Найденова Л. П. Мир русского человека XVI-XVII вв. (по домострою и памятникам права) icon

Найденова Л. П. Мир русского человека XVI-XVII вв. (по домострою и памятникам права)


Смотрите также:
Земские соборы русского государства в XVI...
Xvi в. О святых иконах. Максим Грек. XVII в. Вопросы и ответы по русской иконописи...
"мир. Прогресс. Права человека"...
"мир. Прогресс. Права человека"...
Программа спецкурса Государство и общество России и развитие народного хозяйства во второй...
Планы семинарских занятий Тема №1 Внутреннее устройство Российского централизованного...
Межславянские заимствования-полонизмы в русском приказном языке XVII века...
Иванов В. И. Монастыри и монастырские крестьяне Поморья в XVI xvii веках: механизм становления...
Влияние исторических, политических...
Урок на тему: «Культура Тверского края в конце XVI-XVII вв.»...
Смутное время в России в конце XVI начале XVII веков...
Смутное время в России в конце XVI начале XVII веков...



Загрузка...
скачать
Вдовина Л.Н.

Рецензия на:


Найденова Л.П. Мир русского человека XVI-XVII вв. (по домострою и памятникам права). М.: Издание Сретенского монастыря, 2003. 208 с. Тир. 3000.

Отечественная история. 2004г. №6. С. 156-158.


Историческая антропология - направление исследования, выбранное Л. П. Найденовой, принадлежит к числу актуальных, разрабатываемых ныне историками разных специальностей. Историко-антропологический подход, в русле которого находится рецензируемая книга, позволяет не только реконструировать разные аспекты картины мира и поведения людей, но и создает возможности отображения истории именно как человеческой истории во всем ее многообразии1. Книга Найденовой представляет собой основательное, насыщенное богатым материалом, интересными наблюдениями и выводами научное исследование, написанное живо и доступно. Автор продолжает исследовательскую традицию, которую заложили своими трудами В. П. Адрианова-Перетц, Б. А. Романов, Д. С. Лихачев, А. Я. Гуревич, А. С. Демин, А. И. Клибанов, А. К. Леонтьев, А. М. Панченко и другие исследователи древнерусской литературы и истории. В источниковедческом плане, работая с различными памятниками XV-XVII вв., Л. П. Найденова опиралась на наблюдения и выводы А. И. Алмазова, И. Е. Забелина, В. В. Колесова, И. С. Некрасова, А. С. Орлова, Я. Н. Щапова

В первой главе "Историография и источники" анализируются относящиеся к проблеме источники, основным из которых для автора стал Домострой. Этот памятник имеет давнюю традицию изучения и устойчивую репутацию документа, свидетельствующего исключительно о косности и жестокости русского общества в XVI-XVII вв. и даже в более позднее время. Автор опровергает этот миф о Домострое, ставя его в ряд источников по истории мировосприятия и самооценке человека времени написания этого исторического памятника и отмечая, что главный пафос Домостроя - в стремлении христианизировать все стороны повседневной жизни русского средневекового человека. Автор рассматривает Домострой как некий пик в стремлении к христианизации, за которым неминуем спад религиозного мировосприятия и мироощущения, что отчасти и проявилось в начавшемся процессе обмирщения русской культуры в XVII в.

В Домострое Найденову интересовал не какой-то один список или редакция, а вся письменная традиция памятника как дающая больший объем информации о предмете исследования. В частности, особое внимание было уделено анализу записей на книгах, которые позволяют определить среду бытования Домостроя прежде всего в XVII в., поскольку большинство списков относится именно к этому времени. Исследователи упрекали Домострой в излишней унификации и идеализации, стремлении выдать идеал за действительность. Эта черта вообще присуща общественному сознанию и литературе Средневековья. Д. С. Лихачев заметил по этому поводу, что идеал выступает регулятором реальной жизни, а если он "доведен до дома, входит во все мелочи быта, личного поведения в семье и в доме и во всем требует "знать меру" - то идеал становится почти реальностью". Имеет значение и черта, подмеченная Л. П. Найденовой: идеал - это тоже характеристика мировоззрения и жизненной позиции, которая свидетельствует об умонастроениях людей изучаемого времени и входит составной частью в систему ценностей изучаемого периода.

Найденова рассматривает и другие источники, характеризующие русского человека Средневековья. Это и Стослов константинопольского патриарха Геннадия, бытовавший на Руси в течение ряда столетий, и поучения митрополита XVI в. Даниила, а также учительный сборник Измарагд, сочинение римского папы Иннокентия III, известного в России XVII в. под названием "Тропник", и памятники церковного (княжеские уставы и Стоглав) и светского (Судебники 1497, 1550, 1589 гг.) права. Важным источником изучения отношения к семейной жизни и внешней иерархии оказались и епитимийники (от слова "епитимья", церковное наказание) или покаянные книги.

Во второй главе "Восприятие повседневности" анализируются такие аспекты жизни, как отношение к судьбе, времени, храму, болезни, пище, одежде, жилищу, стилю жизни, власти, к социальной и духовной иерархии в обществе. Автор считает, что самовосприятие средневекового человека определялось его отношением к христианству и храму как месту молитвы. Пожалуй, современному исследователю здесь необходимо ввести ряд уточнений. На протяжении веков православный храм был не только местом, где совершалось богослужение. Для человека Средневековья храм представлял уменьшенную копию вселенной, символ взаимосвязи не-


С. 156


ба и земли. Храмовое пространство - это место, где человек приобщался к макрокосмосу, постигал нравственные ценности, знакомился с миром живописи и музыки. Прав был Е. Н. Трубецкой, писавший о православном храме: "Это гораздо больше, чем дом молитвы, - это целый мир, не тот греховный, хаотический и распавшийся на части мир..., а мир, собранный воедино благодатью".

Текст Домостроя, по мнению исследовательницы, свидетельствует о существовании устойчивого отношения русских к социальной структуре общества как некоей данности, регламентирующей стиль поведения и круг обязанностей в зависимости от его места в социальной иерархии. Упорядоченность, "чинность" жизни рассматриваются как "благочиние" и христианская добродетель, выражение внутренней веры. Это распространяется на отношение к одежде, пище и жилищу. Исследуя повседневность зажиточных мирян XVI-XVII вв. через выявление ценностных установок и их поведенческое воплощение, Л. П. Найденова приходит к ряду важных наблюдений за разными сторонами жизни человека. Человек соотносится с разными мирами - миром других людей, природы и миром вещей, причем все эти связи лежат в русле христианской этики.

Христианское мировоззрение, отличавшееся удивительной цельностью, представляло человека как некий микрокосм, "малый мир", частицу макрокосмоса, устроителем которого являлся сам Господь Бог, Вседержитель. Воспринимая весь мир как дом или храм Божий, средневековый человек многозначно понимал домостроительство, видя в нем неустанную духовную работу.

"Хозяйственно-трудовая этика" - название и тема третьей главы. В ней автор обращается к методологии Макса Вебера, но отнюдь не ставит знака равенства между протестантской и православной этикой труда. Представляет интерес ее вывод о том, что Домострой отражает начало становления такого отношения к труду, когда он из Господнего наказания за первородный грех (как это утверждается, например, в Тропнике) превращается в созидательную деятельность во славу Божию.

Труд в Домострое приносит не богатство, но "имение", а богатство рассматривается как соблазн. В результате вырабатывается принцип умеренности как основа мирского аскетизма, т.е. спасение души может быть достигнуто не только путем монашеской аскезы, а праведной, в том числе и трудолюбивой жизнью в миру. Любопытно, что, по наблюдениям автора, слова "труд" и "работа" в Домострое различаются по значению. Под "работой" понимается подневольная, тяжелая деятельность. В то время как "труд" означает деятельность богоугодную и направленную на благо свое и ближних, при этом под последними в первую очередь подразумеваются именно близкие люди (родственники, домочадцы), а не люди вообще. В связи с этим Л. П. Найденова обращает внимание на то, что священник Сильвестр в своем письме к сыну Анфиму, составляющему особую главу Домостроя, не только учит его жизни в миру, но и дает ему советы, как стать удачливым предпринимателем. Главное, по его мнению, состоит в честности и доброжелательном отношении к партнерам.

Ключевое слово Домостроя - не "семья", а "дом" как единое хозяйственное, социальное и психологическое целое, члены которого находились в отношениях господства-подчинения. Эти вопросы исследуются в четвертой главе монографии "Внутрисемейные отношения по Домострою". Государство, Церковь и семья, по Домострою, связаны неразрывно. Государство строится на надежном основании - семье. И как во главе государства стоит царь-государь, так и во главе семьи - государь-хозяин. На уровне семейного подворья повторяется государственная система управления и подчинения. Строгая иерархия домашнего мира закреплялась кругом обязанностей его сочленов, причем в Домострое речь идет только об обязанностях.

Дом и усадьба - это некий микрокосм, закрытый от общества сфера частной жизни. Огороженный высоким забором, этот мир представляет ограниченное пространство для человека, внутри него -"свои", вне - "чужие". Выходы из домашнего и семейного мира обозримы: божий храм, трудовая деятельность, общение с соседями и незнакомыми людьми. В Домострое нет абсолютной замкнутости пространства, но только в доме можно создать свой "рай", свой защищенный мир, в то время как общение вне дома с чужими людьми может быть вредным и даже опасным. "Повесть о Горе-Злочастии", которая упоминается в книге, показывает, какие опасности и испытания ждут молодого человека за порогом родного дома. Дом был одним из источников внутренней гармонии, дававшем пищу и тепло очага, лад с родными и близкими, покой после трудов, уверенность в себе и окружающем мире.

В пятой главе "Границы семейных и супружеских отношений" на основе княжеских указов и Судебников бытовавших в XVI-XVII вв. автор анализирует имущественные отношения в семье, отношение к незаконнорожденным детям, причины разводов и возможность их. Выводы свидетельствуют о том, что и в правовом, и обыденном сознании семья воспринималась как неразрывное целое, что не мешало наличию имущественных и наследственных прав различных членов семьи; венчанный брак был практически нерасторжим; в социальной иерархии ниже незаконнорожденных детей были только преступники. Но существовал обычай "привенчивать" детей, т.е. если невенчанные супруги решали заключить церковный брак, то рядом с ними при обряде венчания стояли и их дети, получавшие статус законных детей. Интимные отношения супругов регулировались церковью с помощью таинств исповеди и причастия.


С. 157


Домострой по всем приметам отразил быт и хозяйство зажиточного горожанина, купца или ремесленника, того, "у кого сел нет", но есть холопы и наемные слуги. Заданный идеал домоустройства сводился к тому, чтобы дом был таким, "как в рай войти". Это позволяет многие черты домашнего быта, а тем более нравственных устоев, распространять не только на городскую верхушку, а в определенной степени на все общество

Представляющая большой интерес книга Л. П. Найденовой не свободна от ряда недостатков. К ним можно отнести то обстоятельство, что, занимаясь поисками истоков в отечественной историографии историко-антропологических исследований, она мало внимания уделила современной разработке этого вопроса. Можно отметить и тот факт, что исследовательница, обращаясь при характеристике ценностных установок к художественному произведению - "Повести о Горе-Злочастии", что в принципе вполне оправдано, оставляет без внимания такие произведения как "Повесть о Савве Грудцыне" и "Повесть о Фроле Скобееве", в которых также присутствует тема конфликта отцов и детей, традиции и их нарушение. Использование этих произведений помогло бы автору провести более определенную грань между XVI и XVII вв. при характеристике устремлений молодых людей к независимости и личной инициативе.

В целом же читатель получил книгу с интересным, новым подходом, позволяющим увидеть многоцветный, сложный и загадочный мир русского человека Средневековья


^ Л. Н. Вдовина, кандидат исторических наук (Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова)



1Примечание


 См.: Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени / Под ред. Ю. Л. Бессмертного. М., 1996; Культура и общество в средние века - раннее новое время. Методика и методология современных историко-антропологических исследований. М., 1998; Человек в мире чувств: Очерки по истории частной жизни в Европе и некоторых странах Азии до начала нового времени / Под ред. Ю. Л. Бессмертного. М., 2000.


С. 158




Скачать 73.86 Kb.
оставить комментарий
Б. А. Романов
Дата24.09.2011
Размер73.86 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх