С. А. Зелинский Манипуляции массами и психоанализ icon

С. А. Зелинский Манипуляции массами и психоанализ


Смотрите также:
Монография «Манипуляции массами и психоанализ»...
С. А. Зелинский Анализ массовых манипуляций в России...
Психоанализ в литературоведении...
Психоанализ в литературе и кинематографе сталинской эпохи...
Вопросы к зачету по дисциплине «социальная психология»...
Реферат Нанотехнология. Перспективы развития...
Сорок пять лет назад, в начале моего аналитического пути...
Психоанализ, философия, мировоззрение...
Инструменты речевой манипуляции в политическом медиадискурсе...
Реферат по философии Тема: классический психоанализ и неофрейдизм...
Программа дисциплины дпп. Дс. 02. Психоанализ...
«Психоанализ З. Фрейда»...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
вернуться в начало
скачать
^

Гл. 17. Оправданное «страдание», или душевный мазохизм.



Несколько «загадочная» тема данной работы, на самом деле уже изначально не должна никого смущать подобным названием; ибо речь идет ни больше ни меньше, как о попытке разъяснения одного, в общем-то, достаточно распространенного факта. Однако – именно подсознательная его основа, иной раз, и не позволяет его проникновению в наше сознание; а ведь зачастую только то, что уже появилось в сознании (из подсознания, или бессознательного, минуя цензуру – защиту – предсознание) может быть нами более-менее ясно осознанно.

Однако, в начале, мы сделаем небольшое отступление. Как известно, почти всю «мотивацию» наших поступков следует искать исключительно в бессознательном. И уже тогда, именно бессознательное, -- та область, в которой заключается первопричина наших (мотивированных, немотивированных) дальнейших действий.

Структурная схема нашей психики, предложенная в начале прошлого века Фрейдом, подразумевает наличие трех составляющих: бессознательного, предсознания, и сознания. Из них наиболее понятно, наверное, сознание. Но в %-ом отношении, сознание занимает довольно незначительную часть, и на самом деле почти ничего не объясняет в модели поведения (мотивации поступков) человека. Самое основное – это бессознательное. Как мы уже знаем, бессознательное – это наши потаенные желания, действительно страстные – и оттого скрываемые – устремления, т. е. все то, в чем – иной раз – мы боимся признаться даже себе. Тогда как предсознание – цензура, и ее основная функция – не пропускать в сознание весь тот негатив, который находится в бессознательном.

Это в двух словах. Теперь вернемся к попытке объяснения нашей теории.

Итак. Как бы это ни показалось парадоксальным, но для того, чтобы действительно чего-то добиться в нашей жизни (в основной своей части все это, вероятно, касается интеллектуальных устремлений) необходимо не только периодически, а быть может и постоянно – в зависимости от развития оных, заглушать все наши желания (в данном случае не вызывает сомнений синонимичность понятий «желание – удовольствие»), сознательно (подсознательно) идя на душевный мазохизм (в результате которого человек уже изначально испытывает определенную долю неудобства), но и понимать, что весь этот дискомфорт оказывается не иначе как «оправданно-необходимым»!

Основной разъясняющей позицией, по всей видимости, может быть то, что стоит нам поддаться силе искушения (берущей свое начало, как мы уже знаем, в бессознательном), -- как почти тот час же начинает ослабевать вероятность достижения интеллектуально поставленных (раннее) целей. И тогда уже именно отсюда следует, что нам необходимо сознательно (или, если угодно, бессознательно) идти на внутренний дискомфорт (т. е. рассматривая это уже как вынужденную меру), в результате которого вполне искусственно (и, как окажется, более чем оправданно) будут заглушаться все (в перспективе имеющие место быть) стремления к получению удовольствия.

Необходимость подобного связана с тем, что и научная и литературная деятельность требуют определенного аскетизма в работе. И в каком-то роде, для достижения результата индивиду просто необходимо оградить себя даже от мыслей о каком-либо варианте возникновения (а тем более реализации, удовлетворения) соблазнов. Таким образом – не только психическая энергия будет прямиком направлена (подчиняясь нам) на решение поставленных перед нами целей и задачей, но и испытываемая в душе неудовлетворенность (а все виды порока непременно связаны с получением удовольствия) будет способствовать возникновению той «рабочей злости», сублимировав которую в нужное нам русло – мы получим известный, и запрограммированный для нас результат.


Теперь рассмотрим основное подтверждение вышеизложенной теории на практике.

Представим себе, что некий индивид, наряду с достаточно «свободным» образом жизни, – (обладая некими интеллектуальными способностями), – занимается еще и творческой (ну или научной) деятельностью.

По прошествии какого-то времени подобного «совмещения», у нашего индивида стали появляться вполне справедливые мысли о том, что он не успевает написать столько, сколько, быть может, хотел раньше.

И вот здесь вполне возможны два варианта дальнейшего развития событий. Первый, -- смириться с этим; а значит продолжать совмещать научную или творческую деятельность, периодически прерывая ее подтворствованию своих жизненных инстинктов, т. е. отдавая на откуп бессознательному. Естественно, в сопутствующих этому измененных состояниях сознания он не мог (или, практически не мог) долго работать. А значит,-- со временем все чаще и чаще, -- будет требоваться вынужденная (и в данном случае оправданная) пауза.

По второму же из возможных вариантов развития сюжета, этот индивид сознательно (или подсознательно) вступает в конфронтацию с бессознательным, вполне искусственно начиная заглушать его. Включаются механизмы запрета, цензуры, или «Сверх-Я». Теперь бессознательному нет выхода наружу, а значит индивид уже может все свое свободное время – отдавать только творчеству. (Творчество это, или научная деятельность -– в нашем случае – суть одна.)

Более того, возникший в таком случае дискомфорт (в т. ч. и чувство нервозности, появившейся тревоги и т. п.) этот индивид использовал во благо своей работы, сублимируя развивающийся невроз (то, к чему, по всей видимости, и могло привести его поведение) в творчество или научную деятельность. А периодически сопутствующие (в его теперешней жизни) некие дискомфортные позывы (в т. ч. и появление бессознательного чувства вины,-- как следствие реакции на душевный мазохизм), -- теперь служили тому, что за свою работу он брался с удесятеренной силой; ибо, по всей видимости, это было единственной возможностью унять душевные страдания и обрести то душевное спокойствие, к которому, вероятно, все из нас и должны стремится.

P.S. Не лишним, на наш взгляд, упомянуть, что в этом втором варианте, индивид стал своеобразным заложником своего уже нового состояния; обрекая себя на переиодическое вызывание оного.

Что в итоге – вынуждало работать организм “на износ”.

Но, уже с другой стороны, это была, вероятно, вполне оправданная жертва.


^ Гл. 18. «Навязывание» образа


Со временем совершенствования различных форм литературно-художественных произведений, читатели поставлены в достаточно жесткие рамки вынужденного принятия навязываемых ему образов (образов жизни посредством образов главных героев).

Причем, манипулятивные механизмы воздействия на психику с помощью книг известны достаточно давно. С помощью чтения у населения можно формировать определенные установки сознания, в результате чего манипуляторы весьма успешно способны добиваться практически любых результатов. А читатели… а читатели вынуждены подстраиваться под то как говорит герой, что он говорит или делает, и т. п. После чего вполне можно предположить, что и читатель уже после будет делать примерно то же самое, что и делает полюбившийся ему герой. Да читателю уже словно ничего и не остается. Ведь любая получаемая нами информация – откладывается в подсознании. И в большинстве случаев – именно она, в последующем, будет диктовать некие условия последующего поведения читателей, являя мотивационную составляющую их.

Это хорошо знали идеологи ком.партии Совет. Союза. Потому и выходила тогда, в большинстве случаев, вполне идеологическая проза, которая с художественной точки зрения в некоторых случаях была весьма спорной, но вот воздействие на массы имела колоссальное. Как раз в контексте формирования особого,-- советского,-- образа жизни. И уже писатели, ставящие свое «дарование» в угоду правящему режиму – вполне могли рассчитывать на все «земные блага».

Сейчас большинство из них уже никто не помнит. Хотя до сих пор известны те, мастерство которых или сразу пробивало брешь социалистической системы (после чего их уже не печатали), или же они вынуждены были подстраиваться под навязываемые «сверху» стандарты, создавая наряду с великими творениями и чисто номенклатурные вещи, благодаря чему и имели возможность «печататься». Остальные же уезжали из страны, получив вместе со свободой и необходимость,-- так великолепно описанную И. Бродским в одном из его эссе,-- выживать в условиях капиталистического рынка.

В какой-то мере некоторым писателям достаточно нелегко удержаться от «поучительства». Но стоит только предположить, что многие люди, быть может, и вели себя иначе в каких ситуациях, и говорили бы что-то другое, и совершали (а быть может и вовсе не совершали) какие-либо другие поступки, но если и собирались они сделать нечто подобное, то почти тут же из их бессознательного выплывал тот или иной образ героя (одобренного политбюро), и человек уже совершал нечто, в соответствии с тем что от него ждали. А если не совершал – то в зависимости от характера маргинального поведения, мог быть соответствующим образом наказан.

И быть может остается только «сожалеть» (в контексте темы нашей работы) о подобной силе бессознательного. А иногда кажется, что, быть может, и вовсе лучше не знать ни о чем подобном. Но уже раз знаем,-- то следует более внимательно относится ко всему происходящему, да надеяться, что нам будут попадаться «умные» книги,-- а писателям – «умные» читатели.


^ Гл. 19. «Любовные» взаимоотношения. Конфликт и время.


Прежде всего следует учитывать, что какие-либо любовные отношения – суть манипулирования со стороны одного из участников. Причем порой роли меняются. А сами

взаимоотношения между мужчиной и женщиной, вероятно, могут проходить по различным «сценариям». Можем предположить, что для исследования больше интересен конфликт во взаимоотношениях, нежели «идиллия», тем более что такой практически и не существует. (Если мы имеем в виду истинную «правдивость» во взаимоотношениях с обеих сторон, что не только является почти не существующим исключением, но и если все же бывает, или достаточно недолговечно, потому как наверняка когда-нибудь возникнет момент, когда былая «идиллия» – закончится. Если все же брак более-менее стабилен, то уместней скорей всего говорить о некой иной подоплеке такого «союза», которая вероятно и выступает главной цементирующей основой подобного – иллюзорного – брака. Хотя мы были бы и рады – если бы могли ошибаться. И в иных случаях наверняка допустима ошибка).

Однако, сейчас мы рассмотрим все же вопрос конфликта. И тогда уже обратим внимание на тот факт, что со временем заметно спадает эмоциональное напряжение случившегося конфликта. А кажущееся вам манипулирование над вами со стороны супруга (супруги) в данном случае может показаться и вовсе эфемерным. Ну то есть не существующим. Действительно, много ли кто сможет действительно припомнить свое истинное эмоциональное состояние в какой-либо ситуации, произошедшей даже год назад? А десять, двадцать, тридцать лет? Ведь в любом случае, остаток тех ваших «впечатлений» будет достаточно призрачен, вследствие такой инстанции психики как «сопротивление» (проникновению нежелательных фактов в сознание) и «вытеснение» (когда что-либо неприемлемое для психики, заранее вытесняется из нее). И поэтому если нам предстояло бы оценивать ситуацию, произошедшую много лет назад, то наверняка, истинный смысл происходящего будет искажен. Это непреложный факт любых воспоминаний.

Кроме того, следует заметить, что существуют особые т. н. биологический периоды, когда через определенный период времени (обычно это пять лет) вы практически полностью изменяетесь, становитесь другими; чаще всего – мудреете.

Другими словами, со временем мы как будто переходим на следующий этап развития. Цикличность, как мы заметили, составляет пять лет. Через это время, человек как бы «другими глазами» смотрит на все раннее происходящее с ним. И что самое главное, – он совсем иначе оценивает и свое отношение к происходящему.

И уже здесь мы могли бы предположить, что наверняка и если бы вы вспомнили конфликт пяти – а то и десятилетней давности, – то наверняка бы признались себе в ином отношении к «былому развитию событий». Вероятно это так.

Но, как мы уже заметили, зачастую прошлое (когда-либо случившееся с нами), мы на самом деле должным образом вспомнить и не можем. (По уже упоминаемым раннее причинам). А значит уместно говорить о некой эфемерности происходящего.

Судите сами. Поставьте себя на место себя же – но как будто вы рассматриваете произошедший конфликт, случившийся когда-либо в прошлом. Наверняка вы и не вспомните то эмоциональное состояние, когда вам доводилось испытывать тогда. И что уже наверняка, сейчас вы бы наверняка заметили, что «тогда» -- поступили бы «несколько» (а то и «совсем») иначе. И это факт. Непреложный факт, который следует только признать. И если раньше это был «конфликт» (казалось вам что конфликт), то, что останется от этого «конфликта» сейчас? Вопрос. Хотя скорей всего – и совсем ничего не останется. Как говорится, этот т. н. конфликт – «самоликвидируется». Вот так вот. И что уже наверняка – тот самый недавний (а тем более «давнишний») конфликт – уже не будет представлять для вас того накала, как это было когда-то.

И тогда уже мы могли бы заметить, что, по всей видимости, именно в этом ключе нам и следовало бы рассматривать все когда-то происходящее с нами. Так же как и то, что происходит с нами сейчас. И это важно. Необычайно важно. Важно добиться того, чтобы какая-либо нынешнее конфликтная ситуация – утратила для вас то значение, которое вы уделяете этому сейчас. А для этого – просто взгляните на происходящее – «другими глазами». С позиции времени. Которое если еще и не прошло – то, как бы «прошла» (должна пройти) в нашем воображении; в нашем сознании.

Т. е. другими словами, мы должны добиться того, чтобы любая нынешняя конфликтная ситуация, утратила для нас степень напряженности. А за этим – уже и следует разрешение конфликта. А значит и сама «проблема» -- уже не будет казаться оной.


^ Гл. 20. Невротизм – внутри каждого из нас


На первый взгляд кажущаяся странность заглавия, способна, по всей видимости, вызвать немало кривотолков среди противников столь претенциозного суждения. Поэтому на всякий случай мы заверим читателя, что несомненно уверены в том, что существует определенный процент людей, которые как бы выпадают из различного рода статистик. На них не распространяются какие-либо догмы или шаблоны поведения. Хотя это и достаточно небольшой процент индивидов. Все остальные вполне могут смириться с тем, что являются тайными или явными невротиками (об откровенно больных людях, имеющих то или иное психическое заболевание, мы сейчас не говорим). И уже тогда, попробуем на страницах нашего эссе разобрать вопрос, почему же практически в каждом из нас есть та или иная степень невротизма. Почему, иные люди стараются намеренно игнорировать наличие его в себе, а кто-то словно бы и наоборот, пытается явно высветить. Нисколько не считая сей факт пороком.

Да это пороком и не является. Причем в некоторых случаях с этим остается только смириться. А иногда можно и побороться изжить (или хотя бы заглушить) подобную зависимость.

Речь идет и действительно о зависимости. И в какой-то мере о слабости. Причем данный вид слабости словно бы сам заинтересован в том, чтобы не перерасти в противоположное качество. И тогда мы можем говорить, что подобный невротик тщательно, как ему кажется, пытается завуалировать свою невротическую зависимость. Не скрыть. Нет. Скорей всего он даже не осознает, что так то уж необходимо что-то скрывать. Просто оказывается так, что такой индивид как бы ставит остальных перед фактом. Фактом признания его таким. Пытаясь завуалировать свой невротизм какой-нибудь формой индивидуальности (выдавая его за данную форму). И словно бы прося – принимать его таким как он есть. Нисколько не пытаясь измениться.

Может, стоит говорить о том, что измениться невозможно?

Нет. Так говорить нельзя. Ибо измениться, возможно абсолютно в любом возрасте. Причем, как и везде, важно желание индивида. Желание истинное, -- а не дань моде или улучшения отношения с близкими. Нет. В том то и заключается вопрос, что, говоря о подобном невротизме, большей частью следует иметь в виду скрытный, латентный невротизм. Невротизм, который в отличие от обычной формы невроза, практически не влияет на конформность с окружающими. Да и вообще, быть может, и не оказывает какого-то существенного влияния на жизнь. В том плане, что окружающие наверняка и не способны будут распознать в таком человеке невротика. Хотя, по сути, это самый настоящий невротик и есть. Просто он умело заменяет свой гнев – на проявление скрытной агрессии к окружающим в виде, например, выполнения какой-либо механической (и в большинстве случаев не нужной, ну или не так важной на тот момент) работы, как-то: уборка квартиры и проч. То есть мы не говорим о том, что убирать квартиру не нужно. Скорее,-- что вполне возможно было бы выполнить подобную работу и в другой момент. Но, почувствовав съедающее такого индивида изнутри напряжение, он старается найти выход своим эмоциям в выполнении работы. И это лучше, конечно же, чем подобный выход произойдет в виде агрессии на члена семьи или близкого (постороннего) человека.


Невротизм внутри каждого из нас. Попробуем позволить себе повторить название. Однако, почему же становится возможным подобное утверждение? Не есть ли это ошибка? Нет. Ошибки здесь никакой нет, если рассматривать невротизм отдельной личности не как симптоматику заболевания, а лишь как некую общепринятую норму. То, с чем просто необходимо смириться. И что уж точно, чему невозможно противостоять.

Или возможно? Ведь, по сути, как лечится невроз (скорее он не лечится, а заглушается, или смещается на что-то другое), так и невротичности вполне обычного человека можно снизить, а то и совсем избавиться от нее. Причем становится возможно это различными способами и методами. Один из которых -- самоизлечение посредством осознавания индивидом того, что происходит с ним; и в результате этого, выработка определенных норм поведения, могущих разрушить привычную схему существования невроза, вырваться из загнанных рамок, и тем самым добиться избавления от страдания. Избавления от невроза.

Еще одним способом является так называемая сублимация, то есть переключение невроза внутри личности с собственных переживаний -- на какое-либо занятие творческого характера. Искусство, живопись, литература… В иных случаях это может быть копание огорода, мытье машины, и проч. чисто механическая работа, которая помогает элементарно переключиться индивиду на новый объект. В результате чего можно быть уверенным, что на какое-то время симптоматика исчезнет. Потом же начнется все по новой. Независимо чем вы занимаетесь, невротическая зависимость вновь опутывает вас, и все как бы начинается по новой. Вы бессознательно ищете новый объект. На какое-то время переключаете на него ваш невроз. А потом все возвращается на круги своя. Причем, по всей видимости, уже можно было бы говорить, что избавиться от невроза и вовсе невозможно (мы сейчас не рассматриваем медикаментозное лечение), если бы… если бы не учитывали силу разума. Силу интеллекта. При должном развитии разум индивида действительно оказывается способен переломить ситуацию. Правда в этом случае почти следует смириться с тем, что такой индивид с этих самих пор должен находиться в неком анамнезе, сомнамбулизме, нереальности. Другими словами, вполне искусственно, нарочно, такой индивид должен как бы не совсем отдавать отчет реальности. Не воспринимать ее всерьез. Не подвергать излишней критичности то, что происходит с ним или вокруг него.

И здесь не идет речь о развитии какой-либо психопатологии, при которой в некой нереальности индивид пребывает все время. В нашем случае – индивид намеренно пускается на подобный обман. Обманом, подобное, впрочем не считая. Зачем,--если речь идет о способе выживания.


И тогда уже, подытоживая вышесказанное, мы можем сказать, что в определенной мере с невротизмом внутри каждого из нас можно бороться. Но мы должны знать, какую за это несем плату. И каждый должен делать для себя выбор сам. Реагировать на реальность, нервничать, переживать, отыгрываясь своими психотическими состояниями на окружающих (напоминая социопатов или психопатов), или же искусственно абстрагироваться от окружающих проблем. Тем более зачастую выходит так, что решения большинства проблем от нас и не зависит. Да и разрешается часто все само, и в иных случаях еще лучше, чем вы бы того желали. Хотя и не всегда это так. И совсем не значит, что нужно со всем смириться. Нет. Необходимо просто отдавать отчет реальности, и может быть искусственно, периодически, играть в свою игру. Ну, или надевать маску. Кому как больше нравится.


Гл. 21. Стереотипичность мышления – как фактор негативности филогенетического наследства


Что такое стереотипы? Стереотипы мышления?

Стереотипы – это некая запрограммированная составляющая жизни подавляющего большинства индивидов. То, от чего сложно (а некоторым – и невозможно) избавиться. И на что обращают внимание писатели, с удивительной (как кажется «несведующим») тонкостью «предсказывая» поведение других людей.

Можно предположить, что стереотипы в какой-то мере помогают жить. Позволяя проходить отдельные моменты этой самой жизни – как бы «автоматом».

Кроме того, стереотипы (точнее, уже их отсутствие) позволяет отличить «больного» человека (больного психически), от «здорового». Первый, как раз, характерен тем (и это явно бросается в глаза), что выбивается из частокола «обыденности», свойственной большинству индивидов. Стереотипичность в восприятии таких людей – явно нарушается совершением ими поступков, оценка характера которых – резко противоречит установленным нормам.

А то, что отличное от других – вносит дополнительную бессознательную тревожность в умы масс – этой самой стереотипичностью, как раз, обладающих. И привыкших соотносить со своим поведением – поведение других.

Если кто-то делает что-то «не так» – это завораживает. Привлекает. Но и может вызвать ярость. Причем, не только от непонимания, но и от – невозможности самим,-- поступить «также». (Вот почему в тех же школах, армии, чуть реже – институте, дет.саду и т. п. т. н. дисциплинарных пространствах – в основном подвергаются нападкам и гонениям те, кто противопоставляет себя массе; отличаясь от нее: внешностью, привычками, интеллектом и проч.)


Однако, в стереотипичности мышления (далее мы не будем разделять стереотипичность мышления со стереотипами),-- таится самое настоящее зло.

Это зло, бессознательно оказывает свое вредоносное влияние на психику индивида. Ограничивая, в иных случаях, его внутриличностный рост.

Происходит это потому, что индивид (развитием каких-либо своих качеств отличающийся от одноликой, – т. е. подверженной влиянию стереотипов, – массы) вынужден находиться в постоянной борьбе с самим собой. Его сознание скованно устоявшимися стереотипами, прочно засевшими в подсознании – и оттуда руководящими жизнью такого индивида. Делая, иной раз, за него выбор – в тех, или иных, решениях. И тогда уже задача для такого индивида – освободить свое сознание от столь вредоносного воздействия.

Но это, заметим, в большинстве случаев оказывается нелегко (а в иных случаях – и, действительно, невозможно).

Например, случай со спортсменами. В сознании большинства бытует мнение (а «мнение» – это и есть то, что мы называем сформировавшимися стереотипами), что, если спортсмен, – то значит интеллектуально несостоятельный человек.

Несмотря на периодические опровержения подобных (более чем ошибочных) выводов – многие вполне искренне убежденны в этом. И в то, что ассоциативная связь: «спортсмен – дурак», по меньшей мере, несостоятельна (и – не доказательна) такие люди верить не хотят. Да и не могут, если разобраться. Потому как, те же стереотипы (прежде чем они стали таковыми) имеют четко выраженную филогенетическую составляющую. И произошли, вероятно, от «предположения» когда-то давно -- какого-то одного человека. Быть может, это «предположение» нашло какой-то отклик с представлением об этом предмете -- у другого человека. Ну, а потом, – словно снежный ком,-- искаженное представление стало обрамлять фантазийную составляющую подсознания индивида, закрепляясь в памяти, и передаваясь – филогенетически – другим поколениям.

Таким образом, любые опровержения предположения о взаимосвязи развития глупости и занятий спортом – стереотипически сформировавшимися гражданами – вызывают резко отрицательный протест. И редко когда – действительны сомнения. (Заметим, что в большинстве случаев, мозг – на наш взгляд – настолько засорен навязанными ему штампами и стереотипами, что явно напрашивается вывод: за этой обсессивной симптоматикой – явно кроется какая-то патология).


Притом что, кстати, хорошо известно, что официальная медицина опровергает наличие каких-либо параллелей между физическими упражнениями – и развитием интеллекта. А некоторые ученые (Н. П. Бехтерева, например) – открыто заявляют, что для усиления работоспособности одной, интеллектуальной деятельности,-- необходимо чередовать ее с физическими нагрузками. Обязательно чередовать.

Кстати, немало примеров и опровергают устоявшиеся стереотипы: спортсмен – интеллектуально ограниченный человек. Можно привести целый ряд имен, когда бывшие спортсмены (участники, призеры, и чемпионы крупнейших российских и международных соревнований – становились кандидатами, докторами наук, и академиками). Из огромного списка фамилий, мы можем привести несколько, опровергающих как будто бы и устоявшийся стереотип. (Ю. Власов, олимпийский чемпион по тяжелой атлетике – доктор технических наук; Г. Шатков, олимпийский чемпион по боксу – доктор юридических наук; Киселев, 2-х кратный финалист олимпийских игр – доктор технических наук, профессор; Вл. Кличко – олимпийский чемпион по боксу, доктор педагогических наук; А. Карелин – 3-х кратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе – доктор педагогических наук…).

Вообще, заметим, что стереотипы (существование их) – словно предусматривает и последующее их опровержение. И чем прочнее миф вбит в подсознание масс, – тем удивительнее обнаружившаяся «несостоятельность» его.

И уже подытоживая нашу мысль, позволим еще раз повторить: стереотипы – это зло. И так же как от любого зла – от них необходимо избавляться.

И чем быстрее (и скорее) это произойдет – тем больше личность (освобожденная от влияния навязываемых обществом «штампов») сможет раскрыть потенциал – заложенный природой. И иного – не дано.





оставить комментарий
страница6/16
т. н. сублиминальный
Дата25.09.2011
Размер3.08 Mb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх