О невозможности развития богословия и реформации ехб. Оконфликте, касающемся Кальвинизма icon

О невозможности развития богословия и реформации ехб. Оконфликте, касающемся Кальвинизма


Смотрите также:
Реферат тема: исследование учения жана кальвина...
Под редакцией Д. Джеймс Кеннеди и Т. М. Мур...
Под редакцией Д. Джеймс Кеннеди и Т. М. Мур...
Архиеп. Макарий (Догм. Богословие) Понятие догматического богословия...
Идейные истоки и предыстория Реформации. "Реформаторы до Реформации", соборное движение...
«Реформация в Англии»...
Дик К. Дж. Радикальная реформация. История возникновения и развития анабаптизма...
Программа курса история и философия науки Для аспирантов и соискателей ученых степеней...
«Основное богословие»...
Книга Алистера Маграта "Богословская мысль Реформации"...
Примерная программа курса «Наука и религия»...
Примерная программа курса «Наука и религия»...



Загрузка...
скачать
О невозможности развития богословия и реформации ЕХБ. О конфликте, касающемся Кальвинизма.


В этой беседе будут подняты три вопроса, которые взаимосвязаны друг с другом:

  1. Возможность развития богословия и богословского образования в России в контексте евангельских христиан-баптистов.

  2. Статьи, которые я написал, о необходимости реформации в ЕХБ, а также «Синдром Саула».

  3. Возможна ли вообще богословская реформация в ЕХБ.

А также несколько слов хотел бы сказать о том конфликте, который существует в нашем братстве, связанном с кальвинизмом.

Эти проблемы имеют один корень. Прежде я расскажу, что подвигло меня к размышлению и ответы, которые я получил в процессе этого размышления. Некоторое время назад, беседуя с руководящими братьями, я пришел к выводу, что мы разговариваем на разных языках, что у нас разные принципы. Все мы – евангельские христиане-баптисты и у нас должно быть единство, но кто-то из нас выходил из контекста. Посещая различные конференции и имея возможность участвовать, беседовать, делиться своим мнением, я намеренно употреблял слово «богословие». Я говорил, что нам необходимо развитие богословия и осмысление учения в братстве. Но замечал с определенным постоянством, что богословие – это как ругательство, что-то непотребное, оно пустое и лишнее. И я задался вопросом, почему такое происходит, почему «богословие» стало резко отрицательным, и был ли такой момент, когда было по-иному, когда это «богословие» имело положительный оттенок. Так же у меня возникал вопрос после того, как я слышал такие фразы: «Знание надмевает, а любовь назидает. Любовь больше, а знание является второстепенным и пустым. Изучения, исследования нам не нужны, потому что буква убивает, а Дух животворит. Нам надо духовную жизнь, духовное отношение к писанию и ко всему прочему».

Как мне кажется, ответы на все эти вопросы лежат в нашей традиции, в нашей истории. И разобраться, до некоторой степени, мне помогла книга Андрея Пузынина «Традиции евангельских христиан». Какова же наша традиция и являемся ли мы, евангельские христиане-баптисты, баптистами по существу? Такой вопрос встает потому, что как евангельские христиане, так и баптисты позиционировали себя со всемирным баптистским братством, и, отсюда, и мы воспринимаем себя как баптисты. И на западе нас воспринимают тоже как баптистов, но на нас повлияло совершенно другое явление, которое было в истории и оно несколько отлично от баптизма.

Если посмотреть в историю, то мы увидим, что северная ветвь евангельского движения на просторах Российской империи – лорд Рэдсток, Пашков и его последователи, Проханов - евангельское христианство. Оно возникло не под влиянием баптизма, не под влиянием узкой конфессиональности. Лорд Рэдсток был англиканином, был в общении с открытыми плимутскими братьями, повлияло на них движение святости. Которое затронуло как Англию, так и Соединенные Штаты Америки, оно повлияло на самого лорда Рэдстока, а он, проповедуя, влиял на своих последователей.

Проповедовалось, что богословие не нужно, оно убивает и не несет жизни, это – пустая философия. Библию не нужно сильно изучать, а все что нужно и так ясно и нужно читать, понимать и точно также как прочитал и объяснить. Очень важный акцент ставился на личную веру в Иисуса Христа, на личное переживание Христа, личное благочестие, которое следует за обращением ко Христу. Вера должна быть не столько интеллектуальна, сколько пережита и прочувствована. Личный опыт стал играть достаточно большую роль. Это было стремление к благочестию, к святой и праведной жизни. И основное назначение церкви – это было свидетельство о Христе. Церковь воспринималась свидетельствующей, миссионерской, которая идет в мир с определенной целью – возвестить Христа. На формирование плимутских братьев и движения святости повлияли пиетизм, движение благочестия графа Цинцендорфа и его последователей, Джона Уэсли.

Другая ветвь – это баптисты.Они тоже не были лишены влияния пиетизма, благочестия. Вкратце коснемся пиетизма. На Украине, в тех местах, где были немецкие поселения, среди лютеранских, меннонитских и реформатских колонистов было пробуждение под влиянием новопиетизма, и затронутые этим пробуждением немцы и русские, конечном итоге, влились в баптизм. Влияние пиетизма, благочестия и истины пережитой, прочувствованной, в отрыве от богословия было достаточно характерным явлением. Главное – что ты должен что-то пережить, что-то прочувствовать, твоя вера во Христа должна быть именно прочувствована.

Как для северной ветки, так и для южной, влияние пиетизма достаточно четко прослеживается. Мы унаследовали негативное отношение к богословию. Что это что-то пустое, какая-то философия, главное – любовь, главное – наша вера, а эта вера опять-таки не совсем четко сформулирована и достаточно туманна. Я не согласен с тем, что евангельские христиане – баптисты – это явление самобытное, самородное, которое возникло исключительно на почве русского богоискания. Безусловно люди были подготовлены к принятию Евангелия. Они восприняли все через запад, через английских и немецких миссионеров. Поэтому мы не можем игнорировать, влияние пиетизма на евангельских христиан – баптистов.

Есть еще одно явление, которое повлияло на нас – это движение пробуждения, которое было в Америке. Это Чарльз Финней, Моуди, призывные собрания. Движение пробуждения достаточно хорошо вписывалось в контекст того пиетизма, о котом мы уже говорили. Люди должны лично принять Христа, принять решение следовать за Ним, выбрать доброе, отвергнуть злое и т.д. И наши собрания построены по этому принципу: три проповеди, участие братьев, каждый говорит, каждый делится чем-то, есть пение, есть стихотворения. Главное, чтобы люди были задействованы в этом процессе, чтобы они поделились своими переживаниями и чтобы эти переживания захватили других. И служение у нас оценивается не по тому, что было сказано, а как это было сказано. Но еще важнее, что я почувствовал в этот момент, что я пережил. Если я вышел с собрания и ничего не помню из того слова, но на душе как елей, такое психосоматическое доброе состояние, то это было благословенное собрание. А если я этого не пережил, то собрание было так себе. Когда мы пытаемся понять, что нас сформировало, то мы более отчетливо можем видеть природу различных явлений, которые происходят в братстве. Одно из таких явлений – это нежелание осмысливать наше вероучение: «И так все ясно, и так мы уверовали. Раз верим, раз живем, значит всё уже на своих местах».

Проблема образования. Посмотрите, сколько бы ни было попыток развить богословие в России, попыток реформировать образование, чтобы оно было востребованным в церкви, востребованным молодыми людьми – развития нет никакого, только тупик. Христианские учебные заведения вынуждены ориентироваться на прикладные моменты: работа с молодежью, лидерство, менеджмент, психология и т.д., то что может завлечь людей. Но богословие, развитие богословия, осмысление нашей веры не востребовано.

Существует определенная проблема, связанная с самарской школой, что, якобы, оттуда выходят братья – кальвинисты, возвращаются в свои церкви, начинают учить кальвинизму и возникает конфликт и в основании этого конфликта лежит кальвинизм. Люди спорят, можно потерять спасение или его нельзя потерять, было ли предызбрание или его не было. Но это – верхушка айсберга. На самом деле, причина кроется глубже, она мировоззренческая. Конфликт образовательных учреждений с церковью в том, что учебные заведения формировались под влиянием протестантской богословской мысли, Евангелия, которое проявилось в евангельском богословии, на некоторых повлиял не только протестантизм в целом, но и фундаментальное богословие, фундаментальный подход ко всему. В основании фундаментализма лежит пуританство – движение за очищение, которое было в агликанской церкви. А в основании пуританства лежал богословский подход. То есть люди пытались богословски осмыслить свою веру, свою практику, жить в соответствии с этим, и делать реформацию церкви в соответствии с пониманием Писания. Когда началась атака на Библию, на ее богодухновенность, на ее основные истины, то, как протест, возник фундаментализм, который говорит, что Библия является истиной, что она познаваема, что к ней нужно приложить определенный метод. Это несколько иной подход к жизни, к вере, к служению, который поставил во главу угла Священное Писание.

Когда я уверовал, то мне сказали, что я должен читать Библию, и я стал делать это каждый день много, и у меня возникали различные вопросы. Я говорил братьям, что нам нужно жить по Писанию, нужно проповедовать Слово Божие, потому что кроме призывов покаяться, верить в Евангелие и морально-нравственных поучений, которые иногда даже не соприкасаются с реальной жизнью, ничего не слышишь. И когда я говорил, что нужно проповедовать полноту Писания это вызывало недоумение. А у меня вызывало недоумение, почему это не воспринимается. Меня всегда учили, что наша вера в отличие от православия – это библейская вера, основанная на Библии. Позже, когда я имел возможность обучаться в Санкт-Петербургском христианском университете, возникла та же самая проблема. Студенты, закончившие это учебное заведение, в церквях встречались с конфликтом. Кто-то должен был отречься от всего того, что он знал, кто-то должен был уйти и начать что-то новое. Это был конфликт не просто каких-то практик и новшеств, это – мировоззренческий конфликт. Потому что в основе одного мировоззрения лежит то, что вера должна быть прочувствована, она должна быть пережита на опыте, осмысление этой веры второстепенно, главное как я живу, как чувствую, как это влияет на мою душу. Приходит другая традиция, которая основана на других предпосылках, которая говорит, что надо жить по Библии, нужно осмыслить свою веру и происходит конфликт. Когда мы читаем книги, в основном западные,которые учат, как изучать Библию, как верить, они построены на одной предпосылке, когда учат как нужно проповедовать, например разъяснительную проповедь. Я помню, что когда нас обучали, говорили, что разъяснительная проповедь – это то, что нужно церкви. Потом, читая МакАртура, это убеждение углублялось и возрастало. Но, сегодня, насколько я вижу, разъяснительная проповедь в церкви не нужна, она не востребована, она является чем-то второстепенным, потому что людям это не нужно, это что-то пустое, что-то лишнее. Главное, это вызвать какое-то чувство, какое-то переживание в слушателях, а для этого нужна красочная история, для этого нужно создать яркое шоу. Поэтому, мы показываем сценки, поем лирические песни, которые бы щиплют за душу. Идет столкновение традиций, столкновение мировоззрений. Этот конфликт, причины которого, кажется, в том, что молодые братья обучились в самарской семинарии, идут разрушают прежнее, проповедуют кальвинизм. Проблема связана не с кальвинизмом, а с мировоззрением. Люди воспринимают совершенно другую ценность, что Писание должно формировать образ жизни и наш опыт, что Писание должно рождать доброе чувство, наша вера в Бога, которая происходит от слышания Слова Божьего. Конфликт в мировоззрениях выливается в конфликт интересов, межличностный конфликт, идеологический конфликт. Кстати сказать, наше сегодняшнее развитие, заимствование многих элементов от пятидесятников и харизматов, является ничем иным, как продолжением того вектора, который некогда был задан.

Андрей Пузынин в своем труде показывает то, что даже в журнале «Христианин» в 20-е годы можно было писать диаметрально противоположные вещи, они не осмысливались, публиковалось все, каждый мог верить, как ему взбредет в голову. И это даже положительно оценивалось. При таком подходе, мировоззрении и понимании, что буква убивает, а Дух животворит, о каком богословии может идти речь? Как может развиться богословская школа в России, когда такое мировоззрение? Сколько бы ни было заседаний и конференций как улучшить ситуацию, она не улучшится, ничего не придумать, потому что проблема всеобщая, и она находится в головах.

Нужно озвучить еще одну проблему. Мы приглашаем братьев с запада, чтобы они научили нас, мы знаем, что они будут говорить о кальвинизме, мы с этим кальвинизмом не согласны, но, тем не менее, позволяем, чтобы они учили нас. И мы сильно удивляемся, когда молодые братья вдруг ни с того ни с сего начинают проповедовать так, как они были научены. Либо они принимают кальвинизм и те идеи, которые за ним стоят и не нужно этого стыдиться, отстаивать это, либо тогда пусть будет чисто прагматический аспект: пусть придут дадут деньги, и мы что-то построим, разовьем служение, а образование является вторичным. То, чему братья были научены, то они будут проповедовать и того будут держаться.

Что касается моих работ. Те предложения, которые были озвучены и написаны несколько лет назад являются утопичными. Богословская реформация при таком мировоззрении невозможна. Хочу оговориться, что действительно любовь назидает, а знание надмевает. Но мне думается, что у нас нет ни знания, ни любви, а осталась только одна надменность. Есть существенная проблема в том, что даже эти тексты мы истолковываем неверно, чтобы обосновать свою позицию. Есть ли выход из данной ситуации? Первое, что я думаю можно сделать, это, насколько возможно, объективно и открыто исследовать наше прошлое, не с позиции мифотворчества и святых рассказов о великом святом братстве, а реально осмыслить откуда мы появились, какие богословские идеи были в основании той проповеди, которая повлияла на нас, увидеть, откуда рождалась практика. Я думаю, что те братья, которые исследуют историю возникновения ЕХБ, традиции которые влияли, что проповедовалось, должны оценить это положительно. Но выпуска книг и конференций недостаточно, чтобы было оказано какое-либо влияние. Нам нужно иметь определенную честность, честно посмотреть, кто мы есть. На западе нас воспринимают, что мы такие же как и они, что мы приверженцы того же фундаментализма и баптизма. Но мы, хоть и не отдаем себе отчета в этом, другие. У нас другое мировоззрение, у нас другие ценности, у нас другие цели, другой опыт, другая практика. Это очень часто приводит к недопониманию и конфликтам. Осмысление нашего прошлого, честный взгляд на наше богословское наследие, открытая дискуссия, исторический богословский диалог, это то, что жизненно необходимо.

Должны ли мы отказываться от своего пиетистского наследия? В абсолютном смысле – нет. Потому что пиетизм родился как определенная реакция на закостенелость формы и идей, на преобладание голого разума и знаний, над опытом, над жизнью, над чувствами, над верой, над любовью. Мы не должны ударяться из крайности в крайность. Нам необходима личная вера во Христа, эта вера должна быть пережита, эта вера должна быть прочувствована. Наши знания о Христе должны рождать в нас истинную любовь к Нему и к ближним. Поэтому, говорить о том, что пиетизм и его влияние так уж плохи для нас, я не стал бы. Но, надо понимать наше наследие и почему сегодня мы имеем такие проблемы, почему многие идеи не воспринимаются и являются нежизнеспособными в нашем братстве.

Также нам необходимо осмыслить то наследие и ту традицию, которую нам предлагают западные братья. Но, мы должны понять еще один немаловажный аспект – время поменялось, и тот контекст, который сформировал фундаментализм, изменился. В обществе другое мировоззрение и философия. Вместо модерна постмодернизм, вместо веры в знания человека, вместо веры в то, что человек может всепознать, главное – приложить нужный метод, мы имеем разуверенность человека в самом себе, в его способности что-либо познавать. Поэтому, при формировании и осмыслении нашей веры, нам необходимо быть достаточно мудрыми, чтобы увидеть философский и мировоззренческий контекст в котором мы живем. Мы как люди, которые ходят или не ходят на работу, которые живут в определенном обществе и разделяют или не разделяют определенные ценности этого общества. Этот культурно-философский аспект тоже требует осмысления.

Подход к священному писанию необходимо изменить. Недостаточно его читать. Каждый раз, когда я читаю, открывая Библию, я не довольствуюсь прочитанным, а пытаюсь объяснить ни кому-то, а самому себе то, что там написано, я пытаюсь как-то истолковать. Хотим мы этого или не хотим – мы занимаемся толкованием. Вопрос в том, что это толкование может учитывать все факты, которые изложены в Писании и определенный контекст, или же может быть просто то, что нам в голову взбрело, почудилось, что мы почувствовали в этот момент, и что нам показалось как Дух Божий нас повел. Поэтому, подход к Писанию должен измениться, чтобы была хоть какая-то польза, не декларировать то, что мы стоим на Библии, не декларировать, что мы проповедуем Библию, не декларировать, что наша вера исходит из Библии, а реально попытаться воплотить это в нашу жизнь.

Есть еще одна серьезнейшая проблема: мы не способны к богословскому диалогу. У нас либо всепринятие, всеядность, закрытие глаз на все, чтобы не было никаких проблем, никаких конфликтов, либо же начинается противоречие, конфликт, ругань, непринятие, резкий антагонизм, борьба не на жизнь, а на смерть. При этом, мы даже не пытаемся увидеть позицию другого человека, взглянуть на ее соответствие Писанию, на его аргументацию. Богословский диалог и его культура – это то, чему нам надо учиться и то, что нужно развивать, различные конференции с публикацией материалов, обсуждение этих материалов на различных уровнях, как по истории, так по богословской проблематике, которая есть в нашем братстве.

Многие могут не согласиться, но кризис в нашем братстве существует. Он заключается в том, что мы опустошены интеллектуально и богословски. Нам нечего предложить, кроме того как «покайтесь и веруйте во Христа», но нужно объяснять в какого Христа веровать. Потому что у людей сегодня различные представления о Нем. Нужно объяснить, в чем нужно покаяться в современном контексте, от чего отвернуться и кому покориться, какая жизнь за этим следует. Это требует различных ответов. Без изменений, без богословского осмысления нашей веры, нашего служения, нашего опыта мы будем деградировать все больше и больше, превращаться в различные клубы, пытаться увеселять людей, причем это все будет низкого качества. Мы, в конечном итоге, даже не сможем предложить людям веру, потому что сами по пути ее расплескали. Без серьезного анализа, без серьезного подхода к прошлому, настоящему и будущему, без осмысления этого в свете Писания, без диалога друг с другом, нам невозможно подняться, невозможно реформировать ничего, невозможно наше богословское образование. Чтобы оно развилось, церковь должна стать богословствующей. Если проповедующие сами не богословствуют, сами пренебрегают этим, а рассказывают мифы и россказни, то церковь не сможет стать богословствующей.

Цель этой беседы заключалась в том, чтобы развился диалог, развилось осмысление и прошлого и настоящего и будущего в свете Писания. Пусть Господь поможет нам выйти из того состояния, в котором мы находимся, иначе ситуация будет только ухудшаться.


Коваль С.П.

Страница с видео: http://ehbkirov.ru/view?file=other/vs1.flv

При копировании данного материала, ссылка на официальный сайт www.ehbkirov.ru обязательна.




Скачать 115.74 Kb.
оставить комментарий
Дата25.09.2011
Размер115.74 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх