Тайна смерти приемника Чингисхана. Русский Спаситель Европы Нет в мире историка, который бы с ходу не ответил на вопрос: \"Кто спас Европу от Батыя\". Ибо со школ icon

Тайна смерти приемника Чингисхана. Русский Спаситель Европы Нет в мире историка, который бы с ходу не ответил на вопрос: "Кто спас Европу от Батыя". Ибо со школ


Смотрите также:
Очевидно, человек, который открыл эту книгу, уже не раз задавал себе вопрос: «Так все-таки, то...
Туроператор по внутреннему и въездному туризму Реестровый номер мвт 000116...
Учебник для умных влюбленных...
Учебник для умных влюблённых...
Реферат 2001. 04. 015. Тайна: движитель и двигатель литературы: сб. Исслед...
Преподобный Симеон Новый Богослов - Другие сто глав богословских и практических...
Российская благотворительность в зеркале сми...
Реферат по дисциплине «Культурология» На тему «Современные трактовки смерти»...
Э. А. Полякова Научный руководитель ассистент...
0 неверном понимании летописей...
Св блаж. Ксения Петербургская. Тайна жития св блаж. Ксении Петербургской...
Мы дети Космоса. Инаш родимый дом Так спаян общностью и неразрывно прочен...



Загрузка...
скачать
ТАЙНА СМЕРТИ приемника Чингисхана. Русский Спаситель Европы


Нет в мире историка, который бы с ходу не ответил на вопрос: "Кто спас Европу от Батыя". Ибо со школьной скамьи всем известно, что монголы, так успешно разбившие поляков, немцев и венгров летом 1241 года, вдруг повернули назад и заспешили в орду ввиду смерти своего императора -Угедея.

До сего дня не было сомнения и у автора этой статьи. Но сегодня ему открылся сенсационный факт пленения на Руси весной 1241 года самого Батыя1, который заставил по-новому взглянуть и на смерть Угедей-каана.

Как мы уже знаем из статьи "Батый в русском плену" в конце зимы 1241г Бату-хан был захвачен в плен защитниками города-героя Сбормнихи Никольской при их вылазке и штурме соседнего города Талисыка (Тулисыгэ). Штурм был попыткой освободить их жен и детей, скрывавшихся там под видом беженцев, и которых Батый обещал казнить, если город не сдастся.
Как следует из китайской хроники, вместо Батыя, по его просьбе руководить осадой император Угедей прислал лучшего полководца самого Чингисхана -Субедея (см.Прим 2). Из статьи "Батый в русском плену" мы помним, что Тулисыгэ был взят, а, правильнее, сдан в летописные 3 дня без штурма, по договору с русскими на уникальный обмен. Предметом их торга была жизнь Батыя, честь его и всех монголов с одной стороны, и жизнь защитников, их семей и мирных жителей с другой.

По условиям договора монголы не убили, как обычно, всех защитников города, а увели их в полон с гарантией жизни (см.летопись) 3. В ответ русские отпускали Батыя и обещали не предавать огласке факт его пленения. Для русских гарантией жизни были несколько свидетелей этого позора, которых монголы выпустили из града до его сдачи, и которые должны были вечно хранить эту тайну, затерявшись в других городах. Для Батыя такой гарантией были его заложники, как родственники ушедших свидетелей.

Порешили и сделали. Обмен состоялся. Но монголы не знали главного, что русскими руководил их давний злейший враг с самых первых дней войны -автор и герой битв на Воронеже и под Коломной, у Козельска и Минкаса, Манкармана и Сучагула Уладмура. Тот, который поклялся до смерти биться с захватчиками, исправить свою, как он думал всегда, невольную вину (ибо настояв на битве и собрав с городов войска, он лишил их и Русь шанса сдаться без боя и выжить. А, отступая от Воронежа, он, уже реально, навёл преследующих татар на Рязань и Русь). Не знали монголы, что после страданий по невольно оставленным на Воронеже товарищам, Роман Ингваревич, которого татары с Коломны знали как эмир Урман, поклялся никого и никогда больше не оставлять врагу.

На протяжении всех 3 с лишним лет тяжелейшей войны ему удавалось исполнять эти, данные себе клятвы. Ни один из всех перечисленных городов татары не взяли, как мы считали до сих пор, веря их летописям. Они входили в пустые города, оставленные их защитниками. Никогда ни в одном из них Роман Ингваревич не оставлял ни одного воина или жителя, как бы не было трудно уходить от конных татар с такой обузой. И никогда Спаситель Руси не оставлял после этого своей борьбы. Этим клятвам он остался верен и после обмена в Тулисыгэ.

Как мы помним из статьи "Батый в русском плену", после штурма Тулисыге, конная дружина коломенского князя, уже без него, с ходу покинула взятый город и по рекам Сумерь и Воря обошла монголов на Талице. Этим он не только спасал армию и надежду на свободу Руси, но и выполнял обещание воинам на отпуск в их семьях. Ибо дойдя до Клязьмы отряд разделился. Коломенское ядро пошло вверх к Москве-реке и Коломне, а собранная с Гуся, Колпи и Судогды рать двинулась на побывку к своим городам через сожженный Владимир. Но это был только отпуск, после которого они собрались у Рязани для новых битв. Их командир, как и обещал, присоединился к ним через месяц.
А за этот месяц, он заключил с татарами мир, и, по решению их суда получил отсрочку от дан на год. В замен, он с остатками своей армии из числа переславской и новгородской дружин, параллельно с татарами, двинулся пятой их колонной на Европу с задачей взять Копорье и отрезать от Европы их боевые части в Русской Прибалтике.
Однако, после взятия Копорья в марте 1241г до Романа дошли вести о нападении татар на южную столицу Руси -Киев и его главные города. Это означало нарушение татарами заключённого с ними, уже второго мира. Он не знал, что проходя сквозным маршем через Русь, мир нарушила лишь одна из четырёх татарских колонн -враги Батыя -Кадан и Бури. Для Романа Ингваревича (Олеговича) война вновь пришла на Русь. Но, теперь, руки его были связаны жизнью взятых татарами в Тулисугэ заложников. Их жизнь, теперь, не стоила ничего.
И первой, главнейшей задачей Спасителя Руси было немедленное освобождение взятых Батыем жителей героических городов.
Но реально ли было их найти. Более чем, т.к. за их этапированием в Орду следили, как раз, отпущенные "родственники-свидетели", снабжённые охранными грамотами Батыя. Ибо они были кровно заинтересованы в их освобождении, а их случайное обнаружение близ заложников было объяснимо желанием сблизится с родными, и, вместе с охранными грамотами Батыя были гарантией их безопасности. Кроме того, более чем вероятно, что Роман Ингваревич предусмотрел в договоре и сопровождение заложников наблюдателями, которые должны удостоверится в соблюдении обещаний и быть отпущены на Русь после расквартирования племени в месте их дальнейшего проживания. Если Батый, как главное заинтересованное в тайне лицо, расквартировал их у себя в пограничном с Русью улусе, в облюбованном им месте на нижней Волге -Итиле (где он умер и завещал себя похоронить), то уже через месяц пути пешая колонна заложников должна была достичь самого вероятного "тайного" места Батыя (самого удобного, выгодного и перспективного для потомков пересечения всех основных торговых путей, самого удобного и короткого волока на прямую транспортную артерию до Чёрного моря -реку Дон) района нынешнего Волгограда. Ещё 2 недели ушло на обратный путь отпущенных наблюдателей. Таким образом, к маю 1241 года у Романа Ингваревича была его закалённая дружина и полная информация о месте расположения заложников. Спустившись по Дону, он, по пути, рекрутировал гарнизоны нетронутых монголами донских поселений, основанных, как и все русские города, 2 столетия назад отцом Руси Святославом Игоревичем. Их кипчакское население только перемешалось с половцами, оставшись по сути, русским. Все густо посаженные по верхнему Дону города были уже в курсе полыхавшего вокруг них пожара и готовы к борьбе. И лидер нашёлся. Да какой! Десяток славных побед, добрая половина побитых татар, четыре года боёв! Но, главное, ни одного поражения, ни одного подставленного города или оставленного в нём жителя! Как всегда, Роман Ингваревич клялся в каждом селении быть и дальше верным этим принципам, Руси и их городу. При такой славе и подходе ни один из них не отказался дать ему свою рать. Через 3 недели пути -к началу июня 1241г, как раз к концу известной даты смерти Угедей-каана, кипчакское войско Романа Ингваревича подошло к улусу Батыя, в его цитадель с заложниками в районе нынешнего Волгограда.

Тянуть с атакой под носом у татар они не стали и с ходу, без потерь, освободили родных. Но сделать только это -значило не сделать ничего. Главное в этом походе только начиналось. И, в первую очередь, надо было уйти от татар. Уйти, с пленными на руках. С высоты законченного труда о Романе Ингваревиче можно со 100% гарантией утверждать, что для эвакуации заложников он использовал проверенный десяток раз вариант их сплава на лодках вниз по Дону до Чёрного моря. Флотилию дали донские же города и доставили её по Дону вплотную к ставке Батыя на Волге, в излучине Дона, на Волго-Донском волоке. Переход с Волги на Дон был доступен даже самым слабым. На воде же заложники были уже в безопасности.
Уходить вниз по течению Дона было не только легко, но и безопасно. Ибо дальше Дон всё более расширялся, что давало дополнительную защиту от стрельбы с берега. В случае, если погоня не прекратиться до Азовского моря, она прекратиться с выходом лодок в него. Да и других путей у беглецов больше не было, ибо вверх по течению были давшие рать, города. Туда путь беглецам был заказан. Вниз по Волге -внутреннее море татарской державы. Вверх по Волге -улус Батыя. Был ещё один путь - перейти Кавказские горы через узкий проход у Дербента, но этот путь был не для пеших женщин, детей и стариков.
Несмотря на то, что спасённым был дан самый лёгкий и безопасный путь, лучшей гарантией безопасности было отделение их от армии. Поэтому, с посадкой их в челны пути войска и освобождённого племени расходились. Для отвлечения татар от погони армия должна была развернуть активные боевые действия на территории противника. А они то уж должны были оставить хоть какой-нибудь след в истории.
И тут на память пришли строки Рашид-Ад-Дина, рассказывающие о каком-то походе или восстании половцев. Какое же было удивление, когда в его Сборнике летописей, в повествовании об Угедей-каане такие сведения о масштабном походе кипчаков нашлись и относились, как раз к нужному времени. Более того, поразила дата похода, граничащая с датой смерти каана: "В год барса, соответствующий 639г.х. (12 июля 1241г -30 июня 1242г) кипчаки в большом числе пошли войной на Кутана и на Сонкура, сына Джучи, которые, дав сражение, разбили кипчаков".
Итак, закрыв глаза на протатарскую редакцию этого исторического факта, у такого апологета монголов, как Рашид-Ад-Дин, поздравим себя с первой реальной находкой.
Да, большое войско, основу которого составляли половцы (кипчаки), как давние (ещё с Калки) союзники Руси против татар, действительно зашли войной на территорию монгольской империи примерно в одно время со смертью Угедея-каана. Но это, пока ещё ничего не значит.

Ибо из этих, по обычаю, хитрых до предела, строк Рашид-Ад_Дина совсем неясно, куда ходили войной "кипчаки". Попробуем прояснить это "недоразумение". Со времён Чингисхана все близлежащие от Руси земли к востоку были отданы им своему старшему сыну Джучи-хану. Поэтому, любое вторжение в пределы империи с запада не могло обойти улус наследника Джучи -его 2-го сына Бату-хана. Все другие братья, как правило, получали свою орду в пределах улуса. Так, как 3 старших брата Бату ушли с ним в поход, отпор "кипчакам" мог дать кто-то из младших братьев, оставшихся в улусе. И у Рашид-Ад-Дина мы, действительно видим в числе двух имён, на кого напали "кипчаки" имя 14 сына Джучи-хана -Сонкура (Шинкума). Что ж, если вторым был Кутан, 2-й сын Угедея, не имеющего никакого отношения к пограничному улусу своего дяди, значит, улус Джучи больше защищать было некому. Вне похода Сонкур вряд ли имел в своём распоряжении более 4000 всадников -обычный размер личной охраны царевичей. Значит, "крупным", как пишет летопись, силам кипчаков, нагло напавших на всю непобедимую империю монголов, вынужден был противостоять самый младший из 14 сыновей Джучи с небольшим своим отрядом.

И тут мы подходим к важному моменту. Как свидетельствует Рашид-Ад-Дин, в битве, из всей огромной империи монголов на помощь Сонкуру пришёл один только второй сын Угедея Кутан. Значит, вторжение было скоротечным, и другие просто к нему не успели. Но почему именно Кутан. Всё становится на свои места, если учесть, что сам Удегей вел крайне праздный образ жизни, чрезмерно пил и был далёк от ратных дел. Кому же он мог доверить самое дорогое -свою жизнь. Гуюк-хан был старшим, прямым и самым заинтересованным в кончине Угедея наследником. Поэтому его он и отправил подальше от себя завоёвывать мир под начальством Бату. А вот командовать своей личной армией и защищать свою жизнь сам Бог велел доверить наиболее зрелому после Гуюка сыну - -Кутану. В условиях, когда одна из провинций империи подверглась нападению, и нет помощи от других, прямая обязанность императора использовать центральный резерв, который, как мы видим состоял из его личной гвардии во главе с Кутаном. Если мы подозреваем об участии в этом сражении самого Угедея, стоит ответить ещё на два вопроса:
Во-первых, если Угедей участвовал в сражении, то тогда вся его личная гвардия не превышала 10 000 человек. Реальна ли эта цифра. Скорее всего -да, ибо сомневаться в возможности наличия у Угедея в гвардии только 1-го тумена Кутана, и, даже двух туменов Кутана и Санкура сомнений не должно быть, т.к. на стр.80, в Повествовании о Джучи хане Рашид-Ад-Дин пишет, что даже в самое сложное время вооружённой вражды за престол между Менгу-кааном и сторонниками Гуюк-хана Батый дал в охрану Менгу-каану всего 3 тумена во главе со своим старшим сыном Сартаком. А здесь, на пике монгольских побед по всему миру, стабильности и своей славы Угедею с лихвой хватало такого отряда.
И, во-вторых, если Угедей выслал свою гвардию, не дожидаясь подхода отрядов с других территорий, значит, должен быть обязательно элемент срочности. Был ли такой элемент на фоне нашей версии с кипчаками Романа Ингваревича. И подтверждается ли он историческими документами.

Начнём с первого. Как было сказано выше, из двух возможных путей для движения русских из ставки Батыя на Нижней Волге по одному ушли спасенные заложники, и туда путь армии Романа Ингваревича был закрыт. Оставался лишь один, но самый удобный для целей войны путь -через Кавказские горы по берегу Каспийского моря у узкого прохода "Железных ворот" Дербента. Если бы положение складывалось не в пользу русских, что не раз видел Роман Ингваревич в битвах с монголами, то они могли бы оставить там небольшой заслон и, под его прикрытием уйти от погони. Но, такой вариант был лишь запасным. В стиле гениального полководца было совсем иное -выманивание противника на активное преследование и столь же активное препятствование ложному "бегству". В случае с Дербентом могло получиться и то и другое. А это-великая удача и неминуемая победа. Если всё было так, то русские должны были, после освобождения заложников, имитировать случайность их появления в этом месте и продолжать военный поход вглубь улуса до первой встречи с серьёзным врагом. После сложного боевого столкновения лучшим вариантом активной войны с мобильными татарами мог быть отход к Дербенту. Там, на узком морском берегу и в горных теснинах русские могли рассчитывать на привычную им засаду и полную победу.
К своей беде, омрачённый вином, чужими победами и сокрытыми от него неудачами разум Угедея мог подсказать ему иное объяснение отхода русских к Дербенту. Без всяких сомнений, он воспринял этот манёвр за бегство трусливых, уже покорённых им "кипчаков", а возможность опередить их у Дербента со своей личной гвардией -за шанс сорвать лёгкую славу. Как видим, у Угедея был не только искомый нами цейтнот для принятия решения о срочном участии своей личной гвардии, но и мощный тщеславный мотив на его личное участие в битве. И даже не в битве, а в забавной "облаве" на загнанных в вольер животных, подобной той, которые устраивали ему под Каракорумом.
Именно так на пути у русских, возможно уже расправившихся к тому времени с малым отрядом Сонкура (Шинкума) встал личный тумен императора всех монголов Угедея. В узкой теснине Дербента лучшего подарка для жаждущего мести Романа Ингваревича быть просто не могло. Для его закалённых в боях железных "летучих рыцарей", десятки раз "проходивших сильные полки батыевы насквозь" стоявший перед ним одинокий тумен был кроликом для орла. Жизнь изнеженных охотами телохранителей и их полупьяного императора были предрешены. Встав на пути самого Бога во плоти, Дьявол во плоти был обречён. Поразительно, но такая символическая встреча и победа действительно была!

Подтверждением этому служит тот факт, что все царевичи, получив извещение о смерти каана, бросились из Европы не куда-нибудь, не в ставку Угедея, не на хурал, а в оно место -в Дербент. Это был чисто символический акт запоздалого бессилия, дань месту гибели их повелителя, которому никто из них не пришёл на помощь, дело чести и вечного долга. Ибо с момента сражения и гибели Угедея прошло больше месяца. А искать летучих кипчаков за Кавказом даже спустя день -что ловить ветер! Поняв всю несерьёзность, но священную обязательность похода мести, царевичи выделили для него войска под начало малоизвестного "Илавдура и отправили его в поход. Он двинулся и захватил кипчаков, которые, бежав, ушли в ту сторону".

Конечно, Илавдур обязан был захватить и "захватил всех виновников", как это всегда было у монголов. Как, кстати, записал Рашид-Ад-Дин и о князе Урмане, который дерзнул выступить против Батыя, но был "схвачен и умертвлён" ещё под Коломной.

Весь сборник летописей Рашид_Ад-Дина пронизал пафосом и ложью. Но это ещё и важнейший источник исторических сведений. Как отделить мух от котлет. Пример тому, как надо читать между строк содержится в блиц-анализе одной только фразы татарского историка о направлении, куда ушли кипчаки. Всего 12 слов: "(Царевичи) дали войска Илавдуру и отправили его в поход. Он двинулся и захватил кипчаков, которые, бежав, ушли в ту сторону". А, реально, даже одна эта скупая и лживая строка Рашид-Ад-Дина несёт аж 3 важных свидетельства. Во-первых, она говорит о том, что князь Урман с кипчаками благополучно ушёл. Во-вторых, он ушёл в "ту сторону", куда не уходили освобождённые им заложники. Значит, ушли и они. А, в-третьих, татары вообще не знали точного местонахождения кипчаков, а, лишь имели смутное направление отхода. Т.е. никто не преследовал кипчаков после битвы и, даже не вёл разведку. Значит, господа, после сражения у монголов не было ни сил, ни планов победителей. Другими словами, Роман Ингваревич наголову разбил оба монгольских отряда. Более того, оба их командира, так и остались в истории молодыми ханами, не имеющими детей. Это общее для обоих командиров татарских отрядов обстоятельство наводит на мысль, что они могли разделить бесславную судьбу их императора. По меньшей мере её обязан был разделить Кутан, как глава личного тумена павшего Угедея.
Связь смерти Угедея с нападением "кипчаков" -тайна за 7-ю печатями. Но, читая меж строк, можно заметить косвенное тому подтверждение. И содержится оно, как ни странно, в дате смерти Угедея. Вернее, в отсутствии единого мнения о, казалось бы, самом известном факте в биографии самого известного человека империи. По признанию Рашид-Ад-Дина есть 3 разных источника и 3 разных даты смерти Угедея (см. Стр.43 Сборника летописей)

Во-первых, и это крайне странно, официальной датой смерти признан целый 638 г.х (23 июля 1240г -11 июля 1241г). Более того, эта "дата" взята из устного эпоса, как пишет Рашид-Ад-Дин "Говорят монголы".

Вторым, осуждаемым автором источником, является Летопись хаджи Ала-Ад-дина сахиб дивана Ага Мелика ал-Джувейни, который "…да помилует его Алах, рассказывает так: он (Угедей-каан) умер в барс ил, соответствующий 5 дню месяца джумада 639 г.х. (т.е. названа точная дата -11 декабря 1241г)

Третьим источником автор указывает стихи личного лекаря Удегея-каана, посланные им своему другу, в которых игрой слова "мокрота" содержится указание на 1239г от р.х, как год смерти каана.

Но есть и четвёртый источник -сам Рашид-Ад-Дин, который на СТР.80 называет другую, неофициальную дату смерти -начало 639г.х. (июль 1241г),т.е. точно тогда, когда на улус Джучи напали "КИПЧАКИ".


"После этого, … в год барса, соответствующий 639 г. х. (12 июля 1241г - 30 июня 1242г) на местность, которой владел (или охранял!!!) старший сын Батыя Сартак (-скорее всего -там же, где потом скончался сам Батый) и правнук Угедея -Кутан ^ НАПАЛИ КИПЧАКИ (…кипчаки в большом числе пошли войной на Кутана (2-й сын Угедея юрт в Тангуне -стр.11) и Сонкура, сына Джучи (нет -или 14-й сын Шинкум (стр.66)-Сингкум (стр.78) или старший сын Батыя -Сартак) (которые) дав сражение, разбили кипчаков". Стр.45.

Осенью(1241г НП т.е.раньше фактичческой смерти Удегея 11дек 1241г) (монголы) опять направились обратно, прошли через пределы Тимур-кахалки (Дербента "Железные ворота") и местные горы и, дав войско Илавдуру, отправили его в поход. Он двинулся и захватил кипчаков, которые бежав, ушли в ту сторону. Они покорили страну урунгутов и страну бараджей и привели их послов. Тот год закончился у них в тех краях. В начале 640 г.х. (1 июля 1242 -30 июня 1243г) (-т.е. летом 1242г НП ) освободившись от завоевания того царства, они ушли обратно, провели лето и зиму в пути и в год змеи, соответствующий 642 г.х. (9 июня 1244г -28 мая 1245г) прибыли в свой улус и остановились в своих ордах" Стр.45.


(Т.е. Осенью 1241г монголы из Европы прошли сразу в Турцию через Дебент (Тимур кахалка) и Кавказские горы) и уже там с ними не стало Батыя, который должен был идти утверждать на каанство своего врага Гуюк-хана. Если монголы, царевичи, дали войско Илавдуру, то, значит, либо сами не пошли, а выделили людей, ибо никому неизвестный Илавдур не мог командовать ханами.. А все царевичи вместе с Батыем именно в этот момент направились в Каракорум на смерть Удегея. (А этот Илавдур, видимо, был эмиром Батыя и тот сам поставил преданного ему человека на войско, чтобы в такое неспокойное время не остаться без командования армией). Но, почему осенью, уже после "типа официальной смерти Удегея) они пошли сначала за Кипчаками в Турцию, если ушли из Европы на хурал по выбору нового каана. Этому есть 4 возможных объяснения:
1. Либо, вообще смерть Угедея была, как говорят 2 источника, позже их возвращения. А причиной возвращения было нападение кипчаков (Романа Ингваревича) на великий стан. Тогда понятно, почему они шли сразу в Турцию.

2. Либо смерть Удегея каана была как раз в следствии этого нападения на стан кипчаков, и, тогда, возврат войска на выручку каану и месть за него были веской причиной их задержки на хурал.

3. Либо армии Батыя приказали кинуться в погоню за кипчаками сторонники наследника Гуюк-хана, дабы наследнику Удегея не помешали взойти на престол преданные враждебному Батыю войска. А самого его они вызвали на хурал без серьёзного прикрытия. Но, всё равно, Батыю, как командующему армией, никто из оставшихся после Удегея ханов не мог приказать направить ВСЮ армию куда-то без веской причины.

4. Возможно сам Батый направил туда часть армии из кланов своих врагов (Кадана и Бури), дабы не усилить позиции Гуюк-хана. Но и для этого должны быть у Батыя веские причины. Одна из которых -догнать племя Элебань, которое освободил Роман Игваревич в том походе "кипчаков", и взять, хотя, кого-нибудь, опять, в заложники для поддержания обета молчания. Ибо для Батыя освобождённые заложники в преддверии борьбы за власть были источником неминуемого вскрытия тайны, и, как следствие, падения его авторитета и политического проигрыша.


^ А вот дата смерти Угедея-каана спорна: Рашид -Ад-Дин приводит 3 разных источника.(СТР.43)

1). 1-й -"говорят монголы" смерть указана неточно 638 г.х (23 июля 1240г -11 июля 1241г);

2). Летопись хаджи Ала-Ад-диа сахиб дивана Ага Мелика ал-Джувейни, да помилует его Алах, рассказывает так: он умер в барс ил, соответствующий 5 дню месяца джумада 639 г.х. (т.е. 11 декабря 1241г)

3). Стихи Лекаря Удегея-каана -"мокрота" т.е. игра слов -=1239г,

4).+ к этим трём на СТР.80 Рашид Ад-Дин сам называет другую неофициальную дату смерти -начало 639г.х. (июль 1241г),т.е. точно тогда, когда на улус Джучи напали "типа КИПЧАКИ".


т.е. официальная версия лжёт на полгода потому, что тогда нельзя объяснить возвращение царевичей из Европы известием о смерти каана. Т.к. они вернулись осенью 1241г а он умер в 11 декабря 1241г .
И вернулись они не к Угедею и не в свои орды -а в место нападения кипчаков на ^ Кутана и Санкура. И преследовали их до начала 640г (1 июля 1242 -20 июня 1243г), т.к. только тогда они освободились от завоевания того царства, куда ушли кипчаки. Но даже освободившись, царевичи не спешили в свой улу , а шли до него целый год (" в начала 640г (1 июля 1242 -20 июня 1243г), освободились от завоевания того царства, они ушли обратно, провели лето и зиму в путии в год змеи 642г.х. (9 июгя 1244 -28 мая 1245г) прибыли в свой улус и остановились в своих ордах.")


ВОПРОС ребром:
1. Не связана ли смерть Угедея с нападением кипчаков с Романом Ингваревичем во главе. Для этого надо решить:
1.1. Где был тогда Угедей. Если в своём Каракаруме, то как скоро тогда обернулось посольство к нему от Батыя за помощью Субедея в конце зимы 1241г, т.е. сколько Батый находился в плену.

1.2. Почему "кипчаков" стали искать в Турции за Кавказскими горами. Если они уходили, как говорит летопись, "туда" (кстати куда, если для прошедших через Дербент и Кавказские горы царевичей это направлениеа "туда" означало ещё и дальний поход, в который они отправили Илавдура. Скорее всего речь идёт о турецких южных предгорях Кавказа, по которым ушли кипчаки к Чёрному морю, которое и есть таинственное "туда".

1.3. Почему кипчаки ушли таким сложным путём сразу усиливает и объясняет другой вопрос: "Почему монголы надеялись догнать кочевников, когда путь гонцов к ним из ставки Угедея и обратный путь их из Европы был намного дольше, чем "официальное бегство кипчаков после сражения с Кутаном и Санкуром". Ответом на эти два вопроса может быть только одно -Кипчаки ушли из улуса Удегея только накануне возвращения царевичей. А это могло быть только в двух случаях, либо они не терпели поражения и властвовали над улусом всё время с первого своего нападения, либо Санкур и Кутан смогли дать им отпор только спустя месяцы, что тоже самое.

1.4. Но, тогда возникает другой вопрос: "Если положение было столь сложным, что делал тогда Удегей, и где был он сам, когда улусу грозила такая опасность." Мог ли он струсить и остаться в стороне", Мог ли он не отдать на защиту улуса свою гвардию. А отдав -не возглавить её.

1.5. И не является ли Кутан -как его второй, после Гуюка сын начальником этой его личной гвардии, пришедшей на помощь вступившему в бой с вторгшимися кипчаками Санкуру. Ибо Санкур, как сын Джучи и брат Батыя не пошёл с ними в поход и мог быть военноначальником пограничного (меж Русью и ставкой Удегея) наследного улуса Джучи-Батыя. В возможности наличия у Угедея в гвардии только 1-го тумена Кутана, и, даже двух туменов Кутана и Санкура сомнений не должно быть, т.к. на стр.80, в Повествовании о Джучи хане Рашид-Ад-Дин пишет, что даже в самое сложное время вооружённой вражды за престол между Менгу-кааном и сторонниками Гуюк-хана Батый дал в охрану Менгу-каану всего 3 тумена во главе со своим старшим сыном Сартаком.

1.6. А если всё было именно так, и Угедей, как верховный главнокомандующий решил сам возглавить отпор уже покорённым 2 года назад кипчакам, то мы не дадим и ломаного гроша за жизнь Угедея в одном из боёв, ибо пред ним были не только кипчаки, а сам Бог во плоти -Роман Ингваревич со своим, закалённым в подобных боях конным отрядом. Свой излюбленный пресловутый проход "сквозь сильные полки Ботыевы", эти, закованные в броню "летучие рыцари" в течение 4 лет после Воронежа повторяли десятки раз. Если Удегей со своей личной гвардией Катуна решился преградить им дорогу к отходу (после освобождения жён и детей племени Элебань из плена Батыя), то этот день для Угедея, без сомнений, стал последним. Ибо уйти русские могли только пробившись через вставших у них на пути монголов, а пробиться через них, не пройдя через ставку Угедея и не убив его было нельзя.
1.7. Тогда было ли такое узловое место, где можно было наверняка запереть сверх-мобильных конных кипчаков, и куда Угедей, выигрывая время, ринулся сам, не дожидаясь подхода войск подвластных ему территорий. И ответ на этот вопрос поразит читателя. Да, такое место было -это пресловутый Тимур кахалка ("Железные ворота" или Дербент). И именно туда ринулись затем из Европы все царевичи. Это было делом их чести и… жизни. Они не имели права бросить своего императора. И, совсем не обязательно, что Угедей погиб в этом бою, но тяжело ранен он был точно. А умереть он мог и после. Например, 11 декабря этого 1241 года, как о том свидетельствует арабский хронограф (см.Прим4).

А сокрыть эту страшную тайну от мира монголам велел, как говорят, сам Господь, ибо на стр.42 Т.2 Рашид-Ад-Дин записал слова Илджидай-найона, молочного брата Угедея, который запретил говорить о насильственной смерти Угедея: "Зачем (нам) нужно позорить своего каана, (говоря) что он умер от покушения других. Настал его час. Надо, чтобы больше никто не говорил таких слов" (см.Прим). В версии такого апологета монголов, как Рашид-Ад-Дин эти слова относились к подозрениям на отравление каана. Но этот запрет был бы в 1000 раз более актуален и безоговорочно был бы принят при бесславной смерти Угедея от каких-то заезжих, и давно покорённых кипчаков. Тем более, когда никто из царевичей не пришёл к нему на помощь.

А что до Санкура, то именно его улус подвергся нападению "кипчаков" Романа Ингваревича, стремившихся не к войне, а лишь к освобождению жителей племени Элебань (по реки Воря и Талица), уведённых (типа, Субедеем) в ставку Батыя. Освободив заложников и отягощённый ими, Роман Ингваревич должен был медленно уходить из улуса. А Санкур должен был следовать за ним по пятам. Как мы теперь понимаем, их путь пролегал через "Железные ворота" Дербента, где Роман Ингваревич надеялся оставить заслон и оторваться от монголов. Но, Угедей, имея у себя мобильный резерв, разгадал этот замысел и выдвинулся к Дербенту раньше. Прижатые к Тимур-Кахалка, русским не оставалось другого выбора, как прорываться через тумен Катуна и ставку Угедея. Что было в дальнейшем -мы уже знаем.


Вернее, автор считал, что знал. Но вот сейчас минуло полгода, и ему открылась тайная летопись этих событий, сокрытая в имени города. Открылась в таких деталях, о которых мог знать только Господь. Подавленный таким откровением и сознанием своей ничтожности, автор не комментирует этот текст. Знакомьтесь и судите сами:


ГОРОД

ТАЙНАЯ ЛЕТОПИСЬ в ИМЕНИ ГОРОДА


^ Тимур Кохалка (Дербент)


Кохалка-Тимур

Кокалка-тимурка,


Но, правильно:

Кохалка-Тинмурха

А, по аналогии с Сучаголом Уладмуром надо читать как:
Кохалка гола Тимур

  • "Кохалка гола Тимур"

  • К Кохалке легко, как игла, ладьи детей идут домой. А у моря ярые руги у их холки к Коголу идут дать дома ему мир.

  • К Кахалке их Кагол летит. Туда идут дать ему мир ярые руги. А их Когол -лихая голь. И ладит ад им и яму у моря.

  • У Кохалки их Кагол ладь дом у моря, а ярый рой его -рукою к холке. И голый дом у моря. А ярый Руг, как игла лука к Коголу летит до моря. И ри ярый рой к Каголу. А олухи его к голе отойдут. И от моря ярые руги их окололи и олегай их к голе. И лютым, и ему там яма. А у моря ярые руги, как гола легай. И их око у голы до моря. А ярый рой ри, как олухи к Коголу. И ладь им яму у моря ярые руги, как око у холки окололи. А ладьи детей от моря ри и руги их коли и лей луки их. А у голы люди им мор рукой хай. И легко их колья летят. И дети ада умирай, как голь лихая. А их Когол лютый идёт дать им мир у реки Калки.

  • А к Коголу летят дети и идёт домой ярый рой. А у Кохалки -голый ад. А там -яма им! У моря ярый Руг их Коголу око коли и алое от детей ада море.




  • "Кохалка-Тинмурха"

  • Их к голе олегай, а олухи к Коголу идут. И, как голь, лютые дети ада уйдут. И адом им море.

  • И Гуюк Когола их хай, как голь, И лютые дети ада там умирай.

  • Кагол-и-его-Кадан-не-умер-А-Ярый-Руг-их-охай!

  • Кагол-и-Кадан-на-яму-ЯрРуга-ри-а-Гуюк-их-хай-и-охай.

  • Кагол-их-один-и-не-он-а-ему-яма-и-им-мя-имя-и-умер-и-охай-а-Гуюк-его-хай!

  • Гуюк-их-хай-и-иго-оголил-и-лил-хай-и-их-иго-один-он-И-он-мя-им-имя-А-яма-ему-Умер-Гуюк-охай!

  • Как-гол-где-ему-руг-око-уколол-лук

  • Каголу-год-дан-Ему-руг-око-уколол-лёг Когол -Угедей-но-не-умер-а-ярый Руг-его-охай!





Вот так, господа историки. Ваша история, действительно, пахнет как "Из-Торы-Я". Так говорите: "Наука даст то, что давал Всевышний". Говорите: "Бог умер?!. Да здравствует Господь!". Ошибаетесь!.. Куда Вам до огурцов…

1 Подробнее - в статье автора "Батый в русском плену".

2 «Юань Ши», 1368-1369 гг.: «[В год] синь-чоу (13 февраля 1241 – 1 февраля 1242), Тай-цзун (Угэдэй) приказал чжувану Бату и прочим пойти карательным походом на владетеля племени русских (у-лу-сы) Е-ле-бань. Ему было нанесено поражение, город Ту-ли-сы-гэ был окружен, но не взят. Бату подал доклад [императору], [чтобы] прислали Субэтая руководить сражением, Субэтай выбрал из хабичи (К-Обь-в-Уч- ити Кобуч НП) (подвластного населения) войско и пятьдесят с лишним человек [их] це-лянь (скорее всего, имеются в виду мордовские князьки) (НЕТ -это 50чел СЕЛЯН, т.е. взял в заложники местных жителей -селян! НП), которые усердно работали на него, и в одном сражении захватил Е-ле-бань. [Субэтай] выдвинулся вперед, атаковал Ту-ли-сы-гэ и за три дня овладел им, полностью взял племя тех русских и вернулся» (Текст приведен по изданию: Храпачевский Р.П. Военная держава Чингисхана. М., 2005).

3 Факт невиданной милости к побеждённым зафиксирован в летописи «Юань Ши», "[Субэтай] атаковал Тулисыгэ и за три дня овладел им, полностью взял племя тех русских и вернулся».

4 Летопись хаджи Ала-Ад-диа сахиб дивана Ага Мелика ал-Джувейни, да помилует его Алах, рассказывает так: он умер в барс ил, соответствующий 5 дню месяца джумада 639 г.х. (т.е. 11 декабря 1241г) См.Рашид-Ад-Дин "Сборник летописей", т.2, стр.42




Скачать 198,67 Kb.
оставить комментарий
этой статьи
Дата24.09.2011
Размер198,67 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх