужа, с полной и искренней сердечностью, с лю­бовью к людям, со свободой и справедливостью. Это удаст­ся тебе, если каждое дело ты будешь исполнять, как послед­нее в своей жизни... Ты видишь, как немногочисленны тре­бования, исполнив которые, всякий сможет жить блаженной и божественной жизнью».

Не акцентируйтесь на слове «божественной» — это ритуа-листика, дань времени. Фактически, как я уже сказал, стои­ки были типичнейшими материалистами, в чем вы убеди­тесь сами, прочтя ниже про «элементы». В этом отрывке вы увидите и будущую науку химию, и закон сохранения мате­рии, и даже идеи буддизма:

«Время человеческой жизни - миг. Ее сущность - вечное течение, ощущение - смутно, тело - бренно, душа - неустой­чива, судьба - загадочна, слава - недостоверна. Одним сло­вом, все, относящееся к телу, подобно потоку, относящее­ся к душе - подобно сновидению и дыму. Жизнь - борьба и странствие на чужбине...

Но что же может вывести на путь? Ничто, кроме филосо­фии... Самое главное - безропотно ждать смерти, как про­стого разложения тех элементов, из которых слагается каж­дое живое существо. Но если для самих элементов нет ни­чего страшного в их постоянном переходе друг в друга, то где основания бояться кому-либо их общего изменения и раз­ложения? Ведь последнее согласно с природой, а то, что со­гласно с природой, не может быть дурным».

Жизнь - лишь краткая командировка; доброта и благо­родство должны быть потребностью души, а не внешними узами; при этом человек - сам для себя бог, считал Марк Ав­релий:

«Не поступай ни против своей воли, ни вразрез с обще­ственным благом... Пусть божество в тебе будет руководи­телем существа мужественного, зрелого, преданного инте­ресам государства, римлянина, чувствующего себя на по­сту, подобно человеку, который, не нуждаясь ни в клятве, ни в поручителях, с легким сердцем ждет зова оставить жизнь. И светло у тебя будет на душе, и ты не будешь нуж­даться ни в помощи извне, ни в том спокойствии, которое за­висит от других. Не живи так, точно тебе предстоит жить десять тысяч лет. Уже близок час. И потому, пока живешь, старайся быть хорошим».

«От всего сердца люби людей, с которыми тебе суждено жить», - Марк Аврелий и сам до конца дней своих придер­живался этой философии. Он был тверд в деле и прост в быту.

Спокойно спал на земле, носил простую одежду, всегда был приветлив с окружающими.

Однажды в империи вспыхнул мятеж, и сирийский на­местник Авидий Кассий объявил себя императором. Восста­ние самозванца было подавлено, а Марку Аврелию при­несли пачку писем, которые Кассий писал своим друзьям-заговорщикам. Не распечатывая их, Марк Аврелий бросил письма в огонь, «чтобы не узнать имен своих врагов и не воз­ненавидеть их непроизвольно».

Античные историки писали, что Марк Аврелий постоян­но повторял изречение Платона: «Государства процветали бы, если бы философы были властителями или если бы вла­стители были философами». Тогда Риму повезло, у его руля стоял философ-стоик — «честный без непреклонности, скром­ный без слабости, серьезный без угрюмости», как его харак­теризовали современники. И они же давали его правлению такую оценку: «Если бы он не родился в то время, весь рим­ский мир развалился бы в едином падении».

Дело в том, что правление Марку Аврелию досталось трудное, началась первая волна Великого переселения наро­дов, вызванная глобальными климатическими колебания­ми (подробнее - в «Истории отмороженных»). На Рим тогда со всех сторон обрушились несчастья - неурожаи, чума, многочисленные землетрясения, разрушавшие целые горо­да, опустошительные налеты саранчи, аномальные разливы рек, беспрецедентное нашествие варваров, которые во все времена играли роль «человеческой саранчи».

«На придунайские провинции, ослабленные переброской войск на Парфянскую войну, одно за другим обрушились нападения германцев и прочих племен, - пишет историк А. Махалюк. - В 166 году римляне с большим трудом от­разили вторжение лангобардов и обиев, попытавшихся про­рвать границу в Паннонии. Но в следующем году дунайскую границу от Галлии до Иллирика практически одновременно атаковали почти 58 племен, сплотившихся в единый союз.


Такого единства в рядах враждебных Риму варваров еще не бы­вало в римской истории».

Сложно сказать, что было бы с Римом, не возглавляй его целеустремленный, несгибаемый и упорный Марк Аврелий, все подчинивший задаче спасения цивилизации, в критиче­ские минуты продававший собственное имущество и воору­жавший на эти деньги армию.

Он победил...

Потому что, как писали современники императора, «к на­роду он обращался так, как это было принято в свободном го­сударстве. Он проявлял исключительный такт во всех случа­ях, когда нужно было удержать людей от зла либо побудить их к добру... Он делал дурных людей хорошими, а хороших -превосходными, спокойно перенося даже насмешки некото­рых... Отличаясь твердостью, он в то же время был совестлив».

Аврелий был благороден и великодушен, поскольку любил людей, причем никакие боги не заставляли его делать это! Любви и интереса к людям вполне достаточно для грамотно­го управления кадрами. Создайте людям солнечную атмо­сферу, и они раскроются на все сто. И тогда славные победы и успехи вы получите просто как следствие...

Отчего же такой хороший стоицизм проиграл такому плохому христианству?

Стоицизм проиграл по той же причине, по которой сим­фонии проигрывают мыльным сериалам. Навоз в этом мире преобладает над жемчугом, руда над металлом, а быдло над умными и приличными людьми.

Умному закон не нужен, чтобы быть порядочным. А тупо­му необходима узда. И христианство явилось такой уздой -страшной сказкой для плебса, который, словно осел, управ­ляется райской морковкой, висящей спереди, и адской плеткой, висящей над задницей. Иначе быдло не понимает: «А зачем мне быть нравственным, если Бога нет?»

Христианство - это суррогатная нравственность.


Александр Петрович Никонов

^ ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА

Религия как глобальный бизнес-проект

Публикуется в авторской редакции

Дизайн обложки А. Н. Корниенко Технический редактор Н. В. Савостьянова Компьютерная верстка С. П. Моргун Корректор М. В. Пржевская

Подписано в печать 17.06.2009. Формат 60х90'/16. Бумага офсетная. Гарнитура Ньютон. Усл. печ. л. 21,5. Уч.-изд. л. 21,57. Тираж 4000 экз. Изд. № 783. Заказ № 16761

ЗАО «Издательство НЦ ЭНАС». 115114, Москва, Дербеневская наб., д. 11.

Тел./факс (495) 913-66-30. E-mail: sekr@enas.ru http://www.enas.ru

ООО «Лидер»

194044, г. Санкт-Петербург, Б. Сампсониевский пр., д. 29а. Тел./факс (812) 703-73-73. E-mail: sales@piter.com http://www.piter.com

Отпечатано по технологии ОР в ОАО «Печатный двор» им. А. М. Горького. 197110, Санкт-Петербург, Чкаловский пр., 15.




оставить комментарий
страница12/12
Дата25.09.2011
Размер3.45 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх