Межнациональные и межконфессиональные отношения в республике марий эл на рубеже XX-XXI вв. 07. 00. 07 этнография, этнология и антропология icon

Межнациональные и межконфессиональные отношения в республике марий эл на рубеже XX-XXI вв. 07. 00. 07 этнография, этнология и антропология



Смотрите также:
Программа вступительного экзамена в аспирантуру исторического факультета по специальности 07. 00...
Программа Вступительных испытаний Врамках экзамена антропология и этнология по направлению...
Игровые традиции в духовной культуре Японии 07. 00. 07 − этнография, этнология и антропология...
Программа для сдачи вступительных экзаменов в аспирантуру по специальности 07 00 07 «этнография...
Казахи Северного Приаралья в XIX начале XX вв. (историко-этнографическое исследование) 07. 00...
Казахи Северного Приаралья в XIX начале XX вв. (историко-этнографическое исследование) 07. 00...
Этнокультурное взаимодействие карачаевцев...
Программа минимум кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 07 «Этнография...
«Состояние и перспективы развития архивного дела в Республике Марий Эл в условиях...
«Куженерский муниципальный район»...
«Советский муниципальный район»...
Доклад об экологической ситуации в Республике Марий Эл в 2010 году...



скачать


На правах рукописи


Зеленеева Гульнара Сультановна


МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ МАРИЙ ЭЛ
НА РУБЕЖЕ XX–XXI ВВ.



07.00.07 – этнография, этнология и антропология


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Казань, 2011

Работа выполнена на кафедре всеобщей истории ГОУВПО «Марийский государственный университет» Министерства образования и науки
Российской Федерации


Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент

Данилов Олег Викторович


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Корнишина Галина Альбертовна


кандидат исторических наук,

доктор экономических наук, профессор

Полухина Анна Николаевна


Ведущая организация Казанский (Приволжский) федеральный

университет


З


ащита состоится «18» марта 2011 г. в 12.00 часов на заседании Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций Д 022.002.01 при Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г Казань, Кремль, подъезд 5.


Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории АН РТ http//www.tataroved.ru.


Автореферат разослан «___» _________2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук Р.Р. Хайрутдинов

^ 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования. Российская Федерация является многонациональной страной, объединяющей представителей более чем 180 этнических групп, в силу чего межэтнические отношения в ней являются вопросом первостепенной важности.

С конца 80-х годов XX века во многих регионах нашей страны начались процессы национального возрождения и «парад суверенитетов». Большое значение получили вопросы возрождения языков титульных этносов и возведение их в статус государственных.

При этом в Республике Марий Эл в 1990-е годы межнациональные и межконфессиональные отношения характеризовалась отсутствием межнациональной розни, в том числе между тремя населяющими республику основными этносами (русский, марийский и татарский), исповедующими три разных религии (православие, язычество и ислам). Процессы национального возрождения не повлекли за собой конфликты на национальной или религиозной почве, а способствовали гармоничному сосуществованию всех народов, населяющих республику.

^ Объектом исследования являются народы Республики Марий Эл. Согласно проведенной в 2002 году переписи, 47,5 % населения республики составляют русские, 42,9 % – мари, 6,0 % – татары.

^ Предметом исследования являются межэтнические и межконфессиональные отношения между указанными этносами, проживающими в Республике Марий Эл.

Хронологические рамки исследования охватывают современный
период развития Республики Марий Эл: с 1990 года, т.е. с момента объявления Декларации о государственном суверенитете республики, по 2004 год – время значительного спада активности национальных движений. Вместе с тем в данной работе приведен краткий исторический обзор межэтнических и межконфессиональных отношений в дореволюционный и советский период.

^ Территориальные рамки исследования охватывают территорию Республики Марий Эл в ее современных административно-террито­риаль­ных границах.

Степень изученности проблемы. На современном этапе теоретические и методологические основы исследований этносов и национальных отношений, этнонациональной идентичности разработаны в трудах С.А. Арутюнова, Ю.В. Арутюнян, Ю.В. Бромлея, М.Н. Губогло, Л.М. Дробижевой, Ю.И. Козлова, В.А. Семенова, В.И. Тишкова и др.1

Проблемы межнациональных отношений рассматриваются в трудах таких исследователей, как С.Н. Артановский, А.Я. Виш­ня­ковский, Л.М. Дробижева, Р.Г. Кузеев, С.В. Чешко, И.М. По­пова2. Вопросы взаимоотношений между народами подробно исследуются в комплексной монографии Ю.П. Платонова3.

Среди работ, посвященных религиозной тематике, в том числе проблемам взаимодействия религий, можно выделить работы С.Б. Филатова, Д.Е. Фурмана, М.П. Мчедлова, Л.Н. Митрохина, О.Е. Козьминой, М.М. Громыко, Э.Г. Филимонова, К.В. Цеханской4.

В отдельную группу необходимо выделить работы региональных исследователей, посвященные межнациональным отношениям в Приволжском федеральном округе. Всесторонне и глубоко они были
раскрыты в работах ученых Республики Татарстан, где этно-социо­ло­гические исследования проводились с конца 1980-х годов5. Значительная часть опубликованных работ посвящена этнополитической проблематике, в том числе политической идентичности Татарстана. Среди них можно выделить работы Р.С. Хакимова Д.М. Исхакова, Н.М. Мухаря­мова, Р.М. Мухаметшина6.

Значительным шагом в изучении современного состояния татарской нации можно считать выход сборника «Татарская нация в ХХI веке»7. Исследованию проблем межнациональных отношений, межнациональных браков и межкультурного взаимодействия в республике Татарстан занимаются Г.И. Макарова, Р.Н. Мусина, Л.В. Сагитова, Г.Р. Столярова, Т.А. Титова, В.Е. Козлов8.

В Удмуртии результаты исследований этносоциальных процессов получили свое отражение в работах В.Е. Владыкина9. Также можно отметить некоторые работы Д.М. Сахарных, С.К. Смирновой, Л.С. Христолюбовой, Г.К. Шкляева10.

В Республике Чувашия данные проблемы разрабатывают В.П. Иванов, В.Р.Филиппов, В.П. Денисов (изучающий религиозные верования чувашей с конца 1950-х гг.)11.

Этносоциальная и этноконфессиональная ситуации в Республике Мордовия в 1990-е годы были проанализированы в работах Н.Ф Мокшина, Е.Н. Мокшиной, Н.В. Шилова, Г.А. Корнишиной и др.12

Особенности процессов этнонациональных и этноконфессиональных отношений в Республике Башкортостан были исследованы в работах Н.В.Бикбулатова, Р.Г. Кузеева, Р.И. Ирназарова, Д.М. Гилязитдинова, Г.Р. Баймухаметовой13.

В Марий Эл до 1991 года исследователи вопросов межнациональных и межконфессиональных отношений были ограничены в своих выводах официальной точкой зрения на национальный и религиозный вопрос. Поэтому главными идеями в них явились отрицание наличия национальных противоречий в республике исследуемого периода, а также утверждение фактического равенства наций и народностей и формирования новой общности – советский народ. Религиозные вопросы рассматривались сквозь призму атеизма14.

С распадом СССР и началом «парада суверенитетов» взгляды исследователей на ряд ключевых моментов истории Марий Эл, оценки роли национальных отношений и этноконфессиональных проблем меняется.

Серьезной обобщающей работой является фундаментальная монография К.Н. Санукова «Марийская автономия»15, всесторонне исследующая жизнь Марийского края в XX веке. В ней, а также в статьях, посвященных прошлому и настоящему марийского народа, К.Н. Сануков исследует состояние финно-угорских народов, в том числе и марийского, в различные периоды, проводит некоторые параллели их развития, объясняет позитивные и негативные явления советского периода, придерживаясь взвешенного подхода в вопросе межнациональных отношений16.

Социально-экономической и политической обстановке в республике, формированию этнического самосознания, анализу межэтнических отношений и межэтнических браков посвящены отдельные исследования В.Д. Шарова, В.И. Шабыкова17.

Исследователи Н.С. Попов и Л.С. Тойдыбекова в своих работах уделяют большое внимание изучению религиозно-нравственных традиций народа мари, связи этнической и религиозной идентичности18.

Таким образом, в выше перечисленных работах освещены многие стороны межэтнических и межконфессиональных процессов в Республике Марий Эл. Однако ряд аспектов остался вне поля зрения исследователей. Так, недостаточно изучены вопросы соотношения этнического и конфессионального самосознания, взаимодействие религиозных объединений. Практически нет работ, посвященных вопросам этнодемографического развития, изучению этноязыковых процессов, которые напрямую влияют на межэтническую ситуацию.

^ Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является изучение межнациональных и межконфессиональных отношений в Республике Марий Эл на современном этапе. Для ее достижения были предприняты попытки решить следующие задачи:

– рассмотреть в исторической ретроспективе комплекс формирования составляющих межнациональных и межконфессиональных отношений в РМЭ;

– проанализировать состояние межэтнических и межконфессиональных отношений в исследуемый период;

– изучить факторы, непосредственно влияющие на межнациональные и межконфессиональные отношения;

– изучить демографические и этноязыковые процессы, состояние национально-смешанных браков, которые, в свою очередь, напрямую влияют на состояние межнациональных отношений;

– определить степень влияния марийского язычества на процесс подъема этнического самосознания у марийского этноса.

^ Источниковая база исследования включает в себя документы и материалы, которые можно разделить на несколько групп. К первой группе источников можно отнести законодательные документы Республики Марий Эл и федеральных органов власти, которые регулируют межэтнические и межконфессиональные отношения в республике и в стране в целом. К ним относятся: Конституция РСФСР, Конституция РФ, Декларация о государственном суверенитете Марийской ССР, проект Конституции РМЭ, Конституция РМЭ, проекты законов, законы, распоряжения, указы Президента РМЭ.

Ко второй группе источников относятся материалы переписей населения и текущей статистики, позволяющие проследить изменения в национальном составе, выявить уровень знания русского и национальных (марийский луговой и горный, татарский) языков населением республики, провести анализ некоторых демографических процессов в Республике Марий Эл.

Третью группу источников составляют данные текущих архивов ЗАГСа Республики Марий Эл, дающие возможность оценить характер межнациональных отношений через динамику распространение межнациональных браков. При этом необходимо отметить, что с 1998 года в личных документах вступающих в брак граждан национальность не указывается, что, в свою очередь, создает трудности с определением этнической принадлежности молодоженов.

Четвертую, наиболее важную группу источников, представляют данные этносоциологических исследований, проведенных отделом социологии Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории им. В.М. Васильева при Правительстве Республики Марий Эл:

– исследование «Межнациональные отношения в Республике Марий Эл» (1994 г.: рук. Соловьев В.С., Шабыков В.И.). Было опрошено 1170 человек в возрасте старше 15 лет. Опрос проводился методом случайной бесповторной квотной выборки в 3 городах, 4 поселках городского типа и 6 сельсоветах – все это обеспечило необходимую степень репрезентативности исследования.

– исследование «Религиозное сознание населения Республики Марий Эл» (1994 г.: рук. Соловьев В.С., Шабыков В.И.). Было опрошено 1170 человек в возрасте старше 15 лет. Опрос проводился методом случайной бесповторной квотной выборки в 3 городах, 4 поселках городского типа и 6 сельсоветах.

– исследование «Национально-региональные проблемы государственного строительства» (1995 г.: рук. Соловьев В.С., Шабыков В.И.). В ходе исследования было опрошено 1107 человек в 2 городах, 4 поселках городского типа и 10 сельских советах, что также обеспечило необходимую степень репрезентативности исследования.

– исследование «Религиозное сознание населения Республики Марий Эл» (2004 г., рук. Орлова О.В.). Было опрошено 1200 человек. Опрос проводился методом случайной бесповторной квотной выборки в 3 городах, 4 поселках городского типа и 6 сельсоветах.

– исследование «Межнациональные отношения в Республике Марий Эл» (2001 г., рук. Орлова О.В.), в ходе которого было опрошено 895 жителей республики в возрасте старше 15 лет. Опрос проводился методом случайной бесповторной квотной выборки в 3 городах, 4 поселках городского типа и 6 сельсоветах – все это обеспечило необходимую степень репрезентативности исследования.

Материалы вышеперечисленных исследований позволяют сравнивать этнокультурные процессы, происходившие в начале 90-х годов XX века, с аналогичными процессами начала XXI века, проанализировать состояние межэтнических отношений в республике.

Автор диссертации принимала непосредственное участие в следующих социологических опросах: «Межнациональные отношения в РМЭ» (2001 г.), была одним из организаторов опроса в районах республики, а также участвовала в создании электронной базы данных опроса; в опросе «Религиозное сознание населения РМЭ» (2004 г.), осуществляла организацию опроса в одном из районов РМЭ (г. Йошкар-Ола), шифровку и кодировку открытых вопросов, написала раздел научно-статисти­чес­кого бюллетеня «Религиозное сознание населения РМЭ», изданного в 2004 г.

Помимо данных вышеперечисленных массовых источников в работе использованы материалы серии глубинных интервью, проведенных автором с представителями разных этнических групп республики. Эти материалы можно рассматривать как отдельную пятую группу источников.

В работе также использованы материалы республиканской периодической печати, и научная литература по исследуемой проблеме.

^ Методологические основы диссертационной работы. В исследовании был применен исторический подход, благодаря которому был прослежен путь от зарождения межнациональных и межконфессиональных отношений, становление их за определенный исторический период и их состояние в изучаемый период. Кроме того, диссертантом была предпринята попытка, используя системный подход, объективно оценить межнациональную и межконфессиональную ситуацию начала 1990-х – 2004 года. Помимо этого при написании работы широко применялись эмпирическая база, данные этносоциологических опросов, на основе которых нами определялось состояние межнациональных и межконфессиональных отношений в указанный период.

Настоящая работа построена также на сочетании количественных и качественных методов. Сбор эмпирического материала осуществлялся в ходе этносоциологического опроса, проводимого МАРНИИЯЛИ в рамках реализации научно-исследовательского проекта «Межнациональные отношения в Республике Марий Эл» (1994 г., 2001 г.), «Религиозное сознание населения Республики Марий Эл» (1994 г., 2004 г.). При проведении опроса использовался метод «шаг №5», отбор респондентов осуществлялся за счет разработанной случайной квотной выборки.

Метод сравнения позволяет проследить изменения, которые произошли за определенный промежуток времени внутри того или иного этноса, проживающего на территории республики, а также проследить изменения в межэтническом и межконфессиональном пространстве на территории республики в целом.

^ Научная новизна. Данная работа является одной из первых работ, посвященных изучению межэтнических и межконфессиональных процессов в Республике Марий Эл в 1990–2004 гг. Работа написана с привлечением широкого круга источников, в частности данных архива ЗАГСа, этносоциологических исследований. Были получены новые результаты, показавшие позитивное значение межнациональных браков для повышения уровня толерантности в многонациональном обществе, а также значимую роль общественных и религиозных организаций в жизни республики Марий Эл. Автор попыталась изучить причины и направления миграции населения из республики, а так же влияние миграционных процессов на межнациональные и межконфессиональные отношения в Марий Эл.

^ Научно-практическая значимость диссертации. В работе содержится ряд материалов и выводов, которые могут оказать помощь в планировании национальной политики в РМЭ. Научно-практическая значимость настоящего исследования заключается в возможности использования его материалов и полученных выводов при разработке различных научно-иссле­довательских, социальных и культурных программ в целях оптимизации межэтнических отношений и поддержания благоприятного этнического фона в республике. Кроме того, комплексное изучение может
оказать помощь при разработке учебных курсов по этнографии, краеведению, регионоведению и т.д.

^ Апробация работы. Основные материалы, а также выводы диссертационной работы отражены в опубликованных статьях (См.: Список публикаций), обсуждены на заседаниях кафедры всеобщей истории Марийского государственного университета, доложены на следующих конференциях и конгрессах: Республиканская научно-практическая конференция «Межконфессиональное согласие как фактор общественной модернизации» (г. Йошкар-Ола, 2005 г.); «Марийское краеведение: опыт и перспективы его использования в системе образования» (г. Йошкар-Ола, 2006 г.); XXII международная финно-угорская студенческая конференция (Йошкар-Ола, 2006 г.); Межрегиональная научно-практической конференции «Положение молодежи в финно-угорских регионах Российской Федерации» (Йошкар-Ола, 2006 г.); Международная научно-практическая конференция «Этносоциология в России: научный потенциал в процессе интеграции полиэтничного общества» (Казань, 2008 г.); Межрегиональная научно-практическая конференция «Города среднего Поволжья: история и современность» (г. Йошкар-Ола, 2009 г.); всероссийская конференция «Этническая культура народов Волго-Камья: традиции, трансформации и современные процессы» (г. Йошкар-Ола, 2009 г.).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.


^ 2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, определяется предмет и объект исследования, указывается научная новизна результатов, полученных в ходе диссертационного исследования, определяется практическая значимость работы.

Первая глава «Исторический обзор межнациональных и межконфессиональных отношений в Марийском крае» состоит из двух параграфов и рассматривает историю этих взаимоотношений на территории Марийского края с периода Средневековья до 1991 года.

В первом параграфе «Межнациональные и межконфессиональные отношения в Марийском крае в дореволюционный период» в результате изучения источников и литературы делаются выводы, что межэтнические отношения складывались на территории Марийского края с момента оседания народа мари на данной территории, но особая интенсивность этих отношений началась с момента образования соседних государств, таких как Волжская Булгария, Казанское ханство, Русское государство. Именно с этого времени процесс общения марийского этноса с представителями других этносов стал носить постоянный характер.

Позитивным моментом для развития марийского народа необходимо считать образовательные программы, которые берут свое начало с момента вхождения территории Марийского края в состав Русского государства. К началу XX столетия появляется марийская национальная интеллигенция, значительная часть которой была истреблена в ходе сталинских репрессий, в 30-е годы XX века.

Необходимо отметить, что, несмотря на влияние татарского этноса, в массе своей исповедующего ислам, мари оставались, в основном, приверженцами язычества. Марийское язычество в дореволюционный период имело важное морально-духовное влияние на марийцев, а также было сильным организующим фактором.

После христианизации Поволжья языческие воззрения не ушли полностью из сознания людей, они были тесно связаны с традиционными бытовыми обрядами, а христианство «наложилось» верхним пластом19. В результате этого среди многих мари, как и других финно-угорских народов, сложился православно-языческий синкретизм (двоеверие). Первоначально (в XVI веке) проводился «мягкий» вариант христианизации, характеризуемый отсутствием любого принуждения и большими льготами для людей, перешедших в православие. Эти люди составили класс «новокрещенных», которые в XVII веке были переименованы в «старокрещенных»20.

В XVIII веке царская власть меняет политику христианизации, перейдя к более жестким мерам: уничтожение языческих святынь, принуждение к обязательному посещению церкви и т.д. Эти мероприятия вызывали разногласия внутри самого марийского этноса: нередко имели место противоречия между крещеными мари и мари-язычниками. Часть мари начинают вести двойную религиозную жизнь: официальную – православную и подпольную – языческую.

В XIX веке политика правительства в отношении христианизации инородцев осталась прежней.

При христианизации марийцев русская православная церковь столкнулась с большими трудностями. Это послужило причиной тщательного изучения православными миссионерами языческой веры мари21. Их задача состояла в том, чтобы исследовать язычество и найти в нем «слабое место», тем самым, подорвав языческую веру среди нерусских народов.

В XIX веке наблюдается массовый переход мари от православия к язычеству. Переход был обусловлен в первую очередь невыполнением льготных обязательств, обещанных со стороны правительства по отношению к «новокрещенам». В XIX веке сменилась политика правительства в отношении христианизации инородцев, от «ласкового заигрывания» к более жестким мерам22. «Полиция и миссия, миссия и полиция – эти понятия были неразделимы вплоть до 1905 г.», – так исследователи описывали период христианизации инородцев в XIX веке23.

Процессы распространения православия на территории Марийского края, протекавшие на протяжении более трех столетий, разделили марийский этнос по религиозному признаку на три группы: православные рушла вера (русская вера), двоеверцы (синкретизм православия и язычества), язычники (марийская языческая вера). Кроме того, среди язычников возникли внутренние противоречия, которые завершились выделением из язычества секты «Кугу сорта» («Большая свеча»), воспринявшей часть христианских догматов.

Кроме язычников, давлению со стороны государства подвергались и мусульмане. Помимо того, что их ограничивали в постройке культовых сооружений, им категорически запрещалось вступать в брак с русскими и мари. Отношение власти к мусульманам меняется после восстания Пугачева. Учитывая активную помощь исламских духовных деятелей в подавлении восстания Пугачева, Екатерина II в 1782 г. разрешила учредить в Уфе муфтиат, а в 1788 г. – мусульманское духовное собрание24. В XIX – начале XX века царская власть проводила политику невмешательства во внутренние дела мусульман при условии их лояльности и отказа от широкой миссионерской деятельности.

Во втором параграфе «^ Межнациональные и межконфессиональные отношения в МАССР» автор предпринимает попытку проследить развитие взаимоотношений между различными этносами и религиями на территории Марийской республики в советский период.

Одним из наиболее значимых моментов для марийского народа в годы советской власти явилось создание Марийской автономной области, которое осуществилось 4 ноября 1920 года декретом ВЦИК и СНК РСФСР. Ее образование способствовало существенным преобразованиям в экономической, социальной и культурной сфере жизни марийского народа, а также других этносов, проживающих на территории автономии. В дальнейшем, 5 декабря 1936 года Марийская автономная область в соответствии с Конституцией СССР была преобразована в Марийскую Автономную Советскую Социалистическую Республику.

Октябрьская революция 1917 года осуществила программное требование большевистской партии об отделении церкви от государства и школы. Из всех официальных актов были устранен пункт о религиозной принадлежности граждан25. Официальной позицией большевиков в религиозном вопросе был атеизм. Христианство и язычество продолжали существовать в среде мари и в советский период, но лишь на бытовом уровне.

В годы существования Советского Союза государственная политика была нацелена на создание единой советской нации. Национальное своеобразие отдельного народа допускалось в той мере, в какой оно не мешало общему направлению советской идеологии. Марийская АССР не была исключением. В советский период марийский язык, как и многие другие языки, функционировал преимущественно в бытовой сфере и в сфере национальной культуры. В советское время создавались марийские ансамбли, на телевидении велись передачи на марийском языке, дублировались на марийский язык художественные фильмы. Издавалось много произведений марийских поэтов и писателей. Однако применение марийского языка в других сферах (в официальной документации, в системе образования) было ограничено, и вследствие чего знание его стало необязательным.

Конец 1980 – начало 1990-х годов ознаменовался кардинальной трансформацией в сфере идеологической политики, социально-эконо­ми­ческого развития страны. Череда экономических кризисов, охвативших страну, привела к социальной напряженности, когда на поверхность начали всплывать все недочеты в области национальной политики и экономики существовавшего ранее государства.

Процессы, происходящие в Марийской АССР в указанный период, обусловливались в основном теми же факторами, которые наблюдались в стране в целом. 8 июля 1992 года Марийская АССР была переименована в Республику Марий Эл и сохранилась в тех же территориальных границах. 24 июня 1995 года была принята новая Конституция Республики Марий Эл.

Вторая глава «Межнациональные отношения в Республике Марий Эл» состоит из четырех параграфов. В ней охарактеризованы межнациональные отношения, существовавшие на территории республики в 1991–2004 гг.

В первом параграфе «Демографическая ситуация в Республике Марий Эл» анализируются демографические процессы в республике, в том числе миграционные потоки на ее территории.

Как уже отмечалось, в Республике Марий Эл выделяется три основных этноса: русские – 47,5 %, мари – 42,9 %, татары – 6,0 %. Остальные этносы составляют менее 1 %.

Численность населения в республике составила в 1993 году 764,1 тысячи человек (из них городское население – 472 тыс. чел. (61,6 %), сельское – 292,1 тыс. чел. (38,4 %)). К 2002 году в республике проживало 732,8 тыс. чел. (из них 462,0 тыс. чел. (63 %) в городах, 270,8 тыс. чел. (37 %) в сельских населенных пунктах).

Большая часть населения республики проживает в городах и в поселках городского типа26, в том числе в трех городах республики: Йошкар-Оле (столица республики) – 257,1 тыс. чел. (34,8 %), Волжске – 60,2 тыс. чел (8,1 %), Козьмодемьянске – 23,3 тыс. чел (3,2 %). Нужно отметить, что большинство русских (61,9 %) и татар (6,6 %) проживает в городах, в то время как мари более сосредоточены в сельской местности (69,9 %). Статистические данные позволили сделать выводы о том, что экономические и политические события 1990-х годов отрицательно сказались на демографической ситуации в республике. С 1993 года данные Госкомстата зафиксировали показатель убыли населения, когда смертность впервые превысила рождаемость (в 1993 году на 1603 человека, а в 2000 уже на 4256 человек). Положение усугублялось высоким уровнем безработицы в регионе и связанной с ней внутренней миграцией населения в другие, экономически более развитые регионы (в основном – в Татарстан, Москву, Ханты-Мансийский АО), при этом подавляющую часть уезжающих составляла образованная молодежь. По данным Госкомстата, в 2000 году из республики выбыло 13976 человек, а прибыло – 14679 человек. Число беженцев и вынужденных переселенцев в динамике с 1993 по 2000 год сократилось. Если в 1993 году оно составляло 444 человека, то в 2000 году эта цифра сократилась до 131 человека27.

Внутренняя миграция в республике обусловливается выездом сельского населения в города и поселки городского типа, в результате чего происходит сокращение сельского населения и увеличение городского. Миграция населения из села в город затронула все районы республики.

Иммиграция в республику массово происходила до 1992 года и была напрямую связана с межэтнической напряженностью в новых государствах – бывших республиках СССР. Основную массу иммигрантов дали Прибалтика, Украина и Казахстан. В 2000–2004 годах иммиграция становится структурно иной и может быть охарактеризована как «трудовая миграция» из республик Кавказа и Средней Азии. Число прибывших в республику на 2001 год составило 14071, число выбывших – 14412, в 2002 году соответственно 13280, и – 13479 человек.

В последнее время происходят определенные изменения в уровне образованности иммигрантов и их способности интегрироваться в российскую жизнь. Если в начале и середине 1990-х годов это, как правило, были квалифицированные русскоязычные специалисты из Прибалтики, Казахстана и Украины, то в настоящее время возрастает количество мигрантов из республик Средней Азии, часто не имеющих никакой квалификации, плохо знающих русский язык.

Данные по республике позволяют сделать выводы о том, что для небольшой (764 тыс. человек населения) республики существующие масштабы миграции могут быть оценены как значительные, причем движение населения возрастает. Пока напряженность на межнациональной почве между иммигрантами и коренными жителя практически отсутствует, но может возникнуть по мере увеличения числа первых.

В настоящее время в области государственной миграционной политики представляется целесообразной политика интеграции беженцев и вынужденных переселенцев в структуру местного общества, пресечение создания замкнутых национальных групп мигрантов, недопущение проявлений шовинизма и экстремизма (причем с обеих сторон).

Вместе с тем, данные меры должны быть подкреплены эффективной демографической политикой государства по поощрению рождаемости населения России, имеющей целью недопущение его депопуляции, а также созданием благоприятных условий для возрождения его национальных традиций.

Второй параграф «Этноязыковая ситуация в РМЭ» посвящен анализу этноязыковой ситуации в республике и связанных с ней проблем.

Основным языком межнационального общения в республике в 1990 году являлся русский, при этом часть мари не владеют родным языком (около 10 %)28. Низкая степень владения родным языком вызывала в начале 1990-х годов серьезную озабоченность у национальной интеллигенции и властей республики. В 1992–1996 гг. был предпринят ряд серьезных шагов, имеющих цель решить проблему сохранения и развития марийского языка. Государственными языками в республике по Конституции Республики Марий Эл были объявлены марийский (горный и луговой) и русский языки.

Одной из главных задач в области языковой политики Правительство республики ставило перед собой введение, изучение, функционирование марийского языка во всех сферах жизни. Поставленная задача осложнялась тем, что к марийскому этносу относилось менее половины населения региона. Если в 1970-х – начале 1980-х годов молодежь мари стеснялась своего языка, то с начала 1990-х в молодежной среде все чаще звучала марийская речь. В региональном делопроизводстве возрос уровень функционирования марийского языка. В указанный период преподавание марийского языка ведется во многих детских садах и школах. Марийский язык также изучается во всех вузах республики в течение двух семестров.

Достижением в области эффективности национальной политики можно считать создание национальных школ, как правило, в сельской местности, в местах компактного проживания марийского, татарского, удмуртского этносов. Для дальнейшей более тщательной разработки языкового вопроса в республике функционируют проблемные лаборатории, проводятся конференции, «круглые столы».

Данные социологических исследований показывают, что относительно стабильным остается мнение взрослых марийцев в плане признания ими марийского языка как родного. По сравнению с 1985 годом к середине 1990-х число респондентов-марийцев, признающих родным языком марийский увеличилось с 79,5 до 88,1 %. Резкий «скачок вниз» такого показателя, как признание марийским населением родными языками одновременно марийского и русского, видимо, был обусловлен национально-политической обстановкой, сложившейся в республике в конце 1980-х – начале 1990-х годов, а также большим вниманием к проблемам национальным образования в этот период.

По итогам переписи населения 2002 года была получена информация о степени распространенности языков в Республики Марий Эл. Из общей численности населения в республике владеют русским языком 714,8 тыс. чел. (98,2 %). Среди других языков наиболее распространенными являются лугово-восточный марийский язык (254,1 тыс. чел., или 34,9 %), татарский (40,6 тыс. чел., или 5,6 %), горномарийский (18,1 тыс. чел., или 2,5 %) и чувашский (5,4 тыс. чел., или 0,7 %), причем часть жителей республики владеют несколькими языками29.

В целом языковая ситуация, безусловно, является одной из главных причин слабой актуализированности на территории республики национального вопроса и служит гарантом гармоничного сосуществования разных народов, живущих на ее территории.

В третьем параграфе «Межнациональные браки в Республике Марий Эл в 1990–2004 гг.» рассматривается такое важное явление в полинациональном обществе, как межнациональные браки. При наличии общих типологических характеристик, главной особенностью Республики Марий Эл является то, что удельный вес межнациональных браков в исследуемый нами период не только не уменьшился, но и в некоторых районах республики даже увеличился. Если анализировать республику с точки зрения индекса этнической мозаичности, то она равна примерно 0,5, что примерно соответствует аналогичному показателю Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов Европейской части России30.

Для региона характерен высокий уровень урбанизации, который является наиболее благоприятной почвой для заключения межнациональных браков и функционирования национально-смешанных семей. При этом количество межнациональных браков достигает в городах 30 %, а на границах региона и в местах компактного проживания различных этносов увеличивается до 80 % .

Совокупность актовых записей ЗАГСов за 1990–2004 годы свидетельствует о том, что в республике преобладают следующие межнациональные браки (первым здесь и далее дается национальность мужчины): русский – мари, мари – русская. На второй позиции русско-татарские и татаро-русские браки, на третьей – русско-украинские и украинско-русские, на четвертой позиции марийско-татарские и татаро-марийские браки.

Представители русского этноса чаще, нежели другие, вступают в межнациональный брак. Это связано с более ранней адаптацией русского этноса, с его подвижностью, мобильностью, способностью ассимилироваться и ассимилировать, что формировалось у него на протяжении долгого времени.

Этнический состав супругов в межнациональных браках коррелирует с этнодемографической ситуацией в республике.

Автор исследования приходит к выводу, что жители Марий Эл в целом положительно относятся к национально-смешанным бракам, о чем заявили 73 % жителей республики, в том числе: 85 % русских, 91 % мари, 67 % татар31. Одобрительное отношение к межнациональным бракам влияет на рост их численности.

В четвертом параграфе «Состояние межэтнических отношений в Республике Марий Эл» рассматриваются межнациональные отношения, протекавшие на территории Республики Марий Эл в 1990–2004 гг.

В 90-е годы ХХ века в Российской Федерации имела место устойчивая тенденция использования национального вопроса в политических целях. Следует подчеркнуть, что Марий Эл в этом отношении был одним из самых спокойных регионов в стране. 22 декабря 1990 года Верховный Совет Марийской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете республики, а в конце 1991 года была учреждена должность президента. Первым Президентом Республики Марий Эл был В.М. Зотин (1991–1996 гг.), вторым В.А. Кислицин (1997–2001 гг.), третьим Л.И. Маркелов (с 2001 года по настоящее время). Все они вели последовательную работу в области национальной политики, нацеленную на формирование среди жителей республики толерантности, уважительных взаимоотношений между этносами.

В целом межнациональные отношения в Республике Марий Эл характеризуются как спокойные. Жители республики понимают, что живут в многонациональном обществе, принципы существования в котором требует толерантности. Общество постепенно пришло к осознанию того, что необходимости более бережного отношения к национальной культуре всех проживающих в республике этносов. У молодежи проявляется интерес к познанию своих исторических корней, национальных языков и культуры. Отчуждения среди разных народов, проживающих на территории республики, практически не прослеживается. По данным социологического исследования, проводимых в 2001 году отделом социологии МАРНИИЯЛИ для 81 % всех опрошенных респондентов национальная принадлежность при общении не имеет никакого значения32.

В третьей главе «Этноконфессиональная ситуация в Республике Марий Эл» рассматривается религиозная обстановка, сложившаяся в республике в изучаемый период. Глава состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «^ Этнографическая характеристика конфессий в РМЭ в 1990–2004 гг.» характеризуются основные религии республики и взаимосвязь между этническим и конфессиональным составом населения.

Диссертантом дается характеристика конфессий, которые традиционно исповедуются на территории республики, а так же новых нетрадиционных религиозных течений, появившихся на территории республики после 1990 года.

Наиболее массовой на территории Республики Марий Эл является православная религия. Ее исповедует большая часть русских, проживающих на территории республики, а также значительная часть марийцев. По данным этносоциологического исследования, проведенного отделом социологии МНИИЯЛИ в 2004 году, число православных среди опрошенного русского населения РМЭ составило 83,7 %; среди луговых мари – 41,4 %; а среди горных мари – 78,6 %33.

Далее по численности верующих идет ислам (5,9 %)34. Его исповедуют 94 % представителей татарского этноса, компактно проживающие в некоторых районах республики, а также выходцы с Кавказа, диаспоры которых также представлены в республике.

Марийское язычество в чистом виде исповедует незначительное число мари (5,3 %)35. Большая часть его последователей проживает в сельской местности.

В большом количестве представлена группа, исповедующая двоеверие (33,8 %)36. Являясь «официально» православными, представители данной группы в то же время участвуют в языческих обрядах.

В настоящее время марийская языческая вера обращает на себя пристальное внимание со стороны многих исследователей (археологов, этнографов, философов, социологов, религиоведов). По мнению некоторых авторов, ее актуальность обусловливается страхом ассимиляции, нежеланием быть поглощенными иной культурой37. Таким образом, язычество выступает как один из факторов национального самосознания, защищающий этнос от ассимиляции. Частью марийской интеллигенции языческая религия используется как средство сплочения марийского народа.

При анализе религиозной жизни в Марий Эл нельзя не упомянуть и о новых движениях, организациях, сектах: свидетелях Иеговы, баптистах, адвентистах и др. Их появление в республике началось с конца 80-х годов XX века. Процесс их изучения усложнен тем, что они ведут достаточно замкнутое существование, стараясь не привлекать к себе внимания и не вступая, в отличие от традиционных религий, в общественную жизнь республики. В настоящее время нетрадиционные религии и секты, несмотря на активную миссионерскую деятельность, не обладают сколько-нибудь значительным влиянием. Этому способствует активная деятельность Русской православной церкви, а также республиканских и общероссийских СМИ.

Второй параграф «^ Взаимоотношения религиозных объединений в Республике Марий Эл на современном этапе» посвящен анализу взаимоотношения конфессий на территории республики в исследуемый период.

В настоящее время на основании имеющихся данных мы не можем говорить о каких-либо серьезных противоречиях в межконфессиональной сфере.

После 1917 года и установления нового административного деления территории МАО, а затем МАССР полностью вошла в состав Казанской епархии. В 1920–1930-е годы приходы, находящиеся на территории МАССР входили в состав Горьковской епархии. С конца 1960-х – до 1993 года православная жизнь республики вновь координировалась Казанской епархией. В 1993 году русская православная церковь на территории Марий Эл образовала новую епархию, организационно оформив свое присутствие в республике. Организационная и финансовая мощь православной церкви обеспечили ей превосходство в противоборстве с представителями язычества. Главным ее соперником с середины 1990-х годов становятся западные христианские (преимущественно протестантские) секты, для борьбы с которыми широко использовались СМИ, проповеди, разъяснительная работа священнослужителей. Косвенную поддержку оказывали и официальные власти. Благодаря указанным мерам деятельность западных миссионеров в республике к началу 2000-х годов была сведена до минимума.

В начале 90-х годов ХХ века имела место попытка возродить марийскую языческую веру. В 1991 году в Йошкар-Оле был создан Всемарийский языческий центр, который начал работу по систематизации языческих обрядов, изданию языческих молитвословов, а также пытался разработать языческую догматику. Идейными сторонниками языческой веры в Республике Марий Эл являлись отдельные представители национальной интеллигенции, считавшие традиционную религию народа мари средством национального объединения. Однако проблемы с финансированием центра не позволили использовать его потенциальные возможности. Кроме того, само языческое движение в 1994 году раскололось на сторонников и противников верховного языческого жреца А.И. Якимова.

Данные социологических опросов свидетельствуют, что численность респондентов, допускающих в республике религиозный конфликт, снизилась с 25 % в 1994 году до 12 % в 2004 году. Большая часть жителей республики в качестве сторон гипотетического конфликта называла православие и ислам, об этом высказались 45,9 % респондентов, в том числе: русских – 52,9 %, луговых мари – 42,6 %, горных мари – 41,1 %, татар – 35,6 %. Характерно, что 31 % опрошенных затруднялись с ответом на вопрос, поскольку не располагали информацией на этот счет или никогда не задумывались об этом.

В заключении подводятся общие итоги диссертационной работы и формулируются основные выводы.

Республика Марий Эл является полиэтничным регионом, в котором можно выделить три основных этноса: марийский, являющийся древнейшим обитателем края; русский, массовое переселение которого происходит со времени присоединения Марийского края к Русскому государству; татарский, являющийся историческим соседом мари.

Недооценка национального вопроса в советский период привела к всплеску национальных чувств и эмоций в начале 1990-х годов. Национальное движение мари этого периода было направлено на мирную деятельность в области развития национальной культуры и языка при отрицании насильственных методов и экстремизма. Тем не менее, русский язык функционирует на территории республики в полном объеме, являясь основным языком межнационального общения. Представители марийского и татарского этносов владеют им в абсолютном большинстве.

Международная иммиграция в республику массово происходила до 1992 года и была напрямую связана с межэтнической напряженностью в новых государствах – бывших республиках СССР. Основную массу иммигрантов дали Прибалтика, Украина и Казахстан. В 2000–2004 годах иммиграция становится структурно иной и может быть охарактеризована как «трудовая миграция» из республик Кавказа и Средней Азии.

Важнейшим показателем межнационального мира в республике является ситуация с межнациональными браками. Их удельный вес в 1990–2004 годах не только не уменьшился, но и возрос с 30,8 до 34,5 %. Этнический состав супругов в межнациональных браках коррелирует с этнодемографической ситуацией в республике. Это свидетельствует о высоком уровне толерантности и довольно близком культурном уровне различных этносов, населяющих республику.

Говоря о религиозной ситуации, необходимо отметить, что, начиная с XII–XIII веков, основными конфессиями в Марийском крае являются православие, ислам и язычество. Конфессиональная принадлежность коррелируется с национальной принадлежностью. Как правило, русские являются православными, татары – мусульманами, а языческая вера и двоеверие распространены среди мари.

Наиболее массовой на территории Республики Марий Эл в настоящее время является православная религия. На втором месте по численности идет ислам. Марийскую языческую религию исповедует незначительное число мари. Однако язычество довольно широко представлено в конфессиональной группе двоеверцев, к которым относится до четверти марийского населения.

В исследуемый период все руководители религиозных течений республики отмечали важность толерантности и мира в области межконфессиональных отношений.

Республика Марий Эл в настоящее время может быть охарактеризована как территория, на которой при наличии трех основных этносов и трех религий межнациональные и межконфессиональные противоречия выражены довольно слабо. Сохранить такой уровень межэтнической и межконфессиональной толерантности является одной из приоритетных задач руководства Республики Марий Эл.


^ Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых ВАК

  1. Зеленеева, Г.С. Современное язычество (по данным социологических исследований в Республике Марий Эл в 1994, 2004 гг.) / Г.С. Зеленеева // Вестник Костромского Государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Некрасова, 2006. – Т. 12. – С. 238-240 (0,2 п.л.)

  2. Зеленеева, Г.С. Динамика межэтнических браков в Республике Марий Эл на рубеже XX–XXI веков (на материалах актовых записей ЗАГСов) / В.И. Шабыков, Г.С. Зеленеева // Вестник Чувашского университета. – 2007. – № 1. – С. 401-404 (0,35 п.л.)

Статьи и тезисы докладов

  1. Зеленеева, Г.С. К вопросу об изучении в школах РМЭ марийского языка и внедрение в школьную программу изучения традиционной марийской языческой веры, Закона Божьего, Корана (по данным социологических исследований) / Г.С. Зеленеева // Марийское краеведение: опыт и перспективы его использования в системе образования Республики Марий Эл: материалы XII республиканской научно-практической конференции. – Йошкар-Ола, 2006. – С. 45-47 (0,2 п.л.)

  2. Зеленеева, Г.С. Современное состояние (марийской) языческой веры (по данным социологических исследований 1994, 2004 гг.) / Г.С. Зеленеева // XXII Международная студенческая конференция по финно-угроведению: тезисы докладов. – Йошкар-Ола, 2006. – С. 225-226 (0,2 п.л.)

  3. Зеленеева, Г.С. Отношение марийцев Горномарийского района к религии (по данным социологических исследований 1994, 2004 гг.) / Г.С. Зеленеева // VI Игнатьевские чтения. Проблемы горномарийского языка, литературы, истории, культуры, образования: материалы докладов и выступлений на республиканской научной конференции 1 апреля 2006 г. – Йошкар-Ола, 2006. – С. 109-112 (0,2 п.л.)

  4. Зеленеева, Г.С. Раздел: Отношение респондентов к жизни человека после смерти. / Г.С. Зеленеева // Религиозное сознание населения Республики Марий Эл: материалы социологических исследований 1994 и 2004 годов (научно-статистический бюллетень). – Йошкар-Ола, 2005. – С. 301-310 (0,5 п.л.)

  5. Зеленеева, Г.С. Динамика межнациональных и межконфессиональных отношений (по данным социологических исследований 1994, 2001 гг.) // К истории межконфессионального согласия: материалы Республиканской научно-практической конференции «Межконфессиональное согласие как фактор общественной модернизации». – Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, 2007. – С. 152-175 (2,0 п.л.)

  6. Зеленеева, Г.С. Духовно-нравственный облик студенческой и учащейся молодежи Республики Марий Эл как фактор социализации / Г.С. Зеленеева // Молодежь Республики Марий Эл: материалы межрегиональ­ной научно-практической конференции. – Йошкар-Ола, 2007. – С. 154-157 (0,2 п.л.)

  7. Зеленеева, Г.С. Формирование духовно-нравственного облика студенческой и учащейся молодежи Республики Марий Эл / Г.С. Зеленеева // Молодежь Республики Марий Эл (по материалам социологических исследований): сборник статей. – Йошкар-Ола. 2008. – Вып. 3. – С. 122-132 (0,6 п.л.)

  8. Зеленеева, Г.С. Некоторые вопросы изучения межнациональных и межконфессиональных отношений в Республике Марий Эл (по материалам социологических исследований 1994, 2001 гг.) / Г.С. Зеленеева // Материалы X Международного конгресса финно-угроведов: выступления и комментарии на пленарных заседаниях, официальные выступления, речи, приветствия и постердоклады / Мар. гос. ун-т. – Йошкар-Ола, 2008. – Ч. VIII. – С. 103-109 (0,3 п.л.)

  9. Зеленеева, Г.С. Состояние межнациональных браков в Республике Марий Эл на рубеже веков / Г.С. Зеленеева // Этносоциология в России: научный потенциал в процессе интеграции в полиэтнического общества: материалы международной научно–практической конференции. Казань 26–28 июня 2008 г. / Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ. – Казань, 2009. – С. 267-272 (0,3 п.л.)

  10. Зеленеева, Г.С. Современное положение одиноких матерей города Йошкар-Олы (по документам управления социальной защиты населения и труда в г. Йошкар-Ола Республики Марий Эл, материалов и социологического исследования среди одиноких матерей г. Йошкар-Олы 2009 г.) / Г.С. Зеленеева // Города Среднего Поволжья: история и современность (к 425-летию города Йошкар-Олы): сборник статей межрегиональной научно-практической конференции (г. Йошкар-Ола, 30 октября 2009 г.) / Мар гос. ун-т. – Йошкар-Ола, 2009. – С. 320-327 (0,5 п.л.)

  11. Зеленеева, Г.С. Из истории межконфессиональных отношений в Марийском крае / Г.С. Зеленеева // Самобытная Вятка: история и культура: сборник научных трудов. – Киров, 2009. – Вып. 2. – С. 41-56 (1,2 п.л.)

  12. Зеленеева, Г.С. Семейно-брачные ориентиры студенческой молодежи Республики Марий Эл (по материалам социологического исследования 2008–2009 гг.) / Г.С. Зеленеева // Этническая культура народов Волго-Камья: традиции, трансформации и современные процессы: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Йошкар-Ола, 12–13 ноября 2009 г. / Мар. гос. ун-т. – Йошкар-Ола, 2009. – С. 447-453 (0,5 п.л.)


^ Всего по теме диссертации опубликовано14 статей общим объемом 7,25 п.л.


1 Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М., 1989; Козлов В.И. Этнос и хозрасчет (к проблеме национализма в СССР) // Советская этнография. 1991. № 3. С.18-33; Губогло М.Н. Идентификация идентичности: этносоциологические очерки. М., 2003; Губогло М.Н. Может ли орёл летать с одним крылом. М., 2000.; Губогло М.Н. Три линии национальной политики в посткоммунистической России // Этнографическое обозрение. 1995 С.137-143; Семенов Ю.И. Социально-исторические организмы, этносы, нации // Этнографическое обозрение. 1996. № 3. С.13-23; Тишков В.А. Этнология и политика. М., 2001; Тишков В.А. Забыть о нации (постнационалистическое понимание национализма) // Этнографическое обозрение. 1998. № 5. С.3-26; Тишков В.А. О феномене этничности // Этнографическое обозрение. 1997. № 3. С.3-20.

2 Артановский С.Н. Этноцентризм и «возврат к этничности» концепции и действительность // Этнографическое обозрение. 1992. № 3. С.15-22; Дробижева Л.М. Духовная культура и этническое самосознание наций. М., 1990; Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 2003.; Попова И.М. Языковая ситуация как фактор политического самоопределения и культурного развития // Социологические исследования. 1993. № 8. С.46-52; Кузеев Р.Г. Национальные движения и федерализм в России // Этнографическое обозрение. 1993. № 6. С.46-59; Чешко С.В. Конституционная реформа и национальные проблемы в России // Этнографическое обозрение. 1993. № 6. С.29-45; Чешко С.В. Человек и этничность // Этнографическое обозрение. 1994. № 6. С. 12-24; Чешко С.В. Межнациональные отношения: перспективы изучения // Общественные науки. 1989. № 6.С. 8-12.

3 Платонов Ю.П. Этнический фактор. Геополитика и психология. СПб., 2002.

4 Казьмина О.Е. Вопрос о религиозной принадлежности в переписях населения России и СССР // Этнографическое обозрение. 1997. № 5. С.156-160; Цеханская К.В. Россия: тенденция православной религиозности в XX (статистика и реальность) // Этнографическое обозрение. 1999. № 5 С.59-69; Филимонов Э.Г. Новые тенденции в эволюции современного сектантства // Наука и религия. 1974. № 8. С.24-27; Этнографическое изучение религиозности народа // Этнографическое обозрение. 1995. № 5. С.77-83; Митрохин Л.Н. Религиозная ситуация в современной России // Социологические исследования. 1995. № 11. С.79-81; Мчедлов М.П., Гаврилов Ю.А., Шевченко А.Г. О социальном портрете современного верующего//Социологические исследования. 2002. № 7. С.68-77; Мчедлов М.П., Нуру­лаев А.А., Филимонов Э.Г., Элбакян Е.С. Религия в зеркале общественного мнения // Социологические исследования. 1994. № 5. С.9-13; Филатов С.Б., Фурман Д.Е. Религия и политика в массовом сознании// Социологические исследования. 1992. № 7. С.3-12; Воронцова Л.М., Филатов С.Б., Фурман Д.Е. Религия в современном массовом сознании // Социологические исследования. 1995. № 11. С.81-91.

5 Современные этнодемографические и этносоциальные процессы в Татарстане (1989–1990 гг., рук.: Д.М. Исхаков; Р.Н. Мусина); Республиканский этносоциологический опрос татарской художественно-творческой и научной интеллигенции (1990–1991 гг., рук.: Д.М. Ис­хаков, Р.Н. Мусина, Я.З. Гарипов); Проект «Этническая идентичность, национализм и разрешение конфликтов в Российской Федерации» (НИК) (1993–1996 гг., рук. Л.М. Дро­бижева); Проект «Социально-экономическое неравенство этнических групп и проблемы интеграции в Российской Федерации» (1999–2000 гг., рук. Л.М. Дробижева);

6 Хакимов Р.С. Россия и Татарстан: у исторического перекрестка // Панорама-форум. 1997. № 1, 8, 11, 16; Исхаков Д.М. Модель Татарстана: «за» и «против» // Панорама-форум. 1995. № 1-2; Мухарямов Н.М. Вопросы теории этнополитического анализа. Казань, 1996; Мухаметшин Р.М. Татары и ислам в ХХ веке (Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана). Казань, 2003.

7 Татарская нация в ХХI веке: проблемы развития. Казань, 2006.

8 Макарова Г.И. Проблема освещения в СМИ культурной жизни и межэтнических отношений в национальных республиках РФ (по материалам Республики Татарстан) // Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ». «Гуманитарные и социально-экономические науки». 2004. № 1; Мусина Р.Н. Этнокультурные ориентации и межнациональные отношения: анализ ситуации в Республике Татарстан // Современные национальные процессы в Республике Татарстан. Вып. 2. Казань, 1992; Мусина Р.Н. Проблемы суверенитета и межнациональные отношения в Республике Татарстан в начале 90-х годов // Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 1990-х годов. М., 1994; Мусина Р.Н. Республика Татарстан: межэтнические отношения, этничность, государственность // Суверенитет и этническое самосознание: идеология и практика. М., 1995; Мусина Р.Н. Религиозность как фактор межэтнических отношений в Республике Татарстан // Социальная и культурная дистанция. Опыт многонациональной России. М., 1998; Мусина Р.Н., Тагиров Р.Б. Татары и русские в Татарстане: этнические стереотипы и межэтническое общение // Феномен народофобии. XX век: материалы научной конференции. Казань, 1994; Столярова Г.Р., Фролова Т.А. Культура и этническое самосознание // Татарстан. 1992. № 9-10. С.88-96; Столярова Г.Р. Национально-смешанные семьи в сельских районах Татарской АССР (современные этнокультурные процессы): М. 1985; Столярова Г.Р. Феномен межэтнического взаимодействия: опыт постсоветского Татарстана. Казань 2004; Титова Т.А. Этническое самосознание в национально-смешанных семьях: (По материалам рус.-тат. семей г. Казани): Уфа, 1995. Титова Т.А. Этнические меньшинства в Татарстане: статус, идентичность, культура. Казань, 2007.

9 Владыкин, В.Е. Этнография удмуртов: учеб. пособие. Ижевск, 1991; Феномен Удмуртии: в 5 т. / С.К. Смирнова, В.Е. Владыкин, М.Н. Губогло и др.; под общ. ред. М.Н. Губогло; Рос. акад. наук. Центр по изучению межнац. отношений Ин-та этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. М., 2002.

10 Сахарных Д.М. Удмуртский этнический фактор и учреждения высшего образования в Удмуртии // Система высшего образования в социальном развитии Центральной Азии. М.; Иркутск, 2007. С.171-190; Смирнова С.К. Современные этнополитические процессы в Удмуртии. М., 2002 (Исслед. по прикл. и неотлож. этнологии / РАН. Ин-т этнологии и антропологии; № 157); Губогло М.Н., Смирнова С.К. Феномен Удмуртии: Парадоксы этнополит. трансформации на исходе XX в. / РАН. Центр по изучению межнац. отношений Ин-та этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая., М. 2001.; Смирнова С.К. Права народов в мультиэтническом государстве: путь России. М., 2002. (Исслед. по прикл. и неотлож. этнологии / РАН. Ин-т этнологии и антропологии; № 151); Куликов К.И., Христолюбова Л.С. Этнополитическая ситуация в Удмуртской Республике в 1993 г. / РАН. Ин-т этнологии и антропологии. М., 1994.; Шкляев Г.К. Межэтнические отношения в Удмуртии: опыт историко-психологического анализа. Ижевск, 1998.

11 Денисов В.П. Религиозные верования чувашей. Чебоксары, 1959; Денисов В.П. Религия и атеизм чувашского народа. Чебоксары, 1972; Иванов В.П. Современная этнополитическая ситуация в Чувашской Республике. Чебоксары, 1999; Иванов В.П. Чувашская диаспора. Этногеографический справочник. Чебоксары, 1999; Филиппов В.Р. Чувашия девяностых. Этнополитический очерк. М., 2001.

12 Козин В., Шилов Н. Республика Мордовия. Модель этнологического мониторинга. М., 2001; Мокшин Н.Ф. Религиозные верования мордвы. Саранск, 1998.; Мокшина Е.Н. Этническая ситуация в республике Мордовия на современном этапе. Саранск. 1997; Мордва Заволжье. Саранск, 1994.

13 Бикбулатов Н.В. Башкиры: Краткий этнографический справочник. Уфа, 1995; Бикбулатов Н.В. Башкирская система родства. М., 1981; Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: Этногенетический взгляд на историю. М., 1992; Ирназаров Р.И. Равенство этносов в Республике Башкортостан. Уфа, 1997; Гилязитдинов Д.М. Международный, российский и республиканский опыт решения проблемы статуса языков. Уфа, 2002.

14 Ярыгин А.Ф. Современные проявления дохристианских верований марийцев. Йошкар-Ола. Марийское книжное издательство. 1970; Сануков К.Н. Национальные отношения в развитом социалистическом обществе. Йошкар-Ола, 1984; Сануков К.Н Братское сотрудничество народов Поволжья в развитии сельского хозяйства. Йошкар-Ола, 1978; Шаров В.Д. Межнациональные браки и семьи в сельских районах Марийской АССР. Йошкар-Ола, 1976; Соловьев В.С. Атеизм и духовное развитие советского человека. Йошкар-Ола, 1973.

15 Сануков К.Н. Марийская автономия. Йошкар-Ола, 2005.

16 Сануков К.Н. Национальная государственность финно-угров России // Финно-угро­ве­дение. 2000. № 2. С.3-15; Сануков К.Н. Национальные движения и этническое самосозна­ние финно-угорских народов России // Финно-угроведение. 1996. № 1. С.40-49; Сануков К.Н. Марийцы: проблемы изучения // Марийцы: проблемы социального и нацио­наль­но-культурного развития. Йошкар-Ола, 2000 С.76-79; Сануков К.Н. Проблемы национальной политики на современном этапе // Национальные отношения и государственная национальная политика в Республике Марий Эл. Йошкар-Ола, 1997.

17 Шабыков В.И. Религиозное сознание татарского населения Республики Марий Эл (на материале социологического исследования) // Галиаскар Камал: 125 лет со дня рождения и 125 лет новейшей истории культуры и искусства тюрко-мусульманских народов России: сб. материалов Всерос. науч. конф. (29–30 сентября 2005 г.). Казань, 2005. С.225-228; Шабыков В.И. Принципы национально-государственного устройства России (теоретический аспект проблемы и задачи социологической науки) // Диалог культур и культурная политика государства в полиэтничном регионе. Постоянно действующий региональный междисциплинарный проблемный семинар: «Полиэтнический регион: диалог культур и перспективы развития». Йошкар-Ола, 1997. С.22-44; Шаров В.Д. Межнациональные браки и семьи в сельских районах Марийской АССР // Археология и этнография Марийского края. Вып. I: Древние и современные этнокультурные процессы в Марийском крае. Йошкар-Ола, 1976. С.115-133; Шаров В.Д. Об изучении современных этнических процессов в Марийской АССР // Археология и этнография Марийского края. Вып. 16: Этнические и культурно-бытовые процессы в Марийской АССР. Йошкар-Ола. 1989. С.7-14; Шаров В.Д. Основные черты этнического самосознания марийцев // Археология и этнография Марийского края. Вып. 22: Полевые материалы Марийской этнографической экспедиции 80-х годов. Йошкар-Ола, 1993. С.31-40.

Шаров В.Д. Марий Эл: Межэтнические отношения и конфликты в постсоветских государствах. Ежегодный доклад, 2000 / под ред. В.А. Тишкова и Е.И. Филипповой. М., 2001.

18 Попов Н.С. Основные факторы формирования и развития религиозно – нравственных традиций народа мари в XIX – начале XX веках // Узловые проблемы современного финно-угроведения: материалы I Всерос. конф. финно-угроведов. Йошкар-Ола, 1995; Попов Н.С. Межконфессиональные отношения и этнокультурные процессы в Марийских приходах Яранского уезда Вятской губернии в XVII – первой половине XIX века // Вопросы этносоциальной истории марийского народа // АЭМК: сб. статей. Йошкар-Ола, 2005. Вып. 28. С.126-152; Тойдыбекова Л. Марийская языческая вера и этническое самосознание // Joensuun yliopisto Karjalan Tutkimuslaitoksen julkaisuja University of joensuu Publications of karelian institute. Joensuu, 1997. № 116. С.7-18.

19 Ключевский В.О. Этнографические следствия русской колонизации Верхнего Поволжья // Влияние природы Верхнего Поволжья на народное хозяйство в Великороссии. М., 1990. С.40-63.

20 Никольский Н.В. История мари (черемис). Казань, 1920. С.36.

21 Васильев В.М. Марийская религиозная секта «Кугу Сорта». Краснококшайск, 1928. С.1.

22 Никольский Н.В. История мари (черемис). Казань, 1920. С. 36.

23 Попов Н.С. Православие в Марийском крае. Йошкар-Ола, 1987. С.82-83.

24 Григорьев А.Н. Христианизация нерусских народностей, как один из методов национально-колониальной политики царизма в Татарии (с половины XVI в. до февраля 1917 г.): материалы по истории Татарии. Казань: ТАТГОСИЗДАТ, 1948. Вып. I. С.248.

25 Пивоваров В.Г. Религиозность: опыт и проблемы изучения. Йошкар-Ола, 1976. С.9-10.

26 Республика Марий Эл: Статистический сборник «Городские округа и муниципальные районы Республики Марий Эл» / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Марий Эл Йошкар-Ола, 2008. С.171.

27 Статистический ежегодник Ч. I / Госкомстат России. Госкомстат Республики Марий Эл. Йошкар-Ола, 2001. С.401.

28 Межнациональные отношения в республике Марий Эл: материалы социологического исследования 2001 года // Научно-статистический бюллетень. Йошкар-Ола, 2002. С.96

29 Сборник материалов об этнической ситуации в Республике Марий Эл и социально-культурном положении марийского народа. Информационно-аналитический сборник Администрации Президента Республики Марий Эл. Йошкар-Ола, 2005. С.14.

30 Национальный состав и владение языками, гражданство. М., 2004. Т. 4, кн. 2. С.1784-1890.

31 Межнациональные отношения в республике Марий Эл: материалы социологического исследования 2001 года // Научно-статистический бюллетень. Йошкар-Ола, 2002. С.50.

32 Межнациональные отношения в Республике Марий Эл: материалы социологического исследования 2001 г. Йошкар-Ола, 2002.

33 Шабыков В. К вопросу об изменении религиозного сознания марийцев (по материалам социологических исследований 1994 и 2004 годов): материалы X Международного конгресса финно-угроведов: выступления и комментарии на пленарных заседаниях, официальные выступления, речи, приветствия и постердоклады. Йошкар-Ола, 2008. Ч.VIII. С.126-131.

34 Межнациональные отношения в Республике Марий Эл: материалы социологического исследования 2001 г. Йошкар-Ола, 2002.

35 Там же.

36 Там же.

37 Шкалина Г.Е. Традиционная культура народа мари. Йошкар-Ола. 2002. С. 159.





Скачать 406,32 Kb.
оставить комментарий
Зеленеева Гульнара Сультановна
Дата25.09.2011
Размер406,32 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх