Защитное вооружение курыкан icon

Защитное вооружение курыкан


Смотрите также:
М. В. Горелик защитное вооружение степной зоны евразии и примыкающих к ней территорий в...
4. обеспечение безопасности при эксплуатации электроустановок...
Защитное покрытие элементов радиоэлектронной аппаратуры...
В. А. Иванов вооружение средневековых кочевников...
Научная программа 22. 05. 2007 10 00 -10 30 Официальное открытие конференции. 10 30 -13...
Основные вопросы: интересы РФ (промышленное строительство крупных объектов, инвестиции)...
Информационный бюллетень osint №26 июль август 2012 г...
Тема: Ядерное, химическое и биологическое оружие...
Завершающую часть трилогии о мести фарс-гиньоль...
Проект
Рабочая программа дисциплины (модуля) Геология...
Рабочая программа дисциплины (модуля) Геология...



Загрузка...
скачать
Николаев И.И. Защитное вооружение курыкан VI-X веков // Проблемы средневековой археологии Южной Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск: Изд-во НГУ, 1991.

И.И. НИКОЛАЕВ

Защитное вооружение курыкан VI-X веков

Курыканы – небольшой тюркоязычный народ Прибайкалья. По свидетельству «Тенту», они имели 5 тыс. строевого войска 1. Но, несмотря на свою малочисленность, они в VI-ХШ вв. активно участвовали в крупнейших политических и военных событиях центрально-азиатских степей. Так, например, их посольство в 553 г. прибыло на похороны Бумын кагана 2. В течение всего 2П в. (с 629 по 694 г.) они часто посылали дипломатические миссии в Поднебесную империю, дважды вместе с родственными уйгурами, а остальные – самостоятельно З.

После тюркского восстания 679 г., приведшего к созданию Второго тюркского каганата, курыканы становятся упорными врагами орхонских тюрков 4. В древнем героическом эпосе якутов, потомков курыкан 5, священное название страны тюрков Отюкен является символом родины демонов, а имена витязей-демонов, по предположению некоторых исследователей, часто совпадают с титулатурой и личными именами орхонских каганов 6. Лейтмотив древнеякутского эпоса – отражение агрессии демонов из Отюкена и ответные походы.

Близкими соседями курыкан на западе были енисейские кыргызы, на юге – селенгинские уйгуры. Между кыргызами и курыканами «шла напряженная, непрекращающаяся война»7. Вероятно, именно под влиянием этой войны у якутов возник специальный термин «кыргыс» («война», «воинственный»), хотя у них существовали и другие термины-синонимы еще более древнего происхождения 8. Эта кыргызско-курыканская война закончилась установлением номинального вассалитета последних (судя по сообщению китайского «Юань ши»9). Эта победа кыргызов была достигнута не в X вв., ибо, по свидетельству «Дацин-итунчжи», в эпоху Тан (618-907 гг.) курыканы были независимы. А до этого времени война, скорее всего, шла с переменным успехом. Об этом свидетельствуют находки наскальных изображений типично кыргызских районе локализации курыкан. Они в точности совпадают с

[77]

тамгами на стелах бассейна Енисея (памятники Е-24, Е-25, Е–27, Е-10411). Причем тамги даны в перевернутом изображении, что могло означать поражение кыргызских родов в войне 12.

Одновременно с оборонительной войной курыканы вели экспансию против северных лесных соседей 13. О политическом доминировании курыкан в этом регионе свидетельствует и зафиксированный китайской средневековой историографией факт, что лесные соседи курыкан – дубо – в 647 г. через них «представили дань» императору Тайизунь Ли Шиминю 14.

Кажется невероятным, чтобы небольшое войско курыкан могло успешно противостоять гораздо более многочисленным противникам. Составители текста Большой надписи памятника в честь Кюль-Тегина, видимо, имели серьезные основания, чтобы назвать курыкан в числе своих самых упорных и опасных противников: «Справа народ табгач был врагом, слева народ токуз– огузов Бази кагана был врагом, кыргызы, курыканы, отуз-татары, кидани, таби – все были врагами» 15. В литературе этот факт объясняют воинственностью и храбростью курыканской конницы 16. Однако орхонские тюрки не уступали курыканам в агрессивности, смелости и решительности.

Указанные 5 тыс. курыканских воинов, возможно, были лишь отборным ударным подразделением, а остальная часть войска состояла из ополчения, формировавшегося из кыштымов. Такая же структура военной организации существовала и у енисейских кыргызов . Вместе с ополчением вассалов курыканское войско могло, вероятно, составлять 10-15 тыс. всадников, что было довольно серьезной военной силой.

По нашему предположению, основное войско курыкан было сформировано из тяжеловооруженной конницы и именно поэтому могло противостоять во много раз превосходящим по численности противникам (орхонским тюркам, енисейским кыргызам).

Курыканы оставили огромное количество писаниц – несколько тысяч. Излюбленными сюжетами этих петроглифов были сцены войЛ ны и охоты. Ведущей техникой выполнения курыканских писаниц VIIIX вв. является вытирание рисунков. Поэтому трудно судить, носили ли курыканские всадники панцири. Тем не менее найдено немало изображений курыканских всадников того времени, которые позволяют достаточно точно реконструировать их защитное вооружение.

Мы не располагаем вещественными находками курыканских панцирей и их деталей, а также сведениями и публикациями о них однако имеем возможность опираться на материалы по защитному вооружению древних якутов. В якутском фольклоре упоминаются

[78]

панцири различных видов: хатырык куйах – чешуйчатый панцирь с нашитыми мелкими железными пластинками, кюннех куйах (буквально панцирь с Солнцем) – по-видимому, пластинчатый панцирь с нагрудным металлическим кругом (символом Солнца). У якутских воинов были также кожаные накладные щитки, защищающие руки и ноги18, и шлемы (цулага бэргэсэ) 19. По легендам, существовали и специальные брони для боевых коней 20. Археологические материалы частично подтверждают такие выводы. Было найдено 348 железных пластин – деталей панциря и 2 сфероконических шлема (все эти находки, кроме одной пластины утеряны, но сохранились документальные описания и фотографии) 21. По свидетельству русских документов XVII в., якуты имели железные панцири–куяки, для коней также были специальные «дощатые куяки» 22 Панцири являлись весьма распространенным видом вооружения. Так, военачальник одного из якутских родов Ника Мымоков подарил служилым людям для войны 170 лошадей, да 50 куяков 22.

Опираясь на эти материалы, а также на реконструкции кыргызских катафрактариев, сделанных Ю. С. Худяковым 24, исследователи не раз отмечали культурную общность курыкан и кыргызов, особенно в военном деле 25. Находясь в состоянии войны с орхонскими тюрками, с енисейскими кыргызами, курыканы должны были поддерживать на необходимом уровне свое военное дело. Это вынуждало их заимствовать достижения соседей в области вооружения, военной организации, военного искусства и фортификаций. Вот один из примеров. Все найденные 16 крепостей курыкан – «прямоугольного в плане очертания имели укрепления из рвов и валов, поверху которых... воздвигались каменные стены с дозорами и оборонительными сооружениями»26. Высота стен достигала 3, 5, вышек – более 5 м. Прямоугольная форма, наличие рва с валом -эти черты курыканских крепостей сближают их с уйгурскими и древнехакасскими городами-крепостями VIII -IX вв.27.

Таким образом, курыканы старались не отставать от своих соседей в военном деле. Они имели для этого достаточные возможности – высокоразвитые по тем временам металлургию и кузнечное ремесло 28.

VI-IX вв. отнесена нами первая группа изображений кубанских воинов-катафрактариев (рис. 1). Индикатором датировалась являются конские гривы в вице зубцов29. Правда, среди юнных нами рисунков у коня одного всадника нет зубцов, но он изображен вместе с другими всадниками, которых имеют зубчатые гривы30. О том, что катафракта в то время была распространенным видом вооружения у курыкан,

[79]



Рис. 1. Изображения курыканских воинов VI-1X вв.: 1, 3-6 – Ланхай; 2 – Шишкино

мы можем судить по двум фактам. Во–первых, на курыканских петроглифах, которые выполнены не техникой вытирания, а прочерчены, всадники (в том числе и те, которые вооружены только луками и стрелами) в большинстве случаев изображены облаченными в панцири. Во-вторых, на петроглифах, выполненных техникой вытирания, у всадников нет щитов. Как известно, применение в шита становится излишним в том случае, если воины–всадники защищены панцирем, шлемом, наручьями и поножами 31. И.В. АсеевД анализируя изображения всадников на плитах из Манхайского городища, пришел к выводу, что «доспехи воинов состояли не толь– ко из нагрудников, но и наколенников и поножей» 32. Следовательно,

[80]

но, есть веские основания считать, что в VIIX вв. курыканские воины носили панцири (если судить по косой ромбической заштриховке – чешуйчатые), шлемы (судя по подавляющему большинству изображений, они были сфероконическими и нередко украшались плюмажем), наручья и поножи.

Экипировка тяжеловооруженных курыканских всадников была неодинакова. У одних панцири имелись лишь спереди (см. рис. 1, 4, 5. 6), у других доспехами защищались и спина (см. рис. 1, 2, 2,1 ), a у третьих – помимо полной панцирной защиты, даже кони одеты в специальную броню (см. рис 1, 1, 3; 2, 2). Это, видимо, говорит о ранговой дифференциации внутри конницы.

К IХ-Х вв. относится следующая группа изображений курыканских всадников (рис. 3), выполненная резкой, линейной техникой, что позволяет судить об их защитном вооружении. Комментируя эти петроглифы, А.П. Окладников писал : «Особенно интересны в этом комплексе изображения всадников, где они показаны закованными в железо, в латы и шлемы с головы до пят. И не только сами всадники, но даже боевые кони, на которых эти латники сидят 33.

Панцири курыканских воинов IХ-Х вв., судя по заштриховке (длинные вертикальные линии, крупноячеистая сетка), были пластинчатыми 34 (см. рис. 3.1-5), которые в XI-XII вв. получили распространение и у кыргызов 35. Доспехи воинов были похожи на широкие, длинные халаты с нашитыми пластинами. А у древних якутов пластинчатый панцирь, имевший около 150 продолговатых пластин, представлял собою большой замшевый халат с нашитыми пластинами, которые располагались так, что самые большие из них были на груди и спине, а более мелкие – по бокам 36. Панцирь курыканских воинов этого времени интересен еще и тем, что имел широкие и длинные (до пят) латные штаны.

Вместе с тем в IХ-Х вв., у курыкан сохранился и чешуйчатый панцирь (см. рис. 3,6_ ). Это вполне согласуется с тем, что У якутов, по их легендам, в XV1-XVII вв. существовали 2 вида панцирей – чешуйчатый и пластинчатый, причем последнему воины отдавали предпочтение.

Можно предположить, что у курыканских воинов в IХ-Х вв. существовало 2 вида шлемов – обычный сфероконический (рис. 3, 1-6.) и в вице эллиптического параболоида с неширокими прорезями для глаз и дыхания (см. рис. 2, 3, 3.1-4).

Тяжеловооруженная курыканская конница IХ-Х вв. состояла из 3 подразделений: воины с чешуйчатой броней, прикрывавшей спереди и сзади; с пластинчатым панцирем-халатом; с аналогичным вооружением, у которых кони тоже носили доспехи.

[81]



Рис. 2. Реконструкции тяжеловооруженных курыканских воинов:

1 – VI-IX вв. (на основе рис. 1,2); 2 – VI-IX вв. – на основе рис. 1,3; 3 – IX-Х вв. (на основе рис 2.1)

[82]



Рис. 3. Изображения курыканских воинов IX-X вв.: 1-6 – Тальма.

Курыканские кони были широко известны у китайцев. Император Тайцзун, с именем которого связан расцвет Танской династии, посвятил их скакунам особую поэму37. По свидетельству китайской историографии, курыканы «разводят хороших лошадей. Головою походят на верблюда. Мышцы и кости крепки и крупны. В течение дня пробегают несколько сот лиц. Далее сообщается, что разводимые русскими лошади все ростом и величиной превышают обычных, именно и есть подобные тем» лошадям курыкан 38. Эти

[83]

мощные и выносливые лошади могли нести на себе не только тяжеловооруженного всадника, но и специальные конские латы, и при этом имели быстрый ход. Такая кавалерия была вполне мобильной.

Исходя из всего изложенного, можно сделать некоторые выводы о военной тактике курыкан в VIX вв. Главной ударной силой их войска была тяжеловооруженная конница, лошади которой тоже были защищены латами. Легковооруженная кавалерия курыкан, очевидно, имела задачу рассеивать легкую и маневренную конницу противника. Видимо, аналогичное назначение было и у подразделения курыканской панцирной конницы, которое на прибайкальских петроглифах изображено вооруженным только луком и стрелами. Скоростные качества и выносливость курыканских лошадей позволяли вооружить лучников панцирем, защищающим их спереди. Они не уступали лучникам противника в маневренности, а в близком бою имели превосходство в защитном вооружении.

Будучи немногочисленным народом, курыканы задачу защиты своей независимости пытались решить чисто техническими средствами – созданием совершенного защитного вооружения. Следует признать, что они добились своего – в течение нескольких веков сохраняли относительную независимость. Однако долго так продолжаться не могло.

С IX в. у курыкан начинается упадок. Возможно, это было следствием развития феодальных отношений курыканского общества и связанного с этим усиления центробежных устремлений феодалов (характерно, что в петроглифах IX-X вв. курыканские воины почти всегда воюют друг с другом). Кроме того, судя по некоторым петроглифам, в I X в. у них могли происходить внутренние военные конфликты на почве религиозного раскола.

И к тому же политическая ситуация в середине IX в. резко изменилась не в пользу курыкан. Кыргызы после гибели Уйгурского каганата стали гегемоном в Южной Сибири. До этого, не исключено, кыргызская агрессия против курыкан сдерживалась отчасти и уйгурами, близкими родственниками курыкан. Уйгуры при этом, разумеется, заботились прежде всего о своих стратегических интересах, ибо усиление северного противника – древнехакасского государства – было им невыгодно.

Курыканы в X в. попадают в зависимость от енисейских кыргызов. Видимо, немалую роль в этой победе кыргызов сыграла и их панцирная конница, защитное вооружение которой в IX-X вв., претерпело ряд существенных изменений и не уступало курыканскому 39.

Самостоятельная история курыкан на том кончилась, они

[84]

сошли с исторической арены. Лишь несколько веков спустя на берегах Средней Лены их потомки, смешавшиеся с другими племенами, положили начало новому народу – древнеякутскому.

Примечания

1 Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. – М.; Л., 1950. – Ч. 1. – С. 348.

  1. Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. М.; Л.,1951. – С. 29, 36.

  2. Окладников А.П. История Якутской АССР, Т. 1: Якутия до присоединения к Русскому государству. М.; Л., 1955. -С. 314-315.

4 Малов С.Е. Указ. соч. – С. 30, 38.

5 Курыканы были основным тюркоязычным субстратом якутской народности. См.: Окладников А.П. Указ. соч. – С. 294–325;Константинов И.В. Происхождение якутского народа и его культуры // Якутия и ее соседи в древности. – Якутск,1975. – С. 106-173; Асеев И.В. Прибайкалье в средние века (по археологическим данным). – Новосибирск, 1980. С. 139-143 и др.

6 Попов Г. Прототипы демонов якутского эпоса // Хотугу сулус 1984. – № 12. – С. 97-99 (на якут. яз.).

7 Гумилев Л.Н. Древние тюрки. – М., 1967. – С. 264-265.

8 Гоголев А.И. Лекции по исторической этнографии якутов. -Якутск, 1978. – Ч. I. – С. 5-6 и др.

9 Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М., 1961. – С. 283.

10 Там же. – С. 281.

11 Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников бассейна Енисея. – Л., 1983. – С. 52.

12 Рыгдылон Э.Р., Хороших П.П. Новые рунические надписи и знаки Прибайкалья // Тр. БКНИИ. Сер. ист.-филол. – Улан-Удэ, 1961. – Вып. 6. – С. 204.

13 Окладников А.П. Указ. соч. – С. 316; Свинин В.В. Археология озера Байкал: Автореф. цис... канд. ист. наук. – Новосибирск, 1970. – С. 18 и др.

14 Окладников А.П. Указ. соч. – С. 316.

15 Малов С.Е. Указ. соч. – С. 30.

16 История Сибири. – Л., 1968. – Т. I. – С. 292.

[85]

17 Худяков Ю.С. Вооружение енисейских кыргызов VI-XII вв. -Новосибирск, 1980. – С. 130-140.

18 Исторические предания и рассказы якутов / Сост. Г.У. Эргис. М.; Л., 1960. – Ч. 1. – С. 120, 121, 223, 226, 287, 296.

19 Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. Л., 1959. – Т. 1. С. 747.

20 Окладников А.П. Указ. соч. – С. 374.

21 Новгородов И.Д. Археологические расколки музея // Сб. науч. статей Якутского краев, музея. Вып. 1. – Якутск, 1955. -С. 160-161; Гоголев А.И. Сырцык – позднесредневековое поселение скотоводов Лены // Проблемы археологии и этнографии Сибири: Тез. докл. – Иркутск, 1982. – С. 124.

22 Новгородов И.Д. Указ. соч. – С. 159-160.

23 Материалы по истории Якутии XVII в. – М., 1970. – Ч. Ill . IС. 918.

24 Худяков Ю.С. Указ соч. – С. 125, 126, 133-136, табл. 1416, 43, 45-47.

25 Окладников А.П. Указ. соч. – С. 300-301, рис. 81; Окладников А.П., Запорожская В.Д. Ленские писаницы. – М.; Л.,1959. – С. 20, 120, 121, 123-125, рис. 13.

26 Проскурякова Т.С. Раннесредневековое градостроительство юга Сибири // Архитектурное наследство. Вып. 30: Малоизученные вопросы зодчества народов СССР. – М., 1982. -С. 95-96.

27 Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981. – С. 50-51, 53, 141, 142, рис. 30, 31.

28 Асеев И.В. Указ. соч. – С. 136-137.

29 Там же. – С. 134.

30 Окладников А.П. Указ. соч. – С. 303, рис. 83.

31 Худяков Ю.С. Указ. соч. – С. 134.

32 Асеев И.В. Указ. соч. – С. 126.

33 Окладников А.П. Петроглифы Верхней Лены. – Л., 1977. -С. 118.

34 Окладников А.П. Петроглифы... – С. 22, 43.

35 Худяков Ю.С. Указ. соч. – С. 123-128, 136.

36 Новгородов И.Д. Указ. соч. – С. 160.

37 cм.: Окладников А.П., Запорожская В.Д. Указ. соч. – С. 113

38 Кюнер Н.В. Указ. соч. – С. 287.

39 Худяков Ю.С. Указ. соч. – С. 134-135.

[86]




Скачать 127,33 Kb.
оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер127,33 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх