Виталий Третьяков: \"Пропаганда это часть журналистики\" icon

Виталий Третьяков: "Пропаганда это часть журналистики"


Смотрите также:
Программа курса «История отечественной журналистики. Ч. 1-3»...
Программа курса «История отечественной журналистики. Ч. 1-3»...
Виталий Васильевич Каравашкин кто предавал россию справочно-энциклопедическое издание...
Третьяков В. Т., Ульяшов П. С., Уткин А. И. Оформление художника А. Саукова Шимов Я...
Социальное функционирование журналистики: роль и функции журналистики...
Социальное функционирование журналистики: роль и функции журналистики...
1 день 1 часть файл: 13 mp3 длительность (0: 00: 00 — 3: 49: 26)...
Программа дисциплины основы творческой деятельности журналистики : проблемно-аналитические жанры...
Лекция 1 7 сент...
Проект «Лингвострановедческая газета»...
Бубенин Виталий Дмитриевич...
Примерная программа дисциплины техника и технология средств массовой информации федерального...



Загрузка...
скачать
Виталий Третьяков: "Пропаганда - это часть журналистики"


Третьяков Виталий Товиевич - генеральный директор "Независимой издательской группы", главный редактор журнала «Мировая энергетическая политика», издатель и главный редактор "Независимого религиозного обозрения", член совета директоров ОРТ, автор и ведущий программы "Что делать?" ("Культура").

Вопрос: Вы как-то обмолвились, что Вы империалист. Что для Вас значит это понятие – империя? Возможно ли возрождение России в имперском виде? И каковы наши шансы противостоять доказавшему свою эффективность империализму США? (Роман Мельников, Черноголовка)


Ответ: Империя – почти неизбежная форма существования больших государств в человеческой истории. Человеческая история не закончилась, как мы видим, и, судя по всему, она не закончится демократией. Империи не исчезли. Абсолютно имперским государством, почти классическим, является США. Формально многие их территории, вне американского континента, можно причислить к их колониям, но фактически это модернизированный глобалистский неоколониалист. Безусловно, присутствуют иные формы вассалитета, доминирования, иные формы протекторатов. Так что империя есть одна из объективных форм существования больших государств. В этом смысле она ни хороша, ни плоха, она - данная.
Есть проблема роли империи. Она в значительной степени позитивна, хотя империи, как правило, репрессивны по отношению к другим народам. Россия была в какой-то степени уникальной империей, но из общего ряда не выламывалась, хотя колонизация русских территорий шла несколько по иной модели, чем колонизация американского континента европейцами. Не говоря уже о классических империях: Римской, Германской, Австро-венгерской, Атаманской и т.д.
И тут есть еще одна проблема, которую я знаю. Я знаю, что человек, живущий в империи и относящийся к ее политическому классу или даже просто к населению этой империи, не может воспринимать мир империи, свою страну так же, как воспринимают маленькие народы, которые входят в эту империю или рядом с ней расположены. Это разные взгляды, и с этим нужно считаться. Тогда ты можешь спорить с теми, кто в Латвии или в Эстонии, с представителями нерусских национальностей внутри России. Если ты этого не знаешь, то спор может даже не возникнуть, вы просто не поймете друг друга и будете тихо ненавидеть. Если ты это знаешь, вы тоже скорее всего не сойдетесь по 90% проблем существующих, во всяком случае понимая, что это объективно существует, что у большой нации и у малой нации взгляды объективно разные.

На мой взгляд, русская империя была одной из самых гуманных в истории империй вообще. Этот гуманизм, правда, несколько перевернутый, это очень важно, особенно отчетливо проявился в большевистский период. Классическая имперская политика, как правило, была одной: метрополия выхватывала все из колоний, и титульное население империи жило всегда лучше, чем население колоний и колонизированных территорий. Это было всегда, это была основная проблема. Россия была вывернутой наизнанку империей. Большинство государств СНГ, ныне существующих, своей государственностью обязаны исключительно тому, что они развивались в рамках царской, а потом советской империи и все атрибуты своей государственности, включая власть, титулы президентов, границы, столицы приобрели в рамках русской – советской империи. Вот если бы не было русской – советской империи, то не было бы государства Казахстан, не было бы государства Таджикистан, вряд ли было бы сейчас государство Молдавия, Грузия и многие другие. Только в годы Российской империи они все это получили. Вот это историческая ценность Российской империи.


Вопрос: Уважаемый Виталий Товиевич! На Ваш взгляд, возможна ли была победа Г. Зюганова в 1996 году и почему этого не произошло? Кто, на Ваш взгляд, из лидеров КПРФ будет выставлять свою кандидатуру на выборах президента (Селезнев, Илюхин, Мельников, Решульский)? (Воробьев Олег, Пермь)


Ответ: Я много раз публично об этом говорил и писал, а сейчас могу повторить. У меня сложилась абсолютная уверенность, что в первом туре выборов 1996 года Геннадий Зюганов победил. Соотношение голосов в первом туре было прямо противоположное тому, которое было опубликовано официально. После того, как это случилось, победа Ельцину во втором туре была гарантирована.
Как мне представляется, Зюганов знал, что результаты выборов не такие, которые были официально изложены. Можно по-разному относиться к его решению, к тому, что он был осторожен. Это позволило не свалить страну в возможный кровавый конфликт. Зюганов знал, но не решился по каким-то причинам заявить об этом публично и официально. Может быть, это было правильным решением. Безусловно, кремлевская команда в тот момент и Ельцин конкретно начали бы действовать крайне жестко. Ситуация очень простая: кто победил бы в первом туре – тот победил бы и во втором. Надо сказать, что победа Зюганова, а она была, была не абсолютная политическая победа. Значительная часть общества не хотела победы Зюганова в силу многих причин. Было свежо воспоминание о крайне неудачной коммунистической политике, которая привела к краху СССР. Это было в сознании тех людей, которые даже тогда жили лучше, чем сейчас. С исторической точки зрения, поражение Зюганова было предопределено. С фактологической - в первом туре он победил.

На выборах президента конечно же будет выставлена фигура Зюганова. Он по-прежнему является лидером партии. Никакой другой подходящей фигуры у левых нет. Зюганов один из самых умных и образованных политиков современной России. Я много раз об этом писал. Другое дело, что его ум и образованность несколько догматизированы в левый уклон. Но никакой другой фигуры, сопоставимой с Зюгановым, у левых нет. Проблема еще в том, что названные фамилии – это личности интересные, но не настолько яркие, чтобы стабильную левую харизму Зюганова, они могли перекрыть.
Кроме того, появляется новый кандидат - это либо абсолютно новая личность, либо он несет новые идеи. Коммунисты говорят много правильных вещей, но не предлагают никакой новой идеи. Левая идея находится в стагнации. Нет у них шансов на выборах в 2004 году. Что касается 2008 года – надо говорить, насколько удачной будет политика Путина.


Вопрос: Как, на Ваш взгляд, оценить, насколько "эффективна" политика властей по выживанию населения за Уралом, когда Приморье, Камчатка, Сибирь третий год замерзают и отключаются от света при широко разрекламированной подпитке газом Европы, Турции, Китая и Японии? (Диев, Омск)


Ответ: Политика плохая, неэффективная - вся политика, которую можно рассматривать как региональную. Ответ очевиден, поскольку если бы эта политика была эффективной, то регионы жили бы хорошо. Не было бы этой извечной проблемы – качества жизни в столице и в большинстве других регионов. Я бы сказал, что в новых условиях власти демонстрируют худшую региональную политику, чем она была в советской экономической парадигме. Тогда региональные проблемы решались, решались масштабно. Сейчас этого нет.
Европу, Турцию, Китай и Японию никто бесплатно не подпитывает. Это как раз нормально. Проблема в том, чтобы конвертировать деньги, получаемые за это, в умную внутреннюю региональную политику. Еще одна проблема – это проблема и 19-го, и 20-го, и 21-го веков. Царская Россия имела региональную политику, советское правительство имело четкую региональную политику - и экономическую, и демографическую. Кстати, вся база экономическая, которая существует сейчас за Уралом, – это следствие политики царской и советской. За время реформ ничего нового там не создано, даже не продумана толком региональная политика.

Вопрос: Я в восторге от Вашей искристой, высокоинтеллектуальной публицистической деятельности и благородного, честного жизненного пути! Можно у Вас узнать, где и какое Вы получили образование, где трудились, работали ли на ниве советской пропаганды, каким образом стали "большим" человеком, кто дал Вам денег на "раскрутку", сколько зарабатывали у Березовского и сколько зарабатываете сейчас (больше или меньше) у Путина? Заранее благодарен за несомненно правдивый ответ! (Сергей, Москва)


Ответ: Спасибо конечно. Я в 1976 году закончил журфак МГУ. Считаю, что это очень хорошее образование. Оно академическое, несколько поверхностное, но очень широкое. До этого я закончил в Москве математическую школу. Очень люблю математику и занимался ею с удовольствием. Но ушел в журналистику – гуманитарные знания меня всегда влекли. Работал после МГУ в АПН, в редакции, которая занималась выпуском советских газет и журналов на Западную Европу. Довольно долго работал там. Потом сменил несколько редакций в АПН. Весной 1988 почувствовал профессиональный вакуум. Перешел обозревателем в «Московские новости», которые тогда возглавлял Егор Яковлев. Там очень много писал. Через 4 месяца я уже был политическим обозревателем в «МН», вскоре стал заместителем главного редактора. В 1990 году я ушел из «МН» создавать «Независимую газету».
Я действительно работал на ниве советской пропаганды. Это мне очень многое дало в профессиональном плане. Кроме того, методы пропаганды сейчас настолько активно используются в современной журналистике, что мне тот опыт очень помогает. Пропаганда – это часть журналистики.
Под «большим» в вопросе видимо подразумевается «известным». Это для журналистики важный вопрос. Журналисты не могут быть равнодушны к известности, популярности, славе, карьере. Журналистика – это безусловно конкуренция даже с теми, кто сидит рядом. Мой выход на площадку «МН» - был, конечно, шагом вперёд. Я тогда много писал, а настоящую известность мне принесли ряд очерков о политиках: «Загадка Горбачева», «Егор Лигачев и другие», «Феномен Ельцина» и ряд других. Тогда я был замечен как журналист. Тогда Попов предложил мне создать газету Моссовета, но потом это трансформировалось у меня в идею «Независимой газеты».

Интересный вопрос по поводу зарплаты. Сейчас я зарабатываю меньше. Другое дело, что у Березовского финансирование «НГ» было нормальным только первые полтора года. Потом начались проблемы, и каждый месяц я занимался выколачиванием денег. Тогда я зарабатывал больше, чем сейчас, пока. «Сейчас у Путина» - ответить могу. В Кремле прекрасно знают всю историю с моим уходом из «Независимой газеты». Всю юридическую подоплеку в той ее части, где она является абсолютно некорректной. Я бы сказал так: юридически вопрос о том, кто владеет «Независимой газетой», является, мягко говоря, открытым. Оригинальная печать некоммерческой организации «Редакция "Независимой газеты"», находится у меня. Равно как и оригинал сертификата на логотип «Независимой газеты». Вся эта история в Кремле известна. Мне предлагали высокие официальные лица, не буду говорить о названиях, возглавить газеты, но я отказался. Я хочу создать что-то свое и новое.


Вопрос: В какой газете Вы регулярно публикуетесь? (Сергей, Москва)


Ответ: Я регулярно не публикуюсь ни в какой газете. Мне поступали предложения от нескольких изданий вести свою колонку. Я отказался. Причина одна: финансовой нужды в этом у меня не было, а тексты свои я ценю достаточно высоко и мне хотелось их сохранить для собственного издания. То, что я пишу, читают. Читают политики, дипломаты, военные, политическая элита. Своей газеты у меня нет, но вот есть теперь журнал, который я создал и возглавляю, – «Мировая энергетическая политика». Там я буду выступать в каждом номере.

Вопрос: В свое время мне посчастливилось увидеть в Малом театре "Вишневый сад" с Игорем Ильинским в роли Фирса. Последняя сцена запомнилась на всю жизнь: Фирс лежал на сцене "калачиком" и приговаривал "Все уехали, а меня забыли. Эх! Недотепа". Я едва не плакал. Человек, проживший, по его словам, всю жизнь "при господах", оказался забытым. Вопрос мой состоит в следующем: сколько (по Вашим оценкам) таких людей сейчас в стране? Какую политику надо проводить, чтобы их становилось меньше? Для меня ясно, что этим людям не нужны демократические свободы, так как они кроме прав обязывают гражданина быть ответственным за самого себя и своих близких. И второй вопрос: каковы перспективы гражданского общества в России, какой процент свободных граждан от всего населения позволит утверждать, что оно сформировалось? (Александр)


Ответ: Думаю, что таких людей очень много в нашей стране. Страна пережила революцию. Лучше классиков не скажешь. Некрасов сказал о реформе 1961 года: «Ударило одним концом по барину, другим по мужику». В данном случае ударило по населению. Это десятки миллионов людей. Можно было бы сделать все это лучше. Безответственность и непрофессионализм политиков горбачевско-ельцинского режима этому способствовали. Есть и еще целый ряд причин. Проблема в том, что достижения реформ нужно доказывать, ежедневно по телевидению показывать, что эти достижения есть. Если этого не делать, то значительная часть населения скажет, что достижений нет вообще.
Относительно процента свободных граждан от всего населения лучше спросить у социологов. Ясно, что эта цифра должна быть доминирующей. Сейчас этого нет. С гражданским обществом плохо. Это отдельный большой вопрос – почему плохо. В России многое обязана сделать власть. В том числе и выращивать гражданское общество. До тех пор, пока правительство и власть не займется местным самоуправлением, не в этих ублюдочных формах, которые существуют сейчас и дают меньше самоуправления, чем при советской власти, местные чиновники никогда не позволят существовать никакому гражданскому обществу. Строительство гражданского общества идет, но темпами такими медленными, что этим надо заниматься каждый день.


Вопрос: Как Вы прокомментируете это высказывание A.Зиновьeва? "Cоединенные Штаты как враг нашей страны в 10 раз хуже, чем гитлеровцы, они не остановятся ни перед чем. Они действительно планируют не просто разгромить нашу страну, они планируют вообще нас, русских, вычеркнуть из истории вообще. И это приводится в исполнение. Вот в таком мы положении находимся". (Valerij Sologubenko, Muenchen)


Ответ: Я знаком с Зиновьевым и знаю его точку зрения. Она, возможно, чересчур брутальна, но несколько вещей являются очевидными. Конечно, США хотели разрушить СССР, и определенная часть политического класса Соединенных Штатов действовала в этом направлении. До сих пор значительная часть политического класса США желает, чтобы то же самое произошло и с Россией. Это тоже очевидно. Такая политика проводится не из-за ненависти к русским, а из-за того, что субъект мировой политики - СССР и теперь Россия - мешает реализовать стратегию США по сохранению своего гегемонизма. В этом смысле США являются угрозой России. В этом смысле Зиновьев прав.

Вопрос: Виталий Товиевич! Намерены ли Вы начать издание ежедневной аналитической газеты? И ели да, то когда можно ожидать ее выход? (Дмитрий, Мурманск)


Ответ: Главная моя цель – возобновить издание большой, ежедневной, аналитической газеты. Я не знаю, достигну ли я этой цели. Ради этого я продолжаю многочисленные переговоры, но эта работа ведется, и ради этого я отказался от многих предложений. Хочу создать газету, независимую, свободную от необходимости конъюнктурно реагировать на те или иные действия официальных властей. Я считаю, что нужда в таком издании ощущается со всей очевидностью. Общественный запрос на такое издание есть, даже есть политический запрос. Я уже давно не оптимист, а фаталист. Но тем более думаю, что газета такая должна появиться. Это должно случиться в этот политический период. По крайней мере, до выборов 2003 года.

Вопрос: Виталий Товиевич, как Вы оцениваете внешнеполитический курс России? И в частности - азиатское направление? (Alexey, Beijing)


Ответ: Внешнеполитический курс России оцениваю неоднозначно. Лучше всего оценку внешним проявлениям дала Лидия Шевцова. Она сказала, что Путин сделал наконец-то исторический шаг, превратив Россию в младшего партнера другой великой державы. Если это стратегическая линия Путина, то я категорически против такого пути. Если это тактическое прикрытие, вынужденные меры, в чем я подозреваю Путина, тогда готов поддерживать такой курс. Что касается азиатского направления, как и любого другого, то по-прежнему у нас существует несколько внешних политиков: Кремль, МИД, Министерство обороны, бизнес-класс и так далее. Единой политики нет.

Вопрос: Уважаемый Виталий Товиевич! Как постоянный читатель "Независимой" на протяжении многих лет, я не мог не заметить резкую перемену тона газеты, произошедшую в последние несколько недель: появилось огромное количество статей, основной мыслью которых является "Россия проиграла геополитическую игру США, и вообще у России нет будущего: ее ждет развал". Помня взвешенный и спокойный тон газеты в прошлом, я не мог не удивиться истерическим интонациям этих статей. Заметили ли Вы эту перемену? Чем она может быть вызвана? Случайно ли совпадение начала этой информационной кампании с конференцией Бориса Березовского о причастности российских спецслужб к взрывам домов в Москве? Заранее благодарен. (Денис Матерновский, Москва)


Ответ: Естественно, у меня есть свое мнение, хотя я не являюсь внимательным читателем «Независимой газеты». Я понимаю, в чем состоит нынешняя редакционная политика. Я субъективен, но даже в этих рамках: никто не скажет, что «Независимая» стала лучше. Этим все сказано. Много чего я знаю, что там сейчас происходит. Но я не хочу об этом говорить – просто неприятно. Что касается линии Березовского – то, естественно, она присутствует в газете, и на порядок выше, чем это было при мне.

Вопрос: Виталий Товиевич! Расскажите, пожалуйста, немного о себе, о своем происхождении. Со стороны вы выглядите прямым потомком дореволюционной русской интеллигенции. Так ли это? И откуда у вас такое интересное отчество? (Николай Зимин, Новосибирск)


Ответ: Происхождение у меня не выдающееся. Я не имею отношения к тем самым знаменитым Третьяковым, что создали галерею. Происхождение моей семьи довольно простое: бабка по отцу из старинного села Бронницы. Я-то коренной москвич. По материнской линии – все из Тверской губернии. Дед был священником и был репрессирован и расстрелян в 30-е годы. Потом большинство родственников оказалось в Москве. Никаким потомком дореволюционной русской интеллигенции я не являюсь. Отец имел высшее образования, а мать нет. Но в семье была установка, что дети должны получить высшее образование. Нас три брата было, младший умер 15 лет назад. Что касается отчества, то Тови – это библейское, еврейское имя. Хотя я не еврей, но когда во мне подозревают еврея – я не отказываюсь. Мне все равно, по большому счету. Хотя это, может быть, потому, что я не еврей. Это имя мало кто знает. История такова, что у отца были одни братья – 9 человек. Бабка мечтала, чтобы была дочка, и приготовила даже имя – Земфира. Но когда снова родился сын, видимо, в сердцах она его назвала по святкам. Все остальные братья носили незамысловатые русские имена: Владимир, Алексей, Евгений и так далее.

Вопрос: Уважаемый Виталий Товиевич! Как, на Ваш взгляд, будут складываться отношения энергетиков с газовыми и нефтяными компаниями? Какой регион, по вашему мнению, более проблематичный в этом вопросе? Спасибо. (Александр, Оренбург)


Ответ: Очень интересный и справедливо поставленный вопрос. Но я его расцениваю как вопрос на экзамене - мне, как человеку, который взялся издавать журнал под называнием «Мировая энергетическая политика» и должен теперь ответить на вполне конкретные энергетические вопросы из аудитории. Честно признаюсь, что для ответа на такие специальные вопросы я еще не созрел. Конечно, у меня есть какие-то соображения, не решусь пока их высказывать, надо здесь подучиться. Многое для меня сейчас открывается по-новому, с тех пор как я взялся за эту работу. Не чувствую в себе достаточно квалификации, чтобы быть экспертом в этой области и отвечать на вопрос публично. Пока. Через полгодика, наверное, отвечу.

Вопрос: Очень интересно узнать о Вашем отношении к творчеству филолога и историка Вадима Кожинова (ныне уже покойного). На мой взгляд, это в высшей степени благородный и объективный автор. Его книги, выдержанные в актуальном ныне консервативном духе, сейчас завоевывают массового читателя. Вы знакомы с его работами? (Олег Немроцкий, Петербург)


Ответ: Знаю, читал, естественно. Даже, по-моему, мы были знакомы. Встречались где-то даже. Его человеческое благородство я оценить не могу. Действительно, он консерватор, объективный автор. Но общая наша традиция такова, что коммунисты критикуют правых, но никогда не говорят о себе, а правые критикуют левых, но никогда справедливо не говорят о себе. Поэтому в работах Кожинова, при всей его объективности, тоже присутствует этот комплекс.

Вопрос: Вам удалось найти инвестора для “Независимого религиозного обозрения”? (Ольга Ковальская, Москва)


Ответ: Да, этот проект вместе с Максимом Шевченко разрабатывается. Мы выпустили нулевой номер, то есть пробный. Не вполне удачный. Я не хотел выпускать этот нулевой номер, но меня уговорили. Пока с финансированием вопрос не решен.

Вопрос: Уважаемый Виталий Товиевич! Сначала хотел бы поблагодарить Вас за старую “Независимую газету” - более свободного и интеллектуального ежедневного издания в новой России не было. Именно Вашими стараниями государственная и национальная мысль постепенно вышла из подполья в эпоху тотального господства нетерпимых к любому инакомыслию ельцинских либералов. За этот подвиг, видимо, Вы и пострадали. После Вашего ухода газета превратилась в боевой листок Березовского. При этом ниша старой "НГ" на рынке осталась свободной – толстой ежедневной информационно-экспертной газеты “национального интереса” до сих пор нет. Натужное “государственничество” лояльных власти “Известий” или “Времени МН” никого не обманывает, заправляющая в этих редакциях публика с фигой в кармане осваивает выделенные пропутинскими инвесторами средства. Вы не планируете возродить ежедневную газету? И в целом, какие конкретно российские СМИ наиболее адекватны той ситуации, в которой сейчас находится наша страна? (Евгений Озеров, Москва)


Ответ: Все, что касается моей работы в «Независимой газете», я могу принять с благодарностью. Это действительно была уникальная газета. Этот факт никто не может оспорить.
Я никогда не мог точно ответить на вопрос о современных СМИ. Я знаю слабости и достоинства газет, но не буду об этом говорить. Могу лишь сказать о том наборе изданий, которые я читаю и которые нужно читать, чтобы разбираться в том, что происходит в стране. Одной газеты – недостаточно. Нужно читать газеты и с правого, и с левого фланга. «Завтра» и «Советская Россия» скучны, но их надо читать. Мой пакет газет таков: «Известия», «Коммерсант», «МК». Если более широко, то это еще «Газета», «Независимая», «Ведомости» в политической части, «Российская газета», которая в последнее время стала не такой скучной, как раньше. Помимо этого надо смотреть еженедельники «Московские новости», «Новая газета», «Литературная газета» и «Общая газета». Вот это примерно 10 изданий, я бы еще назвал «Коммерсант Власть» - наиболее удачный, на мой взгляд, из иллюстрированных еженедельников, ныне существующих. Этот пакет дает наиболее полное представление о том, что сегодня происходит в России. Но не хватает, по крайней мере, пары изданий, которые, на мой взгляд, нужно бы создать.

Вопрос: Пожалуйста, дайте прогноз развития российско-американских отношений с учетом начавшихся торговых войн и возможной операции против Ирака. И как долго, на Ваш взгляд, Европа будет идти в американском внешнеполитическом фарватере? (Boris Unger, Hamburg)


Ответ: Тут целая серия вопросов. Совсем коротко попытаюсь. Нынешний гегемонизм США никто оспорить пока не может – это первая константа нашего времени. Нравится она или не нравится – это просто константа. Второе. Европа не сможет оторваться от США и идти вне американского фарватера в основном до тех пор, пока она не станет Европой в полном смысле этого слова и не воссоединится с Россией. Судя по всему, она этого не хочет, именно Европа не хочет воссоединиться с Россией, а не Россия – воссоединиться с Европой. На обозримый период Европа в силу той причины, что не может конкурировать в таком виде с США, и в силу традиционной близости все равно будет, как я это называю, «любимым вассалом США», никуда от этой роли не уйдет.
Реакция России на возможную бомбардировку Ирака будет реактивной. Вообще наша внешняя политика в основном сейчас реактивна. Отчасти понятно почему, отчасти это неизбежно в силу слабости нашей нынешней политики, и потому что в этой политике нет в значительной степени четкой стратегии. Соответственно, политика реактивна. Произошло событие – мы на него отвечаем, словесно, чаще словесно, чем как-то иначе. Если это неприятное для нас событие, пересчитываем ресурсы, если мы можем что-то сделать, то в основном опять исполняем словами. Абсолютно то же самое по Ираку. Вообще ситуация сложная, Россия экономически заинтересована в бомбардировках Ирака, поскольку цена на нефть возрастет с понятными положительными последствиями для России. Ясно, что если удар по Ираку американцы нанесут, никаких активных действий Россия предпринимать не будет и ограничится вербальным осуждением этой акции, и ничем больше.

Российско-американские отношения в перспективе сводятся к тому, что либо мы попадаем реально в эту формулу «младший партнер при другой великой державе», либо отстраиваем свою собственную стратегическую и тактическую линию. Лучшая линия – это, конечно, внутреннее благоустройство, внутренняя мощь. Так что все замыкается в конечном итоге на внутренней политике. Ресурсов у России очень много для этого. Даже сейчас. Использование этих ресурсов не столь катастрофично, как было при Ельцине, но мы еще очень-очень далеко.


Вопрос: Вы в Бога верите? (Антон, Москва)


Ответ: Интересный вопрос: вы в Бога верите? Мне приходилось на него отвечать, и однажды я ответил на этот вопрос в присутствии митрополита Кирилла, с которым у меня очень хорошие отношения. Я сказал все как есть. Я не атеист, т.е. не человек, отрицающий религию, более того, меня религия очень интересует, сфера религии как феномен. Но я человек неверующий. Кирилл мне сказал: «Виталий… Вы неправильно говорите. Вы не неверующий. Говорите о себе, что вы плохой верующий, что вы не выполняете соответствующих обрядов, не ходите в церковь, не думаете об этом. Не говорите, что вы неверующий, это не так». Ну, он меня немножко знает. Я отвечаю на этот вопрос так, как я привык отвечать, что, на мой взгляд, является правдой. Во всяком случае, в научном смысле слова я неверующий.

Вопрос: Не кажется ли Вам, что Путин, с его ориентацией на жесткое вхождение России в Западный мир, зря теряет время? Без “дальнейшей демократизации” и “расставания с имперским прошлым” (читай – переходом под протекторат), радикального сокращения населения и расчленения страны нас в “золотой миллиард” вряд ли примут. Не пора ли нам перестать ориентироваться на Запад или Восток, и начать ориентироваться на самих себя – на тысячелетнюю уникальную русскую цивилизацию и ее интересы и ценности? (Светлана Волкова, студентка МГУ)


Ответ: Можно произнести несколько тезисов, которые в целом описывают мое видение ситуации. Я считаю, что весь мир находится в большом кризисе. Более того, я считаю, что в кризисе находится западная модель демократии, к которой мы присоединились как раз в тот момент, когда она находилась в глубоком системной кризисе. Этот кризис может длиться десятилетия. Многие мои друзья и коллеги политологи, хорошо эрудированные, это отрицают, но я им задаю вопрос: что, если западная демократия не находится в кризисе, весь мир будет по-прежнему к ней постепенно присоединяться, - значит, конец истории, значит, история остановилась? Потому что не может быть так, что наступила демократия, и все. Никто ответа на это не дает, но утверждают, что никакого системного кризиса в западной демократии нет. Я считаю, что он есть. Я считаю, что, конечно же, Россия, с одной стороны, «левая» страна, и совсем не случайно коммунизм победил в России, совсем не случайно. Это не так, что залез к нам Маркс случайно в Россию, а не случись - и не было бы ничего. Это очень логично исторически, Россия была предрасположена к этому как «левая» страна, и коммунистическая идея не погибла, не исчезла, она еще возродится, я глубоко в этом уверен. И одна из реинкарнаций этой левой идеи - это борьба за справедливость, борьба против богатых, которые не делятся с бедными. Это, конечно, и исламские фундаменталисты в какой-то степени, это и глобалисты, которые, судя по всему, по крайней мере сейчас так представляется, вырастут в новый интернационал.
Насчет ориентации на Запад. Да, у нас есть какая-то собственная цивилизация, но мы с Западом, это совершенно очевидно. Мы часть Запада. Я считаю, что одна из проблем западной цивилизации, одна из составляющих западной цивилизации как раз состоит в том, что Европа – это ядро, генетическое и во многом интеллектуальное, западной цивилизации. В 19-м веке уже произошел раскол на 2 части: более левая и более правая. Более левая – это Россия, более правая – Западная Европа. И, расколовшись, даже сейчас мы не желаем воссоединиться, восстановить интеллектуальное традиционное единство. Это тоже проявление кризиса. Поэтому, конечно, Россия – это территория перетекания с Запада на Восток. Это все понятно, но все равно Россия течет к Западу. Мы не должны ориентироваться только на Запад. Уход на чистый Восток? Тот, кто чувствует силы в себе православием победить ислам, – может попробовать. Более традиционно в нынешних условиях, особенно кризисного момента, побеждают не модернистские, а более традиционные, более фундаменталистские тенденции. Всемирно побеждают. Это парадокс, но это мы переживаем. Так что здесь русскому православию ловить нечего, оно тоже, конечно, ортодоксально, но все-таки не до такой степени подчиняет себе политику, чтобы соревноваться с фундаментализмом. Тем более когда все проигрывает – сознание, поведение, ритуалы, политические действия.


Вопрос: Недавно посмотрел Вашу программу "Что делать?", и, несмотря на обилие "говорящих голов", в ее формате мне показалась симпатичной попытка учиться видеть вещи такими, какие они есть на самом деле, без "точечных ударов" нашей телевизионной фабрики "промывания мозгов". А как Вы сами находите перспективы подобного формата? (Дмитрий, Александров)


Ответ: Я очень люблю эту передачу. Она мне нравится. С одной стороны, она напоминает любимый жанр сегодняшнего телевидения – ток-шоу, а я отнюдь не ток-шоу-мен, и вообще не телевизионный человек. С другой стороны, это повышенный градус интеллектуальности в рамках популярного вида коммуникаций – телевидения. К моей радости, передача пошла. Я могу судить по тому, что я не слышал ни одного плохого отзыва. Даже при том, что общаешься с людьми, с которыми хороший контакт, но и они иногда говорят не очень положительные вещи. По поводу этой программы, за исключением каких-то конкретных вещей по конкретным сюжетам, плохих отзывов я не встречал. Более того, ее смотрит очень много народа. Практически все, с кем я общаюсь, смотрят и знают эту передачу. Даже в провинции ее смотрят – некоторым ее участникам в провинции задают вопросы о передаче. Очень много уже сейчас предложений от разных людей по новым темам передачи.
Я крайне доволен этой работой. Относительно перспектив могу сказать, что меня радует, что сейчас, в эпоху развлекательных программ, стали прорастать передачи, которые можно отнести к разряду интеллектуальных. Я, например, с удовольствием смотрю передачу Гордона и завидую ему, что у него есть огромное временное пространство, что он имеет возможность приглашать не больше трех собеседников. В моем жанре – этого маловато. Кроме того, передачи Гордона идет 4-5 раз в неделю, а моя - всего раз в две недели. Многие темы, которые я бы тоже хотел обсудить, появляются у Гордона. Этот интеллектуализм начинает пробиваться на российском телевидении. Надеюсь, что на каждом канале по одной или по две такие программы будут. Интеллектуально нормальный человек растерян от того, что показывает наше телевидение сейчас. Надеюсь, что ВГТРК от меня не откажется и моя программа будет выходить еженедельно.
Кстати, эти два телевизионных проекта, в которых я участвую - «Что делать?» и «Другое время», - это для меня полезно, интересно, но побочно. Главное для меня – издательская деятельность.




Скачать 191,27 Kb.
оставить комментарий
Дата25.09.2011
Размер191,27 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх