«Имена древние не всегда могут быть изъяснены языком новейшим, из чего не следует, чтобы они произошли от иного языка» icon

«Имена древние не всегда могут быть изъяснены языком новейшим, из чего не следует, чтобы они произошли от иного языка»


Смотрите также:
Внеклассное мероприятие. Тема мероприятия: «Чеченская война. Как это было?»...
Отборочные тесты для желающих получить работу могут применяться в самых различных компаниях...
Исследования
Уровни владения русским языком в системе общеевропейских компетенций...
«Ваши права и обязанности, дети»...
Это программы на Java, которые, как правило, предназначены для того...
Они сдержанны Из-за сильной застенчивости им сложно начать совещание...
1. Значение изучения старославянского языка...
Пояснительная записка Природа детства не всегда соответствует действиям взрослых...
Джим Лоэр
Лекция 11. Запросы выборки данными (drl)...
Самоанализ педагогической деятельности учителя английского языка....



страницы: 1   2
вернуться в начало

7.

Из рассмотрения проблемы происхождения слова Куймань вырисовывается интересная картина. Слово куй (кий) встречается на обширной территории расселения славянских и балтских племён от Куявы польской до Верхнего Дона, от Ленинграда до Адриатики. Но сопровождающие слова имеют чёткие границы распространения. Вторая составляющая литовских топонимов –ишки, -енай, -окой встречается только в границах Литвы. Первая составляющая топонима Ку-куй распространена в русских областях вдоль восточных, юго-восточных и северных границ Литвы (Курск, Орёл, Смоленск, Тверь, Тула, Кострома, Липецк, Рязань, Брянск, Белгород, Псков, Новгород, Ленинград). Вторая составляющая топонима Куй-мань (Ко-мань) встречается в полосе от черниговских земель на север до западных границ Московской области и от этой линии на восток до Рязани и до земель по Верхнему Дону, в основном, в областях обитания радимичей и вятичей. Возможно, эту область можно распространить от Черниговских земель до Дуная (румынские Комани).

Читатель, несомненно, обратил внимание, что рассматривая проблему происхождения слова Куй, мы не вкладывали в него даже предположительного значения, т.е. анализ производился только по формальной стороне фонетического сходства. Принимая положение, что все индоевропейские языки вышли когда-то из общего праязыка, но за столетия их уже обособленного развития они сильно изменились. В одних случаях изменилась фонетика при сохранении значения слова, в других при незначительных фонетических изменениях полностью изменились значения слов. В процессе ассимиляции иноязычных племён в эти языки вошли слова сходные по звучанию, но с совершенно другими значениями. На том огромном пространстве существования слова Куй, среди сотен живых и мёртвых языков и наречий трудно восстановить истинное значение этого забытого слова. Раз наука не даёт ответа на наши вопросы попробуем сами высказать предположение - что означают слова Куй и Куймань.

В первую очередь обратимся к словарю В.И.Даля, где нет объяснения значения этих слов, но есть другие, содержащие слово Куй. «Куйвата, куйпака, куйпога ж. арх. самая малая вода в морск. отливе; | пора, когда вода задумалась, дрогнула при отливе, но не поворотила еще на прилив. За куйпакой вода заживает, сполняется, прибывает, и зовется уже полою, прибылою. | Самый берег, обнаженный отливом». В.И. Даль указывает, что слова относятся к архангельскому говору. Но вторые составляющие этих слов не характерны для гидронимов русского языка, если отказаться идентифицировать куйвата как куй-вода. Отсюда подозрение исследователей, что слова заимствованы из карело-финского языка.

Но с этим не согласен М.Фасмер, в своём словаре он даёт похожее значение этих слов, но с существенной оговоркой: «куйвата, куйпака, куйпога, койпака - спокойное состояние воды между отливом и приливом. Толкование из фин. kuiva pohja "сухое дно" (Шёгрен у Калимы 135) затруднительно фонетически». Нужно согласиться с М. Фасмером.

Если принять во внимание расстояние от польской Куявы до псковских и новгородских земель, факты миграции сюда ильменских словен, которые позднее вышли к Белому морю (в район Архангельска), то нужно признать, что архангельское Куй является славянским словом. Можно предположить с большой долей вероятности, что оно пришло из польской Куявы при миграции оттуда предков словен ильменских. Замечено, что при расселении народа наиболее древний слой языка сохраняется как раз у части народа далее всех ушедших от центра первоначального обитания.

Куява польская, племенное объединение западных славян, занимала территорию Польши «между ср. течением реки Вислы и верхним течением реки Нотец, главным образом в районе озера Гопло и цепи озер, связанных с рекой Нотец». Здесь обширная низина, обильная водными источниками. К моменту образования племенного объединения Куява единый славянский мир распался на территориальные объединения, племенные названия выходили из употребления и стали заменяться именами, отражающими особенности местности нового обитания племени (поляне, дреговичи и т.д.). Сопоставляя особенности архангельского говора и особенности места расселения польских куявцев закономерно предположить, что слово Куй отображает общую характеристику местности Куявы. Если принять, что –ава - это вода, река, то с учётом архангельского говора в первом приближении Куява – тихая вода (аналог нашему Тихореченску), спокойная вода (река). Но это предположение едва ли верно, всё-таки такое определение характеризует реку или озеро, но не местность целиком. Пример тому ранее упоминаемое нами название города Суздаль → суж-даль → сож-даль → влажная (мокрая) долина.

И здесь мы вынуждены уйти в глубь истории. Греческие слова κοιλα, κοιλας, κοιλον – долина, русло, низина. Точного определения слова Куй мы опять не получаем, но остаёмся в рамках определений архангельского говора, Суздаля и характера места обитания куявцев. У нас нет сомнений, что значения слов: славянского куй, балтского куй, греческого κοι-λα – долина, низина, немецкого kai – набережная, французского quai – набережная, восходят к общему понятию в индоевропейском языке слов долина или река (вода). После распада праславянской общности по факту расположения топонимов на территориях их нового расселения слово куй стало употребляться в значении – низина, долина (см. характерный пример выше: «…въ дер. въ Коймани, на р. на Остр....». Здесь очевидно, что Коймань не речка, а деревня около речки, в долине речки Остр. Внимательный читатель заметит, что не все поселения, имеющие в своём названии слово куй, расположены в низинах, многие лежат на возвышенных местах. Естественно, ведь при переселениях людей на новые места они переносят с собой старые названия поселений. Левороссошанская Куймань была названа старым подмосковным именем и расположилась на высоком берегу речки.


8.

Рассмотрев возможные варианты происхождения топонима Куймань, мы приходим к выводу, что это слово древнего происхождения. Предположительно, слово куй в первой половины I тысячелетия н.э., когда на низинах польской реки Нотеч образовалось племенное объединение западных славян Куява, означало: низкое место, низину, долину реки. Но сохраняло ли слово это значение с начала III тысячелетия до н.э., с начала распада индоевропейской общности? Сегодня всё больше исследователей соглашаются с тем, что прародина индоевропейцев находилась в землях Среднего Дуная. Первое племенное объединение, протогосударство индоевропейцев представлено археологической культурой Винча, которой наследовала археологическая культура Лендьел и выделившаяся из неё Культура Воронковидных кубков (ВКВ), занимавшая пространства севернее и северо-западнее земель культуры Лендьел. Эти две культуры представляли первые две самые крупные диалектные зоны единого индоевропейского языка. На юго-востоке от земель культуры Лендьел располагались территории греческого, тохарского и индоиранского диалектов праиндоевропейского языка.

С конца IV тысячелетия – начала III тысячелетия до н.э. в Европе начался период аридности. Основа жизни праиндоевропейского населения, земледелие, стало приходить в упадок. Начались перемещения одних праиндоевропейских племён на земли более удобные для земледелия и переход других к пастбищному животноводству. В начале III тысячелетия до н.э. начался распад единого праиндоевропейского пространства на отдельные культуры. На западном краю ареала культуры ВКВ выделилась Культура Шнуровой керамики (КШК), среди племён этой культуры были предки славян, балтов и германцев. Одновременно с КШК выделяется Культура шаровидных амфор (КША). В южной части ВКВ и археологических культур Подунавья возникает Баденская группа племён, а на территории Молдавии возникает Древнеямная культура, которая потом распадётся на иранские племена и индоариев.

Первыми в 3000-2800 гг. до н.э. покинули прародину и начали переселение в Малую Азию хеттские племена. Через некоторое время ушли в Грецию пеласги, за ними протогреки. Это племена Бадена. Относительно времени переселения в Грецию индоевропейских племён в науке существует большая путаница. Одни считают, что переселение началось почти одновременно с переселением хеттов в Малую Азию, т.е. 3000/2800 гг. до н.э., другие – 2700/2500 гг. до н.э., третьи считают, что протогреки появились в Греции в 2300/1900 гг. до н.э. Не будем вступать в дискуссию, считаем, что протогреки появились в Греции чуть позже хеттов в Малой Азии. Индоиранцы (Древнеямная Культура) отделились от ВКВ в начале III тысячелетия до н.э. и в 2300\1800гг. до н.э. распались на иранцев и индоариев.

Мы видим, что индоевропейскую прародину в начале III тысячелетия до н.э. покинули племена хеттов греков, иранцев, индоариев, на запад продвинулись носители древнеевропейского языка (КША). В 2600-2500 гг. до н.э. на восток до самого Днепра продвинулись балтские племена. Через тысячу лет придут в движение славянские племена, сохранивших свой диалект праиндоевропейского языка. У всех этих племён вначале был один общий индоевропейский язык при разных диалектах. С точки зрения исторического времени распад индоевропейской общности произошёл довольно быстро. Мы сделали это пространный экскурс в прошлое народов чтобы показать, что совершенно не случайно слово куй присутствует в пространстве расселения индоевропейских племён от Новгорода до Греции и от Франции до Дона.

При этом мы не можем пройти мимо священной книги индийцев Ригведы, огромного собрания поэтических гимнов богам ариев (1028 гимнов), складывавшегося приблизительно с середины II тысячелетия до н. э. Эти гимны принесли с собой племена индоариев, вторгшиеся в Индию во II тысячелетии до н.э. В наиболее древних частях этого произведения сохранились осколки преданий, восходящие еще к общеиндоевропейскому прошлому. Это дает основания по этим преданиям усматривать в Ригведе элементы древней общеиндоевропейской культуры. В Ригведе читаем строку: «…О Индра, ты убил Шушну, Пипру, Куяву, Вритру, когда ты разрушил крепости Шамбары…». Здесь Куява упоминается в ряду имён, но не сохранилось ли это слово со времён прародины индоевропейцев? Если принять во внимание появившееся позже на территории современной Польши племенное объединение западных славян Куяву, то возникают довольно смелые предположения. Например, индоарии ещё на прародине были хорошо знакомы со значением слова Куява. Не является ли Куява Ригведы отголоском военного столкновения на Дунае между индоариями и Куявой во времена до начала миграции индоариев на восток? В течение долгого пути с территории Молдовы до Индии это слово не было забыто, переосмысленное оно стало существенным элементом их мифов и религиозных воззрений, приняв значение имени. Отсюда, не называлось ли некое племенное объединение в рамках общности Культуры воронкообразных кубков (КВК) Куявой в конце IV тысячелетия – начале III тысячелетия до н.э.? В начале статьи мы рассматривали предположительную связь возникновения названий Аххиява и Куява. И если Куява существовала в III тысячелетия до н.э., то существовала ли она непрерывно до времени появления польской Куявы? Многие индоевропейские народы покинули свою прародину в начале III тысячелетия до н.э., но часть племён КВК (предки славян) оставалась на прежнем месте расселения до I тысячелетия до н.э., сохранив непрерывность развития и сохранив своё название. Это одно предположение. Или был разрыв в истории развития прародины после её распада и польская Куява возникла на новом месте взяв имя Куява, имя предков, сохранённое в памяти, преданиях и легендах некогда могущественного союза племён КВК? Если в XIV—XIII вв. до н. э. существовало государство Аххиява, то почему нельзя допустить, что в это же время на среднем Дунае существовала Куява, страна куйев?

Нужно принять во внимание, что балтийские племена стали мигрировать на восток в области до Днепра позже, чем остальные крупные племенные объединения (пеласгов, хеттов, индоиранцев и др.) стали переселяться на новые земли. Многочисленные следы пути их миграции остались в виде топонимов, включающий слово Куй. Значит, ещё долго после ухода с прародины многих племенных объединений там оставалось название Куява. В связи с этим закономерно возникает предположение, что именно балты принесли в Поднепровье слово Куява. Ведь они пришли на Днепр, по крайней мере, на 600-700 лет раньше предков русских племён. Этим можно объяснить зафиксированное древними историками название Киевского княжества Куява. И этим можно объяснить последующее возникновение названия главного города полян Киев. Мы считаем, что Киев – это диалектное изменение названия Куява, которое произошло за полтысячелетия после ухода балтов с прародины в славянских наречиях на дунайских землях. С приходом славян на Днепр стало утверждаться славянское наречие и вытесняться балтийское, забываться Куява, постоянно применяться Киев. И этот смутный процесс как раз и был отображён в исторических свидетельствах летописцев.

Можно, конечно, упростить всё сказанное, вернувшись к гидронимам, представив дело таким образом: балты переселялись с территории Польши из области Куявы. Польская Куява низменная земля, обильная реками и озёрами. Когда балты достигли долины Десны, они отметили поразительное сходство этой долины с долиной вокруг цепи озер, связанных с рекой Нотец. И дали имя новым землям знакомое имя – Куява. Этим вариантом мы связываем происхождение слова со всеми сохранившимися доныне топонимами и гидронимами от слова низина (долина). Но при этом оставляются за рамками Ригведа и Куява-Киев. И ещё одно возражение. Первые большие племенные объединения, протогосударства и ранние государства принимали свои названия по названию главного племени или главного символа господствующего племени. Это отражало тот уровень развития общества, когда его основой был род, племя. На следующем этапе развития общества род утрачивает своё доминирующее значение, общество переходит к территориальному принципу объединения. Это известное положение даёт нам основание название Куява, главное племенное объединение индоевропейцев или, скорее, протогосударство куйев, относить к III тысячелетия до н.э., когда ранние индоевропейцы жили ещё родоплеменным строем до распада индоевропейской общности. К территориальному устройству общества славяне, например, стали переходить в первом тысячелетий н.э., появились поляне, древляне и др.


9.

При мирных миграциях вятичей и миграциях населения с киевских и черниговских земель под давлением кочевников в VIII-XII веках производная от топонима Куява → Куймань попал из Черниговщины в Подмосковье. Здесь в ряде мест окающих говоров топоним получил небольшое изменение, принял название Коймань. При переселении оттуда в 1776-1778 гг. монастырских крестьян в Воронежскую область на речку Левая Россошь привычное название Куймань было перенесено на заселённую ими слободу, а народ соседних слобод упростил это имя и стал называть слободу улицей Кумань. Но значение названия было полностью утрачено.

Если не отбрасывать возможность появления названия поселения Куймань Липецкой области прямо из черниговских земель в VIII-XII веках, то сохранение их было возможно при допущении, что славянские поселения в этих местах существовали весь период «дикого поля». Мало вероятно, особенно в период господства в степях крымских татар. Считаю, что липецкая Куймань была также основана выходцами из Московского княжества в период создания защитных полос от набегов кочевников, когда земли севернее этих полос стали интенсивно заселяться. Тогда здесь появились первые монастыри, для их прокормления им были выделены свободные земли. На эти земли были переведены монастырские крепостные крестьяне из подмосковных монастырей. Откуда? Часть крестьян из подмосковной Куйманской слободы. Оставшихся крестьян потом после секуляризации монастырских земель переселили на речку Левая Россошь. Или из разных поселений с одинаковым названием Куймань.


10.

Подведём итоги. При наступлении аридности в Европе в III тысячелетия до н.э. крупные племенные объединения праиндоевропейцев покинули прародину в бассейне Дуная. После их исхода начался период перегруппировки оставшихся на прежних местах обитания племенных объединений. Если до распада индоевропейской общности существовало могущественное объединение племён Куява в рамках археологической культуры Лендьел, то после распада территория Куявы резко уменьшилась. За границами новой территории неизбежно остались группы куявцев, которые теперь вошли в состав новых племенных объединений. Расселение этих остатков куявцев можно проследить по оставленным и существующим доныне топонимам со словом куй и кий (Куява, Киев, Киевец и др., см. выше). Перегруппировка и расселение новых племенных объединений заняло большой отрезок времени и его окончание совпало с переходом от родоплеменного устройства общества к территориальному. Куяву польскую можно назвать угасающей наследницей могущественной Куявы III-II тысячелетий. Вполне возможно, что последний этап существования Куявы польской предопределил переход от названия страны по имени племени куйявов к названию по территориальному признаку, в данном случае к значению куй - «низина». Выше было сказано, что мы против варианта интерпретации куй – «низина» в раннем периоде существования слова. В нашем представлений это сохранившийся осколок названия одного из праиндоевропейских племён, названия протогосударства в одной из археологических культур – Лендьел или КВК, через три тысячи лет попавший с мигрантами на Средний Днепр, затем, или даже раньше, в земли Подмосковья. Оттуда в 1776-1778 гг. после секуляризации церковных земель, переселённые монастырские крестьяне принесли название слободы Куймань на новое место поселения в село Левая Россошь. Допускаю, что в чём-то мы не правы, что наши предположения слишком смелы. Но другого ничего нет. Дерзайте, читатели.

11.

Другие версии толкования слов Куй, Куява, а значит, и происхождение слова Куймань-Кумань считаю не убедительными. Например, не может могущественное государство в Польше называться песчаным холмом (утверждают, что Куява, означает "песчаный холм"). При этом избегают свидетельств о том, что данная Куява лежит в низине в области многочисленных озёр. Только одно это могло бы помочь в установлении значения слова куй. Государства называются по племенной принадлежности, по главному городу племени или по характеру обитаемого пространства (поляне, дреговичи и т.д.). Не может такое государство называться ковром, по ссылке на санскрит, где Койява означает «ковер», не принимая во внимание при этом, что в санскрите мы обнаруживаем вождя по имени Куява. Это было бы ближе к истине. Ссылаются на славянский(??) термин куява — «гора, крутой холм, вершина». По К.Мошинскому, слово kujava означает "место поросшее травой, камышем". Этот вариант где-то рядом с истиной. Но эти варианты дают тот же самый песчаный холм. В литовском много мест, в названии которых на первом месте находится формант куй, некоторые считают, что kūjis означает "молот". Вывод по этому толкованию: когда-то в таких местах жили кузнецы и были кузницы. А в каком большом селении не было своих кузнецов? Больше того, продвижение балтских племён на восток и заселение территории нынешней Литвы началось раньше, чем появились металлические орудия, основной вид вооружения у них был каменный топор. Приверженцы тюркского происхождения названия Киева выдвигают много версий, но как увязать тюркскую Куяву с Куявами бассейна Дуная и Польши, ответа не дают. Делают вид, что за Киевом нет ничего. Между тем, стоило бы им не замалчивать существенный факт: все названия Куява, Куйява, Киев лежат в пространстве славянского мира от Киева до Польши, но нет ни одного в тюркском пространстве от Киева до Алтая. Они утверждают, что “полянского князя Кия” никогда не существовало, существовал вазир хазарских войск хорезмиец Куйи, основавший крепость Киев-Куяву во второй половине IХ в. Я согласен, что Кия не было, это легенда позднего происхождения. Я также согласен, что вазира хазарских войск хорезмийца Куйи никогда не было, это современная легенда.

Но нельзя полностью отбрасывать гипотезы происхождения некоторых топонимов и этнонимов от слова куй. Мы их отвергли только по одной причине – они не пригодны для понимания происхождения названия народа и государства, и по цепочке событий происхождения названия поселения и улицы в селе Левая Россошь. Слово одинаковое по звучанию в двух этносах имеет разное значение, на границе этих этносов происходит наложение на топоним разных понятий этого слова. Под укоренившимся названием скрывается иногда несколько слоёв понятий. С этим мы столкнулись при интерпретации топонима тал в Воронежском крае. Бьются лбами краеведы при рассмотрении происхождения названия топонима Дубны. Не только дилетанты, но и большинство исследователей никак не поймут этого и до бесконечности спорят друг с другом, как назвать небольшую горку – ковром или камышом, Дубну - дубом или ямой. Во всех случаях в тюркских языках слова куй, кой, кий, дают точное и известное происхождение названия топонимов в области расселения тюрок. В качестве примера приводим статью из словаря: «Куйлюк - название одного из древних узбекских племен. Некогда так называлась местность в окрестностях Ташкента, ныне один из жилых массивов столицы Узбекистана. Буквально означает местность, где в изобилии имеются овцы (куй)». И таких примеров очень много.

Куяльник – тёмный гидроним.

Все, кто интересуется этимологией гидронимов, знает, как иногда трудно установить происхождение названий не только малых, незаметных речушек, но крупных, широко известных рек. Сегодня о таких реках известны десятки, часто сотни мнений, предположений, утверждений известных исследователей, но значения названий многих гидронимов остаётся достоверно не установленными. Всем известна река Висла, но никому неизвестно значение слова Висла. Словари и справочники даже не вносят в свои перечни это название. В поисках достоверности предположений чаще всего неизвестное название гидронима рубят на крупные или мелкие куски, интерпретируя обрубучки с определённой степенью правдоподобия. Методологически это правильно, но не до такой же степени, когда название речки Каяла представляют в варианте тюркского языка как qyj-aq-ly с переводом - «изобилующая осокой, растением с длинными режущими листьями». Или наиболее широко распространённое толкование, опять же из тюркского, от слова «qaja «скала» + аффикс обладания -ly/-li > qaja-ly» со значением «скалистая, порожистая». Это одна сторона подобных интерпретаций. Другая сторона, отсутствие представлений о рассматриваемом объекте. Какая речка такого размера как Каяла в те далёкие времена не изобиловала прибрежной растительностью, осокой, камышом? Для того чтобы речка носила такое название, нужно, как минимум, чтобы другие речки не имели по своим берегам ни камышей, ни осок. Тогда по отличительной черте речки, изобилующей осокой, её и назвали бы qyj-aq-ly. По второму случаю хотелось бы задать исследователям простой вопрос: – «Вы точно знаете, что маленькая степная речушка Каяла изобилует порогами или течёт между скал?» Вернёмся к названию Висла. Здесь ещё хуже, сколько не руби слово на куски, ответа найти не могут ни по одному фрагменту. Исследователи обратили внимание, что литовцы называют эту реку Вейсла (Veisla), отсюда составляющие слова: veis – la, где veis из vei – sа. И здесь тупик: значение слова vei совершенно неизвестно, формант sа широко представлен в виде окончаний названий рек, например, Тисса, Дрисса, Нисса, Лучеса, Квиса, Росса, Осса и т.д. Но, значение окончания –са, - сса остаётся неизвестным11. Это же самое характерно и для – la. Если в случае с речкой Каяла его значение выводят из тюркского, то в долине Вислы тюрок не было, слово повисает в темноте. Это касается и других названий рек: Сула, Ворскла, Пискла, Сысола и т.д.

Между крайними проблемами названий Каяла и Висла ждут своего решения названия рек Большой, Средний и Малый Куяльники. По проверенной методике: Куяльник → Ку-ял – ник или Куя-л - ник. Очевидно, -ник позднее славянское окончание слова. Оно понятно и останавливать на нём внимание уже не стоит. Ку-ял или Куя-л? В первом случае мы неизбежно продолжаем эксплуатировать тюркский язык – куй-йал → qaja-ly в значении скалистая. Но ни на дне, ни на берегах Куяльников нет скал. Можно покрутиться в словарях и найти: яйла — горное пастбище, крымск., сиб. (Даль), то же самое тур., крым.-тат. Jaila. В тюркском куй – овца, в казахском языке куй означает ребенок, ягненок. Может быть Ку-ял = куй-йаила – овечьи пастбища, расположенные в долинах этих речек? Раскопки хороши, но негодны, т.к. яйла – это горное пастбище. А здесь долины речек. Во втором случае мы имеем полный аналог с анализом слова Висла, когда –л и здесь зависает в неопределённости. Не будет ли правильным отказаться от услуг тюркского языка и посмотреть на языки других народов, обитавших здесь задолго до тюрок? Археологам известно, что вблизи места впадения реки Куяльник существовали поселения греков. Всем известно, что в долинах Куяльников побывали многие народы, в том числе индоарии, затем славянские племена. Почему мы не рассматриваем следы их языков в названиях рек, почему зациклились на тюркском? При рассмотрении происхождения слова Куймань (см. ст. «Куймань») мы предположили, что формант куй имеет вполне определённое значение в славянских словах Куява, куй-вата, Киев, Киевец при диалектных изменениях также в слова каймань, коймань, комань, кумань в значении долина, низина, низменная долина реки. В подтверждении этой версии достаточно фактов. В низовьях реки в своё время жили греки. Без большой натяжки можно предположить, что слово куй в их говоре звучало как κοι. Посмотрим выписку греческих слов из словаря И.Х.Дворецкого:

κοιλος - 4. находящийся в глубине или защищённый, укрытый: κοίλη οδος Hom. дорога в лощине, ложбина, ущелье; κ. ποταμος Thuc. река в крутых берегах, Polyb. река с пониженным уровнем воды;

κοιλας, αδος - долина, лощина Polyb., Diod., Anth.

κοίλη - 2. лощина или русло (ποταμοὶ ρεοντες δια κοίλης Arst.).

Κοῖλα - Келы, «Лощины»:

1) долина на о-ве Эвбея Her.;

2) долина на Хиосе Her.;

3) улица в Афинах, вдоль р. Илисс Her.;

4) долина в районе г. Навпакт Polyb.

Греки могли оставить нам на память такое название реки, но пришедшие сюда другие, более поздние индоевропейцы, оставив почти неизменным значение слова κοιλα, стали называть реку Куяла. Κοιλα = Куяла → куй йала, где йала (jala) в древне-индийском означало вода. Более близкое по времени свидетельство мы находим в турецком слове jalpuk со значением «мелкое, неспокойное место в воде». Очевидно, что здесь jal – вода.

Исходя из характерных особенностей реки, в то время её название означало: низкая вода или река, текущая в низине, долине. В греческом значении: речная долина, река в крутых берегах или река с низким уровнем воды. Последнее можно понимать, что низкий уровень воды считается относительно крутых или возвышенных берегов, т.е. второй и третий вариант греческого значения можно считать тождественным. Этот вариант приемлем, учитывая характер речной системы Куяльника в нижнем течении (низкая долина, слабое течение, большой лиман). Все варианты очень близки по значению: или это вода (река), текущая по низине, или это вода (река) с низким уровнем относительно берегов. Мы склоняемся к первому варианту как более близкому к значению Куява, куй-вата.

При такой интерпретации названия реки Куяльник неизбежно следует вывод о не тюркском, а индоевропейском происхождении аффикса –ла со значением вода, затем река. Остановимся на значении названия Куяльник – река, текущая (по) в низине (или река низины).

Каяла – река печали.

Все исследовательские попытки определить значение названия реки Каялы не привели к однозначному результату. Не будем погружаться в глубину дискуссий, интересующиеся этими проблемами имеют под рукой огромный исследовательский материал. Отметим лишь, что все изыскания по этой теме можно разделить на три группы.

Первая группа - сторонники тюркского происхождения названия Каялы. Они весьма убедительно отстаивают точку зрения о реальном существовании реки как географического объекта. В основание своей позиции позицию они кладут значение тюркского слова каjaскала, камень и его производных, отсюда: Каяла означает - каменистая (скалистая) река.

Вторая группа - сторонники русского происхождения названия, которые считают это название символом (символической рекой), выражающим сильное эмоциональное восприятие тогдашним обществом известия о гибели русского войска. Их отправная точка – значение древнерусского слова каять (каяти) в значении порицать, осуждать или каяться сожалеть о сделанном. Позиция этой группы исследователей отображена в комментариях к «Слову о полку Игореве», где дана некая смесь разно направленных предположений значения форманта ка- в названии реки, который вставлен в перечень значений слова каять. Даём выписку из этого комментария: «Каяла производная от глагола «каяти» (жалеть, сожалеть, оплакивать); река скорби, гибели, плача»12.

«Особенно подробно происхождение Каялы от глагола «каяти» было обосновано Л. А. Дмитриевым13, который пришел к выводу, что Каяла — имя нарицательное, а не собственное, и оно было дано автором Слова «реке, носящей какое-то иное географическое наименование» (Глагол... С. 30). Исследователь заметил, что в Плаче Ярославны Каяла — это река смерти с мертвой водой (С. 37—38)»14

Третья группа исследователей согласна с теми и другими позициями.

Вторая группа исследователей скорее на уровне интуиции считают, что Каяла – река скорби, плача. Открываем словари русского языка и видим, что в слове каяти нет значения оплакивать. Нет там слов – скорбь, гибель, плач. Кроме того, подразумевалось, раз есть название реки, значит, правомерно поставить подразумеваемое слово река в перевод. Сомнительно, чтобы авторы комментария рассматривали значение слова jala, иначе они указали бы на точный или предполагаемый его перевод. В предыдущей статье мы указали, что jala в древнеиндийском языке означает вода. Мы нашли подтверждение правильного перевода форманта ку- в названии реки Куяльник в древнегреческом языке. Логично бы полученный результат распространить на название реки Каяла, предположив, что слово ка- является диалектным изменением слова ку- . Но такая подмена невозможна. Внимательное рассмотрение фрагментов текста «Слова», касающихся Каялы, прямо указывает, что в слово каяла вложен смысл не имеющий ничего общего с впереди стоящим определением «быстрая». Быстрая и низкая – одновременные определения для речки не совместимые по физико-геологическим факторам. По этой причине выводы по интерпретации слова куяльник здесь не применимы. Нужно согласиться с замечанием К. В. Кудряшова, что эпитет «быстрая» к реке покаяния неприменим (Про Игоря... С. 46; ср.: Слово — 1967. С. 487)15.

Раз мы утратили нужное слово ка- в своём языке, то ещё раз посмотрим словарь древнегреческого языка.

Κηρ – богиня смерти,

κηρ, ος – смерть,

καινω – убивать,

καδος – печаль об умерших, траур, печаль, погребение.

Κοκυτος – Кокит, Коцит - река плача. Одна из рек в Аиде – царстве мёртвых.

κωκυω – оплакивать, рыдать, вопить.

Здесь мы пока не можем ответить на вопрос: слово ка- сохранился в древнерусском языке со времён индоевропейской общности или автор «Слова о полку Игореве» прямо заимствовал слово из древнегреческого? Оба варианта имеют право на подлинность. В пользу первого предположения свидетельствует дошедшее до нас индоарийское слово jala. Последний вариант также правдоподобен, т.к. положение в обществе автора «Слова» предполагает его хорошее знание древнегреческого языка. Сущности это не меняет, варианты могут иметь общий корень в глубине веков. На это прямо указывают древние слова, сохранившиеся в других индоевропейских языках, практически одинаковые по звучанию и значению с древнегреческим словом καινω. Например: henkan – хетт. смерть; kaēnā – авест. наказание, возмездие, месть; konać- польск. умирать; kanoti, kanoju - лит. убивать, мучить. Да и в русских диалектах сохранились слова, которые могут рассматриваться в одном ряду с приведенными. Канючить – влгд. плакать, визжать; конать – кур., смл. умирать, умер, скончался. А уж пройти мимо слова кануть толкователям гидронима - непростительный грех. Вы только вникните: «Как в воду кануть» - бесследно исчезнуть, пропасть. Вот вам в чистом виде точнейший перевод символического, иносказательного значения названия реки Каялы, где слово jala – вода. Или: «Кануть в вечность» - исчезнуть навсегда, «Кануть в Лету» - бесследно исчезнуть. Люди моего возраста и постарше помнят некий фильм на рубеже 40-х -50х г.г., где бандит кричал: - «Канай его!». А мы сегодня толкуем слово канать, как слово воровского жаргона конать в значении бежать, смываться. Ясно, что бандит кричал «убей его», но никак «убегай его». Среди стариков ещё сохраняется древнее слово окаянный в значении проклятый (окаяти – пожалеть). И отсюда: Кая-ла – проклятая вода (река).

Более 2000 лет путаются в значении имени Каин. Уж как только не ухищрялись истолковать это имя, но при этом начисто забывали, что Библию мы получили из рук греко-говорящих переводчиков. Выше мы сказали, что греческое καινω – убивать прямо или через свои производные лежит в основе понимания значения слова Каяла. В имени Каина та же самая основа. И греческий перевод имени библейского персонажа соответствует содеянному им, убийству брата. Каин – убивший. А у нас к месту и не к месту лепят к древним словам сначала каjaскала, камень, если это не проходит, то в резерве есть слово кай – кузнец, ссылаясь на то, что в арабском это так. Но ссылка на арабский не корректна, т.к. там Каин известен под именем (в русской транслитерации) Кабил. Что общего даже в правописании у Кабила с Каином? Ничего. Это разные слова, разные их значения. Это первое. Второе, в Библии по этому мифу нет ни одного упоминания о кузнечных делах Каина. Миф о Каине и Авеле основывается на таких ранних преданиях, что допустить существование в то время кузнецов немыслимо, их просто не могло быть в том значении, которое вкладывали в это понятие позднее. А значит, имя Каина не могло иметь значения кузнец. Противопоставление Каин-Авель прежде всего должно было выразиться в противопоставлении значений имён, например, кузнец - портной, кузнец – ткач и т.д. Этого нет. И последнее. Когда в еврейском языке появилось слово кайин – кузнец, не с приходом ли в Палестину филистимлян? Если это так, то снимаются все предположения о кузнеце и остаётся древнегреческое значение слова – убивший или убийца.

Итог. Каяла – дословно: вода печали о погибших (река печали, река плача, подобно названию и значению Коцита). Авторы комментария к «Слову» без каких либо доказательств оказались правы в своей предполагаемой интерпретации названия реки. Безусловно, Дмитриев Л. А. в своём предположении вплотную подошёл к правильному объяснению сущности названия реки Каяла, но значение её как реки смерти с мертвой водой в такой формулировке принять невозможно, длинновато и не точно в отношении параллелей река-вода, смерть-мёртвая. Все варианты интерпретации названия реки Каяла от слов каja- камень и кай - кузнец из рассмотрения следует исключить.

Кукуй.


На создание двух нижележащих статей нас натолкнуло знакомство со статьёй З.Жуковой, опубликованной 20 мая 2005 года в журнале «Север» и статьёй Е.Н. Поляковой «Диалектные апеллятивы, исчезнувших из пермских говоров. Статья первая. Кокуй», Пермский Государственный педагогический институт. По рассматриваемой теме обе статьи великолепны, но на происхождение и значение рассматриваемых в статьях слова кукуй и кокуй у нас другая точка зрения. При необходимости примеры для подтверждения наших предположений взяты из этих статей.

При рассмотрении значения слова куй ранее мы предположили, что это слово входит в топоним кукуй в качестве составной части. Однако, значение слова кукуй установлено не было. Сегодня мы попытаемся хотя бы приблизительно определить значение этого загадочного слова. Именно загадочного, т.к. существующие определения представляют собой набор догадок, обоснованных и совершенно необоснованных предположений, фантазий, в итоге ничего не дающих для понимания значения слова. Положение осложняют сами дешифровщики, когда смешивают без достаточных оснований названия кукуй и кокуй, при этом считая, что слово кукуй является производным словом от кокуй. Мы не говорим, что такая метаморфоза в словах невозможна, но если возможна, то нужно ясно указать, когда и в каких случаях она возможна. Нужно определиться, в каких случаях применяется одно слово, в каких другое. Исследовательских работ по этой теме много, но обоснованных предположений нет, и значение слова остаётся неизвестным.

Чаще всего нам представляют в качестве доказательства происхождения слова от кукушки, петуха, от её кукования, от названия женского головного убора кокуй, от слова кука-кулак, островка леса среди поля, праздника Ивана Купалы, купальских огней, поля, кладбища, могильника и т.д. При этом сваливаются сюда же все доступные омонимы. Было бы удивительным, если бы забыли указать, что слово произошло от различных дежурных значений горы: горка, холм, курган, высота, бугор и пр.

Производят это слово из русских говоров, праславянских, финского, прибалтийского (какого?), вепсского, марийского, немецкого и других языков.

В завидном усердии найти решение исследователи напрочь забывают, что топоним - это паспорт и адрес географического, природного элемента: реки, горы, населённого пункта и т.д. Присвоение названий подчиняется определённой логике, главное при этом, название должно содержать в себе особенность, отличающую топоним среди всех окружающих объектов в окрестности, эта особенность должна выделять объект, служить ориентиром, маяком, который нельзя спутать ни с чем другим. Уж если топоним носит название Берёзовка, то это означает одно – только в этом месте растут берёзы, вокруг этого места могут быть сосновые, дубовые и любые другие леса, лесочки, но берёзы являются здесь основным ориентиром. И противоположная ситуация. Если топоним произошёл от кукушки, то, как путник определит пункт назначения, если кукушки одновременно кукуют спереди, сзади и в стороне от пути? Большую часть года кукушки не кукуют, где тогда найти пресловутую Кукуевку?

Название топонима часто прямо указывает на время его возникновения. На первом этапе заселения местности названия даются первопоселенцами исходя из бросающихся в глаза особенностей природных объектов и в последнюю очередь характера производственной деятельности людей. Здесь могут быть отклонения от этого правила, например, новопоселенцы дают новому селу название исходного местожительства. Это очень распространённое явление. При переселении на уже заселённое место новопоселенцы принимают названия, данные старожилами или предшествующим населением этой местности, причём часто независимо от языка старожилов. При неприятии старых названий, непонятных новопоселенцам, они или полностью меняются, или в соответствии со своими обычаями переводятся на свой язык, сохраняя одно значение в обоих языках. Этот вариант является одним из сложнейших на землях, где проходили волны разнородного населения, когда после каждой смены населения оставался особый слой названий. Таких слоёв во времени накапливается несколько, образуя сложное переплетение разноязычных понятий. При этом бывает трудно отделить точное значение топонима из-за искажёния его временными изменениями языка народа или языком другого народа. С этим мы столкнулись при распутывании узла понятий, скрытых в слове тал.

Мимо последнего проходят исследователи в поисках значения слова кукуй. Достаточно сравнить слова Кукуй, Кукуевка, Кукуево, чтобы понять, что основное, первичное слово здесь Кукуй. Второе и третье слова производные от первого, уже несущие в себе искажение первоначального значения. Второе и третье слова вносят новые смысловые тонкости. Во-первых, населённый пункт Кукуевка меньше, чем населённый пункт Кукуево. Здесь можно предположить и особенности говоров в обоих населённых пунктах. Во-вторых, последний получил такое название позже второго. И третье, оба названия прямо свидетельствуют о том, что первоначальное значение слова Кукуй забыто. Вот вам три временных слоя одного понятия и его изменений.

Все три топонима были широко распространены в России. Даже сейчас, не погружаясь в старинные документы, на доступных картах встречаются: Кукуй – 18 раз, Кукуевка - 17 раз и Кукуево - 7 раз, в Румынии Кукуеци, Кукутени, Куени. О румынских топонимах здесь не будем говорить. Если привлекать старинные документы, то частота употребления ряда производных от кукуя существенно возрастает.

Теперь посмотрим распределение этих трёх топонимов на карте России. Очень интересные данные. Основная масса этих топонимов лежит в областях южнее Москвы до Украины и от Днепра до Дона в широтном направлении. Это области Рязанская, Тульская, Орловская, Курская, Брянская, Белгородская, Тверская, Смоленская. Их нет восточнее Рязани, но встречаются и в Новгородской, Ленинградской, Псковской, Вологодской, Архангельской областях. Хотя топоним встречается в других местах России, в основном в области распространения северного говора, где он вторичен, останемся в пространстве названных областей. Этого будет достаточно.

В этой области сегодня нет ни одного гидронима с основой слова кукуй. Больше того, все топонимы лежат в верховьях небольших извилистых, с изломанными руслами речушек. Эти топонимы – очень небольшие деревеньки. Отсюда и ясно, почему они называются уменьшительно Кукуевками. Естественно, подобные названия появились поздно, но факт расположения кукуевок в верховьях малых речек и их водоразделов говорит о том, что население этих кукуевок было вытеснено с берегов крупных и средних рек.

Теперь я призываю читателей этой статьи провести небольшой опыт. Наложите карты распределения памятников древнего литовского племени голядь16 на карту современного распределения топонимов Кукуй, Кукуевка, Кукуево южнее Москвы. Полное совпадение. Посмотрите карты районов расселения вятичей, радимичей, кривичей, ильменских словен и литовских племён17 после переселения вятичей и радимичей. Все указанные топонимы присутствуют на землях этих племён. Случайности здесь нет. Продолжим мысль предыдущего абзаца. По карте распределения памятников балтов видно, что они густо расположены по берегам речек Верхней Оки и по берегам Десны. Сегодня топонимы Кукуй остались только в верховьях малых речек и ручьёв. Отсюда, балты были оттеснены славянами с берегов крупных речек, а оставшиеся там ассимилированы.

Значение слова кукуй неизвестно. Оно не встречается в литературном языке, его даже не включают ни в этимологические, ни в современные словари русского языка. Но это слово присутствует на карте России в области проживания русских и финно-угорских народов. Оно существует в области нахождения топонима, но значение его забыто. И только два доступных словаря В.И. Даля и М.Фасмера дают некоторую призрачную надежду найти точку опоры в поисках значения слова кукуй.

При всей существующей ныне неопределённости значения слова кукуй есть надежда, что этимология топонима будет установлена. Уважаемый читатель, возьмите физическую карту Рязанской области, желательно самую подробную. В северо-западном углу области находится небольшое село Кукуй, оно лежит на берегах развилки двух речушек. Образованная их слиянием речка как впадает в реку Кудесна, лежащую в двух километрах от села Кукуй. В этом месте река Кудесна образует широкую излучину, на берегах которой лежат селения Бекленевка и Трепольский. Чем интересен этот факт? Тем, что он ясно показывает, что топоним Кудесна содержит два слова – неизвестный формант ку- и гидроним десна. Одни исследователи считают, что происхождение этого гидронима неизвестно, другие придерживаются мнения, что это славянское слово. Происхождение его связывают с индоевропейским корнем *деснь - правый, Десна – правая река или река, впадающая в основную реку справа. В этом случае Кудесна является правым притоком реки Осётр, место впадения её в Осётр находится у села Серково. Обе реки в районе слияния образуют многочисленные излучины разной формы. При любой точке зрения первое слово ку- представляется самостоятельным словом. Ниже мы вернёмся к названиям этого чрезвычайно интересного места Рязанщины. При поиске значения топонима Куймань мы получили результат, согласно которому слово куй означает низина, низкая долина, т.е. слово кукуй состоит из двух слов – неизвестного ку- и куйдолина, низина.

Ни того, ни другого слова по отдельности, ни полного слова кукуй в словарях нет. Но всё-таки посмотрим ещё раз словари В.И. Даля, М.Фасмера и другие словари, ориентируясь на слова, которые могут, так или иначе, через формант ку- быть связанными с гидронимами и долинами одним, по возможности, общим для них понятием. Нам кажется, что ряд от значений кудрявый, кучерявый, прядь, локон и т.д. не должен рассматриваться, слишком далёкой и неправдоподобной связь этих слов с гидронимами и топонимами. Прямой гидроним - курья – заводь, речной залив (мелкий и длинный), протока, заболоченный рукав реки, старое русло реки, др.-рус. – заводь, залив. Кулигакрюк, крутой изгиб (реки). Мы уже отмечали, что кукуй в подавляющем большинстве известных фактов относится к топонимам южнорусских говоров. Курья, как топоним и гидроним, широко распространён в областях северных русских говоров от Новгорода и на большей части Сибири. Но названия кукуй и курья редко, но встречаются в полосе размежевания говоров в районе верховьев Днепра. Вопрос происхождения этих двух слов от общего древнего корня рассматривать здесь не будем из недостатка фактов для надёжного обоснования. При предположении происхождения слов из одного корня при игнорирование фактов различного расположение топонимов кукуй на местности и особенностей строения речных систем курья может привести к грубейшим ошибкам. Однако укажем на факт, над которым нужно подумать: рус. курья и нем. kurve. Для дальнейшего рассмотрения оставим топоним кукуй.

Словари дают следующий интересный ряд значений слов:

Kucati, kuncatē – др.- инд. искривляться,

kucatas – др.- инд. прогнутый, закруженный.

Кỳка – серб.хорв. крюк.

Skúčiti – слов. гнуть.

Kokula – н.- луж. изгиб, крюк.

Кука – болг. крюк.

Куконосъ – цслв. горбоносый.

Кукан – руск. от кука - большой крюк.

Кут – рус. угол,

Kùkis - лит. навозные вилы.

Cuar – ирл. кривой.

Kumpas – лит. крючковатый.

Kurve – нем. 1. кривая, 2. поворот (дороги). К этому слову существуют ряд синонимов, точно передающих значение Kurve: Biegung – изгиб, поворот, Krümmung - изгиб, Bogen - поворот, Scheife - петля. Очень характерное предложение в немецких книгах: Moskau liegt an sieben Krümmungen der Moskwa (Москва стоит на семи излучинах Москвы-реки).

Kurbe – фр. кривой, согнутый, прогнутый, кривая линия; courbure – кривизна, изгиб, искривление; courbement – кривизна, изгиб.

Κυρτοω – греч. гнуть, сгибаться дугой; κυρτος, κυρτη – 3. кривой.

Но ещё более интересный материал для размышлений дают финно-угорские слова: вепс. koko – сильно изогнутое дерево, фин. kouk-ku – крюк, крючок, koukkari – изогнутое кривое дерево, вепс. kouk, kuk – крюк. Нужно обратить внимание на вепсское Куккула и н.- луж. Kokula, вепс. koko – сильно изогнутое дерево и русс. кокора (топоним Кокорино).

Нам кажется, эти слова, хотя не дают прямого и немедленного решения проблемы значения слова кукуй, но больше всего подходят для характеристики как топонимов (куй – низина), так и гидронимов (положение русла на местности). Это несомненно.

Совершенно уникальные свидетельства оставила нам история в топонимах Ефремовского района Тульской области и Старорусского района Новгородской области. В Тульской области в месте слияния под острым углом речек Галица и Гоголь лежит село Кукуй. На противоположном берегу Галицы против села Кукуй лежит село Крюково. В Новгородской области в месте слияния под острым углом двух речек на одной стороне лежит село Кукуй, на другой – село Кокорино. Вернёмся к вышеприведенному тексту, где мы обращали внимание на известный факт: что старые названия, непонятных новопоселенцам, или полностью меняются в соответствии со своими обычаями, или переводятся на свой язык, сохраняя одно значение в обоих языках. Крюково от слова крюк – закорюка, крутой обратный изгиб; заворот реки, дороги; тонкое бревно, продолбленное в одном конце, где втыкают клин. Последнее своего рода развилка. (Клюка - крюк с прямым загибом, палка этого вида).

Отсюда видно, что до переселения в эту местность славянского населения, здесь существовало селение другого народа с непонятным для переселенцев названием Кукуй. Славяне не захотели сохранить название селения коренного народа, они назвали своё село Крюково, в соответствии с переведенным значением слова кукуй.

В подтверждение высказанного утверждения рассмотрим второй пример, Кукуй Новгородской области. Название села Кокорино происходит от слова кокора – дерево с корнем клюкой, с коленом, для судостроения. В обоих случаях в русском названии сёл содержится одно значение – изгиб. В первом случае очень крутой изгиб, даже в обратную сторону, крюк, заворот по Далю. Во втором случае тот же изгиб, но менее крутой, до прямого угла, клюки. Эти не принципиальные различия, отражённые в названиях русских сёл, обусловлены только степенью изгиба объекта или уровнем понимания русским населением значения иноязычного слова кукуй.

Теперь вернёмся на рязанскую реку Кудесна, где находятся села Кукуй и Бекленевка. Уникальнейшее место с точки зрения раскрытия значением топонимов и гидронимов. Обратим внимание, что село Бекленевка лежит на левом берегу широкой излучины реки Кудесны. Словари не дают значения этого слова. Но обратим внимание на то, что в Ярославской, Вологодской, Костромской областях существуют сёла с названием Бекренево, в Тверской области – Бекрень. А вот значение этого слова находим в словарях. Бекрень, по Далю, - … о чём либо кривом. Бекрениться – гнуться, изгибаться… изгибаться боком. Т.е. и здесь мы имеем ситуацию аналогичную приведенными выше примерами по сёлам Крюкову и Кокорину с небольшими изменениями: Бекрень, Бекренево редуцируется в Бекленевка со значением изгиб, кривизна в соответствии с древней фонетической особенностью перехода р/л в русском языке (и не только в русском). Село действительно лежит на левом берегу большой излучины (кривизны) реки Кудесна.

Отсюда прямо вытекает, что в переводе на русский язык ку-куй – круто изогнутая (извилистая) долина (низина), кривая долина. Последнее определение широко применяется в славянских названиях географических объектов: Кривая дубрава, Кривая лука, Кривая поляна, Кривая балка, Криводол (Сербия и Болгария) и т.д. Относительно гидронимов с определением кривизны можно указать на десятки речек с названием Кривец, характеризующихся извилистыми руслами, многочисленными излучинами. И балтский формант ку- надёжно вписывается в славянский ряд характерных признаков русел рек: Кудесна – извилистая правая речка, Криворечка правая.

При рассмотрении выписки из словарей становится очевидным, что слова, означающие кривизну, искривлённость, изогнутость, поворот, дугу широко представлены в древне-индийском, немецком, французском, греческом, славянских балканских языках и являются синонимами рассматриваемому ку- с практически точным смыслом. Это признак того, что слово ку- имеет глубокую древность и восходит к языку индоевропейского населения дунайской прародины. Данные археологии говорят, что распад индоевропейской общности относится к рубежу IV/III тыс. до н. э., в этот период начались миграции индоевропейских племён. Первыми ушли с прародины племена в Малую Азию, Грецию. За ними ушли на восток индоиранцы. На север и северо-запад двинулись германские племена, а на земли Восточной Европы ушли балтские племена, после них ушли восточнославянские племена. Здесь нужно принять во внимание, что такие переселения не было разовыми, они проходили волнами и вовлекали в процесс миграции большие массы инородного населения. И в первых волнах в районы новгородских, тверских и других северных земель мигрировали балтийские, русские, финно-угры. Мы не ставим задачу отобразить передвижение племён по точным маршрутам и в хронологическом порядке. Это тема совсем другого исследования. Нам нужно только указать, что формант ку- был вынесен и сохранён в языках переселяющихся племён в обширные территории от Ирландии до Индии, от Белого моря до Греции. Слово ку- существовало на Дунае по крайней мере с IVт.л. до н.э.

Не могу пройти мимо этимологии рязанского топонима Кукуй, приведенной на сайте в Википедии. Дословно: «Согласно местному преданию, название обусловлено расположением деревни, спрятавшейся в низине и прикрытой со всех сторон холмами. В детской игре в прятки кричат «ку-ку», поди, мол, найди меня. Вот и стали называть её Кукуй. Однако достоверной является версия, по которой наименование связано с народным географическим термином кукуй «небольшая роща среди открытого безлесного ландшафта». Предание преданием, но достоверность второй версии менее надёжна, чем первая версия. Но вот что достоверно в этих двух версиях преданий: существование низины и сохранившаяся небольшая рощица. Подумать только – в самом недостоверном кукушечном варианте сохранилось самое достоверное зерно происхождения топонима через упоминание о существовании там низины (долины). Авторы не знали значения слова куй, и отвергли предание целиком. Напрасно, предание подтверждает наше утверждение о том, что Кукуй – кривая низина (долина). Эта точка зрения подкрепляется существованием рядом села с названием села Бекленевка и речки Кудесны. Вторая достоверная версия полностью недостоверна. Приход сюда переселенцев только в конце XVIII-нач. XIX вв. из д. Дугинка 1-я и принятия названия села Кукуй говорит о том, что это название существовало задолго до этого времени и переселенцы не стали менять его, оно в течение веков прочно вошло в обиход соседнего населения. Достоверность этого варианта могло поддержать название села в варианте Кокуй (см. ниже раздел «Кокуй»), но этому противоречат значения названий села Бекленево и речки Кудесны. Значение топонима Кукуй было полностью забыто. Мы считаем, что слово кукуй принадлежало древнему племени голядь. Конечно, авторы статьи в Википедии могут занять позицию, что наличие в Кукуе небольшой рощицы даст основание для утверждения, что Кукуй можно перевести как Кривая роща. Но как объяснить сочетание раннего балтизма ку- и позднего русского роща? И если принять слово роща, то оно должно было бы звучать кой и всё слово кукой. Такого слова нет в ряду рассматриваемых топонимов. И существовала ли эта роща вообще, а если существовала, то где, в каком виде во время переселения жителей из Дугинки? Во всех ли российских Кукуях рядом находятся рощицы? Увы, их нет в подавляющем большинстве случаев. Нужно принять достоверный факт из недостоверного кукушечного предания.

Вывод. Топоним Кукуй по факту местоположения на карте России встречается в области расселения древних балтославянских племён, в пространстве расселения племени голяди в первую очередь. Слово с уверенностью можно относить к балтским или балтославянским языкам. Большинство топонимов Кукуй было сохранено при заселении земель вятичами и радимичами по Десне и по Оке. Позднее при ассимиляции балтов славянами значение слова кукуй стало забываться и после окончательной ассимиляции было полностью забыто.

При расширении России к Уралу и в Сибирь слово стало выноситься туда переселенцами-кукуевцами северного говора в первую очередь. Но его значение было уже с одной стороны полностью забыто. С другой стороны по мере продвижения к востоку нарастает количество омонимов, например, вепсское куй – долина, поляна и селькупское куй – рыба. Кокуй Тверской области – берёзовая роща, на Вятке – небольшой лесной островок, в Забайкалье – выселок. В разных языках имеются одинаковые слова, но значение их разное. Отсюда с неизбежностью появляется знак равенства между словами Кукуй и Кокуй. В Ильинском районе Пермской области есть деревня Кукуй и официально она же Кокуй. Не удивительно, ведь в этой области нет кукуев, одни кокуи. При этом значение того и другого слова оставалось неизвестным. Этот факт подтверждается исследованиями по этой тематике.


Кокуй.


При поиске значения топонима кукуй были найдены веские основания считать, что история сохранила нам достаточно надёжную основу для определения значения слова. Эту основу составляет явление сгущения топонима кукуй в областях расселения балтских племён, особенно наглядно это видно на землях, занимаемых когда-то племенем голядь, а также кальки балтского значения кукуй в русских названиях селений, расположенных в непосредственной близости от балтскими поселениями. На этом можно было бы и закрыть тему. Но пространство употребления слова кукуй не ограничивается указанной областью, в северной части европейской России оно оказывается захваченным языковым водоворотом, где густо мелькают слова кокуй, кук, кой, кай, кей. Значения одних из этих слов определены достаточно надёжно, других предположительно, но наш кукуй сплошь и рядом без всяких объяснений переводят в синонимы слову кокуй, не допуская мысли, что это разные слова. Мы не ставили вопрос по этимологии слова кокуй, но продолжить тему, так прочно связанную с выше изложенным, считаю нужным.

Посмотрим на карту распределения топонимов и гидронимов кукуй, кокуй, кой, кай, кей. Выше мы видели, что слово куй – низкий было перенесено вплоть до берегов Белого моря при расселении славянского населения из древней новгородской земли, не исключено с включением в состав переселенцев ассимилированного балтского населения (или вообще балтославян). Каков бы ни был состав переселенцев слово куй было для них обиходным с однозначным значением. В то же время на северных границах расселения балтских племён лежали земли финно-угорских племён, простиравшиеся отсюда на восток до Урала. И хотя все языки этих племён относят к одной языковой семье, в процессе развития этих племён их языки изменялись по многим причинам: разная среда обитания, разные хозяйственная практика, соседство с иноязычными племенами, перемешивание населения, заимствование слов, переноса названия с одного географического объекта на другой, совершенно не похожий на старый (метонимия), и под влиянием многих других факторов. При разных условиях жизни одинаковые слова могут со временем менять первоначальные значения общие для всех родственных племён. При этом часто сохраняя звуковой строй слова. Разночтение вызвалось к жизни в большой степени русским населением (и не только им, об этом скажем ниже), принявших в свой язык финское слово и приведший его к правилам русского произношения, а иногда и значению, отличному о финско-угорского. Добавьте сюда полное забвение значения одних слов при сохранении звуковой формы и смешивание их с хорошо известными, когда все такие слова укладывают в один синонимический ряд. Вот такую мешанину мы видим при попытке исследователей определить значение слов кукуй и кокуй. Для исследователей такие факторы создают большие трудности при определении значений топонимов.

Для начала обратим внимание на следующий известный факт. В Тульской, Орловской, Брянской областях и соседних с ними районах ни топоним, ни гидроним кокуй практически не встречается. Но он достаточно часто встречается в полосе соприкосновения племён древних балтославян и финно-угров, т.е. в нынешних Тверской, Смоленской, Московской, Вологодской, Новгородской областей. Здесь, в этих областях, первичное пространство языкового смешения, отсюда начинается путь на Предуралье и Зауралье уже сложившихся при смешения значений топонимов и гидронимов.

Нам кажется, что очень наглядный пример считать кукуй и кокуй словами с разным значением дают топонимы Архангельской области Койда (Койдома), встречающиеся здесь более десятка раз. В местных русских говорах эти топонимы означают лесная поляна, лесной сенокос, т.е. лес – кой, но не куй.

По М. Фасмеру койга (койда) - сосновый бор, хвойный лес, вологодск.; койда - засохшая сосна или ель (здесь койда по словарю Даля). М.Фасмер считает, что слово происходит из финского от фин. honka, род. п. hongan - сосна. В тех же словарях *коньга → конга (хонга) мощная смолистая сосна, влгд., перм., из фин. honka, род. п. hongan - зрелая сосна. Койга – влгд. сосновый бор, хвойный лес на корню. В этот ряд слова лес нужно отнести латышские слова koks - дерево, kooky - лесной. Другими словами, если мы считаем слово куй – низина (долина) восходит к индоевропейским языковым корням, то слово кой – сосна (лес) происходит из финского. Точек соприкосновения в значениях рассматриваемых словах нет.

Несколько другое значение имеет слово кой в вепсском языке и в карельском (koiv и koivu). В этих языках кой - берёза. Это может прямо относиться к слову кокуй, в котором присутствуют балто-славянское слово куй – низина (долина) и вепсское слово кой – берёза. Отсюда закономерно предположить, что кокуй = кой+куй – берёзовая долина. Поставить знак равенства между берёзой и сосной невозможно, но их объединяет общая принадлежность к обобщающему значению – лес. И здесь нет ничего общего между кой и куй, иначе кокуй становится образцом тавтологии. А различия между долиной и поляной, грубо, на бытовом уровне определяются особенностями исторически сложившимися говорами. Особняком стоит пример названия села Кой Тверской области Сонковского района. Правильное истолкование возможно только с учётом характера местности. Краеведы считают, в распространённых топонимах кой означает село, деревня. Но каким образом из финского кюля, карельского куля, веского кюлю в значении село, деревня можно получить кой с тем же значением? Об этом не говорится. Не аналог ли это название нашей Берёзовки или Сосновки? Думаю, что это ближе к истине.

Вернёмся к топонимам Койда (Койдома) с достоверно установленным значением лесная поляна. Сравним значение этого слова со значением слова кокуйкой + куй = лес + долина = лесная долина, долина, поросшая лесом. Здесь балтское куй – долина и карельское да, дома – поляна можно рассматривать как синонимы, при этом балтославянское слово входит составной частью в карело-финские слова.  Отсюда можно объяснить и значение названия села Койдокурья как лесная долина (поляна) на протоке (курья по Далю – заводь, речной залив мелкий и длинный, протока, заболоченный рукав реки).

При расселении в этих местах русского населения чисто балтские и чисто вепсские, а также смешанные топонимы сохранялись вплоть до сегодняшнего дня. И первые русские переселенцы приняли их без изменения.

Теперь посмотрим, что означало слово кой у народов, живших восточнее вепсов, карелов до Урала и далее. В языке коми просторечное слово кой (от койт) уже не означает лес, берёзу, но означает токовище (тетеревиное). Здесь же есть река Кой в Койгородском районе.

В этих просторах с расселением русских из новгородских, тверских, вологодских земель переносилось названий кой, кокуй, кукуй. В Кировской области значение слова кокуй было забыто, но на основе забытого значения было введено в оборот определение - малоплодный участок с песчаной почвой. В Забайкалье в XVIII веке были переселены крестьяне, которые были приписаны к Нерченскому сереброплавильному заводу, своё село они назвали Кокуй. Если возвратиться к балтам и вепсам, то ретроспективно видно, что топоним Кокуй существовал в русскоязычной среде к тому времени более тысячи лет. Думаю с сохранением первоначального значения или близкого к нему, иначе он вымер бы. В крестьянской среде значение топонимов и гидронимов сохраняется очень долго. Известный всем пример, сохранённый нам нашим великим драматургом А.Н. Островским в произведении «Дикарка». Ценность его в том, что Островский не будучи краеведом, в своём произведении пролил нечаянно свет на интересующую нас проблему. Прочтите внимательно следующие строки. «Это место по древности, от старых людей — Кокуй называется. Когда покойный барин, царство небесное, эту рощу под парк оборотили, так и беседка тут была построена, и строгий был приказ от барина всем, чтоб это самое место «Миловида» прозывалось; а барыня, напротив того, желали, чтоб беспременно «Бельвю». Почитай, что до ссоры у них доходило... Ну, а мужики, помилуйте!.. им не вобьешь в башку-то, разве с ними возможно! Они и теперь всё Кокуй да Кокуй». Значит, во времена А.Н. Островского в сёлах вокруг помещичьей усадьбы Щелыкова Костромской области в простонародии Кокуй означал рощицу, лесок. Топоним кокуй сохранялся, и если его значение забывалось, то на бытовом уровне это непонятное слово долго ещё имело значение не расходящиеся с первоначальным по факту отнесения его к конкретному объекту. Но история слова кокуй знает и другие метаморфозы. Характерный пример. Село исчезло, но старожилы соседних селений ещё помнили его название, территорию самого села, построек, огородов, и кладбищ. И название села было перенесено на последнее пристанище кукуевцев – на кладбище. Отсюда происходит на первый взгляд дикое, но верное предположение, что кокуй – это кладбище (могильник, погост). Но это яркий пример метонимии. К таким фактам нужно относиться повнимательней.

С кокуем более менее ясно. Кокуйлесная долина (поляна), Кукуй – кривая долина. Но рядом с ним в этих же местах существуют другие кукуи. Исследователи ищут объяснения происхождения этих слов от вепсского *kuk – холм, горка. В этом случае исследователи слово кукуй считают односложным с основой *kuk, а куй двухсложного слова кокуй в этом случае исчезает. В вепсских словах с этой основой нет окончания –уй. Коренное слово *kuk широко распространено в топонимах на территории расселения вепсов. Но вот что интересно. Если топоним кокуй был принят русским населением и оставлен без изменения на сотни лет, то кукуй от Ладоги до Урала остался для русских термином непонятным. Исследователи приводят ряд оронимов, которые вызывают сомнения: Кукуй, Кукова гора, Куков кряж, Куково, Кукогорье. Как интерпретировать эти оронимы? Кукова гора – горная гора? Кукогорье – горные горы? Куков кряж – холмистый кряж? Если это не тавтология, то, что же? Русское население могло дать такие названия, только в одном случае – им не было известно значение вепсского *kuk.

В марийском языке, относящемуся к поволжско-финскому языку, *kuk входит в сложные слова кукшака – бугор, курган, возвышенность, кукшо – высокий, кукшыт – высота, рост. Из этих значений слов видно, в марийском языке набор производных от основы *kuk – возвышенность далеко уходит от вепсской однозначности.

Исследователи не дают вразумительного ответа на вопрос, что такое *kuk – ороним или гидроним? Ведь там же, где распространены оронимы с основой *kuk существуют гидронимы с той же основой: с названием Кукша - реки и озёра Мурманская области, Карелии; с названием Кукса – реки Ивановской, Ленинградской областей. Приблизительно такая же ситуация с топонимом кокуй и гидронимом кок (реки Кокша Тверской, Кировской областей, республики Марий-Эл). Но это тема другого разговора, не будем её продолжать, мы свою поставленную в статье задачу выполнили.

Если посмотреть словарную выписку родственных слов с формами ку-, куй, кук, кукуй, кой, кокуй, то можно сделать вывод, что эти слова имеют долгую историю. Присутствие их в древнеиндийском, древнегреческом, немецком, французском, ирландском в одном или близком значении свидетельствует о том, что они вышли из одного центра. Время рассеяния этих слов хорошо известно - начало III т. л. до н.э. Их история, может быть, лежит ещё глубже. Основание для этого предположения дают последние исследования учёных. Некоторые исследователи находят на землях республики Марий-Эл, Кировской области, в бассейне Вятки не только балтские гидронимы, но считают, что здесь ни больше, ни меньше балтский субстрат. Это тянет на принципиально новое раскрытие истории балтских и финно-угорских народов. Но эту точку зрения не все будут поддерживать и очень долго вообще отрицать её, сводя всё к очевидному факту - в переселениях русских в эти земли участвовало много частично обрусевших балтов. Недаром существует определение - балтославяне. Этот термин нуждается в пространственном и временном уточнении. Но нужно согласиться с тем, что первые волны миграций в эти районы состояли из ранних балтославян, ещё не разделённого народа, говорящего на одном языке. Есть и другие не менее интересные факты. В исследованиях учёных отмечается, что до распада индоевропейской общности на Дунае финно-угры жили в Прибалтике, следы их находят на польских землях. Выше мы обращали внимание читателей на вепсское Куккула и н.-луж. Kokula. К этим же следам можно отнести латышские слова koks - дерево, kooky - лесной. И только при распаде индоевропейской общности финно-угры стали отступать перед натиском славянских и балтских племён на северо-восток на земли нынешней Новгородской, Псковской области и далее. Кукуй и кокуй ставят нас на начало пути в глубокую древность, в пока ещё туманную, но реально существующую ностратику.

При таких открывающихся фактах мы продолжаем приходить в восторг от громких высказываний об общем происхождении значений горки, гребешка петуха и кокошника, не утруждая себя уточнить историю кур и времени появления кокошников на Руси.


 


 



1 Загоровский В.П. О древнем Воронеже и слове «Воронеж». Изд. Воронежского университета. Воронеж. 1971.

2 Согласно последним исследованиям В.Н. Торопова некоторые из приведенных названий сегодня относят к балтским языкам.

3 Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький. Волговятское кн. Изд. 1989.

4 Куявы, куявяне (Kujawiacy, Kujawianie) – западнославянское племя, жившее между средним течением р. Вислы и верхним течением р. Нотец, главным образом в районе оз. Гопло и цепи озёр, связанных с р. Нотец. Местность здесь – густая сеть рек и озёр, изобилие воды.

5 Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький. Волговятское кн. Изд. 1989.

6 Повесть временных лет.

7 Ссылку даём в украинской редакции. Реєстр подано за публікацією: Ярослав Дзира, кандидат філологічних наук «Найдавніший реєстр українського козацтва 1581 року» З книги «Україна – козацька держава». Упорядник Володимир Недяк.  Київ, 2004. Видавництво «ЕММА». ISBN – 966-95841-6-7.

8 Квітницький М. Пороська захисна лінія: етапи формування та розвитку (у світі писемних та археологічних джерел) // Місце і значення Поросся в історії України (IX-XVII ст.). Корсунь-Шевченківський, 2007. С.19.


9 Kesta S. Русский – форум «Евразийского исторического форума». Значит, на территории Литвы сохранилось самое большое число топонимов с формантом куй, это в свою очередь указывает, что предки литовцев последними из балтов покидали индоевропейскую прародину.

10 Едва ли можно обойти вниманием румынский топоним Кукутени, в основе названия которого лежит слово куку-. Второе слово румынского топонима -тени соответствует литовским -ишке, -ишки, -ишкяй.

11 В. П. Кобычев. В поисках прародины славян. Изд. Наука. М.1973. стр.132-133.

12 Слово о полку Игореве. ИХЛ. Москва. 1967.стр. 40.

13 Дмитриев Л. А. Глагол «каяти» и река Каяла в «Слове о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1953. Т. 9. С. 30—38;

14 feb-web.ru/feb/slovenc/es/es3/es3-0311.htm

15 feb-web.ru/feb/slovenc/es/es3/es3-0311.htm

16 Голядь – балтийское племя, упоминаемое в русских летописях 11-12 вв.; жило в бассейне реки Протвы, правого притока реки Москвы, между вятичами и кривичами. В 12 в. большинство голяди было ассимилировано славянами. (БСЭ).

17 В.Н. Топоров. Балтийские языки. Москва. Академия 2006.




оставить комментарий
страница2/2
Дата24.09.2011
Размер0,63 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх