31 заседание Верховного суда Северной Осетии по делу Кулаева icon

31 заседание Верховного суда Северной Осетии по делу Кулаева



Смотрите также:
58-е заседание Верховного суда Северной Осетии по делу Кулаева...
39 заседание Верховного суда Северной Осетии по делу Кулаева...
57 заседание Верховного суда Северной Осетии по делу Кулаева...
Президиум верховного суда российской федерации постановление от 2 декабря 2009 г...
Президиум верховного суда российской федерации постановление от 17 марта 2010 г...
Определение ск по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2011 г...
Определение ск по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. N 11-В07-12...
Решением от 06. 01. 98 исковые требования удовлетворены...
Решением от 13. 11. 97 исковые требования удовлетворены...
Решением от 30. 08. 99 в удовлетворении искового требования отказано...
Нормативные постановления верховного суда республики казахстан...
А. А. Батнер государственный обвинитель...



страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
31 заседание Верховного суда Северной Осетии по делу Кулаева

6 октября 2005 г.


Тамерлан Агузаров, председатель Верховного суда Северной Осетии:

- Продолжаем рассмотрение уголовного дела в отношении Кулаева Нурпаши Абургкашевича, обвиняемого в совершении преступлений предусмотренных статьями 209 ч.2, 205 ч.3, 30 ч.3, 206 ч.3, 105 ч.2 пунктами: а, в, д, е, ж, з; 30 ч.3, 105 ч.2, пунктами: а, в, д, е, ж, з; 317, 223 ч.3 Уголовного кодекса Российской Федерации. Пожалуйста, секретарь, доложите о явке лиц, вызванных на судебное заседание.

Секретарь:

- На судебное заседание явилась потерпевшая Кастуева. Остальные потерпевшие не явились по неизвестной причине.

- Объявляется состав суда. Председательствующий Агузаров. Обвинение представлено в лице заместителя генерального прокурора России на Северном Кавказе Николя Шепеля, 1-го заместителя прокурора РСО-Алании, старшего советника юстиции Черчесова Аслана Владимировича, старшего прокурора управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе, старшего советника юстиции Семисыновой Марии Степановны. Защитник подсудимого - адвокат Плиев. В суд явилась потерпевшая Кастуева. Секретарь судебного заседания Кохан. Кастуева, встаньте пожалуйста. у Вас есть отвод к составу суда?

- Нет.

- Спасибо, присаживайтесь. В соответствии со статьей 268 УПК разъясняю потерпевшей ее права. Вы в праве знать о предъявленном обвиняемому обвинений, давать показания, отказываться свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников, представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать показания на родном языке, иметь представителя, знакомиться с процессуальными документами, получать копии постановлений, участвовать в судебном разбирательстве, в суде 1 и 2 инстанции, надзорной инстанции, выступать в судебных прениях, знакомиться с протоколом судебного заседания, приносить на него свои замечания, обжаловать приговор, постановление суда. Вы не в праве уклоняться от явки по вызову в суд, давать заведомо ложные показания или отказываться от дачи показаний, разглашать данные предварительного следствия. Потерпевшая Кастуева, встаньте пожалуйста. вам ясны Ваши права?

- Да.

- Спасибо, присаживайтесь. Переходим к допросу. Кастуева, пройдите пожалуйста вперед. Фамилия, имя, отчество.


- Кастуева Виктория Юрьевна.

- Число, месяц, год рождения.

- 25 ноября 1971 года.

- Место жительства.

- место прописки Пригородный район.

- Село?

- Поселок Алханчурт.

- Улица есть в поселке?

- Нет.

- Место работы.

- Я сейчас не работаю.

- Виктория Юрьевна, суд предупреждает Вас об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Пожалуйста, дайте подписку суду. Пожалуйста.

Заместитель прокурора РСО-Алания Аслан Черчесов:

- Виктория Юрьевна, ранее Кулаева видели?

- Нет.

- Вы сами находились в заложниках, да?

- Да. Я девочку в 1 класс привела свою.

- Для начала, назовите данные ребенка.

- Кудакова Луиза Махарбековна.

- Год рождения?

- 2 октября 1997 года.

- Расскажите, при каких обстоятельствах Вы оказались в заложниках. С самого начала начните.

- Нам позвонили домой, сказали, чтобы мы приходили ни к 10, а к 9, что в этом году будет линейка с 9 часов. Мы подошли, где-то без 10 девять были там. Ребенка завели в класс, на первом этаже у них, возле кабинета химии. Класс Марины Хаирбековны Кануковой. Она нам сказала, чтобы мы вышли во двор, детей она выведет на линейку, потом все вместе зайдем после линейки, и познакомимся. Вместе с детьми родители зайдут. Я вышла, когда начался захват, минут за 5 до этого. Мы были все на линейке. После обстрела, когда все люди как-то волной в сторону спортзала подались, я побежала в школу. И в коридор когда посмотрела, они бедные, их наверное выводили, и они вот так все дети первоклашки они вот так толпой бежали, кричали по коридору. А за мной заводили группой боевики. Они стояли в камуфляже. Я так развернулась к дверям, встала, говорю: «Не стреляйте», - потому что там в окна стреляли, я говорю: «Отрикошетит, детей убьет.» И один был из них в маске, у него были золотые зубы, он стал улыбаться и говорит: «Не бойтесь, никого не убьют. Ваши дети не пострадают. Мы хотим через вас провести переговоры с Путиным, чтобы вывели из Чечни войска.» И отсюда вышла с левой стороны женщина, она вот так голову подняла, и от стресса голос пропал. Я уже стала вот так задом-задом в коридор отходить. И внизу под ступеньками еще чеченцы стояли, боевики. И один ее оттолкнул: «Что, - говорит, - эта бабка хочет?» Ее оттолкнул. Она ахнула и упала. Я ее нашла, она живет недалеко от милиции, 3-й дом от угла. Она выжила. Ее оказывается вытащили, но она лежачая, не ходит. И вот отрикошетила пуля ей в ногу, я 3 дня с ней просидела. Потом девочку нашла я по коридору, за столовой в коридорчике там люди забились. Нас загнали в класс. Потом вывели, сказали, чтобы все заходили в спортзал. Я в школе этой всего была 3 раза. Я не знала, где спортзал. Мы у них спрашивали, были еще такие люди, кто не знал, где находится спортзал. Они говорят: «Мы сами не знаем, спрашивайте друг у друга и выходите все в спортзал.» Вот в спортзале там как-то другая группа людей и вот наша группа. Мы встретились, нас в спортзал завели. Мы отошли к качковому залу, потому что я на ноге стоять не могла. Девочку свою отвела, нашла я ее там. И вот мы сели у входа в качковый зал. А люди еще были толпой в спортзале стояли, их рассаживали еще какое-то время. Но я же сразу села. Я первое время там ничего не видела. Как мужчину этого убили я тоже не видела. После взрыва…

- Что в зале происходило?

- Там мужчина, вот здесь боковая дверь была, мы лицом на вход сидели, боковая дверь, один мужчина в углу сидел впереди всех. И пока дверь была открыта они еще растяжки делали, он выскочил в дверь. Вот один сел, ему вслед пострелял, потом развернулся, дальше стал делать растяжки. Потом возле двери парты выставили. Возле второй бомбы основной, возле нас которая была, с нами сидел вот этот Амир их, огромный мужчина в камуфляже. Он сидел и рассказывал, что бомбы сделал он, потому что взлетели истребители с нашего полигона, накрыли мое село, там у него дети с женой были, они погибли. Переговоры тоже при нас вел. Мы все слышали. Он возмущался, сидел, говорил все время, что: «Ваш президент не мужчина, потому что обед второго дня, а мне звонят и говорят, что его не могут найти.» И просил все время по телефону: «Я вам сколько раз сказал, придите вчетвером. Дзасохов, Зязиков, Аслан Аслаханов и ты.» Нет, не Зязиков был, Аслан Аслаханов, Дзасохов и Рушайло. Почему сказали, что он звал врача? На второй день он стал по телефону говорить, он стал уже кричать: «Мне врач не нужен. Я попросил, чтобы пришли все вчетвером. Я здоровый, ваши дети здесь умирают. Врача, - говорит, - я не пущу.» Это было при нас. Мы сидели рядом и все слышали. Когда звонили ему, все притихали, все ждали, что сейчас нас спасут, какое-то решение уже вынесли. Мы ему говорили, чтобы он звонил. Он говорит: «Связь такая, что должны звонить только мне. Я, - говорит, - выйти к ним на связь не могу.» Вечером он сказал: «Не пейте воду. Мы, - говорит, - не поэтому детям воды не даем, что нам жалко. Для меня, - говорит, - большой грех перед Богом, из-за меня дети и женщины здесь сидят без воды, не евши. Я, - говорит, - сам ни разу ни глотка не выпил. Я, - говорит, - тоже ни разу не был в туалете, и для меня, - говорит, - перед Богом большой грех. Просто мы боимся за ваших детей, что вам воду потравят, как в Норд-Осте, и ваши дети умрут здесь. Завтра, - говорит, - вам привезут воду к 12 часам в канистрах. Мы, - говорит, - вам раздадим. Дети – говорит, - напьются точно.» А его спрашивают: «Кто нам привезет?» Он говорит: «Вот кто меня привез, он, - говорит, - привезет и воду.» Около 12 часов правда принесли розовую канистру. Боевик в черных вещах, у него вот здесь арабскими буквами было что-то на голове написано на накидке его. И вот у них пост же был возле качкового зала, вот он туда вынес канистру, стал с этим чеченцем обниматься, здороваться. Вот они разлили воду, стали раздавать людям. Это было при мне.

- Скажите, про 2-ой день расскажите.

- На 2-ой день выпустили бабушек в качковый зал. Там стекол не было на окнах, были только шифоньеры. Вот вторую ночь ночевали там. Пожилых людей туда выпустили. А потом место там еще было, и они еще выпустили детей тоже.

(Техническая неисправность в зале суда. Звук на монитор подавался с перебоем.)

- В качковый зал заползли, он нас запустил. Там побыли какое-то время, из ведра воды попили, девочки вынесли ведро воды, подростки. Потом он говорит: «Горит крыша над вами. Вас, - говорит, - здесь сейчас накроет.» Девочки ему говорят: «Здесь бетонная крыша, она не сгорит.» «Там, - говорит, - в столовой идет бой давно. Ваши, - говорит, - вас там быстрее убьют. Уходите, - говорит, - в столовую.» Когда все люди вышли, он их вывел. Остались Мисиковы, и мы тоже спрятались за дверью. И он когда вернулся, говорит: «Выходите в столовую.» Я говорю: «Там трупов много, я по ним не смогу идти с ребенком. – я говорю, - оставьте нас здесь.» И вот Мисикова Иринка попросила: «У меня, - говорит, - муж раненый, оставь нас здесь.» Вот он их 4 там оставил, а нас все равно повел в столовую. Там мы сели на входе с левой стороны возле мойки. И принесли они мальчика одного. Маленький мальчик, года 4, у него были обожженные белые глазки, он бедный плакал. Он говорит: «Я его из зала вынес.» Мужчина пожилой один бородатый, он говорит: «Возьмите его кто-нибудь к себе.» И тогда девочка одна говорит: «Я знаю, чей это мальчик, дайте его мне.» Она его взяла. Мы еще посидели, был сильный обстрел, я говорю: «Нас сейчас здесь под перекрестным обстрелом, навряд ли останемся.» Мы пошли тогда за мойку, где кухня их была, там сели. А я нашей Свете говорю: «На улице танки, не дай Бог, они выстрелят, и мы здесь останемся.» Тогда они вышли в коридор, отстреливались там, 9 человек, сначала было 13. И мы рядом возле них легли, в общем нашли это место, там остались, возле них. Их было 2 группы. Одни были в черной форме, они отстреливались. А вот в камуфляжной, они отдельно сели и о чем-то говорили. Они не стреляли, они между собой общались. Потом минут 15 они посидели отдельно, и ушли в школу. Нам один в черной форме говорит: «Женщины, идите на окна.» а я на Луизке сверху лежала, я говорю: «Как я встану?» Потому что повернешься, уже убитый мальчик лежит подросток с открытыми глазами, голову поднимешь, опять кто-то там лежит. И они говорят: «Нам это не нужно. Вас ваши же постреляют с окон. Становитесь с детьми на окна.» И вот чтобы девочку не подняли, там к угловому окну, там сейчас форточка на этом окне осталась, был приставлен стол. И вот я на одной ноге залезла, занавеску сорвала, и одна девушка подошла тоже сама. Она ее порвала на 2 части и встала со мной на подоконник. Вот мы 2 стояли на подоконнике. Рядом женщина стояла на другом окне, у которой вот челюсть разбитая была, с мальком с маленьким. Вот девушка, что со мной стояла, она говорила: «Вот у меня 2 детей там осталось, в зале.» Рядом на полу стояла женщина, она говорила, что у нее 3 детей в зале. «Я, - говорит, - не знаю, что с ними случилось. Вот здесь стою.» И подросток, лет 10, мальчик с нами стоял, с этой женщиной на полу. Вот мы так простояли. А потом я стала просить: «Пустите меня хотя бы на пол часа, у меня ребенок на полу. Я, - говорю, - потом залезу.» А они не пускали. Я говорю: «У меня нога болит.» Они мне сказали: «Поставь на стол стул, и сиди на стуле и маши.» Мне подали стул, я на него села, и вот так мы простояли. Меня очень возмутило, когда по центральному каналу в передаче «Человек и закон» наш уважаемый Шепель, я не знаю, как его имя, отчество. Если год он работает и не знает, во сколько выстрелили из танков по школе. Я реально сама стояла а окне. Это было около 4 часов. По нам из танков выстрелили. Наши все забились в угол, туда и попали. Потом вышли, я не помню, я с окна спрыгнула. Они приходили, уходили. Их было то 9, то 6, то 3, то вообще ни одного. Потом прибежали 2 в черной форме. Я так удивилась, по-моему, им что-то вкололи. Потому что у одного из них голова была вся в крови. Такие запекшиеся волосы, обмотанные бинтами. Там было страшнейшее ранение в голову. А они сидели вдвоем и все равно стреляли. Когда подъехал БТР после выстрела танка, до этого он тоже подъезжал, встал на углу кирпичного дома, и съехал обратно. А после выстрела танка, он остановился напротив нас, проехал дальше. С той стороны спрыгнули спецназовцы. И они в эту дырку, которая образовалась после выстрела танка, видимо туда зашли. Они дали вот так очередь, я соскочила, и начала кричать: «Там наши солдаты.» Нашим кричала. Но чеченцы это услышали и спрашивают: «Кто там?» Я говорю: «Никого.» Они: «Хорошо, тогда стой дальше.» Они отстреливались когда, то 2 стреляли, а 2 стояли рядом, заряжали. Потом, спецназовцы когда наши зашли, я спрыгнула и легла на девочку. Но все равно смотрела. Уже эти 2 тоже убежали. Уже со столовой никто не стрелял. Но я смотрю, там лежит мужчина. Он лежал под окнами внизу. Он вот так голову поднял, а под ним была маленькая девочка с рыжими кучерявыми волосами. Вот они вот так несколько часов просидели. Не знаю, как у них там с психикой стало. Потом выскочил один чеченец из мойки. Когда он увидел нашего спецназовца, крикнул: «Аллах Акбар!», выхватил гранату и взорвался. Его разорвало там. Напротив него сидела Кудзиева Лариса, ей разорвало плечо, она пол года в Москве пролежала. Тоже живой свидетель, что он взорвался. Потом с улицы спецназовцы кричали, по акценту слышно, что наши. «Они, - говорит, - отступают на вас. И выпрыгивайте в окно. Мы выломали решетку.» Я боялась из-за того, что я девочку прикрою лежа, а если встану, то вдруг мне в спину выстрелят, а пуля насквозь пройдет. За себя-то я не боялась, а за нее, да. И подумала, отлежусь до последнего. Забежал чеченец. Прямо на корточках сидит, автомат прямо держит. И вот он когда побежал, наши спецназовцы в него выстрелили. И вот сверху там осколочные, пулевые у меня, проникающие. Я поняла, что сейчас у меня будет болевой шок и я потеряю сознание. И подумала, надо мне девку выкинуть. И отвернулась, и говорю ей: «Луиза, вылезай давай на стол.» Она начала плакать: «Я не пойду.» Я говорю: «Там папа на улице и все его друзья, прыгай.» И вот она бедная на стол запрыгнула, и я ее сзади рукой толкнула в окно. Она выскочила. Они кричали: «Прыгайте! Прыгайте! Они на вас отступают.» Она мне кричит: «А сама ты что не прыгаешь?» Я сказала: «У меня ногу оторвало.» Хотя мне просто осколок в ногу попал и просто нерв был задет. И видимо из-за этого у меня было такое ощущение. Но когда я глянула, что нога на мне. Я вот так вот на подоконник, и они уже меня с подоконника снизу выдернули. И вот, спасибо большое всем ребятам, и врачам, успели довезти. Вот так все. Все, что видела, все рассказала. Могу ответить на ваши вопросы.

- Скажите, какое количество террористов было во дворе, когда людей загоняли?

- Немного их было. В камуфляжной форме стояла небольшая кучка людей. А в черной форме, это вторая группа, никого не было.

- Ну, примерно, Вы сколько запомнили?

- Больше 10-12, думаю, больше там не было.

- А в спортзале их сколько было?

- Ну, в спортзале тоже, одни выходили, другие заходили. Но бывали моменты, когда до 5-6 человек находилось сразу. Потому что в качковом зале они отстреливались в окна, подростков ставили на окна, а между ними отстреливались. Там могло быть 2-3 человека.

- А женщин сколько было?

- 2. Потому что когда Лариса Кудзиева, возле нее мужчина прятался среди детей. Он был в бок вот сюда ранен, и от потери крови был бледно-зеленого цвета. И она попросила вынести его, а то он сейчас умрет. Она напротив сидела. Между ними что-то началось, и они вызвали Полковника. Пришел Полковник, поставил шахидку возле меня, и сказал ей: «Направь ей пистолет в лоб, если что, убьешь ее.» Женщины стали возмущаться: «Как вы при детях такое делаете?» Он говорит: «Вы думаете у нее детей нет? у ней ребенку год.» Потом, вот который со шрамом на шее, поднял и вывел ее. Она вся в крови была. Они взяли за руки этого мужчину и вынесли. Он ее к стенке поставил, и поставил автомат вот так, на лоб. А она такая женщина вообще. Автомат вот так убрала рукой, и говорит: «Ты забыл, где ты находишься? Вы, - говорит, - находитесь в Северной Осетии.» А дальше что говорила, я уже не слышала. Возле нее, которая стояла, она сидела на скамейке около входа. И вот больше этих 2 я не видела.

- Впоследствии куда они делись?

- Она постояла чуть-чуть, развернулась и ушла к той. Потом они вместе ушли в школу. Там ощущение времени не было, как в обычной жизни. Был сильный взрыв. Мы обрадовались, думали, с той стороны по школе танками бьют, чтобы до нас добраться. Но потом сказали, что их взорвали.

- Какое оружие было у террористов?

- Разное. У Полковника всегда СВД, Калашниковы были. Потом было новое оружие, потому что я его раньше не видела коричневого цвета. Гранатомет тоже был.

- В течение какого времени происходило минирование зала?

- До обеда первого дня, по-моему. Вот как они загнали, сначала они заставили выкинуть телефоны, книги и тетради, сумки. Но это быстро было.

- А полы они ломали?

- Прямо меня подняли, я сидела возле качкового зала, и на этом месте ломали пол. Там были новые сосновые доски. И, по-моему, 3 наших ребят, мужчин, и с ними Полковник и еще несколько с ними было из террористов. Они подняли что-то разговаривали, сделали узкую щель. Там на расстоянии 15-20 см была стяжка. И они тогда ушли дальше. Я попросила одного чеченца вынести нам что-нибудь из качкового зала, а то как бы мы на дырке сидели. Он нам вынес резиновые коврики.

- Вы приход Аушева видели?

- Он в зал не выходил. Там в коридоре стоял. Такой серый костюм на нем был. Помню, что детей выносили маленьких. И, видимо, до нас когда дошли, поздно уже было. Потому что женщины повставали с маленькими детьми, а их уже посадили.

- Какова причина первого взрыва?

- Я не скажу Вам, потому что я не знаю. Мы даже ничего не ожидали. Я говорю Свете рядом: «Давай, я сяду, а ты ложись минут на 10.» Я вот села, а она легла. Не прошло даже минут 5, как взрыв. Я единственное что помню, что рядом подросток был, он был без сознания, и ему было плохо очень. Его отхаживали девочки одноклассницы, вытирали пену со рта, сидели с ним. Врач Лариса ходила. Мы ей кричали, чтоб она хоть нашатырку дала. Она дала нашатырку. Но он умирал, надо было что-то делать. Она говорит: «Вы его даже не вытащите, его все равно расстреляют.» Ничего нельзя было сделать.

- Вы говорили, что когда были в столовой, боевики отстреливались. Из какого оружия они отстреливались?

- По-моему, вплоть до пулемета. Там ножки были от него. Они ножки ставили на подоконник, подгибали и стреляли. Но там что только не было. По-моему, гранатометов только у них не было. Остальное оружие у них было. И натренированы они были очень хорошо. По ним было видно.

  • То есть знакомы с тактикой ведения боя?

- У них было все четко отработано. Натренированные они были. Ни одного лишнего движения не было. Это я видела на протяжении нескольких часов. Наблюдала, смотрела. 2-е отстрелялись, отвернулись спиной, перезаряжались. А другие стали стрелять, резко друг друга сменяли. У них постоянно огонь не прекращался.

- Сколько времени Вы на окне простояли?

- Я скажу так, когда меня из школы вынесли, лиц я не помню, я помню только что акцент был русский. Они мне сказали, чтоб я запомнила, что в половине 5 мне сделали укол пармедола пол кубика. Вот на операцию, говорят, дотянешь и скажешь врачам, что в пол 5 тебе сделали укол. Но на полу я еще пролежала минут 20. Значит, долго.

- Все это время боевики из-за спины Вашей стреляли.

- Нет. Такого случая не было, чтобы боевик кого-то из нас убил.

- В смысле, не выстрелил в спину, а из-за спины стрелял.

- Они в другую сторону отстреливались. В сторону путей.

- А решетку кто сорвал?

- Я еще помню, когда мы стояли, ее по-моему гранатометом сорвали. Но точно не могу сказать откуда. Вот дворец спорта, который там построили из красного кирпича, рядом стоял КАМАЗ и танк. В них стреляли наверное боевики, промазали и попали в стену. Такое облако красной пыли там поднялось. Когда мы с этой девушкой стояли на окне, мы трясли эту решетку, она была на гвоздях, не на сварке. Она у нас сама отпала. Мы ее обратно воткнули, подумали, сейчас они увидят, что мы решетку оторвали, и убьют. Потом подбежали наши ребята внизу, 2 парня, и они говорят: «Как вы там?» Мы им говорим: «Убегайте отсюда, а то они поймут, что вы здесь, и вас тоже убьют.» Но они не ушли. Так и остались под окном. Рядом какая-то ниша, и они там встали. Мы их видели, они с нами разговаривали.

- Вы брата Кулаева не видели?

- Видела. Он в спортзал никогда не заходил. Там я его не видела. На нем была футболка, и по-моему не было правой или левой руки. Точно я не помню. У него под футболкой культя была видна.

- Какова была его роль среди боевиков? Он был один из руководителей?

- Никакой особой роли по-моему не было. Потому что в группе, которая захват вела, все время был вот этот Амир. Он и переговоры вел по сотовому телефону. Первые полтора дня. Потом он ушел в школу, и его уже не слышно было. Я думаю, что у них Полковник этим всем заведовал. Потому что в последнюю ночь, когда разрешали еще пить ребята, лишь бы он не узнал, когда он уходил из зала, в качковом зале разрешали попить воды. Он им сказал: «Если хоть кто-нибудь из них выпьет воду, я и тебя расстреляю, и его тоже.» И они сильно боялись. У одного синяк был под глазом. Прямо глаз был выбит.

- На предварительном следствии вы ничего не говорили, что по школе стрелял танк.

- На каком следствии?

- Ну, когда Вас допрашивали.

- Меня допрашивали только после операции в больнице. Я даже удивлялась, почему меня не вызывают на суд. Потому что, наверное, я единственный свидетель осталась. Потому что женщина, которая со мной стояла, я только одну нашла, у которой челюсть сломало. Хотя я их везде ищу.

- Вы повестку не получали?

- Нет, повестку нет. Меня девочки попросили прийти.

- Вы адрес меняли?

- Нет. Я в Беслане живу. Ко мне приходят письма.

- Вы живете там же, где прописаны?

- Нет.

Заместитель генерального прокурора России на Северном Кавказе Николай Шепель:

- Скажите пожалуйста. Вот Вы говорите, что танк стрелял в 16 часов.

- Примерно около 16 наверное.

- А в каком направлении?

- Прям я стояла с этой девушкой на окне. Когда БТР подъехал, спецназ спрыгнул, мы стояли на окне. Угловое окно, там форточка висит и сейчас. Вот они туда отстреливались, а мы на этом окне так вот стояли.

- БТР или танк стрелял?

- Напротив стояли 2 танка, возле ДОСААФа. Возле одного была грузовая какая-то машина, возле другого КАМАЗ. БТР вот отсюда выезжали, со стороны частного сектора. А они мимо проезжали. С той стороны БТРы я не видела, их на той стороне вообще не было, стояли 2 танка.

- В каком направлении стрелял танк и из какого орудия? Пулемет или из орудия?

- Как Вы думаете?! Раз дырка огромная в стене. Значит, в направлении этой стены стрелялось. Я не знаю, он что, направление поменять мог пока летел?

- Нет, я хотел бы чтобы Вы сказали, уточнили эту позицию.

- Понимаете, для меня это не важно, кто выстрелил, приказ отдал. Я не хочу, чтобы вот сейчас находили крайних. Потому что они не крайние. Я не виню спецназовцев. Потому что они точно такое же пушечное мясо были, как и мы. Мне просто это обидно. 3 дня когда бывает, допустим вот смотр вооруженных сил на параде, Иванов громогласно высказывается. Вот главнокомандующий российских сил военных, вот Путин, все им аплодируют. Трое суток где они были? 3 дня, когда мы там были, реально ничего не делалось. Я знаю, что Аушев, для меня он один из них, он такой же. Он тоже ингуш, он откровенно к нам так же относится. Реально он что-то сделал. Он вывел хоть 10 детей, он спас. 3 суток, сейчас просто находятся какие-то бедные там, не знаю, спецназовцы которые в нас стреляли. У меня тоже наша пуля, я их не виню. Я тоже с подвздошной артерией перебитой, меня еле спасли. Но это их работа, их точно так же убивали, как и нас. Но реально, где наши секретные службы были? Что они делали 3 дня, когда мы ждали, минуты считали! Чем они занимались? Мне вот это интересно. Почему не работали садики, мне вот это интересно. Когда была весной комиссия и сказали, чтобы летом больше садики не закрывались. Они же в городе не закрываются, у нас на 3 месяца. Закрыли на месяц, до 20 августа, потом стали тянуть, потом у них печки не работали. Потом что-то не работало. Потом в итоге, это хорошо мое большое счастье, что мужа друг попался, его надо было в этот момент подвезти, я документы на ребенка дома забыла. И мой ребенок 3-х летний отцу в ногу вцепился, он его отвез. Вот мое большое счастье. Что бы я там делала с 2 маленькими детьми? Вот эти маленькие дети, которые умерли, я их видела своими глазами, на их страдание. Когда ребенку 2 года, и ты ему не можешь объяснить, что он не может ни попить, он не может ни покушать. Как эти мамы бедные там себя вели, вы бы их видели! Почему за это никто не отвечает? Почему привели люди детей в садик, из-за того, что садик не работал, их привели туда. Никого я не обвиняю, никому не хочу осложнять жизнь. Кто этим танком выстрелил?




оставить комментарий
страница1/6
Дата24.09.2011
Размер0,78 Mb.
ТипЗаседание, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх