VI. современный вулканизм прогноз цунами, вулканической и сейсмической опасноСти icon

VI. современный вулканизм прогноз цунами, вулканической и сейсмической опасноСти


Смотрите также:
Домашнее задание по обж на время актированных дней 7-е классы...
«Цунами и их проявление в Тихом океане»...
Реферат из дисциплины „Цивільна оборона” на тему: «Естественные опасности, техногенные опасности...
Автобиографические заметки о здоровье». 2000 г Термин «валеология»...
Программа IV всероссийский симпозиум по вулканологии и палеовулканологии «вулканизм и...
План Прогноз Прогноз Прогноз Таможенные платежи, перечисленные в федеральный бюджет, всего...
Доклад для общественного портала по мониторингу кризисных ситуаций Республики Тыва...
Описание программы Responsedb данная программа предназначена для вывода на экран ачх каналов...
Методическая разработка №2...
Рабочая программа дисциплины безопасность жизнедеятельности квалификация (степень) выпускника...
Рабочая программа дисциплины безопасность жизнедеятельности квалификация (степень) выпускника...
Отчетливое представление об опасности электрического тока...



Загрузка...
страницы: 1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32
вернуться в начало
скачать
^

ПОСЛЕСКАРНОВЫЕ ГИДРОТЕРМАЛИТЫ РУДНОГОРСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ
В ТРУБКЕ ВЗРЫВА БАЗАЛЬТОВ ТРАППОВОЙ ФОРМАЦИИ
(ЮГ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ)

1Э. М. Спиридонов, 1П. В.Иванова, 2Г. И.Киров, 3Д. Я. Янакиева


1 Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, МГУ, mineral@geol.msu.ru

2Софийский государственный университет им. св. И. Орхидского

3Национальный музей «Земля и люди», София 1421, Бульвар Чёрный връх, 4 denkay@abv.bg


Рудногорское месторождение принадлежит Ангаро-Илимской железорудной провинции в южной части дорифейской Восточно-Сибирской платформы. Особенность Восточно-Сибирской платформызначительная мощность плитного чехла до 12 и более км. Плитный чехол слагают терригенные, карбонатные и иные осадочные породы венда, кембрия, ордовика, силура, девона, карбона и перми. Среди них широко распространены эвапориты с ангидритом, гипсом, каменной солью, калийными солями, богатыми Sr и Li рассолами. В Ангаро-Илимской провинции мощность соляных отложений (в основном кембрийского возраста) до 1 км и более. Они насыщены хлоридно-натриево-кальциевыми рассолами с концентрацией солей до 700 кг/т [Малич, 1975]. Другая особенность Восточно-Сибирской платформы – грандиозное развитие трапповой формации, которая возникла на рубеже перми и триаса (245-250 млн. лет). Трапповая формация включает толщи платобазальтов до 4 км мощности (на севере платформы), туфы базальтов такой же мощности (в центральной части платформы), силлы и дайки долеритов и габбро-долеритов (развиты повсеместно), интрузивы габбро-долеритов (развиты повсеместно), трубки взрыва базальтов. Максимальное количество трубок взрыва установлено в Ангаро-Илимской железорудной провинции [Ангаро-Илимские, 1960], а спорадически на всей территории платформы, вплоть до её северо-западного окончания в районе Норильска. Трубки взрыва базальтов – рудоконтролирующие структуры скарновых магномагнетитовых месторождений,- возникли в тех участках платформы, где базальтовые расплавы внедрились в соленосные толщи с рассолами. При контактах магмы с рассолами произошли гидромагматические взрывы, которые породили фреатомагматические извержения. Центральная вулканическая трубка Рудногорского месторождения имеет размеры 1800х560 м. С глубиной размеры трубки заметно уменьшаются, ещё глубже находятся четыре подводящих канала, форма которых близ­ка к цилиндрической. Вертикальная протяженность трубки взрыва более 2 км. Трубка выполнена вулканическими брекчиями с массой обломков вмещающих терригенных пород. Нагретые магмой хлоридные рассолы мигрировали в трубку взрыва (область пониженного давления), частью в околотрубочное пространство. Под их воздействием брекчированные породы любого состава были замещены известковыми скарнами – гранатовыми, клинопироксеновыми, гранат-клинопироксеновыми со скаполитом ; Т обр. до 6500 С. Почти повсеместно ранние скарны замещены гидросиликатными скарнами хлорит – кальцит – эпидотового состава с андрадитом, магнетитом и апатитом; Т обр. до 4500 С [Вахрушев, Воронцов, 1976]. В участках развития известковых скарнов вдоль крупных трещинных зон развиты полости выщелачивания, выполненные жилами магномагнетита с апатитом, хлоритом- рипидолитом, андрадитом, кальцитом, анкеритом, галитом. Благодаря очень высокому окислительному потенциалу, основная масса Fe связана в магнетите с дефицитом двухвалентного железа – магномагнетите, часть – в маггемите. Из-за резкого снижения температуры кристаллизация магнетита происходила в условиях крайнего пересыщения, чем обусловлен очень мелкий размер кристаллитов магнетита (микронный и менее) и обилие расщеплённых его образований – сферолитов (рис.1) [Павлов, 1961]. Состав апатита в ассоциации с рудным магнетитом варьирует от богатого хлором до оксифторапатита, относительно бедного хлором (рис.2). Наиболее поздняя сопутствующая известковым скарнам минерализация представлена гнёздами и прожилками гематита с карбонатами, кварцем, хлоритом, халькопиритом, менее сфалеритом и иными сульфидами, гипогенным гётитом в ассоциации с аметистом (иногда густо окрашенным в великолепных длиннопризматических кристаллах) и редким самородным серебром; Т обр. менее 2000 С. Изотопный возраст известково – скарновой формации около 250 млн. лет (данные А.Г.Полозова), – она связана с трапповой формацией.

Послескарновые гидротермальные минеральные ассоциации на Рудногорском месторождении распространены достаточно широко, премущественно в зонах дробления и трещиноватости – около флюидопроводников. Наиболее широко развита ранняя кальцит – клинохлоровая ассоциация; корки пластинчатых кристаллов клинохлора покрывают поверхности обломков брекчированных магнетитовых руд и скарнов, совместно с клинохлором развиты серо-сиреневый кальцит (рис. 3) и более редкие апатит и сульфиды. Зачастую кристаллы клинохлора расщеплены, их агрегаты приобретают форму розы с поперечником до 10 мм. В отдельных полостях выщелачивания среди магнетитовых руд и скарнированных пород клинохлор образует сталактитовые агрегаты длиной до 15-20 см. Для крупных кристаллов клинохлора характерно многократное чередование зон с различной железистостью – осцилляционная зональность. В отдельных участках на пластины клинохлора наросли мелкие сферокристаллы пеннина. Размер ромбоэдров кальцита, наросших на корки хлорита, от первых мм до 25-35 см; Т обр. 280-2200 С. Нередко на относительно крупные ромбоэдры сиреневого кальцита эпитаксиально нарос кальцит золотисто-жёлтого цвета. Жёлтый кальцит изредка слагает обособленные крупные до 20 см прозрачные сдвойникованные скаленоэдры, по качеству – это исландский шпат.

По данным А.Г. Полозова (Институт геохимии СО РАН) изотопный возраст позднего апатита около 120 млн. лет. Таким образом, описанная выше кальцит-клинохлоровая и описанные ниже более молодые минеральные образования эпигенетические, не имеют отношения к трапповой формации. Вероятно, эта гидротермальная минерализация сопряжена с низкоградным метаморфизмом погружения, который захватил большую часть Восточно-Сибирской платформы, нагруженную многокилометровыми толщами базальтов трапповой формации и насыщенные её интрузивами (Спиридонов и др., 2000). Изотопный рубидий-стронциевый возраст этих процессов для северной и центральных частей Сибирской платформы по метавулканитам и главным образом по апофиллиту – ранняя стадия в условиях цеолитовой фации 232-212 млн. лет, средняя стадия в условиях пренит-пумпеллиитовой фации – 212-198 млн. лет, главная стадия в условиях цеолитовой фации – 187-164 млн. лет, наиболее поздняя стадия в условиях гизкотемпературной цеолитовой фации 164-122 млн. лет. Завершает эту стадию формирование исландского шпата, изохронный рубий-стронциевый возраст по сингенетичному апофиллиту – 122 ± 0.5 млн. лет (Spiridonov et al., 2004). К этой оценке весьма близок возраст поздней минерализации Рудногорского месторождения.



^
Рис. 1. Брекчиевые руды – обломки полосчатых магнетитовых руд, в промежутках – агрегаты сферолитов
магномагнетита и кальцит.



^
Рис. 2. Удлинённые кристаллы оксифторапатита в срастании с магнетитом и хлоритом-рипидолитом. Николи х. Ширина поля зрения 6 мм.


^
Рис. 3. Ранняя послескарновая минерализация. Крупные кристаллы кальцита на щётках клинохлора,
покрывающих обломки полосчатых магнетитовых руд.




^
Рис. 4. Поздняя послескарновая минерализация. Агрегаты изометричных кристаллов кальцита
и пластин гидроталькита.


^
Рис. 5. Поздняя послескарновая гидротермальная минерализация. Кристаллы гидроталькита на друзе кальцита.


Наиболее поздняя и низкотемпературная минерализация Рудногорского месторождения развита

вдоль поздних зон дробления, обломки пород и руд здесь покрыты плёнками и корками сепиолита

(Вахрушев, 1979) и лепидокрокита (наши наблюдения). На них наросли крупные до 15 см шарообразные кристаллы молочно-белого кальцита в срастании с пластинами гидроталькита (рис. 4, 5). Кристаллы гидроталькита обычно плоские, нередко расщеплённые, их размер от первых мм до 18 см.. Состав гидроталькита (Mg5,94Mn0.02Zn0.01Ca0.04)6,01(Al1,95Fe3+0,04)1,99 [(CO3)1,01/(OH)16]×4,01(H2O).

Рентгенограмма отвечает эталонной, параметры элементарной ячейки a0 = 6.12 (2) Ǻ и с0 = 45,28 (5) Ǻ, V = 1468,7 Ǻ3, Z = 3. Это наиболее крупные кристаллы надёжно диагностированного гидроталькита, известные на Земле. В гидротальките масса (до 30% объёма кристаллов) пластинчатых вростков лизардита и Al-лизардита. Очевидно, эта минеральная ассоциация по условиям образования отвечает цеолитовой фации. В отдельных участках на кристаллы гидроталькита наросли агрегаты мелких кристаллов пироаурита, таумасита, гипса( по ангидриту), гидромагнезита, коршуновскита, айовайита.
^

Список литературы


Ангаро-Илимские железорудные месторождения трапповой формации южной части Сибирской платформы. Москва: Госгеолтехиздат, 1960, 320 с.

Вахрушев В. А Сепиолит из Рудногорского железорудного месторождения (Восточная Сибирь), – Минералы и парагенезисы минералов горных пород и руд. Л.: Наука, 1979. С. 153-155.

^ Вахрушев В. А, Воронцов А. Е. Минералогия и геохимия железорудных месторождений юга Сибирской платформы. Новосибирск: Наука, 1976, 189 с.

Малич Н. С. Тектоническое развитие чехла Сибирской платформы. М.: Недра, 1975, 97 с.

Павлов Н. В. Магномагнетитовые месторождения Тунгусской синеклизы Сибирской платформы. М.: Наука, 1961, 224 с.

^ Спиридонов Э. М., Ладыгин В. М., Степанов В. К. и др. Метавулканиты цеолитовой и пренит-пумпеллиитовой фаций трапповой формации Норильского района Сибирской платформы. М.: Изд-во МГУ, 2000, 212 с.

Spiridonov E. M., Gritsenko Y. D., Kulagov E. A., Sereda E. V., Belykov S. N. – Metamorphogenic-hydrothermal Co-Ni antimonide – arsenide mineralization with Ag, Bi, Se, U in Noril'sk ore field – possible model of five-element ore formation, – 32nd Intern.Geol. Congr. Florenzia, 2004. Abstract. Part 1. P. 661.



^ ВУЛКАНИЗМ БАЙКАЛЬСКОЙ РИФТОВОЙ ЗОНЫ:

ПЕРЕСТРОЙКА ПРИРОДНЫХ СИСТЕМ И УРАНОВОЕ ОРУДЕНЕНИЕ


Т.Т. Тайсаев


Бурятский государственный университет, Улан-Удэ, taisaev@bsu.ru


Байкальский рифтогенез оказал огромное влияние на позднекайнозойскую историю природных систем. Климатические изменения, глубокое расчленение рельефа, вскрытие и разрушение рудоносных формаций, рудных полей и месторождений способствовали развитию разнообразных геохимических процессов и барьеров в зонах разломов, гипергенеза и ландшафтах. При этом раскрылся рудный потенциал структурно-металлогенических зон докембрия, палеозоя и мезокайнозоя Прибайкалья, Забайкалья и Северной Монголии. На территории Байкальской рифтовой зоны (БРЗ) в высоко- и среднегорье и на пенепленах открыты крупные месторождения золота, полиметаллов, редких металлов, фосфоритов, бокситов, урана, асбеста и нефрита.


Геологические события БРЗ, связанные с базальтовым вулканизмом и формированием урановых месторождений в миоценовых долинах хорошо изучены на Витимском плоскогорье в пределах Амалатского плато базальтов и прилегающих площадях. При детальных буровых работах в 1980-1990 гг. 130-й экспедицией ГГП «Сосновгеология» открыт Хиагдинский ураново-рудный район, включающий 8 месторождений гидрогенного типа [Лучилин и др.1992].


На Витимском плоскогорье характерна пространственная связь одноименного вулканического поля с новейшими структурами – сводами (поднятиями) и палеодолинами. В составе осадочно-вулканогенных отложений, заполняющих пра-Амалатскую (южную) долину, выделяются: 1) средне-верхнемиоценовая джилиндинская свита (возраст лав нижней подсвиты – среднемиоценовый, 14-13 млн. лет), 2)плиоценовая хойготская свита (возраст лав 4-3 млн. лет) и 3) нижнечетвертичная береинская толща (возраст лав 1.1- 0.6 млн. лет) [Рассказов и др. 2000]. Врезанные палеодолины заполнялись лавами вулканических центров – Береинского, Количиканского, Намару, Дыбрынинского и др. Осадконакопление в речных долинах с озерами сопровождалось вулканической деятельностью. Характерна перемежаемость покровов базальтов и осадочных пород. В вулканических центрах выделяются погребенные базальтовыми покровами вулканические постройки. Под базальтовыми покровами отмечались аномально высокие концентрации СО2.


Урановое оруденение Хиагдинского рудного поля приурочено осадочным породам нижней подсвиты джилиндинской свиты, выполняющих короткие до 10 км долины второго-третьего порядка [Лучилин и др., 1992]. Это боковые притоки Амалатской и Аталангинской палеорек, дренировавших разделявших их Байсыханское поднятие. Нижнеджилиндинская подсвита сложена в основном аллювиальными, реже коллювиально-делювиальными образованиями, верхнеджилиндинская подсвита – пойменно-озерными и озерными отложениями. Верхняя вулканогенная часть разреза джилиндинской свиты, сложена оливиновыми базальтами, трахибазальтами, гиалобазальтами и их туфами. Урановые руды представлены преимущественно оксидами урана, реже коэффинитом. Часть урана сорбирована на глинистом и углистом материале осадков. Урановые руды обогащены Мо, Zn, Co, Zr, As, Th, Cu, Y, Sc, которые проявляют четкую корреляцию между собой и ураном.


Гидрогенные месторождения урана сформировались на южных и северных склонах Байсыханского поднятия, сложенного верхнепалеозойскими гранитами витимканского комплекса. Эти граниты специализированы на уран (5-10 г/т) и отличаются повышенной радиоактивностью. Уран присутствует в легко подвижный растворимый форме. В гранитах высоки кларки ряда редких элементов, унаследованных в гидрогенных рудах. Аналогичную геохимическую специализацию имеют мезозойские щелочные граниты куналейского комплекса Ингурского массива, где под покровом базальтов открыто Родионовское гидрогенное месторождение урана.

Слабокислые воды миоценовых лесных широколиственных и хвойных ландшафтов умеренно теплового и влажного климата были мощным фактором выщелачивания и мобилизации урана из указанных гранитов. В водах, богатых органическим веществом, уран и ряд металлов мигрировали в виде бикарбонатов и комплексных соединений с органическими кислотами. Неотектонические поднятия небольшой амплитуды оживляли гидродинамику водотоков и благоприятствовали проникновениию кислородных вод в осадки боковых притоков на бортах Амалатской, Аталангинской и Ингурской палеодолин. При этом происходило пластовое окисление сероцветных песчаных пород, богатых органическим веществом, и концентрация урана на восстановительном геохимическом барьере. Гидрогенное урановое оруденение в основном приурочено к базальным слоям осадочных пород нижней подсвиты и реже – к базальным слоям верхней подсвиты. Отмечена убогая урановая минерализация среди осадков в центральной части разреза верхней подсвиты (Джилиндинское месторождение). Богатое урановое оруденение в разрезе осадочно-вулканогенной толщи локализовано в осадочных породах.


Повышенные концентрации урана отмечены в эпигенетически измененных туфах. Максимальная радиоактивность связана с сорбционным геохимическом барьером на участках, обогащенных монтмориллонитом, хлоритом и гидрослюдами. Под базальтовым покровом выявлены урано-редкометальные с золотом залежи (Дыбрын) и миоценовые золотоносные россыпи в долине Бол Амалата.. Урановое оруденение выявлено и в погребенных палеовулканах Вершинный, Коретконде и палеовулкане Родионовского месторождения в Ингурском вулканическом центре.


В центральной части пра-Амалатской долины существовали крупные озера, богатые диатомовыми комплексами средне-верхнего миоцена [Черняева и др. 2000]. Вспышка диатомообразования связана с вулканизмом. Развитие диатомей свидетельствуют о неоднократных колебаниях климата, перестройки гидросети при вулканической деятельности и изменении гидрологической и эколого-геохимической обстановок в водоемах ураново-рудного поля, обогащенных ураном и редкими элементами.


На Витимском плоскогорье в краевой части БРЗ источником урана месторождений были геохимически специализированные на уран и редкие металлы верхнепалеозойские (витимканский комплекс) и мезозойские (куналейский комплекс) граниты. Из этих гранитов при вулканизме и гипергенных процессах произошла мобилизация и концентрация урана на геохимических барьерах.

Байкальский рифтогенез раскрыл урановорудный потенциал верхнепалеозойских и мезозойских гранитов. На Витимском плоскогорье в позднем кайнозое возникла уникальная природная система, связанная с вулканизмом и осадконакоплением, формированием гидрогенных и вулканогенных урановых месторождений Хиагдинского рудного района, Родионовского и других месторождений, погребенных поздними базальтовыми покровами вулканических центров. В Забайкалье миоценовые ландшафты рифтовых структур Витимского плоскогорья были главной эпохой формирования гидрогенного уранового оруденения.


Примечательно, что на Витимском плоскогорье под базальтовыми покровами сохранились в первозданном виде, уцелевшие от денудации гидрогенные и вулканогенные урановые залежи. Основные промышленные резервные запасы урана России сосредоточены в гидрогенном типе. На Хиагдинском месторождении в криолитозоне осуществляется опытно-промышленная разработка руд урана высокоэкономичным и экологичным способом подземного выщелачивания. При этом радиационное загрязнение таежно-мерзлотных ландшафтов минимальное. Техногенный поток радионуклидов локализуется на низменном болоте – на комплексное биогеохимическом и сорбционно-глеевом барьере. Таежно-мерзлотные ландшафты Амалакитского плато базальтов и Ингурского вулканического центра, перекрывающие урановые залежи, имеют низкий радиационный фон. Экосистемы тайги в криолитозоне на базальтах развиваются в условиях оптимального минерального обеспечения и радиационного воздействия.


Современные вулканогенные ландшафты Прибайкалья и Забайкалья отличаются высокой продуктивностью, богатством растительности и обилием животных. В областях молодого вулканизма и тектонической активизации усиленный поток глубинного CO2 является мощным экологическим фактором минерального питания биоты [Шаламов и др., 2001]. В ландшафтах с повышенным поступлением СО2 растительность развивается с высокой энергией роста. Выше отмечалось, что в Хиагдинском рудном районе над базальтовым покровом наблюдаются аномальные концентрации CO2. Аномалии Rn, U и CO2 известны в почвах и водотоках вдоль разрывных нарушениях в покрове базальтов над урановыми залежами. Таежно-мерзлотные ландшафты Амалатского центра базальтов и Ингурского плато с низким радиационным фоном до недавнего времени представляли лучшее высокопродуктивные охотничьи угодия, богатые зверем [Тайсаев ,2004]. Эти ландшафты с обилием природных солонцов – коры выветривания, углекислые источники, верховые озера с сапропелями представляют экологические ниши для кормления, нагула и нажировки диких животных. На вулканогенных ландшафтах Восточного Саяна, Монголии и Тывы формируются высокопродуктивные отгонные пастбища традиционного животноводства. Экологически чистая продукция аборигенных животных – лошадей, крупнорогатого скота, овец пользуется большим спросом на рынке России и зарубежья.


Значительна роль неоген-четвертичных базальтовых потоков в перестройке долинных систем. В речных и ледниковых долинах при заполнении их базальтовыми и лавовыми потоками образуются подпрудные водоемы перед лавовыми плотинами. После заиливания водоемов на месте их формируются луговые, лугово-болотные экосистемы, известные в вулканических центрах БРЗ. В рудно-россыпных районах базальтовыми потоками и осадками подпрудных озер погребены древние россыпи. В верхнем течении р.Джиды после формирования «вершинных» олигоцен-раннемиоценовых базальтовых лав исходная поверхность была деформирована неотектоническими движениями. В результате глубокого расчленения рефльефа с базальтовыми покровами в плиоцене в условиях теплого влажного климата происходило вскрытие и разрушение месторождений Джидинского рудного района и формирование россыпей. Отметим, что этапу врезания предшествовал период корообразования и формирование зон окисления рудных месторождений. Развитие долинного рельефа, осадконакопления и ландшафтов связано с излиянием «долинных» базальтов позднеплиоцен-раннечетвертичного и ранне-среднечетвертичного возрастов [Антощенко-Оленев, 1975; Рассказов и др., 2000]. В долине р. Джиды мощность подбазальтовых галечников равна 10-30 м. В бассейне этой реки известны ряд разновозрастных базальтовых потоков общей протяженностью 250 км. После формирования лавовых потоков возникли подпрудные долинные водоемы, которые в степных ландшафтах расчлененного среднегорья быстро заполнялись осадками.

Выше верхнего бьефа долинной лавы Цакирского центра ранне-среднечетвертичного возраста в долине р. Джиды в устье Примодонкуля образовался подпрудный водоем, где накапливались илы в условиях сухого теплого климата разнотравных степей и лесостепей [Антощенко-Оленев, 1975]. В озере, богатом органикой, преобладала восстановительная обстановка с сероводородным заражением. Озерные осадки сложены серыми алевритами и чередующимися с ними глинистыми песками и черными, темно-голубовато серыми илами с вивианитом. По нашим данным [Тайсаев, 1981] состав поровых вод, отжатых при разных давлениях, сульфатно-хлоридный кальциево-магниевый с минерализацией около 3.5 г/л. В них обнаружены различные виды железобактерий. Геохимическая активность микрофлоры поровых растворов илов в условиях восстановительной обстановки благоприятствовали разложению минеральных частиц, окислению органического вещества, обогащению илов подвижными формами элементов. При размыве Джидинских вольфрам-молибденовых месторождений Прамодонкуль выносил в озеро рудные элементы, которые концентрировались в илах на восстановительном, биогеохимическом и сорбционном барьерах. Илы обогащены W, Mo, Sn, Li, Cu, Pb, Ni, Cr,F с повышенными концентрациями подвижных форм. В древесных остатках илов повышены концентрации Au, Ni, V, Co, Mo, As, Bi – свидетельства активных биогеохимических процессов в накоплении этих элементов в озере. Рудоносные илы – сапропели рассматриваются в качестве геохимического ресурса слабоплодородных песчаных почв Бурятии как источник подвижных форм – микроэлементов, органического вещества и илистой составляющей почв для повышения плодородия этих почв. Известные вокруг Джидинского месторождения по речкам Гуджирка, Ивановский, Мэргэн-Шоно, Инкур, Модонкуль россыпи гюбнерита и золота в нижнем течении этих речек перекрыты осадками подпрудных водоемов, а по долине р.Джиды базальтовыми потоками.

Выводы. Активная вулканическая деятельность и осадконакопление в позднем кайнозое в БРЗ оказали большое влияние на перестройку природных систем и раскрытие рудного потенциала структурно-металлогических зон докембрия и фанерозоя. Особо выделяются миоценовые ландшафты влажного субтропического климата на ураносных верхнепалеозойских и мезозойских гранитоидах в рифтовых структурах Витимского плоскогорья. Это была главная эпоха формирования в Забайкалье промышленных месторождений урана гидрогенного типа, тесно связанных с вулканизмом. С этих позиций необходим металлогенический анализ и поиски месторождений на территории БРЗ – Тувы, Восточного Саяна, Джидинской горной страны и Монголии, где в вулканических центрах под покровами и лавовыми потоками базальтов возможно открытие металлоносных кор выветривания, россыпей и гипергенных руд золота, фосфоритов, бокситов, урана и др.

^ Список литературы

Антощенко-Оленев И.В. Кайнозой Джидинского района Забайкалья. Новосибирск: Наука, 1975. – 126 с.

Лучинин И.И., Пешков., Дементьев П.К.и др. Месторождения урана в палеодолинах Зауралья и Забайкалья //Разведка и охрана недр,1992,№5 – с.12-15.

^ Рассказов С.В., Логачев Н.А., Брандт И.С., Брант С.Б., Иванов А.В. Геохронология и геодинамика позднего кайнозоя (южная Сибирь – Южная и Восточная Азия) Новосибирск: Наука 2000 –288с.

^ Тайсаев Т.Т. Геохимия таежно-мерзлотных ландшафтов и поиски рудных месторождений. Новосибирск: Наука, 1981. – 137с.

Тайсаев Т.Т. Радиоэкологические исследования таежно-мерзлотных ландшафтов ураново-рудных районов Витимского плоскогорья //Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека. Матер.II междунар.конфер. Томск: изд-во «Тандем-Арт» 2004. -с. 611-617.

^ Черняева Г.П., Рассказов С.В., Брандт И.С.,Брандт С.Б. Палеолимнология миоценовых озер Витимского плоскогорья (Забайкалье) Третья Верещагинская Байкальская конференция. Тезисы докладов. Иркутск:ЛИН СО РАН,2000-268с.

Шаламов И.В., Бгатов В.И., Лизален Н.А., Кужульный Н.М. Дегазация Земли, роль глубинного CO2 в минеральном питании биот. Новые идеи в науках о Земле. Тез.докл V межд.конф.М.,2001. 2001. – с.57.





оставить комментарий
страница28/32
Дата25.09.2011
Размер2.89 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх