Никуличев Ю. В. Содружество независимых государств. Очерк современной истории icon

Никуличев Ю. В. Содружество независимых государств. Очерк современной истории



Смотрите также:
Никуличев Ю. В. Содружество независимых государств. Очерк современной истории...
Никуличев Ю. В. Содружество независимых государств. Очерк современной истории...
Соглашение о Правилах определения страны происхождения товаров в Содружестве Независимых...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Длительность гарантии...
Длительность гарантии...
Длительность гарантии...
Межпарламентская ассамблея государств – участников содружества независимых государств конвенция...
Рекомендации по проведению «Урока Содружества Независимых Государств» или «Урока дружбы...
Рекомендации по проведению «Урока Содружества Независимых Государств» или «Урока дружбы...
Рекомендации по проведению «Урока Содружества Независимых Государств» или «Урока дружбы...
Рекомендации по проведению «Урока Содружества Независимых Государств» или «Урока дружбы...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
скачать


Никуличев Ю.В.


СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ.

Очерк современной истории


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

I. «Объединение эпохи распада»: Содружество Независимых Государств в 1991 – 1995 годах

1. Образование Содружества Независимых Государств

2. У истоков разноскоростной интеграции

3. Институциализация межгосударственного сотрудничества и высшие органы СНГ

4. Независимость против взаимозависимости. Экономический процесс в СНГ

5. Проблемы безопасности и военно-политическое сотрудничество


II. Государства СНГ в 1991 – 2001 годах

1. Россия в Содружестве Независимых Государств: между "общим прошлым" и новой исторической ролью

2. «Новая Европа»: Украина, Беларусь и Молдова

в поисках национальной модели развития

Украина

Республика Беларусь

Республика Молдова

3. Закавказье: старые проблемы, новые противоречия

Республика Армения

Республика Азербайджан

Грузия

4. Центральная Азия: сложный путь модернизации

Республика Казахстан

Республика Узбекистан

Республика Кыргызстан

Туркменистан

Республика Таджикистан


III. Содружество Независимых Государств в 1996 – 2001 годах

1. Экономика СНГ в 1996-2001 годах: между старыми проблемами и новыми вызовами

2. Эволюция институциональной структуры СНГ

3. Водоразделы разновекторной интеграции

4. Военно-политические отношения в СНГ

5. Борьба с международным терроризмом и экстремизмом

6. Перспективы Содружества Независимых Государств

Введение


Содружеству Независимых Государств десять лет. Наше обществоведение, приходится констатировать, подошло к этой дате с весьма скромными результатами. Мало сказать, что общество до сих не имеет ни одного исследования по истории СНГ, изложенной последовательно, систематически и сколько-нибудь полно, - не проделано даже предварительной работы в этом направлении, не было попыток консолидировать хотя бы фактографический массив по теме, воедино не собраны основополагающие документы Содружества. Сегодня поэтому не только массовое сознание, но и политическое сообщество, пресса и даже эксперты не располагают сколько-нибудь общезначимой картиной этих десяти лет.

В числе причин, помешавших развитию данного направления, были, конечно, и сложности, внутренне присущие самой теме. До сих пор нет ясности в отношении того, чем же, собственно, является Содружество Независимых Государств по своей международно-правовой природе: в литературе и общественном сознании на этот счет явно или неявно конкурируют несколько подходов, каждый из которых отражает какие-то черты реальности. Перед исследователем поэтому здесь изначально возникают дилеммы, от решения которых зависит, как ему определять предметное поле своей работы и структурировать его.

Официально Содружество Независимых Государств есть то, что специалисты по международному праву называют межгосударственной организацией, - положение, в силу которого под историей СНГ, строго говоря, следовало бы понимать историю межгосударственных отношений на постсоветском пространстве, эволюцию институтов и всей политической архитектуры Содружества, развитие всевозможных форм государственного сотрудничества и государственного же соперничества новых независимых государств (ННГ). Конечно, и при таком подходе историк будет ясно понимать, что за политикой того или иного государства в Содружестве стоит определенная совокупность общественно-политических процессов внутри этого государства, - логический центр тяжести, однако, здесь в любом случае будет находиться в плоскости межгосударственных отношений.

В общественном сознании преобладает другое понимание СНГ. Здесь Содружество предстает как более или менее органичная совокупность двенадцати государств, что в 1991 году пошли каждое своим путем, но все вместе в каких-то важных отношениях еще не перестали быть исторически сложившейся общностью и даже, как логический предел, «страной». Естественно, для историка в рамках этого подхода логический центр тяжести резко смещается в сторону тех внутренних процессов, что происходили внутри ННГ и только затем своими результатами и следствиями транслировались на межгосударственный уровень.

Между двумя этими подходами располагается целый спектр взглядов на природу, историю и будущее СНГ, - если же при этом учитывать еще и идеологическую ситуацию внутри государств Содружества, то вместо одного или двух мы получим десятки и десятки ответов на вопрос, что есть СНГ, - по большей части несовпадающих.

Для исследователя сложность заключается еще и в том, что многие и многие взгляды на Содружество попросту не артикулированы. Даже в официальных документах и теоретико-правовых дискуссиях Содружество до сих пор определяется отрицательным способом, - через то, чем оно не является: не ассоциация, не союз, не конфедерация… В научной литературе поэтому все это время авторы определяли подходы к предмету каждый по собственному пониманию. В настоящей работе принята следующая схема расположения материала.

По целому ряду объективных оснований (экономические процессы, урегулирование наиболее острых конфликтов на постсоветском пространстве, изменения во внутренней архитектуре Содружества) десятилетняя история СНГ разделена на два периода с границей по 1995 году. В работе три части: в первом и третьем разделах прослежена эволюция Содружества на межгосударственном уровне соответственно в 1991 – 1995 и 1996-2001 годах; во втором – представлена история государств СНГ с 1991 по 2001 год.

Будучи первой в нашей литературе попыткой представить историю СНГ в систематическом виде, работа имеет основной своей целью восстановить и описать основные вехи этой истории, не вдаваясь в их более глубокий анализ: в рамках заданного объема это и в любом случае было бы невозможно.


^ I. «Объединение эпохи распада»:

Содружество Независимых Государств в 1991 – 1995 годах


При всей своей драматичности кризис национально-государственных отношений в СССР периода 1990-1991 гг. не нес в себе угрозы тотальной дезинтеграции того геополитического и геоэкономического пространства, которое занимал Союз: в любом случае поиск новых формул союза или сообщества все это время шел не только в Центре, но и в столицах союзных республик, на межреспубликанском уровне. Тем не менее в формально-политическом отношении от СССР к последним месяцам 1991 г. не осталось, в сущности, ничего: за два предшествующих года все пятнадцать республик СССР приняли свои декларации о суверенитете, а к декабрю 1991 г. все они, за исключением Российской Федерации, объявили себя независимыми государствами. С 1989 г. во внутрисоюзных отношениях нарастали все более и более острые противоречия, - распространение военных, полувоенных и военизированных образований по всей стране несло с собой совершенно реальную угрозу перерастания этих противоречий в военно-силовые конфликты1. На грани катастрофы находилась экономика. Каких бы поэтому интерпретаций ни придерживаться в отношений событий конца 1991 года, фактом остается то, что образование Содружества Независимых Государств не только предотвратило усугубление этих опаснейших тенденций, но и стало исторически значимым моментом реинтеграции постсоюзного пространства.

В новую для себя эпоху ННГ входили каждая со своей политической идеологией, которая где в адекватной, а где в превратной форме отражала их политические и экономические интересы, устремления и видение перспектив. Государства Балтии изначально остались в стороне от всех и всяких переговоров вначале вокруг идеи обновленного Союза, а потом и СНГ. Столь же категорично и, пожалуй, даже менее прагматично, чем Балтия, первоначальную программу своей независимости сформулировала Грузия. Центробежные тенденции изначально были сильны в Азербайджане и Молдове. (Шесть этих государств - Латвия, Литва, Эстония, Грузия, Азербайджан и Молдова - в марте 1991 г. отказались принимать участие в референдуме по вопросу о сохранении СССР, - в той или иной степени изначальная эта позиция наложила отпечаток и на их отношение к идее СНГ). Украина сравнительно поздно, лишь к декабрю 1991 г. определилась со своей концепцией независимости, - официальный Киев, однако, придал ей столь жесткий и заведомо бескомпромиссный характер, что в конкретных обстоятельствах конца 1991 года именно фактор Украины сыграл решающую роль в образовании СНГ и роспуске СССР. Высокую, по крайней мере официально, степень солидарности с идеей «обновленного Союза» в течение всего 1991 года демонстрировали государства Центральной Азии, - столь же солидарно после беловежской декларации о роспуске СССР они поддержали и идею СНГ.


^ 1. Образование Содружества Независимых Государств

8 декабря 1991 года в местечке Вискули под Минском высшими руководителями Республики Беларусь, Российской Федерации и Украины было подписано Соглашение о создании Содружества Независимых Государств: «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность» прекратил свое существование. Образуя СНГ, стороны декларировали свою приверженность принципам уважения государственного суверенитета, равноправия и невмешательства во внутренние дела друг друга, отказа от применения силы, экономических или любых других методов давления, урегулирования спорных проблем согласительными средствами; гарантировали открытость границ, свободу перемещения граждан и передачи информации в рамках Содружества1.

Кроме того, как говорилось в Соглашении, государства СНГ договорились о сохранении под объединенным командованием общего военно-стратегического пространства, включая единый контроль над ядерным оружием. К сфере совместной деятельности, реализуемой через общие институты, были также отнесены: координация внешнеполитической деятельности; сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков, в области таможенной политики; сотрудничество в других областях2.

В специальной декларации стороны объявляли Содружество открытым для присоединения других государств.

10 декабря 1991 г. Соглашение было ратифицировано в парламентах России, Беларуси и Украины. Верховный Совет Украины принял Соглашение без обсуждения, но с оговорками из двенадцати пунктов, общий смысл которых сводился к изменению наиболее «конфедеративно сформулированных» положений Соглашения (например, вместо «координации внешнеполитической деятельности» в украинском варианте говорилось о «консультациях в области внешней политики»; в ином прочтении были даны статьи об открытых границах и вооруженных силах).

13 декабря в Ашгабате по инициативе президентов Туркменистана С.Ниязова и Казахстана Н.Назарбаева состоялась встреча президентов пяти центральноазиатских государств. Итогом стало Заявление, в котором стороны выразили свою принципиальную солидарность с беловежскими соглашениями, одновременно настаивая на том, что каждая из республик бывшего СССР вправе претендовать на роль учредителя нового Содружества. Для рассмотрения вопросов формирования СНГ предлагалось провести специальную встречу глав государств бывшего СССР1.

Именно такая встреча и состоялась 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате. Официально представлены были одиннадцать из пятнадцати государств бывшего СССР (без Прибалтики и Грузии; последняя ограничила свое участие уровнем наблюдателей). Стороны подписали Протокол к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств, расширявший число учредителей СНГ до одиннадцати, и Декларацию, подтверждавшую основные цели и принципы Содружества и при этом констатировавшую, что СНГ не является ни государством, ни надгосударственным образованием.

С правовой точки зрения, таким образом, учредителями СНГ являются не три государства – участника беловежской встречи, а одиннадцать государств; дат основания Содружества две – 8 и 21 декабря 1991 года, а учредительными актами являются три документа – Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, Протокол к Соглашению и Алма-Атинская Декларация от 21 декабря 1991 года.1

На встрече в Алма-Ате государства СНГ заявили также, что они «поддерживают Россию в том, чтобы она продолжала членство СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности и других международных организациях»2.

В дальнейшем правовая база СНГ формировалась договорным путем. В 1993 году был принят Устав Содружества.


***

При всей своей компактности три учредительных документа СНГ не были свободны от противоречий. Соглашение от 8 декабря хотя и не содержало в себе квалификации Содружества как конфедерации, несло в себе явно выраженное конфедеративное начало (статьи об открытости границ, координации внешнеполитической деятельности, общем экономическом пространстве, координирующих органах Содружества); более того, в одной из статей Соглашения присутствовал даже элемент союзного государства («Государства – члены Содружества будут поддерживать под объединенным командованием общее военно-стратегическое пространство, включая единый контроль над ядерным оружием»).

Конфедеративное начало первоначальных договоренностей присутствовало и в последовавших позже решениях о сохранении единой валюты – рубля; в декларированном намерении сторон согласовывать свою денежно-кредитную и вообще экономическую политику; в заявленных и затем подтверждаемых принципах свободы перемещения и прозрачности границ вплоть до отсутствия пограничного, таможенного и иных видов контроля. Начиная с саммита в Алма-Ате, началось создание общих институтов Содружества, и это опять-таки приближало его к конфедеративной модели.

«Международная организация», «конфедерация» или «союз государств», - для времени образования СНГ тройное это противоречие было неизбежным, ибо за каждым из этих начал стояли те или иные интересы государств-учредителей. К модели конфедерации изначально тяготели Россия и республики Центральной Азии: последние обсуждали идею конфедеративного объединения между собой еще в 1990 г. За идеей СНГ как слабо ассоциированной международной организации стояла Украина. В ситуации распадающегося союзного пространства неизбежными и даже необходимыми представали и «союзные элементы» первоначально заданного правового статуса СНГ: по-иному решить проблему контроля над четырьмя ядерными арсеналами России, Украины, Беларуси и Казахстана было невозможно. Первоначальный «проект СНГ» со всеми его правовыми противоречиями был, следовательно, тем предельно широким общим знаменателем, на котором только и было возможно осуществить первичную реинтеграцию постсоветского пространства.

С другой стороны, неизбежным для Содружества было и превращение этих противоречий в мину немедленного или замедленного действия, и это на главных осях СНГ – в его «славянской тройке» и «ядерной четверке».


^ 2. У истоков разноскоростной интеграции


Наиболее острой политической проблемой СНГ с самого начала стали отношения между Россией и Украиной. Уже в январе 1992 г. обозначились и пошли по линии все более опасного обострения противоречия между Москвой и Киевом вокруг проблемы ядерного оружия бывшего СССР, Черноморского флота, Севастополя и Крыма в целом. К весне 1992 г. российско-украинские противоречия приняли тональность и масштабы «холодной войны» – на тот момент, может быть, самого напряженного конфликта для всего европейского постсоциалистического пространства. В мае 1992 г. Украина отказалась вступить в Договор о коллективной безопасности СНГ и вообще участвовать в какой бы то ни было зоне общей безопасности. К середине 1992 г. ею было подписано лишь 34 из 88 документов СНГ (для сравнения: Россия и Беларусь подписали соответственно 85 и 76 документов). В следующем году Украина отказалась подписать Устав СНГ: государство-учредитель СНГ, таким образом, не стало государством-членом СНГ.

Беларусь изначально строила свою политику на принципах реинтеграции постсоветского пространства, но стопроцентной приверженности идее СНГ не было и здесь. В мае 1992 г. Минск, как и Киев, не подписал Договора о коллективной безопасности, - движение в сторону военного союза СНГ заняло у минского руководства целый год, но и присоединившись к договору, Беларусь заявила о своем ограниченном в нем участии. Серьезным камнем преткновения в отношениях между Москвой и Минском стала белорусская позиция в вопросе о ядерном наследстве СССР, когда Минск вслед за Киевом и Алма-Атой заявил намерение сохранить за собой свою часть стратегических вооружений вплоть до более широкого международного урегулирования проблемы.

Хотя российско-белорусские отношения и избежали той конфликтности, что установилась в отношениях между Москвой и Киевом, уже в 1992 г. фактом стало то, что «славянское ядро» Содружества перестало быть его несущей конструкцией: таковой все больше становилась «азиатская» компонента СНГ. Когда в том же 1992 году из СНГ фактически вышли Молдова, где началась война в Приднестровье, и Азербайджан, где правительство А.Эльчибея сделало попытку переориентироваться с СНГ и России на Турцию, сдвиг центра тяжести СНГ на восток принял характер долговременной тенденции.

Неопределенность правового статуса СНГ, с одной стороны, и перипетии политической жизни на постсоветском пространстве, с другой, создали ту среду, в которой принципы отношений внутри СНГ складывались не столько де-юре, сколько де-факто. Уже на первом году Содружества обычной практикой стало необязательное участие отдельного государства в договорах и решениях Содружества (а при отсутствии у органов СНГ наднациональных полномочий - и необязательное исполнение подписанных документов). Степень участия отдельных государств в экономических и военно-политических соглашениях, подписанных на саммитах СНГ в период с декабря 1991 г. по январь 1993 г., иллюстрирует следующая таблица1.






Всего

в том числе

Экономические

военно-политические

^ Общее число соглашений

128

75

23

^ Из них подписали:

Азербайджан

26

20

6

Армения

124

75

49

Беларусь

113

73

40

Казахстан

128

75

53

Кыргызстан

125

74

51

Молдова

66

48

18

Россия

128

75

53

Таджикистан

125

75

50

Туркменистан

54

35

19

Узбекистан

114

69

45

Украина

54

38

16


Еще одним на практике установившимся принципом стала свобода участников СНГ вступать в любые иные, помимо Содружества, многосторонние соглашения - как в пределах, так и за пределами ближнего зарубежья. Основой этого движения было и есть, конечно же, естественное право суверенных государств осуществлять собственную внешнюю политику, но фактом остается и то, что для лояльности Содружеству в этой политике изначально отводилось не много места. В любом случае постсоветское пространство очень скоро оказалось перекрытым всевозможными межгосударственными ассоциациями: Россия, Украина и Грузия вступили в Ассоциацию Черноморских государств; пять центральноазиатских государств и Азербайджан присоединились к Организации экономического сотрудничества1; в 1994 г. Казахстан, Узбекистан и Киргизия образовали Центральноазиатское экономическое сообщество; с этого же года развивалась, с одной

стороны, идея российско-белорусского, с другой – Евразийского союза. В дальнейшем – во второй период существования СНГ – таких конфигураций стало еще больше.

При тех тенденциях, что действовали на постсоветском пространстве в первые годы, очень скоро обнаружилось, что большая часть из первоначально декларированных задач СНГ не выполняется и выполнена быть не может. В течение 1992-93 гг. произошла дезинтеграция таможенного, рублевого и вообще экономического пространства бывшего СССР; технически и политически невозможным оказалось сохранить объединенное командование стратегических сил; не получили развития механизмы сотрудничества во внешнеполитической области. Камнем преткновения в отношениях между Россией и остальными, за исключением Туркменистана, государствами СНГ стала идея двойного гражданства: по практической ее неисполнимости и эта задача первоначального «проекта СНГ» к 1994 г. была забыта.

Вместе с тем в Содружестве набирали силу и позитивные моменты. Главным из них, безусловно, было то, что с образованием СНГ на первых же саммитах был декларирован и на практике затем утвердился принцип неприменения силы во взаимоотношениях между государствами-членами: опаснейшие процессы, сопровождавшие распад СССР, были остановлены. Самому Содружеству пришлось столкнуться с несколькими вооруженными конфликтами – как унаследованными от СССР, так и нововозникшими: ни один из них - даже карабахский, столь близко подошедший к черте «предвоенного» противостояния Армении и Азербайджана - не перешел на межгосударственный уровень и все они (война в Карабахе, конфликт в Южной Осетии, война в Приднестровье и Абхазии) к 1994 г. были урегулированы если не официально, то фактически. Тем временем складывались первые элементы миротворчества: в Приднестровье наряду с российским был задействован украинский контингент, - в Таджикистане, где в 1994 г. началась гражданская война, с самого начала действовали многосторонние миротворческие силы с участием России, Узбекистана и Казахстана.

Существенно важной тенденцией Содружества стало постепенное выравнивание политического веса его членов. Главным моментом здесь стало изменение роли и позиций России на постсоветском пространстве. В идеологическом пространстве между двумя имиджами – «Кремль не отказывается от имперских амбиций» и «Москва не уделяет подобающего внимания СНГ» – реальная политика России, строясь как равнодействующая многих процессов, носила куда более сбалансированный и позитивно-ориентированный характер, и это подчас даже в противоречии с официально заявленными позициями российской дипломатии. Так, со всех сторон обросшая риторикой проблема защиты соотечественников за рубежом ни в одном из возможных случаев не стала преградой для более широкого урегулирования отношений с тем или иным государством ближнего зарубежья, - начиная с осуществленного строго по графику вывода войск из стран Прибалтики, до разрешения тех или иных спорных вопросов с Украиной, Молдавией, Грузией и Казахстаном. Критики «российского неоимпериализма», помимо прочего, использовали тот факт, что Россия стремилась сохранить и даже расширить свое военное присутствие в тех или иных государствах СНГ, - в действительности и в этом случае дело было не в имперских амбициях, а в необходимости обеспечить защиту внешних рубежей СНГ и вместе с тем избежать громадных расходов на обустройство новых границ; в равной степени во всем этом были заинтересованы и государства Содружества.

Одним из индикаторов того, какими в действительности были мотивы России в отношении государств Содружества, может служить судьба рублевой зоны: в неоимпериалистском сценарии Москва должна была бы стремиться сохранить эту зону любой ценой, дабы удержать в своих руках рычаги финансового давления на соседей, - вместо этого она предпочла, как тогда выражалась экономическая пресса, в своих собственных экономических интересах «вытолкнуть» из сферы обращения рубля те государства ближнего зарубежья, что к 1993 г. еще находились в ней. С тем вместе закончилась и политическая гегемония Москвы на постсоветском пространстве: при том что Россия до сих пор сохраняет самый большой экономический и политический вес в СНГ, Содружество вступило в эпоху равноправного политического диалога. (Было ли это простым совпадением или нет, но в 1993 же году Б.Н.Ельцин в своем новогоднем обращении к нации заявил, что «имперский период в российской истории закончился»).

Тем временем стабилизировался состав СНГ. В 1993 г. в Содружество «вернулся» Азербайджан и вступила Грузия, весной 1994 г. парламент Молдовы ратифицировал документы о членстве республики в СНГ. В апреле 1994 г. встреча глав государств СНГ впервые прошла в составе двенадцати членов.


^ 3. Институциализация межгосударственного сотрудничества и высшие органы СНГ


При всех тех перипетиях, что имели место на постсоветском пространстве в 1992-94 годах, все это время Содружество выстраивало систему своих органов. Еще на алма-атинском саммите в декабре 1991 г. было решено, что высшим органом СНГ является Совет глав государств. По Уставу СНГ, Совет глав государств СНГ обсуждает и решает фундаментальные вопросы, связанные с деятельностью государств-членов. Совет собирается не реже двух раз в год; внеочередные заседания могут созываться по инициативе одного из государств членов. На встречах Совета главы государств председательствуют поочередно в порядке русского алфавита названий государств-членов СНГ (в декабре 1993 г. был учрежден новый пост Председателя СНГ, полномочия которого продолжаются в течение года, - первым Председателем на 1994 г. был избран Б.Н.Ельцин). Заседания Совета проводятся, как правило, в столицах государств-членов СНГ13.

Вторым по значению органом СНГ является Совет глав правительств, решение о котором, как и решение о Совете глав государств, было принято также в декабре 1991 г. Совет глав правительств отвечает за координацию сотрудничества органов исполнительной власти в экономической, социальной и других областях; собирается не реже четырех раз в год. Решения на Совете принимаются консенсусом, но любое государство при этом вправе заявить о своей незаинтересованности, что не является препятствием для принятия решения.

В феврале 1992 г. был учрежден Совет министров обороны СНГ, а в сентябре 1993 г. – Совет министров иностранных дел СНГ; при последнем действует Консультативная комиссия по миротворческой деятельности.

До 1993 г. в Содружестве существовало Главное командование объединенных вооруженных сил, - в декабре 1993 г. вместо этого органа был создан Штаб по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ, подчиненный Совету министров обороны СНГ и объединяющий представителей государств, подписавших Договор о коллективной безопасности СНГ. В рамках того же Договора действует Совет коллективной безопасности, работающий в непосредственной связи со Штабом по координации военного сотрудничества и Советом министров обороны СНГ. В системе военно-политического сотрудничества СНГ функционирует также Совет главнокомандующих пограничными войсками, учрежденный в июле 1992 г.

В июле 1992 г. был учрежден Экономический суд, задача которого рассматривать случаи нарушений договорных обязательств между предприятиями государств-членов СНГ и принимать по ним решения. В сфере юридического сотрудничества государств СНГ работает также Межгосударственный суд, созданный по решению январского саммита 1993 г. и рассматривающий случаи разногласий, связанных с национальными меньшинствами и границами СНГ. В этой же системе действует Комиссия по правам человека.

Целый ряд важных для институциализации Содружества решений был принят на заседании Совета глав государств СНГ 14-15 мая 1993 г. В развитие идеи Экономического союза СНГ здесь было решено учредить постоянно действующий исполнительный и координирующий орган Союза - Координационно-консультативный Комитет, состоящий из постоянных представителей участвующих в Союзе государств – по два от каждого государства; при Комитете создавался Исполнительный Секретариат СНГ. Через год в апреле 1994 года в этой же системе была учреждена Комиссия Экономического союза. (Координационно-консультативный комитет прекратил деятельность в октябре 1994 г., передав свои структуры и функции новому органу Содружества - Межгосударственному экономическому комитету).

В декабре 1993 г. был учрежден Межгосударственный банк СНГ, возглавляемый главой Центрального банка России и имеющей задачей содействовать межгосударственным финансовым отношениям.

Наконец, в октябре 1994 г. на встрече глав государств СНГ была предпринята попытка создать первый наднациональный орган Содружества, идея которого заключалась в том, чтобы он работал «не от саммита к саммиту», а на постоянной основе, и решения которого имели бы обязательную силу, - Межгосударственный экономический комитет1.

В СНГ также созданы отраслевые органы для координации сотрудничества в таких областях, как космические исследования, охрана окружающей среды, энергетика, железнодорожный транспорт, наука и технология, стандартизация, таможенное дело.

Видную роль в Содружестве играет Межпарламентская ассамблея, образованная шестью государствами в марте 1992 г. и сегодня объединяющая представителей законодательных собраний девяти государств - Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Мoлдoвы, Рoссийской Федерации, Таджикистана; в качестве наблюдателя на мероприятиях Межпарламентской ассамблеи присутствует делегация Верхoвнoгo Сoвета Украины. В целях сближения национальных законодательств Ассамблея стремится выполнять роль законотворческого органа Содружества, разработав за время своего существования около пятидесяти модельных законов, в том числе модельные Гражданский и Уголовный кодексы.


^ 4. Независимость против взаимозависимости.

Экономический процесс в СНГ


Из всех проблем, унаследованных государствами СНГ от СССР, проблемы экономики оказались наиболее тяжелыми и трудноразрешимыми, - разрыв политических и экономических связей на постсоветском пространстве усугубил эту ситуацию дополнительными негативными факторами.

Движение республик СССР к независимости совпало с длительной кризисной тенденцией в советской экономике периода 1989-1991 годов - и во многом этой же кризисной полосой и было обусловлено. По взгляду Н.Шмелева, еще в 1989 г. страна перешла на всеобщий бартер, ибо начиная с «павловской» реформы деньги все хуже выполняли свои функции. В течение 1991 г. межреспубликанская торговля сократилась на 15%; в том же году падение производства по отдельным республикам дошло до 20%, а инфляция – до 80% в год. Выход из Союза в этой ситуации повсеместно воспринимался, помимо прочего, как необходимое условие для разрешения национальных экономических проблем.

Экономическим оптимизмом отмечен и первоначальный период СНГ. Уже в Беловежских соглашениях декларировалось сохранение единой рублевой зоны: при отсутствии собственных валют в ННГ это означало, что сфера действия рубля охватывала все постсоветское пространство, включая Прибалтику и Грузию. Стороны были, казалось, готовы к серьезнейшим экономическим компромиссам: в России, например, либерализация цен была перенесена с середины декабря 1991 г. на начало января 1992 г. только лишь для того, чтобы дать Украине и Беларуси возможность подготовиться к ценовым изменениям. Более того, российское руководство в это время вообще демонстрировало способность и готовность мириться с очень большими потерями ресурсов во имя экономической и политической солидарности с ННГ, выражением чего в торговой области были существенно более низкие по сравнению с мировыми цены на энерготовары и сырье: по различным оценкам, в течение 1992 г. такое «субсидирование» партнеров по СНГ обошлось России в суммы, эквивалентные 14% национального ВВП1. Импорт из ближнего зарубежья тем временем становился все дороже, - возникал дисбаланс, который в любом случае долго сохраняться не мог.

Как в то время комментировала эту ситуацию пресса, «Россия, в силу того что она продавала свои товары по значительно более низким в сравнении с мировыми ценам, а покупала по высоким, оказалась в удивительной для развитой страны ситуации, при которой ей выгодно как можно меньше экспортировать в страны ближнего зарубежья. На деле же вывоз товаров туда значительно превзошел ввоз, что свидетельствует о чудовищной экономической неэффективности для России межреспубликанских торговых связей»1.

Освобождение цен и общая либерализация внешней торговли очень скоро изменили эту ситуацию, - вообще для всех государств СНГ переориентация на мировые рынки и мировые цены с 1992 г. превратилась в основной мотив их внешнеэкономической деятельности.

Для экономической солидарности с соседями во всем этом изначально было не много места. Уже в начале 1992 г. Туркменистан, например, поднял цены на свой газ в десятки раз, что тут же обернулось сильнейшим энергетическим шоком для Украины, Казахстана и Таджикистана, а Грузию поставило вообще на грань энергетического истощения. В феврале 1993 г. Россия в десять раз повысила цены на газ, отпускаемый Украине, и через несколько месяцев - в два раза на нефть; поставки при этом упали до уровня в два раза ниже того, на котором находились годовые потребности Украины.

В течение 1991-93 годов объем торговых отношений внутри Содружества сократился наполовину, а доля дальнего зарубежья в структуре внешней торговли республик превысила 50%. Во внешней торговле России доля ближнего зарубежья на 1994 год сократилась в три раза: в 1991 г. она составляла 64,8% в экспорте и 70% в импорте; в 1994 г. – соответственно 22,5 и 25,7%2.

Наряду с освобождением цен и переориентацией на дальнее зарубежье, сильнейшим фактором дезинтеграции экономического пространства Содружества стал распад рублевой зоны. Основной проблемой здесь изначально была проблема контроля над выпуском денег. В зоне действия одной денежной единицы должен быть и один же эмиссионный центр, каковым естественно оставалась Москва, - столь же естественным, однако, было и то, что для других членов СНГ это означало потерю контроля над важнейшей частью своей экономической политики – монетарной. При отсутствии общей финансовой дисциплины центральные банки республик решали эту проблему выпуском т.н. «безналичных рублей» – в виде кредитов, предоставляемым собственным организациям и предприятиям (т.н. кредитная эмиссия рублей), не особенно считаясь при этом с возникающими дефицитами своего государственного бюджета: в Грузии, например, в течение 1992-93 гг. кредитов было выдано на сумму, в 25 раз превышавшую национальный продукт. Но безналичные деньги рано или поздно «обналичиваются» («обналичим» – одна из самых популярных финансовых услуг этого периода), что оказывало возрастающую нагрузку на эмиссионный центр, влекло за собой возрастание денежной массы и, следовательно, ее обесценение. Инфляционные последствия бесконтрольного выпуска кредитных денег распространялись по всему СНГ. Поскольку при этом кредиты чаще всего использовались на приобретение товаров в России, отсюда уходила не только денежная, но и товарная масса, – дополнительный фактор роста цен в российской экономике.

На эту ситуацию Москва реагировала попытками ввести более строгие правила межбанковских расчетов1, - для других государств СНГ усиление финансовой дисциплины означало одно: пока рубль остается общей валютой, Россия сохраняет за собой возможность и право определять финансовую политику во всем Содружестве. Уже в 1992 г. в ННГ появляются собственные деньги – вроде украинских купонокарбованцев. Последний удар рублевой зоне принес июль 1993 года, когда Россия отказалась предоставлять технические кредиты странам СНГ на прежних условиях, а российский Центробанк изъял из обращения все купюры, выпущенные до 1993 года, предоставив право обмена старых купюр на новые только гражданам и предприятиям России. Решительная эта мера в борьбе с инфляцией в России, поставила других членов рублевой зоны перед угрозой еще более страшной, чем прежде, инфляции, грозя наводнить их старыми рублями. (Вообще же ситуация носила еще более сложный и подчас «детективно-напряженный», характер: весь 1993 год в республиках рублевый зоны втайне шла подготовка к переходу на собственную валюту; опоздай Россия с реформой и старые рубли со всех концов СНГ обрушились бы на нее). Эти государства оказались перед дилеммой: либо подчиниться единой финансовой политике и дисциплине, определяемым Москвой, либо перейти к собственным валютам. Здесь, впрочем, выяснилось, что к этому времени почти все они успели отпечатать собственные деньги. К концу 1993 г. в рублевой зоне остались лишь Россия и Таджикистан.

С появлением десятка национальных валют труднее торговать в СНГ стало даже тем структурам. которые еще готовы были это делать. Как всякая новая валюта, валюты республик с самого начала были и до сих пор остаются «мягкими», низкоконвертируемыми; в каком именно отношении они находятся друг к другу, в точности не имел возможности определить ни один национальный банк; Центробанк России во всяком случае долго не котировал их вообще. Отсутствие механизма взаимной конвертации резко усложнило и без того уже непростые процедуры платежей в торговых операциях. Кроме того, сразу по появлении национальные валюты резко пошли вниз: так, рублевое содержание казахстанского тенге, введенного в ноябре 1993 г., уже через месяц уменьшилось вдвое, молдавского лея – без малого втрое. Естественным образом торговля при этом окончательно свернула на путь «долларизации», и это становилось еще одним фактором, ослаблявшим ориентацию республиканских экономик на ближнее зарубежье.

***

С самого начала высшие органы Содружества не поспевали за процессами распада некогда общего экономического пространства. В течение 1992 г. на встречах глав государств экономические проблемы почти не обсуждались. Тогда же определилась очень специфическая «логика экономической интеграции СНГ»: «сотрудничество», «координация», а потом и формирование «союзов» декларировались как раз на тех участках экономического пространства, где только что происходил очередной крупный разрыв межреспубликанских связей, - каждая интеграционная инициатива, таким образом, служила скорее симптомом обострившейся проблемы, нежели ее решением. Хронологически так это все, собственно говоря, и было: «обвальное» экономическое размежевание начала 1991 года вызвало инициативы по «сближению экономического законодательства государств-участников СНГ»; за дезорганизацией союзных финансов последовали решения саммитов «о единой денежной системе и согласовании денежно-кредитной и валютной политики государств рублевой зоны»; появление пограничных таможен обернулось «таможенным союзом» 1992 года; наконец, после распада в июле 1993 г. рублевой зоны, когда единое экономическое пространство окончательно разрушилось, а наружу выплеснулись острейшие взаимные претензии, всего лишь через полтора месяца, в сентябре 1993 г., самым широковещательным образом было декларировано формирование Экономического союза СНГ (при этом в России два процесса – аппаратная подготовка Союза в Министерстве по делам сотрудничества со странами СНГ, с одной стороны, и денежная реформа июля 1993 года по линии министерства финансов, с другой, - шли одновременно).

Со всем тем провозглашение Экономического союза явилось реальным поворотным пунктом экономической истории СНГ – в том хотя бы смысле, что с сентября 1993 г. интеграционная тенденция возобладала по крайней мере на уровне высших органов Содружества. Сам Союз менее всего был фиксацией действительных отношений: то был рассчитанный на несколько лет «рамочный договор», предусматривавший поэтапное движение от межгосударственной ассоциации свободной торговли (снижение таможенных пошлин и нетарифных барьеров во взаимной торговле, введение беспошлинного транзита, запрещение несанкционированного реэкспорта) к таможенному союзу и затем к общему рынку, который обеспечил бы свободу перемещения товаров, капиталов и рабочей силы. – движение, параллельно с которым предусматривалось создание валютного (денежного) союза государств СНГ1. В последнем случае имелось в виду создание мультивалютной системы, охватывающей национальные валюты; взаимное признание и взаимные котировки валют; согласование пределов взаимных колебаний курсов, - в январе 1994 г. под эти задачи был учрежден Межгосударственный банк СНГ.

Серьезным шагом в деле нормализации финансовых отношений внутри Содружества стало, наконец, создание Платежного союза СНГ, соглашение о котором было единогласно подписано главами государств Содружества в октябре 1994 г. Хотя и это соглашение носило рамочный характер, участники союза взяли на себя столь важные задачи, как организация национальных валютных рынков, отказ от прежней системы директивной котировки курсов национальных валют, реализация принципа взаимной конвертируемости валют и снятие всяких ограничений по приему и использованию этих валют в качестве платежного средства.


^ 5. Проблемы безопасности

и военно-политическое сотрудничество в СНГ

В течение 1992 г. военно-политические проблемы, судя по повесткам дня встреч глав государств СНГ, были центральными проблемами Содружества: необходимо было решить сложнейшие вопросы общего раздела военной машины СССР и, главное, урегулирования отношений внутри «ядерной четверки» СНГ – России, Украины, Казахстана и Беларуси.

Стартовой точкой в последнем процессе были беловежские соглашения, где стороны договорились о сохранении «единого контроля над ядерным оружием». На алмаатинском саммите 21 декабря 1991 г. было принято «Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия”, подтвердившее стремление сторон “совместно разрабатывать ядерную политику”; тогда же были созданы Объединенные вооруженные силы СНГ, главнокомандующим которых был назначен последний советский министр обороны маршал Е.Шапошников. Ядерные государства при этом договорились, что тактическое ядерное оружие должно быть переведено в Россию для последующего его уничтожения в рамках процесса ОСВ-2.

Проблема тактического ядерного оружия была решена в кратчайшие сроки, - камнем преткновения на три года вперед стал вопрос о стратегическом оружии. В рамках более широкого международного процесса Украина, Казахстан и Беларусь изначально декларировали стремление вступить в Договор о нераспространении ядерного оружия в качестве безъядерных государств, - на практике, однако, их политика в этом плане оказалась далеко не столь однозначной. Алма-Ата заявила, что Казахстан намерен сохранить свой ядерный потенциал до тех пор, пока его сохраняет Россия; затем крайний срок вывода стратегических средств из республики был отодвинут на 15 лет. Еще сложнее оказалась позиция Украины. Здесь оставалось без малого 2000 стратегических ядерных боеголовок, принадлежавших СССР, - число, значительно превышавшее совокупные ядерные потенциалы Великобритании, Франции и Китая. Летом 1993 г. украинский парламент объявил, что все ядерные вооружения на территории республики являются собственностью Украины: силою этого заявления Украина становилась третьей ядерной державой мира. Кроме того, в осуществление своего права вето по стратегическим вопросам, сформулированного на первых саммитах СНГ, Киев заявил, что в его распоряжении имеются средства физически блокировать запуск ракет со своей территории, и “административно” (в плане военной присяги, финансирования и снабжения) переподчинил себе эти ядерные силы; “единый контроль” при этом становился все более проблематичным. Близкими к позициям Казахстана и Украины оказались и позиции Беларуси.

После того как в мае 1992 г. в России было создано Министерство обороны и возникла “технически невозможная” ситуация двойного подчинения российских вооруженных сил - главнокомандующему СНГ, с одной стороны, и министру обороны России, с другой, - объединенные вооруженные силы СНГ потеряли всякий практический смысл. В июле 1993 г. на встрече министров обороны Содружества по инициативе маршала Е.Шапошникова Верховное главнокомандование СНГ было упразднено, а вместо него создан Штаб по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ.

Тем временем продолжались дискуссии о ядерном разоружении трех республик. Можно полагать, что на уровне СНГ этот вопрос так и не был бы решен, не выйди он на более широкий международный уровень, прежде всего на уровень процесса ОСВ-2. В конце мая 1992 г. на встрече лидеров Беларуси, Казахстана, России, Украины и США был подписан так называемый “Лиссабонский протокол” к ОСВ-2, обязывавший Украину, Казахстан и Беларусь присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия и осуществить полное уничтожение ядерных сил на своих территориях. На встрече глав государств ОБСЕ в декабре 1994 г. три республики официально присоединились к режиму нераспространения. Последовавшие вслед за этим акции – предоставление им гарантий ядерной безопасности и с тем вместе финансовой помощи на технические мероприятия по разоружению – окончательно сняли разногласия внутри «ядерной четверки». Процесс, однако, осуществился поверх механизмов военно-политического сотрудничества в СНГ.

С острейшими противоречиями шел и раздел обычных вооружений между республиками. Уже в начале 1992 г. Содружество оказалось перед угрозой обвального распада армии: подразделения ВВС в это время могли свободно и по собственному почину перебазироваться из республики в республику, как это однажды сделала часть эскадрильи, перелетевшая с Украины в Россию, а сухопутные части – перемещаться, «распродавая все на своем пути». На первых саммитах СНГ были приняты соглашения об объединенных войсках общего назначения и пограничных силах, - одновременно за каждым государством сохранялось «законное право» создавать национальные вооруженные силы: сепаратистская тенденция в этой сфере, как и в других начинаниях СНГ, со временем только укреплялась. Упразднение Верховного главнокомандования СНГ летом 1993 года, помимо прочего, означало, что члены Содружества сделали окончательный выбор в пользу национальных армий. Из суммы первоначальных соглашений по вооруженным силам достаточно успешным оказалось лишь соглашение о коллективных миротворческих силах.

Центральным военно-политическим событием этого периода стал Договор о коллективной безопасности 15 мая 1992 года, подписанный Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном. В следующем году к договору присоединились Беларусь, Грузия и Азербайджан. (За пределами договора с самого начала остались и до сих пор остаются Украина, Туркмения и Молдова – «нейтральные», согласно их собственным конституциям, государства). Вступая в Договор его участники брали на себя два главных обязательства: 1) не вступать в иные военные союзы или группировки государств и не принимать участия в каких бы то ни было действиях, направленных против любого иного из государств – участников Договора; 2) осуществлять консультации и согласование позиций по различным вопросам международной безопасности. Договор вступил в силу в апреле 1994 г. и имел первоначально объявленный срок действия пять лет.

В отличие от системы коллективной безопасности, концепцию объединенных пограничных войск в СНГ реализовать не удалось, - пограничный режим в СНГ вместо этого начал выстраиваться вокруг двусторонних соглашений между Россией и соответствующими республиками. В результате внешние рубежи СНГ переходили под охрану либо республиканских, либо российских, либо смешанных пограничных войск. Наиболее важным из этих соглашений был договор с Таджикистаном от мая 1993 года, по условиям которого афгано-таджикская граница переходила под охрану 15-тысячного российского пограничного отряда (при менее значительном участии Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана). В том же году российские войска были размещены вдоль грузино-турецкой границы.

По состоянию на осень 1994 года Россия сохраняла свои военные базы во всех бывших советских республиках, за исключением прибалтийских государств и Азербайджана; из государств СНГ только Азербайджан и Молдова охраняли свои внешние границы собственными силами.

Тем временем в Совете министров обороны СНГ шла разработка концепции военной безопасности СНГ. В феврале 1995 г. эта концепция была рассмотрена и одобрена на очередной встрече глав государств Содружества. Имея в виду сохранение сложившихся институтов военно-политического сотрудничества в СНГ, военная доктрина Содружества несла в себе один новый акцент - на усиление «регионализации» в вопросах коллективной безопасности. В частности, указывалось, что силы коллективной безопасности должны включать в себя: 1) вооруженные силы и другие подразделения отдельных государств; 2) региональные объединенные группировки войск; 3) совместное осуществление противовоздушной обороны. Последовательные стадии этой работы были обозначены на период до 1996 г. и далее.


***

После тех перипетий и конфликтов, что имели место в первые годы существования СНГ, период 1994 – 1995 годов был, возможно, временем наиболее стабильного развития Содружества. В большинстве государств СНГ в эти годы была пройдена нижняя точка экономического кризиса, и появились первые признаки стабилизации и даже роста; с созданием Экономического союза обозначилась вполне реалистическая перспектива дальнейшей работы по экономической интеграции в СНГ. Сформировались правовые и институциональные основы сотрудничества в других областях – по правам человека и миграции, научно-техническому, экологическому и культурному сотрудничеству1. К концу этого периода были либо урегулированы либо существенно смягчены все военно-политические конфликты на территории СНГ, включая Таджикистан, где с 1994 г. начался межтаджикский диалог. В феврале 1995 г. главами всех двенадцати государств СНГ был подписан Меморандум о поддержании мира и стабильности в СНГ, где стороны подтвердили нерушимость существующих границ и взяли на себя обязательство воздерживаться от военного, политического, экономического и иных форм давления друг на друга, а также пресекать любую деятельность, направленную против независимости, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств Содружества.

«Проект СНГ» в целом состоялся. Вместе с тем усиливавшееся экономическое обособление постсоветских республик друг от друга несло в себе новые для Содружества проблемы.





оставить комментарий
страница1/17
Дата25.09.2011
Размер1,61 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх