Лекция древний восток icon

Лекция древний восток


Смотрите также:
Название «Древний Восток»...
Синхроническая таблица древнего востока (древний ближний восток, древний иран, древний египет)...
Предмета
Лекция древний восток...
Лекция Особенности возникновения и развития права Древнего Востока. Древнемесопотамское право...
План Древний Восток как культурная целостность. Основные черты «территориального царства»...
Лекций 36 часов, семинаров 36 часов, самостоятельная работа 72 часа Часы консультаций...
Лекций 40 часов, семинаров 40 часов, самостоятельная работа 28 часов Часы консультаций...
Программа «Восток Восток» III...
«Древний Восток»...
«Древний Восток»...
Программа «Восток Восток» III международная конференция...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать
Как говорит Коллингвуд (1980: 28–29), такое произведение невозможно ни улучшить или подвергнуть критике, ни включить в более широкое целое, поскольку оно напоминает произведение искусства, нечто, обладающее уникальностью и неповторимой индивидуальностью статуи или поэмы. Иными словами, был недостаточным базис, на основе которого историки следующего поколения могли бы строить собственное исследование.

34 Последнее вытекало из полисного характера общественной жизни греков и римлян до определенного периода. Как указывает В. И. Кузищин, хотя античная историография знает блестящие примеры всеобщих или региональных историй, однако преобладающим был интерес к локальным историям отдельных полисов или группе полисов. Факты мировой истории группировались вокруг событий конкретного центра, будь то история Афин, Лаконики, Рима или какого-либо другого государства (Кузищин 1980: 13–14).

35 В построениях Полибия можно увидеть своего рода отражение глобализации средиземноморского мира II в. до н. э. Полибий исходит из того, что хотя события истории всегда соединены между собой некой внутренней связью и взаимно обусловливают друг друга, ранее эти связи были не столь очевидными, и поэтому большинство историков их либо не замечали, либо оставляли без должного внимания. Полибий неоднократно говорит, что в его время сцепление событий стало намного заметнее, и оно начало глобальным образом определять исторический процесс. Такое сцепление событий историк связывает со сближением политических интересов римско-карфагенского Запада и греко-македонского Востока.

36 «Античные мыслители чрезвычайно скупы в своих рассуждениях об историческом развитии. Здесь действительно трудно обнаружить ясные и прозрачные учения ввиду почти полного отсутствия их в античности, и поэтому приходится интерпретировать разные области античной мысли, так или иначе связанные с проблемами историзма» (Лосев 1977: 22).

37 «Все возвращается на круги своя» – идея, вообще свойственная древней философии.

38 Эти идеи были особенно глубоко разработаны Платоном, а в иной интерпретации –Аристотелем. Это отражало греческую традицию «осмыслять мир, прибегая к помощи архетипических принципов… наклонность к выявлению в хаосе жизни проясняющих все универсалий» (Тарнас, Р. История западного мышления. – М.: Крон-пресс, 1995. – С. 9).

39 Например, Полибий более 120 раз упоминает о судьбе в сохранившихся частях своего сочинения, часто вкладывая очень разный смысл в словоупотребление.

40 Но идеи «прогресса» и «регресса» могли своеобразно сочетаться в творчестве одного и того же автора. Так, например, другая поэма Гесиода – «Теогония» – обладает, несомненно, уже вполне прогрессивным характером. Таким образом, одна гесиодовская концепция гласит о всеобщем падении, развале и нарастающей всеобщей злобе, а другая – о победе разума над неразумными стихиями и торжестве благоустроенного Космоса над безличным и дисгармоничным Хаосом. Говорить здесь о цельной философии истории затруднительно (см.: Лосев 1977: 24–25).

41 В этой поэме Лукреций Кар излагает в собственной интерпретации взгляды греческого философа Эпикура. Поэма посвящена прежде всего описанию явлений природы и только частично касается общественных явлений: происхождения и развития языка, религии, государства, культуры и различных изобретений.

42 См.: Тыжов, А. Я. Полибий и его «Всеобщая история» / Полибий // Всеобщая история. Т. I / ред. А. Я. Тыжов. – СПб.: Наука; Ювента, 1994. – С. 19.

43 Надо понимать, что в основном эти идеи представляют собой разрозненные или попутные замечания, хотя у отдельных авторов те или иные причины могут быть рассмотрены более обстоятельно (но не системно). Поэтому у античных авторов можно найти самые разнообразные высказывания или дать им соответствующие интерпретации. Ис­следователь идеи прогресса Роберт Нисбет, например, в числе пяти главных предпосылок ис­торических идей, прослеживаемых от античности до наших дней, выделяет и идеи важной роли экономического и технологического роста, а также ценности научных и иных знаний (Nisbet, R. History of Idea of Progress. – N. Y., 1980. – P. 317).

44 Ф. Энгельс считал, что «из древних историков, которые описывали борьбу, происходившую в недрах Римской республики, только Аппиан говорит нам ясно и отчетливо, из-за чего она, в конечном счете, велась: из-за земельной собственности» (Маркс, К., Энгельс, Ф., Соч. – 2-е изд. – т. 21. – с. 312).

45 Любопытно, что в одном из диалогов Платона высказывается такая мысль: «А кто виновник войн, мятежей и битв, как не тело и его страсти? Ведь все войны происходят ради стяжания богатств, а стяжать их нас заставляет тело…»

46 Например, в средневековой мысли «первородный грех» и слабость человека были постоянным объяснением многих явлений, а борьба добра и зла, «бога» и «дьявола» в человеческой душе представлялась важнейшим источником развития.

47 Особенно в отношении идеи неизменности человеческой природы как причины законов истории.

48 Например, Тацит в одной из книг размышляет над проблемой: «определяются ли дела человеческие роком и непреклонной необходимостью или случайностью», приводя также различные взгляды на этот счет.

49 Действительно, античные боги могли только помочь или помешать человеческим замыслам и делам, а христианский бог заранее создавал «сценарий» событий и выбирал для него «актеров» из смертных людей.

50 Причем чем более подвижным делался древний мир под влиянием социальных и политических столкновений, тем настойчивее доискивались античные авторы смысла происходящего в его связи с прошлым. Об особенностях государственного строя и демократии Древней Греции и Римской республики см. также: Гринин, Л. Е. Раннее государство и демократия // Раннее государство, его альтернативы и аналоги / под ред. Л. Е. Гринина и др. – Волгоград: Учитель, 2006. – С. 337–386.

51 Взгляды Платона оказали прямое воздействие на теоретиков утопического коммунизма, в частности платоновский проект общности имущества не был оставлен без внимания Т. Мором и Т. Кампанеллой. Согласно Платону, прежде всего никто не должен обладать никакой частной собственностью, если в том нет крайней необходимости. Затем ни у кого не должно быть такого жилища или кладовой, куда не имел бы доступа всякий желающий. Можно напомнить также, что К. Поппер рассматривал взгляды Платона в ряду важнейших теорий «закрытого общества». Причем первый том своего произведения он так и назвал –«Чары Платона» (Поппер, К. Открытое общество и его враги. – Т. 1: Чары Платона. – М.: Феникс; Международный фонд «Культурная инициатива», 1992).

52 Например, Цицерон (106–43 гг. до н. э.), подражая Платону, написал два произведения с теми же названиями: «О государстве» и «О законах».

53 Здесь он, по-видимому, опирался на разработанную Платоном в диалоге «Политик» классификацию государств. Платон выделил формы государства, основанные на законе. По его словам, монархия, аристократия и демократия опираются на закон, тогда как тирания, олигархия и извращенная демократия управляются вопреки существующим в них законам и обычаям.

54 Демократией, по Аристотелю, следует считать такой строй, когда свободнорожденные и неимущие, составляя большинство, имеют верховную власть в своих руках, а олигархией – такой строй, при котором власть находится в руках людей богатых и благородного происхождения, образующих меньшинство.

55 Коренная причина политической неустойчивости, мятежей и смены форм государства заключается в отсутствии надлежащего равенства. Богатые и неимущие, указывал философ, составляют две враждующие части любого государства, так что в зависимости от перевеса той или иной стороны устанавливается и соответствующая форма правления.

56 По мнению некоторых исследователей, новым в теории Аристотеля было то, что он попытался свести все многообразие государственных форм к двум основным – олигархии и демократии. Их порождением или смешением являются все остальные разновидности власти (см.: История политических и правовых учений 2002: 55–56).

57 В частности, в политическую идеологию средневековья и Нового времени перешли аристотелевская классификация форм государства, его положения о причинах смены политических состояний, смешанном государственном устройстве.

58 Он исходил из того, что, подобно живым организмам, всякое общество проходит состояния возрастания, расцвета и, наконец, упадка. В этом моменте нетрудно заметить сходство с теориями цивилизаций позднего XIX – начала ХХ в.

59 Тут можно увидеть прообраз идеи разделения властей, появившейся у просветителей XVIII в.

60 В Риме, по его мнению, были представлены все три основных элемента: монархический (консулат), аристократический (сенат) и демократический (народное собрание).

61 См., например: Кузищин 1980. Впрочем, некритическое отношение к фактам имело и объективные причины. В античности не было правильно поставленной архивной службы, и историки лишь эпизодически и случайно использовали документальный материал. Они нередко были вынуждены пользоваться слухами, устными рассказами, неточными переводами местных жрецов, критическая проверка которых часто была затруднена или невозможна. Все это препятствовало развитию строгого подхода к источникам и их научной обработке, но, с другой стороны, античные авторы и не ставили серьезной цели развития источниковедения.

62 Фукидид вообще отличался от других историков своими методами поиска данных, недаром считают, что его труд во многом явился вершиной исторической мысли древнего мира. Правда, это доказывает, что античная историография качественно, в частности в методологии и способности добывать данные, не росла, ее развитие заключалось частично
в попытках приблизиться к созданию всемирной истории, частично – в создании истории длительных периодов, а также в расширении тематики и жанров сочинений.

63 Мало того, как пишет, например, А. И. Немировский: «Разумеется, Лукиан не мог бы назвать ни одного из реально существовавших историков, которые бы удовлетворяли всем его требованиям» (Немировский 1986: 297).

64 Даже и у Полибия (который тоже был согласен, что историк должен опираться на свидетельства очевидцев) основной период его «Всеобщей истории» охватывает меньше
80 лет (между 220 и 146 гг. до н. э.). С двумя первыми вводными книги представляют собой «введение» ко всему сочинению и охватывают события с 264 по 220 г. до н. э., весь период составляет 120 лет!

65 Исследователи считают, что величайшей заслугой Фукидида как историка является привлечение им в своем труде документальных источников (текстов договоров, официальных постановлений и других документов), установление хронологии (по афинским архонтам, спартанским эфорам и жрицам Геры в Аргосе), а также применение открытого им гениального метода реконструкции прошлого путем обратного заключения на основании рудиментов («культурных пережитков») (см.: Стратановский, Г. А. Указ. соч. – С. 428–429).

66 Одним из исключений был Посидоний (ок. 135 – ок. 51 гг. до н. э.), продолживший вслед за Полибием работу над всеобщей историей (он довел ее до 80-х гг. до н. э.), который дал объяснение мировой истории как процесса, происходившего в разных местах, независимых друг от друга, по единому плану. От его труда остались лишь фрагменты.

67 Как образно пишет Коллингвуд, Ливий последовательно применяет метод «ножниц и клея», то есть некритически, а иногда тенденциозно соединяет информацию или целые куски из разных произведений. Прием, нехарактерный для античности, где предпочитали живые свидетельства, но ставший в Средние века и позже исключительно распространенным вплоть до появления научных методов историографии (и сосуществующих с ними).

68 Очень известна также его работа «Германия», которая является одним из важнейших источников сведений о германских народах этого периода.

69 Его работа продолжала повествование Тацита с 96 г. н. э., но, как это было типично для античных историков, основная часть произведения (и практически все дошедшие до нас книги) была посвящена событиям, современным Марцеллину (353–378 гг. н. э.).

Философия и общество, № 1, январь – март 2010 167–203




оставить комментарий
страница4/4
Дата25.09.2011
Размер0,57 Mb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх