Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок icon

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок


Смотрите также:
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...



Загрузка...
скачать

www.diplomrus.ru ®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок

Содержание

ВВЕДЕНИЕ...4


1. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ...4


2. ПРЕДЫСТОРИЯ ВОПРОСА...7


3. ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ...20


4. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ИССЛЕДОВАНИЯ (теория стереотипизации)...26


ГЛАВА I. СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ И ЕЕ ИСТОРИОГРАФИЯ...44


1.1. Анализ отечественной историографии...44


1.2. Историографический обзор зарубежной литературы...68


^ ГЛАВА II. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ГЕРМАНИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА И ОТНОШЕНИЕ К РОССИИ...79


2.1. Ситуация в германских землях и отношение к России в начале XIX века...79


2.2. Начало формирования антирусских настроений в либеральной среде...83


2.3. Формирование негативного образа России в среде левых радикалов (на примере сочинений левогегельянцев)...93


2.4. Краткая характеристика восприятия России в консервативной среде...107


^ ГЛАВА III. РЕАКЦИЯ ПРАВЯЩИХ КРУГОВ РОССИИ НА РОСТ АНТИРУССКИХ НАСТРОЕНИЙ В ГЕРМАНИИ...110


3.1. Реакция в России на рост антирусских настроений в немецкой печати...110


3.2. Деятельность III Отделения по созданию агентурной сети и организации прорусской пропаганды в Германии...115


3.3. Деятельность правительственного «комитета» по организации пропагандистской компании против книги маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году»...129


3.4. «Меморандум» Ф.И.Тютчева 1843 года о мерах по созданию положительного образа России в Германии...137


^ ГЛАВА IV. АНАЛИЗ НЕМЕЦКОЙ ПУБЛИЦИСТИКИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА КАК ИСТОРИЧЕСКОГО ИСТОЧНИКА...155


4.1. Общая оценка немецкой публицистики о России...155


4.2. Характеристика основных групп немецкой литературы о России ...159


4.3. Характеристика общественного положения авторов немецких сочинений о России...169


4.4. Образец общественной полемики: трактовка образа Николая I в либеральной и консервативной литературе...173


^ ГЛАВА V. ОБРАЗ РОССИИ В НЕМЕЦКОЙ ОППОЗИЦИОННОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ...178


5.1. Русофобия как часть либерально-демократической идеологии. 178


5.2. Основные направления критики царской империи в либеральной публицистике...181


5.3. Образ России в леворадикальной публицистике...194


1848 -1849 годов...194


5.4. Два функциональных типа либерально-демократической русофобии...203


5.5. Националистические черты демократической и леворадикальной русофобии...213


^ ГЛАВА VI. ОБРАЗ РОССИИ В НЕМЕЦКОЙ КОНСЕРВАТИВНОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ...225


6.1. Русофилия как часть консервативной идеологии...225


6.2. Характеристика основных особенностей консервативной публицистики о России...230


6.3. Анализ либеральной русофобии в консервативной публицистике. ...235


6.4. Зависимость роста прорусских настроений в консервативном лагере от обострения политической ситуации в Германии накануне революции 1848 года ("Krcuzzcitung")...243


6.5. Раскол в консервативном лагере в пострсволюционный период ...247


ЗАКЛЮЧЕНИЕ...259

^ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА...288


АРХИВЫ...288


ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ...288


ОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ...288


ЛИТЕРАТУРА...296


ВВЕДЕНИЕ


^ 1. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ


Непростая история взаимоотношений русского и немецкого народов, прошедших в XX столетии через горнило двух опустошительных мировых войн, является предметом изучения для многих исследователей обеих стран. Особое место в ряду проблем, характеризующих динамику процесса межкультурного общения и взаимодействия, занимает вопрос о восприятии друг друга великими соседями по европейскому «дому», о стереотипах и фобиях, которые в течение длительного времени служили (и отчасти продолжают служить) серьезным препятствием на пути к обоюдовыгодному диалогу1.


Окончательное преодоление взаимного недоверия и настороженности невозможно без развенчания предубеждений и отказа от привычных поведенческих схем, - таких, как противопоставление «своего» и «чужого», порождающее весьма живучие предрассудки, передаваемые из поколения в поколение. XXI век - конечно, если он действительно явится столетием торжества прогресса, разума и гуманизма — неизбежно поставит перед человечеством чрезвычайно


1 См. например: Russen und Russland aus deutscher Sicht: 9-17. Jahrhundert. Munchen, 1985; Russen und Russland aus deutscher Sicht: 18. Jahrhundert. Munchen, 1987; Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht: 11.-17. Jahrhundert. Munchen, 1988; Deutsche und Deutschland in der Lyrik des fruhen 20. Jahrhunderts. Munchen, 1988; M. Keller (Hrsg.) Russen und Russland aus deutscher Sicht (1800-1870). Munchen, 1991; Виноградов В.Н. Русские и Россия глазами немцев. XIX в. //Вопросы истории. 1994. № 1; Дмитриев М.В. Немцы и Германия в восприятии русских. //Вопросы истории. 1994. № 1; Оболенская СВ. Образ немца в русской национальной культуре XVIII - XIX вв. //Одиссей. Человек в истории. М., 1991; ока же - Немцы в глазах русских. XIX в.: черты общественной психологии. //Вопросы истории . 1997. № 12; она же- Германия и немцы глазами русских: XIX в. М., 2000; Русские и немцы в XVIII в. Встреча культур. / Отв. ред. С.Я.Карп. М., 2000 и др.


сложную задачу. Речь идет о необходимости отказа от противопоставления понятий «свой - чужой», чтобы начать мыслить категориями «свой — другой». Хочется верить, что доминантой в возможном глобальном межэтническом сближении станет трансформация мнимых антиподов в реальных симбионтов. В противном случае начавшийся техногенный век может породить такие катаклизмы, перед которыми ужасы минувших эпох покажутся невинными забавами периода детства или отрочества цивилизации.


Преодоление стереотипов невозможно без идентификации причин, их порождающих. Сегодня, когда мир адаптируется к вызовам международного терроризма, определяет свое отношение к фундаментализму, а также только начинает жить по законам терпимости к особенностям религиозных традиций и жизненных укладов различных обществ, представляется актуальным обращение к опыту предшествующих переломных моментов на стыке эпох — например, когда XVIII век уступил место новому столетию, которое поставило под вопрос практически все ориентиры века-предшественника.


Начало, да и вся первая половина XIX в., - это период больших политических и социальных потрясений. Наполеоновские войны стимулировали активность «третьего сословия», дали толчок развитию национально-освободительных и революционных движений в Европе, а также национального самосознания у народов, не имевших собственной государственности2. В Германии на смену регионализму и раздробленности, монархии и сословности феодального общества


2 См.: Мыльников А.С. Народы Центральной Европы: формирование нацинального самосознания XVIII - XIX вв. СПб., 1997.


пришли либеральные требования создания единого государства на основе демократических ценностей. Образ России, как негативный, так и позитивный, играл в политических дискуссиях Германии немаловажную роль, что нашло свое отражение в публицистике. В этой связи представляется целесообразным рассмотреть сочинения немецких авторов о России с точки зрения того, как в них преломлялся образ России, как ее видела другая культура, как формировались те стереотипы ее восприятия, которые, сохраняясь частично и в новейшее время, в обновленном виде влияют не только на общественное мнение, но также и на характер политических, экономических и культурных взаимоотношений обеих стран. При этом важно отметить, что образ этот, как и питающие его стереотипы, не может быть понят как явление статичное. Раскрыть процесс формирования стереотипов, постепенного их закрепления в умах людей, превращения в абстрактный и лишенный какой-либо исторической реальности символ — уже означает демистифицировать это явление, дать ему конкретно-историческое объяснение, то есть установить, где, когда, в интересах каких социальных групп этот образ, представление, символ получил право на существование, а затем стал служить другим целям.


Следует также иметь в виду, что сочинения иностранных авторов о России - источник специфический, отражающий одновременно два образа: образ народа, которому посвящен, и образ народа, в среде которого он создан. То есть, в исследовании образа "другого" важен не только объект, но и субъект. Сочинения немецких авторов о России, содержащие оценочные суждения, которым всегда была свойственна


большая или меньшая тенденциозность, являются не только важнейшим ключом к пониманию того, как тогдашний читатель воспринимал эту страну и ее народ. Эти оценки были одновременно составной частью системы норм и приоритетов, в которой жили авторы и читатели этих сочинений и которыми они руководствовались в своих действиях. Таким образом, восприятие России в немецких публикациях первой половины XIX в., как, впрочем, и в более ранних произведениях, нельзя отделять от восприятия их авторами и читателями самих себя, от самосознания того общества, в котором оно возникло.


^ 2. ПРЕДЫСТОРИЯ ВОПРОСА


Прежде чем перейти к анализу восприятия Российской империи в различных слоях немецкого общества в первой половине XIX в., кратко остановимся на предыстории вопроса. Известно, что ни один из европейских народов не вступал с русскими в столь тесное, долговременное и многоуровневое взаимодействие во всех его проявлениях (от партнерства к противоборству и наоборот), как немецкий народ. Опыт этого взаимопроникновения уникален и насчитывает более тысячи лет3. Ни в одну европейскую страну не устремлялось на протяжении XVI - XIX веков столько германских переселенцев как в Российское государство4. И, без сомнения, это интенсивное


3 См.: Древняя Русь в свете зарубежных источниковУПод. ред. Е.А.Мельниковой. М., 1999. С. 259 - 407.


4 См.: Палтов А.А. Немцы в России (Очерки исторического развития и настоящего положения немецких колоний на юге и востоке России.). СПб, 1993; Кресс Э. Российский немцы и немецкие россияне. М., 1995. С.5-6.


взаимодействие оставило глубокий след в истории Германии, а образ России долгое время занимал особое место в историческом сознании немецкого народа. Это дало основание немецким ученым еще в 50-х гг. XX столетия писать об "общности судеб" ("Schicksalsgemeinschaft") России и Германии5. При этом Россия всегда вызывала в германском обществе массу противоречивых чувств: от почти мистического преклонения до полного неприятия. Немецкие историки охарактеризовали отношения между народами обеих стран как "Hassliebe", единство любви и ненависти, и посвятили этой теме довольно много научных работ б.


Хотя хронологические рамки нашего исследования ограничены первой половиной XIX в., стереотипы, составившие основу восприятия России немцами в этот период, сформировались гораздо раньше. На германских публицистов XIX в. решающее влияние оказала предшествующая литература, которая на протяжении трех веков создавала в общественном мнении образ «восточного соседа». И даже приезжая в Россию, немецкие путешественники первой половины XIX в. оставались под влиянием этого образа и видели вокруг себя, как правило,


5 Gause H. Deutsch-slawische Schicksalsgemeinschaft. Abriss einer Geschichte Ostdeutschlands und seiner Nachbarlander. Kitzingen, 1952; Hellman M. Grundfragen slawischer Verfassungsgeschichte des fruhen Mittelalters. //Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas. 1954. Bd. 2. H.4.


6 Epstein F.T. Der Komplex "Die russische Gefahr" und sein Einfluss auf die deutsch-russischen Beziehungen des 19. und 20. Jahrhunderts. Dusseldorf, 1973; Jahn P. Russophilie und Konservatismus. Die russophile Literatur in der deutschen Offentlichkeit 1831-1852. Stuttgart, 1980; Stokl G. Osteuropa und die Deutschen. Geschichte und Gegenwart einer spannungsreichen Nachbarschafl. Stuttgart, 1982; Matthes E. Das veranderte Russland. Studien zum deutschen Russlandverstandnis. Frankfurt/M., 1981; Лакер У. Россия и Германия. Наставники Гитлера. Вашингтон, 1991; Voigt G. Russland in der deutschen Geschichtsschreibung 1843-1945. Berlin, 1994.


только то, что соответствовало уже закрепленным в их сознании стереотипам. Эти представления начали складываться в германской литературе в первой половине XVI в. и, передаваясь из поколения в поколение, превратились в устойчивые формулы, закрепившие в сознании немцев отношение к России как к антиподу собственного общества. На протяжении веков восприятие России определяли утверждения, что все русские по природе своей склонны к рабскому подчинению, жестокости и извращениям, а потому полностью чужды ценностям западного общества, причем процесс формирования этих клише в немецкой литературе можно проследить исторически. В этой связи нам кажется целесообразным дать хотя бы самое общее представление о том, как возникли стереотипы, сформировавшие образ России в общественном мнении Германии к началу XIX века, и в какой степени они отражали реальную действительность.


Начало формирования представлений о России было положено в XVI веке в знаменитых «Записках о Московии» барона Сигизмунда фон Герберштейна7, который дважды приезжал в Москву — в 1517 и 1526 годах - в качестве посланника германского императора. Хотя барон фон Герберштейн в своем сочинении стремился в основном к объективному изложению фактов, несколько раз он переходил к излишним обобщениям, приписывая определенные черты конкретных людей всему народу. Таких мест немного, но именно эти обобщения легли в основу стереотипов, кочующих из одних сочинений о России в другие вплоть до наших дней. Прежде всего, это самый распространенный в антирусской литературе


7 Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988.

тезис об абсолютном деспотизме русских государей и вытекающей отсюда покорности и рабской природе русских как нации: "Всех одинаково гнетет он (государь) жестоким рабством... Они же прямо . заявляют, что воля государя есть воля божья и что бы ни сделал государь, он делает это по воле божьей... Трудно понять, то ли народ по своей грубости нуждается в государе-тиране, то ли от тирании государя сам народ становится таким грубым, бесчувственным и жестоким"8. На этом основании Герберштейн делает обобщающий вывод, встречающийся потом абсолютно во всех последующих сочинениях о России, и, ставший "визитной карточкой" русских вплоть до XX в.: "Этот народ находит больше удовольствия в рабстве, чем в свободе"9. В XVII в. автор другого знаменитого сочинения «Описание путешествия в Московию» - Адам Олеарий, находившийся уже под влиянием предшествующей литературы и, прежде всего, "Записок" Герберштейна, почти дословно повторяет этот тезис посланника германского императора, окончательно закрепив его в сознании читающей публики: "Подобно тому, как русские по природе жестокосердны и как бы рождены для рабства, их и приходится держать постоянно под жестоким и суровым ярмом и принуждением, постоянно принуждать к работе, прибегая к побоям и бичам" 10.


Тот же механизм действовал и при образовании другого стереотипа, подтверждавшего, что русский народ по своей природе чужд европейцам, и получившего право на существование благодаря "Запискам" Герберштейна. Это укрепившееся в сознании немцев мнение


8 Герберштейн С. Указ. соч. С. 74.


9 Там же. С. 112.


10 Олеарий Л. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., 1906. С. 195.

о грубости и жестокости нравов в России - некой мазохистской извращенности, сначала якобы присущей русским женщинам и слугам, а впоследствии приписываемой всему народу. Этот вывод был сделан на основании курьезного эпизода, рассказанного Герберштейну. Речь шла о некоем немецком кузнеце Иордане, который женился на русской, требовавшей от мужа побоев в качестве доказательства его любви. «Таким образом, он весьма крепко побил ее и признался мне, что после этого жена ухаживала за ним с гораздо большей любовью. В этом занятии он упражнялся очень часто и в нашу бытность в Московии сломал ей, наконец, шею и ноги"11.


Любопытно, что этот рассказ Герберштейна передавался потом из сочинения в сочинение, обрастая все новыми подробностями на протяжении XVII и XVIII веков12. Уже через полвека в известном сочинении шведского дипломата и писателя Петра Петрея "История о великом княжестве Московском", опубликованном на немецком языке в Лейпциге в 1620 г., утверждение, сделанное на основе рассказа Герберштейна о том, что на Руси все мужья бьют своих жен, а господа -слуг, а те находят в этом извращенное удовольствие и рассматривают как доказательство любви мужа или господина, ни у кого не вызывает сомнений13. Правда, в XVIII в. делались попытки поставить под сомнение сведения двухсотлетней давности и рассмотреть их с рациональной точки зрения. Но в результате, как правило, старые стереотипы получали новое


11 Герберштейн С. Указ. соч. С. 112.


12 См.: Петрей П. История о великом княжестве Московском. //Пер. Шемякина А.Н. М., 1867 ; Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. //Пер. Морозова А.А. М., 1937; Платонов С.Ф. Москва и Запад в XVI-XVII вв. Л., 1925.


13 Петрей П. Указ. соч. С. 118; Масса И. Указ. соч. С. 142.

толкование и, на его основе, новое аргументированное подтверждение, в том числе и тезис Герберштейна о том, что в России мужья бьют своих жен.


В XVIII в. эту тему затрагивал посланник Ганноверского двора в Санкт-Петербурге Фридрих-Христиан Вебер, автор знаменитого сочинения «Изменяющаяся Россия»14, изданного во Франкфурте в 1721 г. В первой части своего трехтомного труда он, в частности, писал: "Необоснованно говорят о русских женщинах, будто они без побоев со стороны своих мужей не верят в их любовь. Этот рассказ следует понимать в истинном свете. Если бы мужья действительно держали бы своих жен крепко и в постоянном повиновении, побои были бы не нужны. Но если жены открыто предаются пьянству и другим порокам и пренебрегают домашним хозяйством, то муж, если он заботится о воспитании своих детей, или просто для того, чтобы дать выход своей злобе, вынужден до тех пор обхаживать кнутом свою жену, пока она не вернется к домашней работе, или пока не иссякнет раздражение мужа. Но коль скоро муж потеряет все надежды на перевоспитание жены, или если сам начнет вести безалаберную распутную жизнь, он предоставляет жене и детям возможность делать то, что они хотят, а сам пристает к другим бабам. Тогда женщина, если ее перестают бить, делает известный вывод о неверности своего мужа и может сказать: если он меня больше не колотит, значит он меня больше не любит"15. Таким образом, Вебер, подтверждая тезис об избиении мужьями своих жен как норме бытового


14 Брихнер А. Х.Ф.Вебер (Материалы для источниковедения истории Петра Великого). //Журнал Министерства народного просвещения. Часть 213. СПб., 1881, янв.-февр.

поведения на Руси, делает иной вывод, пытаясь не опровергнуть это утверждение, а найти ему более рациональное и правдоподобное объяснение. Для его обоснования он использует аргументы, которые, в свою очередь, вновь содержат в себе большое количество других стереотипов и предрассудков в отношении русских: их злобный, грубый нрав, а также склонность к пьянству, жестокости, сумасбродству, распутству и безнравственному поведению вообще.


Совсем иначе, чем Вебер, высказывался на эту тему Адам Олеарий в своем "Описании путешествия в Московию". Анализируя сочинения Герберштейна, Петрея и многих других авторов с описанием подобных эпизодов, Олеарий писал, что во время своего пребывания в России он не смог увидеть ничего подобного, и приводит восходящий к Герберштейну рассказ о битье жен как недопустимое обобщение: "Однако то, что произошло с этой одной женщиной, не может служить примером для других, и по нраву одной нельзя судить о природе всех остальных"16. Олеарий в своей аргументации против истинности подобных выводов пошел гораздо дальше, чем его современники и последователи, в отношении пересмотра сложившихся стереотипов и предрассудков. Он утверждал, что русские такие же люди, что и немцы, и нельзя им приписывать свойства, противные человеческой природе, выдавая "признаки гнева и вражды" за признак любви 17. Таким образом, еще в 1656 г. Олеарий аргументированно доказывал необходимость оценивать другой народ по той же ценностной шкале, что и своих соплеменников. Он трактует приведенное мнение как предрассудок,

обосновывает эту точку зрения, и сам больше не повторяет это, известное со времен Герберштейна, суждение. Христиан Вебер противопоставляет позиции своих предшественников другие аргументы. В отличие от Олеария, для обоснования своего мнения им используются негативные стереотипы. Результатом этого стало усиление и закрепление в сознании читателей подхваченных им предрассудков. Следовательно, один из самых распространенных случаев возникновения стереотипа, - это часто неосознанный перенос и распространение черт и признаков, возможно действительно присущих конкретному человеку или группе людей в определенных ситуациях или временных отрезках, на весь народ в качестве постоянного и неизменного признака.


Возникшие подобным способом предрассудки и стереотипы, уже описанные нами и многие другие, стали теми «кирпичиками», из которых формировался образ России. Восприятие «другого» народа не является чем-то статичным и неизменным, оно находится в постоянном развитии. Поэтому, прежде чем перейти к основной теме нашего исследования, нам представляется необходимым решить еще одну задачу, а именно показать, как менялось отношение немцев к России на протяжении веков в зависимости от общественно-политических процессов, происходивших в тот период в германских государствах.


Как известно, основы восприятия России были заложены при первых контактах в оставленных немецкими путешественниками записках. Пространные описания русского государства, составленные выходцами из германских земель, появляются в середине XVI в. Именно в это время начинается тесное взаимодействие "двух миров, значительно

отличающихся по многим параметрам и недостаточно осведомленных друг о друге, но уже отягощенных грузом традиции и заранее заданными установками, как идеологическими, так и мировоззренческими»18. Причиной активизации русско-немецких контактов было изменение политической ситуации в Европе. В 20-х годах XVI в. возросла угроза турецкой агрессии. Первой жертвой Османской империи в Центральной Европе стала Венгрия. А в 1529 г., осадив Вену, турки уже угрожали наследственным землям Габсбургов, что заставило германского императора Карла V Габсбурга и его брата эрцгерцога Фердинанда искать поддержки у Василия III. С этой целью по поручению германского императора в Москву приезжал уже упомянутый выше барон Сигизмунд фон Герберштейн. Написанные им «Записки о Московии» открыли серию трудов о русском государстве и заложили основу восприятия России, которое формировалось, исходя, прежде всего, из потребностей внутренней и внешней политики германских правителей.


В тот период для обоснования внешнеполитических интересов Габсбургов необходимо было создать в основном положительный образ предполагаемого союзника, собрав о нем максимум информации. Эту задачу с блеском выполнил Герберштейн. Так, в частности, в своих "Записках о Московии" он приводит доказательства древности рода русских государей, богатства управляемых ими земель, христианского благочестия их подданных. Он стремился показать всему миру, что империя Габсбургов выбирает себе достойного партнера по внешней


18 Клюге Р.-Д. По ту сторону европейского сознания? Исторические и современные аспекты германо-славянских взаимосвязей. // Славяноведение. М., 1992.№2.С.24.

политике, поскольку могущество государя России может составить честь любому монарху.


Другой причиной быстрого роста интереса к восточному соседу стало распространение движения Реформации в Германии. Россия, не знавшая еще в тот период тяжелых религиозных потрясений, с незыблемыми церковными традициями, могла стать в глазах немцев идеальным образцом истинно христианского государства.


Вообще, образ другого народа строится обычно по законам либо уподобления, либо противопоставления: последнее может быть двоякого рода. Положительное "свое" противостоит отрицательному "чужому". Однако часто бывает наоборот: положительное "чужое" описывается с целью оттенить отрицательное "свое", создается позитивный фон для критики в адрес собственной страны. Тот и другой приемы неоднократно использовались во внутригерманской полемике. Образом России воспользовалось немецкое католичество для критики реформационного движения, в частности, венский епископ Иоганн Фабри в своем трактате "Религия Московитов", составленном в 1525 г.19 Подробно описывая проявления религиозности у русских, их примерное благочестие и твердое соблюдение церковных уставов, он прямо противопоставлял их состоянию церковной смуты и неурядиц, переживаемому Германией в связи с распространением Реформации. Так, с самого начала образ России стал, прежде всего, весомым аргументом во внутригерманских дискуссиях о путях политического и религиозного развития.


19 Фабри И. Религия московитов. // Россия в первой половине XVI в.: взгляд из Европы. / Сост. Кудрявцев О.Ф. М., 1997. С. 171 -203.




Скачать 158,91 Kb.
оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер158,91 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх