С. А. Зелинский Манипуляции массами и психоанализ icon

С. А. Зелинский Манипуляции массами и психоанализ


Смотрите также:
Монография «Манипуляции массами и психоанализ»...
С. А. Зелинский Анализ массовых манипуляций в России...
Психоанализ в литературоведении...
Психоанализ в литературе и кинематографе сталинской эпохи...
Вопросы к зачету по дисциплине «социальная психология»...
Реферат Нанотехнология. Перспективы развития...
Сорок пять лет назад, в начале моего аналитического пути...
Психоанализ, философия, мировоззрение...
Инструменты речевой манипуляции в политическом медиадискурсе...
Реферат по философии Тема: классический психоанализ и неофрейдизм...
Программа дисциплины дпп. Дс. 02. Психоанализ...
«Психоанализ З. Фрейда»...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
вернуться в начало
скачать
^

Гл. 8. Подсознание. Миф – как управление реальностью.



В данном случае мы попробуем, в какой-то мере, приоткрыть завесу над одной из характеристик бессознательного, проследив влияние подсознания на действительность (текущую жизнь) индивида, и попытавшись определить зависимость между его сегодняшним (нынешним) поведением и тем, что у него находится в бессознательном.

Т. е. зададимся вопросом: насколько в действительности бессознательное (и в большей мере его содержание) влияет на характер реальных поступков индивида?


И тогда уже мы должны попытаться выяснить: за счет чего так происходит? Почему роль бессознательного постулируется в реальную действительность, ставя эту самую действительность в некую зависимость от содержания бессознательного?


Здесь, вероятно, следует еще раз вернуться к содержанию бессознательного. И в большей мере – к формированию его. А заодно попытаться ответить на вопрос: можно ли каким-нибудь образом проследить зависимость между содержанием бессознательного, и характером поведения индивида в нынешнем времени?

Как известно, в содержании бессознательного принимает участие несколько своеобразных структурированных единиц, представляющих своего рода пласты бессознательного. Это:

  • нуминозный опыт, опыт предков, т. н. коллективное бессознательное (то, что доходит до нас роли мифов, легенд, саг…);

  • т. н. сказочная культура, то, что формирует дальнейшее мировозрение людей, проникая в их подсознание в период раннего детства);

  • информация, поступаемая в бессознательное из книг, с теле--, видео—и аудио носителей, радио, получаемая в процессе коммуникации, да и вообще жизни индивида в социуме (т. н. совместного сосуществования людей).

Роль каждого из трех перечисленных нами составляющих бессознательного бесспорна и неоценима. Можно даже предположить, что они все вместе находятся в некоем симбиотическом взаимодействии, периодически переходя одно в другое, дополняя друг друга, и, в конечном итоге, так или иначе, оказывая результирующее влияние на поведение индивида. И, вероятно, уже отсюда,-- определяя характер и направление как поступков, так и свершаемых действий.

Однако, несколько вернувшись к заглавию данной работы, попытаемся проследить какое влияние на мотивы поведения людей оказывают некие мифические составляющие его коллективного бессознательного. В какой-то мере сами мифы – ничто иное, как продукт коллективного бессознательного. И тогда уже мы находим, что именно в их формировании принимает непосредственное участие весь т. н. нуминозный опыт предшествующих поколений. А сформированный таким образом миф – «начинает работать» и в наши дни. Вернее – как раз здесь его влияние становится практически неоценимым. Можно даже заключить, что в тех или иных приоритетах, как мы доселе считали сознание – на самом деле «первую скрипку» задает именно бессознательное. Именно там, в подсознании, рождающийся мотив совершения какого-либо действия ощущает на себе воздействие мифологического прошлого, и таким образом само уже новое, совершенное действие – будет напрямую зависеть от составляющего мифического образа.

Как формируется этот самый мифический образ?

Все, на самом деле достаточно просто. Из чего состоит психика современного человека? Можно сказать (и в первую очередь это заметил еще Фрейд), что современный человек и первобытный – суть одно и того же. И единственно, чем первый может отличаться от второго – неким культурным слоем, пластом, который успел заполнить (или, скорее, дополнить) его бессознательное. Т. е. новый, культурный, современный человек – это тот же самый первобытный варвар, но только с множеством сформировавшихся во время эволюции табу (норм и запретов), из которых, живя в современном обществе – вынужден сдерживаться, живя по установленным (как им самим, так и этим же самым обществом) запретам. Всецело, при этом, подчиняясь этой системе запретов. А так – в его бессознательном первенствуют все те же основополагающие принципы удовлетворения желаний: т. е. вкусно и много поесть (а то и съесть кого-то), удовлетворить сексуальные инстинкты (кого-то «поиметь») и поспать. Это первично. А уже заработать денег, пообщаться с друзьями-товарищами, посмотреть фильм, прочитать книгу и т. п. – вторично. (Большинство из которого, опять же, не иначе как суть возможности исполнить три первоначальных желания).

И тогда уже то, что когда-то находилось рядом с первобытным человеком, то, что каким-то образом уходило (вытеснялось) у него в подсознание (или бессознательное) – это все со временем и превращалось в мифы, легенды, сказания. И таким образом, передаваясь через генетическую память и через коллективное бессознательное (что, в принципе, суть одно и тоже) дошло до наших дней.

Можно даже сказать, что современный человек не может без мифов. Они ему нужны и необходимы. И именно эти мифы, находясь и базируясь исключительно в бессознательном, оказывают самое непосредственное влияние на поведение современного человека. Задействуя, быть может, какие-то тайные механизмы его души, находя какие-то рычажки управления (взаимодействуя с его бессознательным), и когда подобное происходит – можно говорить о том, что пусть как-то и неосознанно (т. е. просто-напросто непонятно для себя) человек совершает те или иные поступки, делает тот или иной выбор в приоритете выбора. Конечно же, зачастую и не осознавая всего в полной мере сам, но всецело (и, зачастую, независимо для себя) подчиняясь единому порыву свершения чего-то. И тот, в руках кого находятся подобные «рычаги» управления бессознательным (например, как через использование уже существующих мифов, так и с помощью формирования каких-либо новых) – получает возможность манипуляции, или управления. Управления другими людьми.


^

Гл. 9. Критический аспект цивилизации.



В одной из своих программных работ («Недовольство культурой») Зигмунд Фрейд достаточно четко расставил акценты влияния на подсознание (а отсюда и поведение людей) цивилизации, или, быть может, лучше сказать: цивилизованности. Он пришел к заключению, что психика современного человека, по сути, ничем не отличается от психики первобытного. За исключением одной маленькой детали (которая может быть как плюсом, так и минусом, в зависимости, под каким углом зрения смотреть). Речь идет о культуре. Именно о той самой культуре, которая, безусловно, являясь одним из достижений цивилизации – в некоторых случаях, к сожалению, несет в себе и ярко выраженный негативный акцент, способствуя развитию целого ряда заболеваний (отклонений психики) свойственных т. н. современному человеку.

Мы не будем рассматривать все формы подобных «отклонений», и в какой-то мере остановимся на одной из них. Речь идет о страхе.

Сам по себе страх также имеет, как минимум, несколько разновидностей, и уже тогда – желая еще более структурировать характер данной работы – обратим внимание на страх, выражающийся в появлении целого ряда негативных аспектов в психике (затрагивающих в какой-то мере и физиологическое состояние) и развивающегося при необходимости появления в общественных местах.

Скажем сразу, что любое скопление народа вызывает особого рода измененные состояния сознания (которые Зигмунд Фрейд достаточно подробно описал в работе «Психология масс и анализ человеческого Я», достаточно подробно рассмотрев специфику как массообразования, так и поведения человека в массе, в толпе). Действие, бессознательно вынуждающее индивидов сосредотачиваться в группы – страх. Ну или уже получается,-- стремление от этого страха избавиться.

Попробуем разобраться в природе подобного страха. А так как страх это для индивида своего рода проблема, то как бы далее, попробуем наметить пути выхода из возникшей проблемы.

Итак – рассмотрим возможные причины образования подобного рода фобических состояний.

В наше время уже нет никаких оснований ставить под сомнения выводы полученные З. Фрейдом еще более столетие назад: о необходимости искать истоки всего, что случилось с индивидом уже в зрелом возрасте – в детстве. Вернее даже в раннем детстве.

И тогда перед нами вновь замаячит тень Эдипова комплекса: т. е. желания инцестуозной связи маленького мальчика с матерью, -- и его первом страхе, заключающемся в существовании «грозного» отца, который может за подобную «связь» (даже саму мысль о ней) подвергнуть ребенка (сына) кастрации. А значит уже отсюда – тайном желании «убить» отца. Как мы помним, Эдипов комплекс появляется у ребенка в достаточно раннем возрасте (во времена Фрейда – 5-6 лет, в наши дни в отдельных случаях этот срок следует снизить до года-полутора лет), после чего практически полностью вытесняется в подсознание, и с тех пор находится уже исключительно в бессознательном, лишь иногда (в отдельных случаях) проявляя свое негативное воздействие.

Однако, если рассматривать природу возникновения страха еще шире, то нам следует отправиться на несколько тысячелетий назад, к первобытнообщинному строю, когда страх (вместе с чувством вины) возник у первых первобытных людей после убийства (и, вероятно, съедения) своего первобытного отца, старейшины, главы племени, запрещавшим им удовлетворения тех же самых инцестуозных желаний в своем племени). (См. работу Фрейда: «Тотем и табу»). Затем этот страх точно так же «вытеснился» в бессознательное, которое, как известно, не имеет срока давности. Т. е. в отличие от сознания (например, память как одна из наиболее распространенных форм выражения), где хранится только информация поступившая в течении жизни индивида – в бессознательном (или подсознании) хранится все то, что было накоплено человечеством веками.

Итак, более менее, разобравшись с первоистоками возникновения страха, попробуем коснуться возможных причин его образования в наши дни, причин образования страха у современного человека.

И уже здесь, сама причина прослеживается достаточно четким образом. Ибо на психику современного человека действуют все те (накопленные цивилизацией) системы норм и запретов, которые в совокупности со своеобразными принятыми т. н. моделями поведения индивида в обществе образуют своего рода табу, распространяющиеся на все, что выходит за эти самые принятые и распространенные нормы жизни в социуме.

И тогда уже индивид поставлен как бы в жесткие (достаточно жесткие) нормы существования в цивилизованном обществе. Любая попытка выхода из которых (зачастую даже мысль об этом) наказывается появлением страха. Причем развивающийся таким образом страх (получая своеобразную пищу в виде «потворствования» индивида уже т. н. «осколочным» следствиям страха) накапливается (в т. ч. и в подсознании), тем самым, загоняя человека в еще более жесткие рамки получившего «внезапную» свободу бессознательного.


Каковы же способы разрешения наметившихся противоречий?

На наш взгляд, наиболее результативным способом (и, так сказать, возможностью достижения сравнительно быстрых результатов) может быть т. н. возвращение индивида к первобытным моделям поведения.

Т. е. речь попросту идет о том, чтобы постараться «сбросить» с себя оковы цивилизации, постаравшись на какое-то время превратится в того самого первобытного человека.

И не надо уже думать ни о какой культуре! В данном случае – она лишь только загоняет человека в рамки, формируя личность исключительно интеллигентного человека (что в иные моменты может быть и не плоха), и тем самым лишь только способствуя дальнейшему развитию проблемы. Т. е. того же страха, который не только мешает жить, но и уже подчиняет индивида своей воли, делая его своего рода заложником цивилизации. Или, если угодно, культуры.


P. S. Речь о возвращении к «культуре» первобытнообщинного человека не стоит понимать буквально. Да и требуется соблюдать своего рода «технику безопасности», ибо быть хамом, негодяем и мерзавцем значительно легче, чем высоконравственным человеком. Поэтому в данном случае, речь может идти как о моделировании некоторых жизненных ситуаций в своего рода неформальной обстановке, так и проявлении всего того, чего бы вы никогда не сделали – исключительно в тот период, когда с вами никого нет рядом; т. е. когда вы находитесь исключительно наедине с самим собой.

Ну и, конечно же, следует не забывать, что необходимость в подобного рода поведении (т. е. возвращении к первоистокам) – своего рода вынужденная мера, оправданность которой (при должном соблюдении «правил игры») на каком-то этапе жизни отпадет сама собой.

Ну а пока требуется «играть».


^ Гл. 10. Сила внушения, архетипы и коллективное бессознательное.


Почти невозможно ошибиться при утверждении о том, что каждый из нас находится во власти внушения, продиктованного архетипическим составляющим коллективного бессознательного. Причем иной раз составляющая этого нуминозного опыта человечества столь велика, что наше невольное сопротивление внушению – никак не может повлиять на сознание; и тогда уже бессознательное – практически полностью подчиняет нас своей силе. Но зачастую происходит это столь искусно, что большинство нисколько и не подозревает, чем продиктованы их те или иные поступки.

А само сопротивление, как таковое, становится бессильным – потому что, если человек не подозревает об оказываемом на него воздействии,-- то чему же он должен сопротивляться? Все принимается им как должное.

Да и вообще, в какой-то мере в том и великое значение бессознательного, что воздействие на человека происходит неосознанно. И поступки совершенные им, -- как ему кажется, -- становятся возможны по его воле и согласию. Вывести человека из подобного заблуждения практически невозможно. (Человека незнакомого с теорией глубинной психологии).

Нисколько не пытаясь в данном случае излишне вдаваться в понятие суггестии (внушения), мы лишь позволим себе коснуться этого понятия в контексте связи внушения и бессознательного.

И тогда уже – в двух словах – напомним, что же представляет из себя т. н. коллективное бессознательное.

Как известно, теорию о коллективном бессознательном выдвинул Юнг. (Напомним, что разделение бессознательного на личное – коей придерживался З. Фрейд – и коллективное [Юнг] – было одной из причин расхождений этих двух гениальных ученых. Причем в последних работах Фрейд все же признал существование коллективного бессознательного, назвав это филогенетическими схемами, или осадками). И т. н. коллективное бессознательное – не иначе как то, что можно понимать под опытом предков, опытом предшествующих поколений (своего рода – генетическая память). Т. е. Юнг в некотором роде расширил понятие: «содержание бессознательного». И установил, что все, что когда-либо было пережито (пройдено) поколениями людей – находится в нашем бессознательном. Причем в случаях некоторых форм массового сосредоточения людей (при каких-либо обрядах, практически в неизменном виде дошедших до нас из прошлого) мы можем говорить о т. н. «подключении» к источнику массовой психики, коллективному бессознательному. Таким примером может служить церковь. И сила суггестии в данном случае проявляется самым надлежащим образом, ибо попадая в храм божий – каждый индивид не только получает возможность приобщиться к коллективному бессознательному, но и всецело подчиняется (вот вам и внушение!) заведенным нормам и порядкам. И при этом вполне явно проявляется еще и психотерапевтическая роль нахождения индивида в церковном сообществе. Ибо в этом случае – человек (слившийся с массовым, коллективным бессознательным) получает возможность изжить (пусть только на время) свои страхи, беспокойства, волнения, состояние беспомощности. И проявляется так оттого – что в основной массе – индивидам легче быть вместе. Спокойнее. И уже на знании этой особенности человеческой психики – построены принципы управления массами, разработаны законы суггестии.

И сила внушения проявляется в той степени,-- насколько манипуляторам удается воздействовать на архетипы бессознательного, на те образы из (мифологического) прошлого – с которым каждый из нас себя ассоциирует.

И в этом нет ничего удивительного. Человеческая психика устроена таким образом, что находясь в массе (в толпе), человек получает возможность изжить свои страхи, чувствуя как бы защищенность со стороны себе подобных. Вполне естественно следует, что за это – он должен чем-то платить. Как раз такой платой и будет возможность подчинения тем механизмам и свойствам толпы, о которых писали и Бехтерев, и Сикорский, и Лебон, и Фрейд…


P. S. Мы только в общих чертах коснулись вопроса проявления внушения, приняв за основу возможность суггестии при некотором приобщении к коллективному бессознательному (в котором, вероятно, происходит негласное кодирование при взаимодействии с «родственными» архетипами: отца, дитя, воина, матери и т. п.). Однако вполне можно отыскать истоки [возможности] внушения и в ранних фазах развития, и в Эдиповом комплексе, находя и объясняя с помощью, например, развития того же чувства вины (провоцируя подобное у «нужных» нам людей) возможности индивида к подчинению. Например, стремясь заглушить чувство вины – он, по всей видимости, будет стараться сделать то, что от него требуется (своего рода наркотический эффект – стремление получить то, что требуется, чтобы побыстрее прекратить ломку). И тогда уже в этом и во многом другом, как раз и кроется сила внушения и влияния его на индивида. А коллективное бессознательное – можно рассматривать как одну из форм достижения подобного результата.


Гл. 11. Ошибочность восприятия.

1


Мы живем образами. Выдуманными, воображаемыми образами,-- таящимися в подсознании, и (оттуда) периодически извлекаемыми в сознание. Тем самым, – давая возможность индивиду принять новый облик.

Сколь верно подобное утверждение?

На первый взгляд кажется явная абсурдность ситуации. Если каждый из нас живет образами, что почти наверняка – в чужом образе,-- то это означает, что никто не живет собственной жизнью?!

Но насколько это не покажется странным, на самом деле, так все и происходит. Так,-- или примерно так. Отличие лишь в том, что то, что ошибочно мы принимаем за «чужой» образ – на самом деле и есть наш собственный. Просто никто не знает,-- (и на самом деле это так),-- каков образ наш собственный.

Социум, если позволите, культурная среда, цивилизация,-- почти непременно (и, к сожалению, независимо от нас) накладывает свой отпечаток на формирование бессознательного. Заполняя его всем тем, что встречалось индивиду в процессе жизни.

В детстве – это сказки (вначале – прочитанные кем-то, позже – самостоятельно). Мультфильмы. Кукольные постановки…

В подростковом возрасте – книги, кинофильмы…

Все это «сдабривается» доброй долей рассказов сверстников и родственников, услышанных (подслушанных) и,-- иной раз,-- «додуманных». (Т. е. неправильно, не совсем верно,-- интерпретированных). Кроме того, нисколько не хотелось бы исключать и филогенетические схемы (коллективное бессознательное). И уже помимо т. н. опыта предков, предшествующих поколений,-- наше бессознательное заполняет то, что когда-либо было нами: «услышано» и «увидено» (Почти нельзя исключать и допустимость кинестетической связи).


В итоге – каждая новая информация (поступившая в сознание, или – минуя его – в бессознательное) будет характеризоваться рождением каких-либо образов. Новых. Или же находящих точки соприкосновения с уже существующими.

И уже отсюда – наши поступки и поведение: будут отличаться некоторой схожестью. Соответствием с той маской, которую «носим» мы сейчас. И при возникновении непохожей (на какую-либо из прошлых) ситуации – мы будем дифференцировать свое поведение в соответствии с уже имеющимися установками. Установками – формирующими стереотипы. И уже отсюда – возникает утверждение: о почти невозможности принятия самостоятельных решений. Это исключается самой природой существования бессознательного. В ином случае – психика индивида должна быть девственно чиста. Не подвержена никаким (былым) воздействиям извне. Что уже изначально – исключается у современного человека. И даже если бы наш индивид рос бы отдельно от цивилизации, – то почти непременно он бы вынужден был подвергаться воздействованиям извне. (Даже Маугли научился повадкам животных). Иначе бы – этот индивид не выжил. Ведь, в какой-то мере, только в приспосабливаемости к окружающей среде – заключается способность (а точнее – возможность) к выживанию. Сохранению жизни вида.


2


В какой-то мере еще раз следует обратить внимание, что в подобной (вышеперечисленной) схеме восприятия (окружающей) действительности,-- совсем нет чего-то странного, а тем более – предосудительного. Это, своего рода, современная действительность. И это стоит помнить тогда, когда мы собираемся как-то негативно отреагировать на информацию озвученную собеседником. Как раз тут следует помнить, что все то, что он говорит (или сказал),-- на самом деле: не совсем то, что намеревался. И как вроде бы бросающаяся в глаза парадоксальность ситуации – как раз означает то, что намерения , вроде бы и прочитываемые у данного индивида, на самом деле (порой значительно) отличаются от истинных целей. А отсюда – почти напрямую зависят от бессознательного, которое сформировалось у него в процессе онтогенеза.

Т. е. другими словами, его совсем нельзя в чем-то обвинять. Высказывать недовольство. Обижаться самому.

Информация, поступившая от (такого) индивида – своего рода, продукт эпохи. Информация, смысловая нагрузка коей,-- почти исключительно продиктованная содержанием бессознательного. Заполнения – его. И заключающаяся в той его специфической особенности, которая – чуть раннее – влияла на само формирование. Бессознательного.


Р. S.

Почти обязательно следует обратить внимание на некоторые исключения, явно встречающиеся, и характеризующиеся тем, что ряд индивидов – ничуть не подвержены механизмам перенесения, проецирования собственного бессознательного на окружающих.

Быть может даже можно заключить, что их бессознательное имеет (несколько) иные формы формирования. Где нет ни влияния коллективного бессознательного (филогенетических механизмов), ни каких-либо воздействий, оказываемых средой. А значит, все даже выглядит в какой-то мере – спонтанно (сама суть формирования), и необъяснимо.

Но так случается редко.


^ Гл. 12. «Маска», или подмена образа.


Прежде всего, следует обратить внимание, что речь в данной работе, пойдет о некой «специфической» категории людей. Т. н. невротических личностях. Хотя, быть может, в какой-то мере все нижеперечисленное свойственно индивидам и с пограничной психикой, и с вовсе (до сей поры) незамеченными «вывертами» сознания. Т. е. пользуясь медицинской терминологией – относительно здоровых. Впрочем, есть ли такие?

И тогда уже (прежде чем приступить к объяснению модели поведения нашей «специфической» публики), нам следует уяснить для себя – что же такое т. н. маска?

Несмотря на столь длинное вступление – ответ достаточно прост: маска – именно тот образ, который каждый из нас являет при необходимости появления в обществе. Возможности коммуникационного контакта. А то и вовсе – жизни, существования в социуме. Причем, в большей мере это не только оправданная мера, но и, зачастую, -- необходимая.

Попытаемся раскрыть тему подробней.

Как известно, каждый индивид являет собой некую неповторимую личность, со своими (сформировавшимися за период жизни) особенностями. Теми особенностями, которые не только позволяют отличить одного человека от другого (как личность), но и, иной раз, служат причиной конфронтации (и возникающих противоречий) внутри социума. И тогда уже – на помощь приходит маска, представляющая собой некий, зачастую вымышленный образ, проецируемы индивидом из своих представлений о мире – на самого себя. Именно благодаря (выручившей нас) маске – возможно не только наладить, своего рода, коммуникационный контакт, но и достигнуть какого-либо положения в обществе. Повысив, тем самым, свой статус.

И уже здесь нам бы хотелось обратить внимание – что, зачастую, именно от изначально правильно выбранных приоритетов – зависит дальнейшая судьба индивида. Его позиционирование в обществе. В которое он способен будет влиться – как раз в соответствии с тем (выбранным им) образом, значение которого он для себя определил. Ибо он уже и живет, и действует, и думает в соответствии со значимостью (и значительностью) той роли, в которую он вошел. Т. е. можно сказать, что рассматриваемый нами индивид будет искусственно играть определенную роль, базирующуюся на его каких-то представлениях и месте человека в коммуникационной среде, и уже отсюда – он способен достигать порой и значительных высот в своем стремлении к совершенству.

Причем, мы нисколько не хотели сказать, что это плохо. Даже наоборот. По нашему мнению, каждый человек должен иметь в своем арсенале маску (а то и несколько оных), которую в зависимости от жизненных ситуаций он должен использовать.

Кстати, словно в подтверждении вышеприведенных слов, можно будет вспомнить и теорию Юнга об архетипах и коллективном бессознательном (то, что чуть позже Фрейд назвал филогенетическими схемами), и теорию Фрейда (поддержанную Юнгом) о мифах. Быть может это, каким-то образом, объясняет то, что определенная маска (которой вы временно подменили свой настоящий образ) срабатывая на подсознательном уровне – способствует установлению коммуникационного контакта. Примерно здесь же кроется и объяснение симпатии (и антипатии), дружбы, любви, привязанности и т. п. То есть всех тех моментов, которыми характеризуется наша жизнь. (Кстати, популярность тех или иных актеров – так же может объясняться тем, что выдуманный ими образ оказался «родственным» какому-либо архетипу бессознательного поклонника).

К тому же т. н. маска, на самом деле и важна, и необходима. Ее роль, например, практически неоценима для неуверенных в себе людей. Искусственно создавая некий антураж (и внешней атрибутики здесь как раз не надо бояться), подобная личность способна будет занять свое (достойное) место в обществе. Причем, в иных случаях, это может быть действительно необходимая мера. Вынужденно – необходимая.

И тогда уже останется только один вопрос – найти нужную вам маску. Маску, которая не только позволит создать новый образ, но, в иных случаях, и вообще поможет выжить в этом мире.


^ Гл. 13. Бегство от культуры.


1


В начале прошлого века, З. Фрейд опубликовал одно из своих программных произведений: «Недовольство культурой». В данной статье, Фрейд попытался вскрыть те механизмы возникновения симптоматики психических заболеваний (расстройств), которые, по его мнению, являлись следствием развития цивилизации. Культуры. Переходом от первобытного строя – к современному.

Нисколько не желая пересказывать уже высказанное Фрейдом, заметим, что прошло почти столетие после опубликования упоминаемой нами работы – а, ничего и не изменилось.

Да и, по сути, изменится вряд ли могло. А то и даже еще больше человек стал загонять себя в рамки (излишней) цивилизованности. Культуры. Тем самым как бы провоцируя развитие тех заболеваний, на которые ссылался Фрейд.

Например, -- невроз.

Другими словами, человек (искусственно) вводит в свою жизнь ряд ограничений; которые, по всей видимости, отличают его – от своего первобытного собрата. Являются признаком, позволяющим судить о культурности данного индивида. Причем, образованность, грамотность, и т. п. – в данном случае, выступают в роли синонимичных понятий – именно культуры. «Воспитанности», данного индивида. Причем, если интеллектуальным трудом (наиболее распространенная модель, позволяющая судить о принадлежности к культурному сообществу) занималось не одно поколение отдельно взятого человека, то мы уже вправе говорить о неких филогенетических схемах передачи, этой самой, культуры. И рождаясь, человек в подобной семье, практически неминуемо будет попадать в соответствующие стереотипы поведения. Продиктованные, опять же, предыдущими поколениями.

Такому человеку – достаточно сложно будет выйти за устоявшиеся рамки поведения. Да, в принципе, это и не нужно делать.

Но вот только плату, иной раз, он за это должен заплатить достаточно весомую. Неврозы, страхи, истерия… А то и развитие неких психопатологических симптомов.

Т. е. иными словами – человек вынужден нести, своего рода, кару. Расплату за… цивилизованность.


Однако, следует обратить внимание: достаточно любопытной деталью является то, что не все из индивидов подпадают под действие последствий от, т. н., цивилизованности. Определенная категория людей попросту выпадает из «черного» списка.

Трудно сказать, можно ли им в этом завидовать?.. Но как бы то ни было, необходимо попытаться обозначит подобных людей.

В первую очередь,-- это люди, как бы – уже изначально страдающие каким-либо расстройством психики. Потом, -- люди, в какой то мере, -- не предрасположенные к интеллектуальному труду. С достаточно устойчивой «черствостью» психики. Люди, лишенные возможности проявления ярко выраженных эмоций. Желающие казаться нейтральными. А на самом деле – зачастую, попросту слегка туповатые.

На подобных людей цивилизация не действует. Ни как. А ставящаяся во главу угла толерантность, -- (одна из форм оправданий собственного безразличия), -- как ни странно, способствует, просто напросто, дальнейшей приспосабливаемости подобных индивидов. А, иной раз, -- и значительной (их) жизненной активности. (Зачастую, вследствие, -- опять же,-- способности не реагировать на обстоятельства.)

Одним из способов проверить принадлежность к тем или иным субъектам, может являться наблюдение за тем, как поведет себя человек, если узнает, например, о смерти кого-то из близких?..

И уже тогда, -- в одном случае (ситуация близка тем, на кого, по сути, и была обращена упоминаемая нами работа Фрейда) – будет нарастать внутренний протест. Самобичевание. Поиск виновности – внутри себя. Обвинение в собственных (и, на взгляд подобного индивида, непременно совершенных) ошибках.

В другом же, -- случившееся будет лишь очередной: новостью. Неприятной, по сути. Но – не более того. Т. е. – почти ничего, в данном случае, не будет выходить за рамки самолюбования. А тем более, даже намека, -- на какую-либо (собственную) виновность. Это,

как бы уже изначально, исключается. (Как говорится: что случилось – то случилось. Зачем же из этого переживать?..)

Как ни странно, но людей с подобным мнением – большинство. В какой то мере можно заключить, что мир вообще – состоит из подобных субъектов. Ничтожных, -- в своей: бесчеловечности. Людей, с подмененными (личностными) качествами. С искривленным пониманием добра и справедливости. И уже тогда – лишь только на небольшой горстке поистине великих людей (способных на переживания, проявления чувств, выражение эмоций), этот мир и существует! (В ином случае, -- рабочие бы черви сожрали сами себя. Лишив цивилизацию – будущего.)


2


Однако, нам, по всей видимости, стоит поговорить о возможности наличия некой альтернативы. Для того, чтобы эта самая горстка культурных людей – способна была оставаться такой же. Выжить.

Т. е., не разобщиться, разделившись на множество отдельных субъектов, поглощенных развитием собственных болезней, расстройств психики. А значит, -- и желанием избавится от них.

И в этом случае, для подобных индивидов (испытывавших всяческие душевные волнения от собственного «окультуривания») следует предложить уже упоминаемую нами необходимость на какое-то время возвратиться к первоистокам цивилизации. А значит, -- выражать свои чувства так, как то делали первобытные люди. Предки. Попытаться отпустить собственное бессознательное. Дать волю – собственным, природным (архаичным), инстинктам.

И тогда будет лишь только одна опасность: «заиграться».

Но и зато вознаграждение, поистине, неоценимо огромное -- выживание!..


^ Гл. 14. Душевный садо-мазохизм


По определению Эбингена и Фрейда, садизм – это причинение боли (а отсюда и страданий) кому-либо, а мазохизм – наоборот, получение этой самой боли или страданий.

На наш взгляд, следует достаточно четко разделять садо-мазохизм (Фрейд в ст. «Три очерка по развитию сексуальности» полагал, что садизм и мазохизм достаточно неразрывно существуют в одном и том же человеке. Единственно – какое-либо одно «качество» может быть представлено в несколько большем виде, хотя вполне допустимо и своего рода «равновесие»), так вот, разделять мазохизм на физический (т. е. непосредственно осуществляемый при сексуальных отношениях) и душевный. Как раз о последнем, и пойдет речь.

Прежде всего, заметим, что т. н. душевный мазохизм (более предпочтительнее нам все же говорить именно о нем) распространен не у всех людей, хотя и встречается довольно часто. Но, как бы то ни было, наиболее к нему предрасположены люди интеллектуальных профессий. А быть может если еще более очертить круг – то можно предположить, что т. н. наибольшей «предрасположенности», будут подвержены люди творческих профессий. Хотя, допускаем, что в чем-то можем и ошибаться.

Но уже как бы то ни было, заметим, что, по всей видимости, как одно из непременных условий образований (или наличия) у какого-либо индивида душевного мазохизма, -- это его первоначальная склонность к неврозу.

Другими словами, получается что невроз – а за ним и различные формы невротических состояний (т. н. нервозности) – как бы являются следствием образования душевного мазохизма (или садо-мазохизма, если угодно).

Что же в этом случае он из себя представляет?

Мы уже выяснили, что мазохист – это человек «желающий» испытывать на себе боль. В данном случае слово «душевный»,-- стоящее перед обозначением такого рода перверсии,-- практически означает что боль, которую он будет испытывать, совсем даже не физического (что в иных случаях, еще как-то можно если стерпеть, то, по крайней мере -- прекратить по первому желанию), а душевного характера. Причем душевный мазохизм – а значит и душевная боль – (по своим ощущениям) – значительно «нестерпимее» физической. И уже почти наверняка – ее нельзя так сразу (как в случаи воздействия на тело, или физическую оболочку) прекратить. Тем более тут верно и то, что даже после прекращения непосредственного контакта (в данном случае воздействия на психику), сама боль – все равно остается. А значит, уже можно говорить о степени «долговечности» подобного контакта. И в случае с душевным мазохизмом – сила воздействия на психику (сила испытывания душевных мук, страданий, терзаний) может не только значительно варьироваться (почти всегда автономно, т. е. независимо от «установок» самого человека), но и даже нарастать в конце; уже после того как первопричина если и не устранена (наличие ее как раз и поддерживает «огонь»), то уже значительно удалена от времени начала возникновения.

Подобное не подлежит никакому сомнению, как и то, что индивид, хотя бы раз-два почувствовавший себя в роли садо-мазохиста, -- будет непременно пытаться испытать подобное «удовольствие» еще и еще. И это не только верно, но и, по всей видимости (должны же быть точки соприкосновения) «роднит» оба направления подобной перверсии. Причем, можем даже допустить, что в данном случае душевный мазохизм – наиболее длителен по самому своему существованию у данного индивида (садо-мазохиста), т. к. – как мы уже отмечали – базируется на уже существующем у него неврозе, от которого, быть может, и избавиться невозможно (а лишь удается на какое-то время «заглушить» проблему).

Так что же все таки из себя представляет душевный мазохизм?

Попробуем разобраться.

Возьмем первопричину возникновения. Как мы уже выяснили – это невроз. Именно он «питает» его, способствует возникновению, и препятствует избавлению от него же. Однако, в какой-то мере, сводить существование мазохизма только к неврозу, было бы, пожалуй, слишком просто. И, по крайней мере, означало бы, что избавление от одного – неминуемо приводило бы и к исчезновению другого. Но это не так. А значит, теперь уже можно говорить о том, что в каких-то случаях, садо-мазохизм может быть и никак не связанным с неврозом. Существовать отдельно, и независимо от него.

И тогда он становится по настоящему опасен. Тем более, что, как мы уже заметили, человек, раз, испытавший боль – становится «заложником» этой самой боли, и стремится испытывать ее еще и еще. И при этом (что тоже достаточно любопытно), -- всячески стремится избавиться от своей подобной перверсии.

И уже тут мы подошли к тому, чтобы начинать различать наше сознание (а стремление избавления, по всей видимости, именно сознательное; а от того и, в какой-то мере, бессильное) от подсознания. Бессознательного.

Бессознательное значительно сильнее, если так можно выразиться – «объемнее», и уж никак не способствует -- самой природой существования – от избавления от него. Можно даже сказать, что оно (бессознательное) вечно. Ибо получает не только ежедневную «подпитку» (в виде ежесекундно поступающей информации, прерываемой только естественным сном индивида), но и базируется как на (пройденном) жизненном пути индивида, так и, -- если иметь ввиду существование коллективного бессознательного,-- на опыте предшествующих (данной жизни индивида) поколений.

И тогда уже это та «сила», с которой совсем не реально и справится. Совладать. И что уж точно, достаточно ошибочно не принимать ее всерьез.


Рассмотрим, как же образуется наше бессознательное.

Все то, что происходит в результате нашей жизни в социуме (встречаемые нами люди: общение с ними, какая-то получаемая информация, -- причем не только вербальная, но и посредством знаков, символов, жестов и т. п., прочитанные книги, просмотренные теле—и кинофильмы, театральные постановки, различного рода представления, т. е. всего того, на что, так или иначе, реагирует – и отмечает – наш глаз, равно как и остальные органы чувств), – непосредственно никуда не исчезает, и отправляется прямиком в бессознательное. Даже если нам кажется, что мы «не помним» этого. Т. е. уже собственно память, будет выполнять некую вспомогательную (и совсем не главную) роль. Но если учитывать, что все, так или иначе, будет сохраняться в памяти (и на самом деле откладываясь именно там), то можно вполне признать за памятью некую первостепенную функцию; хотя стоит отметить и роль мозга (своего рода – основа основ); и тогда уже именно ему (в полной мере) мы и должны быть за все «благодарны».

И вот как раз это бессознательное, в данном случае и «отвечает» за то, что индивид «старается» испытать чувство душевной боли, мук, страданий, терзаний (что, собственно, и несет в себе мазохизм), а «садист»,-- наоборот, -- «стремится», чтобы все вышеперечисленное, мазохист получил. В полной мере, и без ссылок на авторитеты. (Причем, вполне может так случиться, что один и тот же человек, в одном случае способен «доставлять» кому-нибудь подобное страдание, а в другом – как бы и наоборот, -- меняется с ним ролями. Причем уже заранее сложно предположить, что же ему нравится на самом деле больше). К тому же так может получиться, что наш индивид, доставляя кому-то страдание – раскаивается в этом, и уже почти тотчас же – испытывает чувство вины. Вины, которая несет в себе – быть может точно такое же, если не большее – страдание. А значит уже можно говорить о том, что этот индивид становится не только садистом, но и почти одновременно с этим – мазохистом. И тогда уж точно объединяются в одном и том же человеке две так характеризующие его черты – два разноплановых направления одной и той же перверсии.

Но, вероятно, за получением боли – должно скрываться что-то еще? Какой-нибудь смысл, иначе зачем?! Ведь не может быть так все неоправданно расточительно? И наше предположение еще более верно уже хотя бы и потому, что за получением (испытыванием) боли – почти тотчас же (или, вернее, через какое время, за которое достаточно «смакуется» сама эта боль, и индивид несколько раз «прогоняет» ее через себя) и так вот после того, как индивид достаточно насладиться болью – он старается от нее избавиться! И вот именно в этом своем новом стремлении – мы и видим первопричину желания получения боли. И тогда уже окажется почти наверняка, что испытывать боль (мучение, страдание, истязание души) мы хотим только для того, чтобы когда-нибудь начать от нее избавляться. А в стремлении к избавлению, -- и будет заключаться наш «творческий подъем» (не потому ли – чуть раннее -- мы говорили о некой «предрасположенности» к душевному мазохизму – садомазохизму – людей творческих профессий), а когда мы – через время – оцениваем «результативность» подобного хода,– то уже подсознательно стремимся испытывать эту боль вновь и вновь. И тогда уже само наше творчество – становится «заложником» необходимости (получается – более чем оправданной) подобной перверсии; тем более, что тогда уже она нам и не кажется таким «извращением», а становится чем-то близким и родным; так что впредь нам хочется (выбор бессознательный – а значит неосознанный) испытывать эту боль еще и еще! Хотя бы только для того, -- чтобы (когда-нибудь) начать от нее избавляться.


^ 11. Эмоциональное состояние.


1.

Вызовет ли у кого сомнение, что эмоциональное состояние является важной характеристикой психического здоровья? Да и на самом деле, стоит появиться какому даже мало-мальски незначительному событию – и уже можно говорить о том, что психическое равновесие (существовавшее доселе) будет нарушено. Причем, как известно, зачастую сама суть новости (положительная она, или отрицательная) не играет такого уж значения. Здесь имеет место – само событие. Как факт. А также неготовность индивида к осознаванию (восприятию) его. Т. е. другими словами, если какое-либо событие (свершившееся, или только ожидаемое) застало нашего индивида врасплох (по своей неожиданности), -- то мы уже можем говорить о воздействии на его психику. И «первый удар» практически непременно скажется на эмоциональном состоянии индивида. Причем уже оттого, насколько человек предрасположен к различным психическим или невротическим отклонениям (быть может, даже находясь в пограничной, а то и стадии какого заболевания), будет зависеть характер его последующих поступков. (После того как новость дойдет до его сознания.)

Важность эмоционального состояния – несравненно выше и значительнее, чем кто бы мог предположить. Именно отсюда (вследствие какого негативного воздействия оказываемого на психику) перебрасывается мостик к началу различного рода нарушениям психического здоровья, будь то депрессивные состояния (наиболее распространенные при такого рода «атаках» на психику), или какие изменения сознания (вплоть до серьезных психических нарушений. Хотя и следует, вероятно, предположить, что подобное все-таки больше свойственно индивидам уже находящимся до того в состоянии нарушения психического здоровья). И быть может уже потому – важно не только знать о возможности нарушения эмоционального состояния, но и всячески избегать возникновению различных негативных причин (могущих столь нежелательно сказаться на психике…). А если подобное произошло – постараться, например, разбавить «ударную волну», рассредоточив ее на несколько составляющих.


2

Роль эмоционального состояния действительно даже сложно оценить. Например, практически непреложен тот факт, что для определенной категории людей важность соблюдения равновесия в эмоциях – чуть ли не вообще залог существования. И при каких-либо воздействиях на психику (таких людей) – последствия изменений в их эмоциональном состоянии могут приводить к последствиям, которые не каждый из них способен и пережить (т. е. грамотно – безболезненно – на них отреагировать). Например, у них могут развиться различного рода отклонения, не позволяющие им адекватно воспринимать реальную действительность. Такие индивиды видят окружающую жизнь исключительно в серых тонах. А какое-либо новое событие – вызывает в их душе различного рода беспокойства, тревогу, даже может приводить к возникновению страхов и иных, еще более нежелательных последствий, так или иначе, мешающих нормальному существованию в социуме. У индивидов, испытавших нарушение (сбой) в эмоциональном состоянии – может быть затруднена жизненная адаптация, проявляться неспособность к работе, учебе, развиться нарушение и некоторых физиологических процессов, что выразиться в возникновению различного рода психосоматических заболеваний.

И тогда уже следует (таким индивидам) как минимум опасаться каких-либо «новых» событий в их жизни. А значит важно – оградить их существование от разного рода изменений, и всячески стремится – к сбалансированному существованию и восприятию действительности.


P. S. Кстати, одной из форм обезопасивания (а на каком-то этапе и реабилитации) от нарушений эмоционального состояния – может являться физическая деятельность. Объясняется это тем, что физическая нагрузка вызывает выброс в кровь эндорфинов. А значит это, в какой-то мере, и будет являться тем сглаживающим воздействием, которое способно будет приводить к «распылению» (разбросу) потока эмоций.






оставить комментарий
страница4/16
т. н. сублиминальный
Дата25.09.2011
Размер3.08 Mb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх