Курсовая работа icon

Курсовая работа


Смотрите также:
Курсовая работа Тема курсовой...
Курсовая работа...
Курсовая работа должна включать в себя следующие разделы...
Курсовая работа...
Курсовая работа...
Курсовая работа по педагогике...
Курсовая работа студента 345 группы...
Курсовая работа по дисциплине: "налоги и налогообложение" Тема: "Валютная система рф"...
Лесопромышленный комплекс Украины курсовая работа студентка Коробко М. В. группа Из-581...
Курсовая работа Социокультурные лакуны в статьях корреспондентов «Moscow News»...
Курсовая работа должна иметь...
Курсовая работа должна иметь...



Загрузка...
скачать


Птолемей I Сотер


Курсовая работа


Оглавление

Введение ......................... 3 стр.

Глава 1 ............................. 7 стр.

Глава 2............................. 18 стр.

Заключение......................33 стр.

Список литературы.........36 стр.


Введение

История древнего Египта, несмотря на несколько столетий изучения, продолжает привлекать внимание исследователей. Птолемей I интересен нам не только как царь египетский, но и как полководец Александра. Кроме того, Сотер выделяется среди других участников похода великого македонца тем, что написал труд, описывающий походы сына Филиппа. На эту его работу, до нас в оригинале, к сожалению, не дошедшую, ссылаются многие древние учёные в своих изысканиях. Человек, проживший почти восемьдесят лет во время очень насыщенное различными событиями, имевшими настолько большой резонанс, что о них вспоминают даже через более чем две тысячи лет, принимавший активное участие в них, повлиявший на историю многих народов, описавший эти события и оставивший после себя богатое наследие заслуживает подробного описания своей жизни.

Хронологические рамки моей работы охватывают всю жизнь Птолемея Сотера с рождения и до момента смерти. Он прожил с 367 по 283 гг. до н.э., как считает Дройзен и Якоби, хотя рождение Птолемея можно назвать спорным вопросом1. Бенгстон считает эту дату слишком ранней и называет 360 г. до н.э. более приемлемым2. Но, всё же, присоединимся к мнению Дройзена.

В основе моей работы лежат письменные источники - работы античных авторов. Наиболее полную информацию по периоду похода Александра в жизни Птолемея даёт Флавий Арриан3. В предисловии к переведённому тексту академик В.Стуве пишет, что Арриан трезвый историк, и он заслуживает наибольшего доверия и по методу своей работы, и по источникам, доступным ему. По прочтении этой работы Арриана, можно с уверенностью согласиться со Струве.

Вторым по значению источником можно назвать Курция Руфа1, который также подробно описал поход Александра (особенно его финал) и описал события, произошедшие сразу же после смерти македонского царя. Из его работы можно почерпнуть множество подробностей полезных при интерпретации сущности происходивших событий и личности Птолемея.

По деятельности Птолемея на троне Египта даёт информацию Павсаний2, хотя она часто отрывочна и представлена, восновном, краткими упоминаниями. Он описывает отношения Лага с Аттикой, областью Греции, предоставление её жителям помощи в борьбе с Антигоном. Описывает архитектурное наследие Сотера и прочее.

О правлении Птолемея говорит Корнелий Тацит3, уделяя особое внимание созданию царём нового культа в Египте. Информация дана довольно лаконично, но содержит много деталей. В частности описываются сложности с принятием культа Сераписа у простого населения.

О захвате Птолемеем Иудеи говорит Иосиф Флавий4. Описывает также отношения Лага с иудейскими религиозными деятелями. Дана краткая, но детальная информация.

Полезную информацию даёт Страбон5, но так как он занимался созданием научного труда с точки зрения географии, то упоминания о Птолемее носят краткий и отрывочный характер. Птолемей упоминается, чаще всего, как правитель определённых областей, описанием которых занимался автор.

Небезынтересным является произведение Плутарха "Застольные беседы"6, где он собрал изречения многих известных людей древности, к которым причислен и Птолемей I. Нас интересует одна фраза Сотера, которая характеризует его как человека.

Современные учёные неоднократно обращались к информации, почерпнутой из источников, которая, иногда, по – разному интерпретируется авторами, и отношение к конкретному событию может разительно отличаться. Это приводит к тому, что приходится искать "золотую середину", а это, временами, очень осложняет поиск истины.

Детальную информацию, основанную на собственных исследованиях, даёт Иоганн Дройзен1. Он предоставляет чёткую информацию по данной теме, но другие исследователи, порой подвергают критике его суждения, что, однако, не может повлиять ни на авторитет учёного, ни на значение его исследований.

Очень хорошо описывает Птолемея Г.Бенгстон2. Отдельная глава его книги, посвящённая непосредственно Сотеру, освещает все стороны жизни Лага. Описание жизни Лага у этого автора, тем не менее, нельзя назвать объёмным. Но в сравнении с другими авторами, которые, Лага, порой, игнорируют, например Шахермайр, труд Бенгстона очень ценен, как обобщение информации о Птолемее.

Подробную и детальную информацию предоставляет А.Шофман. На многие спорные вопросы даны развёрнутые ответы. Исследования качественно оформлены и упрекнуть в чём-либо автора трудно. Две книги, касающиеся данной темы характеризуют восточный поход Александра3 и распад его империи4. Птолемей упоминается в общем контексте, но сведения в обеих книгах даны о нём удобной форме.

Неплохо даёт информацию Ф.Шахермайр5, хотя его можно упрекнуть в некоторой предвзятости по отношению к Птолемею. Несмотря на это он предоставляет детальные сведения по многим вопросам.

Очень полную информацию о династии Птолемеев, вцелом, и конкретно о Птолемее I, даёт А.Ранович.6Исследователь описывает множество событий из истории Птолемеев, при этом даёт множество полезнейших комментариев и ссылок на других учёных.

Неплохо раскрывает данную тему И.Свенцицкая2, уделяя особое внимание экономическим вопросам. Описывает она экономику и экономические отношения Птолемеевского Египта с другими государствами. Она описывает правления всех Птолемеев в сравнительном анализе их деятельности на престоле. Много внимания уделяет Птолемею первому.

О культуре Египта этого периода и о реформах в этой сфере Птолемея и его наследников пишут Д.Брестед и Б.Тураев3. Эти авторы дают сравнительную характеристику египетской культуры при правлении Птолемеев и периода им предшествовавшего.

А.Боннар4 даёт хорошую критическую статью по Птолемею и оппонирует по некоторым вопросам вышеперечисленным авторам. Говоря его же словами, он углубляется в семейные истории Лагидов. Подробно описывается финал жизни Птолемея Сотера и его взаимоотношения с наследниками.

Краткую характеристику Птолемея Сотера даёт Лубченков Ю. Он кратко описывает все стороны жизни Лага. Поскольку книга посвящена полководцам, то несколько больше внимания Лубченков Ю. уделяет Птолемею – полководцу5.

Как вывод по историографии данного вопроса можно сказать следующее. Жизнь Птолемея Лага описана многими исследователями и в историографии представлена довольно широко, хотя биографических работ не много. Птолемей часто упоминается в работах об Александре Македонском. Гораздо меньше информации о Птолемее, взошедшем на египетский трон. Античные авторы не составили биографии Лагида, что осложняет описание этого периода его жизни.

Описание Птолемея I Сотера, как исторической личности и анализ его деятельности, является целью этой работы.

Главной задачей является создание биографии этого царя и сравнительная характеристика Птолемея – государственного деятеля, и Птолемея – человека, базирующееся на античных источниках и на работах современных исследователей.

Глава I

Птолемей Лаг – соратник Александра Македонского

Птолемей прошёл длинный жизненный путь. Был и другом Александра Великого, и его телохранителем, был и фараоном Египта, и учёным – летописцем. Он написал труд, который стал, без преувеличения, эталоном для многих авторов древности. Назвал он свою работу "Воспоминания", в котором стремился противопоставить истину романтическому вымыслу об Александре и его соратниках1. Лаг подробно описал не только походы сына Филиппа II и свою роль в этом предприятии, но и войну диадохов. К сожалению, его работа до нас не дошла, но многие античные авторы, как например, Арриан Флавий, часто ссылаются на Птолемея.

Благодаря Лагу мы знаем много об Александре и связанных с ним событиях, но мало о самом Птолемее, который, по видимому, не считал нужным описать собственную жизнь. О нём мы узнаём от других греческих и римских авторов, но это, зачастую, отрывочные сведения или информация "из третьих рук", которая, к тому же, может быть противоречивой.

Птолемей был сыном Лага2 и Арсинои3. Семья матери была более знатной, она состояла в родстве с македонским царским домом. Отец Птолемея — Лаг относился к одной из почтенных македонских семей, материальное благосостояние которых основывалось на земельных владениях1. А.С.Шофман, ссылаясь на Павсания, говорит о второй версии происхождения Птолемея: македоняне считали Птолемея сыном Филиппа и внуком Аминты, а сыном Лага его именовали только официально2. Македонский царь выдал мать Птолемея — Арсиною замуж за Лага3, когда она уже беременна им4. Однако, по мнению Бенгтсона, это маловероятно и, возможно, было придумано лишь с целью узаконить Птолемея, правителя Египта, в качестве царского сына. Здесь, как считает он, речь идет о позднейшей версии, являвшейся не редкостью во времена диадохов5.

О юности Птолемея известно очень немного. Во всяком случае, как считает, уже упомянутый Бенгтсон, Птолемей принадлежал к друзьям юного наследного принца Александра, Вместе с ним он покинул Македонию, когда Олимпиада и её окружение стали неугодны царю Филиппу II Македонскому. Это произошло, когда Филипп выбрал себе новую избранницу – Клеопатру, а Аттал – отец последней – на свадебном пиру попросил богов "даровать македонскому царю законных детей". Александр, в порыве гнева, бросил в Аттала кубок, Филипп заступился за нового тестя и поднял меч на своего сына. Находясь в сильном алкогольном опьянении, царь не удержался и упал. Потом Александр сказал фразу из - за которой и бежал на родину матери в Эпир: "Вот человек, который собирается идти походом в Азию, а не в состоянии даже пройти от ложа к ложу"6. Ф.Шахермайр считает, что Александр после этого не просто бежал в изгнание, но и готовился к войне с отцом за престол – искал союзников в Эпире и Иллирии7.

После убийства Филиппа в 336 г. до н.э. Птолемей с Александром возвратились из Эпира, в Македонию. Уже тогда, по-видимому, Лаг принадлежал к друзьям македонского правителя, хотя и не занимал ещё ключевых позиций.

Нужно уделить внимание тому, как Александр подбирал себе друзей или пареа, если пользоваться термином, который использует Шахермайр. Пареа – это сообщества молодых людей, сверстников. Термин современный, но вполне подходящий в данной ситуации. В близкий круг АлександраIII входили: Гефестион из македонской знати, Птолемей, представитель эордейской знати, Гарпал, происходивший из элимиотской знати и другие представители знатных семей1. Это были не просто друзья, это были люди, имевшие достаточно могущественный род за своей спиной. Таких друзей можно использовать в борьбе за престол, тем более что сильный союзник в дворцовых интригах лишним не бывает. В окружении Филиппа также были "друзья" и они использовались правителем в основном для укрепления собственной власти и для сохранения целостности государства.

Не помешает также сказать пару слов об образовании при дворе Филиппа. Больше, чем кто-либо прежде, он привлекал сыновей знати на
службу при дворе. Он создал для них нечто вроде придворной школы "пажей". "Пажи" общались с царем, греческие учителя обучали их риторике, знакомили их с мифологией, с Гомером. Поэтому офицеры Александра отличались необычайным знанием мифологии, философии и литературы.2 Не стоит забывать и об Аристотеле – прославленном наставнике полководца, великом учёном и философе. Аристотель видимо сильно повлиял на молодого Александра, если у того возникли идеи об эллинлзации варваров. Аристотель, тем не менее, считал, что греки и македонцы стоят над варварами, и должны ими править.

Примерно так выглядела обстановка с образованием в среде знати, к которой и принадлежал Птолемей.

Грамотно используя "кнут и пряник", Александр получил расположение многих влиятельных родов, за исключением разве что Линкистидов и горцев – элимиотов. Арриан говорит о собрании, которое созвал двадцатилетний наследник престола Македонии после смерти царя. На нём он обратился к "эллинам, живущим на Пелопоннесе", чтобы они дали ему командование походом против Персии. Просьбу его удовлетворили все, кроме лакедемонян"1. Филипп старался объединить страну и действовал в зависимости от обстоятельств. Александр был правителем совершенно другого типа, который не приспосабливал себя к обстоятельствам, а обстоятельства приспосабливал к себе.2 Тем не менее, поддержка родов ему требовалась как воздух. С претензией на престол не только Греции и Македонии, но и Персии требовалась любая поддержка, в том числе и от "друзей".

Молодой Лаг сопровождал Александра на протяжении всего азиатского похода3. Бенгстон утверждает, что Птолемей участвовал в битве при Иссе (333 г. до н.э.) и вместе с царём вступил на землю Египта4. Но занимать достаточно высокое положение он стал только после событий связанных с Филотой и Парменионом (осень 330 г. до н.э.). Эти события можно трактовать по-разному. Главным вопросом остается, участвовал ли Филота в заговоре против Александра или нет. Ведь, даже под пытками, как утверждает Арриан, Филота не сознался, а только сказал то, что от него требовали. Пармениона же убили для предотвращения возможной мести за смерть сына5.

После раскрытия заговора царь доверил Птолемею освободившееся место соматофилака (телохранителя). Арриан об этом пишет так: "Александр, заподозрив Деметрия, одного из телохранителей, в причастии к заговору Филоты, он (Македонский) арестовал его (Деметрия), и назначил телохранителем, вместо Деметрия, Птолемея, сына Лага"1. Таким образом, он стал принадлежать к ближайшему окружению македонского властителя и находиться на должности способствующей дальнейшему росту. Лагиду не только вменялась в обязанность охрана царя, но и поручались различные важные дела, при выполнении которых предоставлялась возможность отличиться. Так, ему удалось схватить цареубийду Бесса, который убил Дария III, пытавшегося спастись бегством, чтобы не дать царю попасть в руки Александра; и ставший новым предводителем персов под именем Артаксеркс IV. Впрочем, пленение Бесса, по мнению Бенгтсона, надо оценить высоко, так как эту операцию пришлось провести против коварного и жестокого врага, который к тому же опирался на симпатии большой части населения, проживающего на территории современного Ирана2. Хотя Ф.Шахермайр представляет Бесса на момент его пленения как полностью опустившегося нравственно человека, труса и предателя, от которого отказались его соратники: " Не оказав сопротивления, Бесс, цареубийца и вероломный мятежник, трусливо сдался"3. После такой оценки ситуации трудно говорить о каком – либо геройстве Птолемея, но также нужно признать, что отзывы Шахермайра не льстят Птолемею, особенно скептически он отзывается о трудах Лагида: "Хотя Птолемей часто цитирует официальные данные самого Александра, относиться к его сведениям нужно с такой же осторожностью, как и к данным, сообщаемым Цезарем. Опасаться следует не искажений, вкравшихся в традицию, а извращения истины, которое присуще диктаторскому режиму"4После таких слов можно заподозрить Шахермайра в некоторой предвзятости к Лагиду. Но так как это достаточно авторитетный исследователь его позицию нельзя не учитывать. Бесс несмотря ни на что был сильным противником ведь он, даже после потери поддержки своих союзников, продолжал боевые действия, хотя его поведение больше напоминало партизанскую войну, и он избегал прямой стычки с войсками Александра. Бесс допустил несколько непростительных ошибок, как например, сдача Бактрии и Согдианы, отступление от переправы без сопротивления и другие. Согдиана не была раем для Александра и его войска. Местная знать могла отнестись лояльно к Александру, только если бы он оставил всё, как было при Ахеменидах, но реформаторская деятельность, создание нового города и ряд других причин повергли страну в народную войну.1Продвижение по Согдиане Птолемею и его отряду могло быть сопряжено с определённым риском, даже не смотря на то, что, как считает Ф.Шахермайр, знать, фактически, отдала Бесса Александру. Арриан2 пишет об этом так:" Перейдя через Окс, Алекандр спешно направился туда, где, по его сведениям, находился Бесс с войском. В это время к нему пришли от Спитамена и Датаферна сказать, что если он пошлет им хотя бы небольшой отряд с его начальником, то они схватят Бесса и передадут его Александру. Он и сейчас у них под стражей, хотя они еще и не надели на него цепей. После такого известия Александр дал войску передохнуть и повел его медленнее, чем раньше, а Птолемею, сыну Лага, приказал спешить к Спитамену и Датаферну; он дал ему три гиппархии "друзей" и всех конных дротометателей, а из пехоты Филотов полк, хилиархию щитоносцев, всех агриан и половину всех лучников. Птолемей двинулся, как ему было приказано, и, проделав за четыре дня расстояние, которое положено проходить за десять дней, прибыл в лагерь, где накануне ночевал Спитамен со своими варварами. Тут Птолемей узнал, что у Спитамена и Датаферна отнюдь не было твердого решения выдать Бесса. Он приказал пехоте следовать за ним в строю, а сам с конницей поскакал в селение, где находился Бесс с небольшим числом воинов. Спитамен со своим отрядом уже ушел оттуда; им было стыдно выдать Бесса собственными руками. Птолемей окружил селение своими всадниками (оно было обведено стеной с воротами) и объявил варварам, находившимся там, что они останутся целыми и невредимыми, если выдадут Бесса. Они впустили отряд Птолемея к себе.(3) Птолемей, забрав Бесса, пошел обратно и отправил вперед гонца к Александру с вопросом, в каком виде следует представить Александру Бесса. Александр приказал вести его голым, в ошейнике и поставить справа от дороги, по которой Александр должен был пройти с войском. Птолемей так и сделал... Так пишет о Бессе Птолемей. Аристобул же рассказывает, что Бесса привели к Птолемею Спитамен и Датаферн и что они передали его Александру голого и в ошейнике"1. Эта цитата довольно объёмна, но поскольку по поводу того был ли захват Артаксеркса подвигом Птолемея, как считает Бенгстон2, или нет, как считает Шахермайр3, есть разногласия то она не будет лишней. Множество деталей по убийству Дария и пленению Бесса предоставляет Курций Руф. Правда, его рассказ прерывается подробным описанием заговора Филоты4, но так как Птолемей был непосредственным участником обоих событий то в данном случае Руфу можно простить перескакивание с одной темы на другую.

Описывая события, произошедшие с Бессом в Бактрии Курций Руф обходит своим вниманием Птолемея и говорит, что Артаксеркса IV, как назвал себя Бесс, привели к Александру ближайшие соратники пленника – Спитамен, Катен и Датаферн.

Тем не менее, с этого времени Птолемею доверяли труднейшие поручения. Так, он получил задание подготовить захват горной крепости Аорн (Пир-сар), которая препятствовала продвижению войска Александра в Индию. Правда, ему не удалось овладеть этим укреплением с первого приступа, оно было взято лишь после систематической осады5. Вообще же при оценке войн македонян с индийцами надо принять во внимание, что последние не могли состязаться с военной техникой македонян6.

Но вернёмся к военным действиям. Когда при штурме города маллов Александр был тяжело ранен стрелой в грудь, его телохранителя Птолемея, по собственному его свидетельству, не было поблизости, и, хотя более поздний источник изображает его спасителем царя, это, возможно, не соответствует исторической действительности1. О том, что Птолемей, в свою очередь, был ранен отравленной стрелой в боях под городом брахманов Гамарталией, свидетельствует только предание, восходящее к Клитарху, однако факт этот сам по себе не кажется невероятным2. Но то, что Александр во сне увидел целебную траву, необходимую для ран Птолемея,— это, несомненно, позднейшая легендарная версия.3К вышесказанному следует добавить слова А.С.Шофмана, что явное превосходство над врагом инды имели в стрельбе из лука. Они достигли в этом выдающихся результатов – высокой точности, ловкости и дальнобойности. Стрела пробивала и щит, и нагрудную броню, сражая противника наповал. Именно такой стрелой, по его мнению, был ранен в Индии сам Александр; пущенная с близкого расстояния, она пробила панцирь и вонзилась глубоко в ребро, оставив опасную рану, чуть не оказавшуюся смертельной.4

Именно в азиатском походе Птолемей принимал активное участие и смог себя проявить с лучшей стороны. В индийском походе Лаг укрепил своё положение при Александре. Птолемей благодаря военной добыче сделался богатым человеком. Он не случайно принадлежал к триерархам, назначенным Александром для построения флота на Гидаспе. Триерархия была первоначально чисто аттическим явлением. Здесь, в Индии, она была возрождена Александром в новом виде. И лишь богатейшие среди приближенных царя были в состоянии взять на себя триерархию. Птолемей часто упоминается как исполнитель воли царя, выполняющий поручения не всегда связанные с военной деятельностью. Например, Арриан упоминает о болезни Калана:"...Александр долго возражал ему, но увидел, что его не переубедить и что если ему не уступить, то он иным способом, но всё равно уйдёт из жизни. Он велел, следуя собственным указаниям Калана, сложить огромный костёр; распорядиться этим он велел Птолемею, сыну Лага, телохранителю1". На основе вышесказанного можно предположить, что "карьерный рост" Лага проходил довольно долго. Во время болезни Калана Птолемей ещё не занимал такого положения, как, например, Пердикка. Ответственность за сооружение погребального костра (даже не всей процессии, а только костра) свидетельствует о недостаточно высоком статусе сына Лага среди телохранителей и друзей Александра, хотя это только субъективное мнение. Его влияние при царе увеличивается постепенно. Когда происходит инцидент с Клитом, то Лаг выступает в роли миротворца и, вместе с Пердиккой, пытается успокоить Клита и Александра.2 Этот эпизод, на мой взгляд, также показывает положение Птолемея в иерархической лестнице. То, что он находится на пиру среди друзей царя и успокаивает с Пердиккой – Клита свидетельствует о не последнем месте среди элиты. "Росту" Птолемея способствовали его военные победы. Фраза Курция Руфа, очень красноречива: " Птолемей взял очень много городов, зато Александр – самые значительные"3. Росту его славы способствовал поединок с индийским царем, состоявшийся в области Певкелаотиде. Героические поединки — мотив, часто используемый в античной традиции для приукрашивания черт главного героя произведения который, часто является заказчиком, но в данном случае моё мнение совпадает с мнением Бенгтсона, который "не имеет ни малейшего основания сомневаться в исторической достоверности этого события"4.

Интересовался Птолемей военными проблемами и системой управления. Всякий раз, как об этом заходит речь у Арриана, он, как правило, ссылается на Птолемея5. Эти виды деятельности - военное дело и система управления — были его сильнейшими сторонами. Птолемей проявил себя, в особенности на заключительном этапе Азиатского похода, способным офицером, отличавшимся осмотрительностью и личной храбростью, однако руководящей позиции он еще не занимал. Люди, подобные Пердикке и Кратеру, бесспорно, стояли ближе к царю, не говоря уже о Гефестионе, самом близком друге Александра. Но Гефестион умер уже осенью 324 г. до н.э.

Во время массовой свадьбы в Сузах Птолемей женился на знатной персиянке, дочери Артабаза - Артакаме. 1Этой женитьбой он, как и другие офицеры, и солдаты, исполнил заветное желание своего царя: Александр хотел помирить и соединить в брачном союзе оба ведущих народа своей державы, македонян и персов, с тем, чтобы они могли в мире и согласии осуществлять господство в империи. При этом не следует упускать из виду, что македоняне — женатые и холостые — уже около десяти лет провели вдали от родины и что многие из них находились в близких отношениях с иранскими женщинами, которые теперь, по крайней мере, отчасти, были узаконены. Идея Александра относительно слияния народов была, прежде всего, политической идеей, и массовая свадьба в Сузах должна была быть лишь началом более грандиозного предприятия. Однако царь смог заложить лишь фундамент для этого слияния народов, все остальное осталось неосуществленным из-за его слишком ранней смерти.

О персиякке Артакаме (или Апаме) в позднейшей традиции мы не найдем никаких упомипаний — в жизни Птолемея она не сыграла никакой роли, чего нельзя сказать о Таис, гетере, которая следовала во время походов за войском Александра и, как сообщает Клитарх, дала повод к разрушению персидских дворцов в Персеполе. Однако последнее, по мнению Бенгстона, представляется романтическим преданием, и не заслуживает никакого доверия. Таис вошла в историю как возлюбленная Птолемея, который взял ее к себе после смерти Александра, но знал он ее еще раньше. От этой связи Птолемея с Таис родилось несколько детей — два сына, Леонтиск и Лаг, и дочь Эйрека. О ней известно, что она вышла замуж за Эвноста— царя города Солы на Кипре1. Но это относится уже к несколько более позднему времени.

Со смертью Александра в Вавилоне 10 июня 323 г. до н. э. началась новая эра для всех окружавших царя, включая Птолемея, но события этого периода его жизни стоит рассматривать более детально в следующей главе. К моменту гибели Александра Лаг достиг многого, хотя, по моему мнению, его роль была несколько неопределённой. Он принадлежал к свите царя и был очень богат, он был причислен к друзьям царя и постоянно находился при нём, исполняя свой долг телохранителя. Но Птолемей Лаг по-прежнему уступал Пердикке, Кратеру и Антипатру по статусу.

Он родился в знатной семье, получил достойное образование, прошёл путь друга и соматофилака Александра Македонского, стал полководцем и одной из самых заметных фигур в новом государстве Александра II, прозванного Великим. В истории не сохранилось свидетельств того, что он был интриганом и заговорщиком при дворе. Наоборот – он часто выступал в роли миротворца. Отношение к нему неоднозначно, как и ко многим неординарным личностям, оставившим свой заметный след в истории. Я взял на себя смелость так его назвать потому, что о заурядном человеке не вспоминали бы через две тысячи лет, и он не стал бы основателем новой, последней династии египетских фараонов.


Глава II

Птолемей I Сотер – царь Египта

Со смертью Александра в Вавилоне 10 июня 323 г. до н. э. началась новая эра для всего окружения царя, включая Птолемея. Сразу после смерти Александра встали два вопроса: кто станет править империей и как разделить наследство, чтобы в рамках существующей традиции удовлетворить интересы всех. Огромная авторитарная империя, основанная персами, а затем захваченная Александром, теперь потеряла своего правителя. Не было никого из членов царской семьи и из приближенных, кому остальные согласны были бы подчиниться. Мужских отпрысков своей семьи Александр давно уничтожил, ещё после смерти отца. Наследником мог стать Арридей, незаконнорожденный сын Филиппа и Филинны, единокровный брат Александра. Но, по мнению Фрица Шахермайра, слабоволие и подверженность эпилепсии1 не способствовали установлению Арридея на престоле. Второй претендент на трон – не родившийся ребёнок Роксаны2. Шахермайр говорит и о третьем претенденте на трон империи - Геракле, незаконнорожденном сыне Барсины, но он тоже не мог быть правителем, по объективным причинам – на момент смерти Александра ему было пять лет3. К тому же, он был наполовину персом4.

Курций Руф уделяет много внимания спорам о престолонаследии и описывает это в деталях. Одним из первых выступил Птолемей, с предложением отказаться от какого – либо правителя, а решать все вопросы на собрании. Но потом выступил Аристон с предложением передать власть Пердикке, как самому достойному. Пердикка, находился во время совета очень близко к назначению его преемником царя, но - колебался между сильным желанием и совестливостью и при том рассчитывал, что чем сдержаннее он будет добиваться желаемого, тем настойчивее будут другие ему это предлагать. Итак, после долгих колебаний, не зная, как ему поступить, он всё же отошёл и стал позади тех, кто стоял ближе"5. Таким образом, Пердикка сам был виновен в том, что не стал новым царём. Можно предположить, что он вскоре раскаялся в своей нерешительности на совете, так как начинает активную борьбу за верховную власть в империи. Но это будет позже. На совете события развивались так: Мелеагр, назвав Арридея царём Филиппом и получив поддержку со стороны простых воинов, попытался выступить против Пердикки и тех, кто его поддерживал. Тем временем, Пифон, объявляет опекунами будущего сына Роксаны Пердикку и Леонната, "рождённых от царской крови". Кроме того, поручает Кратеру и Антипатру управлять делами в Европе. "После этого от каждого была принята присяга признавать власть сына Александра"6. Но Мелеагр со своими людьми привёл Арридея. Пердикка "из – за предосторожности" приказывает запереть зал, в котором лежало тело Александра. "С ним было шестьсот выдающихся мужеством воинов, присоединился к нему также Птолемей и когорта царских телохранителей. Однако без труда запоры были сломаны тысячной толпой вооруженных. Ворвался и царь, окруженный толпой прислужников во главе с Мелеагром. Возмущённый Пердикка отзывает в сторону желающих охранять тело Александра, но ворвавшиеся силой издали мечут в него копья. Многие были уже ранены, когда вельможи сняв шлемы, чтобы их легче было признать, начали просить бывших с Пердиккой не начинать распри, а уступить царю и большинству". Этот отрывок повествует о первом вооружённом столкновении за трон. После этого Пердикка и его сторонники, опасаясь засады, вышли из дворца и бежали к Евфрату. "Конница, состоящая из знатнейших юношей, следовала в большом числе за Пердиккой и Леоннатом". Этот момент очень показателен, так как свидетельствует о расколе не только среди старшины, но и в войске Мы видим, что войска остались без конницы. Тем временем, Мелеагр, подбивает нового царя убить Пердикку и посылает отряд. Но последний не сдался и, со своими всадниками, задержал хлеб, который предназначался для города. В Вавилоне начался голод, и появились требования отправить послов к всадникам для прекращения распри. Пердикка предъявил требование выдать ему зачинщиков разногласия. Солдаты царя также взялись за оружие. Назревал новый конфликт, но с вовлечением гораздо большего числа людей. Неожиданно выступил царь: "Что касается меня, я больше всего хочу сложить с себя эту власть, чтобы не вызвать пролития крови граждан, и если нет никакой надежды иначе добиться согласия убедительно прошу вас: выберите другого царя!"1. Было решено, что Пердикка, Лисимах и Мелеагр будут править вместе. Потом произошло убийство Мелеагра и его ближайших соратников. Пердикка собрал совещание, на котором было решено поделить империю так, чтобы царь сохранил наивысшую власть. Далее следовал раздел сатрапий, где Птолемей стал сатрапом Египта. А сам Пердикка, должен был находиться при царе и командовать состоящими при нём войсками. Кратер был назначен простатом и также находился при царе. Тут Курций Руф делает замечание, что только Евмен не претендовал на империю1. Египет не был Птолемею совершенно неизвестен. Уже при Александре, в 332/331 г., он смог оценить преимущества, связанные с положением и населением этой страны. С востока и с запада Египет был отгорожен широкой полосой пустынь. Как показали события времени диадохов, страна была практически недоступной; продвижение через Дельту, благодаря ее многочисленным рукавам и каналам, было сопряжено для любого агрессора с величайшими трудностями. К этому прибавлялась еще мощная пограничная крепость Пелузий, препятствовавшая проходу в Египет с востока. Страну легко было защищать, и если бы даже нападающему удалось преодолеть зону пограничных укреплений, то все равно огромная протяженность Нильской долины между Дельтой и Верхним Египтом доставила бы ему снова большие затруднения. Расстояние между столицей Александрией и Элефантиной составляло более тысячи километров. К этому добавлялась еще область Додекасхойн, простиравшаяся вплоть до Гиерасикамина, которая, впрочем, была включена в состав Египетского государства уже после ПтолемеяI. Напротив, ширина страны была незначительной, лишь в Дельте расстояние с востока на запад в самом широком месте составляло примерно 250 км. Плодородной земли было очень мало, по существу, она ограничивалась узкой долиной Нила. Все здесь сводилось к тому, чтобы заставить почувствовать авторитет власти даже в наиболее отдаленных уголках страны. Это требовало грамотного и осторожного правителя коим, без сомнения, являлся Птолемей Лаг – сатрап Египта.

Боннар1 и Дройзен2 называют Птолемея самым здравомыслящим полководцем Александра и вышеописанные события это подтверждают. Лаг был первым, подсказавшим единственно правильное решение о наследовании, что показало время3. Шахермайр задаётся вопросом, могла ли вообще эта превратившаяся в призрак царская власть стать предметом наследования4? Арридей и Геракл не принимали участия в завоевании Азии, не говоря уже о сыне Роксаны. Александр Македонский завоевал огромную территорию усилиями своих сподвижников, и именно они были наследниками и преемниками. В войсках появились требования о разделе сокровищ, захваченных в Персии. Началась борьба всех против всех5. Истинные намерения сперва скрывались. По его мнению, честнее всего по отношению к царскому дому вел себя Антипатр, никогда не покидавший Македонию и поэтому не стремившийся к власти в Азии. Можно было рассчитывать также на преданность Кратера, которого весть о смерти Александра застала в Киликии, на пути домой, куда он вел ветеранов. Почти все сподвижники Александра, собравшиеся после его смерти в Вавилонии, в той или иной мере преследовали собственные цели. Они либо стремились к власти в какой-нибудь сатрапии, либо, как, например, Пердикка, стремились унаследовать трон Александра. Лишь один из сподвижников, Эвмен, остался верным семье покойного царя.6 Птолемей, сразу же выступив против семьи
и централизованной империи, предложил разделить империю между военачальниками и превратить ее в, своего рода, федерацию сатрапий. Правители должны были назначаться из военачальников. Власть потомков царской семьи полностью исключалась. Грандиозный и перспективный план, который тайно одобряло большинство начальников (мы можем это утверждать исходя
из событий произошедших далее), но который слишком быстро разрушал традиции власти. Поэтому он не встретил одобрения совета знати и войска. В результате ожесточенных споров Пердикка стал фактическим правителем империи, а Птолемей отчасти добился своего, получив в правление самую лучшую сатрапию – самую богатую, самую защищённую (ввиду географических условий) и вполне самодостаточную.

С первого же года своего регентства, Пердикке постоянно противопоставляются личные интересы старых товарищей по оружию, как считает Шофман, они отказывались исполнять его приказания и действовали наперекор стремлениям Пердики и Эвмена сохранить единство государства Александра за его потомством1. С последним, пожалуй, можно не согласиться, так как первый (если судить по историческим фактам) больше заботился о собственной власти, чем о сохранении империи для потомков царя. Второго же упрекнуть не в чем, Руф, как уже было сказано, называет Евмена единственным не претендовавшим на империю2.

Постепенно против Пердикки и Эвмена стала складываться коалиция, главным представителем которой был Антигон3. Кроме него, в неё входили Антпатр и Птолемей. Началась длительная борьба за власть. Прежде всего, позиции Птолемея и регента столкнулись на Кипре. Руководители различных городов этого острова объединились с Лагидом и осадили многочисленными кораблями Марион. Пердикка отправил на помощь осажденным значительный флот, в который включил 800 наемников и 500 конников. Всеми силами командовал старый телохранитель Александра Аристон.

С конца 322 г. до н.э. военные столкновения между регентом, объединенным с Эвменом против коалициантов, казались неизбежными. Основным театром военных действий становились Малая Азия и Египет. В Малую Азию двинулись Антипатр и Кратер, в Северной Африке действовал Птолемей. Против них должны были развернуться параллельно военные операции Эвмена и Пердикки. Более активные действия против коалиции Антипатра и Кратера вел Эвмен, который обнаружил здесь незаурядный воинский талант, победив трёх полководцев – Антипатра, Кратера и Неоптолема.

Параллельно с действиями Эвмена в Малой Азии весной 321 г. до н.э. Пердикка во главе многочисленной армии двинулся в Египет. По утверждению Павсания1, Пердикка желал отнять у Птолемея царство над Египтом. Однако это не принесло ему никаких выгод. С самого начала похода у регента начались затруднения. Он отдал приказ выступить ночью. После форсированного марша им был раскинут лагерь возле Нила. Когда наступил день, его войска начали переправляться через реку в следующем порядке: слоны, гипасписты, носильщики различных инструментов, необходимых при штурме крепостей; конница, которую Пердикка намеревался бросить против конницы Птолемея, как только она покажется2. Однако все планы и намерения Пердикки были расстроены. Его армия находилась еще посредине Нила, когда показались воины Птолемея. Они успели занять большую крепость. Войска Пердикки ринулись на крепостные стены, применив лестницы, гипасписты начали штурм, слоны атаковали полисады и бойницы. По мнению Диодора, на которого ссылается Шофман3, Птолемей здесь блестяще проявил себя. Тем не менее, с обеих сторон были тяжелые потери. Пердикка имел преимущество в числе, а его противник в позиции. После дня борьбы, когда слоны, погонщики которых были убиты или ранены, вышли из строя, а сопротивление осажденных ничуть не ослабевало, Пердикка снял осаду и. вернулся в свой лагерь. Но он не признал себя побежденным и уже ночью выступил в дорогу. Вскоре его войско добралось до места, где Нил, разделенный на два рукава, образует остров, на котором многочисленная армия могла разместиться в полной безопасности. Однако переправить туда войска было довольно трудно из-за
глубины реки, сложности фарватера и тяжести оружия. Чтобы ослабить силу течения, регент поставил слева слонов, а справа — конницу, обязанную подбирать пехотинцев в случае, если их увлечет течение, и переводить на другой берег. Часть армии смогла пересечь Нил, но остальным это не удалось4. Те, кто перешел на другой берег, не были в состоянии дать отпор врагу, и Пердикка вынужден был приказать всеобщее отступление. Самые выносливые и умеющие хорошо плавать сумели вновь переплыть Нил, несмотря на тяжесть своего вооружения, но остальные воины или утонули, или попали в плен к солдатам Птолемея,
или же стали добычей крокодилов1. Погибло более 2 тыс. воинов. Это вызвало раздражение воинов против Пердикки, которое больше возрастало из-за ловких приемов Лагида, воздавшего телам своих противников траурные почести и отправившего их останки родителям и друзьям погибших.
С наступлением ночи многие полководцы выставили против Пердикки обвинения, к ним присоединились воины фаланги. Вскоре сотня командиров открыто изменила ему. Среди них был мидийский сатрап Пифон. Несколько кавалеристов, примкнувших к заговору, проникли в шатер Пердикки, под предводительством начальника аргираспидов Антигона и начальника конницы Селевка. Пердикка был убит2.

Вместо погибшего Пердикки регентом стал — Антипатр, которому было тогда 77 лет. По мнению Шофмана, больше подходил к роли регента Птолемей — и по своим организаторским способностям, и по географическому расположению контролируемого им региона. Но Птолемей раньше других диадохов понял невозможность удержать единство конгломератного государства и стремился лишь расширить свои владения, умножить богатства, упрочить своё влияние. Более широкими были замыслы другого главного союзника Антипатра — сатрапа великой Фригии Антигона1. Смерть Кратера и Пердикки сделала необходимой новую систему сатрпий. Их второе распределение под руководством нового регента Антипатра было произведено в местечке северной Сирии, в Трипарадисе в 321—320 гг. до н.э. При этом разделении сатрапий Птолемей сохранил Египет и все территории, владельцем которых он стал после военных действий. Важный момент, что регент усилил войска сатрапа Азии для борьбы с Эвменом, добавив ему 8500 пехотинцев и конников, и 70 слонов, как утверждант Шофман2, ссылаясь на Диодора.

Антипатр умер через два года после того, как взял бразды правления империей (319г. до н.э.). Разразился новый кризис, который послужил причиной гибели царской семьи и всей империи1. Олимпиада стала мстить всем враждебным ей македонским родам, прежде всего семье Антипатра и многочисленным отпрыскам незаконных связей Филиппа. Арридея и Евридику она велела бросить в темницу. Затем Арридей был убит, а Евридика покончила жизнь самоубийством (317 г. до н. э.). Кассандр почти без всяких усилий завоевал Македонию, взял в плен Олимпиаду и начал уничтожать все, что было связано с ней и Александром (316 г. до н. э.). Шахермайр считает, что он, наконец, получил возможность отомстить Александру — замысел, который он вынашивал со времени своей поездки к царю в качестве посла2. По его приказу войсковое собрание приговорило Олимпиаду к смерти. Роксану с маленьким сыном он велел содержать под стражей в Амфиполе, а затем и убить их (309 г. до н. э.). Барсина и ее сын пали жертвами козней Полиперхона3.

За эти пятнадцать лет погибли не только члены царской семьи, но и многие сподвижники царя. Одни нашли смерть в сражениях, другие пали от руки убийц, третьи были осуждены на смерть враждебно к ним настроенным войсковым собранием. Лишь небольшая часть армии Александра увидела родину, это были ветераны, которых вёл Кратер4. Говоря о них можно вспомнить версию Курция Руфа о том, что последний, будто бы, был послан за неким ядом для убийства Александра, но это мало вероятно, так как о смерти правителя он узнал находясь в этом походе5.

Умирая, Александр хотел оставить свою империю самому деловому и толковому из сподвижников, но такого среди них не оказалось, что можно считать доказанным историческими фактами. Все, кто пытался подражать Александру и стремился к власти над империей, неотвратимо погибали. Выжили лишь те диадохи, которые с самого начала довольствовались частью империи, где они создавали свои небольшие государства, то есть те, кто обладал способностями Птолемеев или сына Селевка — Антиоха (как считает Шахермайр1). В конечном итоге Македония попала в руки наследников Антигона, в Малой Азии образовалось небольшое царство Атталидов. Греция оставалась раздробленной и стала ареной столкновений интересов Спарты, Этолии, Ахейского союза, Македонии, Птолемеев и Селевкидов. Произошло очень многое за это время, и описывать все события, наверное, не следует. Союзы создавались и распадались. Птолемей сыграл одну из ключевых ролей в борьбе диадохов и доказал свою успешность как правитель. После описанных выше событий он также был в союзе с Селевком, Кассандром и Лисимахом, против Антигона и Деметрия Полиокрета. Антигон одерживал одну победу за другой, опираясь на свой сильный флот. Но в период с 312 по 311 гг. до н.э. успех был на стороне Птолемея и коалиции. В Сирии в 312 г. до н.э. он разбил Деметрия. Селевк захватил Мидию, Сузиану и соседние области, но Вавилон остался за Антигоном2. В этой войне были задействованы большие войска с обеих сторон и было множество кровопролитных столкновений. Война длилась около четырёх лет и не привела ни к какому результату – ни коалиция, ни Антигон не одержали полной победы, что вылилось в подписание мирного договора в 311 г. до н.э. между Антигоном и Деметрием, с одной стороны, и Птолемеем, Кассандром, Лисимахом – с другой. Так закончилась война 315 – 311 гг. до н.э.

Потерянная на время Сирия вновь вернулась под власть Лагида, Последовавшие затем годы Птолемей использовал, чтобы создать для себя опорные пункты на южном и западном побережьях Малой Азии, равно как и в Греции. При этом птолемеевский флот вел операции, базируясь на острове Кос1. Здесь в 308 г. у Птолемея родился сын — впоследствии Птолемей II, прозванный потомками Филадельфом.

Павсаний сравнивает Птолемея с Филиппом и говорит, что у них была невоздержанная страсть к женщинам2. Между тем Птолемей предпринял попытку установить связь с Клеопатрой, сестрой Александра Великого, находившейся тогда в Сардах, однако Антигон сорвал планы Птолемея, распорядившись, не мешкая, убить Клеопатру. Брачные узы между Птолемеем и Клеопатрой, вне всякого сомнения, содействовали бы значительному росту престижа Лагида, так как он таким путем был бы принят в семью Александра. Образ покойного царя все еще не утратил тогда своей магической силы. Правда, Клеопатре в то время было уже около 47 лет (она родилась примерно в 355 г.3до н.э.), но это не имело значения — имя великого брата придавало ценность ее личности.

Когда Птолемей в 308 г. снова покинул Грецию, он добился не слишком многого. Но он все же смог закрепить за собой, заняв гарнизонами, города Коринф, Сикион и Мегары. Они были поставлены под начало стратега Леонида. Впрочем, эти города были единственными владениями, которые Птолемей приобрел тогда в Греции, но и они находились под его властью лишь непродолжительное время, во всяком случае, не позднее 302 г., когда Антигон и Деметрий, основав Панэллинский союз в Коринфе, создали в Греции новую систему отношений1. Важным переломным моментом в жизни и политике Птолемея I стало морское сражение при Саламине на Кипре в 306 г., в котором он потерпел страшное поражение от сына Антигона Деметрия Полиоркета. Лишь с жалкими остатками своего флота Птолемей сумел уйти из-под Саламина в Китий2; от Кипра он вынужден был теперь отказаться. Морская мощь Птолемея была на долгие годы сильно подорвана, и господство на море перешло к Деметрию3. Антигон и Деметрий использовали эту победу, чтобы обосновать принятие ими царских титулов. Птолемей, хотя и побежденный, последовал примеру обоих правителей, стремясь, вне всяких сомнений, показать, что во всем равен им. Он провозгласил себя царем, вероятно, в 305 г. до н.э. Непосредственным поводом к этому послужила, по-видимому, победа над Антигоном у восточной границы Египта4. Когда в 304 г. островной город Родос был осажден Деметрием5, Птолемей своей помощью сильно содействовал обороне родосцев. Граждане Родоса не забыли этой услуги: они воздали Птолемею I божественные почести и прозвали Сотером6, что можно перевести как "Спаситель"7.

Когда в 302 г. была создана новая большая коалиция против Антигона, Птолемей снова оказался в противном Антигону лагере. Здесь собрались почти все влиятельные диадохи: Кассандр, Лисимах, Селевк и Птолемей1. В битве при Ипсе (301 г. до н.э.), недалеко от Синнады, в Малой Азии, Антигон потерпел сокрушительное поражение. Птолемей к тому времени снова завладел Сирией (или Келесирией, как предполагает Шофман2), но затем на время должен был ее оставить, поскольку в его тылу, в Киренаике, вспыхнуло восстание. В битве при Ипсе он не принимал участия, но от Южной Сирии отказываться не желал и снова сумел подчинить ее своей власти. Эта ситуация породила в последующее время не менее шести сирийских войн, в которых противостояли друг другу Птолемеи и Селевкиды3. Птолемеям вплоть до 200 г. до н. э. удавалось удерживать в своих руках Келесирию и финикийское побережье. В любом случае, однако, обладание Южной Сирией (Келесирией) означало для Птолемея важное расширение его державы. Эта область служила как бы предпольем (гласисом) при защите Египта.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что столицы новых государств (Пергам — резиденция Атталидов, Антиохия — Селевкидов, Александрия — Птолемеев) были основаны в непосредственной близости от побережья Средиземного моря. Причем наибольшее значение в жизни этих государств имели окраинные районы, т.е. территории на западе Малой Азии, в Северной Сирии и на севере Египта. Таким образом, в историческом развитии на передний план выдвинулись области Средиземноморья — Малая Азия, Сирия, Египет. Что касается Птолемея, то Ранович объясняет эту тенденцию стремлением создания не замкнутого Египта, а развитого эллинистического госудпарства4.

Птолемеи и Селевкиды проявляли интерес к восточным культурам и жречеству. При этом все диадохи поддерживали идею Александра об уравнивании всех народов Востока. Большинство из сподвижников Александра расстались со своими иранскими супругами, которых они получили в Сузах от царя.

В образовавшихся империях из греков и македонян стали складываться привилегированные слои общества. Между ними, по-видимому, уже не существовало противоречий. Македоняне были немногочисленными и без греков не смогли бы закрепить своего положения. В языковом и культурном отношении они растворялись среди греков, в большом количестве переселившихся в Малую Азию, Сирию, Египет. В провинциях сохранилось со времен
Александра обожествление царской власти. Это, прежде всего, относилось к верхушке общества, т.е. к грекам1. Немногочисленные потомки македонян этому не сопротивлялись. В Египте обожествлять представителей династии Птолемеев, так же как некогда фараонов. Культ Сераписа из Египта распространился также и на Грецию и другие территории.

Во внутренней политике правление Птолемея I означало новый этап, как для Египта, в целом, так и для него лично. Он развил некоторые принципы Александра. С местными крупными землевладельцами Птолемей "поладил", как заявляет Бенгстон2, но решающего влияния страной они не имели. В этом отношении он отличался от Александра, который привлекал персидскую аристократию к делам управления. Основание Музея в Александрии имело огромное значение. Александрия стала центром эллинистической науки. Птолемей много внимания уделял развитию в стране науки и сам преуспел на поприще историографии, создав свой труд об Александре, до нас, к сожалению не дошедший (за исключением отрывков и ссылок на этот труд у античных авторов, среди которых можно выделить Арриана и его "Анабасис Александра").

Птолемей наследовал своего кумира Александра во многом, в том числе и в отношениях с женщинами. Он был женат трижды, первый раз — на Артакаме, дочери Артабаза, с которой он вступил в брак во время массовой свадьбы в Сузах. Его второй женой была Эвридика, дочь Антипатра1. От второго брака Птолемея происходил Птолемей Керавн ("Перун", как считает Бенгстон2, или, иначе – "Молния"3), вошедший в историю диадохов как злодей4, потому что после битвы при Курупедионе (281г. до н.э.) убил своего друга и покровителя Селевка5.
Сыном второй жены Птолемея был также Мелеагр. Кроме того, было еще два сына и несколько дочерей: Лисандра, Птолемаида и Феоксена. Они сыграли важную роль в брачных связях диадохов. Так, Лисандра первым браком была замужем за Александром, сыном македонского правителя Кассандра, вторым браком — за Агафоклом, сыном Лисимаха Фракийского. Вторая дочь, Птолемаида, вышла замуж за Деметрия Полиоркета, а третья, по имени Феоксена,— за сиракузского тирана Агафокла. Заключение последних двух браков было обусловлено стремлением Птолемея к господству на море.
Но, в конечном счете, брак Птолемея с Эвридикой оказался расторгнутым, поскольку Лагид исключил из престолонаследия своего старшего сына Птолемея Керавна и назначил своим преемником сына Береники — Птолемея, прозванного позднее Филадельфом. К тому времени Птолемей уже давно был близок с македонянкой Береникой, и от этой связи у него было четверо детей: родившийся в 308 г. на Косе Птолемей (позднее унаследовавший трон), затем Лисимах, бывший много моложе своего брата, и две дочери — Арсиноя (позднее вышедшая замуж за фракийского царя Лисимаха) и Филотера. Тем не менее, Беренике пришлось ждать довольно долго, пока она, наконец, стала законной супругой Птолемея (вероятно, лишь к 290 г. до п. э., когда Птолемею давно уже было за шестьдесят). Кстати, Береника совершенно подчинила своему влиянию престарелого супруга, как утверждает Бенгстон. Она была повинна в том, что Птолемей Керавн был отстранен от престолонаследия и на его место поставлен ее собственный сын Птолемей. Помимо этого у Птолемея I было еще трое детей, которых ему родила Таис, бывшая возлюбленная Александра.
Птолемей умер в конце 283 г. (возможно, лишь в начале следующего года). За два года до этого он назначил своего сына Птолемея соправителем, и таким образом смена правления в империи Лагидов могла совершаться без всяких трудностей. Потомство не откажет Птолемею I в признании его заслуг в качестве правителя.

Птолемей сделал значительный вклад в культурное развитие региона. В особенности в архитектуру. При нём было заложено множество храмов и быстро распространялся культ Сераписа. Была перевезена из Синопы статуя бога Юпитера Дита1.Был создан Мусейон. Особое внимание уделялось литературе, особенно в последние годы жизни правителя.

К нему нельзя относиться однозначно, как и ко всем выдающимся людям, к коим Птолемей, без сомнения, может быть причислен. Он был талантливым полководцем и правителем. Об этом говорят и источники. Иосиф Флавий описывает захват Лагом Иудеи, который он произвёл в субботу (еврейский праздник) без кровопролития, а через некоторое время проявил себя как щедрый правитель, и дал иудеям плодородные земли2. Смог выйти из борьбы диадохов не победителем, но и не побеждённым. Сделал Египетскую державу одной из самых сильных и богатых3. Он основал новую правящую династию, которая прославилась далеко за пределами Египта. Птолемей из телохранителя Александра Великого превратился в царя, о котором люди помнят более чем через две тысячи лет. Он, как говорит Плутарх, не стремился к богатству: "Царю, говорил он, пристало обогащать не себя, а других"4. Был человеком осторожным и не склонным к вспышкам гнева. В то же время его личная жизнь была довольно запутанной и сложной.

Птолемей оставил заметный след в истории не только Египта, но и Европы, и Азии.

Заключение

Птолемей, Лаг заметная фигура в истории древнего Мира и достоин подробного жизнеописания. Родившись в знатной македонской семье, он получил путёвку в жизнь, которую косвенно помог реализовать царь Филипп II со своей реформаторской деятельностью. При этом царе в Македонии вводится обучение отпрысков знатных родителей не только военному делу, но и риторике, знакомству с Гомером и другими греческими авторами. Поэтому молодой Птолемей, как и другие его ровесники, мог похвастаться знанием мифологии, философии и литературы. Свою образованность он докажет гораздо позже, на заключительном этапе своей жизни, описав поход Александра. Последний же, в отличие от своего отца, не косвенно, а прямо повлиял на всю жизнь Птолемея. Сформировав своё мировоззрение Александр III, получивший блестящее, как для того времени, образование у достойных преподавателей, среди которых, бесспорно, выделяется Аристотель с учением об уникальности греческого народа, захотел создать новый эллинистический Мир в виде огромной империи. Благодаря своей неукротимой энергии Александр привлек на свою сторону многих, среди которых был и Птолемей. Лаг был приближен к царевичу и, даже, последовал с ним в изгнание в Эпир. Птолемей долгое время оставался в тени более близких друзей Александра, но, когда последний был провозглашен царём и начал воплощать в жизнь свои поистине грандиозные планы по созданию эллинистического государства, Птолемей смог проявить свои лучшие качества. Он получил пост соматофилака – телохранителя после событий с Филотой, произошедших во время Азиатского похода. Теперь Лагид стал занимать одну из ключевых должностей в войске, так как ему вменялась не только охрана царской особы, но и командование значительными силами.

К моменту смерти Александра, прозванного Великим, в Вавилоне 10 июня 323 г. до н.э. Птолемей занимал достаточно прочное положение среди полководцев царя, что бы при разделе сатрапий получить, без преувеличения, самую богатую и удобную для правления сатрапию – Египет. Удобность Египта была не только в его географическом положении, но и в том, что там уже существовала система управления государством, сложившаяся за многие века правления фараонов и персидских царей. Птолемей не имел проблем с объединением народов населяющих страну, какие были в других эллинистических государствах. Египет был полиэтническим государством, и Лаг проявил себя как истинный приверженец идеи эллинизма. Он провозгласил греческий язык государственным и это, как считают исследователи и с чем вполне можно согласиться, в совокупности с некоторой некомпетентностью местного населения, отдавало предпочтение грекам. Но со временем всё больше постов занимают представители местной знати, которые приспособились к новым условиям.

Птолемей принимал активное участие в борьбе диадохов и добился многого. Практически никогда на территории Египта не проводились боевые действия, что говорит о силе этого государства. Борьба между диадохами шла с переменным успехом, и перечислять все события необязательно, достаточно сказать, что Лаг передал своему преемнику цельное и сильное государство. Более того, он вернул Египту его былое величие и превратил персидскую сатрапию в государство, которое на мировой политической арене занимало одно из ключевых мест.

Птолемей много сделал в культурной сфере. Особенно сильно стала развиваться архитектура. Был создан культ Сераписа. Он написал труд, который стал, без преувеличения, эталоном для многих авторов древности. Лаг подробно описал не только походы сына Филиппа II и свою роль в этом предприятии, но и войну диадохов. К сожалению, его работа до нас не дошла, но многие античные авторы, как например, Флавий Арриан, часто ссылаются на Птолемея.

Стоит сказать также о Сотере как человеке. Он был без сомнения умён, иначе не стал бы тем, кем он стал. Не был труслив, не раз ходил в бой сам. Как героический поступок можно засчитать ему поединок с индийским правителем. Но основной чертой его характера можно назвать осторожность. Она прослеживается практически во всех его поступках, особенно, что касается военных действий. Шахермайр обвиняет Птолемея в нерешительности, но, даже если она и имела место, то не часто. Стремление просчитать ситуацию наперёд и возможность перестраховаться. В результате он одержал не много поражений, а разгромных практически нет. С другой стороны – он не одерживал побед, которые можно назвать великими. Птолемей, по - видимому, не отличался взрывным характером, так как в распрях ближайших соратников Александра, чаще всего, выступал в роли миротворца. Нет данных из источников, которые говорили бы об участии Лага в каких либо интригах при дворе сына Филиппа. Но после смерти Александра и раздела империи, он начинает бурную деятельность по созданию союзов и коалиций, которые часто создавались, однако постоянно распадались, не выдержав амбиций их участников. Лаг был очень здравомыслящим правителем и никогда не гнался за недосягаемым. Он первый выдвинул идею раздела империи Александра, что поначалу не было принято, но в итоге оказалось единственно правильным решением.

Личная же жизнь Лага, отличается запутанностью и связями с, как минимум, тремя жёнами – Артакамой, Эвридикой и Беренникой. Обо всех трёх говорят источники, но о первой, дочери Артабаза, дано мало сведений, после свадьбы в Сузах. Про Эвридику, дочь Антипатра есть больше сведений и изветно, что Птолемей расторг их брак. Третий брак, видимо, был по любви и именно от союза с Беренникой был рождён Птолемей II – наследник престола.

Птолемей прошёл длинный жизненный путь в восемьдесят четыре года. Был и другом Александра Великого, и его телохранителем, был и царём Египта, и учёным – летописцем. О нём помнят даже через две тысячи лет, что можно принять как доказательство его исключительности.


Список литературы

1. Иосиф Флавий. Иудеские древности/ Пер. с греч. Г.Генкеля.- Минск.: Беларусь, 1994.- 606с.

2. Корнелий Тацит. Сочинения. Т.1 М.: Наука, 1968.- 372с.

3. Курций Руф. Александр Македонский/ Пер. с лат. Дж.Рольф. – М.: Изд - во Московского университета, 1963.- 491с.

4. Павсаний. Описание Эллады/Пер. с греч. С.Кондратьева.- М.: Ладомир, 2002.- 492с.

5. Плутарх. Застольные беседы.- Л.: Наука, 1997.- 390с.

6. Страбон . География/ Пер. с древнегреч. Г.Стратановского.- М.: Наука, 1964.- 945с.

7. Флавий Арриан . Поход Александра/Пер. с древнегреч. М. Сергеенко.- М- Л .:Изд - во АН СССР, 1962.- 385с.

8. Бенгстон Г. Правители эпохи эллинизма/ Пер. с нем. Э.Фролова.-М.: Наука, 1982.- 391с.

9. Боннар А. Греческая цивилизация/.- Ростов-на-Дону.: Феникс, 1994.- 448с.

10. Брестед Д., Тураев Б. История Древнего Египта.- Мн.: Харвест, 2002.- 448с.

11. Виппер Р.История древнего мира.- М.: Буква,1997.- 208.

12. Дройзен И. История Эллинизма/ Пер. с нем. Э.Фролов.- Ростов-на-Дону.: Феникс, 1995.- 608с.

13. Лубченков Ю.Все полководцы мира. Древний мир. Средние века.- М.: Вече, 2001.- 432с.

14. Ранович А. Эллинизм и его историческая роль.- М-Л.: Изд - во АН СССР, 1950.- 384с.

15. Свенцицкая И.Эллинизм в передней Азии. История Древнего мира. Т.3.- 1989.- 407с.

16. Шахермайр Ф. Александр Македонский/ Пер. с нем. М. Ботвинника, Б.Функа.- М.: Наука, 1984.- 384с.

17. Шофман А. Восточная политика Александра Македонского.- Казань.: Изд - во Казанского ун - та, 1976.- 520с.

18. Шофман А. Распад империи Александра Македонского.- Казань.: Изд - во Казанского ун - та, 1984.- 224с.



1 Г.Бенгстон. Правители эпохи эллинизма / Пер. с нем. Э.Фролова. - М.: Наука, 1982.- С.31.

2 Там же.

3 Флавий Арриан . Поход Александра/перевод с древнегреч. М. Сергеенко.- М- Л.: Изд – во АН СССР, 1962.- 385с.

1 Курций Руф. Александр Македонский/ Пер. с лат. Дж.Рольф. – М.: Изд - во Московского университета, 1963.- 491с.

2 Павсаний. Описание Эллады/Пер. с древнегреч. С.Кондратьева.- М.: Ладомир, 2002.- 492с.

3 Крнелий Тацит. Сочинения .Т.1. М.:Наука, 1968.- 372с.

4 Иосиф Флавий. Иудеские древности/Пер. с древнегреч. Г.Генкеля.- Минск.: Беларусь, 1994.- 606с.

5 Страбон . География/Пер. с дреревнегреч. Г.Стратановского.- М.: Наука, 1964.- 945с.

6 Плутарх. Застольные беседы.- Л.: Наука, 1997.- 390с.

1 И.Дройзен. История эллинизма/ Пер. с нем. Э.Фролова.- Ростов-на-Дону.: Феникс, 1995.- 608с.

2 Г.Бенгстон. Правители эпохи эллинизма/ Пер. с нем. Э.Фролова.- М.: Наука, 1982.- 391с.

3 А.Шофман. Восточная политика Александра Македонского.- Казань.: Изд - во Казанского университета, 1976.- 520с.

4 А.Шофман. Распад империи Александра Македонского.- Казань.: Изд - во Казанского университета, 1984.- 224с.

5 Ф.Шахермайр. Александр Македонский/ Пер. с нем. М. Ботвинника, Б.Функа.- М.: Наука, 1984.- 384с.

6 А.Ранович. Эллинизм и его историческая роль.-М- Ленинград.: Издательство академии наук СССР, 1950.- 384.

2 И.Свенцицкая. Эллинизм в передней Азии. История Древнего мира. Т.3- .М.: Наука, 1989.- 407с.

3 Д.Брестед, Б.Тураев. История Древнего Египта.- Минск.: Харвест, 2002.- 448с.

4 А.Боннар. Греческая цивилизация/ Пер. с нем. А.Боннар.- Ростов-на-Дону.: Феникс, 1994.- 448с.

5 .Лубченков Ю.Все полководцы мира. Древний мир. Средние века.- М.: Вече, 2001.- 432с.

1 Боннар А. Греческая цивилизация... – С.292.

2 Арриан ,III,26.

3 Дройзен И.История эллинизма... – С.586.

1 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма... - С.30.

2 Шофман А.Распад империи Александра... – С.44.

3 Там же.

4 Павсаний. I.,6,2.

5 Бенгстон Г.Правители эпохи эллинизма... – С.31.

6 Шахермайр Ф.Александр Македонский... - С.59.

7 Там же..

1 Шахермайр Ф.Александр Македонский... - С.58.

2 Шахермайр Ф.Александр Македонский... - С.41.

1 Арриан ,I.,1.

2 Шахермайр Ф.Александр Македонский... - С.38.

3 Бенгстон Г.Правители эпохи эллинизма...- с.33.

4 Там же.

5 Арриан, III.,27.

1 Арриан, III.,27.

2 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ...- с.33.

3 Шахермайр Ф.Александр Македонский... - С.204.

4 Шахермайр Ф.Александр Македонский... - С.98.

1 Шахермайр Ф.Александр Македонский... - С.202 – 213.

2 Арриан, III.,29- 30.

1 Арриан, III.,29- 30.

2 Бенгстон Г. Правители эпохи эллинизма... – С.33.

3 Шахермайр Ф. Александр Македонский... – С.204.

4 Курций Руф,VI.,7 – VII.,7.

5 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма... - С. 34.

6 Шофман А. Восточная политика... – С.135.

1 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма... - С. 34.

2 Там же.

3 Там же.

4 Шофман А.С.Восточная политика Александра Македонского... - С.135.

1 Арриан. VII.,3.

2 Курций Руф.VIII.,2.

3 Курций Руф.кн.8.гл.X.21.

4 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма...- с.34.

5 Там же.

1 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... - с.35.

1 Там же.

1 Ф.Шахермайр. Александр Македонский... – С.349

2 Курций Руф,X.,6.9.

3 Ф.Шахермайр. Александр Македонский... – С.349.

4 Курций Руф, X.,7.13.

5 Курций Руф, X.,6.18,19.

6 Курций Руф, X.,7.8,9.

1 Курций Руф.,X.8.19.

1 Курций Руф.,X.10.3.

1 Боннар А. Греческая цивилизация... – С.292.

2 Дройзен И. История эллинизма... – С.35.

3 Боннар А. Греческая цивилизация... – С.292.

4 Шахермайр Ф. Александр Македонский... – С.349.

5 Там же.

6 Там же.

1 Шофман А. Распад империи... - С.71

2 Курций Руф .,X.10.3

3


1 Павсаний.I.,6.3.

2 Шофман А. Распад империи Александра... – С.73

3 Там же.

4 Шофман А. Распад империи Александра... – С.73.

1 Там же.

2 Павсаний I.,6.3

1 Шофман А. Распад империи Александра... – С.74.

2 Там же.

1 Шахермайр Ф.Александр Македонский... – С.351.

2 Там же.

3 Там же.

4 Шахермайр Ф.Александр Македонский... – С.351.

5 Курций Руф. X., 10. 15,16.

1 Шахермайр Ф.Александр Македонский... – С.351.

2 Шофман А. Распад империи Александра... – С.74.

1 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... – С.47.

2 Павсаний. I.,6.8.

3 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... – С.47.

1 Там же.

2 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... – С.47.

3 Там же.

4 Павсаний .I.,6.6.

5 Павсаний .I.,6.7.

6 Павсаний. I.,8.6.

7 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... – С.48.

1 Шофман А. Распад империи... – С.113.

2 Там же.

3 Павсаний . I.,16.1-3.

4 Ранович А. Эллинизм... – С.170.

1 Дройзен И. История эллинизма... – С.38.

2 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... – С.50.

1 Павсаний . I.,7.8.

2 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... – С.55.

3 Павсаний . I.,16.2.

4 Бенгтсон Г.Правители эпохи эллинизма ... – С.55.

5 Павсаний . I.,16.2.

1 Корнелий Тацит.IV.83 – 86.

2 Иосиф Флавий. XII.,1.1.

3 Виппер Р.История древнего мира...С.120.

4 Плутарх. Застольные беседы. Изречения царей и полководцев. 27.





Скачать 440.01 Kb.
оставить комментарий
Дата25.09.2011
Размер440.01 Kb.
ТипКурсовая, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх