ЕР, Г. Федоров управление региональным развитием государственное регулирование экономики, основы региональной политики и социально-экономическое развитие калининградской области icon

ЕР, Г. Федоров управление региональным развитием государственное регулирование экономики, основы региональной политики и социально-экономическое развитие калининградской области


Смотрите также:
Целевая программа калининградской области "Развитие Калининградской области как туристического...
Г. Иркутск Пятая региональная научно-практическая конференция Государственное регулирование и...
Тема диссертационного исследования: Управление социальным развитием населения в рамках...
Целевая программа калининградской области «Содействие занятости населения Калининградской...
01-110 Отечественная история с древнейших времен до XX в...
Программа дисциплины «Управление муниципальным экономическим развитием» для специальности 080504...
Учебный план программы «Мастер делового администрирования Master of Business Administration...
Управление социально-экономическим развитием страны: политика, стратегия, бюджет...
Развитие социально-ориентированной региональной экономики апк (теория, методология и практика)...
Социальная результативность механизмов управления развитием региональной экономики...
Целевой программы Калининградской области «Развитие здравоохранения Калининградской области на...
Российская федерация правительство калининградской области постановление...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать
чем в среднем по России. А в 1997 г. поступление инвестиций из-за рубежа по сравнению с 1996 г. сократилось более чем вдвое. И лишь в 1998 году инвестиции значительно возросли, составив за январь-сентябрь 32 млн. долларов. В результате теперь прямые иностранные инвестиции в экономику области на 10% выше, чем в среднем по стране. Но с учетом действия механизма ОЭЗ и благодаря специфике географического положения области можно было бы ожидать намного более заметных результатов.

Таким образом, можно констатировать, что стратегические цели создания и функционирования свободной экономической зоны, намеченные в 1990-1991 гг., остались нереализованными или были реализованы лишь частично. Назовем основные, по нашему мнению, причины этого.

Во-первых, Калининградская область является неотъемлемой частью России и сохраняющаяся экономическая и политическая нестабильность в стране оказывает, бесспорно, важное, если не решающее, влияние на инвестиционный климат в регионе.

Во-вторых, создание и развитие СЭЗ «Янтарь» остается в основном инициативой самих калининградцев. Им приходится постоянно добиваться в Москве сохранения и наполнения реальным содержанием тех льгот, которые были закреплены в Положении о свободной экономической зоне в Калининградской области (СЭЗ «Янтарь») (сентябрь 1991 г.) и в последующих нормативных документах.

Напомним, что сразу же после своего формального провозглашения СЭЗ «Янтарь» «зависла» в законодательно-правовом вакууме. Принятые в РФ в конце 1991 – начале 1992 гг. нормативно-правовые документы, регулировавшие налоговый и таможенный режимы, не предусматривали каких-либо льгот для территорий, ранее объявленных СЭЗ. И хотя формально решения о создании СЭЗ «Янтарь» никто не отменял, различные федеральные ведомства (Государственный таможенный комитет, Министерство экономики, Министерство внешнеэкономических связей, Государственная налоговая служба и т.п.) фактически действовали так, как если бы они утратили силу. Иностранные инвесторы также восприняли сложившуюся ситуацию как принципиальный отход правительства от линии на создание зон и не спешили вкладывать свои средства ни в Калининград, ни в какие-либо другие российские СЭЗ. Для того чтобы ранее предоставленный области налоговый и таможенный режимы начали хоть как-то работать, потребовалось три указа Президента Российской Федерации (июнь и декабрь 1992 г., декабрь 1993 г.) и два постановления Правительства РФ (август 1992 г. и май 1994 г.). Однако затем Указ Президента РФ от 06.03.1995 г. № 244 об отмене таможенных льгот вновь изъял из механизма СЭЗ ее важнейший инструмент, что поставило под угрозу всю конструкцию.

Федеральный закон «Об Особой экономической зоне в Калининградской области», принятый Государственной Думой 15 ноября 1995 г. и одобренный Советом Федерации 5 января 1996 г., вернул теперь уже Особой экономической зоне льготный таможенный и налоговый режимы.

Но в 1997 г. Министерством финансов был подготовлен проект, который предусматривал отмену льгот на территории области, т.е. фактическое прекращение работы ОЭЗ. И только энергичное вмешательство администрации области предотвратило принятие такого решения. Похоже, что это не последняя попытка такого рода.

Таким образом, практически весь период существования свободной зоны администрация Калининградской области была вынуждена направлять значительные усилия не на создание работоспособного зонального хозяйственного механизма, а на восстановление и законодательное закрепление преференциального режима, без которого само понятие СЭЗ превращается в пустую словесную оболочку. Нестабильность, спонтанные отмены льгот отпугивали и потенциальных инвесторов, прежде всего иностранных. Нарушался и нарушается один из основных принципов, без которых не может успешно функционировать свободная зона, – стабильность правовых оснований ее деятельности.

В-третьих, сейчас ОЭЗ выступает как орудие региональной политики, призванное, прежде всего, компенсировать тяготы, вызванные особым геополитическим положением территории. Мировой же опыт однозначно свидетельствует, что при самом широком уровне местной самодеятельности, свободные зоны выступают все-таки в качестве инструмента общегосударственной политики и процветание отдельных территорий лишь побочный эффект, а не главная цель их создания. В российском же руководстве начинает преобладать мнение, что для страны, создающей открытую рыночную экономику, СЭЗ вообще не нужны, так как они создают привилегированные условия для зарегистрированных в них фирм и одновременно способствуют уходу от налогообложения отечественных производителей. О меняющемся отношении к СЭЗ свидетельствует и то, что в РФ до сих пор не принят Федеральный закон о свободных экономических зонах, первые проекты которого появились еще в 1992-1993 гг. А в граничащих с Калининградской областью Польше и Литве такие законы уже действуют.

В-четвертых, до принятия в сентябре 1997 г. «Феде­ральной целевой программы развития Особой экономической зоны в Калининградской области на 1998-2005 годы» так и не были четко определены ни приоритетные отрасли и объекты экономического роста ОЭЗ, ни те рынки, на которые она будет ориентироваться.

В-пятых, не было уделено достаточного внимания информационно-рекламному обеспечению деятельности СЭЗ, а также созданию и совершенствованию зональной инфраструктуры. Причина кроется скорее в недостатке средств, чем в непонимании важности этих компонентов, но результат один – потенциальные инвесторы плохо представляют себе ситуацию в Калининградской области, их отпугивает отсталость систем связи, плохие дороги, допотопная система во­до-, тепло- и энергоснабжения и т.д. Калининградцы же сами недостаточно представляют себе ситуацию на мировых рынках, мало знают о деловой репутации и возможностях наших потенциальных партнеров.

Как на основе вышеизложенного можно прогнозировать дальнейшие необходимые шаги по развитию региона? Понятно, что речь не идет об отказе от добытого с таким трудом статуса Особой экономической зоны (ОЭЗ). Но этот статус надо наполнять конкретным содержанием, что уже отчасти делается. Как упоминалось, в сентябре 1997 г. была принята «Федеральная целевая программа развития Особой экономической зоны в Калининградской области на 1998-2005 годы», в которой определены приоритетные отрасли и объекты экономического роста и намечен комплекс конкретных мероприятий по развитию ОЭЗ. 30 октября 1997 г. Калининградская областная Дума приняла Закон Калининградской области «О локальных свободных экономических зонах в Калининградской области», позволяющий применять на отдельных участках территории региона специальный режим стимулирования хозяйственной деятельности (экспортного или импортозамещающего производства, торгово-выставочных и туристско-рекреационных услуг, технико-внедренческой деятель­ности и др.). Тем не менее, предстоит как на федеральном, так и на региональном уровне сделать так, чтобы ОЭЗ наконец заработала в полную силу. Пока же Закон об ОЭЗ фактически действует лишь в части беспошлинного импорта в Калининградскую область.

5.2. ОЭЗ – инструмент экономического развития

ОЭЗ – это экономический механизм, предназначенный для компенсации изолированного положения нашего региона в Российской Федерации и обеспечения его устойчивого социально-экономического развития. Таким образом, концепция развития ОЭЗ не эквивалентна концепции развития области в целом, хотя и составляет ее важнейшую часть.

ОЭЗ – не цель, а инструмент. Не Калининградская область обслуживает особую зону, а особая зона создается и действует в интересах области, ее населения. Зональные права и льготы призваны в конечном счете обеспечить более полное использование имеющегося потенциала и привлечь ресурсы из внешних источников. На этой основе должен быть обеспечен устойчивый рост производительности труда – главной предпосылки для длительного подъема жизненного уровня.

Механизм ОЭЗ обеспечивает оптимальное распределение полномочий и ответственности между Российской Федерацией и Калининградской областью как ее неотъемлемой частью, устраняет ненужное дублирование функций, создает большую оперативность в принятии и реализации решений. Зона помогает области, а через нее и всей России, не остаться в стороне от интеграционных процессов в Балтийском регионе и Европе в целом, использовать выгоды международного разделения труда в интересах национального развития.

ОЭЗ нацелена на стимулирование производства конкурентоспособной продукции и услуг для внутреннего и внешнего рынков (в том числе и предприятиями с иностранными инвестициями), а не торгово-посреднических операций. Предпринимаются и иные меры, позволяющие избежать превращения зоны в «черную дыру», вытягивающую за рубеж финансовые и материальные ресурсы в обмен на низкосортный ширпотреб, в орудие удушения отечественного производителя конкуренцией со стороны дешевого импорта.

^ Принципы развития ОЭЗ.

ОЭЗ начинает действовать поэтапно по мере создания сети локальных свободных зон разного функционального профиля:

– зоны свободной торговли (возможные места размещения – порты Калининграда и Светлого, погранпереход Багратионовск и др.);

– промышленно-производственные зоны, включая промышленные парки и «точечные» зоны на уровне отдельных предприятий (например, «Кварц», «Стройдормаш», «Кали­нинградбуммаш» и др.);

– зоны малого бизнеса (Калининград);

– технико-внедренческие зоны (вариант – технопарк на базе АО «Кварц»);

– оффшорные финансовые центры.

В локальных зонах предоставляются равные льготы как отечественным, так и зарубежным инвесторам. Всем предприятиям с участием иностранного капитала и самим иностранным инвесторам в их хозяйственной деятельности предоставляется национальный режим, т.е. им не могут быть предъявлены более жесткие требования, чем местным компаниям (за исключением случаев, прямо предусмотренных в законодательстве).

Каждому типу локальных зон соответствует свой набор базовых льгот и стимулов. Таким образом, некоторые из них (например, таможенные льготы) действуют только в пределах отдельных участков территории нашей области. Это усилит таможенный контроль, снизит давление импортной конкуренции на местных производителей. Льготный таможенный режим не будет распространяться на импорт предметов роскоши, определяемых по специальному перечню. Таможенные и налоговые льготы, предоставляемые в промышленно-производственных зонах, будут направлены на стимулирование выпуска экспортных, либо импортозамещающих товаров с высокой степенью обработки. Все беспошлинно ввозимое в такие зоны должно иметь непосредственное отношение к самому производству.

Одной из ключевых задач является налаживание взаимовыгодных горизонтальных связей между локальными зонами и калининградскими предприятиями, расположенными вне их. Возможный путь решения – финансовое стимулирование взаимодействия с внезональными предприятиями (субсидии на приобретение отечественного сырья и материалов, полностью компенсирующие расходы зональных производителей по выплате налогов и пошлин, связанных с приобретением этих товаров). Другой путь – установление определенного процента сырья и материалов, которые должны приобретаться на местном рынке, и требование от любого создаваемого в локальной зоне предприятия прогрессивного увеличения «индекса национализации» продукции, т.е. постоянного увеличения доли частей, узлов и компонентов регионального и общероссийского производства. Целесообразно связать налоговые льготы, устанавливаемые в локальных зонах, с величиной «индекса национализации» продукции.

Зоны со специальным таможенным режимом должны быть изолированы от остальной территории области патрулируемым ограждением, как это принято в мировой практике. Выезд и въезд в такие зоны осуществляется через специально организованные контрольно-пропускные и таможенные пункты.

Привлечение работников на предприятия зон осуществляется на конкурсной основе, по контракту. Для подготовки кадров к работе в локальных зонах создается на базе существующих высших учебных заведений специальный центр (или система центров) переподготовки. Их финансирование осуществляется в основном за счет инвесторов локальных зон.

Земля в локальных зонах предоставляется инвесторам только на условиях долгосрочной аренды. Одобряются только те проекты, в которых содержится гарантия, что их реализация не нарушит экологической обстановки в регионе.

Разрабатывается и принимается специальная ^ Программа создания и развития локальных свободных зон. Решение об организации каждой зоны, предусмотренной программой, принимается в индивидуальном порядке после представления четко обоснованного и рассчитанного технико-экономи­ческого обоснования. Льготы для каждой локальной зоны детализируются и узакониваются. Каждый проект создания в зоне нового предприятия рассматривается также в индивидуальном порядке.

В локальных зонах инвесторам предоставляются производственные помещения и/или площадки, подготовленные под строительство с заранее созданной инженерной и социальной инфраструктурой. Строительство предприятий, сооружение объектов инфраструктуры, переоснащение предприятий в локальных СЭЗ будет осуществляться на конкурсной основе, с привлечением российских (включая областные) и иностранных проектных, подрядных, строительных и других организаций.

Средства, необходимые для обустройства территорий локальных зон, могут складываться из следующих источников:

– централизованные капиталовложения;

– банковские кредиты;

– средства предприятий и организаций, расположенных вне локальных зон, как в Калининградской области, так и в других городах и регионах России;

– вступительные взносы предприятий и организаций, намеревающихся развернуть деятельность в локальных зонах;

– отчисления самих предприятий и организаций, работающих в локальных СЭЗ.

Ряд объектов инфраструктуры (гостиницы, склады, выставочные комплексы, портовые причалы и сооружения и т.д.) могут создаваться на основе совместного предпринимательства. В каждой локальной зоне создается специальная административная структура, призванная упростить для инвесторов вступление в зону и контакт с властями. Администрации локальных зон подчиняются региональному органу управления Калининградской ОЭЗ, который координирует их деятельность.

Все налоговые и другие финансовые поступления от локальных СЭЗ распределяются в установленной пропорции между администрациями локальных СЭЗ (с тем, чтобы они имели средства на развитие) и специальным областным внебюджетным фондом. Помимо льгот, предоставляемых предприятиям и организациям в локальных СЭЗ, некоторые льготы предоставляются хозяйственным субъектам на всей территории ОЭЗ. Речь идет прежде всего о поощрении новых производств независимо от их размера, а также о стимулировании производственных инвестиций.

ОЭЗ – один из главных инструментов реструктуризации экономики Калининградской области.

Проблема структурной перестройки экономики имеет две грани:

1. Определение желаемых ориентиров.

2. Стимулирование их достижения.

В условиях рыночной или пока что квазирыночной экономики региональная администрация может устанавливать конкретные и точно определенные ориентиры лишь в тех случаях, когда речь идет о создании и реконструкции объектов на государственные (областные или федеральные) деньги. Решающую роль в ОЭЗ будут играть частные инвестиции, направления которых определяются собственниками капитала. Региональные органы власти могут оказывать на направление этих инвестиций лишь косвенное воздействие. Они в сотрудничестве с бизнесом формулируют систему региональных приоритетов и стимулируют экономическими методами инвестиции в приоритетные сферы. Согласно мировой практике, это могут быть разнообразные финансовые льготы (субсидии, льготные займы, льготные тарифы на государственные услуги, снижение арендной платы, налоговые и таможенные льготы и т.д.), создание за государственный счет объектов инфраструктуры, облегчающих последующие частные инвестиции, и др. Инвесторам также оказывается, если это необходимо, техническая и консультационная помощь в организации и ведении бизнеса.

Таким образом, в Калининградской ОЭЗ устанавливается двухуровневая система льгот и стимулов:

– территориальная (для локальных зон);

– отраслевая (для приоритетных отраслей и новых производств).

Насущной задачей является определение тех приоритетных отраслей, которые могли бы потянуть за собой всю экономику региона. Их стимулирование и рост (в том числе в
локальных СЭЗ) будет происходить параллельно со свертыванием неконкурентоспособных отраслей и предприятий. Задача обеспечения роста по всем направлениям иллюзорна и недостижима.

К числу отраслей и производств, развитие которых следовало бы стимулировать, следует отнести:

1) транспортно-складской комплекс, ориентированный на транзит Запад – Восток, а также переработку экспортно-импортных грузов8;

2) телекоммуникации;

3) экспортно-ориентированные и импортозамещающие предприятия всех отраслей;

4) предприятия, наладившие или способные наладить производственную кооперацию с зарубежными партнерами;

5) предприятия высоких технологий;

6) перерабатывающие предприятия аграрного сектора;

7) строительство и стройиндустрия;

8) добыча и переработка янтаря;

9) курортно-рекреационный комплекс.

При этом речь должна идти не о поддержке отдельно взятых предприятий, а о стимулировании данного направления деятельности в целом, привлечении (в том числе и для создания новых производств) отечественного и иностранного частного капитала.

Стимулирование приоритетных отраслей не означает, что следует ограничивать создание и расширение предприятий других отраслей. Реальность такова, что развитие многих из них (прежде всего рыбной промышленности) будет зависеть не от региональных стимулов и льгот, а от возобновления централизованной финансовой поддержки.

5.3.Функции региональных органов власти

В процессе разработки концепции СЭЗ-ОЭЗ предлагались различные подходы к роли региональных органов власти в управлении зоной. Первоначально предполагалось, что будет создан самостоятельный, практически независимый от областной администрации орган управления СЭЗ. Один из вариантов – организация консорциума с участием не только российских, но и зарубежных представителей, заинтересованных в развитии зоны. Другой вариант предусматривал подчинение органов управления СЭЗ непосредственно российскому правительству.

Идеи о самостоятельном управлении СЭЗ-ОЭЗ не оставлены и сейчас. В предложениях 1998 года по одному из проектов TACIS, выполненного для администрации под руководством ирландского специалиста С.Дюара и касающегося совершенствования зонального механизма, предлагается организация самостоятельного агентства по управлению ОЭЗ.

Однако на практике функции органа, управляющего СЭЗ-ОЭЗ с момента ее организации, выполняет администрация Калининградской области. В ее составе был образован специальный комитет по развитию СЭЗ (после принятия закона об Особой экономической зоне в Калининградской области – ОЭЗ). Комитет обладает довольно широкими полномочиями, но в рамках областной администрации. Роль администрации как органа, управляющего ОЭЗ, закреплена законом об ОЭЗ в Калининградской области, где определены и ее функции по управлению зональным механизмом.

Степень самостоятельности администрации ограничена законом, и для принятия ряда важных мер по развитию ОЭЗ (включая Федеральную программу развития ОЭЗ, вопросы квотирования импорта продукции и др.) необходимо при­нятие решений на федеральном уровне. Поскольку финансирование развития ОЭЗ в рамках Федеральной программы осуществляется в значительной мере за счет общегосударственных источников, постольку региональные органы власти постоянно зависят от решений, принимаемых в центре. Это означает также, что ОЭЗ в Калининградской области создана в значительной мере для решения общероссийских задач, а не только как способ поддержки региона.

К числу важнейших функций региональных органов власти в рамках реализации концепции развития ОЭЗ в Калининградской области относятся.

1. Определение стратегии развития ОЭЗ в целом (включая отраслевые приоритеты) и увязка с ней стратегии развития локальных свободных зон.

2. Детализация и законодательное закрепление зональных льгот и стимулов.

3. Разработка и реализация региональной стратегии маркетинга (привлечения капитала).

4. Модернизация и развитие зональной инфраструктуры.

5. Контроль за ситуацией и ее оперативная корректировка.

6. Постоянный мониторинг наших главных конкурентов – Польши и Литвы, с тем чтобы оперативно заполнять ускользнувшие от внимания тамошних предпринимателей рыночные ниши.

Реализация указанных направлений предполагает налаживание хороших рабочих отношений региональных органов власти с частным бизнесом, поскольку это позволит получать более детальную информацию о возможностях и проблемах предпринимателей. Речь идет прежде всего о формировании сети государственно-предпринимательских организаций, участвующих в выработке стратегических планов развития.

Для привлечения в ОЭЗ капитала создается специальная организация, располагающая предпринимательскими и квалифицированными профессиональными кадрами, которой даются исключительные полномочия представлять область перед потенциальными инвесторами. Она может быть создана в рамках органа по управлению ОЭЗ. Задачи данной структуры:

– передача потенциальным инвесторам всей необходимой информации о Калининградской области (никто не станет вкладывать средства в регион, о котором ничего неизвестно);

– реклама области;

– определение того, что область может предложить на рынок и в чем ее слабые места;

– разработка инструментов поощрения инвесторов;

– поиск и привлечение инвесторов.

Другие комитеты, комиссии и управления не должны дублировать деятельность этой структуры. Инвесторов легко отпугнуть, если к ним будут обращаться различные организации, претендующие на представление интересов области.

Поскольку администрация области отвечает за развитие ОЭЗ, постольку зональный механизм должен быть согласован с общим механизмом регионального хозяйствования. А программа развития ОЭЗ должна являться составной частью общей программы социально-экономического развития региона.


^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Назовите примеры свободных экономических зон в России и за рубежом. Знаете ли вы такие примеры в Польше и Литве?

2. Есть ли отличия в механизмах свободной и особой экономических зон в Калининградской области?

3. Какой льготный по сравнению с обычным режим хозяйствования характерен для ОЭЗ в Калининградской области?

4. Почему, несмотря на механизм ОЭЗ, объем иностранных инвестиций в Калининградской области невелик? Какие меры региональной политики могут способствовать его росту?

5. Что такое локальные экономические зоны? Предложите проект организации одной из подобных зон в Калининградской области.

6. Считаете ли вы более правильным создание специального органа управления ОЭЗ вместо нынешнего, когда эти функции выполняются областной администрацией?


^ 6. ОЦЕНКА ВОЗМОЖНОСТЕЙ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В НОВЫХ УСЛОВИЯХ

Опыт экономического развития постсоциалистических стран показал ошибочность мнения, что достаточно принять новые хорошие законы — и экономика будет развиваться сама по себе, без регулирования со стороны государства, что рынок сам все отрегулирует. Такой панацеей от всех бед для региона многие считали механизм свободной экономической зоны. Потом, хотя уже в меньшей мере, основывающуюся на законе об Особой экономической зоне в Калининградской области Федеральную программу развития региона. Эти документы не лишены недостатков. Но все же они имели и имеют в целом положительное значение для области, хотя и не способны решить весь комплекс проблем регионального развития.

Негативно сказываются на экономике региона и общий экономический кризис в стране, и отсутствие федеральной региональной политики, и непоследовательность в реализации принимаемых законодательных актов. Однако и в регионе необходимы более целеустремленные, основывающиеся на глобальной, комплексной стратегии меры государственного регулирования социально-экономического развития, к которым, кажется, теперь собираются обращаться и на федеральном уровне. Для определения стратегии в 1998 г. в рамках программы TACIS учеными Калининградского госуниверситета вместе с коллегами из Москвы и Санкт-Петербурга, а также из-за рубежа был проведен анализ современной социально-экономической ситуации в Балтийском регионе. На этой основе дана оценка имеющегося в Калининградской области потенциала международного сотрудничества, преимуществ и недостатков структуры народного хозяйства, приоритетных направлений совершенствования хозяйственного механизма и перспектив реструктуризации экономики с учетом географических и геополитических факторов. Авторы попытались ответить на ключевой вопрос: что же, Калининградская область — это депрессивный регион или, наоборот, перспективный регион приоритетного развития?

Здесь надо отметить следующее.

Даже в условиях недостаточной, крайне незначительной финансовой поддержки федерального центра; в условиях кризиса, недостатка частных инвестиций, более сильного, чем в среднем по РФ, падения производства на крупных промышленных, сельскохозяйственных, строительных, транспортных предприятиях; но благодаря развитию предпринимательства, малого и среднего бизнеса, особенно в сфере услуг (торговля, туризм и др.), – экономика области функционирует, приспосабливается к рынку, реструктуризуется.

Валовой региональный продукт и уровень жизни населения благодаря неучтенной деятельности не ниже (как это следует из официальных статистических данных), а выше, чем в большинстве российских регионов. Этот вывод будет еще более четким, если изъять из сравнения Москву и главные нефте– и газодобывающие регионы, имеющие льготы республики, то есть рассматривать типичные индустриально-аграрные области типа Владимирской, Ивановской, Смоленской, Новгородской.

Конечно, все присущие РФ в целом проблемы – налицо: деиндустриализация, низкий уровень жизни, безработица, социальное расслоение, депопуляция и т.д. Общероссийские причины экономического кризиса дополняются эксклавным положением области, недостатками отраслевой структуры народного хозяйства, длительно отсутствовавшими мерами по защите местного производителя в условиях СЭЗ. Но есть и позитивные явления, позволяющие надеяться на улучшение ситуации, на приспособление к новым условиям. Это:

– предпринимательская активность;

– деятельность совместных и иностранных предприятий;

– филиалы банков, их внимание к региону;

– развитие внешнеэкономических связей;

– быстрый рост сферы услуг;

– развитие международного туризма;

– формирование рыночной инфраструктуры;

– активная образовательная деятельность, переподготовка кадров;

– миграционный прирост.

Ключевой момент регионального развития связан с усилением роли внешнеэкономической деятельности в экономике области. Внешняя торговля, в частности, по объему сопоставима с объемом торговли с основной территорией Российской Федерации. Количество иностранных туристов — такое же, как в Литве или Латвии, а это — дополнительные доходы для региона, стимул к развитию. Через область проходит 1% внешней торговли России (при доле населения 0,6%).

Внешнеэкономическая деятельность в регионе (торговля, иностранные инвестиции) ведется весьма активно. Однако ее результаты не всегда позитивны (в сфере торговли) и недостаточно велики (выпуск продукции совместными и иностранными предприятиями). Это указывает на неподготовленность областных властей к происшедшему открытию региона вовне из-за недостатка опыта. В результате экономика Калининградской области уже пострадала из-за быстрого перехода от закрытой, полностью регулируемой государством к открытой вовне экономике, поскольку местные производители оказались не в состоянии конкурировать с массированным завозом импортной продукции (в том числе по демпинговым ценам). Попытки местных руководителей справиться с имеющимся внешним дисбалансом во внешнеэкономической деятельности и ухудшением положения местных производителей были приняты слишком поздно, хотя об их необходимости многие ученые указывали еще в самом начале 1990-х годов9.

В отличие от России в целом доля импорта по торговле и услугам в Калининградской области значительно превышает долю экспорта. Внешнеторговый оборот за 1997 г. составил 1743,5 млн. долларов, что вдвое больше, чем объем регионального промышленного производства (в пересчете по официальному курсу валют). Внешнеторговый товарный оборот и импорт за последние 6 лет (1992-1997 гг.) выросли в 11 и 24 раза соответственно. При этом экспорт рос гораздо медленнее, чем импорт. Превышение импорта над экспортом достигло 824 млн. долларов, из которых две трети приходится на Польшу и Германию. Конечно, большую роль играет транзитная торговля. Лишь часть импортируемых товаров остается в области – остальные вывозятся в другие регионы РФ. Экспортируются товары также различного происхождения – регионального, из других российских регионов, Белоруссии.

Торговый оборот с основной частью России приблизительно равен товарообороту с зарубежными странами. При этом структура этих потоков по соотношению ввоз-вывоз совершенно другая, практически обратная: в торговле с зарубежными странами преобладает импорт, тогда как в отношениях с другими российскими регионами – вывоз. Это означает, что значительная часть импорта из-за рубежа превращается затем в вывоз на основную территорию РФ.

Калининград традиционно экспортирует значительное количество сырья и полуфабрикатов (нефть, рыба, целлюлоза) с низкой добавленной стоимостью, хотя в советский период за рубеж поставлялось также значительное количество машин и оборудования. Эксклавные издержки, разрыв межведомственных связей и утеря прежних рынков в дальнем и ближнем зарубежье сильнее всего сказались на предприятиях, производящих продукцию завершающих стадий переработки, поэтому в структуре экспорта сейчас еще больше, чем прежде, преобладают сырье и полуфабрикаты. Экспорту готовой продукции в страны западной Европы препятствуют и специфические требования ЕС к стандартам качества. Импортируются потребительские товары и продукты питания из Польши, Литвы и Германии, нефтепродукты и стройматериалы из Литвы, подержанные автомобили из Германии, Голландии и Польши.

Лидирующее место по экспорту и импорту занимают европейские страны дальнего зарубежья, в частности Польша и Германия, Литва, на которые в 1998 г. пришлось 56% экспорта из области и 59% импорта. При этом Польша занимала первое место в калининградском экспорте, а Германия – в импорте. На страны СНГ приходится лишь 4-5% всего товарооборота. Что касается других регионов России, в вывозе преобладают потребительские товары (значительную часть которых составляет реэкспорт). Ввозится в основном сырье, включая энергопродукты (в том числе электроэнергия). Все еще не сняты полностью проблемы, связанные с транзитом через Литву, которые влекут за собой дополнительные затраты на транспортировку продукции.

Основными торговыми партнерами Калининградской области являются страны Балтийского региона. Это естественно, поскольку они являются ее ближайшими соседями. Одновременно они являются и конкурентами на международном рынке, поскольку производят сходные виды продукции. Анализу должны быть подвергнуты оба эти аспекта с тем, чтобы определить наиболее перспективную будущую специализацию области на балтийском рынке, а также перспективные направления кооперации.

Невелики объемы полученных областью прямых иностранных инвестиций. Хотя режим ОЭЗ и дает области определенные преимущества, небольшие размеры внутреннего рынка во многом сводят эти преимущества на нет. Деятельности совместных и иностранных предприятий на российский рынок мешают проблемы транзита через территории других стран. А экспортной ориентации производства – конкуренция со стороны соседних Польши и Прибалтийских стран, имеющих не менее привлекательные условия. Однако все перечисленные возможности не используются еще и вследствие малой активности в этом направлении региональных властей. К 1 октября 1998 г. объем прямых иностранных инвестиций в области составлял всего 96 млн. долларов. В расчете на душу населения объем иностранных инвестиций составил всего 100 долларов. Недостаточно активны в качестве инвесторов и многие балтийские соседи Калининградской области. Половина всех накопленных к 1998 г. инвестиций поступила из Белоруссии.

Значительную часть привлеченных в Калининградскую область «иностранных» инвестиций составляют «псевдо­иностранцы» – российские капиталы за рубежом (Виргинские острова, Маршалловы острова, Панама и др.). Это, однако, нельзя считать негативным фактором: так или иначе, приток размещенных за рубежом российских капиталов означает, что их владельцы надеются на развитие экономики региона.

Вкладываются в экономику области средства из соседних стран Балтийского региона – Германии, Польши, Литвы, Швеции. Но они несопоставимы с числом фирм, созданных предпринимателями этих стран, чаще совместно с российскими партнерами, на территории области. Из общего числа фирм (почти 1300) польские инвесторы участвуют в деятельности более 400, литовские – 260, немецкие – свыше 250.

Калининград имеет предпосылки для того, чтобы стать одним из самых успешно развивающихся «полюсов роста» в Балтийском регионе, особенно если учитывать его перспективную функцию как моста между Востоком и Западом. Но для достижения этой цели еще необходимы серьезные усилия. Важным направлением является использование опыта соседних Прибалтийских государств и Польши в привлечении и регулировании использования инвестиций. Большими возможностями инвестирования обладают развитые страны Балтийского региона. К тому же Германия имеет хороший опыт капиталовложений в постсоциалистические восточные земли (куда вкладывалось в среднем 150 млрд. марок ежегодно). Эти возможности, которые предоставляет Калининградской области ее географическое положение в Балтийском регионе, необходимо использовать в полной мере.

В условиях падения курса рубля экспортная ориентация экономики становится более эффективной, этот фактор развития необходимо использовать, как и сравнительное снижение издержек производства (а потому рост прибыли) для иностранных инвесторов при размещении в области производства. Этому способствует и принимаемое сейчас на федеральном уровне решение о снижении налога на прибыль и НДС (что, кстати, может и стимулировать полезную для роста доходов бюджета легализацию теневой экономики).

Географическое положение области благоприятствует сейчас привлечению иностранных инвестиций и экспортной ориентации производства. На это нацелен и механизм ОЭЗ, который региону необходимо непременно сохранить, модернизируя в соответствии с меняющимися условиями. Это — нынешний шанс для области, и его нельзя упустить. Пока область располагает и определенными производственными фондами, и квалифицированными кадрами, и образовательным и научным потенциалом. Есть шанс привлечь инвестора — и иностранного (в том числе «псевдоиностранного»), и отечественного, и надо работать в этом направлении, создавать благоприятный имидж региона, бороться за инвестиции.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Почему Калининградская область при планировании бюджета считается депрессивной территорией?

2. Какие предпосылки имеются для отнесения области к регионам приоритетного развития?

3. Какие отрасли экономики вы считаете наиболее перспективными в области? Почему?

4. Почему падение курса рубля в августе 1998 г. называется рядом специалистов шансом для экономического развития России? В чем выгоды этого падения для экономики области и как она может их использовать?

5. Почему более быстрый рост темпов инфляции по сравнению с ростом курса доллара по отношению к рублю является негативным фактором развития российской экономики? Справедливо ли это утверждение для экономики Калининградской области или отдельных ее отраслей?

6. Считаете ли вы более предпочтительными региональные, вообще российские или иностранные инвестиции для экономики Калининградской области? Приток каких из них более реален для экономики области?


^ 7. КАЛИНИГРАДСКИЙ СОЦИУМ
И РЕГИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ

7.1. Формирование социума

Социально-территориальная общность (социум) «кали­нинградцы» относится к числу не вполне сформировавшихся, недостаточно устойчивых общностей. Ее зарождение началось всего полвека назад. Калининградская область оказалась почти единственной в стране полностью переселенческой территорией (к таковым относятся также Южный Сахалин и Курилы, север Карельского перешейка). Специфика формирования населения области продолжает оказывать определенное влияние на демографическую структуру населения, характер его социальных связей, настроение и поведение жителей.

Переселенческий характер формирования населения области вызвал проблемы адаптации жителей к новым условиям жизни и хозяйственной деятельности, их более высокую по сравнению с остальными регионами страны подвижность, неукорененность. В 1948-1950 гг. свое место жительства покинуло почти 40% переселенцев, в 70-80-е годы показатели миграции по Калининградской области были в три раза выше среднероссийских. Отчасти это объяснялось и спецификой отраслевой структуры хозяйства – наличием 20 тысяч рыбаков и моряков загранплавания, преимущественно молодых возрастов, возвращавшихся после ряда лет работы (при отсутствии постоянного жилья на берегу) на прежнее место жительства, в другие российские регионы.

Вырванность переселенцев (и моряков) из привычных родственно-соседских связей и местных культурных традиций способствовала тому, что в регионе складывался более высокий уровень человеческого отчуждения, одиночества, что оказывало влияние на лидерство региона среди российских областей по числу преступлений, разводов и суицидов, потреблению алкоголя.

Попав в непривычные условия (природно-климатические особенности, материальная культура: архитектура, планировка поселений, быт, инфраструктура, система ведения хозяйства), первые поселенцы практически не смогли преодолеть комплекс «временного жильца», «чужака».

С другой стороны, выраженные черты маргинальности в 90-е годы способствовали большей социальной и экономической мобильности населения, адаптации к меняющимся “правилам игры”. Ориентация на себя, более высокая личная ответственность заставляли людей самостоятельно искать выход из сложившейся ситуации без опоры на механизмы самоорганизации, государственный или иной патернализм.

В результате в Калининградской области сформировался несколько иной по сравнению с типичным для России социокультурный тип личности, отличный как от западноевропейского, так и от центральноевропейского. Кроме более высокой личной ответственности можно отметить повышенную ориентацию на закон, правило, норму как регулятор отношений и поведения в противоположность личным контактам и иерархической зависимости от вышестоящего руководителя, способствующие в настоящее время сравнительно меньшей мафиозности в деловых отношениях и значительно большей выраженности социальных институтов гражданского общества европейского типа.

При смене поколений эффект чужеродности и неукорененности стал исчезать. В отличие от своих родителей второе и третье поколения переселенцев не испытывают своей чужеродности в данном месте. Однако родившиеся в области еще не стали решающим образом преобладать в составе населения.

В настоящее время местные уроженцы, по нашим подсчетам, составляют лишь 44% (по другим данным, 52%) населения области. Из них 24% относится к первому поколению, 20 – ко второму. То есть и сейчас население области носит в основном переселенческий характер. Приток населения из других регионов с ежегодным положительным сальдо миграции 1-1,5% усиливает эту особенность населения области и не способствует формированию автохтонного населения. Определенные сложности при формировании социально-территориальной общности населения привносит его неоднородный национальный состав: русские составляют только 78%, тогда как в областях, составляющих ядро расселения русской нации, – 90-95% населения. Национальный состав населения усложняется в связи с усилившимся в последние годы притоком жителей Средней Азии, Казахстана, Закавкавказья.

Проведенные при участии авторов исследования общественного мнения позволяют выявить специфические черты населения области, его сходство и отличия по сравнению другими регионами страны10.

На вопрос о чувстве принадлежности к району, месту жительства (населенному пункту), области или всей России отвечавшие на вопросы анкеты так же, как и в других регионах России, отмечали, что самое сильное чувство принадлежности испытывают по отношению к своему месту жительства (37%) и России (40%). Принимая во внимание небольшую территорию и эксклавное положение Калининградской области, ее жители выразили чувство принадлежности к области намного сильнее среднего показателя: 16% заявили, что самым сильным у них является чувство принадлежности к области (по сравнению с 8% в Красноярском крае, 11 в Воронежской области и 4 в Ленинградской). Самое сильное чувство принадлежности к области выражается людьми старше 50 лет и жителями малых городов и сельской местности. Национальная принадлежность сильнее всего выражается пожилыми людьми, живущими в деревнях, а принадлежность к общине, наоборот, у молодого поколения горожан, особенно калининградцев. Большинство опрошенных не хочет покидать эти места и переезжать в другие регионы России или в другие страны: более 70% вообще не хотят куда-либо переезжать.

В отношении геополитической идентификации России ее в большей или меньшей степени считают частью бывшего социалистического лагеря (36%); обладающей собственной национальной самобытностью (29%); что Калининградская область не является частью Европы (16%); Российской империей (15,5%) или Азией (3%). Однако при сравнении с другими регионами жители Калининградской области имеют тенденцию чаще соглашаться, что Россия принадлежит к западному миру, но они все еще представляют меньшинство (27%). Это прежде всего молодежь.

Стереотипное восприятие других стран также может предоставить определенную информацию о распределении геополитических суждений населения. Результаты проведенного в Калининградской области опроса схожи с результатами, полученными в других регионах России. Налицо тенденция несколько негативного восприятия государств Прибалтики (обычная оценка отношения – «довольно хорошо» или «довольно плохо»). Более позитивно отношение калининградцев к Украине, и особенно к Белоруссии. Среди зарубежных стран, не входивших в состав бывшего СССР, наиболее позитивно воспринимается Франция и Финляндия.

Что касается геополитической идентификации Калининградской области, то половина опрошенных заявила, что область является частью Российской Федерации, и еще 34% отметили, что она одновременно входит в состав РФ и Балтийского региона. Только 17% считают, что она ближе всего к Балтике. Эти данные показывают, что в Калининградской области сепаратистские настроения не имеют под собой серьезного основания.

Свыше 80% населения Калининградской области уверено, что Россия и Белоруссия должны как можно скорее объединиться и что для области это будет положительным фактором.

Сохранению связей с остальными российскими регионами и другими частями бывшего СССР способствует и значительный миграционный прирост населения. Своего пика миграция достигла в 1994 г., когда механический прирост населения достиг 2% (18 тыс. человек) от численности жителей области. В 1995 г. он сократился до 8-10 тыс. человек. Миграция позволила укрепить и калининградское село. Туда за 1989-1996 гг. переселилось 25 тыс. мигрантов, в значительной мере из Казахстана и республик Средней Азии (русских, немцев, корейцев, казахов и др.). В демографическом плане миграция позволила компенсировать потери от падения уровня рождаемости и роста смертности, обеспечила область более квалифицированными и активными работниками, а отчасти и обусловила некоторый приток капитала.

В то же время столь бурная миграция порождает ряд проблем. С одной стороны, требуется изыскать новые рабочие места, что довольно сложно в условиях значительной безработицы. С другой стороны, активное поступление носителей иных культур усиливает культурную, а вслед за ней и этническую напряженность в регионе. Старое и вновь прибывшее население встретят еще немало проблем на пути гармонизации своих отношений и интеграции в единый социум.

Освоение Калининградской области происходило под влиянием двух противоположных тенденций. С одной стороны, сказывалось наличие «советского» социума (ввиду отсутствия местной русской культурной среды регион стал практически единственным полностью советским в культурном смысле районом СССР). С другой стороны, большое влияние оказывало активное проникновение в бытовую среду образцов и стилей западной культуры. Такое проникновение было обусловлено как интенсивными контактами с соседней Литвой, наиболее «прозападной» из советских республик, так и экономической специализацией области (благодаря работе в рыбопромысловом и транспортном флоте четвертая часть населения области так или иначе попадала за пределы СССР, имела относительно высокие заработки и доступ к благам западной цивилизации).

7.2. Специфика социума

По сравнению с рядом российских регионов население Калининградской области более успешно адаптируется к новым социально-экономическим условиям, достаточно чутко реагирует на изменения среды (рыночной конъюнктуры, нормативной базы и др.), адекватно воспринимает активизацию экономических процессов (инвестиции, новые экономические возможности, создание новых производств), проявляет довольно высокую экономическую активность. С точки зрения политических предпочтений регион никак нельзя назвать «красным», хотя и демократические, рыночные, либеральные ценности не являются здесь преобладающими. Тем не менее регион «продвинут» в плане восприятия и реализации рыночных реформ гораздо сильнее, чем многие другие российские регионы, а значит, в той или иной степени подготовлен к разворачиванию их нового этапа.

Комплексная оценка переходного периода является основным фактором, влияющим на проявление различных типов политического и экономического поведения. Половина респондентов считает, что переходный период продлится от 5 до 20 лет, а другая половина уверена, что он будет продолжаться от 20 до 50 лет и даже дольше. Происшедшие с 1992 года перемены в общем оцениваются довольно сдержанно: 70% считает, что их жизнь существенно не изменилась; они ближе к группе Б, и их численность постоянно увеличивается. Меньшинство состоит из двух групп населения, придерживающихся противоположных взглядов: 11% думает, что стали жить лучше, а 18 – что хуже.

Поведенческий анализ позволяет точнее идентифицировать экономическую культуру населения Калининградской области. Все опрошенные, проживающие в различных регионах России, отдают предпочтение модели, где государство играет лидирующую роль в экономическом развитии страны. Жители Калининградской области занимают средние позиции; их мнения схожи с мнениями населения Воронежской или Красноярской областей.

Треть участвовавших в опросе, проводимом в Калининградской области, ответила, что руководители промышленных предприятий должны в первую очередь решать коммерческие проблемы (снижение стоимости товара, получение прибыли и производство новых товаров для повышения конкурентоспособности). Люди осознают потребность реструктуризации экономики: из трех вышеприведенных коммерческих задач на первое место ставится проблема наращивания производства. Схожесть экономического поведения населения различных российских регионов, несмотря на разнообразие мнений относительно геополитической и национально-этнической принадлежности, свидетельствует о силе и эффективности процесса “советизации” Калининграда. Она также показывает, что экономическая культура в области не страдает излишней консервативностью, несмотря на ее бывшую милитаризацию. Более того, в противовес широко распространенным представлениям, свободная (Особая)экономическая зона в Калининградской области воспринимается скорее позитивно (53%) или нейтрально (37%). Только 5% опрошенных выразило свое негативное отношение.

Анализ мнений относительно потенциала экономического развития Калининградской области позволяет проследить, как население идентифицирует область в экономическом плане. На основании ответов на вопрос о приоритетных направлениях развития можно выделить три группы респондентов. Первая отдает предпочтение рыбной промышленности (82%) и агропромышленному комплексу (65%). Состав этой группы довольно размыт, однако здесь чаще можно встретить старшее поколение и сельчан. Вторая группа близка к группе А: здесь в качестве приоритетных областей развития отмечаются почтовая служба (62%) и туризм (44%). В третью группу входят представители практически всех категорий; предпочтение здесь отдается в основном добыче и обработке янтаря (59%); судостроение и высокотехнологичные отрасли производства отмечаются как менее всего важные.

Другой вопрос: каковы основные резервы развития Калининградской области? Практически все опрошенные главным потенциальным резервом отмечают доступ к Балтийскому морю. В среднем вторым по значимости многими опрошенными называется добыча полезных ископаемых. Третьим резервом развития является «близость к ЕС» и «природная среда». С точки зрения общественного мнения, стратегическое положение области, квалифицированность и стоимость рабочей силы не представляют большой значимости для развития области.

Напрашивается много интересных выводов. В экономическом плане Калининградская область идентифицируется в первую очередь с морем (доступ к Балтике, рыбная промышленность, портовая инфраструктура) и во вторую – с природными ресурсами (сельское хозяйство, янтарь, полезные ископаемые и “природная среда”). Другой вывод состоит в том, что, похоже, население сходится во мнении относительно многих отраслей и потенциальных резервов развития: все отмечают добычу и обработку янтаря и природную среду, многие отмечают рыбную отрасль, агропромышленный комплекс, доступ к морю, полезные ископаемые. В общем и целом, несмотря на широкий спектр мнений по поводу специфики положения области в рамках России, взгляды населения на ее экономическое развитие совпадают с мнением жителей других провинциальных областей страны. Социальные и демографические факторы, несомненно, играют важную роль, схожую в своих проявлениях с ситуацией в обществах других экономических типов.

C учетом значительного внешнего воздействия из-за рубежа при неустойчивости социально-территориальной общности в регионе необходима более активная, чем обычная для России, воспитательная политика в сфере образования. Она является составной частью более широкой культурной политики, которую также еще следует подробно обосновать. Ее основные положения начинают обсуждаться и увязываться с общероссийской проблематикой.

7.3. Региональная культурная политика

Развитие российского социума на современном этапе зачастую вызывает к жизни противоречивые мнения, суждения и теории. Одни из них провозглашают «принципиальную непредсказуемость» функционирования социального пространства, опираясь на алогизмы в политике, экономике, культуре и образовании. Другие, основываясь на системном подходе, говорят о «закономерном проявлении энтропийных процессов в точке бифуркации социогенеза». Человеческая цивилизация вступила в пятую волну научно-технического прогресса, фундаментом которого являются достижения в области естественных наук, однако в ряд важнейших задач встает создание социальной базы для практического освоения и дальнейшего развития этих достижений российской и мировой научно-технической мысли. Отечественные и зарубежные глобалисты единодушно утверждают: без новой культуры, без инновационного обучения человечество обречено на катастрофу.

В настоящее время российское общество переживает глубокий кризис: падает производство, снижаются доходы населения, увеличивается явная и скрытая безработица, усиливается социальная дифференциация, процветает преступность. Под ударами стихийных процессов, сопровождающих переход общества от административно-командной к рыночной экономике, оказались не только многие социальные слои, но и целые сферы общественной жизни, в том числе наука, здравоохранение, образование, и в первую очередь собственно культура. Остающаяся без серьезной государственной поддержки, она оказывается в критическом положении. Рыночные отношения, с необходимостью развивающиеся и в сфере культурной деятельности, способствуют появлению псевдокультуры, поставляющей отнюдь не лучшие образцы человеческого поведения. Происходит вытеснение отечественного искусства западным ширпотребом самого низкого пошиба, рассчитанным на низкие потребности и вкусы части населения. Увеличивается отрыв широких слоев народа от веками накопленного культурного потенциала, утрачивается культурное наследие, не осваиваются должным образом ни традиционные, ни новые ценности и нормы. Ни одно общество не может функционировать и развиваться без системы ценностей, так как превращается в хаотичную толпу либо регрессирует к низшим формам организации. Институты, которые призваны обеспечить приобщение людей к этим ценностям и нормам социальной жизни, сами переживают тяжелый кризис. Воспроизводство культуры становится все более проблематичным.

В последние годы стали разрушаться основы той ценностно-нормативной системы, которая долгое время являлась каркасом государственной культурной политики. Вместе с тем не было выработано иной ценностно-нормативной системы того же масштаба и порядка, которая смогла бы стать новой ценностной основой развития социума, сформировавшегося в рамках СССР. В этой ситуации актуализировались ценностные системы иной природы – национальная и конфессиональная, что способствовало дезинтеграции сознания общества, а также политической и территориальной дезинтеграции государства, распаду его культурного и экономического пространства.

Становится совершенно ясным, что без возрождения культуры невозможно и возрождение общества в целом, возрождение России. Одной из важнейших задач поэтому является разработка и последовательное и неуклонное проведение единой государственной культурной политики. Государственная культурная политика (политика государства в области культурного развития) представляет собой совокупность принципов и норм, которыми руководствуется государство в своей деятельности по сохранению, развитию и распространению культуры, а также саму деятельность государства в области культуры.

Разумеется, в реализации культурной политики не может быть возврата к прежней модели централизованного управления культурой. Речь идет о новой модели общественно-государственного регулирования культурной жизни при самом активном и целенаправленном участии государства в регулировании социокультурных процессов.

Сложность проведения в жизнь единой государственной культурной политики тесно связана с неразработанностью ее региональных аспектов, что стимулирует стихийные процессы регионализации единого социокультурного пространства Российской Федерации. Регионализацию социокультурного пространства нельзя рассматривать лишь в качестве фактора политического сепаратизма регионов, нарушения принципов равного достоинства социальных и этнических общностей Российской Федерации, так как политически и культурно оправданная регионализация может стать важнейшим условием поиска регионами своего места в составе российского социума в современных условиях. Но нельзя игнорировать и тот факт, что уже сегодня процесс формирования региональной культурной политики во многих регионах стал предметом острой политической борьбы. Поэтому остро стоит вопрос о разработке государственной региональной культурной политики, представляющей собой прежде всего ту систему принципов, норм и идеалов, из которой должны исходить федеральные и региональные органы государственной власти при принятии управленческих решений, касающихся сферы культуры того или иного региона.

В каждом конкретном российском регионе государственная культурная политика трансформируется в региональную культурную политику, учитывающую особенности геополитического, социально-политического и этнокультурного развития. Чем больше этих особенностей, тем острее вопрос о выработке государственной региональной культурной политики, представляющей синтез федеральных и региональных интересов культуры.

Поясним вышеуказанные особенности на примере исторического и культурного прошлого Калининградской области.

С древнейших времен до окончания второй мировой войны территория современной Калининградской области никогда не являлась самостоятельным историко-культурным ареалом. Здесь шло активное взаимодействие трех культур – балтийской, германской, славянской. Специально не рассматривая истоки, развитие и специфику этого взаимодействия, можно отметить, что начиная с конца XVII века и до начала второй мировой войны Восточная Пруссия являлась местом российско-германских контактов в политической, экономической и культурной сферах. Многие страницы отечественной истории связаны с историей нашего края и увековечены в памятниках материальной и духовной культуры.

После того как в 1946 году образовалась Калининградская область, оставшееся немецкое население было выселено, его место заняли переселенцы из разных республик и областей СССР, среди которых преобладали русские. Произошло полное переименование населенных пунктов и природных объектов, активно развивались традиции российской культуры в ее послевоенном варианте. В то же время оторванность от исторической родины, отсутствие базы народной культурной традиции, характерной для коренных областей России, оказали воздействие на формирование специфических черт культуры нового российского региона. Так, даже с исчезновением носителей немецкая культурная традиция окончательно не прервалась, остался пласт памятников материальной культуры, который способствовал сохранению некоторых ее черт, прежде всего в быту нового населения (система домостроительства, отопление, коммуникации и т. д.).

Надо иметь в виду, что эксклавность и геополитическое положение Калининградской области делают ситуацию уникальной. Во-первых, идет процесс формирования области как центра сохранения и развития российской, прежде всего
русской, культуры, процесс, ориентированный и на все русскоязычное население стран Балтии. Во-вторых, область становится передовым рубежом российско-европейского взаимодействия, в том числе и в сфере культуры. В-третьих, население области испытывает активное культурное воздействие со стороны иных культур соседних стран и народов.

Можно легко обнаружить известную уязвимость русской культуры в центре Балтийского региона, тем более, что эта культура не имеет веками выработанных «защитных механизмов», столь характерных для менее крупных народов. Эти обстоятельства с особой силой требуют взвешенной, тщательно отработанной, многоцелевой и долговременной региональной культурной политики.

И.С. Кузнецова отмечает, что культурная политика в Калининградской об­ласти должна быть подчинена реше­нию государственных задач, отвечать интересам населения области. Она формулирует основной принцип политики в сфере культуры следующим образом: сохранение и развитие рос­сийской культуры с целью укрепления российского присутствия в данном регионе11.

Культурная политика должна стать важнейшим компонентом образовательной политики в Калининградской области. При ее разработке необходимо учесть региональную специфику, отличающую область от «коренных» российских территорий. Развитие в Калининградской об­ласти российской культуры, особенно в силу ее исторически непродолжительного присутствия на данной территории, включает усиление связей с другими российскими регионами. Отдельные мероприятия совместно с некоторыми областями РФ проводятся; этот опыт целесообразно расширять и совершенствовать.

Принципы государственной региональной политики в сфере культуры Калининградской области должны иметь следующие характерные черты12. Во-первых, обеспечивать равенство и самоценность культур этнических и социальных групп, представленных в регионе, уважительное отношение к культурному наследию предыдущих эпох. Весьма существенно органичное соединение эстетического и гуманитарного образования с традициями народной культуры, прикладного искусства и ремесел, включая эстетику окружающей среды, городского и сельского быта – жилья, предметов домашнего обихода и досуга, одежды и украшений. Социальная ценность народной культуры заключается в том, что она является одним из важных каналов приобщения личности к богатству и многообразию духовного наследия, а занятия народными промыслами, ремеслами, знание народных традиций и обычаев способствуют развитию ее способностей и творческой самореализации.

Однако особое положение Калининградской области, ее история и острые проблемы современного экономического политического развития ставят национальную русскую культуру в положение, которое можно охарактеризовать как перманентное испытание на прочность. Всякая развитая культура, представляя собой многомерное и многоплановое образование, включает в себя не только предметное и поведенческое, но и интериорное состояние, в котором наряду с отрефлектированными и систематизированными слоями сознания содержится и то, что связано с глубокими экзистенциальными уровнями человеческой психики, с так называемыми «архетипами» сознания, ментальностью, то, что находит свое выражение прежде всего в языке обычаев, ритуалов, верований, символов и т. д. Эти трудно поддающиеся научному познанию глубинные слои культуры играют огромную роль в жизнедеятельности человека и служат своеобразным «защитным поясом» культуры, системой нравственных и эстетических координат практической деятельности людей. Выработанные веками идеалы и ценности ориентируют человека в окружающем мире, помогают принимать адекватные решения и нести ответственность за них и вытекающие из них поступки. В условиях деформации национальной культуры и образующегося «идеологического» или «экзистенциального» вакуума происходит разрушение «ядра» культуры, следствием чего выступает маргинализация личности и утрата национальной самобытности народа.

В связи с этим значительно обостряется и проблема национальной самоидентификации, самосознания себя как единого народа, как части народа России. Такое понимание особенно важно для людей, живущих в Калининградской области в известном отрыве от «большой» России.

Значительную роль в процессе самоидентификации играет русская православная церковь, представляющая духовные потребности многих наших соотечественников. Будем иметь в виду, что дело вовсе не в официальной государственной статистике о числе верующих или количестве прихожан. Дело в том, что русский человек с детства, можно сказать, «с молоком матери » (и не только благодаря семейному воспитанию, но и через великое наследие русской культуры, литературы и искусства) усваивает основные, не всегда рационально осознаваемые духовные и нравственные ценности, определяющие его «веру, надежду, любовь». Именно они обеспечивают человеку индивидуальную целостность, единство психической жизни, устойчивое внутреннее ядро, которое интегрирует и все остальное, в том числе социальные роли и социальные функции, определяют смысл его бытия.

Во-вторых, государственная региональная культурная политика должна содействовать самореализации каждого человека на основе общечеловеческих, национальных и локально-территориальных культурных ценностей.

Предполагается государственная поддержка и поощрение новых талантливых произведений. Естественно, намечается протекционизм в обеспечении развития русской культуры, поскольку русские составляют большинство населения области. Инновации, способствующие проявлению еще не раскрытого культурного потенциала, требуют целенаправленного вложения в них материальных средств. Поддержка инноваций предполагается в традиционной и нетрадиционной областях культурной деятельности, в сфере как «высокой», так и массовой культуры – инноваций и содержательных, и технологических, и организационных, и экономических. Культурные инновации – необходимый элемент социального и экономического развития области.

На особое внимание и заботу вправе рассчитывать творческие деятели культуры. Сейчас, как никогда, важна поддержка художественной элиты.

В связи с этим необходимо наряду с разработкой и реализацией комплекса мер по внедрению современных методов экономической деятельности в сфере культуры удержать и развить решающую роль финансирования культуры из государственного бюджета, по крайней мере на весь переходный период.

В целом же «антирыночная» стратегия в сфере культуры является важнейшим фактором, обеспечивающим нравственные основы всей общественной жизни.

В-третьих, необходимо способствовать оптимальному вхождению в рыночные отношения различных субъектов региональной культурной политики, ограничивая отрицательные последствия их коммерциализации.

Необходимо определить и обеспечить бюджетное финансирование таких секторов сферы культуры, которые не в состоянии выжить сами в рыночных отношениях. Важным условием сохранения и развития культуры в этих отношениях, особенно на селе, является обеспечение общедоступности к ценностям отечественной и мировой культуры, осуществление политики протекционизма, предоставления определенных льгот и преимуществ в области культуры наименее экономически и социально защищенным слоям и группам населения.

Не впадая в соблазн простоты крайностей следует подойти и к оценке так называемой «массовой культуры». Будучи необходимым компонентом демократического общества, основанного на рыночной экономике, ее содержание и характер во многом определяются как общей культурой населения, так и сознательной направленностью на организацию спроса на те или иные продукты индустрии потребления. Принципиальная универсальность и внеэлитарность массовой культуры обеспечивают ей громадный потенциал воздействия на общественные процессы. Она способна интегрировать людей и целые общественные группы, формируя у них те или иные общие ценностные ориентиры; благодаря зрелищности и развлекательности обеспечивает эмоциональную разгрузку и игру воображения, осуществляя тем самым важную рекреативную функцию; наконец, при определенных условиях служит приобщению широкой массы людей к достижениям мировой и национальной культур. Задачи государственных учреждений в этой сфере – всячески содействовать здоровым началам и тенденциям в сфере массовой культуры, поощрять все то, что находится в русле главных целей государственной культурной политики.

В-четвертых, поддерживая диалог различных культур в условиях фактического превращения региона в своеобразное поле взаимодействия европейской и российской культур, обеспечить регулирование этого процесса.

Важным требованием современности является понимание и принятие чужой культуры. Лишь при взаимодействии, встрече, диалоге различных культур становятся видимыми и понятными основы и особенности собственной культуры.

В то же время возникает обеспокоенность, что стихийное проникновение элементов западной культуры в регион ведет к подавлению ими местных культурных новаций, что особенно ярко проявилось на кинорынке. Именно поэтому процесс взаимодействия европейской и российской культур в регионе нуждается в осторожном (взвешенном) подходе и регулировании.

Главные цели региональной культурной политики и реализуются в приоритетных направлениях культурной деятельности:

– сохранение и использование историко-культурного наследия в рамках региона;

– поддержка инноваций, обеспечивающих разнообразие форм культурной жизни и рост регионального культурного потенциала ;

– активизация культурной жизни малых городов и сельской местности;

– развитие образования и науки в сфере культуры и искусства для обеспечения воспроизводства творческих сил и укрепления перспективных творческих направлений.

Общей правовой основой осуществления задач развития культуры в регионе являются «Основы законодательства Российской Федерации в области культуры» и другие законодательные акты Российской Федерации. Надо иметь в виду, что демократизация общественной жизни предполагает осознание того, что государственные интересы не поглощают целиком интересы региональные. Специальная программа культурного развития региона могла бы обеспечить взаимодействие федеральных, региональных и местных властей, исключающее как необоснованное вмешательство высших органов власти в решение возникающих проблем, так и их самоустранение от необходимых решений.

Говоря о государственном регулировании в области культуры, надо отметить следующее. Во-первых, необходимо предусмотреть создание такого механизма, который бы позволил преодолеть негативные по отношению к российской (русской) культуре процессы, связанные с превращением региона в эксклавную территорию, являющуюся передовым рубежом российско-европейского взаимодействия. Во-вторых, федеральные органы государственной власти могли бы гарантировать, что в социокультурной сфере будут определены приоритеты, имеющие общероссийское значение, выделены механизмы их реализации, включая источники финансирования. В-третьих, учитывая то, что возможности федерального финансирования сегодня крайне лимитированы, федеральные органы государственной власти могли бы предусмотреть и гарантировать создание условий и механизмов для саморазвития региональной сферы культуры.

Среди методов, которые можно использовать для государственного стимулирования культурных процессов в рамках программы, следует отметить такие: налоговые льготы для тех хозяйствующих субъектов, которые вкладывают средства в приоритетные направления развития культуры в регионе; нефинансовые методы, направленные на развитие инфраструктуры в сфере культуры (от обеспечения информацией и средствами связи до развития материально-технической базы культуры); финансовые методы: всякого рода субсидии, займы, льготные кредиты (подобного рода финансовые льготы должны быть связаны с выполнением определенных задач, следующих из целей программы); наконец, может быть использовано такое средство, как создание локальных и функциональных зон межкультурного сотрудничества.

Использование всех указанных методов программы связано с привлечением значительных финансовых ресурсов. В связи с этим федеральные органы государственной власти должны предусмотреть и гарантировать предоставление области субвенций с федерального уровня на развитие сферы культуры.

Проведение в жизнь взвешенной, тщательно выверенной и научно обоснованной программы культурного развития региона внесет свой вклад в достижение главных целей государственной культурной политики в целом: развитие и самореализация личности, гуманизация общества, сохранение самобытности всех народов, утверждение их достоинства, межнациональное и международное культурное сотрудничество, обеспечение связи процессов создания и сохранения культурных ценностей, приобщение к ним всех граждан – с развитием демократии, социально-экономическими реформами, укреплением целостности и суверенитета России.

7.4. Международный аспект
региональной культурной политики

Активная культурная политика в Калининградской области имеет в силу ее геополитического положения весьма серьезный международный аспект. В Калининграде открыты Немецко-Русский дом, польское и литовское консульства, работает Почетный консул Швеции. Широкие культурные связи развиваются с Данией, Францией. В целом позитивные международные культурные связи в Калининградской области имеют свои особенности.

А.И. Кузнецов, руководитель представительства МИД РФ в Калининградской области, обращает внимание на сложности развития культуры в нашем регионе как эксклавном регионе России, находящемся в окружении иных культур, привлекая к анализу известную концепцию борьбы цивилизаций С. Хантингтона. Согласно вытекающей из этой концепции парадигмы, Ка­лининградская область является цивилизационным анклавом и источ­ником цивилизационной напряжен­ности. Если бы это было не так, считает А. И. Кузнецов, то не было бы того бесконечного пото­ка научной и околонаучной литера­туры, которая публикуется в много­численных политических центрах Германии, Литвы, Польши и других стран по вопросам, относящимся к существованию Калининградской области. Во всех этих работах доми­нирует один посыл - существование Калининградской области является вызовом (challenge) западноевропей­ской цивилизации.

А.И. Кузнецов пишет: «Все мы плохо представляем себе, как в разви­тии культуры в Калининградской области найти удовлетворительный компромисс между двумя крайностя­ми: между анклавом, но подвер­женным сильному влиянию соседей, развитием и культурным противопо­ставлением себя им же… Первый путь развития приведет к сильной вестернизации калининградских русских и почти неминуемому конфликту с Центром (обвинения в сепаратизме), а второй - к конфликту с соседями. Существова­ние же Калининградской области немыслимо без хороших отношений и с Центром, и с соседями…»13.

По мнению А.И. Кузнецова, специальная культурная программа для Калинин­градской области ввиду большой важности могла бы быть отнесена к разряду прези­дентских. Такая президентская про­грамма имела бы три основные цели. Во-первых, она обеспечивала бы та­кое развитие культуры, чтобы кали­нинградский остров не оторвало от российского культурного матери­ка. Во-вторых, помогала бы само­утверждению и цивилизационному закреплению здесь россиян, и, в-третьих, гармонизировала бы отношения с соседями.

С полезностью и даже необходимостью такого содержания программы нельзя не согласиться. Многие ее стратегические установки могут и должны реализовываться через образовательную политику путем привнесения в нее регионального компонента.

И.С. Кузнецова формулирует следующий важный принцип региональной культурной политики: обеспечить влияние российской культуры на окружающие страны с целью форми­рования привлекательного образа российского народа и государства. Она отмечает, что активная культурная политика в государствах Прибалтики имеет исключительно большое значение для русских общин, поддерживая их, спо­собствуя сохранению российской культуры, российского менталитета, ориентации на отношения с истори­ческой Родиной14.

Имеются контакты и в сфере образования, однако пока недостаточно тесные и целенаправленные. Калининградская область призвана стать центром образования русского населения Прибалтики. Однако для этого следует принять меры к конвертации дипломов калининградских учебных заведений на Западе. Ряд шагов в этом направлении калининградскими вузами уже сделан, но речь пока идет об отдельных совместных программах, в рамках которых выдаются два диплома – российский и зарубежный. Число участников таких программ невелико. Проблема должна быть решена в глобальном плане, обеспечивая признание сначала дипломов калининградских вузов, а затем и других образовательных учреждений. После решения вопроса о конвертации на Западе российский дипломов вообще (этот вопрос не только поставлен, но, насколько нам известно, близок к решению) эта проблема будет решена окончательно.

Очень актуальна активная деятельность по созданию на Западе и в Прибалтике привлекательного образа Калининградской области, поскольку и в отношении России в целом, и применительно к Калининградской области в частности, имеет место не только позитивная деятельность по формированию общественного мнения. Есть, однако, и многочисленные примеры, способствующие развитию равноправного
сотрудничества. Например, к развитию взаимных связей призывают A. Zänker (1995)15 с показательным названием книги – «Будущее – на Востоке», G. Gornig16 и др. Но так или иначе, для создания более благоприятного имиджа Калининградской области на Западе требуются немалые усилия. Они должны стать составной частью региональной культурной, в том числе образовательной, политики, основывающейся на международном сотрудничестве.

Взаимовыгодное международное сотрудничество в сфере культуры, образования и науки имеет в регионе все большее значение. При этом в последнее время международные программы технической помощи (раньше действовавшие одноканально – с Запада на Восток) трансформируются в совместные проекты, в которых обе стороны – западная и российская – играют равноценную роль, хотя финансирование осуществляется преимущественно зарубежными партнерами. Например, образовательные программы, осуществляемые совместно с датскими партнерами, по признанию последних, приносят им много пользы в ознакомлении с российскими концепциями педагогики и методики преподавания. Взаимовыгодными являются договора калининградских вузов с учебными заведениями Германии, Польши, Швеции, Дании и других стран.

Таким образом, региональная культурная и образовательная политика должна основываться на принци­пах упрочения и развития российской культуры, ее воздействия на окру­жающий мир как внутри региона, так и вне его. Она должна учитывать и прежнее историческое наследие, и особенности культуры соседних государств, преломляя их через потенциал российской культуры. На этой основе культура может способствовать формирова­нию самосознания калининградцев, благотворному преобразованию социальной сре­ды, формированию позитивного отношения со стороны жителей соседних стран к российскому народу и государству, к Калининградской области как его неотъемлемой части.

ÂÎÏÐÎÑÛ È ÇÀÄÀÍÈß

  1. Что такое социум?

  2. Отличается ли социум калининградцев от социумов, сформировавшихся в других регионах страны? Если да, то чем?

  3. Ощущаете ли вы этническую неоднородность населения Калининградской области?

  4. Как вы относитесь к усилению притока в Калининградскую область населения из других стран СНГ?

  5. Слышали ли вы об идее Балтийской республики на территории Калининградской области? Что вы думаете об этой идее?

  6. Известны ли вам встречавшиеся ранее предложения о создании на территории области автономной немецкой республики? Что вы думаете о таких предложениях?

  7. Что такое “бархатный занавес”? Считаете ли вы его реально существующим?

  8. Чем отличается образ жизни населения Калининградской области от образа жизни жителей Польши? Литвы? Германии?

  9. Чем можно объяснить наличие международных программ технической помощи России? Как эти программы действуют в Калининградской области? Какую выгоду от них имеет регион?

  10. Считаете ли вы необходимым и возможным усиление культурной и образовательной поддержки русского населения в Прибалтийских странах со стороны России в целом, и Калининградской области в частности?

  11. Должна ли культурная и образовательная политика в Калининградской области отличаться от такой политики, например, в Новгородской области? Если да, то в чем?



^ 8. ТУРИЗМ КАК ПРИОРИТЕТ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

8.1. Факторы и условия развития туризма в регионе

Туризм в Калининградской области назван в числе восьми приоритетных направлений развития региона Федеральной программой развития Особой экономической зоны. Это объясняется, с одной стороны, наличием благоприятных природных и социально-экономических предпосылок и, с другой стороны, теми возможностями, которые предоставляет развитие рекреации и туризма в экономике региона.

Калининградское взморье является одним из немногих приморских регионов России, благоприятных для летнего отдыха населения. Оно не менее привлекательно, чем приморские районы Германии или Швеции, а по некоторым показателям даже превосходит их.

Большинство туристских комплексов ориентировано на прием российских туристов, число которых составляет до 150 тыс. в год. В 1994 году (пик туризма) 61 тысяча иностранных гостей побывала в Калининградской области, из них по служебным делам – 25%, в качестве туристов – 59 и по личным делам – 16. К настоящему времени число туристов несколько сократилось и составляет около 40-50 тыс. в год. Но эти цифры значительно ниже аналогичных показателей большинства балтийских регионов зарубежных государств. Основными препятствиями для иностранных граждан становятся визовые барьеры, отсутствующие, например у конкурирующих с областью рекреационных районов Польши, Литвы и Латвии.

Для российских граждан, ограниченных в денежных средствах, особенно после финансового кризиса 1998 года, отдых на Калининградском взморье, где во многих гостиницах цены предложены в условных единицах, привязанных к доллару, затруднителен. Для состоятельных россиян существуют неограниченные возможности отдыха на престижных иностранных курортах. И тем не менее на летний сезон 1999 г. в большинстве гостиниц курортных городов места забронированы уже в январе.

Главным природным фактором, привлекающим отдыхающих в Калининградскую область, является морское побережье. Среди курортных зон России и прибалтийских стран оно отличается весьма благоприятными климатическими и другими природными условиями. Средняя температура воздуха летом составляет 17-18. Общая продолжительность солнечного сияния составляет более 1800 часов в год, достигая иногда 2200 часов. Это дает возможность продлить время пребывания под солнцем отдыхающих по сравнению с курортами Ленинградской области, Эстонии и Латвии. Температура воды летом колеблется в пределах 17-19, а в наиболее теплые годы поднимается до 20-21.

Для Калининградской области характерно многообразие форм рельефа. С точки зрения восприятия возвышенный рельеф является более привлекательным. С этих позиций наибольшей благоприятностью обладает Самбийский полуостров и район Виштынецкого озера.

Важное рекреационное значение имеют внутренние водоемы: Виштынецкое озеро, Куршский и Вислинский заливы, реки Преголя, Неман, Красная и др. Реки, озера и заливы создают хорошие рекреационные возможности для туристов и любителей рыбной ловли, в том числе зимой на льду заливов.

Важную роль в формировании курортной зоны играет растительный покров. Почти весь он имеет в области искусственное происхождение. В лесопарковых зонах, созданных за счет искусственных насаждений, преобладают хвойные и широколиственные породы, а в прибрежных городах и поселках встречаются редкие и декоративные растения, ввезенные из разных частей света и акклиматизированные в новых условиях.

Широко используются минеральные воды, бромные рассолы хлоридно-натриевого состава, лечебные грязи. Их разведанные запасы обеспечивают потребности санаториев на десятки лет.

Уникальность природы Калининградской области проявляется двояко: во-первых, в большом количестве неповторимых природных комплексов (например, Куршская коса с уникальным дюнными ландшафтами), во-вторых, в искусственном характере природы, многие элементы которой сильно изменены или даже созданы человеком.

Наличие песчаных пляжей, мягкий морской климат, большое число солнечных дней, хвойные и широколиственные леса на побережье, уникальные ландшафты Куршской и Вислинской кос, реки и заливы, минеральные воды и лечебные грязи – все это предоставляет благоприятные возможности для развития туризма, отдыха и лечения.

Большое значение для оценки привлекательности имеют результаты опроса отдыхающих, проведенного летом 1996 г. Социологическому обследованию подверглись 80 рекреантов, которым было предложено ответить на вопросы анкеты. Анализ полученных данных позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, рынком сбыта рекреационных услуг является не только РФ, но и Польша, Литва. Во-вторых, многие приезжающие останавливаются в домах друзей и родственников. Это говорит о притяжении по принципу районов выбытия рекреантов. Выявление этих районов и хорошая реклама могут увеличить число рекреантов. Кроме того, это обусловливает необходимость развития рекреационного обслуживания не только для отдыхающих в организованных местах отдыха, но и для “дикарей”. В-третьих, реально расширение отдыха по принципу обмена квартирами на время отпусков (довольно распространенное в мире). В-четвертых, отдыхающие в целом довольны природными условиями Калининградского морского побережья. Многие отмечают как преимущество относительно невысокие температуры воздуха и воды.

В сеть охраняемых объектов на территории области входят Национальный парк «Куршская коса», заказники «Вис­линская коса», «Дюнный», «Громовский», «Новоселовский», «Каменский», «Майско-Краснополянский», «Виштынецкий», а также 63 памятника природы. Дюнные косы занимают особое место не только в силу их ландшафтного своеобразия и местоположения в контактной зоне между морем и заливами, но и по значимости для региона. Куршская коса с 1988 г. является государственным природным Национальным парком. Уникальны ее 60-метровые песчаные дюны, сосновые леса, соседство моря и залива, животные, охраняемые человеком, – лоси, олени, кабаны. Одновременно эта территория экологически весьма уязвима – со стороны природы (частые размывы) и человека (разрушение растительного покрова и, как следствие, деградация дюн). Вислинская коса не уступает Куршской по привлекательности и природной ценности. Расположенная в пограничной зоне, она долгое время оставалась недоступной для туристов. Уникальность и уязвимость данной территории стала причиной отнесения ее в разряд охраняемых.

Область богата не только природными ресурсами, но и культурно-историческими памятниками в городах и поселках, во многом отражающими историю всего Балтийского региона. Они распространены по территории всей области и некоторые из них способствуют вовлечению в рекреационную деятельность даже городов, не представляющих интереса с точки зрения природных ресурсов (например Советск). Средняя плотность экскурсионных объектов в целом по области составляет приблизительно 80 объектов на 1 тыс. кв. км; это один из наиболее высоких показателей в РФ.

^ Экономические и экологические параметры, а именно возможности курорта и вопросы охраны природы, являются основными факторами, сдерживающими развитие туризма.

Одним из природных факторов, который может в будущем сдерживать рост количества отдыхающих, является вместимость пляжей. Если предположить, что каждый отдыхающий занимает около 6 кв. м пляжа и при этом остается полоса для пешеходов шириной 10 м, то общее теоретическое число отдыхающих составит более 510 тысяч человек. Но вместимость пляжей ограничивает эту цифру до 300 тысяч.

Другим фактором, влияющим на число отдыхающих, является вместимость земель, примыкающих к прибрежной зоне. Считается, что в этом регионе максимально допустимым количеством отдыхающих является 50 чел./га.

В результате человеческой деятельности изменилась естественная растительность этих земель, а леса в основном представлены лесопосадками. Луга тоже носят искусственный характер. На долю лесов, лугов, болот, то есть естественных угодий, приходится лишь около четверти земель. Особенно мала облесенность территории – 17% (в соседней Литве – более 30%, в Швеции – 56, Финляндии – 52). В результате хозяйственной деятельности человека естественный растительный покров здешних земель изменен, лесные массивы – вторичны, то есть представлены в основном лесопосадками. Развитая дорожная сеть (по сравнению с другими областями России) способствует легкой доступности всей территории для населения и обусловливает высокую рекреационную нагрузку на и без того малые по площади ненарушенные естественные ландшафты.

Сложность ситуации проявляется в недостаточном опыте у России в поддержании экологического равновесия в таких природных комплексах. Например многие участки земель области – вблизи Куршского и Калининградского заливов – расположены ниже уровня моря, так называемые польдерные земли, площадь которых около тысячи кв. км. В случае выхода из строя дамб в зоне затопления окажутся 86 тыс. чел.

Среди экономических факторов выделяется прежде всего емкость учреждений туризма. Общая вместимость 76 здравниц – 6300 мест, что дает 64 тысячи человек в год; 12 санаториев могут принять 2500 человек (20 тысяч в год). Количество мест можно увеличить посредством строительства новых и реставрации существующих зданий, многие из которых построены еще до второй мировой войны и представляют исторический и архитектурный интерес. Такая значительная программа работ должна сопровождаться общим улучшением системы здравоохранения, промышленной и социально-культурной инфраструктур.

Существуют планы увеличения мест в гостиницах и пансионатах, расположенных вдоль северного и западного побережья Калининградского полуострова, до 20 тысяч. Кроме того, было предложено построить несколько туристических деревень (примерно по 300 коттеджей в каждой) в прибрежных поселках, включая Морское (на Куршской косе), Куликово и Приморье. Другой путь увеличения числа туристов – привлечение их конкурентными ценами после того, как пик сезона миновал. Сейчас очень немногие приезжают сюда осенью, зимой или ранней весной.

Расположение области на побережье Балтики открывает много возможностей для сочетания сухопутного туризма с международными морскими маршрутами, связывающими страны Северной Европы. Для этого необходимо будет улучшить инфраструктуру морских портов, организовать морские круизы и предоставить широкий спектр услуг для пассажиров. Интересен в этом отношении опыт международных паромных компаний. Например, число пассажиров паромов компаний «Viking Line», «Silija Line» на линии Турку (Финляндия) – Стокгольм составляет до 2 тыс. человек даже в межсезонье. Особенно привлекательным для российских туристов мог бы стать морской круиз из Калининграда в Санкт-Петербург, с заходами в порты стран Балтии, Швеции и Финляндии.

Среди других экономических факторов следует назвать состояние трудовых ресурсов. Одной из новых проблем, возникших в результате изменения экономической ситуации, стал рост безработицы. В Калининграде она превышает 10%, а в небольших городах области – еще выше. Финансовый кризис 1999 г. вызвал новый виток безработицы. Индустрия отдыха позволяет решить эту проблему. Развитие сферы услуг способствует созданию новых рабочих мест не только в сфере туризма, но и в связанных с ней секторах: производстве продуктов питания, сувениров, предоставлении бытовых и транспортных услуг и т.д. В результате доля работников, прямо или косвенно связанных с индустрией отдыха и развлечений, может возрасти до 10-15 %, а доля самого комплекса в производимом совокупном общественном продукте может достичь 15-20 %.

В Калининградской области имеется разработанная программа развития курортно-туристического комплекса. Однако надежды на значительные иностранные инвестиции (около 300 млн. долларов в пересчете по официальному курсу Центробанка) не оправдались. Санаторные учреждения перешли практически на полное самофинансирование.

На региональном уровне имеются органы управления курортно-туристической деятельностью. Комитет по туризму при администрации области включен в Управление по развитию предпринимательства. Главной задачей Комитета является выдача лицензий на право заниматься туристической деятельностью. В Калининградской области среди прочих структур управления туристическим комплексом есть и Управление курортами Калининградской области. Эти структуры, а также Управление архитектуры и Управление строительства могут стать основой для подготовки и реализации новой целостной программы развития туризма, соответствующей изменившимся условиям.

8.2. Зоны развития туризма

Важно говорить не только о наиболее развитых районах Калининградской области, но и учитывать ресурсы области в целом. Можно определить следующие рекреационные зоны:

1) прибрежная (курортная) зона;

2) Куршская коса;

3) Балтийская (Вислинская) коса;

4) южное побережье Калининградского залива;

5) южное и восточное побережья Куршского залива;

6) внутренние районы (Виштынецкий, Лава-Прегольский, Шешупе-Неманский).

В перспективе прибрежная (курортная) зона останется ведущей. Свежий воздух, песчаные пляжи, живописные пейзажи, приморские ресурсы, минеральные воды и в то же время развитая дорожная сеть (по сравнению с другими районами Калининградской области) делают ее доступной для всех желающих и способствуют развитию разных видов отдыха (досуг, лечение и туризм). В перспективе в домах отдыха будет 90 тысяч мест летом и 34 тысячи зимой. Если учесть туристов, приезжающих на короткое время, в этом районе в разгар лета побывает одновременно более 200 тысяч человек. Курортные центры – Зеленоградск, Светлогорск, Пионерский – будут продолжать развиваться в качестве основных центров отдыха и лечения. Западная часть Калининградского полуострова почти совершенно не развита как курортная зона, в то время как природные условия здесь более благоприятны. В перспективе нужно будет развивать Янтарный, Синявино, Покровское и прибрежную зону у Приморска.

^ Куршская коса с 1988 года является уникальным государственным Национальным природным парком. Ее дюны, сосновые леса, соседство с заливом и с морем, охраняемые животные делают косу исключительно красивым местом для отдыха. Но в то же время это очень хрупкое чудо природы. Поэтому экономическая деятельность на большей части ее территории запрещена, а количество приезжих ограничивается. Водные виды спорта, морские экскурсии являются наиболее перспективными видами досуга. Требуется реконструкция, планирование и организация сферы общественных услуг в населенных пунктах (Лесное, Рыбачий и Морское). Новое строительство должно быть осуществлено по индивидуальным проектам в границах существующих поселков. Количество людей, одновременно находящихся в зоне отдыха «Дюны», не должно превышать 450 человек. Вместимость здравниц в перспективе ограничивается числом в 3200 мест. Общая численность находящихся летом на Куршской косе может составлять 6 000 человек, включая обслуживающий персонал и постоянно проживающих. Поселки Лесное, Рыбачий, Морское могут стать основными местами обслуживания туристов.

^ Вислинская коса совсем недавно была закрытой для туристов из-за пограничного режима. Местность эта уникальна не только благодаря природе, такой же прекрасной, как и на Куршской косе, но и своему историческому наследию: руинам замка Тевтонского ордена, крепостям «Западный» и «Пилау», оставшимся от периода шведского владычества. В будущем здесь ожидается принимать около 5000 отдыхающих летом и до 2000 – зимой. Приезжающие должны быть размещены таким образом, чтобы большая часть территории косы оставалась свободной от нагрузок.

^ Южный берег Калининградского залива является одной из наиболее многообещающих зон отдыха, но тут требуются усилия для строительства зданий, планирования и организации инфраструктуры. Территория может принять 20 тыс. туристов, а в перспективе 50-60 тыс. Особенность этого района в том, что он расположен вдоль основных дорог, соединяющих Калининградскую область со странами Европы. Он может быть привлекательным для иностранных туристов, особенно для тех, кто путешествует на автомобиле. Чтобы эта зона вошла в систему международных туристских маршрутов, требуется проведение работ по сохранению и реконструкции памятников истории и культуры (руин рыцарских замков, церквей и домов). Возможна также организация международных морских маршрутов.

^ Юго-восточное побережье Куршского залива богато лесами. Кроме природных ресурсов здесь есть места, имеющие археологическую, историческую, архитектурную и культурную ценность и относящиеся к прусскому, тевтонскому и немецкому периодам. Здесь можно развивать летние виды отдыха, спортивную охоту, рыбную ловлю и водные виды спорта. Возможно создание яхт-клубов в Зеленоградске и Полесске. Перспективно строительство небольших пансионатов (на 25-75 мест), мотелей и кемпингов.

Только северное побережье Калининградского полуострова входит в курортную зону, созданную в довоенное время. Гостиницы, дома отдыха, туристские базы, пансионаты и санатории размещаются в городах Зеленоградске, Пионерском, Светлогорске, поселках Отрадном, Приморье. Пляжи западного побережья в Донском, Янтарном, Мечниково и Балтийске используются в основном местным населением. Пляжи Куршской косы с туристскими базами и пансионатами в Лесном, Морском и других поселках освоены слабо, а Вислинская коса не освоена совсем.

Среди населенных пунктов, играющих важную роль в рекреации, выделяются следующие.

1. Города – курорты Светлогорск и Зеленоградск. Весной 1999 года эти два города и соседний со Светлогорском поселок Отрадное правительственным постановлением признаны курортами федерального значения.

2. Город с развитыми курортными функциями – Пионерский.

3. Рекреационно-оздоровительные центры – поселки городского типа и сельские поселения на северном побережье Калининградского полуострова, а также город Ладушкин.

4. Центры городского туризма – Калининград, Советск, Черняховск и Гусев.

Остальные населенные пункты области пока слабо участвуют в рекреационном обслуживании.

8.3. Превращение туризма в отрасль народного хозяйства

В западных странах туризм стал превращаться в самостоятельную и все более важную отрасль народного хозяйства в послевоенный период, в 1950-е и особенно в 1960-е и 1970-е годы. На него уже сейчас приходится в мире около 1/10 совокупной стоимости товаров и услуг. Его развитие определяет рост других отраслей: транспорта, гостиничного и ресторанного дела, разнообразных услуг и развлечений, производства продуктов питания и т.д. Туризм и отдых обеспечивает высокую (хотя и в большинстве случаев сезонную) занятость населения. Следовательно, стимулируется развитие экономики в целом и повышение валового внутреннего продукта.

В СССР индустрия туризма в целом была развита слабо. Туризм даже не был самостоятельной отраслью хозяйства по классификации Госкомстата. Качество и ассортимент услуг в большинстве случаев были намного ниже, чем в западных и даже в восточноевропейских странах. Лишь отдельные регионы, такие, как Прибалтика, отличались по качеству сервиса в лучшую сторону. Практически не велась и надлежащая подготовка кадров для сферы туризма и отдыха. В настоящее время делаются попытки преодолеть прежнее отставание. Но формирование туристической отрасли пока находится на начальной стадии. Слишком много сопутствующих вопросов (помимо развития собственно туристических предприятий и организаций) требуют решения. Речь идет о создании надлежащей инфраструктуры туризма, внешней среды, способствующей привлечению отдыхающих.

Итак, для того чтобы туризм стал развитой отраслью народного хозяйства Калининградской области, необходимо решить две группы вопросов:

– создание сети туристических гостиниц, отелей, мотелей и других учреждений отдыха с надлежащим качеством услуг;

– развитие инфраструктуры туризма: транспортной сети, коммунального хозяйства, общественного питания, информационной системы, рекламы, обустройство туристических объектов, организация развлечений и т.д.; производство и поставки продуктов питания, сувениров и пр.

По каждому из направлений намечается прогресс, но он пока носит очаговый характер. То есть в целом среда становится мозаичной: наряду с наличием хороших гостиниц общий уровень гостиничного сервиса оставляет желать лучшего. Появилось немало неплохих ресторанов и кафе, баров, но они еще не стали преобладающими среди довольно посредственных предприятий общепита. Делаются отдельные попытки улучшить состояние дорожной сети – но в целом она остается совершенно неудовлетворительной, а что касается железнодорожного транспорта, особенно пригородного сообщения, то здесь наблюдается явный регресс. Даже в столь многообещающем производстве янтарных сувениров область, имеющая 90% мировых запасов янтаря и ведущая основную его добычу, не может пока обеспечить массовый выпуск изделий на высоком качественном уровне, соответствующем соседним Польше и Литве (хотя некоторые изделия являются очень качественными и даже уникальными). И это перечисление существующих проблем можно продолжать и дальше.

После августовского 1998 г. финансового кризиса многие проблемы обострились. Снижение покупательного спроса населения внутри страны привело многие туристические фирмы, гостиницы (в том числе такие высококлассные, как «Русь» в Светлогорске) к банкротству. Условия развития внутреннего туризма усложнились, прибыли туристических организаций (а потому и направляющиеся в отрасль инвестиции) резко снизились. Зарубежный туризм сдерживается не только недостаточно высоким по западным меркам качеством услуг при относительно высоких ценах ( в том числе по сравнению с соседними Литвой и Польшей).

Вместо рекламы области на Западе распространена скорее «антиреклама» – поступает много информации о неблагоприятной экологической обстановке (хотя, на наш взгляд, ситуация во многих зарубежных странах Европы тоже отнюдь не радужная), о высоком уровне преступности, о распространении в регионе СПИДа, туберкулеза, алкоголизма и наркомании. Действительно, из более 8 тысяч зарегистрированных в России по состоянию на начало апреля 1999 г. больных СПИДом 2,8 тысяч приходится на Калининградскую область (в которой регистрация таких больных поставлена, несомненно, лучше по сравнению с большинством регионов страны). Но ведь этот уровень отнюдь не выше, чем во многих западноевропейских странах, не говоря уже о США.

Каковы же, с учетом обострившихся проблем, перспективы реального превращения туризма в одну из ведущих отраслей народного хозяйства области? Что нужно предпринять для этого региональным и муниципальным властям?

Первое. По примеру Москвы нужно освободить туристические организации, привлекающие туристов в область, от региональных налогов и создать более благоприятные условия их деятельности. Ведь каждый прибывший в область отдыхающий приносит значительный доход, оставляя в регионе деньги в качестве платы за услуги и товары, создавая спрос на продукцию, в том числе и местных производителей.

Второе. Крайне высоки коммунальные платежи и предписываемые местными властями затраты туристических предприятий (гостиниц и пр.) на обустройство территории. Все большую часть расходов на создание надлежащей транспортной и иной инфраструктуры должны брать на себя область, ее города и районы.

Третье. Необходимо привлечь дополнительные инвестиции в туризм и его инфраструктуру из других российских регионов (особенно из Москвы) и из-за рубежа. Улучшение налогового режима и снижение туристическими предприятиями затрат, непосредственно не связанных с туристической деятельностью, будет этому способствовать.

Четвертое. Развитие других отраслей должно быть скоординировано с задачами ускоренного развития туризма. Особенное внимание необходимо уделить рыночной инфраструктуре, обслуживающей туризм и отдых в регионе. Требуется подготовка кадров не только в системе высшего, но и среднего и начального профессионального образования для работы на предприятиях отрасли и в связанных с туризмом сферах народного хозяйства.

Пятое. Разработанная ранее программа развития туристического комплекса должна быть скорректирована с учетом изменившейся ситуации, включена в комплексную программу регионального развития и соответствующую Федеральную целевую программу.

Шестое. Необходимо усилить координацию туристических организаций и формирование их взаимосвязанной сети, подобной аналогичным сетям на Западе, с включением ее в общероссийскую и европейскую системы.


^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

  1. Считаете ли вы туризм перспективной отраслью экономики Калининградской области?

  2. Является ли туризм трудоемкой отраслью? Капиталоемкой? Наукоемкой?

  3. На каких туристов предпочтительнее ориентироваться в Калининградской области: российских или иностранных?

  4. Считаете ли вы перспективными для развития туризма внутренние районы области?

  5. Считаете ли вы возможным организацию круизных рейсов по Балтийскому морю из Калининграда?

  6. Имеются предложения по созданию единого курортного района с включением в него большей части морского побережья. Как вы относитесь к такому проекту?



9. ÐÀÇÂÈÒÈÅ ÑÈÑÒÅÌÛ ÎÁÐÀÇÎÂÀÍÈß

9.1. Региональная специфика развития
системы образования

Резкое уменьшение государственных расходов на образование в условиях экономического спада предопределяет то критическое положение, в котором оказалась вся российская система образования. В современных условиях сохранение и рост образовательного уровня населения области является одной из важнейших и наиболее сложных задач регионального развития. Эта задача, во-первых, определяется общими для страны условиями и, во-вторых, имеет местную специфику, обусловленную эксклавным положением области, ее историческими особенностями, соседством с зарубежными странами, уровнем развития и структурой народного хозяйства, состоянием социальной сферы в целом, и культуры и образования в частности.

^ Общероссийские условия имеют два наиболее общих аспекта: финансовый и содержательный.

Финансовые проблемы вытекают из общего кризисного состояния российской экономики и могут быть кардинально решены только с решительным улучшением экономической ситуации. Однако и в условиях экономического кризиса следует стремиться к приоритетному по сравнению с другими отраслями финансированию образования. В настоящее же время в связи с обострившейся потребностью поддержки малоимущих слоев населения существует угроза продолжения уже наметившейся тенденции сокращения доли бюджетных расходов, направляемых на нужды образования.

Содержательные моменты связаны с утерей прежних идеологических ориентиров при отсутствии новых. Возникший вакуум заполняется зачастую худшими образцами западной (американизированной) масс-культуры. Общая духовная атмосфера в обществе ухудшается – растет аморальность, вседозволенность. Система образования, не получающая необходимого финансирования, не в состоянии реализовать надлежащим образом процесс воспитания (а отчасти и образования). Качество кадров в связи с низким уровнем оплаты труда, уступающим большинству отраслей экономики, ухудшается в связи с их оттоком в другие сферы хозяйства и отсутствием времени на повышение квалификации в связи с высокой учебной нагрузкой, вызванной дополнительной работой для заработка.

^ Региональный аспект развития образования также включает две названные выше группы проблем: финансовую и содержательную.

Финансовые проблемы в регионе стали более острыми, чем в среднем по стране, уже в 1980-е годы. Уровень развития социальной сферы Калининградской области во второй половине 1980-х гг. был средним или ниже среднего по РФ. В 1988 г. несколько выше среднего было число студентов вузов в расчете на 10000 жителей и ниже – количество обучающихся в средних специальных учебных заведениях и т.д.

Однако позиции области в РФ по показателям социальной сферы ухудшались, поскольку снижалась ее доля в капиталовложениях, направляемых на эти цели. За 1965-1988 гг. значительно меньше, чем в среднем по РФ, стало вводиться в строй школ и дошкольных учреждений, кинотеатров. Сократилось в расчете на 10 тыс. жителей число студентов в вузах (со 195 до 181) и техникумах (с 219 до 179). Продолжение этой тенденции вело к тому, что социальная сфера области в масштабах РФ превращалась из среднеразвитой в развитую ниже среднероссийского уровня.

Отставанию социальной сферы региона способствовала пассивная позиция областного руководства в получении дополнительного финансирования при недостаточном внимании к региону центральных властей и плановых органов. Научно-исследовательские институты Госплана России вели разработки в крупных экономических районах, а Калининградская область не входила ни в один из таких районов РФ (она была отнесена к Прибалтике вместе с тремя республиками – Эстонией, Латвией и Литвой). Так, разработка республиканской программы «Подготовка кадров и образование» была начата и практически уже доведена до конца, когда разработчики «вспомнили» о Калининградской области, и в крайне недостаточные сроки пришлось обосновывать соответствующие предложения.

Провозглашенные в годы «перестройки», во второй половине 1980-х гг., принципы приоритета социальной сферы в противовес прежним принципам ее остаточного финансирования реализовать не удалось. Нарастание социальной дифференциации потребовало относительного роста расходов прежде всего на поддержку малоимущих слоев населения, на содержание жилищно-коммунального и городского хозяйства. Рост показателей развития отраслей социальной сферы, в том числе образования, достигнутый в 1985-1990 гг., сменился в 1990-е гг. их быстрым снижением (табл.3)17.


Таблица 3





оставить комментарий
страница5/12
Г.М. Федорова
Дата25.09.2011
Размер2.52 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх