Формирование и развитие теории инноваций icon

Формирование и развитие теории инноваций


Смотрите также:
Задачи аукциона: приобщение учащихся к социально-значимой практико-ориентированной деятельности...
Белошистая, А. В. Формирование и развитие математических способностей. Вопросы теории и практики...
Список использованных источников и литературы...
Методические рекомендации по формированию показателей статистики науки и инноваций Введение...
Виды инноваций и их классификация...
Образовательно-воспитательные проекты конкурсы и фестивали...
Формирование и развитие профессиональной компетентности студентов на занятиях по дисциплине...
Инновационная образовательная программа «Формирование системы аналитических компетенций для...
Инновационная образовательная программа «Формирование системы аналитических компетенций для...
Инновационная образовательная программа гу-вшэ «Формирование системы аналитических компетенций...
Урок по географии 7-й класс. Тема: Литосфера и происхождение материков и океанов...
Игра «Страна знатоков» Учитель истории и обществознания...



Загрузка...
скачать
ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ ИННОВАЦИЙ

Хотя инновационная практика существует много тысячелетий, но предметом специального научного изучения инновации стали лишь в 20 веке. Теория инноваций -дитя ушедшего века.

В формировании и развитии теории инноваций вырисовываются три значимых этапа: 10-30-е годы -формирование фундаментальных основ теории (период базисных инноваций в этой сфере научного познания); 40-60-е годы - развитие и детализация базовых инновационных идей предыдущего периода; с середины 70-х годов - новый теоретический прорыв, связанный с освоением и распространением пятого технологического уклада, волной эпохальных и базисных инноваций в период становления постиндустриального общества Этот период охватит, вероятно, и первые десятиле­тия XXI в. Рассмотрим вкратце основные осо­бенности и достижения каждого периода

Формирование основ теории инноваций происходило в рамках становления общей тео­рии циклов и кризисов прежде всего в эконо­мической и технологической сферах. Предпосылки для понимания роли инноваций в выхо­де из экономических кризисов вытекают из понимания М.И. Туган-Барановским решаю­щей роли колебаний инвестиций в смене фаз промышленного цикла [15]. Ведь инвестиции обычно сопровождаются инновациями. Один из классиков кейнсианства, Э. Хансен, высоко оценил вклад М.И. Туган-Барановского в раз­витие теории циклов и кризисов. «Господству­ют над циклом и управляют им, таким образом колебания размеров инвестиций; потребление же поднимается и падает в результате этих колебании. Такова была в высшей степени ори­гинальная и по существу новая для того времени теория, выдвинутая Туган-Барановским” (16.С.90).

Мощный краеугольный камень в фундамент теории инноваций заложил Н.Д. Кондратьев. Излагая учение о больших циклах конъюнкту­ры примерно полувековой длительности он обосновал закономерную связь «повышатель­ных» и «понижательных» волн этих циклов с волнами технических изобретений и их прак­тического использования: «Перед началом по вышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом ее начале, наблюдаются зна­чительные изменения в основных условиях хо­зяйственной жизни общества. Эти изменения обычно выражаются (в той или иной комбина­ции) в глубоких изменениях техники производ­ства и обмена (которым в свою очередь пред­шествуют значительные технические изобрете­ния и открытия), в изменении условий денеж­ного обращения, в усилении роли новых стран в мировой хозяйственной жизни» [1. С. 370-371]. По сути дела речь идет о волне техноло­гических и экономических инноваций.

Н.Д. Кондратьев увязывает эти волны с ра­дикальными переменами в других сферах жизни общества: «Периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значитель­но богаче крупными социальными потрясения­ми и переворотами в жизни общества (револю­ции, войны), чем периоды понижательных волн» [1. С. 374]. И дальше: «Таким образом, и войны, и социальные потрясения включаются в ритмический процесс развития больших цик­лов и оказываются не исходными силами этого развития, а формой его проявления. Но раз возникнув, они, конечно, в свою очередь ока­зывают могущественное, иногда пертурбирующее влияние на темп и направления экономи­ческой динамики» [1. С. 383].

Таким образом, можно сделать вывод, что Н.Д. Кондратьевым заложены основы общей теории инноваций, охватывающей не только технологию и экономику, но и социально-поли­тическую сферу, а также раскрывающей меха­низм взаимодействия инноваций в различных сферах общества.

Основоположником теории инноваций счи­тается ^ Йозеф Шумпетер, который подхватил и развил основные идеи Н.Д. Кондратьева в этой области. Шумпетер сконцентрировал свое внимание на экономических инновациях, высо­ко оценил роль предпринимателя — новатора в экономическом прогрессе. «Функция пред­принимателей заключается в том, чтобы рефор­мировать или революционизировать производ­ство, используя изобретения, или в более общем смысле, используя новые технологичес­кие решения для выпуска новых товаров или производства старых товаров новым способом, открывая новые источники сырья и материалов или новые рынки, реорганизуя отрасль и т.д. Начало строительства железных дорог, произ­водство электроэнергии перед. Первой мировой войной, энергия пара и сталь, автомобиль, колониальные предприятия — все это яркие образцы большого семейства явлений, включа­ющего также и бессчетное множество более скромных представителей — вплоть до выпус­ка новых сортов колбас и оригинальных зуб­ных щеток. Именно такого рода деятельность и есть главная причина периодических «подъ­емов», революционизирующих экономический организм, и периодических «спадов», возника­ющих вследствие нарушения равновесия при производстве новых товаров или применении новых методов. Делать что-то новое всегда трудно, и реализация нововведения отражает самостоятельную экономическую функцию, во-первых, поскольку все новое лежит за преде­лами рутинных, понятных всем задач и, во-вторых, поскольку приходится преодоле­вать сопротивление среды...» [17. С. 183-184].

Я привел эту длинную цитату, ибо в ней в сжатой форме выражены основы теории инно­ваций II. Шумпетера: инновационная деятельность как важнейшая функция предпринимате­лей; различение инноваций-продуктов и ннноваций-процессов, радикальных (базисных) и улучшающих, технологических и экономичес­ких инноваций; место инноваций в цикличной динамике экономики; неизбежность преодоле­ния силы инерции, сопротивления среды.

Друг и единомышленник Н.Д. Кондратьева Питирим Сорокин заложил основы теории ин­новаций в социокультурной сфере, понимая ее в широком смысле — не только искусство и культуру, социальные и политические отноше­ния, но и динамику научных открытий и изо­бретений, межгосударственных и гражданских войн, В опубликованном в 1937-1941 гг. четырехтомнике «Социальная и культурная дина­мика» [3] он исследовал, в частности, тенден­цию динамики технических изобретении более чем за 5 тысячелетий истории общества, а также наиболее крупные нововведения, наблю­давшиеся за тысячелетия в других сферах ду ион лизни общества. Отмечая наличии дол­госрочных колебании в социокультурной дина­мике, выражающихся в смене преобладания идеационального, чувственного и интегрально­го социокультурных типов. Питирим Сорокин отрицал наличие общего тренда исторического прогресса, считал эти колебания (флуктуации) бесцельными, с чем трудно согласиться. Им даны количественные оценки инновационных волн в ряде сфер духовного воспроизводства.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что за три десятилетия XX в. были заложены фундаментальные основы теории инноваций, особенно технологических и социокультурных.

Второй период развития теории иннова­ций — с 40-х до середины 70-х годов — не характеризуется столь фундаментальными прорывами в этой области познания. Этому помешали Вторая мировая война и послевоен­ная гонка вооружений, когда усилим были на­правлены на освоение и распространение ба­зисных инновации IV Кондратьевского цикла и адекватного ему технологического уклада; исследования носили более практический, при­кладной характер. Однако теория инноваций существенно продвинута вперед.

Среди фундаментальных работ этого перио­да следует отметить крупную монографию вы­дающего английского ученого Джона Бернала «Наука в истории общества» (Science in His­tory), изданную в Лондоне в 1954 г. и в СССР в 1956 г. [18]. Хотя в центре внимания иссле -дователя находится прогресс научного позна­ния за все исторические эпохи, он раскрывает неразрывную взаимосвязь этого прогресса с развитием техники, начиная с палеолита. Дж. Бернал отмечает смену периодов подъемов и упадков в развитии науки и ее технологичес­ком применении: «Прогресс науки является чем угодно, только не единообразием в про­странстве и времени. Периоды быстрых темпов ее развития чередуются с более продолжитель­ными периодами застоя и даже упадка. С тече­нием времени центры научной деятельности перемещались и обычно скорее следовали за перемещением центров торговли и промышлен­ной деятельности, нежели направляли его. Ва­вилон, Египет и Индия были центрами древней науки. Греция становится их общей наследни­цей, и там, как нам известно, впервые был выработай рациональный базис для пауки... В Риме науке уделялось мало внимания, и она совершенно отсутствовала в западноевропей­ских королевствах варваров. Наследие Греции вновь вернулось на Восток, откуда оно и при­шло. В Сирин, Персии и Индии и даже в далеком Китае ощущались новые веяния в науке, слившиеся затем в великолепном синте­зе в странах ислама. И только отсюда наука и техника пришли в средневековую Европу» и привели к «великой вспышке созидательной активности» [18. С. 9]. Наука смогла эффек­тивно содействовать переменам в области промышленности и транспорта с помощью элект­ричества, машин и химических препаратов.

В монографии раскрывается связь между научными, техническими и социальными ново­введениями на всех этапах истории развития общества. Дж. Бернал отмечает, что «периоды расцвета науки обычно совпадают с периодами усиления экономической активности и техни­ческого прогресса» [18. С. 30]. И хотя на пер­вых этапах наука скорее использовала иннова­ции, чем инициировала их, в современном об­ществе именно научные инновации служат от­правным пунктом инноваций в технике и технологии и в других сферах общества. И если первые эпохальные нововведения — ис­пользования огня, применение гончарного круга, ткачества, колеса и корабля — появи­лись без помощи науки, то «в наш век новое знание и опыт в деле управления материаль­ным миром значительно опережают развитие соответствующих форм культурной, полити­ческой и экономической жизни» [18. С. 663].

Однако прогресс науки, осуществляемые по ее инициативе инновации имеют не только со­зидательный, но разрушительный характер. «И ныне, в этот век науки, как ужасно мало новые знания, мастерство и изобретательность используются для какого-либо улучшения ус­ловий жизни человека и как много — для совершенствования орудий разрушения!» [-18. С. 667].

В этот период большое внимание уделялось взаимосвязи инноваций с экономическим рос­том. Этой проблеме была посвящена нобелев­ская лекция Саймона Кузнеца, прочитанная им в декабре 1917 г. В ней сформулирован ряд новых подходов к теории инноваций, развива­ющих идеи Йозефа Шумпетера и Джона Бсрнала.

Во-первых, С. Кузнец ввел понятие эпо­хальных нововведений, лежащих в основе пере­хода от одной исторической эпохи к другой, о чем речь шла выше.

Во-вторых, революционное ускорение тем­пов экономического роста в индустриальную эпоху вызвано, по мнению С. Кузнеца, эпо­хальным нововведением — новым источником роста стало ускоренное развитие науки. «Мас­совое применение технологических нововведе­ний, составляющее в значительной степени суть современного экономического роста, тесно связано с дальнейшим прогрессом науки, кото­рый, в свою очередь, образует основу дальней­шего технического прогресса... Применение но­вовведений не только дает дополнительные экономические ресурсы для фундаментальных и прикладных исследований с долгим сроком разработки и значительными затратами капи­тала, но, что следует отметить особо, позволяет создавать новые эффективные средства для исследований "и дает дополнительную инфор­мацию об изменениях в природных процессах, происходящих под влиянием изменений в про­изводстве» [1.С. 110].

В-третьих, обсуждая социальные последст­вия нововведений, С. Кузнец отмечает, что они могут нести как положительный, так и отрица­тельный характер. Государство должно прини­мать участие в предупреждении и разрешении возникающих при этом конфликтов. Экономи­ческая функция государства — стимулировать рост и структурные изменения, анализировать, отбирать или отбрасывать правовые и институ­циональные нововведения, предлагаемые как способы и направления использования нового потенциала производства. Без нововведений наука хиреет и чахнет; инновационная волна служит питательной почвой для расцвета науч­ных исследований.

В-четвертых, технологические нововведе­ния взаимосвязаны с нововведениями в других сферах общества: «Постоянное появление тех­нологических нововведений, что характерно для современного экономического роста, и со­путствующие им социальные нововведения, об­легчающие необходимую адаптацию, являются главными факторам воздействия па структуру экономики и общества», ведут к «нововведени­ям в области права, в институциональных структурах и даже в идеологии» [1. С. 113]. В первую очередь это относится к развивающим­ся странам: «Заметный прогресс в экономичес­ком развитии развивающихся стран может по­требовать изменений в существующих произ- водственных технологиях и, вероятно, еще более существенных нововведений в полити­ческих и социальных структурах» [1. С. 119].

Исследования технологических нововведе­ний осуществлялось также в плане управления улучшающими инновациями. Можно назвать переведенную на русский язык книгу Брайяна Твисса [19], первое издание которой опублико­вано в 1974 г. Б. Твисс отмечает значение идей Н.Д. Кондратьева для понимания неравномер­ности динамики инноваций и решающую роль последних в обеспечении экономического роста. «Характер технического развития меня­ется. В последние годы получили новое при­знание работы Н. Кондратьева, высказавшего предположение о существовании длинных волн экономического развития... Г. Менш, исследо­вавший частоту научно-технических нововведе­ний, также подтвердил наличие полувековых циклов, активные нововведения в фазе наибо­лее глубокой депрессии. В каждом случае новые технологии лежали в основе формирова­ния новых отраслей, обеспечивающих ускоре­ние экономического роста. В свете этих идей важность научно-технических нововведений как источников экономического роста возрас­тает» [19. С. 25].

В книге приводится высказывание Джеймса Брайта, характеризующее уникальную роль инноваций в развитии общества: «Единствен­ный в своем роде процесс, объединяющий науку, технику, экономику, предпринимательство и управление, — это процесс научно-тех­нического нововведения. В нем воплощаются те знания, которые компетентный руководи­тель, эффективно работающий ученый, умный чиновник и просто образованный член общест­ва должен иметь завтра. Это процесс преобра­зования научного знания в физическую реаль­ность, изменяющую общество» [19. С. 30].

Б. Твисс подчеркивает суть нововведения как процесса, в котором изобретение или науч­ная идея приобретают экономическое содержа­ние, творческий характер инновационной дея­тельности, выявляет факторы, определяющие успех нововведений: рыночная ориентация, со­ответствие целям корпорации, методы оценки, эффективное управление проектом, творчест­во, инновационная обстановка и наличие «за­щитника проекта», характеризует особенности инноваций на разных стадиях жизненного цикла отрасли, методы оценки эффективности инновационных проектов.

Опыт технологических инноваций обобщал­ся национальными [20] и международными [21] экономическими организациями, что спо­собствовало повышению эффективности инно­вационной деятельности, но в основном на эволюционной стадии распространения улуч­шающих инноваций.

Современный этап в развитии теории инно­ваций (третий ее долгосрочный цикл) ведет отсчет с публикации монографии немецкого ученого Герхарда Менша «Технологический пат: инновации преодолевают депрессию» [6] и последовавших за ней публикаций и между­народных конференций, посвященных теории длинноволновых колебаний в экономике Ни­колая Кондратьева и Йозефа Шумпетера. Следует отметить монографии Я. Ван Дейна «Длинные волны в экономической жизни» [22], А. Клайнкнехта «Инновации в периоды кризиса и процветания» [23], К. Фримена, Дж. Кларка, Л. Сутэ «Безработица и техничес­кие нововведения. Изучение длинных волн экономического развития» [24], Ивана Нико-лова «Длинные волны Кондратьева» [25]. Международный институт прикладных систем­ных исследований провел серию международ­ных конференций по проблемам длинноволно­вых колебаний в экономической динамике в Сиене, Веймаре [26], Мониелье [27], Новоси­бирске (1998 г.).

В разработку теории циклов и инноваций активно включились советские ученые. Серию монографий по этим проблемам опубликовал Ю.В. Яковец - в 1978 г. [28. гл. IV], 1984 г. [29], 1988 г. [30]. В этих работах инновации рассматривались как непременная часть науч­но-технических и экономических циклов (сред­несрочных, долгосрочных, сверхдолгосроч­ных), основа выхода из кризиса, исследова­лась взаимосвязь научных, технических, инно­вационных, экономических, образовательных, организационно-управленческих циклов и их инновационных фаз.

Фундаментальное исследование долговре­менных тенденций в динамике науки, техники и экономики выполнил академик А.И. Анчишкин. В книге, удостоенной Государственной премии СССР [31], он выделил в истории научно-технического прогресса три эпохаль­ных переворота, реализовавших кластеры ба­зисных инноваций: первую промышленную ре­волюцию конца XVIII — начала XIX в.; вто­рую промышленную революцию последней трети XIX — начала XX'в.; третью промыш­ленную революцию, начавшуюся с середины XX в. и переросшую в научно-техническую революцию. В последние два десятилетия XX в., как отмечает А.И. Анчишкин, начали склады­ваться признаки новой, второй волны НТР, основные черты которой — коренная пере­стройка технологии производства на основе электроники, биотехнологии, автоматизации сложных технических систем, информацион­ный взрыв, абсолютное господство техники на научной основе, превращение материализации научных знаний в главный источник расширен­ного воспроизводства.

Были опубликованы обзор теорий долгосроч­ных тенденций в капиталистической экономике [32], книга СМ. Меньшикова и Л.А. Клименко [33] но этой проблеме, монография Л:С. Барю-тина по техническим нововведениям в промыш­ленности [34], книга В.И. Кушлина об обнов­лении производственного аппарата [35]. В рос­сийскую науку было возвращено наследие Н.Д. Кондратьева, его учение о больших цик­лах конъюнктуры и связанных с ними долгос­рочных колебаниях экономической динамики. В России в этот период сложилась сильная инновационная школа.

Новая волна в развитии теории инноваций связана с глубоким кризисом мировой эконо­мики в середине 70-х и начале 80-х годов, обусловленным переходом к пятому Кондра­тьевскому циклу. Этот переход происходил на фоне мирового энергетического кризиса и ре­волюции цен: индекс мировых экспортных цен за 1971-1980 гг. повысился в 8,1 раза, в том числе на сырьевые товары — в 14,1 раза, продукцию сельского хозяйства — в 8 раз, готовые изделия — в 6,3 раза [36. С. 61-62]. Возникло нестандартное, с точки зрения тео­рии кризисов, явление, получившее название стагфляции, т.е. галопирирующая инфляция в условиях спада производства. И хотя в после­дующие 5 лет экспортные цены, особенно но топливно-сырьевым товарам, снизились, а в дальнейшем наблюдался их умеренный рост с неустойчивой динамикой, ситуация в мировой экономике изменилась. Стало очевидно, что назрела необходимость осуществления класте­ра базисных инноваций, обеспечивающих ста­новление пятого технологического уклада, что только с помощью таких инноваций можно преодолеть принявшую глобальный характер депрессию. И это действительно произошло. Со второй половины 80-х годов наблюдались сравнительно высокие темпы экономического роста (с заминкой в начале 90-х годов). В результате объем ВВП' мира за 15 лет увели­чился на 63%, мировой объем производства — на 60% (в том числе готовых изделий — на 65%), экспорта — в 2,83 раза (в том числе готовых изделий — в 3,96 раза) при повыше­нии экспортных цен в 3,31 раза (в том числе на сырьеныс товары — в 1,94 раза, на сельхоз-сырье — в 2,29 раза и готовые изделия — в 4,02 раза) [36]. Причем происходил этот рост на фоне падения производства в постсоциалис­тических странах. Улучшение мировых экономических показа­телей в 90-е годы ослабило внимание ученых к теории инноваций, выдвинуло на первый план прикладные проблемы освоения и распростра­нения улучшающих инноваций. Однако миро­вой экономический кризис 2001-2002 гг., зна­менующий переход к понижающей волне пя­того Кондратьевского цикла, вновь ставит проблему освоения кластеров базисных инно­ваций, обеспечивающих переход к шестому технологическому укладу, адекватному по­стиндустриальному технологическому способу производства. С уверенностью можно предви­деть, что это вызовет повышенный интерес к проблемам теории инноваций, механизму их освоения и распространения в условиях глоба­лизации экономики, возрождение интереса к теории циклов, кризисов и инноваций Николая Кондратьева, Йозефа Шумпетера, Герхарда Менша.

Каковы главные достижения развития тео­рии инноваций во второй половине XX в.?

1. В центре внимания исследователей были длинноволновые колебания в экономике и об­ществе и связанные с ними волны базисных инноваций. Воспринята, статистически под­тверждена и развита теория циклов и иннова­ций Николая Кондратьева и Йозефа Шумпете­ра. Герхард Менш обосновал положения о ба­зисных, улучшающих и псевдоинновациях, взаимосвязи долгосрочных циклов в области изобретений, инноваций и экономики [6]. Это позволило не только уточнить хронологические рамки исследованных Н.Д. Кондратьевым цик­лов, но и отодвинуть время их начала на многие столетия назад. Американские ученые Дж. Модельски и У. Томпсон датируют их начало 930 г. «Эволюционный потенциал рыночной экономики с точки зрения глобальных перспек­тив заключается не только во все большем усложнении и растущей специализации в усло­виях высокой урбанизации, но и в последова­тельно сменявших друг друга волнах нововве­дений, которые вдыхали новую жизнь при по­мощи знаменитых изобретений — бумаги, денег, финансовой системы, огнестрельного оружия, компаса, сделавших возможными оке­анские путешествия. Но если существуют сами изобретения, можно ожидать, что нововведе­ния, появляющиеся на их основе, будут появляться не поодиночке, а группами, кластерами, давая начальный импульс ранним волнам Кон­дратьева. Таким образом, можно предполо­жить, что, хотя и в весьма рудиментарной форме, волны Кондратьева зародились в Китае на рубеже первого и второго тысячелетий нашей эры, переместившись затем по Велико­му шелковому пути в Италию и, набрав темпы в XV в., достигли зрелости с укреплением океанской торговли, в которой господствова­ли Нидерланды и Бельгия. Длинные волны промышленного развития, исследовавшиеся Н.Д. Кондратьевым, были поздней формой проявления процесса, начавшегося задолго до того в другой части света» [37. С. 54-55].

2. Наряду с длинноволновыми колебаниями изобретений, инноваций, экономической актив­ности были выдвинуты и исследованы сверх­длинные вековые и тысячелетние волны эпо­хальных инноваций, преобразующие не только технику и экономику, но и всю структуру об­щества. Арнольд Тойнби исследовал циклы в динамике локальных цивилизаций, периоди­ческую смену их поколений. «Рост цивилиза­ций является поступательным движением. Ци­вилизации развиваются благодаря порыву, ко­торый ведет их от вызова через ответ к даль­нейшему вызову: от дифференциации к интеграции и снова к интеграции... Прогресс, который мы называем ростом, представляет собой кумулятивное поступательное движе­ние» [38. С. 214]. В основе преобразовательной силы ответа на вызов лежит кластер эпохаль­ных и базисных инноваций. Если цивилизация оказывается неспособной на него, она сходит с исторической сцены.

Фернаи Бродель вслед за Р. Камероном обосновал наличие не только полувековых Кондратьевских, но и вековых трендов протя­женностью от 150 до 300 лет, полагая, что более длительных исторических циклов не су­ществует [39. С. 72].

Иного мнения придерживается один из крупнейших американских футурологов, Элвин Тоффлер. Он считает, что результатом крупнейших нововведений являются большие волны, которые открывают целые эпохи в ис­тории человечества. Первая волна началась 8-9 тыс. лет назад с освоения земледелия и скотоводства, перехода к искусственному вос­производству, производительному образу жизни, а затем к формированию строительства, ремесла. Этот был, пожалуй, самый перелом­ный кластер эпохальных инноваций в развитии вида Homo sapiens, определивший все большее отклонение траектории его динамики от разви­тия остальных видов животного мира. Вторая волна — рождение индустриальной цивилиза­ции, начало которой положила промышленная революция, подобная взрыву, ударные волны от которого обошли всю землю, разрушая древ­ние общества и порождая совершенно новые цивилизации. С конца XX в. начинается третья волна. Она несет с собой подлинно новый образ жизни, основанный на дифференцированных, возобновляемых источниках жизни, на «электронных коттеджах», на локально преобразованных школах и корпорациях. «Начало новой цивилизации — единственный и обладающий наибольшей взрывчатой силой факт времени, котором мы живем... Человечество ждут глубокие перемены. Оно стоит перед глубочайшим социальным переворотом и теоретической реорганизацией всего времени. Не различая еще отчетливо этой потрясающей новой цивилизации, мы с самого начала участвуем в ее строительстве» [40. С. 31-32].

Российский историк И.М. Дьяконов выделял в сорокатысячелетней истории вида Ноmo sapiens 8 исторических фаз, сменяющих друг друга в ускоряющемся темпе. Приоритетную роль в смене фаз он придавал крупным инновациям в развитии вооружений, средств уничтожения человека. «Есть лишь одна область технологии, где прогресс, оказывает существенное влияние на смену производственных отношений. Это прогресс в производстве оружия. Где нет металлического оружия, там не может быть классового общества... Со средне­вековьем покончили не столько Великие гео­графические открытия (но и они тоже), сколь­ко пушка, которая свела на нет роль средневе­кового рыцаря и поставила промышленного: предпринимателя выше сельскохозяйственно­го, не говоря уже о ручном ремесле. Атомная и водородные бомбы приведут (если человечество сохранится) к утверждению посткапита­листического общества во всемирном масшта­бе» [43. С. 13-14]. Хотя роль военно-техничес­ких инноваций в трансформации общества представляется преувеличенной и слишком прямолинейной, тем не менее военно-техничес­кие инновации были важным элементом в смене вековых циклов.

В моих монографиях [8-10, 29, 30, 42] обоснована концепция взаимосвязи различных по длительности циклов развития общества и разных его элементов (сфер) — среднесрочных (примерно раз в десятилетие), долгосрочных (Кондратьевских, полувековых), сверхдолгос­рочных (вековых, цивилизационных) и тыся­челетних (исторических суперциклов), вклю­чающих триаду родственных мировых цивили­заций. Становление каждого нового цикла осу­ществляется на основе волны эпохальных или базисных инноваций разной глубины, длитель­ности и с различной интенсивностью трансфор­мации общества. Предложена эмпирическая шкала глубины преобразований в обществе на основе определения коэффициента интенсив­ности трансформации [8. С. 266-267].

3. Продолжая традицию Н.Д. Кондратьева, О. Шпенглера, Й. Шумпетера, Питирима Со­рокина, исследователи инноваций распростра­нили их не только на технологию и экономику, но и на другие сферы жизни общества, включая науку, политическую и социальную жизнь, культуру, этику, религию.

Опубликован ряд монографий, в которых рассматривались инновации в ритме цикличной динамики социально-политической жизни, науки, культуры, военной активности, в целом исторического развития. Следует отметить книгу Артура Шлезингера-младшего «Циклы американской истории» [43], в которой обоб­щены итоги исследований сложившейся в США школы циклов в политической жизни. Автор выдвинул положение о политических циклах длительностью 30 лет — циклах активной жизни одного поколения. В течение первых 15 лет каждое поколение отличается высокой ин­новационной активностью, а затем занимает консервативную позицию: «Каждое поколение, став политически совершеннолетним, тратит первые пятнадцать лет на то, что бросает вызов поколению, которое уже имеет власть и защи­щает ее. Затем это новое поколение само при­ходит к власти на пятнадцать лет, после чего его политическая активность слабеет, а новое подрастающее поколение претендует на роль преемника» [43. С. 5]. Это положение относит­ся не только к политике, но и к другим сферам деятельности людей. Закон смены поколений действует на протяжении всей истории, во многом определяя ритм колебаний инновацион­ной активности.

В моих монографиях 1984 г. [29] и 1998 г. [30] исследована взаимосвязь цикличной дина­мики науки, изобретений, нововведений и смены поколений машин и технологических укладов, развития эффективности и цен техни­ки, введены понятия экологических, образова­тельных, организационно-производственных, управленческих циклов. Специальная глава в монографии 1988 г. посвящена закономернос­тям возникновения и освоения открытий, изо­бретений и технических нововведений. Отмече­но, что «нововведения — качественные измене­ния в производстве — могут относиться как к технике и технологии, так и к формам органи­зации производства и управления. Те и другие тесно взаимосвязаны и являются качественны­ми ступенями в развитии производства» [30. С. 95]. Раскрыта цикличность в динамике но­вовведений. «Динамика нововведений неравно­мерна: в ней явственно просматривается цик­личность. Пик крупнейших и крупных ново­введений приходится на периоды общетехни­ческих революций, на первую и вторую фазы долгосрочного научно-технического цикла. В третьей фазе в связи со значительным увеличе­нием масштабов производства и применения утвердившихся направлений и поколений тех­ники общее число нововведений возрастает, но в основном за счет средних и мелких; крупней­шие и крупные нововведения внедрять все труднее. В последней, четвертой фазе данного цикла число нововведений резко сокращается, они все более приобретают характер ложных нововведений. Но параллельно с четвертой фазой уходящего цикла зарождается и нарас­тает волна крупнейших и крупных нововведений следующего цикла. Это делает техничес­кий прогресс непрерывным, хотя и в волнооб­разной форме» [30. С. 97]. Эта закономерность
относится и к инновационной деятельности в других сферах развития общества. Но ее нельзя отнести к природным циклам: хотя там наблюдаются цикличные колебания солнечной,геологической, климатический и т.п. активнос­ти, но все это происходит без участия человека; следовательно, нельзя говорить о нововведе­-
нии.

В монографии 1999 г. «Циклы. Кризисы. Прогнозы» [8] все виды циклов в развитии общества систематизированы как проявления общей закономерности циклично-генетической динамики. Выделены циклы экологические, демографические, технологические, экономи­ческие, социально-политические, в духовной жизни общества (в науке, культуре, образова­нии, этике, религии), обобщающие историчес­кие циклы. Сформулированы закономерности периодической трансформации общества и общая теория кризисных фаз в его динамике, раскрыта роль инноваций в выходе из кризиса. «Выход из кризиса состоит в том, что устарев­шие элементы уходящей системы (или она в целом, в главном своем содержании) теряют силу, отходят на задний план..., а их месте занимают элементы новой, набирающей сил} системы, которые на какое-то время оказываются в состоянии равновесия в противоборств двух систем, чтобы затем окончательно победить и быстро распространиться во всех сфе­рах» [8. С. 291]. В этом главная системная функция инноваций, прежде всего кластера эпохальных и базисных инноваций, лежа! в фундаменте утверждения новых систем.

4. На новом этапе развития теории иннова­ций большое внимание уделено их территори­альному аспекту, колебаниям уровня иннова­ционной активности различных стран и циви­лизаций. Выше уже говорилось о позиции Дж. Модельски.и У. Томпсона по этому вопро­су [37]. Пол Кеннеди исследовал динамику уровня индустриализации на душу населения в разных странах и показал, что разрыв по этому показателю в индустриальную эпоху резко возрос: если в 1750 г. Китай и Индия практически находились на уровне Европы и превосходили США примерно вдвое, то к 1900 г. — всего через полтора столетия — Индия отставала от США в 69 раз и от Вели­кобритании в 100 раз; Китай соответственно в 23 и 33 раза. Своего рода инновационный взрыв в первой половине XIX в. наблюдался в Великобритании, когда она стала очагом про­мышленной революции: за 1800-1860 гг. уро­вень индустриализации на душу населения вырос в 4 раза, тогда как за следующие 68 лет, т.е. к 1928 г., менее чем вдвое. Обратная тенденция наблюдалась в США, которые в начале XX в. перехватили инновационное ли­дерство: рост рассматриваемого показателя за 1800-1860 гг. составил 2,3 раза, а за I860—1928 гг. - 6 раз [44. Р. 149, 200]. В России за 1800-1860 гг. уровень индустриализации изме­нился незначительно — вырос всего на треть, однако в последующие 53 года, т.е. к 1913 г., увеличился в 2,5 раза, но динамике обогнав Великобританию (1,8 раза), но отставая от США (6 раз) и Германии (3,4 раза). В резуль­тате мирового кризиса 1929-1933 г. картина изменилась: за 10 лет уровень индустриализа­ции в России вырос на 90%, в Великобрита­нии — на 27%, в Германии на 12%, тогда как в США сократился на 8%, во Франции — на 11% [Ibid. P. 200]. Следовательно, эпицентры ин­новационной активности периодически смеща­ются. Аналогичная тенденция наблюдалась и во второй половине XX в.: сначала инноваци­онный прорыв совершила Япония, а вслед за ней новые индустриальные страны Азии; одна­ко в последние два десятилетия ушедшего века лидером стали США.

Из сказанного следует, что выдвигаемое не­которыми учеными положение, что западные цивилизации являются инновационно ориенти­рованными, а восточные - традиционными, кон­сервативными, не соответствует реальным тен­денциям. Каждая локальная цивилизация про­ходит различные стадии своего жизненного цикла: в фазах оживления и подъема она отли­чается высокой инновационной активностью, в фазах застоя и кризиса — низкой. Китай в конце I — начале II тысячелетий был инициа­тором многих эпохальных инноваций, изменивших лицо мира; в это время средневековая Европа отличалась инновационным консерва­тизмом. В индустриальную эпоху роли поляр­но переменились: Китай и Индия отличались высоким консерватизмом, Западная Европа, а затем США стали лидерами промышленного прорыва. В основе «японского чуда» 50-70-х годов лежало инновационное лидерство, кото­рое затем во многом было утрачено. В истории СССР (России) XX в. инновационный порыв 50-60-х годов уступил место консерватизму 80-х и технологической деградации 90-х годов, когда технологические инновации были свер­нуты, а многие радикальные экономические перемены оказались антиинновациями, имели разрушительный эффект.

Исследование влияния глобализации на судьбу цивилизаций [10] показывает возрос­шую территориальную дифференциацию ин­новационного процесса. Группа развитых стран с высоким уровнем среднедушевого до­хода (15% населения мира) концентрирует у себя основную массу инноваций и высокотех­нологичных производств. Бедные страны с низ­ким уровнем среднедушевого дохода находят­ся, как правило, в состоянии технологического застоя, не имеют достаточного количества фи­нансовых ресурсов и квалифицированных кад­ров для осуществления базисных инноваций. В результате технологический и экономический разрыв между странами и цивилизациями на­растает.

5. Большое внимание было уделено экономическому механизму осуществления иннова­ций. Большинство исследователей стоит на точке зрения необходимости сочетать рыноч­ный конкурентный механизм (особенно в отно­шении улучшающих инноваций) с активной государственной поддержкой базисных инно­ваций, определяющих конкурентоспособность страны. Отбрасываются как позиции отказа от государственной поддержки инноваций; упова­ния на всесильную и спасительную «невиди­мую руку ринка» (преобладающего у сторон­ников рыночного фундаментализма, особенно в России), так и стремление огосударствления всего инновационного поля, концентрации всех инновационных ресурсов у государства и осу­ществления нововведений по бюрократическо­му усмотрению. Обе крайние позиции преобла­дали в СССР (России) и с необыкновенной легкостью меняли знак на противоположный у иных теоретиков. Сторонники российской инновационной школы признавали необходи­мость оптимального сочетания рыночного ин­новационного механизмах и активной государ­ственной поддержки освоения и распростране­ния базисных инноваций [13, 45]. Большое внимание уделяется инновационному менедж­менту, практическим вопросам коммерциализа­ции технологий.


ЛИТЕРАТУРА:


  1. Кузнец С. Современный экономический рост: результаты исследований и размышлений. Нобелев­ская лекция//Нобелевские лауреаты по экономике:
    взгляд из России; Под ред. Ю.В. Яковца. СП'" : Гуманистика, 2003.

  2. Кондратьев H.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. М.: Экономика, 2002.

  3. Сорокин П. А.Социальная и культурная динами­ка. СПб., СП6ХГУ, 2000.

  4. Shumpeter J. Business Cycles. Vol. 1, 2. N.Y.,1939.

  5. Бродель Ф. Материальная цивилизация, эконо­мика и капитализм. Т. 3. Время мира. М.: Прогресс,1992.

  6. Mensch G. Das technoligishe Patt: Innovationcn ubervinden die Depress;::.. Frankfurt, 1975.

1. Яковец Ю.В. Русский циклизм: повое видение прошлого и будущего. N.Y.: Edwin Mellcn Press, 1999.

  1. Яковец Ю.В. Циклы. Кризисы. Прогнозы. М.: Наука, 1999.

  2. Yakovets Y. The Past and the Future of Civilizations. N.Y. Edwin Mellen; Press, 2000.

  3. Я конец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. Изд. 2-е. М.: Экономика, 2003. .

  4. Яковец Ю.В. Рента, аптиреита, квазирента в глобально-цивилизацношюм измерении. М.: Академк­нига, 2003.

  5. Yakovets Y. Rent, Anti Rent, Quasi Rent in Global Civilization Dimension. Moscow, IKF, 2003.

  6. Инновации: теория, механизм, государственное регулирование. Под. ред. Ю.В. Яковца. М.: РАГС,2000.

  7. World Bank. World Development Indicators 2003. Washington, 2003.

  8. Туган-БараповскийМ.И. Избранное. Периоди­ческие промышленные кризисы. История английских кризисов. Общая теория кризисов. М.: Наука-РОССПЭН, 1997.

  9. Хансен Э. Экономические циклы и национальный доход//Классики кейнсианства. Т. 2. М.: Эко­номика, 1997.

  10. Шумпетпер Й.А. Капитализм, социализм и де­мократия. М.: Экономика,: 1995.

  11. Бернал Дж. Наука в истории общества. М.:ИЛ, 1956.

  12. Твисс Б. Управление научно-техническими но­вовведениями. М.: Экономика, 1989.

  13. Technological Innovation: Its Environment and Management. US Dept of Commerce, 1967.

  14. The Conditions for Success in Technological In­ novation. Organization for Economic Cooperation and Development (OECD), 1971.

  15. Van Duijn Y.Y. The Longe Wave in Economic Life. L., 1983.

  16. Kleinxnecht A. Innovationcn Patterns in Crisis and Prosperity. Schumpeter's Long Cycle Reconsidered.Foreword by Jan Press, 1987.

24. Freeman Ch., Clark )'., Suete L. Unemployment and Technical Innovation. Л Study a Long Wave in Economic Development. L., 1982.

  1. Николов И. Дълппе Вълии на Кондратьев.София: Профнллат, 1989.

  2. The Long Wave Debate. International Meeting on Long Term Fluctiation in Economic Growth. Springer-Verlag, Berlin, 1987.

  3. Life Cycles and Long Waves. Vasko T . Ayres R.,Fontvielle. (eds) L. Springer-Verlag, 1990.

  4. СитнипВ.К., ЯковсцЮ.П. Повышение эффек­тивности общественного производства. М.: Экономи­ка, 1978.

  5. Яновец, Ю.В. Закономерности научно-техни­ческого прогресса и их планомерное использование.М.: Экономика, 1984.

  6. Яковец Ю.В. Ускорение научно-технического прогресса: теория и экономический механизм. М.: Эко­номика, 1988.

  7. Анчишкин А.И. Наука-тсхника-экономика. М.:Экономика, 1986.

  8. Долговременные тенденции в капиталистичес­кой экономике. Реферативный обзор/Под ред. P.M.Энтова, Н.А. Макашсвой. М: ИНИОН, 1987.

  9. Меньшиков СМ., Клименко Л.А. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. М.: Международные отношения, 1989.

  10. БарютинЛ.С. Управление техническими ново­введениями и промышленности. М.: Изд-во МГУ,1986.

  11. Кушлин В.И. Интенсификация обновления производственного аппарата М.: Мысль, 1986.

  12. Устинов И.Н. Мировая торговля. Статистико-энциклопедический справочник. М.: Экономика,2002.


(Яковец Ю.В. Эпохальные инновации 21в. -М. ‘’Экономика”,2004.С.18-45)




.

-










Скачать 262.02 Kb.
оставить комментарий
Дата25.09.2011
Размер262.02 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх