Историография темы и характеристика источников icon

Историография темы и характеристика источников


Смотрите также:
Контрольная работа по гражданскому праву студент(ка) 1 курса д/о...
На основе Программы кандидатских экзаменов Министерства и науки РФ от 17. 02. 2004...
Общая характеристика работы актуальность темы исследования...
Основная историография по истории россии IX-XX вв...
«Разработка информационных источников сложной структуры для системы общего образования»...
Методические указания по выполнению курсовых работ для студентов экономических специальностей...
1. общая характеристика работы актуальность темы...
Темы практических занятий по курсу «Историография новой и новейшей истории стран Европы и...
Отечественная историография городского ремесленного производства России...
Отечественная историография помещичьих и буржуазных партий россии...
Отечественная историография помещичьих и буржуазных партий россии...
Отечественная историография российского либерализма начала ХХ века...



Загрузка...
скачать
Глава первая

Историография темы и характеристика источников

Историография темы

а) Дворянско-буржуазная историография

История заселения и последующего хозяйственного освоения Ново­российского края, или Северного Причерноморья (в составе Екатерино-славской, Херсонской и Таврической 1 губерний в административных границах конца первого десятилетия XIX в.) все еще недостаточно иссле­дована как историками, так и географами. До сих пор не установлены общая численность, социальный и национальный состав населения края в 20—70-х годах XVIII в., а за более позднее время имеющиеся сведения сильно занижены и противоречивы. По существу почти не изучен вопрос

0 темпах переселенческого движения крестьянского населения в Ново-
россию. Не установлено, «в числе и мере», откуда, из каких районов
России и других государств шли переселенцы, когда они образовали по­
давляющую часть населенных пунктов и как расселились на вновь
освоенных территориях. В связи с этим не решены и многие другие во­
просы о характерных чертах и особенностях заселения Северного При­
черноморья. Не выявлено соотношение свободной народной колонизации
и официально дозволенного и регулируемого властями переселенческого
движения. Был поставлен на повестку дня, но не мог быть успешно ре­
шен вопрос об определении удельного веса так называемой «помещичь­
ей колонизиции». Точно также не определена роль горожан и государ­
ственных крестьян в деле заселения Северного Причерноморья.

Не решен и вопрос о национальном составе переселенцев. В какой-то мере этим следует объяснять неоправданно высокий интерес к иност­ранным переселенцам (немцам, болгарам, сербам и т. д.), хотя их роль в деле заселения района была второстепенной.

Наконец, не рассмотрен в должной мере и вопрос о том, как феодаль­но-крепостнические отношения влияли на темпы заселения Северного Причерноморья, каково было их тормозящее влияние на ход этого про­цесса (значение массовых раздач земель помещикам, фактическое за­крепощение в начале XIX в. формально свободных до этого групп кре­стьян, поселенных на помещичьих землях, и т. д.). Одновременно с этим не установлено, как здесь, на окраинах Русского государства, быстрое развитие капиталистических отношений, а в ряде случаев и более даль­новидное выражение интересов феодалов-крепостников заставляли царские власти принимать меры для быстрого заселения Новороссии (оставление здесь обнаруженных беглых крестьян, выкуп у помещиков их крестьян, поощрение перевода сюда государственных крестьян и т. д.).

Не был даже поставлен вопрос о рассмотрении процесса заселения края на неизменной сопоставимой территории, хотя известно, что грани-

1 Отличающаяся значительным своеобразием и включенная в состав России лишь в
80-х годах XVIII в. Таврическая губерния не рассматривается в настоящей работе.


цы Новороссии, особенно в XVIII в., часто изменялись. Источниковед­ческого анализа сравнительной достоверности и возможной полноты сохранившихся источников (ревизского, церковного и административно-политического учетов народонаселения и административно-полицейско­го учета степени хозяйственного развития изучаемого района) также не сделано.

В то же время вопросы заселения Новороссии освещаются во многих исследованиях, однако в них, как правило, рассматриваются лишь от­дельные аспекты этой проблемы, за ограниченные отрезки времени и на основе отдельных источников, а не во всей их совокупности. В основ­ном они посвящены другим вопросам и главным образом экономическо­му развитию района. Однако наряду с этим в них приводится немало цифрового материала о движении населения. Зачастую эти данные не­верны, неполны и искажают даже общую тенденцию происходящего процесса, но широко используются многими последующими исследова­телями, не прибегающими к помощи архивов. Разбору таких исследо­ваний и установлению в первую очередь степени погрешности приводи­мых в них цифровых данных и посвящается в основном историографиче­ский обзор, так как специальных работ о характере и особенностях заселения Северного Причерноморья на основе всей совокупности со­хранившихся архивных материалов у нас нет.

Остановимся более обстоятельно на изученности анализируемого воп­роса, на характеристике источников, позволяющих исследовать ход за­селения и освоения Новороссии, а затем перейдем к конкретно-истори­ческому анализу темы. Следует отметить, что, хотя мы рассматриваем движение населения Северного Причерноморья в неизменных границах начала XIX в., в историографическом и других разделах приходится анализировать данные о населении в границах XVIII в., т. е. с включе­нием значительной части Полтавской и Харьковской губернии. Естест­венно, что все такие случаи будут оговариваться особо.

Среди исследований, в которых освещаются ход и основные этапы в освоении и заселении Новороссии, следует в первую очередь выделить работы А. А. Скальковского и Д. И. Багалея.

Скальковский широко использовал в своих работах как архивные ма­териалы, так и собственные наблюдения над хозяйственной жизнью Но­вороссии 2. В исследовании «Хронологическое обозрение истории Ново­российского края. 1730—1823»3 он в краткой летописной форме излагает важнейшие факты, относящиеся к заселению и освоению Новороссии. К сожалению, в этой и всех других своих работах Скальковский недо­статочно критически подошел к анализу источников и не определил, ка­кую территорию следует включать в состав Новороссии. Это привело к тому, что цифры его не только не всегда полны, но и к тому же еще и далеко не всегда сопоставимы. Они нередко скорее вводят исследовате­лей в заблуждение, чем дают им примерные отправные данные о ходе за­селения края. Критические замечания по поводу несовершенства источни­коведческих приемов А. А. Скальковского высказаны были уже во вто­рой половине XIX в. Д. И. Багалеем 4 и П. К- Шебальским 5. Шебаль-

2 В Ленинградском отделении Института истории СССР сохранился фонд А. А. Скаль­
ковского, состоящий из рукописей его работ и копий архивных материалов, часть ко­
торых не была использована А. А. Скальковским в его исследованиях (см. ЛОИИ
СССР, ф. 200, оп. 2, д. 1—444).

3 Скальковский А. А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края.
1730—1823, ч. I—II. Одесса, 1836—1838.

4 Багалей Д. И. Колонизация Новороссийского края и первые шаги его по пути куль­
туры. Киев, 1889, с. 1.

5 Шебальский П. К. Потемкин и заселение Новороссийского края.— В кн.: Сборник
антропологических и этнографических статей о России и странах ей прилежащих,
кн. 1. М., 1869, с. 132.

ский, в частности, справедливо указал, что Скальковский «брал... цифры из разных официальных источников, не поверяя их между собою, так что огы иногда более запутывают, нежели разрешают занимающий нас вопрос» 6. Поскольку, однако, никто из исследователей не указал конк­ретно в чем, где и когда ошибался Скальковский, но все пользовались его даннь-ши, укажем на некоторые неточности в этой его основной ра­боте.

Скальковский приводит в ней весьма неполные сведения о численно­сти населения Новороосии в 1756—1760, 1768, 1773, 1774 и 1782 гг. иглу-хие, но гораздо более достоверные данные за период с 1782 по 1823 го­ды. Цифры же о сословном (классовом) и национальном составе насе­ления края носят случайный и иллюстративный характер и даже не охватывают всей территории района.

По состоянию на 1756—1760 гг. Скальковский определяет числен­ность населения Новороссии в составе Новой Сербии, Славяно-Сербии и Новоказачьего слободского поселения (т. е. без территории Войска Запорожского и Украинской линии) в 38 163 души об. п.7, в то время как по не совсем полным данным там тогда было не менее 60 тыс. чел. об. п.5.

Он оценивает все население Новороссии в 1768 г. в 100 000 душ обо­его пола (в Елисаветградской, Екатерининской и Бахмутской провин­циях) 9. На самом деле в указанных провинциях тогда проживало не менее 150 000 душ обоего пола 10.

В 1773 г., по данным Скальковского, население на той же террито­рии составляло 123 748 душ об. п.11, хотя в действительности его числен­ность достигала 241886 душ (131985 — мужского и 109 901—женского пола) 12 на начало 1772 г.

В такой же мере неполны сведения о численности населения Азов­ской и Новороссийской губерний по IV ревизии по состоянию на 1782 г. В Азовской губернии, по его данным, проживало 176 957 душ м. п. и 158 331 душа ж. п., или 335 288 душоб. п.13. В Новороссийской же губер­нии числилось 101 844 души м. п. и 92 406 душ ж. п. или 194 250 душ об. п. Таким образом, все население Новороссии в границах начала 80-х годов XVIII в.14 равнялось у него 529 538 душам об. п 15.

Нам удалось обнаружить в ЦГАДА подробные поуездные перечне­вые ведомости IV ревизии, которыми мог воспользоваться Скальков­ский, так как итоговые данные совпадают с цифрами, приведенными в его работе. Их анализ позволил прийти к выводу, что по Азовской гу­бернии Скальковский взял сведения не только о населении этой губер-

6 Там же.

7 Скальковский А. А. Указ. соч., с. 43.

8 ЦГАДА, ф. 350, оп. 2, д. 44, лл. 234—235; ф. 259, оп. 1, д. 3630, лл. 5—45; ф. 248,
оп. 58, д. 5958, лл. 254—299; оп. 39, д. 2667, лл. 83—107; д. 2815, лл. 14—752; д. 2432,
л. 5—508; д. 2888/405, лл. 2—496; оп. 41, д. 3344, лл. 16-404.

9 Скальковский А. А. Указ. соч., с. 76.

10 Источники по Елисаветградской и Бахмутской провинциям будут указаны ниже.
По Екатерининской — см. ЦГАДА, Госархив, р. XVI, д. 794, ч. 4, лл. 343—396.

11 Скальковский А. А. Указ. соч., с. 90.

12 Интересно, что в фонде А. А. Скальковского сохранилась перечневая ведомость, дати­
рованная 1772 г., по данным которой в Новороссии проживало 241 886 душ об. п. (см.
ЛОИИ СССР, ф. 200, оп. 2, д. 52, лл. 1—2). Почему он не использовал ее в своих
исследованиях, неизвестно. Нам, по-видимому, удалось найти подлинник, с которого
Скальковский снял в свое время копию. Он хранится в отделе рукописей ГПБ АН
УССР (см. ГПБ АН УССР, ОР, ф. V, д. 265, лл. 104—106). Документ этот был пол­
ностью опубликован американским историком Н. Д. Полонской-Василенко в 1955 г.
см.: ^ Ро1опзка-Уа5у1епко N. И. Тле ЗеШетегй о{ 1пе ЗоиШегп Штате.— 1п Тле Ап-
паЬ о! Ше (Листал Асайету о{ Аг(з апй Заепсез т {Ье ЦБ', уо1. 1У-У, 5ит. Та11,
1955, N 4 (14)-5(15), 5реаа1 Ьзие, р. 268—273).

13 Скальковский А. А. Указ. соч., с. 148.

14 Т. е. с Полтавским, Кременчугским, Константиноградским (Белевским), Алексо-
польским и Славянским (Торским) уездами, которые в 11797—1803 гг. были включены

в состав Полтавской и Слободско-Украинской губерний.

15 Скальковский А. А. Указ. соч., с. 148.

нии, но еще дополнительно привлек материалы о численности крестьян­ства Земли Войска Донского, временно в 1775—1783 гг. входившей в состав Азовской губернии. Их следовало, конечно, исключить, так как Войско Донское ни до, ни после этого небольшого периода не входило в состав Новороссии. Поскольку этого не было сделано, Окальковский привел по Азовской губернии без всякого разъяснения сильно.завышен­ные данные 16. По Новороссийской же губернии Скальковский почему-то дает только численность населения соответственно Новороссии " без час­ти Малороссии, временно включенной в ее состав 18. Если же брать на­селение Азовской губернии без жителей Земли Войска Донского, а Но­вороссийской губернии с учетом малороссийских уездов, т. е. в грани­цах 1784—1785 гг., то все население Новороосии в 1782 г. составит 665 270, а не 529 538 душ об. п. Если бы Скальшвокий специально ого­ворил население какой именно части Новороосии учитывается им, его цифры за 1782 г. не вызвали бы возражений.

Однако вслед за этим Скальковский приводит итоги численности на­селения Новороссии в границах после 1783 г. по состоянию на 1786 г., 1!) предполагая, что в обоих случаях они сопоставимы. Это позволило ему сделать совершенно необоснованный, но разделяемый последующими историками, вывод об исключительно быстрых темпах заселения Ново­россии в 1782—1787 гг. За эти годы население, по его подсчетам, гвырос-ло на 159 054 души обоего пола.

В действительности же в сопоставимых границах 1784 г. (т. е. в со­ставе 15 уездов, созданных при образовании Екатеринославского на­местничества) численность населения Новороссии возросла всего на 22 284 души м. п. или примерно на 44 тыс. чел. об. п. ы. Наиболее же быстрыми темпами Новороссия осваивалась в 60—70-х годах XVIII в. (Примерные цифры роста ее населения следующие: 1763 г. — 366 524, 1772 г.— 448 550, 1782 г.— 703 712 душ об. п., а в неизменных границах конца первого десятилетия XIX в, т. е. без частей, отошедших к Полтав­ской и Харьковской губерниям: в 1763 г.— 122 000, в 1772 г.— 192 883 и в 1782 г. — 356 200 душ об. п.21).

Все сказанное свидетельствует о необходимости крайне осторожно­го подхода к цифровым данным Скальковского, главным образом пото­му, что он сравнивает совершенно несопоставимые разновеликие вели­чины и делает, опираясь на них, свои выводы о численности населения и темпах заселения Новороссии.

В другой работе — «Опыт- статистического описания Новороссийско­го края» 22 Скальковский изучает хозяйственные ресурсы Новороссии в середине XIX в. Данных о населении края здесь немного. Новыми яв­ляются только сведения о населении Новороссии (без Войска Запорож­ского) в 1773 г. — 162 920 душ об. п.23, которые сильно занижены. Кроме того, сомнение вызывает достоверность помещенных там же данных о национальном составе населения Елисаветградской провинции (север­ной части будущей Херсонской губернии). Скальковский дает здесь

16 По собственно Азовской губернии без Войска Донского по IV ревизии в 1782 г. было
учтено 155 871 душа мужского и 137 918 — женского пола (ЦГАДА, ф. 248, оп. 58,
д. 4338, л. 499; д. 4342, лл. 990 об.—994).

17 ЦГАДА, Госархив, р. XVI, д. 796, ч. 7, лл. 58—59.

18 С последней все население губернии в 1782 г. равнялось 196 610 душам м. п. и
174 871 душе ж, п. (ЦГАДА, Госархив, р. XVI, Д. 796, ч. 7, лл. 58—59).

19 Скальковский А. А. Указ. соч., с. 194. Анализ показывает, что в действительности он
приводит здесь данные по состоянию на 1783 г., но без населения Земли Войска
Донского (см. ЦГАДА, ф. 248, оп. 58, д. 6561, ч. I, лл. 41—42).

20 ЦГИА СССР, ф. 558, оп. 2, д. 40, лл. 1—257.

21 Анализ всех этих материалов будет проведен ниже в соответствующих разделах на­
стоящей работы.

22 Скальковский А. А. Опыт статистического описания Новороссийского края, ч. I—П.
Одесса, 1850—1853.

23 Там же, ч. II, с. 25.

явно завышенные цифры численности русского (38 996 душ. об. п.) и заниженные — численности украинского (65 259) и молдаванского (2471 /уша об. п.) населения. Мы не располагаем данными о нацио­нальном составе Елисаветградской провинции в 1773 г., однако имеем их по веек Новороссии за 1764 и 1775—1779 гг. и нигде не находим близ­ких цифр, ^ак, например, в 1775 г. в Елисаветградской провинции было учтено 108 954 души об. п., в числе которых русские составляли 11 903, украинцы — 73 212, а молдаване—18 978 душ об. п.24. Близкое к этому соотношение сохраняется и в другие соседние годы.

Значительный интерес для изучения истории заселения Новороссии представляет работа Скальковского, посвященная истории Запорож­ской Сечи 25. Для написания этого исследования автор использовал об­наруженный им фонд коша Запорожского 26. Это позволило ему привести обстоятельные данные о численности и размещении крестьянства и се­мейного казачества в 60—70-х годах XVIII в., а также цифры количест­ва холостых казаков по отдельным куреням в 1775, 1759 и 1769 гг.27 Общую численность всего населения на территории Запорожской Сечи по состоянию на середину 1775 г. Скальковский определяет 'в 100 тыс. душ об. п.28. По нашему мнению, эта цифра близка к истинной. Во вся­ком случае сохранившиеся источники не позволяют сделать иных выво­дов.

Кроме того, Скальковским написано еще несколько работ по отдель­ным частным вопросам, связанным с заселением Новороссии. Среди них следует назвать ценное исследование, посвященное болгарским селениям Новороссии29, движению населения Очаковской области в 90-х годах XVIII — 30-х годах XIX в.30 В первой из названных работ автор приво­дит сведения о времени образования каждой болгарской колонии в Бессарабской области, Херсонской и Таврической губерниях и о их на­селении по данным VIII ревизии (1835 г.).

Во втором исследовании предпринята попытка проследить движение населения Очаковской области в период ее наиболее интенсивного за­селения, т. е. в 90-е годы XVIII — 30-е годы XIX в. Численность населе­ния в начале 90-х годов XVIII в. автор определяет в 50 тыс., а в 1837 г., по VIII ревизии, — в 205 тыс. душ об. п. По нашим подсчетам, произве­денным по каждому отдельно взятому населенному пункту в границах 90-х годов XVIII в., в 1793 г. в Очаковской области было учтено 32 тыс., в 1817 г.—160 тыс. и в 1835 г.— около 270 тыс. чел. об. п.31 Это зна­чит, что для 90-х годов XVIII в. Скальковский завысил общую числен­ность населения Очаковской области, а по VIII ревизии допустил боль­шой (более чем на 60 тыс. чел.) недоучет.

И все же для изучения истории Новороссийского края Скальковский сделал много. Именно благодаря его стараниям мы имеем реальную возможность представить себе основные этапы превращения этого не­когда безлюдного и «дикого» района в экономически передовую часть России с развитыми капиталистическими отношениями. Скальковский имел возможность собирать и действительно собрал огромное количе­ство архивных материалов, которые только благодаря ему были введе-

24 ЦГАДА, ф. 248, оп. 58, д. 4305, лл. 214—216.

25 Скальковский А. А. История Новой Сечи или последнего коша Запорожского.
Одесса, 1846.

26 Ныне хранится в ЦГИА УССР, ф. 229.

27 Скальковский А. А. История Новой Сечи..., с. 55—75.

28 Там же, с. 32—40.

29 Скальковский А. А. Болгарские колонии в Новороссийском крае. Статистический
очерк. Одесса, 1849.

30 Скальковский А. А. Сравнительный взгляд на Очаковскую область в 1790 и
1840 гг.—«Записки Одесского общества истории и древностей» (далее ЗООИД),

1844, т. I.

31 Анализ этих данных будет сделан в соответствующих разделах настоящей работы..

■ны в научный оборот. Многие из них уже утрачены, и только используя труды Скальковского, мы можем получить о них какое-то представле­ние. Научными приемами критики источников Скальковский не владел. У него много неполных, неточных, а подчас и совсем недостоверных све­дений о движении населения. Ему ничего не стоило данные о населении части Новороссийской губернии принять за все население этого района, нередко он ошибался в датировке используемых материалов и т. д. Все это.обязывает нас крайне осторожно относиться ко всем его наблюдени­ям и выводам, и в то же время мы вынуждены часто обращаться к его •сочинениям.

Значительным шагом вперед в изучении истории заселения Новорос-сии явилась работа Д. И. Багалея «Колонизация Новороссийского края...»32. Автор не привлекает здесь новых источников, и его труд яв­ляется своего рода теоретическим обобщением накопленных наукой конкретных наблюдений. Багалей рассматривает в работе особо «рус­ское» (государственное и народное) и иноземное переселенческое «дви­жение», однако основное внимание он сосредоточил на анализе хода переселения не по этнографическому, а по социальному принципу. В этой связи автор предпринимает попытку установить удельный вес правительственного («официального») и помещичьего переселенческого движения. Он отмечает большую роль помещичьих переселений в деле заселения края, однако недостаточная изученность вопроса и в первую очередь отсутствие конкретных цифровых данных не позволили ему оп­ределить действительный удельный вес помещичьего и правительствен­ного переселенческого движения.

В середине XIX в. в многотомной серии, составленной офицерами Генерального штаба, были опубликованы обозрения по Херсонской 33 и Екатеринославской губерниям 34. В них приводятся данные о ходе засе­ления Новороссии, о развитии промышленности и сельского хозяйства (посевы, урожай, количество скота и т.д.), описываются орудия труда и хозяйственные приемы, существовавшие у местного населения. Осо­бенно ценно фактическим материалом обозрение Херсонской губернии. Здесь сообщаются некоторые сведения о ходе заселения территории гу­бернии различными народами, о времени образования наиболее круп­ных населенных пунктов. Конкретных цифровых данных в историческом разделе мало и они неполны. Так, например, численность населения Елисаветградской провинции в 1773 г. оценивается всего в 42 085 душ •об. п. Как известно, к 1773. г. в провинции проживало 107 728 чел.35 По-видимому, в данном случае сообщались данные об одном граждан­ском населении, которого действительно значилось около 43 тыс. чел. об. п. и которое было ошибочно принято за все население провинции. •Очень обстоятельны сведения о народонаселении и хозяйстве губернии по состоянию на 1846—1847 гг.

Особый интерес представляют материалы о количестве военных по­селян по уездам губернии. К сожалению, военные поселяне перестали учитываться, начиная с VIII ревизии, и их численность определялась специальными исчислениями. В отчетах губернаторов содержались лишь погубернские цифры об этой категории населения. Исключение пред­ставляет отчет за 1842 г.зв, где военные поселяне были распределены по уездам, однако без указания их конкретной численности 3\ В обо-

32 Багалей Д. И. Указ. соч.

33 Рогалев, фон-Витте и Пестов. Херсонская губерния.— В кн.: Военно-статистическое
обозрение Российской империи, т. XI, ч. 1. СПб., 1850.

34 Драчевский. Екатеринославская губерния.— Там же, ч. IV. СПб., 1850.

35 ГПБ АН УССР ОР, ф. V, д. 265, л. 104.

36 ЦГИА СССР, ф. 1281, оп. 4, д. 76, л. 68.

37 Приводится общая цифра всего населения уездов без выделения отдельных сосло­
вий.

10

.зрения же имеются данные о размещении по уездам 131 595 душ муж­ского II4-127 674 женского пола военных поселян.

Обозрение Екатеринославской губернии менее конкретно. Историче­ский очерк в нем практически отсутствует. Определенную ценность име­ют только сведения о численности, составе и размещении по отдельным уездам населения на 1846 г., а также данные о поуездной численности лошадей, рогатого скота, овец (простых и тонкорунных) и свиней.

Более обстоятельный характер имеет другая серия—«Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерально­го штаба». На общем фоне здесь заметно выделяется двухтомная ра­бота А. Шмидта.38 Он сообщает в своем труде много ценных данных о численности, составе и движении населения губернии по VII—X реви­зиям, а за более раннее время им написан интересный экскурс—«Крат­кий исторический взгляд на Херсонскую губернию», в котором мы на­ходим материалы о количестве переселенцев: болгар, украинцев, русских раскольников и т. д. По состоянию на 1772 и 1773 гг. автор публикует данные о численности гражданского населения Елисавет-градской провинции.

Для изучения истории заселения Херсонской губернии в 1816 ■«■ 1858 гг. по VII—X ревизиям исключительную важность представляют таблицы № 18—19 («О количестве ежегодно прибывающего населения к водворению на жительство в Херсонскую губернию с 7 народной пе­реписи на 1858 год и ежегодно выбывающих в другие губернии») зэ. Таблицы были составлены Шмидтом на основании данных, полученных в Херсонской казенной палате. С 1816 по 1857 г. за1 каждый год приво­дятся цифры о количестве вселившихся и выселившихся из уездов гу­бернии. Вызывает удивление, почему эти сведения не были использова­ны исследователями. Недостатком таблиц Шмидта является то, что в них не раскрыт сословный состав переселенцев и не указаны места их выхода. Они освещают только один, хотя и существенно важный мо­мент— в какие ча'сти губернии, в каком количестве и в какие" именно периоды устремлялись переселенцы.

Кроме того, в работе Шмидта приводятся сведения о численности и размещении по уездам населения губернии по VII—X ревизиям и сверх того — о сословном составе по IX—X ревизиям. По X ревизии имеются цифры количества военных (с 1858 г. южных) поселян по уездам. За 1839—1847 гг. сообщаются данные о естественном движении населения, о его этническом составе в 1858 г., о количестве переселенцев-евреев и немцев по переселенческим округам, о количестве земли по уездам, о .посевах и урожае в 1851—1852 гг. и т. д.

Недостатком работы является отсутствие сколько-нибудь удовлет­ворительного анализа того огромного фактического материала, который приводится автором. Как правило, обстоятельные и насыщенные кон­кретными сведениями таблицы сопровождаются лишь краткими спра­вочными пояснениями, далеко не исчерпывающими их содержания. Ъ этом смысле работу А. Шмидта можно считать более или менее удач­ной сводкой различного рода материала по истории края, сводкой, зна­чения которой все еще не осознали в должной мере наши исследова­тели.

В 1862 г. вышла другая работа той же серии, посвященная Екате-;ринославской губернии40, которая, однако, не идет ни в какое сравне­ние с описанием Херсонской губернии. Исторический очерк здесь отсутствует. Сведений о количестве переселенцев не сообщается. Нет .даже данных о сословном составе населения по ревизиям. Автор привел

38 Шмидт А. Херсонская губерния, ч. I—II. СПб., 1863.

39 Там же, ч. I, с. 475, 592—595.

40 Павлович В. Екатеринослазская губерния. СПб., 1862.

11

только поуездные данные о численности и естественном движении насе­ления губернии за 1853—1857 гг., а также поуездные цифры количест­ва земли. Это говорит о том, что по Екатеринославской губернии отсут­ствуют сколько-нибудь удовлетворительные описания или обозрения, в силу чего архивные источники приобретают особенно большое-значение.

В 1869 г. была опубликована работа А. Клауса, посвященная иност­ранной колонизации в России41. Автор приводит в самых общих чертах сведения о характере иностранной колонизации с 1760-х годов. Он от­мечает, в частности, что до 1824 г. в Новороссию ежегодно прибывало много колонистов, а после «приселение со стороны здесь прекратилось» и население увеличивалось исключительно «путем естественного нарож­дения» 42.

Клаус публикует ценные данные о времени образования каждой ко­лонии, о количестве населения и земли в них во время проведения X ре­визии (1857—1858 гг.) 43. Русского и украинского населения он не каса­ется совершенно.

К исследованию Клауса примыкают по содержанию работы Г. Г. Пи-саревского 44, С. Станиславского " и Н. Державина 46, однако они имеют еще более частный характер. Труд Писаревского представляет особый интерес, так как в нем дается подробное описание условий и хода пере­селения христиан (главным образом, армян и • греков) из Крыма в Азовскую губернию в 1778 г.

Работу Скальковского по истории Запорожской Сечи в конце XIX в. продолжал Д. И. Эварницкий". После более тщательного анализа со­хранившихся источников он пришел к тому же выводу, что к середине 1775 г. на землях запорожских казаков проживало всего около 100 тыс. чел. об. п.48 Эварницкий ввел в научный оборот новые источники по ис­тории Запорожской Сечи. Им опубликованы, в частности, сведения о численности запорожского казачества в 1734 г. в момент их возвраще­ния в Россию из Крымского ханства (7268 чел., кроме бывших в даль­них отлучках) 49.

В 80-е годы XIX в. в серии «Материалы для оценки земель Херсон­ской губернии» были опубликованы описания Одесского, Елисаветград-ского и Александрийского уездов50, в которых имеются хорошо состав­ленные исторические очерки. На 80-е годы в них даны списки населен­ных мест с указанием количества проживающего населения, приводят­ся подсчеты роста числа поселений в 50—70-х годах XIX в. Интересны сведения о земельных угодьях по генеральному межеванию, военно-то­пографическим съемкам 50-х годов XIX в. и статистической переписи начала 80-х годов XIX в. Они показывают, как быстро в уездах Хер­сонской губернии росли распаханные земли за счет лугов и выгонов.

Нельзя не остановиться также на данных о национальном составе населения уездов. Они показывают, что и в 80-х годах XIX в., несмотря на интенсивную украинскую колонизацию, в Херсонской губернии сох­ранился высокий удельный вес молдаван. Исторический экскурс напи-

41 Клаус А. Наши колонии. СПб., 1869.

42 Там же, с. 151.

43 Там же, Прилож. II, с. 9—44.

44 Писаревский Г. Г. Из истории иностранной колонизации в России в XVIII в. М.,
1909.

45 Станиславский С. К истории колонизации евреев в Новороссии.— Журнал «Восход»
(СПб.), 1887, июль-август.

46 Державин Г. Болгарские колонии Новороссийского края.—«Известия Таврической
ученой архивной комиссии» (далее — ИТУАК), 1909, № 41.

47 Эварницкий Д. И. История запорожских казаков, т. I. СПб., 1892.
I8 Там же, с. 195—196.

49 Эварницкий Д. И. Источники для истории запорожских казаков, т. I—II СПб.,

1892; там же, т. II, с. 1196. 60 «Материалы для оценки земель Херсонской губернии», т. I. Одесский уезд; т. II. Ели-

саветградский уезд; т. III. Александрийский уезд. Херсон, 1883—1""

12

сан живо и увлекательно, но новых цифровых материалов здесь почти нет. Известный интерес представляет вывод о том, что большинство на­селения помещичьих селений осело в Новороссии не в результате поме­щичьего переселенческого движения, а благодаря народной, «дикой ко­лонизации», так как помещики записывали за собой по ревизиям «бро­дяг», «безгласных людей» и т. д.51, хотя вывод этот не подтверждается конкретным цифровым материалом.

Для изучения хода заселения Новороссии большую ценность пред­ставляют работы по истории церкви. В 1857 г. был опубликован труд Гавриила Розанова, в котором дается описание церквей Херсонской и Таврической епархий52. Много внимания в книге уделено времени по­строения церквей в новых местах. Как правило, церкви строились вско­ре после основания селений. Это позволяет получить достаточно ясное представление о времени образования селений и темпах заселения этой части Новороссии. Во многих случаях сообщаются конкретные данные о времени основания селений до того, как в них были построены церк­ви. Описание позволяет сделать вывод о том, что заселение и освоение северных районов Херсонской губернии развернулось еще в 50-х годах XVIII в., в то время как южные части и Таврическая губерния начали быстро заселяться лишь в 80-х годах XVIII в. Исключение представля­ет только так называемая «Ханская Украина» (Приднестровье), где освоение началось уже в 60-е годы XVIII в.

• В 1880 г. вышла из печати фундаментальная работа Феодосия Ма-карьевского, посвященная истории Екатеринославской епархии53. В гра­ницах Екатеринославской губернии (середины XIX в.) автор сообщает массу ценных сведений о времени основания крупнейших селений на территории губернии и о численности населения в них на разные даты XVIII в., о крупнейших неурожаях и морах, об основных направлениях переселенческого движения и т. д. С точки зрения богатства конкретно­го фактического материала, почерпнутого как из церковных, так и из ревизских данных, работа не имеет себе равных. Особенно важна она для историков, занимающихся историей запорожских земель до 1775 г., т. е. до полного их включения в состав России. Как известно, на террито­рии Земли Войска Запорожского никогда не проводилось обстоятельных и, главное, охватывающих все категории «населения переписей. Именно поэтому для указанного района церковные данные представляют исклю­чительный интерес, так как только они могут ответить на многие вопро­сы по истории заселения и освоения этого края.

К недостаткам исследования следует отнести то, что автором сооб­щаются данные о времени образования и ходе заселения лишь самых крупных селений Екатеринославской губернии. Период с начала 80-х го­дов XVIII в. освещен скупо. Работа подтверждает на большом числе примеров известный в исторической'литературе, но до этого недостаточ­но обоснованный факт о том, что быстрое заселение запорожских зе­мель началось только после присоединения Запорожской Сечи, т. е. с 1775 г.

Подводя итоги дворянско-буржуазной историографии, следует отме­тить, что она внесла определенный вклад в дело изучения истории засе­ления Новороссии. Наряду с частными локальными исследованиями были написаны обобщающие монографические работы (А. А. Скаль-

м Применительно к уездам Херсонской губернии это действительно так. В 1829 г. из 27 100 «безгласных людей», внесенных в VII ревизию, 25 549 — перешли в разряд по­мещичьих крестьян и только 1551 душа м. п.— в разряд государственных (ЦГИА СССР, ф. 1281, оп. 11, д. 168, лл. 43—45).

52 ^ Розанов Гавриил. Очерк повествования о Новороссийском крае, из оригинальных
источников почерпнутый. Тверь, 1857.

53 Макарьевский Феодосии. Материалы для историко-статистического описания Екате­
ринославской епархии, вып. I—П. Екатеринослав, 1880.

/3

ковским, Д. И. Багалеем), в которых была сделана попытка дать все­стороннее освещение этого сложного процесса. К сожалению, буржу­азная наука далеко не освоила всего богатства архивных материалов, а введенные в научный оборот источники не подвергались достаточно-глубокому источниковедческому анализу. Именно поэтому проблема эта была решена в самых общих чертах: не была определена даже при­мерно численность переселенцев, осевших в Новороссии, а также их сос­ловный и национальный состав. По существу в дореволюционный пери­од шло накопление конкретного материала, и были лишь намечены пути для научного решения проблемы заселения и освоения Новороссии.




Скачать 265,98 Kb.
оставить комментарий
Дата25.09.2011
Размер265,98 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх