Ислам и женщина в современной турции (опыт философско-культурологического анализа) icon

Ислам и женщина в современной турции (опыт философско-культурологического анализа)


Смотрите также:
Ислам и женщина в современной турции (опыт философско-культурологического анализа)...
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 09. 00. 13 «Религиоведение...
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 09. 00. 13 «Религиоведение...
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 09. 00. 13 «Религиоведение...
Российская рок-музыка 1970-х 1980-х гг...
Феномен одиночества: опыт культурологического анализа...
Лопухина А., Ларин С...
Басова Н. В. Педагогика и практическая психология. Ростов на Дону, 2000.  Байденко В. И...
От пола к гендеру? Опыт анализа секс-дискурсов молодежных российских журналов...
Строительные материалы Турции...
Ислам в контексте религиозно политического экстремизма: философско религиоведческий анализ...
Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине на основную образовательную...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Кютюкчю Мустафа


ИСЛАМ И ЖЕНЩИНА В СОВРЕМЕННОЙ ТУРЦИИ

(ОПЫТ ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА)


Специальность 09.00.14 – Философия религии и

религиоведение


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре государственно-конфессиональных отношений Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»


^ Научный руководитель: Барковская Елена Юрьевна,

доктор исторических наук, доцент

Научный консультант: Семедов Семед Абакаевич,

доктор философских наук, доцент


^ Официальные оппоненты: Глаголев Владимир Сергеевич,

доктор философских наук, профессор

Муртазин Марат Фахрисламович,

кандидат философских наук


^ Ведущая организация: Московский государственный

университет им. М.В.Ломоносова


Защита состоится « » марта 2011 г. в ____ час. на заседании диссертационного совета Д 502.006.11 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, Москва, проспект Вернадского, д. 84, 1 учебный корпус, ауд. 3304.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС

Автореферат диссертации разослан « » января 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета С.А. Семедов

^ I. Общая характеристика диссертации

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена уникальным в масштабах мусульманского Востока опытом Турецкой Республики по конституционному закреплению за женщиной равного с мужчиной правового статуса, по осуществлению административно-организационных мер, призванных обеспечить ей достойное место в семье, обществе и государстве.

В то же время в современной Турции, как и во многих государствах с исповедующим ислам населением, продолжаются бурные дебаты, в ходе которых взгляд на статус, права и обязанности женщины предстает в качестве своеобразного водораздела между позициями светских и религиозных кругов.

Рассмотрение политико-культурных основ этих позиций показывает, что в обоих случаях имеют место концептуально значимые внутренние расхождения. Их истоки связаны с историей реформирования административной структуры Османской империи по европейскому образцу, которое было нацелено на отведение от страны угрозы колониального порабощения. Одна часть реформаторов полагала тогда необходимым прямое копирование данных образцов, другая – склонялась к соотнесению европейских заимствований с местным культурным наследием, прежде всего – с достоянием мусульманской политико-правовой культуры. Тем временем реформаторам противостояла мощная масса консервативно настроенных сторонников сохранения средневековых османо-исламских порядков. Если в первом случае речь шла об «эмансипации» мусульманки по принятым в Европе параметрам, то во втором – на повестку дня вначале ставился вопрос о выведении женщины из приниженного положения в семье, а затем – также и в обществе.

Понимание того, почему в настоящее время данный вопрос актуализируется в Турции, равно как и в других государствах с исповедующим ислам населением, неотделимо от учета двух основных факторов. Первый состоит в том, что функционирование семьи как базовой ячейки воспроизводства духовно-этических ценностей мусульманского жизнеустройства, традиционно связано со священным для всех мусульман именем пророка Мухаммада, с ниспосланным ему Откровением, которое запечатлено Кораном. Второй фактор заключается в том, что по мере формирования различных правовых школ в исламе рядом с этими универсальными в своей основе гуманитарными ценностями выстраивался комплекс норм, преломлявших собой жизненные условия средневековой эпохи с ее сословной иерархичностью, множеством иных социальных, в том числе гендерных градаций. Именно к средневековому напластованию в мусульманском праве (фикхе) восходили традиции сегрегации полов, а также традиции домашнего затворничества женщин и полигамии, культивировавшиеся по преимуществу в высших слоях мусульманского общества.

В том виде, в каком это было определено мусульманским правом, институт мусульманской семьи пережил период средневековья, вошел в эпоху Нового и Новейшего времени. Даже там, где под влиянием жизненных условий традиционно-патриархальная семья уступает место современной моногамной семье, среди исламских ценностных ориентаций «верность семье и ее традициям» при любых обстоятельствах считается приоритетом, место в системе семейно-родственных отношений определяет общественный статус человека.

Расстановка сил в происламских кругах современной Турции характеризуется тем, что, с конца 80-х – начала 90-х годов от консервативно настроенных сторонников регулирования статуса мусульманки по нормативам фикха все заметнее отмежевывались видные богословы и мусульманские мыслители, выступавшие за пересмотр норм, имевших дискриминационный характер в отношении женщины. Такое отмежевание сопровождается формированием религиозно-политического течения, представителям которого из числа видных мусульманских мыслителей и богословов свойственно духовно-ценностное осмысление онтологических проблем современного человека применительно к перспективе демократизации общественно-политического устройства страны.

На повестку дня соответственно встал вопрос о «реформе человеческого бытия», о формировании личности, способной успешно включиться в орбиту современной жизни, овладев ее интеллектуально-культурными достижениями, а также профессиональными и трудовыми навыками, необходимыми для успеха в условиях рыночной экономики. При этом оговаривалась необходимость наделения женщины такими правами, обладая которыми она смогла бы являться не только хранительницей домашнего очага, но также достойным участником политического процесса и воспитательницей подрастающего поколения в духе требований современности.

Осознавая громадную сложность предстоящего решения многих внутри- и внешнеполитических задач, современные теоретики исламского решения «женского вопроса» выступили за совместные действия всех сторонников демократического развития Турции независимо от их мировоззренческих позиций и отношения к религии.

Перемещаясь в центр внимания представителей и светских и религиозных кругов, данный вопрос рассматривается с разных политических позиций, но при непременном обращении к тем или иным компонентам турецкого культурного наследия. Среди них – древнетюркская (доисламская) культура семейных отношений с ее уважительным отношением к женщине и глубоким почитанием матери; раннеисламский период, отмеченный активным участием «великих женщин ислама» в жизни мусульманской общины; впечатляющие примеры разнообразной активности знатных и незнатных женщин в эпоху Османской империи. Наконец, приводятся исторические доказательства относительно формирования турецкой семьи на основе сочетания древнетюркской и исламской традиции.

Обозначившиеся в современной Турции новые подходы к «женскому вопросу» не выпадают из поля зрения западной, а также восточной общественности не только в связи с активизирующимися во всем мире выступлениями в защиту прав женщин в системе прав человека. Неоднозначные тенденции развития турецкого женского движения привлекают к себе внимании по причине кризисного состояния американского и западноевропейского феминизма, точнее, того его направления, в рамках которого отстаивание прав женщин принимало форму тотального противостояния «господству мужчин», рано как и того, где за основу брался принцип тотального гендерного (социополового) равноправия вне учета физиологических, психических, иных объективно-природных особенностей женского и мужского организма, вне учета локальных традиций регулирования семейных и гендерных отношений.

Воздействие ислама на положение женщин в современной Турции вызывает определенный интерес со стороны правящих кругов отдельных государств Западной Европы и США, в которых имеются сравнительно многочисленные турецкие общины мусульманского вероисповедания. Причем внутренняя жизнь этих общин характеризуется откликом на религиозно-политические события, которые происходят в исламском мире.

^ Объектом диссертационного исследования являются философско-культурологический анализ прав женщины в системе прав человека, изучение ее положения в семье, обществе и государстве в странах и регионах традиционного распространения ислама.

^ Предмет исследования – анализ различных светских и исламских проектов решения «женского вопроса», а также проблем семьи в Турецкой Республике с момента ее образования в 1923 г. и до настоящего времени.

^ Цель исследования   изучение поэтапных перемен в философском понимании роли женщины в контексте административно-правовых, социальных, духовно-религиозных и культурных преобразований в Турецкой Республике.

Для достижения поставленной цели поставлены задачи:

  изучение влияния философии европейского (главным образом французского) Просвещения на возникновение в Османской империи просветительского движения с присущим ему философско-политическим обоснованием естественных прав человека и стремлением вывести женщину из приниженного положения в семье, а затем и в обществе;

  выявление особенностей подхода к «женскому вопросу» и способов его решения в Турецкой Республике при президентстве Ататюрка;

  анализ положения турецких женщин в семье и в обществе со второй половины ХХ в. до настоящего времени;

  уяснение места ислама в формировании философско-культурологических подходов к правам женщины в современной Турции.

^ Степень научной разработанности проблемы. Вплоть до настоящего времени философско-культурологический подход к проблеме статуса и роли женщины в семье, обществе, в политике современной Турции не являлся предметом комплексного научного исследования. Отдельные аспекты данной проблематики в той или иной степени находили отражение в ряде работ турецких, советских и российских, западноевропейских и американских авторов.

Особое значение тюркологических исследований, осуществлявшихся в России, предопределялось не только тем, что ее история была тесно переплетена с историей народов тюркского происхождения, но и тем, что именно с этих исследований в первой половине XIX в. начиналось становление российского востоковедения в качестве одной из научных дисциплин, разрабатывавшихся под эгидой Академии наук1. Хорошая лингвистическая подготовка, стремление постичь особенности восточной культуры на основе изучения письменных источников, а порой и личных наблюдений – все это позволяло востоковедам России более объективно, чем западным ориенталистам, освещать различные аспекты рассматриваемой проблематики.

На первых порах интерес российских исследователей к положению женщины в мусульманском обществе находил отражение в статьях дескриптивного характера. Они печатались в таких журналах, как «Вестник Европы», «Телескоп», «Москвитянин», «Отечественные записки», «Северный вестник» и др.2 На общем фоне выделялась серия публикаций А. Елисеева3: его сведения относительно бытовых условий жизни арабских, персидских и турецких женщин дополняли размышления о необходимости их раскрепощения и высвобождения из-под гнета стародавних обычаев.

Начало ХХ в. ознаменовалось изданием двух работ, посвященных проблеме освобождения восточного общества от косных предрассудков по отношению к женщине. Автором первого труда являлся азербайджанский журналист и общественный деятель Ахмед-бек Агаев4, второго   видный тюрколог и переводчица О.С. Лебедева, известная в турецких интеллектуальных кругах под именем Гюльнар-ханум.

«Европейская общественность, незнакомая с мусульманской религией,   отметила О.С. Лебедева,   ошибочно полагает, что ислам исключает женщину из общественной жизни и не позволяет ей получать образование, одинаковое с мужчиной. Это предрассудок, с которым не только надо бороться, но его следует искоренить, так как он идет вразрез с подлинным учением Мухаммада, изложенным в Коране»5. На исторических примерах далее доказывалось, что ислам не препятствовал всестороннему развитию женщины, а, наоборот, всячески его поддерживал.

Тематика, касавшаяся положения мусульманки в семье и в обществе, неизменно привлекала внимание выдающихся российских востоковедов   В.В. Бартольда6, В.А. Гордлевского7и др. Она получала отражение на страницах журнала «Мир ислама», который выходил под редакцией академика В.В. Бартольда и издавался в Санкт-Петербурге (1912 1913). Благодаря трудам этих ученых, а также их учеников и последователей в советский период поддерживались традиции российской академической школы с ее принципом научной объективности и тщательного изучения турецких источников.

Однако не обходилось без появления ряда публикаций, чей тенденциозно-политизированный характер предопределялся, главным образом, тем, что их авторы фактически выполняли идеологический заказ правящего режима. В текстах подобных изданий бытовали заявления типа: «Развитие Турции в качестве буржуазной республики и некоторые закономерности эволюции этой страны, особенно в период кемалистской революции и после нее, произошли под непосредственным влиянием Великой Октябрьской социалистической революции»8. Безоговорочно утверждалось, например, то, что в Османской империи предписания ислама и законодательные установления шариата резко ограничивали участие женщин в экономической и политической жизни. Даже в рамках семьи они оставались фактически бесправными9.

При анализе тенденций общественно-политического развития Османской империи, а затем Турецкой Республики автор настоящего диссертационного исследования имел возможность обратиться к трудам продолжателей академических традиций российской османистики и туркологии в лице А.Ф. Миллера, А.М. Шамсутдинова, Ю.А. Петросяна, А.Д. Желтякова, М.С. Мейера, С.Ф. Орешковой, В.И. Данилова, Н.Г. Киреева, Н.Ю. Ульченко, И.Л. Фадеевой, Г.М. Зиганшиной, В.И. Шлыкова и др.

Работы Н.А. Айзенштейн, Л.О. Алькаевой, А.А. Бабаева, Х.К. Кямилева, Е.И. Маштаковой, М.М. Репенковой, С.Н. Утургаури, Р.Г. Фиша и других тюркологов-литературоведов являлись хорошим подспорьем при освещении образа новой женщины, который складывался в ХХ веке в турецкой литературе. Раскрытию особенностей развития женского образования в Турции способствовали исследования Ю.А. Ли, а также Т.П. Дадашева, посвященные формированию турецкой образовательной сферы.

Анализ правового статуса и положения женщины в исламе осуществлялся диссертантом с учетом работ специалистов в области международного права (прежде всего, Е.В. Полениной10), в области мусульманского права и правовой культуры (в первую очередь, Г.М. Керимова11, Л.Р. Сюкияйнена12 и Р.И. Беккина13), а также отдельных публикаций, авторы которых рассматривали состояние «женского вопроса» в масштабах мусульманского Востока (в их числе Л.И. Шайдуллина14, Г.Р. Балтанова15), либо в пределах Турции (среди этих исследователей А.А. Джафарова, Г.М. Зиганшина, Н.Р. Ибрагимова, Н.Ю. Ульченко, Н.З. Эфендиева)16.

Особенно большое значение для выявления динамики культурной преемственности в философском осмыслении статуса и роли турецкой женщины в семье и в обществе имел капитальный труд «История османского государства, общества и цивилизации», вышедший под редакцией Экмелетдина Ихсаноглу, одного из авторитетнейших турецких историков. Эта двухтомная работа издавалась Исследовательским центром исламской истории, искусства и культуры; первый том увидел свет в 2001 г., второй – в 2002 г. Оба тома были переведены на русский язык и опубликованы в 2006 г. Редактирование перевода осуществил М.С. Мейер, ведущий российский специалист в области османистики и туркологии.

Отдельные главы данной работы содержали не только уникальные сведения по ряду важных для диссертационного исследования проблем, но также их авторскую трактовку. Осуществленный Бахаеддином Йедийылдызом анализ первой книги по этике, в том числе по этике семейных отношений, написанной на турецком языке (XVI в.), позволил составить представление о соотношении древнетюркской традиции и исламского права в формировании семьи, как базовой ячейки турецкого общества. Экмеледдин Ихсаноглу охарактеризовал особенности понимания образования до и после периода реформ (Танзимата), что дало возможность более глубокого познания интеллектуальной жизни в стране, а также роли, отводимой становлению системы женского образования в процессе реализации обновленческих преобразований. Исследуя степень подверженности философии европейского Просвещения турецких философских течений, а также того направления в турецкой литературе, которому в эпоху Танзимата была свойственна общественно-политическая направленность и постановка вопроса об обновлении института семьи, Орхан Окай выявил важное обстоятельство: к концу ХIХ в. «писатели, придерживавшиеся различных взглядов, объединялись в том, что в изменяющемся обществе – и с исламской, и с европейской точки зрения – женщина должна занять свое место»17.

Ценные сведения о политической, а также социально-экономической активности ряда матерей и жен султанов ввел в научный оборот Мехмет Ипширли.

Что касается освещения различных аспектов диссертационной проблематики отдельными турецкими учеными, то оно осуществлялось по нескольким направлениям. О положении женщины в исламе писали профессор юридического факультета Мармарского университета Мехмет Акиф Айдын18, профессор теологического факультета Мармарского университета Хайретдин Караман19, профессор теологического факультета Анкарского университета С. Атеш20, Арсел Ильхан21, А.Х. Азиз и И.Х. Карслы22, М. Дикмен23.

Процессы становления и развития женского движения в Османской империи, затем в Турецкой Республике рассматривались такими авторами, как Аише Дуракбаша, Текеле Ширин, Бора Аксу24.

Ценный фактический материал об участии турецких женщин в политической жизни страны обобщен Аксой Мурат, Арат Йешим, Чакыр Серпиль, Сезер Айтэн25.

В потоке литературы, касающейся политики Ататюрка, направленной на улучшение положения турецких женщин, выделяются исследования Аише Дуракбаша, Капорал Бернард, Гёксель Бурхан, Дограмаджы Эмел26.

Благодаря публикациям таких авторов, как Абадан-Унат Нермин, Акоглан Мерьям, Коджа Кадрие Йылмаз, Юджел Эрдем27 заметно восполнено представление о социально-экономической деятельности турецких женщин.

До настоящего времени проблема воздействия ислама на современный статус и роль турецкой женщины в семье, обществе, политике не привлекала особого внимания со стороны ученых западноевропейских стран и США. Положение женщин из высшей прослойки общества в последние два столетия существования Османской империи рассматривали Ф. Дэвис28, а также И.С. Денглер29.

На фоне исторических исследований, касавшихся статуса мусульманки, выделяются монография Лейлы Ахмед под названием «Женщина и гендер в исламе. Исторические истоки современной дискуссии»30, а также сборник статей «Женщина в средневековом мусульманском мире» под редакцией Г.Р.Г. Хэмбли31.

^ Теоретико-методологические основы диссертационного исследования определялись тем, что философское осмысление положения женщины в современной Турции рассматривалось в контексте ранее сложившихся и исторически видоизменявшихся социокультурных обстоятельств. При этом использовалась методы диалектического, системного и историко-сравнительного анализа.

Для изучения культурной преемственности в данном процессе исключительно большое значение имел диалектический подход к соотношению формы и содержания, так как новые логико-смысловые решения «женского вопроса» зачастую представали в традиционном оформлении. Метод системного анализа находил применение при рассмотрении вопроса о положении женщины в Турецкой Республики в качестве многосоставного комплексного образования, базирующегося на сочетании универсальных и конкретно-страновых характеристик. Использование историко-сравнительного анализа позволило выделить совокупность типологически значимых элементов в философском понимании статуса турчанки на разных этапах истории страны и исследовать их с учетом временной дистанции, отделяющей тот или иной этап от настоящего времени.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили работы турецких философов (в их числе Намык Кемаль, Зия Гёкальп и др.) и современных мусульманских мыслителей и богословов (Хайреттина Карамана, Юнуса Вехби Явуза, Сюлеймана Атеша и др.).

Были приняты во внимание заключения представителей классической школы российского востоковедения относительно положения женщин в мусульманских странах, включая Турецкую Республику (В.В. Бартольда, В.А. Гордлевского, Ю.И. Крачковского), а также разработки современных исследовательниц (Г.Р. Балтановой, Г.М. Зиганшиной, Л.И. Шайдуллиной, Н.Ю. Ульченко).

^ Источниковую основу диссертации составили разнообразные по видам и степени информативности источники. Условно их можно разделить на несколько групп. Особая группа представлена Кораном и Сунной (собранием хадисов   преданий о деяниях и изречениях пророка Мухаммада), дающими ключ к решению мусульманами многих жизненных вопросов, в том числе тех, которые касаются семьи, прав и обязанностей мусульманки.

В группу официальных источников входят международно-правовые, а также законодательные акты Турецкой Республики, в которых содержатся нормы, определяющие статус женщины.

Информативно-значимые данные, способствующие выявлению действительного положения турецкой женщины в семье, а также степени ее участия в разных сферах социально-экономической жизни страны содержатся в ежегодных Отчетах Генеральной дирекции по положению и проблемам женщин при правительстве Турецкой Республики. Ценные сведения содержит доклад правозащитной организации «Международная амнистия»32.

Определенный интерес представляют данные исследования, осуществленного под эгидой Мирового банка в 1993 г., касавшегося положения женщин в Турции.

Отдельную группу составляют источники, включающие в себя: записки путешественников, мемуары, воспоминания российских, турецких и европейских авторов, из которых можно почерпнуть сведения о внутренней жизни страны, о роли женщины в семье, о нравах и обычаях, царивших в обществе. Атмосферу гаремной жизни в Османской империи передали в своих мемуарах Мелек-ханум33, ее сын, небезызвестный в русских кругах своими сочинениями по Турции майор Осман-бей34, английская гувернантка, преподававшая иностранные языки в гареме турецкого паши35, представительница более молодого поколения, узнавшая о гареме от своей бабушки Алев Л. Крутье36 и др. Эти источники содержат в себе ценную информацию не только о порядках, царивших в гареме, о взаимоотношениях находившихся там женщин, но также об их правах и обязанностях, о весьма значительной социально-экономической и даже политической активности некоторых из них.

Уроженцы России и европейских стран, в разное время и по разным причинам побывавшие в Османской империи, оставили интересные наблюдения об обычаях и нравах населявших ее мусульманских и христианских народов37.

В качестве основного источника по проблеме положения женщины в древнетюрском обществе был использован знаменитый эпос Деде Коркут38.

^ Научная новизна исследования заключается в следующем:

  осуществлен комплексный философско-культурологический анализ неоднозначного воздействия исламского фактора на личностный, семейный и социальный статус женщины в Турецкой Республике;

  доказано наличие элементов культурной преемственности между философско-политическим пониманием «женского вопроса» и проблем семьи, которое возникло еще в Османской империи в процессе реформ по европейскому примеру, и тем его пониманием, которое имело место в Турецкой Республике;

  проанализирован комплекс философско-политических идей, касавшихся преодоления традиционно-средневековых напластований в исламе, в силу которых поддерживались полигамия, домашнее затворничество мусульманки и другие традиции, ставившие ее в приниженное по сравнению с мужчиной положение в семье и в обществе;

  прослежена роль турецкой литературы в распространении и популяризации этих идей;

  рассмотрен государственный механизм перевода теоретических проектов решения «женского вопроса» и проблем семьи в практику административно-правовых, общественных и культурных преобразований в республиканской Турции;

  проанализированы формы, степень и характер участия турецких женщин в борьбе за повышение их личностно-семейного статуса, а также роли в обществе и в государстве.

^ Основные научные выводы, полученные соискателем:

1. Подходы к наступлению на обычаи сегрегации полов, домашнего затворничества мусульманки, ее неравноправного, приниженного по сравнению с мужчиной положения в семье, которые были традиционно связаны с отдельными мусульманско-правовыми нормами, преломлявшими собой жизненные условия и поведенческие нормативы средневековой эпохи, наметились еще во времена Османской империи. Этому способствовали официальные меры по развитию женского образования, по повышению семейного статуса женщины. Основная заслуга в постановке «женского вопроса» принадлежала тем представителям турецкой философско-политической мысли, которые принимали во внимание отдельные концепции европейской философии и социологии, одновременно опираясь на наследие ислама, непосредственно связанное с деятельностью Мухаммада в качестве главы мусульманской общины.

2. Важнейшим каналом, по которому осуществлялось распространение новых взглядов на положение женщины в семье и в обществе являлись публикации молодого поколения турецких поэтов, писателей, публицистов, чьи ряды со временем пополнялись также женщинами   авторами повестей и рассказов, главным образом, о женских судьбах. Общими усилиями журналистов и литераторов за пределы прежней закрытости выводилась мусульманская семья как базовый социальный институт; соответственно фиксировались и подвергались осуждению разнообразные проявления семейно-социальной приниженнос-ти мусульманки.

3. Имелась определенная взаимозависимость между той ролью, которую передовые турецкие государственные деятели, представители философско-общественной мысли, а также литераторы и журналисты играли в возникновении и развитии женского движения, и тем, что его участницы расширяли круг своих интересов и забот, подключаясь к борьбе за конституционализм, выступая в защиту национального предприни-мателя и т.д.

4. Приобщение турецких женщин к общественно-политической активности характеризовалось рядом особенностей: оно обосновывалось ссылкой на исторические примеры, связанные с исламом; женская вовлеченность в решение ряда социальных проблем жизни начиналась с благотворительности, традиционно высоко ценимой по шкале мусульманских добродетелей. Серьезная заявка на участие в политическом процессе была сделана турецкими женщинами в судьбоносные для страны годы подъема национально-освободительной борьбы против иностранных интервентов, которая в народном восприятии представала в качестве джихада.

5. Подходы к «женскому вопросу», имевшие место на этапе становления и развития Турецкой Республики под руководством Мустафы Кемаля (Ататюрка) являли собой логическое продолжение отдельных реформ, которые осуществлялись еще в Османской империи.

6. Способы решения данного вопроса напрямую соотносились со стратегией государственно-национального строительства, подъема экономики и культуры, а также преобразования общества на гражданско-правовой основе.

7. Несомненные достижения республиканских властей в улучшении правового положения турчанки соседствовали с крупным просчетом: приступив к регулированию семейно-брачных отношений по светскому (швейцарскому) образцу, они придали юридическую значимость свойственной данному образцу гендерной (социополовой) ассиметрии, так что статус мужа главы семьи закреплялся за мужчиной. В турецких условиях подобная ассиметрия обернулась фактическим поддер-жанием действенности норм мусульманского права относительно мужского доминирования в структуре семейно-родственных отношений.

8. Создание единой национальной и светской системы образования не избавило кемалистов от ряда неудач, связанных со значительным отставанием образовательного уровня основной массы турецких женщин от соотечественников   мужчин, а также сельского населения от городского.

9. Политика Мустафы Кемаля (Ататюрка) в отношении женского движения способствовала его направлению в русло деятельности, осуществляемой под эгидой правящей Народно-республиканской партии.

10. Актуализация проблемы положения турецких женщин со второй половины ХХ в. находилась в прямой связи с социально-экономическими условиями постепенного вхождения страны в ряды «новых индустриальных государств», а также с внутриполитическими переменами, которые сопровождались отступлением правящих кругов от прежнего жесткого лаицисткого курса.

11. В этот период был продолжен курс Ататюрка на развитие светского женского образования при одновременном налаживании системы преподавания религиозных дисциплин. Благодаря соотнесению национального (государственного) законодательства с соответствующими международно-правовыми (европейскими) стандартами, была усилена конституционно-правовая защита прав женщин. Однако, сохранялся разрыв между юридическим закреплением прав турецких женщин и степенью их реализации в сфере народного образования, труда и предпринимательства, в области принятия политических решений, в том числе на уровне государственного и муниципального управления.

12. Глубинное раскрытие онтологических оснований и проявлений такого разрыва находило отражение в литературных произведениях 40-х   80-х годов ХХ в., посвященных художественному постижению социально-психологических реалий турецкой жизни того времени. Это способствовало подведению общественного сознания к пониманию необходимости массированного наступления на многовековые традиции, которые унижали человеческое достоинство женщины, лишали ее права на личностное саморазвитие.

13. Обращение представителей различных направлений философ-ской мысли Турции к исламу и другим компонентам турецкого культурного наследия при разработке подходов к решению «женского вопроса» в последние десятилетия ХХ в. и в настоящее время осуществлялось таким образом, что одни элементы наследия противопоставлялись другим с конечным прицелом на постепенное изживание традиций, в силу которых мусульманка находилась в приниженном положении в семье, в обществе.

14. Ключевое значение для развертывания движения в пользу равноправия женщин и мужчин имели выступления видных мусульманских мыслителей, авторитетных специалистов в области теологии и права, которые поставили под вопрос буквалистское схоластическое толкование ряда норм исламского права, служившее основанием для ограничения дееспособности женщины и, соответственно, ее дискриминации.

15. Концептуально важным являлось соотнесение исламского подхода к правам человека, включая права женщины, с разработкой вопроса о совместимости духовно-ценностных установлений ислама и перспективы демократического развития страны.

16. Наметившееся оживление женского движения сопровождалось тем, что его участницы не смогли достичь сколь-нибудь устойчивой консолидации своих усилий, в то время как в Турции остается еще много нерешенных проблем, касающихся положения женщин и требующих своего решения.

^ Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Материал диссертации может быть использован при чтении общих и специальных курсов по истории, культуре Турецкой Республике, по религиоведению, философии, востоковедению. Данная диссертационная работа может быть полезна при исследовании гендерных отношений на Востоке, социально-правовых проблем в мусульманском мире.

^ Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены на конференции «Ислам и христианство: на пути к диалогу» (Москва, 2005); Международном форуме «Ислам и иудаизм: перспективы диалога и сотрудничества» (Москва, 2006); II Всероссийской конференции «Семья, дети и демографическая ситуация в России» (Москва, 2007); Международной конференции «Диалог цивилизаций. Бахрейнский диалог» (Манама, Королевство Бахрейн, 2008), Международном Общественном Форуме «Диалог цивилизаций» (Оттава, Канада, 2008); Международном женском конгрессе (Измир, Турция, 2009); на научных конференциях при Совете муфтиев России и в Московском Исламском университете. Основные результаты исследования отражены в публикациях общим объемом 2,6 п.л.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры государственно-конфессиональных отношений Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации и рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

^ II. Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются объект, предмет, цели и задачи, выявляется степень ее научной разработанности, а также методологические и теоретические основы работы, дается характеристика источников и литературы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе   «Исламские аспекты проблемы “освобождения женщины” в Османской империи (вторая половина XIX – начало третьего десятилетия ХХ в.)» - показано, что глубокому влиянию ислама практически на все стороны общественной и личной жизни мусульманского населения империи на протяжении этого периода сопутствовали важные события подлинно исторического значения, которые способствовали постановке вопроса о статусе и положении мусульманки в семье и в обществе.

В первом параграфе - «К истории постановки “женского вопроса”» - прослеживается прямая связь между постановкой данного вопроса и вступлением империи на путь политической модернизации и реформ, призванных предотвратить ослабление страны перед угрозой колониального натиска со стороны ряда европейских держав.

Второй параграф - «Государственные меры по улучшению положения женщин» - включает в себя обзор тех официальных преобразований, которые способствовали становлению системы женского образования, а также законодательному улучшению семейного положения турецкой женщины.

В третьем параграфе - «Турецкая философско-политическая мысль о проблеме “освобождения женщины”» - исследуется, как данная проблема осмысливалась во времена Османской империи, какие поэтапные изменения претерпевали подходы к высвобождению мусульманки из плена стародавних обычаев, отмечаются те личные усилия, которые прилагали турецкие философы   защитники прав женщин к тому, чтобы постепенно готовить общественное мнение к изменению прежних воззрений на место женщины в семье и в обществе.

В четвертом параграфе - «Роль прессы в пробуждении женского самосознания» - проанализировано содержание тех периодических изданий, в которых во времена Османской империи получала освещение проблематика, касавшаяся положения турецких женщин, раскрыты особенности становления и развития женской журналистики, благодаря которой приоткрывалась дверь во внутренний мир мусульманской семьи, в мир душевных переживаний и чувств мусульманки, озвучивались ее размышления относительно улучшения участи турецкой женщины.

Пятый параграф - «Социально-политическая активность турецких женщин» - посвящен изучению истории возникновения женских организаций в Османской империи на рубеже ХIХ ХХ вв., рассмотрению их благотворительной, культурно-просветительской активности, деятельности по трудоустройству женщин, а также участия турецких женщин в национально-освободительной борьбе, в результате которой был положен конец иностранной интервенции и состоялось провозглашение Турецкой Республики.

^ Во второй главе - «Особенности решения “женского вопроса” в Турецкой Республике (1923-1938 гг.)» - привлечено внимание к тому концептуально важному обстоятельству, что данное решение являлось интегральной частью государственно-национального строительства, призванного обеспечить стране суверенитет, преодоление экономической отсталости и былой полуколониальной зависимости от иностранного капитала.

Первый параграф - «”Новая женщина” как символ “новой Турции”» - включает в себя общую характеристику официального курса на обновленческую перестройку духовного мира и образа жизни мусульманского населения страны, а также той роли, которая отводилась традиционному идеалу турецкой женщины в связи с формировавшимся тогда ее новым образом.

Во втором параграфе - «Права женщины в свете республиканского законодательства» - показано, как Турецкая Республика целенаправленно продвигалась по пути ликвидации исторически изжившего себя наследия в области нормативного регулирования личного статуса, принимая законодательные акты, призванные закрепить за турчанкой гражданские, социально-экономические, культурные и политические права.

Третий параграф - «Становление светской системы народного образования и ее воздействие на социальный статус турецкой женщины» - включает в себя освещение процесса формирования турецкой государственной единой светской образовательной системы под углом тех социокультурных последствий, которые вытекали из ее функционирования и которые тем или иным образом касались положения турецкой женщины.

Четвертый параграф - «Официальная позиция в отношении женского движения» - включает в себя анализ законодательных актов, принятых в 20-х-30-х годов. Отмечая прогрессивное значение законодательных актов, мер по развитию женского образования, по допуску женщин к отдельным сферам общественной, культурной и политической жизни, видные современные турецкие исследователи обращают внимание на некоторые особенности кемалистской политики в «женском вопросе», которые объективно снижали эффективность усилий по формированию «новой женщины». Главная из них состояла в том, что в ходе законодательного уравнивания турецких женщин в правах с мужчинами не было и речи об отказе от той ассиметрии в гендерных отношениях, которая исторически восходила к нормам мусульманского права и традиционно воплощалась в закреплении за мужчинами главенствующего положения в семье, роли блюстителей семейного порядка и охранителей семейной чести.

^ Третья глава - «Положение женщин в современной Турции (вторая половина ХХ – начало ХХI вв.)» - дает системно-комплексное представление о динамике тех изменений в политической, экономической, социальной, культурной жизни страны, в силу которых происходили перемены и в этом положении, и в том, как оно осмысливалось различными представителями философской мысли светской, а также происламской ориентации.

В первом параграфе - «Новые подходы к решению “женского вопроса”» - охарактеризованы основные предпосылки таких перемен, связанные с отступлением правящих кругов от кемалистского понимания принципа лаицизма при одновременном отказе от однопартийного режима в пользу многопартийности; с политизацией проблематики, касающейся положения женщин, в ходе межпартийной борьбы; с реализацией социально-экономических реформ, нацеленных на вызревание гражданского общества и рыночной экономики; с ширящимся включением Турции не только в систему мирохозяйственных связей и международного разделения труда, но также в процесс соотнесения норм национального (государственного) права с международно-правовыми актами, включая те, которые касались защиты прав женщин в системе прав человека.

Второй параграф - «Деятельность органов государственной власти по улучшению положения женщин в Турецкой Республике» -содержит анализ соответствующих официальных мер, которые осуществлялись через парламент, через административные ведомства, исполнявшие распорядительно-организационные функции в социальной, экономической, образовательной сферах, в области регулирования религиозной ситуации.

В третьем параграфе - «Юридическое закрепление прав женщины и степень их реализации» - выявлены те объективные и субъективные факторы, по причине которых тем или иным образом ограничиваются возможности женщин в использовании данных законных прав на фоне анализа общего состояния современного турецкого законодательства относительно личных, политических, социально-экономических и культурных прав гражданина.

В четвертой главе - «Ислам и философско-культурологические основы современного подхода к правам женщины» - исследованы отдельные направления турецкой философской мысли, развивающиеся на основе отстаивания принципа гендерного (социополового) равноправия, но различающиеся по своим культурно-политическим позициям.

Первый параграф - «Значение и основные направления культурной преемственности в философском осмыслении “женского вопроса”» - включает в себя уяснение тех расхождений по данному вопросу, которые в настоящее время имеют место среди сторонников и светской, и происламской ориентации, а кроме того   выявление характера их опоры на различные компоненты духовно-культурного наследия.

Во втором параграфе - «Тенденции развития женского движения» - освещена проблематика, касающаяся выступлений турецких женщин за гарантированное обеспечение прав, предоставленных им в законодательном порядке, прежде всего – права на образование и личностное саморазвитие, права на личную безопасность и защиту от насилия в семье, от дискриминации в сфере трудовой и общественно-политической активности.

В Заключении подведены итоги диссертационного исследования и сформулированы теоретические выводы.

^ По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией:

  1. Кютюкчю Мустафа. Формирование прав женщин в процессе культурных и общественных преобразований в Турецкой Республике // Власть. - 2010. - № 2. – 0,6 п.л.

  2. Кютюкчю Мустафа. Историко-культурологические предпосылки формирования концептуального подхода к положению женщины в турецком обществе // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. №1. М.: Изд-во РАГС, 2010. – 1,2 п.л.

Статьи в других изданиях:

  1. Кютюкчю Мустафа. Права, обязанности и ответственность женщин в системе коранической антропологии // Мусульманка. - 2009. - №№ 3, 4. – 0,6 п.л.

  2. Кютюкчю Мустафа. Права женщины: исламский подход // Духовно-просветительский журнал «Ислам». - 2010. - № 24 (01). – 0,2 п.л.



Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Кютюкчю Мустафа


^ ИСЛАМ И ЖЕНЩИНА В СОВРЕМЕННОЙ ТУРЦИИ

(ОПЫТ ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА)


Научный руководитель:

Барковская Елена Юрьевна, доктор исторических наук, доцент

Научный консультант:

Семедов Семед Абакаевич, доктор философских наук, доцент


Изготовление оригинал-макета

Кютюкчю М.


Подписано в печать Тираж экз. Усл. п.л.


Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ №

119606, Москва, пр-т Вернадского, 84

1 Об этом см.: Орешкова С.Ф. Сектор Турции, Институт востоковедения РАН. К 50-летию существования. М., 2009.

2 См.: О турчанках // Вестник Европы. - 1828. - № 13. - С. 33-46; Состояние женщины в Греции и Турции // Телескоп. - 1831. - №7. - С. 424-426; Турецкие женщины // Москвитянин. - 1854. - №15. - Кн.1. - С. 185-193;  Осман-бей. Невольничество и гарем // Отечественные записки. - 1874. - № 2. - С. 335-378; № 3. - С. 83-126; Черняев С. Судьба женщины на мусульманском Востоке // Отечественные записки. - 1855. - № 8. - С. 41-94.

3 См.: Елисеев А. Положение женщины на Востоке // Северный Вестник. – 1888 .- № 7. - С. 97-124; № 8. - С. 49-88; Он же. Будущее женщины на Востоке // Северный Вестник. - 1889. - № 11. - С. 213-243.

4 См.: Агаев Ахмед-бек. Женщина по исламу и в исламе // Кавказский вестник (Тифлис). - 1901. - № 3. - С. 73-103.

Лебедева О.С. Об эмансипации мусульманской женщины. СПб., 1900. С. 5.

6 См.: Бартольд В.В. Первоначальный ислам и женщина // Работы по истории ислама и арабского халифата // Собр. соч.: в 9 т. Т. 6. М., 1966.

7 См.: Гордлевский В.А. Женская доля // Избранные сочинения. Т. 2. М., 1962. С. 16-20;  Он же. За женское образование // Там же. С. 75-76;  Он же. Женское движение // Там же. С. 503-505.

8 Ислам и женщина Востока: История и современность / Редкол.: Хайруллаев М.М. (отв. ред.), Салимова Ф.С. (сост.); АН УзССР. Ин-т востоковедения им. Абу Райхана Беруни. Ташкент, 1990. С. 160.

9 См., например: Каспарова В. Женщины Востока. Л., 1925; Любимова С. Октябрь и труженица зарубежного Востока // За партию. - 1927. - № 3. - С. 77-80; Осипов О. «Права» и «свободы» турецкой женщины (из стамбульских впечатлений) // Советская женщина. - 1948. - № 3. - С. 55-56.

10 См.: Поленина С.В. Права женщин в системе прав человека: Международный и национальный аспект. М., 2000.

11 См.: Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. СПб., 2007.

12 См.: ^ Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М., 1986; Он же. Шариат и мусульманско-правовая культура. М., 1997; Он же. Исламские и западные правовые ценности: столкновение или взаимодействие // Dialog avrasya (Istanbul). - 2007. - № 17. - Р. 14-17; Он же. Исламская политико-правовая культура и демократизация в мусульманском мире: конфликт или совместимость // Религия и конфликт. М., 2007. С. 85-106.

13 См.: Ислам: политика, экономика, право, культура / Под ред. Беккина Р.И. Вып.1, 2. М., 1999.

14 См.: Шайдуллина Л.И. Арабская женщина и современность: Эволюция ислама и женский вопрос. М., 1978.

15 См.: Балтанова Г.Р. Мусульманка. М., 2007.

16 См.: Джафарова А.А. Турецкие женщины в национально-освободительной борьбе 1918-1923 гг. // Страны Ближнего и Среднего Востока. История. Экономика. М., 1972. С. 66-78; Ее же. Положение женщин Османской империи в годы правления младотурок (1908-1918) // Проблемы истории стран Ближнего и Среднего Востока. М., 1970. С. 140-150; Ибрагимова Н.Р. Роль женщины в социально-экономической, политической и культурной жизни Турции // Женщины зарубежного Востока и современность: Сборник статей. Ташкент, 1988; Зиганшина Г.М. К проблеме участия турецких женщин в движении политического ислама // Ислам и общественное развитие в начале XXI века. М., 2005. С. 309-318; Ульченко Н.Ю. Исламская традиция, феминизм и положение женщин в современной Турции // Ислам и политика: Сборник статей. М., 2001. С. 327-339; Эфендиева Н.З. Участие женщин Турции в национально-освободительной борьбе турецкого народа // Турция: история, экономика: Сборник статей. М., 1978.

17 ^ Орхан Окай. Турецкая литература периода вестернизации // История Османского государства, общества и цивилизации. Т. II / Под ред. Э. Ихсаноглу; Исследовательский центр исламской истории, искусства и культуры; пер. с тур. В.Г. Феоновой под ред. М.С. Мейера. М., 2006. С. 87.

18Aydın M. Akif. İslam’da Kadın (Женщина в исламе) // İslam Ansıklopedisi. C.24. İstanbul, 2001. S.86-94.

19 Karaman H. İslam’da Kadın ve Aile ( Женщина и семья в исламе). İstanbul, 2008.

20 Ateş S. İslamda Kadın Hakları (Права женщины в исламе). İstanbul, 1996.

21 Arsel. I. Şeriat ve Kadın (Шариат и женщина). İstanbul, 1987.

22 Aziz A.H., Karsli İ.H. Kuranda Cinsiyet kalıpları: Sosyolengüistik Bir Yaklaşım. ( Различия пола в Коране: социолингвистический подход) // Dinbilimleri Akademik Araştırma Dergisi. - 2004. - № 4. - S.194-205.

23 Dikmen M. Islamda Kadın Hakları (Права женщины в исламе). Istanbul, 1983.

24 Durakbaşa Ayşe, Halide Ediр. Türk Modernleşmesi ve Feminizm ( Модернизация Турции и феминизм). Istanbul, 2000; Tekeli Şirin. Kadınlar ve Siyasal Toplumsal Hayat (Женщины и общественно-политическая жизнь). İstanbul, 1982; Bora Aksu, Günal Asena. 90'larda Türkiye'de Feminizm (Феминизм в Турции в 90-гг.). İstanbul, 2002.

25 Aksoy Murat. Başörtüsü-Türban: Batılılaşma-Modernleşme, Laiklik ve Örtünme (Платок-тюрбан: вестернизация – модернизация). İstanbul, 2005; Arat Yeşim. Türkiye’de Kadın Milletvekillerinin Değişen siyasal Rolleri: 1934-1980 (Политическая роль женщин-депутатов в Турции (1934-1980) // Ekonomi ve İdari Bilimler Dergisi (Ankara). Cilt. 1. - 1987. - № 1. - S. 45-66; Çakır Serpil. Siyasal Yaşama Katılım Mücadelesinde Türk Kadını (Турецкая женщина в борьбе за участие в политической жизни) // Kadınlar ve Siyasal Yaşam. İstanbul, 1991. S. 131-141; Sezer Ayten. Türkiye’deki ilk Kadın Milletvekilleri ve Meclisteki Çalışmaları (Первые женщины-депутаты Турции и их деятельность в меджлисе) //Atatürk Araştırma Merkezi Dergisi (Ankara). Cilt 14. - 1998. - № 42. - S.889-905.

26Durakbasa Ayse. Kemalism as Identity Politics in Turkey // Deconstruction Images of «the Turkish womаn» / Ed. by Zehra F. Arat. N.Y., 1999. Р. 139-156; Caporal Bernard. Kemalizm’de ve Kemalizm Sonrasında Türk Kadını (Турецкая женщина в период кемализма и после него). No.233. Ankaraı, 1982; Göksel Burhan. Çağlar Boyunca Türk Kadını ve Atatürk (Турецкая женщина и Ататюрк). Ankara, 1993; Doğramacı Emel. Cumhuriyet döneminde Türk kadını (Турецкая женщина в республиканский период) //Erdem. Cilt 1. Sayı 1. Ankara, 1985. S.111-123.

27 Abadan-Unat N. Türk Toplumunda Kadın (Женщина в турецком обществе). 2. bs. Ankara, 1982; Akoğlan Meryem. Konaklama Endüstrisinde Kadın Yöneticiler (Женщины   руководители в гостиничном бизнесе). Eskişehir, 1997; Koca Kadriye Yılmaz. Osmanlı'da Kadın ve İktisat (Женщина и экономика в Османской империи). İstanbul, 1998; Yücel Erdem. Osmanlı Tarihinde Vakıf Yapan Kadınlar (Женщины в османской истории, создавшие вакуфы) // Hayat Tarih Mecmuası. Cilt. 7. Şubat, 1971. S. 44-49.

28 Davis Fanny. Ottoman Lady: A Social History from 1718 to 1918. N.Y., 1986.

29 Dengler I.C. Turkish Women in the Ottoman Empire: The Classical Age // Women in the Muslim World. L., 1978. P. 229-244.

30 Ahmed Leila. Women and Gender in Islam. Historical roots of a Modern Debate. New Haven-London, 1992.

31 Hambly, Gavin R.G. Women in the Medieval Islamic World (The New Middle ages). Vol. 6. N.Y., 1998.


32 http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0225/analit03.php

33 См.: Тридцать лет в турецких гаремах. Автобиография жены великого везира Кипризли Мегемет-паши Мелек ханум / Пер. с англ. СПб., 1874.

34 См.: Осман-бей. Женщины в Турции. Очерки турецких нравов. СПб, 1873.; Он же. Невольничество и гарем // Отечественные записки. - 1874. - № 2. - С.335-378; № 3. - С. 83-126; Он же. Турки и их женщины. Султан и его гарем. Изд.2. СПб., 1874.

35 См.: Гарем и турецкие женщины. Воспоминания английской гувернантки // Природа и люди. - 1879. - № 8. - С. 41-57.

36 См.: Крутье Л.А. Гарем: Царство под чадрой / Пер. с англ. В. Симакова. М., 2000. В России в последнее время тема гарема стала популярной, появились художественные произведения и переводная научно-популярная литература, например: Норман П. Гарем: история, традиции, тайны / Пер. с англ. О.И. Миловой. М., 2005; Казиев Ш.М. Повседневная жизнь восточного гарема. М., 2006, и др.

37 См., например: Турецкая империя в древнем и нынешнем ее состоянии, или Описания разных народов, обитавших в Турции: их нравы, обычаи, вероисповедание, правление, государственные доходы, достопамятности городов, число жителей и войск в нынешнем их состоянии и проч. М., 1829; Блант Джон. Народы Турции. Двадцать лет пребывания среди болгар, греков, турок, албанцев и армян дочери и жены консула / Пер. с англ. Т.1-2. СПб., 1879; Семенюта П.П. Турция сегодня. Факты и настроения. Вып. 1-3. СПб., 1908.

38 Dede Korkut Hikayeleri. Haz. Cevdet Kudret (Pассказы Деде Коркута). İstanbul, 1986.





Скачать 369,99 Kb.
оставить комментарий
Кютюкчю Мустафа
Дата25.09.2011
Размер369,99 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх