Информационный бюллетень №9 июнь 2010 г icon

Информационный бюллетень №9 июнь 2010 г



Смотрите также:
Информационный бюллетень системы нти выпуск №2 апрель июнь 2010 г...
Бюллетень новых поступлений за июнь 2010 года...
Информационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за...
Информационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за...
Информационный бюллетень системы нти выпуск №2 апрель июнь 2008 г...
Информационный бюллетень системы нти выпуск №2 апрель июнь 2011 г...
Информационный бюллетень системы нти министерства образования и науки Украины Выпуск №2 Апрель...
Информационный бюллетень июнь-август 2010 год...
Информационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за...
Информационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за...
Бюллетень новых поступлений за июнь 2003 года...
Информационный бюллетень методической деятельности оу нпо курска и области в 2010-2011 учебном...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
вернуться в начало
скачать
^
Латинская Америка: умеренный экономический рост, продолжающееся городское насилие

Многие страны Латинской Америки к 2025 году достигнут рыночного прогресса в демократической консолидации, некоторые из них станут державами со средними доходами. Другие, особенно те, которые проводят протекционистскую политику, отстанут – а некоторые, такие как Гаити, станут еще беднее и менее управляемыми. Проблема общественной безопасности останется трудноразрешимой – а в некоторых случаях и неконтролируемой. Бразилия превратится в ведущую силу в своем регионе, но ее попытки провести интеграцию в Южной Америке дадут результаты лишь отчасти. Венесуэла и Куба в 2025 году сохранят некоторые формы рудиментарного влияния в своем регионе, но внутренние экономические проблемы ограничат их привлекательность. Если США не смогут добиться доступа к рынкам на постоянной и существенной основе, они могут потерять свою традиционно привилегированную позицию в регионе с сопутствующим падением политического влияния. Стабильный экономический рост от сегодняшнего дня до 2025 года – вероятно, вплоть до четырех процентов – вызовет умеренный рост уровня нищеты в некоторых странах и постепенное сокращение неофициального сектора. Прогресс в важных реформах второго ряда, таких как система образования, система регрессивного налога, слабые имущественные права и не соответствующие требованиям органы правопорядка, останется пошаговым и неравномерным. Относительно увеличивающаяся важность этого региона как производителя нефти, природного газа, различных видов биотоплива и прочих альтернативных энергоносителей подстегнет рост в Бразилии, Чили, Колумбии и Мексике, но государственная собственность и политические беспорядки затруднят эффективное развитие в области энергоносителей. По экономической конкурентоспособности Латинская Америка продолжит отставать от Азии и некоторых других быстроразвивающихся регионов. Рост населения в регионе будет относительно умеренным, но сельское и коренное население продолжит расти с высокой скоростью. Население Латинской Америки будет стареть, поскольку темп увеличения количества людей в возрасте шестидесяти лет и старше растет. Некоторые районы Латинской Америки останутся в числе районов с самым высоким в мире уровнем насилия. Организации, занимающиеся оборотом наркотиков, поддерживаемые отчасти ростом потребления наркотиков в этом регионе, международные преступные картели и местные криминальные группировки и банды продолжат подрывать общественную безопасность. Эти факторы, а также устойчивая слабость правового регулирования будут означать, что несколько небольших стран, особенно в Центральной Америке и на Карибских островах, окажутся на грани недееспособности.

Латинская Америка продолжит играть несущественную роль в международной системе, за исключением ее участия в международной торговле и миротворческих действиях. Влияние США в этом регионе немного ослабеет, отчасти из-за расширения экономических и коммерческих отношений Латинской Америки с Азией, Европой и другими блоками. Латиноамериканцы в целом будут искать у США руководящего участия и в глобальном смысле, и в поддержании отношений внутри региона. Растущее многочисленное латиноамериканское население усилит внимание США к культуре, религии, экономике и политике этого региона, а также участие в них.

^ Женщины как агенты геополитических перемен

Усиление влияния женщин в экономике и политике может изменить картину мира в ближайшие двадцать лет. Эта тенденция уже заметна в сфере экономики: взрыв производительности в мировой экономике за последние годы произошел как благодаря технологическому прогрессу, так и благодаря поощрению рабочей силы – особенно через улучшение здравоохранения, образования и возможностей трудоустройства для женщин и девушек.

Преобладание женщин в экспортном секторе производства в Юго-Восточной Азии, вероятно, станет ключевой движущей силой, ведущей экономику региона к успеху; женщины, занятые в сельском хозяйстве, создают половину пищевых продуктов в мире – даже не имея постоянного доступа к земле, кредитам, оборудованию и рынкам.

За ближайшие двадцать лет тенденция к тому, что женщины все больше будут приходить на рабочие места и оставаться на них, продолжит смягчать экономические последствия глобального старения населения.

Женщины в большинстве районов Азии и Латинской Америки добиваются более высокого уровня образования, чем мужчины. Эта тенденция особенно существенна в мировой экономике, усиленной человеческим капиталом.

Демографические данные указывают на значительную корреляцию между более высоким уровнем женского образования и более активным ростом ВВП в пределах региона (например, в Северной и Южной Америке, Европе и Восточной Азии). И наоборот, регионы с низким уровнем женской образованности (Южная и Западная Азия, арабский мир, страны Африки, расположенные к югу от Сахары) являются самыми бедными в мире.

Расширение возможностей получить образование для девушек и женщин также будет фактором, способствующим снижению рождаемости во всем мире – и, соответственно, улучшению охраны материнства. Долгосрочные следствия этой тенденции включают в себя уменьшение количества сирот, недоедания, увеличение количества детей, посещающих школу, и прочие виды поддержания социальной стабильности. Хотя данные по участию женщин в политике менее убедительны, чем те, что касаются их участия в экономике, приход женщин в политику, по всей видимости, изменит правительственные приоритеты. Такие несопоставимые примеры, как Швеция и Руанда, указывают на то, что страны, где количество женщин в политике относительно велико, уделяют больше внимания социальным вопросам, таким как здравоохранение, окружающая среда и экономическое развитие. Если эта тенденция сохранится в ближайшие пятнадцать-двадцать лет, что вполне вероятно, увеличится число стран, которые предпочтут социальные программы военным. Улучшение качества власти также может стать дополнительным плюсом, поскольку большее число женщин в парламенте или на высоких постах в правительстве коррелирует со снижением коррупции.

Нигде роль женщины потенциально не имеет такого значения для геополитических перемен, как в мусульманском мире. Женщины-мусульманки гораздо лучше ассимилируются в Европе, чем их родственники-мужчины, отчасти из-за того, что они преуспевают в образовательной системе и им становится легче найти работу в информационной сфере и в сфере услуг. Резкий спад коэффициента рождаемости среди мусульман в Европе указывает на то, что женщины хотят работать за пределами дома и все чаще отказываются от соблюдения традиционных норм. В ближайшее время упадок традиционного устройства мусульманской семьи может способствовать тому, что многие молодые мусульмане откроются навстречу радикальным исламским выступлениям. Тем не менее в будущих поколениях женщины могут стать проводниками большей социальной ассимиляции и уменьшить вероятность религиозного экстремизма. Последствия того, что количество работающих женщин растет, могут также сказаться и за пределами Европы. Модернизирующиеся страны исламского Средиземноморья тесно связаны с Европой, куда отправляют многочисленных мигрантов. Мигранты возвращаются домой на время или навсегда и приносят с собой новые идеи и ожидания. Эти исламские страны также получают зарубежное влияние через европейские средства массовой информации, спутниковые тарелки и Интернет.

Отсутствие какой-либо всеохватной идеологии и соединение разных элементов в единый ансамбль – Бразилия и Индия представляют собой яркие примеры рыночной демократии – означает, что модель, в центре которой находится государство, пока не составляет ничего, подобного альтернативной системе, и, на наш взгляд, вряд ли когда-либо к этому придет. Либерализуется ли Китай политически и экономически за следующие двадцать лет – будет особенно важной проверкой долгосрочной жизнеспособности альтернативной модели по сравнению с традиционной западной. Хотя демократизация, видимо, будет медленной и характер ее может оказаться специфически китайским, мы полагаем, что нарождающийся средний класс будет добиваться большего политического влияния и ответственности от властей предержащих, особенно если центральное правительство дрогнет в своей способности поддерживать экономический рост или не будет реагировать на злободневные вопросы «качества жизни», такие как загрязнение окружающей среды или необходимость медицинских и образовательных услуг. Попытки самого правительства поддержать науку и технологии и установить наукоемкую экономику увеличат стимулы к большей открытости для развития человеческого капитала внутри страны и привлечения экспертов и идей извне.

Исторические схемы, показанные другими производителями энергии, предполагают, что российским властям будет проще справиться с призывами к либерализации. Традиционно производители энергии тоже могли использовать доходы, чтобы откупиться от политических оппонентов; мало кто совершил переход к демократии, когда их доходы в области энергетики были велики.

Длительный спад цен на нефть и газ изменил бы эту ситуацию и увеличил перспективы большей политической и экономической либерализации в России.

^ Формирование высшего образования в глобальной картине мира в 2025 году

По мере того как стираются границы в мировом бизнесе и на рынке труда, образование становится главным определяющим фактором функционирования и потенциала экономики государств. Полноценное начальное образование необходимо, но качество и доступность среднего и высшего образования будут еще важнее для определения того, насколько успешно общество движется вверх по лестнице производства с высоким уровнем добавленной стоимости.

Лидерство США в высококвалифицированном труде, вероятно, ослабеет по мере того, как развивающиеся страны, особенно Китай, начнут пожинать плоды недавних инвестиций в человеческий капитал, включая сферу образования, питания и здравоохранения. Индия столкнется с проблемами, поскольку неполноценное начальное образование распространено повсеместно в более бедных районах, а образовательные учреждения высокого уровня доступны лишь относительно привилегированному меньшинству. Финансирование как доля ВВП возросло примерно на пять процентов в большинстве европейских стран, хотя немногие европейские университеты дотягивают до мировых стандартов. Траты на образование в арабском мире примерно равны тратам в остальном мире в абсолютном выражении и превышают в проценте от ВВП, отставая лишь слегка от стран ОЭСР с высоким доходом. Данные США и результаты исследований иных организаций, тем не менее, показывают, что образование и обучение ближневосточной молодежи не управляется нуждами работодателей, особенно в сфере науки и технологии. Есть некоторые признаки прогресса. США могут оказаться единственным государством, способным подстроить свое высшее образование и систему научных исследований под растущий мировой спрос и позиционировать себя мировым центром образования для растущего числа студентов, которые выйдут на рынок образования к 2025 году. Если США откроют больше аудиторий и лабораторий, это будет означать, что американским студентам предстоит более жесткая конкуренция. Но, несмотря на это, экономика США, вероятно, окажется в выигрыше, потому что компании стремятся вести свою деятельность вблизи доступных человеческих ресурсов. Продолжение экспорта образовательной системы США и строительство американских кампусов на Ближнем Востоке и в Центральной Азии может значительно повысить привлекательность и мировой престиж университетов США.

Глава 2

Демография несовпадений

Тенденции рождаемости, смертности и миграции меняют абсолютное и относительное число молодых и пожилых, сельского и городского населения, этнического большинства и меньшинства внутри и между появляющимися и существующими государствами. Эти демографические переформатирования создадут социальные и экономические возможности для одних стран и серьезные вызовы для существующего порядка в других странах. Население более чем 50 стран увеличится более чем на треть (некоторых – более чем на две трети) к 2025 году, создав дополнительную нагрузку на жизненно важные природные ресурсы, сферу услуг и инфраструктуру. Две трети этих государств находится в Африке южнее Сахары; большая часть остальных стран, население которых быстро растет, расположена на Ближнем Востоке и в Южной Азии.

^ Рост населения, упадок и диверсификация – одновременно

По прогнозам, между 2009 и 2025 годами население планеты увеличится на 1,2 миллиарда человек – с 6,8 до приблизительно 8 миллиардов. Хотя в глобальном масштабе рост населения значителен – учитывая его влияние на ресурсы, – динамика роста будет менее быстрой, чем в прошлом, по сравнению с тем уровнем, когда население возросло на 2,4 миллиарда за период с 1980 года по настоящее время. Демографы прогнозируют, что на долю Азии и Африки к 2025 году будет приходиться наибольший прирост, в то время как на долю Запада – Европы, Японии, Соединенных Штатов, Канады, Австралии и Новой Зеландии – придется менее 3 процентов прироста. В 2025 году около 16 процентов населения планеты будет жить на Западе, то есть население этой территории сократится с 18 процентов в 2009 году и с 24 процентов в 1980 году.

• Наибольший прирост будет иметь место в Индии и составит около одной пятой от всего прироста. Население Индии, по прогнозам, возрастет на 240 миллионов, достигнув к 2025 году 1,45 миллиарда человек. С 2009 по 2025 год другой азиатский гигант, Китай, увеличит, согласно прогнозам, свою численность на 100 миллионов человек по сравнению с нынешним показателем в 1,3 миллиарда (см. график «Общее количество населения»).

• В целом население стран Африки южнее Сахары за этот период увеличится примерно на 350 миллионов человек, в то время как население Латинской Америки и стран Карибского бассейна возрастет примерно на 100 миллионов человек.

• Ожидается, что по сравнению с нынешним периодом к 2025 году население России, Украины, Италии, почти всех стран Восточной Европы и Японии сократится на несколько процентов. Это сокращение может достичь или даже превысить 10-процентный уровень от нынешней численности населения России, Украины и нескольких других восточноевропейских стран.

• Население США, Канады, Австралии и некоторых других индустриальных стран с относительно высоким уровнем миграции продолжит рост – население США увеличится более чем на 40 миллионов, Канады – на 4,5 миллиона, Австралии – более чем на 3 миллиона человек.

К 2025 году и без того разнообразный порядок национальных возрастных структур населения станет еще более дифференцированным и разрыв между регионами с самым молодым и самым старым населением продолжит расти. «Старейшие» страны – те, в которых доля людей в возрасте до 30 лет будет составлять менее 30 процентов населения, образуют пояс на северной стороне карты мира. По контрасту почти все «самые молодые» страны, где население до 30 лет составит 60 или больше процентов, будут почти всецело располагаться в Африке южнее Сахары (см. карты «Мировая возрастная структура, 2005 год и прогноз на 2025 год»).

^ Бум пенсионеров: проблемы стареющего населения

Старение населения подвело сегодняшние развитые страны (за немногими исключениями, такими как США) к демографической «точке опрокидывания». Сегодня в развитых странах почти 7 из 10 людей, находящихся в традиционном для работы возрасте (с 15 до 64 лет), наиболее близки к верхнему уровню этой возрастной категории. Эта цифра никогда прежде не была столь высока и, по оценкам экспертов, никогда не будет столь высокой впредь.



Почти в каждой из развитых стран период резкого роста старшей группы населения (65 лет и старше) относительно людей трудоспособного возраста придется на 2010-е и 2020-е, что увеличит налоговое бремя за счет льготных программ для лиц пенсионного возраста. К 2010 году в развитых странах на одного пенсионера будет приходиться в среднем четверо работающих. К 2025 году эта пропорция изменится на три к одному, а возможно, и меньше.

• Япония находится в сложной ситуации: ее трудоспособное население сокращается с середины 90-х годов, а население в целом – с 2005 года. Сегодняшние проекции на будущее представляют общество, в котором к 2025 году на двух граждан трудоспособного возраста будет приходиться один пенсионер.

• Ситуация в Западной Европе отражает более смешанную картину. По всей вероятности, в Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландах и в странах Северной Европы сохранится самый высокий уровень деторождения в Европе, но он все же будет ниже, чем два ребенка на женщину. В остальных странах региона уровень деторождения будет ниже, чем 1,5 ребенка на женщину, и окажется примерно равным уровню Японии (и намного ниже уровня, нужного для воспроизводства, что составляет 2,1 ребенка на женщину).

Высокий и устойчивый рост фертильности, даже если он начнется сейчас, не сможет повернуть вспять тенденцию старения населения, несколько десятилетий характерную для Европы и Японии. Если в Западной Европе фертильность немедленно возрастет до уровня воспроизводства населения, количество граждан старшего возраста в общем числе трудоспособного населения продолжит расти до конца 2030-х. В Японии число таких граждан будет возрастать вплоть до конца 2040-х годов.

Ежегодный уровень чистой иммиграции должен будет увеличиться вдвое или втрое, чтобы не допустить резкого сокращения числа трудоспособного населения в Западной Европе. К 2025 году неевропейские меньшинства могут достичь значительного числа – 15 процентов или больше – почти во всех странах Западной Европы, и они будут иметь значительно более молодую возрастную структуру, чем коренное население (см. таблицу «Мировая возрастная структура»). С учетом растущей неудовлетворенности текущим уровнем иммиграции среди коренных европейцев этот плавный рост, вероятно, усилит напряженность.

Старение населения будет иметь свои экономические последствия. Даже если производительность возрастет, замедленный рост занятости населения в условиях сокращающейся рабочей силы, вероятно, сократит и без того скромный рост европейского ВВП на 1 процент. Согласно некоторым моделям, прогнозируется, что к 2030 году рост ВВП в Японии упадет почти до нулевой отметки. За попытки сохранить уровень пенсий и медицинские страховки придется заплатить сокращением расходов на другие приоритетные задачи, такие как оборона.

^ Устойчивый демографический приоритет молодежи

Страны с молодежной возрастной структурой и быстро растущим населением образуют полумесяц, простирающийся от региона Анд в Латинской Америке до районов Африки южнее Сахары, Ближнего Востока, Кавказа и северных регионов Южной Азии. К 2025 году, вследствие падения рождаемости и взросления населения, число стран, входящих в эту «дугу нестабильности» уменьшится на 35–40 процентов. Три четверти из трех дюжин стран, в которых демографический приоритет молодежи, по прогнозам, сохранится к 2025 году, расположены в регионах Африки южнее Сахары. Остальные находятся на Ближнем Востоке и рассыпаны по Азии и островам Тихого океана.

• К 2025 году могут возникнуть «новые экономические тигры», когда демографический приоритет молодежи дозреет до того, чтобы стать приоритетом рабочей силы. Эксперты указывают, что этот демографический бонус станет наибольшим преимуществом, когда у стран появится образованная рабочая сила и благоприятная для бизнеса среда инвестирования. В число потенциальных выгодополучателей входят Турция, Ливан, Иран, страны Магриба в Северной Африке (Марокко, Алжир, Тунис), Колумбия, Коста-Рика, Чили, Вьетнам, Индонезия и Малайзия.

• Сегодняшний демографический приоритет молодежи в странах Магриба, Турции, Ливане и Иране быстро закончится, но на Западном берегу (Иордана) и в Газе, в Ираке, Йемене, Саудовской Аравии и прилегающих Афганистане и Пакистане сохранится до 2025 года. Если условия занятости резко не поменяются, молодежь из слабых государств будет по-прежнему стремиться уехать, реагируя на нестабильность и насилие в своих странах.

Население уже попавших в затруднительное положение стран со значительной долей молодежи, таких как Афганистан, Демократическая Республика Конго, Эфиопия, Нигерия, Пакистан и Йемен, по прогнозам, сохранит демографические траектории быстрого роста. Население Пакистана и Нигерии, по прогнозам, возрастет примерно на 55 миллионов человек в каждой из стран. Приблизительно на 40 миллионов человек увеличится население Эфиопии, на столько же возрастет население Конго, тогда как рост населения в Афганистане и Йемене составит более 50 процентов для каждой из стран. Все эти государства сохранят возрастную структуру с большой пропорцией молодых людей трудоспособного возраста; эту демографическую черту связывают с возникновением политического насилия и гражданских конфликтов.

^ Перемена мест: миграция, урбанизация и этнические сдвиги

Опыт мобильности. Чистая миграция населения из сельских районов в города и из бедных стран в более богатые, по всей вероятности, будет продолжаться в 2025 году теми же темпами, питаемая расширяющейся пропастью в уровне экономической и физической безопасности между соседними, прилегающими друг к другу регионами.

• Европа по-прежнему будет привлекать мигрантов из более молодых, менее развитых и быстро растущих соседних регионов Африки и Азии. Однако другие быстро растущие центры индустриализации, такие как Китай, Южная Индия, а возможно, Турция и Иран, также могут привлекать часть трудовых мигрантов по мере замедления в этих странах роста населения трудоспособного возраста и увеличения зарплат.

• Трудовая миграция в США, возможно, замедлится в связи с ростом индустриальной базы Мексики и старением ее населения (в результате резкого сокращения рождаемости в 1980-х и 1990-х годах), а также в связи с тем, что конкурирующие центры развития возникнут в Бразилии и южном конусе Южной Америки.

^ Воздействие ВИЧ/СПИД

Если к 2025 году эффективная вакцина от ВИЧ или бактерицидные лекарства, которыми можно лечиться самостоятельно, и будут открыты и апробированы, вряд ли они получат широкое распространение. Хотя усилия по предотвращению эпидемий и изменению стратегий на местном уровне окажут сдерживающее воздействие на уровень инфицированности в глобальных масштабах, эксперты ожидают, что и к 2025 году ВИЧ/СПИД останется глобальной пандемией с эпицентром в Африке южнее Сахары. В отличие от сегодняшнего дня подавляющее большинство живущих с ВИЧ-инфекцией будут иметь доступ к продлевающей жизнь антивирусной терапии.

• Если усилия по предотвращению заболеваемости и эффективность останутся на нынешнем уровне, то, по прогнозам, число ВИЧ-инфицированных возрастет до 50 миллионов человек к 2025 году с уровня в 33 миллиона в настоящее время (из них 22 млн. в странах Африки южнее Сахары). При этом сценарии в 2025 году от 25 до 30 миллионов людей смогут выжить только при условии, что будут получать антивирусную терапию.

• Другой сценарий предусматривает, что эпидемия будет полностью предотвращена к 2015 году, а число ВИЧ-инфицированных достигнет пика, но к 2025 году снизится примерно до 25 миллионов человек, при этом число нуждающихся в антивирусной терапии упадет до 15–20 миллионов.

Урбанизация. При сохранении текущих тенденций к 2025 году 57 процентов населения мира будет жить в городах, что на 50 процентов больше, чем сегодня. К 2025 году в мире прибавится еще восемь мегаагломераций к девятнадцати уже существующим, и все из этих восьми, за исключением одной, будут расположены в Азии и в Африке южнее Сахары. Но, тем не менее, большая часть прироста городского населения будет приходиться на небольшие города в этих регионах, расположенные вдоль транспортных магистралей и сосредоточенные у транспортных развязок и вдоль береговой линии, где часто не наблюдается увеличения рабочих мест в формальных секторах экономики и отсутствует адекватная сфера услуг.

^ Демография идентичности. Там, где этнорелигиозные группы прошли с разной скоростью свой путь к снижению уровня рождаемости, затяжной этнический демографический приоритет молодежи и сдвиги в групповых пропорциях могут спровоцировать значительные политические изменения. Изменения этнорелигиозного состава, вытекающие из миграции, также могут способствовать политическим изменениям, особенно когда иммигранты селятся в индустриальных странах с низким уровнем рождаемости.

• Разные уровни роста этнических общин Израиля могут стимулировать политические сдвиги в кнессете (израильском парламенте). К 2025 году арабы Израиля, составляющие в настоящее время пятую часть населения, составят около четверти населения Израиля, которое, по прогнозам, будет насчитывать около 9 миллионов человек. В этот же период ультраортодоксальная еврейская община практически удвоится, ее численность составит более 10 процентов населения.

• Безотносительно к своему политическому статусу, в 2025 году население Западного берега, составляющее в настоящее время около 2,6 миллиона человек, и Газы, сейчас насчитывающее 1,5 миллиона, значительно увеличится: на Западном берегу – почти на 40 процентов, в Газе – почти на 60 процентов. Их совокупное население в 2025 году будет молодым, количественно увеличивающимся и приближающимся к численности в 6 миллионов человек (по некоторым прогнозам, даже превысит эту цифру); этот факт станет серьезным вызовом для правительства государств, которые встанут перед необходимостью создать адекватное число рабочих мест и государственную сферу услуг, обеспечить людей пресной водой и едой и при этом достичь политической стабильности.


Ряд других этнических сдвигов между сегодняшним днем и 2025 годом также имеет региональную подоплеку. Например, растущее число индейцев в некоторых демократических странах в регионе Анд и в Центральной Америке, по всей вероятности, продолжит подталкивать правительства этих стран к большему популизму. В Ливане продолжающийся спад рождаемости среди шиитского населения, которое отстает от других этнических групп по уровню доходов, но превосходит по размеру семей, приведет к тому, что средний возраст этой общины увеличится, что сможет углубить интеграцию шиитов в мейнстрим ливанской экономической и политической жизни, оказывая благоприятное воздействие на напряженные взаимоотношения общин.

В Западную Европу ежегодно приезжает более миллиона иммигрантов, она стала домом для более чем 35 миллионов неевропейцев, многие из которых родились в странах с мусульманским большинством в

Северной Африке, на Среднем Востоке, в Южной Азии (см. таблицу «Мусульмане в Западной Европе»). Политика иммиграции и интеграции, конфронтация с мусульманскими консерваторами по вопросам образования, прав женщин, взаимоотношений государства и религии могут, по всей вероятности, усилить организации правого центра и расколоть левоцентристские политические коалиции, бывшие инструментом построения и поддержания европейских государств всеобщего благосостояния.

К 2025 году международная миграция человеческого капитала и эффекты технологических сдвигов начнут благоприятствовать самым стабильным азиатским и латиноамериканским странам. Хотя эмиграция профессионалов, возможно, будет продолжаться и лишать бедные и нестабильные страны Африки и частично Ближнего Востока талантов, вероятное возвращение многих богатых и образованных граждан азиатских и латиноамериканских стран из США и Западной Европы будет способствовать конкурентоспособности Китая, Бразилии, Индии и Мексики.

^ Демографические портреты: Россия, Китай, Индия и Иран

Россия: растущее многоэтническое государство? В настоящее время население России составляет 141 миллион человек, демографически страна стареет, численность населения снижается и, согласно прогнозам, к 2025 году достигнет уровня ниже 130 миллионов человек. Шансы на то, чтобы остановить это снижение до 2025 года, очень слабые: женское население в возрасте от 20 до 30 лет – возраст, в котором в России заводят первого ребенка, – будет быстро сокращаться и к 2025 году составит 55 процентов от нынешнего уровня. Высокий уровень смертности среди мужчин среднего возраста вряд ли коренным образом изменится. Мусульманское меньшинство, для которого характерен более высокий уровень рождаемости, составит более высокую долю населения России, так же как тюркские и китайские иммигранты. В соответствии с некоторыми более консервативными прогнозами мусульманская доля российского населения увеличится с 14 процентов в 2005 году до 19 процентов в 2030 году и 23 процентов в 2050 году. В условиях сокращения населения все большее число жителей будут составлять неправославные неславяне, что может спровоцировать националистическую негативную реакцию. Поскольку проблемы рождаемости и смертности в России, вероятно, сохранятся до 2025 года, российская экономика, в отличие от европейской и японской, будет вынуждена содержать значительное количество иждивенцев.

^ Мусульмане в Западной Европе

Мусульманское население Западной Европы сейчас в целом насчитывает от 15 до 18 миллионов человек. Наибольшая доля мусульман, от 6 до 8 процентов, насчитывается во Франции (5 млн.) и Нидерландах (почти 1 млн.). За ними следуют страны с долей мусульман от 4 до 6 процентов: Германия (3,5 млн.), Дания (300 тыс.), Австрия (500 тыс.), Швейцария (350 тыс.). Великобритания и Италия также имеют относительно крупную долю мусульманского населения: 1,8 миллиона и 1 миллион соответственно, хотя это составляет меньший процент населения (3 и 1,7 процента соответственно). Если сохранятся существующие модели иммиграции, а уровень рождаемости мусульманского населения останется выше среднего, то к 2025 году в Западной Европе будет 25–30 миллионов мусульман. Страны с растущим числом мусульман столкнутся с быстрым сдвигом в этническом составе населения, особенно в урбанизированных районах, что потенциально усложнит усилия по облегчению ассимиляции и интеграции мусульман. Экономические возможности, вероятно, будут выше в урбанизированных районах, но при отсутствии роста комфортных рабочих мест возрастающая концентрация мусульман может привести к обострению напряженности и дестабилизации ситуации, как было в 2005 году во время бунтов в предместьях Парижа.

Замедление общих темпов роста, жестко регулируемые рынки труда и политика в сфере занятости, если она останется прежней, затруднят рост числа рабочих мест, несмотря на острую потребность Европы в смягчении последствий уменьшения количества трудоспособного населения. Столкнувшись с дискриминацией в сфере занятости, препятствиями на пути получения образования, мусульманское население может закрепиться в низкооплачиваемых секторах с низким статусом, что усугубит этнический водораздел. Несмотря на то что значительное число мусульман будут интегрированы, возрастет количество тех мусульман, которые, движимые чувством отчуждения, лишений и несправедливости, будут стремиться к обособленному существованию в условиях специфически мусульманской культурной и религиозной практики. Хотя иммигрантские общины вряд ли обретут значительное парламентское представительство, достаточное для того, чтобы диктовать повестку внутренней или внешней политики в 2025 году, значимые для мусульман проблемы окажутся в политическом фокусе и будут фактором, формирующим политическую сцену Европы. Вероятно, длящаяся социальная и политическая напряженность в вопросах интеграции мусульман обострит чувствительность европейских политиков к потенциальному влиянию на внутреннюю политику решений, принимаемых в рамках ближневосточной стратегии, в том числе к влиянию слишком тесного союзничества с США, политика которых воспринимается как произраильская.

^ Античный Китай? Демографы ожидают, что к 2025 году население Китая будет насчитывать почти 1,4 миллиарда человек, что на 100 миллионов больше, чем сегодня. Преимущество преобладания относительно многочисленного трудоспособного населения над иждивенцами старшего возраста и детьми начнет исчезать примерно к 2015 году, когда количество китайского трудоспособного населения начнет уменьшаться. Демографическое старение – увеличение числа пенсионеров и уменьшение числа трудоспособных граждан – ускоряется десятилетиями политики, нацеленной на сдерживание рождаемости, и традициями раннего ухода из активной трудовой деятельности. Выбор Китаем жесткой политики замедления роста населения в целях сокращения спроса на энергию, воду и продовольствие ускорил процесс старения населения. К 2025 году значительная часть населения Китая достигнет пенсионного или предпенсионного возраста. Хотя со временем Китай может отказаться от политики ограничения рождаемости, чтобы выровнять гендерный баланс – количество мальчиков и девочек, взрослые, находящиеся в оптимальном для брака возрасте, столкнутся со значительным дисбалансом в пользу мужского населения, что приведет к возникновению значительного количества неженатых мужчин.


^ Две Индии. Текущий уровень рождаемости в Индии составляет 2,8 ребенка на женщину и маскирует значительную разницу между низким уровнем рождаемости в Южной Индии и в коммерческих центрах Мумбаи, Дели и Колката, с одной стороны, и более высоким уровнем рождаемости в густонаселенных штатах так называемого хинди-говорящего пояса на севере, где статус женщин низок, а сфера услуг не развита. За счет высокой рождаемости в плотно населенных северных штатах население Индии, по прогнозам, к 2025 году догонит по численности население Китая, в то время как количество населения Китая достигнет пика и начнет медленное снижение. К этому времени демографическая двойственность Индии увеличит разрыв между Севером и Югом. К 2025 году основной прирост рабочей силы Индии будет происходить из самых слабо образованных, бедных и перенаселенных сельских регионов Северной Индии. Хотя семьи североиндийских предпринимателей десятилетиями жили в южных городах, прибытие целых хиндиговорящих общин неквалифицированных рабочих, ищущих работу, может разжечь дремлющую враждебность между индийскими центристскими проправительственными группами и этнонационалистическими партиями Юга.


^ Уникальная траектория Ирана. Претерпев один из наиболее быстрых спадов рождаемости в истории – с более чем шесть детей на женщину в 1985 году до менее чем два ребенка на женщину сегодня, – население Ирана обречено пережить драматические перемены к 2025 году. Политически беспокойная, испытывающая дефицит рабочих мест молодежная прослойка в значительной степени рассредоточится в течение следующего десятилетия, уступив место более зрелым слоям населения, а прирост трудоспособного населения будет сравним с нынешними показателями в США и Китае (на уровне 1 процента в год). В этих временных рамках население трудоспособных возрастов сильно увеличится относительно численности детей, создавая возможности накапливать сбережения и давать детям лучшее образование, что в итоге сделает возможным сдвиг к более развитой индустрии и повышению уровня жизни. Сможет ли Иран извлечь пользу из своих демографических преимуществ, зависит от политического руководства страны, которое в настоящее время недружелюбно настроено в отношении свободного рынка и частного бизнеса, не привлекает инвесторов и больше внимания уделяет нефтяным доходам, чем масштабному созданию рабочих мест.

Практически очевидны еще два демографических фактора: во-первых, несмотря на низкий уровень рождаемости, население Ирана возрастет с 66 миллионов в настоящее время до 77 миллионов к 2025 году. Во-вторых, к тому времени будет иметь место новый демографический приоритет молодежи (эхо от рождений во время нынешнего), но на этот раз молодые люди в возрасте от 15 до 24 лет будут составлять всего одну шестую от числа людей трудоспособного возраста по сравнению с одной третьей в настоящее время. Некоторые эксперты уверены, что это эхо демографического приоритета молодежи приведет к возникновению революционной политики. Другие считают, что в более образованном и развитом Иране 2025 года молодые люди сочтут карьеру и потребительство более привлекательными, чем политику экстремизма.

Только один аспект иранского будущего не вызывает сомнений: демографически общество будет более зрелым, чем когда-либо раньше, и станет очень сильно отличаться от населения соседних стран.





оставить комментарий
страница3/15
Дата24.09.2011
Размер3,22 Mb.
ТипИнформационный бюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх