Оймяконье – полюс мужества icon

Оймяконье – полюс мужества


Смотрите также:
Амундсен Р. Южный полюс материалы об антарктиде и р. Амундсене...
Jacob Dybwards Forlag. Kristiania. 1912...
Jacob Dybwards Forlag. Kristiania. 1912...
Государственное издательство «физкультура и спорт» Москва 1959...
Когда пробьёт час мужества...
Методика организации и проведения: «Уроков Мужества», торжественных мероприятий...
Положение о Всероссийском фестивале по тематике безопасности и спасения людей «Созвездие...
Методика организации и проведения «Уроков мужества», торжественных мероприятий...
Положение о Всероссийском фестивале по тематике безопасности и спасения людей «Созвездие...
¶Руал Амундсен. Южный полюс§...
Новости ОАО «дэк» 5...
Программа «Грантовый конкурс Полюс Золото caf»...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать






Сергей ЕГОРОВ


ОЙМЯКОНЬЕ – ПОЛЮС МУЖЕСТВА



/миниатюры об истории и географии/


Спонсоры изданияАдминистрация муниципального образования «Оймяконский улус (район)» (глава МО В.А.Местников) и артель старателей «Западная» (председатель П.Н.Бабарыкин).


Егоров Сергей Михайлович.


Оймяконье—полюс мужества: миниатюры об истории и

географии.


В книге автор, известный журналист-краевед, патриот родного края Сергей Егоров, основываясь на фактических материалах, архивных документах и печатных источниках рассказывает о полюсе холода Оймяконе и золотой Индигирке. Издание было подготовлено к печати еще при жизни С.М.Егорова самим автором (1953-2003 гг.).

Для широкого круга читателей, а также представляет большой интерес для туристов.


Все очерки книги ранее были опубликованы в Оймяконской районной газете «Северная заря». За оказанную помощь при публикации материалов автор выражает искреннюю благодарность и глубокую признательность старейшему журналисту, переводчику, Почетному гражданину Оймяконского улуса Винокурову Бояну Кирилловичу.


«… Потому что там живут и трудятся мужественные люди…»


Николай Глазков.


СОДЕРЖАНИЕ


О журналисте Сергее Егорове и несколько

слов об его миниатюрах (Вместо предисловия) 5 стр.

Схема – карта Оймяконского улуса 8 стр.

Край холода и туманов 9 стр.
^

Характеристика Оймяконья 11 стр.



1. Из истории прошлого


От улуса до улуса 12 стр.

Когда и откуда? 14 стр.

Предки эвенов 17 стр.

Оймяконская церковь 19 стр.

Письма из того века 21 стр.

Все началось с зернышка 24 стр.

Исследование Индигирки 26 стр.

Они были первыми 29 стр.

Трудный тракт 32 стр.

Друг Пушкина на Оймяконье 34 стр.

Дорога связала с Колымой 36 стр.

Серьезный вклад 37 стр.

За тайнами Севера 39 стр.

Основали метеостанцию 42 стр.

Трагедия на порогах 43 стр.


^ 2. Немного из географии.


Оймякон 45 стр.

Индигирка 47 стр.

Офис Деда Мороза 49 стр.

Источник Сытыган-Сылба 51 стр.

Озеро Лабынкыр 53 стр.

Уникальное озеро 55 стр.

Хребет Сунтар Хаята 57 стр.

Хребет Черского 59 стр.

Горы Оймяконья 61 стр.

Имена на карте 63 стр.

Источники 65 стр.


^ О журналисте Сергее Егорове и несколько слов об его миниатюрах

(Вместо предисловия)


Книга эта представляет собой научно-популярную работу, посвященную широкому кругу читателей, а также туристам, нередко посещающим Оймяконье. Автор ее – Сергей Егоров, горячий патриот своей малой родины, не сомневался, что с каждым годом, по мере создания более-менее нормальных условий (включая дороги к достопримечательным местам) для любителей экзотики и экстрима привлекательность мирового полюса холода, как объекта туризма, будет возрастать.

Содержащиеся в миниатюрах по истории и географии улуса сведения собраны, извлечены, иногда довольно крупными «кусками», из различных ранее опубликованных трудов известных (и не очень) научному кругу Республики Саха авторов и для удобства, облегчения восприятия их читателями скомпонованы по темам. Все это нормально, так большей частью и пишутся научно-популярные книги.

Я также думаю, что эти и другие собранные им сведения сугубо научного направления Сергей предполагал использовать в будущем как общий историко-географический фон, на котором он сможет создать художественное произведение.

Собираясь написать это предисловие к будущей книге Сергея, которая, по всей вероятности будет издана благодаря спонсорам и стараниям вдовы Сергея – Светланы, я вспомнил свое открытое письмо Сергею к его 50-летию – 18 марта 2003 года. Оно было опубликовано в районной газете «Хотугу сардана». Вот перевод отрывка и него: «Сергей, сам знаешь, газета – это «однодневка»: сегодня написано, завтра забыто. Выпущенные тобою в последние годы книги – значительное достижение. Однако они предназначены только для оймяконцев, прочитают и запомнят лишь они, и то не надолго.

Думаю, что подошло время, наступила та самая пора, когда тебе нужно вступить на широкую, столбовую дорогу и по ней выйти к широкой читательской массе.

Я считаю, что написанное, созданное, изученное и собранное тобою до настоящего времени вместе с тем, что в голове, а также хранится в многочисленных твоих тематических папках – все это лишь подготовка к большому, более впечатлительному, долговечному. Основательная, хорошая подготовка.

Считаю, что у тебя есть полная возможность, достаточная подготовка, чтобы на основе богатейшей истории родного тебе Оймяконья написать не только повесть, но и создать многосюжетный и широкоплановый роман и даже трилогию с показом основных исторических событий, общественных и социальных преобразований, происшедших в конце 19 и во всем 20-м веке на нашем Севере.

Только тебе, Сергей, нужно принять твердое решение, поставить перед собой задачу во что бы то ни стало добиться поставленной перед собой цели и неустанно работать, писать и переписывать сотни раз, оттачивать каждое слово, улучшать написанное.

Нисколько не сомневаюсь в том, что через каких-то десяток лет ты станешь известным в Якутии писателем.

Да что я, мое мнение… Даже Семен Руфов – выдающийся якутский прозаик, поэт, переводчик и публицист, человек энциклопедических знаний, перед всесторонним талантом которого преклоняли свои колена мы оба, верил в это. Помнишь, Сергей, даруя тебе свою книгу, он написал: «Одному из лучших, с острым пером якутских журналистов, краеведу, пламенному патриоту родного улуса, имеющему возможность стать замечательным прозаиком Сергею Егорову».


На этом я заканчиваю цитировать свое открытое письмо, опубликованное в газете накануне 50-летия Сергея. Оказалось, что тогда ему оставалось прожить на свете менее, чем полгода…

История не имеет сослагательного наклонения. Но в отношении преждевременно ушедших из жизни отдельных людей, тем более хорошо знакомых, близких нам, думаю, можно позволить себе употреблять это самое «бы». Я еще раз скажу, что Сергей стал бы хорошим писателем, мастером художественного слова.


х х х


А теперь немного из творческой биографии безвременно ушедшего из жизни друга и коллеги, который был моложе меня более чем на два десятилетия и всегда относился ко мне как к старшему.

Первая газетная заметка будущего журналиста, тогда ученика Терютьской школы Сергея Егорова, была напечатана в 1968 году в республиканской пионерской газете «Бэлэм буол» («Будь готов»). Спустя два года он начал регулярно печататься в солидных республиканских изданиях «Эдэр коммунист» и «Кыым». А первая его корреспонденция в районной газете «Северная заря» была опубликована, о чем он не раз вспоминал устно и письменно, 7 апреля 1970 года. Называлась она «Мелочь ли это?». В ней автор возмущался по поводу курения иных пассажиров в рейсовом автобусе Усть-Нера – «Маршальский». В июле 1976 года Сергей был принят на работу в редакцию Усть-Алданской районный газеты «Ленинскэй тэрийээччи» в качестве фотокора. Так начался его путь в журналистику. Примерно через год молодого перспективного корреспондента редакции газеты «Эдэр коммунист» назначает собственным корреспондентом по Малому БАМу. Позже он был переведен корреспондентом комсомольского отдела этой газеты.

1979 год. Сергей выдвинут заведующим сельскохозяйственным отделом редакции газеты «Коммунизм тутуутугар» крупного сельскохозяйственного Амгинского района..

В январе 1981 года он по комсомольской путевке был направлен в Момский район участковым инспектором РОВД. И до 1985 года он в этом северном районе добросовестно работал сотрудником милиции, методистом АКБ, секретарем исполкома сельсовета. Он, находясь и на этих работах не прерывал связи с республиканскими и районными органами печати, часто публиковал пользовавшиеся у читателей неизменным успехом очерки, статьи и корреспонденции на различные темы.

Позже Сергей непродолжительное время был редактором отдела экономики республиканского телевидения, корреспондентом Саха информационного агентства (СИА).

В 1988 году в связи с тяжелой болезнью матери (ампутация обеих ног) вернулся в родное село – Терють Оймяконского района и устроился рабочим в Терютьском отделении совхоза «Дружба».

В мае 1991 года Президиум Оймяконского районного Совета утвердил С.М. Егорова редактором начавшейся издаваться на якутском языке районной газеты «Хотугу сардана». Раньше якутскоязычная газета под этим же названием выходила как дубликат «Северной зари», до 1964 года. А потом наступил 27-летний перерыв.

В 1991 году из-за отсутствия печатного оборудования (линотипа и якутских шрифтов) два первых номера газеты были напечатаны в типографии Орджоникидзевского района (ныне Хангаласский улус). Подготовил и выпустил их без чьей-либо помощи Сергей Михайлович. Одновременно он добился в Якутске выделения соответствующего типографского оборудования, запчастей, шрифтов и все это доставил в Усть-Неру. В результате газета «Хотугу сардана» с 1992 года стала выходить регулярно. Четырехполоска. Периодичность – раз в неделю. В отличие от предшественницы «ХС» стала оригинальной, то есть не переводной газетой.

Сельское население района с восторгом встретило выход газеты на их родном, якутском языке. Тем более она из номера в номер становилась все интереснее, содержательнее. Этому во многом способствовал и умелый подбор кадров. К работе в редакции Сергей привлек учителя русского языка и литературы, свободно владеющую обоими языками Елену Егорову (Потоцкую) и такого же грамотного библиотечного работника Анну Слепцову (Галузо). В прошлом году Анна и Елена заочно закончили второе высшее учебное заведение – на этот раз по специальности журналистика, притом первая из них с красным дипломом. В настоящее время А.И.Галузо работает редактором объединенной редакции улусных газет, успешно руководит работой коллектива, а Е.Е. Потоцкая – ее заместитель и кроме того, активно сотрудничает в республиканских СМИ и еще возглавляет пресс-службу администрации МО улуса.

Сергею Егорову шел всего 51-й год – расцвет творческих лет. Это случилось в последний день августа 2003 года. Смерть была мгновенной…

Следует особо отметить, что Сергей был журналистом-краеведом, патриотом своей малой родины, преданнейшим сыном Полюса холода. О людях Оймяконья, о прошлом и настоящем этого сурового края никто до него так много и с такой любовью не писал. Он в архивах, в воспоминаниях старожилов находил много интересного, ранее неизвестного, не нашедшего до этого отражения в печати и это освещал на страницах улусных и республиканских газет. Он увековечил доброе имя купца-мецената Н.О. Кривошапкина, сделал много для восстановления справедливости в отношении прослывшего ярым бандитом М.Н. Винокурова-Индигирского. Много и результативно работал Сергей для торжества правды, восстановления справедливости в отношении тех, кто был подвергнут политическим репрессиям в советский период. Один пример. Грузин Константин Чачуа одним из первых в числе миллионов встретил войну, был дважды ранен, попал в плен, прошел через немецкие лагеря смерти, был освобожден и тут же попал в Колымские лагеря. Сейчас он живет в Терюти, отец пятерых детей. Журналист разыскал в архивах документы и спустя 58 лет после войны добился признания К.Г. Чачуа ветераном Великой Отечественной войны.

Теперь только представьте себе, какую огромную благодарность заслужил Сергей от здравствующего и ныне ветерана войны и его многочисленной родни, которую они продолжают выражать уже памяти его.

Так, в результате его журналистского поиска, можно сказать, расследования, добился реабилитации около десятка несправедливо репрессированных в разные годы земляков-оймяконцев. О них и о других он писал в изданных в разные годы шести книгах и в улусных газетах.

У Сергея было много творческих планов. Увы...


^ Боян ВИНОКУРОВ,

журналист, ветеран тыла, Почетный гражданин

Оймяконского района.


Край холода и туманов


Оймяконский улус занимает территорию почти 100 тыс. кв. км. на крайнем Северо–Востоке республики. Граничит с Магаданской областью, Хабаровским краем, в Якутии – с Усть – Майским и Томпонским улусами и примыкает к заполярному Момскому улусу. Протяженность дорог до Якутска составляет 1501 км, до Магадана – 1040 км, сельская часть улуса отдалена от административного центра более чем на 600 км.

С юга на север Оймяконье пересекает река Индигирка, бассейн которой занимает 11 процентов площади республики. Исторические документы свидетельствуют, что богатые дичью, рыбой, ягелем верховья Индигирки задолго до прихода сюда казаков были заселены юкагирами, эвенами, якутами.

Там, где в Индигирку впадает река Нера, в августе 1937 года высадилась экспедиция, приступившая к детальному геологическому изучению региона. Впоследствии на месте палаточной базы геологов, первооткрывателей золотых месторождений, возник поселок Усть – Нера.

Географическое расположение и природные условия определили экономическое и социальное развитие улуса. Здесь доминирует горнодобывающая промышленность.

В период реструктуризации золотодобывающей отрасли, в конце 90-х гг. на территории Оймяконья были созданы 9 закрытых акционерных обществ, ставших правопреемниками по кредиторским долгам некогда монополиста золотодобычи в Оймяконье – АК «Индигирзолото», оказавшейся к этому времени на грани банкротства.

В настоящее время ЗАО сдают в закрома государства более 50 % от добываемого на территории улуса золота.

Сырьевую базу для горняков Индигирки обеспечивает филиал ГУ ГГП «ВЯ» - «Верхне-Индигирская экспедиция».

Оймяконская земля богата полезными ископаемыми. Кроме золотых месторождений, в 65 км к юго-западу от улусного центра расположено уникальное по содержанию золото-сурьмяное рудное месторождение «Сарылах», из каждой тонны руды которого можно получить почти 200 кг металлической сурьмы плюс золото.

В Оймяконском улусе постоянно проживает более 14 тысяч человек. Коренные жители – эвены и якуты – заняты в традиционных отраслях: оленеводстве, табунном коневодстве, скотоводстве, промысловой охоте. В последние годы широкое распространение среди местного населения получило тепличное овощеводство.

Большое внимание уделяется социальным вопросам. В конце 80-х типовой детский дом был преобразован в учреждение семейного типа, аналога которому до сих пор нет в республике. Сегодня в Усть-Нерском детском доме созданы 10 семей, более 100 малышей вновь обрели родителей, разбросанных по разным уголкам и весям республики в советские годы, кровных братьев и сестер.

Высокий уровень миграции населения в последние годы повлек за собой отток специалистов из всех отраслей производства. С целью подготовки кадров в 1999 году в Усть-Нере открылось профессионально-техническое училище, а в 2000 г. гостеприимно распахнул свои двери филиал Якутского государственного университета.

Долгое время замалчивалась правда о развитии улуса в 30-50-е годы прошлого века. Сегодня доподлинно известно, что на территории Оймяконья располагалось более 30-и сталинских лагерей. Безвинные узники ГУЛАГа в неимоверно суровых условиях прокладывали дороги, строили прииски, добывали руду. Летом 2000 г. в нескольких километрах от улусного центра на месте массового захоронения жертв политических репрессий силами энтузиастов поставлен памятник, ставший своеобразным свидетелем страшной действительности тех лет.

Прежде всего, Оймяконье известно своему миру своими суровыми морозами. Среднегодовая температура воздуха – без малого минус 20 градусов. Климат резко континентальный: от 34 градусов жары летом до минус 71 зимой. Громкая слава полюса холода, своеобразная красота первозданных горно-таежных пейзажей, богатейший животный мир привлекают сюда туристов со всех концов света. Охотники стремятся за редким трофеем – рогами снежного барана чубуку. Туристы – за романтикой и экзотикой.

Золотое Оймяконье – удивительный край холодов и туманов, высоких гор и обширных пустошей – чистаев, никогда не тающих ледников и не замерзающих в любую стужу горных рек, искристых водопадов и тихих, богатых рыбой, озер…


^ Характеристика Оймяконья


Оймяконский район /улус/ образован 20 мая 1931 года.


Площадь – 92,2 тыс. кв. км. Рельеф горный.


Население достигала – в 70-80-е годы ХХ в. свыше 34 тысяч человек, из них в сельской местности /коренные жители/ - около 5050 человек.


Улусный административный центр - рабочий поселок городского типа Усть-Нера /с 1953 г./.


Расстояние от Усть-Неры до Якутска: наземным путем – 1501 километр, воздушным – 865 километров.


Через улус проходит федеральная Колымская автомобильная магистраль «Колыма» Якутск – Хандыга – Усть-Нера – Магадан.


В 1964 году в с.Оймякон была зарегистрирована самая низкая температура северного полушария земли – минус 71.2 градусов С.


На территории улуса самая высокая точка суши над уровнем моря – гора

Мус–Хая – 3011 метра.


^ 1. ИЗ ИСТОРИИ ПРОШЛОГО


Оймяконье: от улуса до улуса


До октябрьской революции Якутия имела сложное четырехступенчатое административное устройство: область, округ, улус, наслег.

В 1822 г. Якутская область была включена в состав Иркутской губернии Восточной Сибири. В этом же году были упразднены в Якутии комиссарства и образованы пять округов: Якутский, Вилюйский, Верхоянский, Олекминский и Колымский.

В состав Якутского округа вошли Кангаласский, Батурусский, Мегинский, Борогонский, Намский улусы, Дюпсинская и Баягантайская волости.

Название первых пяти улусов Якутии встречаются в архивных документах 20-х годов 18 в. Все они образовались в результате объединения самостоятельных волостей, существовавших еще в первой половине 17 века.

А когда образовались остальные улусы Якутского округа? Именно в этот округ входило административное начало нашего Оймяконского улуса (района).

Баягантайский улус. В 1630-х гг. среди 32 «подгородных» якутских волостей значилась Баягантайская. Эта старейшая волость с небольшим перерывом, после образования первых улусов, существовала до 1828 г. В 1811 году в ее состав вошел Игидейский наслег, выделившийся из Батурусского улуса.

Багантайская волость, как и Дюпсинская, со второй половины 1828 года стала называться улусом, что видно из оформления документов улусных дел. (ЦНА ф. 30, оп. 12, д. 4).

Новый Баягантайский улус составляли следующие наслеги: 1-й Баягантайский, 2-й Баягантайский, 3-й Баягантайский, Игидейский, Оймяконо-Борогонский, Сасыльский и Кангаласский. В них числилось 2418 ревизских душ (т.е. мужчин). (ЦНА. Ф. 30. Оп. 1, д. 2, л. 10).

Улусным головою был уроженец Оймяконо-Борогонского наслега Иван Готовцев, выборными – Петр Заболоцкий и Савва Готовцев. В наслегах управляли старосты, старшины и писари. Письмоводителями были вольнонаемные люди из г. Якутска.

Таким образом, до 1917 года Якутский округ был разделен на 10 улусов: Батурусский, Мегинский, Борогонский, Намский, Дюпсинский, Баягантайский, Западнокангаласский, Восточнокангаласский, Амгинский и Таттинский.

По «Памятной книжке Якутской области за 1863 год» в Оймяконо-Борогонском наслеге якутов числилось 1130 человек. (^ Спб: Изд-во стат. Комитета, 1864 г. стр. 220). По переписи 1897 года в Оймяконо-Борогонском наслеге насчитывалось 1469 лиц обоего пола. (Майнов И.И. Население Якутии. – Л.: Изд-во АН СССР, 1927 стр. 20).

В Баягантайском улусе между 1852 и 1863 годами появились два новых наслега: 4-й Баягантайский и Оймяконо-Борогонский. А между 1891 и 1900 годами снова исчезает Оймяконо-Борогонский наслег. И так в улусе в 1900 году стало 8 наслегов. Только в 1910 году опять возникает Оймяконо-Борогонский наслег.

С 1900 до 1917 в Баягантайском улусе насчитывалось 14 наслегов: 1-й, 2-й, 3-й, 4-й Баягантайские, 1 и 2-й Игидейские, Кангаласский, Сасыльский, Баягинский, Алданский, Хара-Алданский, Мэгино-Алданский, Эсэляхский, Оймяконо-Борогонский.

21 августа 1920 г. постановлением Сибревкома Якутия, как губернская единица, в административном отношении получила областную самостоятельность. В сентябре того же года Якутский ревком был преобразован в губревком, все его отделы стали губернскими.


К 1923 г. установилось следующее деление: 6 округов, 26 улусов, 5 городов, 10 волостей, 354 наслега, 88 сельских обществ и 43 родовых Совета.

В советское время из состава Баягантайского улуса выделяется самостоятельный Оймяконский улус в составе трех наслегов: Борогонского, Сордоннохского и Тарын-Юряхского. Это произошло, скорее всего, в 1923 году (Архив ЯФ СО РАН, ф. 5 оп. 12 д. 279. – Справка ЦГА ЯАССР от 8 дек. 1998, № 531).

О тунгусском (эвенском) населении 14 января 1927 года газета «Автономная Якутия» писала: «Тунгусское население Оймяконского края бродит в разных направлениях от Оймякона: на восток от Оймякона бродит Сеймчано-Ратунский тунгусский наслег в составе четырех родов: 1. Балыгычанский – по р. Балыгычан, приток Колымы, захватывающий своими кочевками Колымский округ и находящийся от Оймякона в 1150 верстах; 2. Сеймчанский по р. Сеймчан, приток Колымы на расстоянии от Оймякона в 850 верст. 3. Тасканский по р. Таскан, впадает в р. Колыму на расстоянии от Оймякона в 600 верстах, и 4. Ратунский, бродящий на расстоянии от Оймякона около 500 верст. Во всех 4 родах приблизительно насчитывается около 600 душ обоего пола.

На север от Оймякона на расстоянии 400 верст по речке Селирикан, впадающей в р. Индигирку, бродит Селириканский род, численностью около 300 душ обоего пола. На юг Оймякона на расстоянии 400 верст по речке Суонтар, впадающей в р. Кенте (приток Индигирки), кочует Суонтарский род, численность около 500 душ обоего пола. На запад – по р. Бюрюгэндя (приток Кенте) кочует часть Годниканского рода Баягантайского улуса».

До революции на территории Баягантайского улуса находились кочевья Мямяльского, Тюгясирского и Годниканского тунгусских родов.

Не многие знают, наверное, что часть Магаданской области раньше входила в территорию нашего улуса, газета «Автономная Якутия» 10 октября 1923 г. писала: «Оймяконский край занимает верхнюю часть Индигирки и тяготеющие к нему окраины: Оротук, Сеймчан. Естественной границей края с Якутией считается Яблоновый хребет, называемый «Чистай».

Начиная с 1923 г. часть баягантайских якутов выделилась в самостоятельный Оймяконский улус, а с 20 мая 1931 года реорганизованный в Оймяконский район. С 12 октября 1993 года снова переименован в Оймяконский улус.





^ Когда и откуда?


Известный исследователь якутского фольклора Сэсэн Боло /1905-1948 гг./, на основании изучения преданий, бытующих у населения северных районов нашей республики, высказал совершенно новую мысль. О том, что бассейн Индигирки якутами был заселен еще до прихода русских, а не после – как об этом утверждали раньше.

Происходило это по трем направлениям: со средней Лены, то есть со стороны Якутска на Оймякон и дальше на север и восток: со стороны Яны через Тукуламский хребет, на среднее течение Индигирки: вдоль побережья Северного Ледовитого океана с устья Лены через современный Усть-Янский улус на нижнее течение Индигирки.

В центральном архиве РС/Я/ хранится в рукописи труд С.И. Боло на якутском языке, оконченный им в декабре 1944 года. О ранней истории Севера Якутии. Первая из 5-и глав названа «Теруттэрэ», что можно перевести как «истоки». Вот что читаем там:

«Якуты, продвигавшиеся со стороны Яны и средней Лены, через Оймякон, вышли на верховья Индигирки в местность Терють и отсюда одна часть вниз по реке дошла до Момы, другая – расселилась восточнее реки вплоть до самых его верховьев. Некоторые, проникая дальше, добрались до верховьев Колымы, а отсюда через Оротук, Тааскан, Эмтях, Берелях добрались до низовьев Куулу. Это были якуты, принадлежавшие Кангаласскому, Борогонскому, Баягантайскому родам, считавшие своим предком Торгон Ууса /кузнеца Торгона/, прибывшего сюда с одним быком белой масти. Причиной их одиссеи стали междоусобицы времен «кыргыс» и страшные засухи. В пути люди прошли через труднейшие испытания, оказываясь временами на грани жизни и смерти. Происходили кровавые столкновения с местными юкагирскими /хангаайы, юрэнгэй/ и тунгусскими /омуки/ племенами, запечатлевшиеся во многих топонимах вроде такого, как «Кыргыспыт тумса» /»Мыс сражения»/.

Обрисованная картина первоначального проникновения якутов на бассейн Индигирки и Колымы представляет определенный интерес для понимания ранних этапов расселения якутов на севере Якутии. К моменту написания этой работы в науке господствовало мнение о том, что якуты до Индигирки и Колымы добрались лишь после прихода русских.

Привожу цитату из книги доктора исторических наук, профессора В.Н. Иванова:

«В 1641 г. Енисейский казачий десятник Михаил Стадухин первым открыл район Оймякона. Здесь он встретил и якутов, которые и были тогда же объясачены. Здесь, судя по показаниям участников похода Стадухина, не было вооруженных столкновений с якутами.

В 1641 г. Михаил Стадухин собрал с якутов и эвенов Оймякона 120 соболей. В ясачной книге оймяконских ясачных 1641-1642 годов якутов было 25 человек».

То, что в Оймяконе первым прибыл верхом, на воле Торгон Уус подтверждает и известный исследователь якутской топонимии Багдарыын Сулбэ: «До сих пор живучи предания о том, что монголо-язычные племена, используя крупный рогатый скот как средства транспорта, достигали далекие, неведомые края. Так в свою книгу «Ис иhигэр киирдэххэ» я внес повествование о том, что первый житель Оймякона приехал туда на пегом воле» /газ. «Кэскил» 10.12.1996 г./.

А теперь обратимся к документальному очерку писателя Федота Захарова:

«Прародитель якутов Эллэй, сын его Дьуон Дьанылы. Сын последнего Боотур Уус. По его имени впоследствии, по видимому, и был назван Боотурусский улус. Во второй половине 17-го века многие семьи из Боотурусского улуса переехали на Яну, в Оймякон, Жиганск. Многочисленным был род Баатылы. От них тоже многие разъехались по тем же местам».

Далее автор очерка пишет о сражении, происшедшем между баатылынцами и прибывшими сюда в поисках новых земель людьми Кээркээн Ойууна. В этом сражении

принимали участие Бахсыгыр огонер с сыном Мадьыгы Тереней /Тороней Бакчигиров/ из Оймякона. Ко времени прихода русских на Лену Тороней уже жил в Оймяконе.

В статье «Дыгын кэмэ» В.Никифоров пишет: «Якуты занимали огромную территорию, где чувствовали себя полными хозяевами. Роды, поссорившиеся с господствующим родом Дыгына, уходили на Вилюй, Яну, в Оймякон». Об этом же пишет А.А. Борисов в книге «Якутские улусы в эпоху Тыгына»: «Сюжет об изгнании близкого родственника известен и баягантайским якутам. Как мы уже знаем, так поступил Бахсыгыр огоньор, прогнав своего брата Сасыл Бытыка, который поселился на Оймяконе. Таким образом, образовалась оймяконская колония якутов.

О старике Бахсыгыре / Бакчигире, по русским историческим актам 17 в./ рассказывают, что он жил в местности Дьаарбан Суут. Был богачом и имел много баатыров. Среди них был Аан Чаачай, Модьукаан, Тисикээн, Сасыл бытык, Мадьыгы Тереней, Бахсыгыр Баатыр, Дэлгэсэ и др.

Он поссорился со знаменитым борогонцем Легейем. Война между ними продолжалась 9 лет. Бахсыгыра поддержал оймяконский Сасыр Бытык / брат, которого он давно прогнал/ с сыновьями».

Таким образом, якуты обосновались в Оймяконе еще во времена Тыгына. А о том, в какое время жил Тыгын, пишет известный краевед И.Г.Березкин:

«Тыгын жил во второй половине 16 и в первой трети 17 вв. А.П. Окладников отмечал, что воины Тыгына ходили походами в Энсели, Кобяй, Вилюй, Борогонцы, Татту, Амгу, Олекму и Баягантай. В некоторых из них принимали непосредственное участие как сам Тыгын, так и его сыновья».

Крупный исследователь якутского языка Е.И.Коркина в одной своей работе основываясь на источниках, отмечает:

«Почти одновременно /середина 40-х годов 17 века/ или немногим позже якуты появляются на Оймяконье, о чем свидетельствуют как якутские исторические предания, так и исторические документы. Так, А.С. Парникова пишет:

«Несомненно то, что уже первые русские служилые люди застали на Оймяконе якутов и собрали с них ясак. Оймяконские якуты сороковых годов 17 века, по-видимому, представляли собой небольшую группу, отделенную от якутов центральных улусов безлюдной территорией, на которой могли охотиться и якуты, и тунгусы».

А как объясняет это в своей статье «Сахалар» /«Якуты»/ молодой ученый А.Н. Кривошапкин:

«Общепринято мнение, что до прихода русских якуты в основном занимали территорию Ленско-Амгинского междуречья. Очень малое количество якутов проживало в устье Вилюя, вниз по реке Лене: в Жиганске, Сиктяхе, Столбах и по рекам Яне и Алдану. Историки нередко ссылаются на работу Б. Долгих, написанную в 1948 году на основе данных из ясачных списков. Ясачные списки, несомненно, являются важным источником информации, но слепая вера в их непогрешимость, если не учитывать время, обстоятельства их составления, может привести к неправильным выводам.

В работе Долгих имеется карта расселения племен на территории Якутии. При составлении этой карты автор расположил племена с привязкой к тем укрепленным зимовьям, где эти племена платили ясак. Но царская администрация вплоть до середины 18 века собирала ясак, не учитывая, где плательщик ясака живет: на территории своего наслега или за пределами.

Ошибочное составление карты видно, например, из того факта, что не указаны племена якутов по Индигирке, хотя по всем данным якутское население в этом районе обосновалось задолго до появления русских из-за давления Намских, Кангаласских, Мегинских и Ботурусских родов на Борогоно-Баягантайские роды и вынужденного ухода некоторой части населения этих двух улусов на север в Верхоянск и Оймякон. Если в Верхоянск уходили представители и других родов, в частности, судя по той же карте,

вилюйские /родовые группы - оргеты, туматы/, поэтому ясак они платили в Верхоянских зимовьях, то в Оймякон ушла компактная группа из двух улусов, что позднее зафиксировано в названии наслега Баягантай – Оймяконо–Борогонский, и ясак они платили, скорее всего, в заречных улусах. Это обстоятельство не позволило Б. Долгих отметить оймяконцев на своей карте».

В конце 17 и начале 18 вв. все больше и больше якутов стало продвигаться в бассейн Индигирки. Это было связано с хозяйственно-промысловыми потребностями и исканием новых земель. Всего переселенцев на Индигирку, согласно не полностью сохранившейся окладной книге якутского острога 1721 г., насчитывалось 70 человек. Из них более 40 человек направились в Оймякон. Это были выходцы из Баягантайской, Ботурусской, Намской, Мегинской, Борогонской и других волостей.

В середине 18 в. в Баягантайском улусе, куда входило Оймяконье, насчитывался 761 мужчина, всего в Баягантайский улус входило 9 наслегов, Оймякон составлял Оймяконо-Борогонский наслег.





оставить комментарий
страница1/4
известный журналист-краевед
Дата25.09.2011
Размер1.01 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх