П. А. Раппопорт Зодчество Древней Руси icon

П. А. Раппопорт Зодчество Древней Руси


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Тема Государство и право России с древнейших времен до середины XV века...
Экзаменационные билеты по истории России (9 класс) Билет №1...
Тема : Культура Древней Руси...
Ответы на экзаменационные вопросы по истории России 9 класс...
Тема урока: Социальная структура и хозяйство Древней Руси...
А.Ф.Черняев Золото Древней Руси...
А. Ф. Черняев Золото Древней Руси...
Н. М. Карамзин о Древней и Московской Руси...
Государственная образовательная политика Древней Руси...
Вопросы для экзамена по истории отечества Восточные славяне в древности: их расселение и места...
Экспериментальная программа спортивной секции «Единоборства древней Руси» для кадетского корпуса...
Экспериментальная программа спортивной секции «Единоборства древней Руси» для кадетского корпуса...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать
Чернигов. Пятницкая церковь.


памятников и наличие в них, несмотря на яркие индиви­дуальные черты, общности “почерка” зодчего приводят к выводу, что это произведения одного автора. Им, вероятно, был Петр-Милонег, восторженная оценка деятельности которого помещена в летописи. Из текста летописи мы знаем, что Петр-Милонег был “в приятелях” у князя Рюрика Ростиславича, по заказу которого возведены все три упомянутые церкви.

Таким образом, в Киевской земле переход к новому этапу развития архитектуры, по всей вероятности, связан с именем талантливого мастера, которого летописец, оче-

-115-



видно недаром, ценил настолько высоко, что сравнивал с библейским зодчим Веселиилом. Если строителем Пятницкой церкви действительно являлся Петр-Милонег, то закладка этой постройки могла быть произведена в 1211 г., когда Рюрик Ростиславич потерял Киев и стал черни­говским князем. Вскоре князь Рюрик умер, и его строи­тельная артель, видимо, осталась в распоряжении черни­говских князей.

После этого в Чернигово-Северской земле разворачи­вается интенсивное строительство. К этому времени сле­дует отнести церкви, возведенные во Вщиже и Трубчевске, известные нам по итогам археологических иссле­дований. Они небольшие, четырехстолпные. Церковь во Вщиже имела с трех сторон галереи, а ее наружные пилястры были сложнопрофилированными, с тонкими полу­колонками. О церкви в Трубчевске данных меньше, по­скольку над ее остатками позднее была возведена новая церковь. Однако строительно-технические особенности па­мятника и своеобразная форма столбов (квадратные со скошенными углами) сближают ее с черниговской Пятниц­кой церковью. По-видимому, к вщижской церкви была близка также церковь, плохо сохранившиеся остатки кото­рой раскопаны в Чернигове на Северянской улице. Судя по обнаруженным развалам строительного материала, к этой же группе относилась и пока еще неизученная постройка, остатки которой лежат под более поздней Екатерининской церковью в Чернигове.

Значительным шагом в деятельности той же строитель­ной организации была постройка собора Спасского мона­стыря в Новгороде-Северском. Раскопки этого здания позволили установить основные черты его плана. Выясни­лось, что в отличие от всех предыдущих киево-черниговских храмов новгород-северский собор с запада имел притвор, а с севера и юга – полукруглые выступы. Такая схема планировки церковного здания была принята в Греции на Афоне и отсюда получила распространение в других странах, особенно в Сербии. В данном случае применение подобного плана не обязательно следует связывать с приехавшим из Греции зодчим, так как этот прием мог быть указан зодчему заказчиком - князем или еписко­пом, желавшим, чтобы построенная по его заказу церковь походила на церкви глубокочтимого на Руси Афонского монастыря. О личности зодчего больше говорит система профилировки памятника: она значительно сложнее, чем в черниговской Пятницкой или овручской Васильевской

-116-





Чернигов. Пятницкая церковь. Поперечный разрез.

-117-



церквах. Элегантная, изысканно прорисованная профили­ровка этих церквей приобрела здесь чрезвычайно усложненный, даже несколько вычурный характер, сохранив, однако, типичные для киево-черниговской архитектуры мягкость и незначительный вынос профилей от поверхности стены. Видимо, в Новгороде-Северском работал уже другой зодчий, но воспитанный в тех же традициях, сменивший Петра-Милонега в руководстве строительной артелью.

Позже, по-видимому уже в самые предмонгольские годы, в Путивле была построена церковь, почти полностью повторившая схему новгород-северского собора, хотя несколько меньшая по величине.

К сожалению, все чернигово-северские памятники этой поры не имеют достаточно достоверных дат. И если ясно хотя бы приблизительное время постройки Пятницкой церкви, то церкви во Вщиже, Трубчевске, Новгороде-Северском, Путивле, так же как черниговские церкви на Северянской улице и под Екатерининской церковью, можно датировать лишь с точностью до двух-трех десятиле­тий. Естественно, что и относительная хронология этих памятников тоже очень проблематична.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что начиная примерно с рубежа XII-XIII вв. вся строитель­ная деятельность в Среднем Приднепровье сосредоточи­вается в Чернигово-Северской земле, а точнее - главным образом в Новгород-Северском княжестве. В Киевской земле к этому времени можно предположительно отнести лишь две постройки: церковь Гнилецкого монастыря и Малый храм в Белгороде. Археологические остатки церквей показали, что они были очень небольшими, четырехстолпными, с одной апсидой. В церкви Гнилецкого мона­стыря удалось установить, что наружные пилястры имели простой двухуступчатый профиль.

Таким образом, выясняется, что в начале XJII в. быв­шая киевская строительная артель, видимо, перебазирова­лась в Северскую землю, где вела интенсивную деятель­ность, создав яркие памятники нового художественного направления. Строительство здесь продолжалось вплоть до монголо-татарского вторжения. В то же время в Киевской земле, очевидно, сохранилась какая-то очень небольшая группа мастеров, которые возвели всего несколько маленьких и простых храмов. К тому же очень вероятно, что к 30-м гг. XIII в. и их в Киеве уже не было. Письменные

-118-





Новгород-Северский. Собор Спасского монастыря. Реконструкция плана.


источники ничего не сообщают о строительстве в Киеве после 1200 г., если не считать сведений украинского летописца XVII в. о постройке в 1215 г. церкви Креста, о которой даже неизвестно, была ли она каменной или деревянной. Об отсутствии мастеров-строителей свидетельствует и тот факт, что к моменту монгольского разгрома Киева в нем уже начали применять совершенно иной тип кирпича - брусковый. По-видимому, традиция изготовления плинфы в Киеве уже была утеряна. Показательно, что из брускового кирпича не построили ни одного нового здания, а лишь восстанавливали те постройки, которые пострадали при землетрясении 1230 г. Так, очевидно, в это время восстановили киевскую Ротонду, отремонтировали Успенский собор Печерского монастыря, церковь на Вознесенском спуске, некоторые здания в Переяславле.

-119-



Появление в Киеве кирпича брускового типа, вероятно, было связано с приездом каких-то романских, точнее - польских, мастеров. Их мог прислать Даниил Галицкий, в сфере политического влияния которого находился Киев. Если же подтвердится предположение, что киевская Ротонда - католическая церковь, то мастеров из Польши могли вызвать и обосновавшиеся в Киеве доминиканцы. 15) Резкое падение архитектурно-строительной деятельности в Киеве в начале XIII в. безусловно связано с падением престижа киевских князей и частой их сменой на киев­ском столе, что хорошо отражено и древнерусскими письменными источниками.


* * *


Очень яркое развитие получило новое архитектурное на­правление в Смоленской земле. Однако слагалось оно совершенно по-иному, чем в Киеве. Преданность киевским архитектурным традициям привела в Смоленске к тому, что даже в 80-х гг. XII в. здесь продолжали строить почти так же, как в середине этого века. Конечно, зодчий, кото­рый возвел Васильевскую церковь на Смядыни, учитывал новые веяния; отказ от внутренних лопаток был, вероятно, вызван каким-то переосмыслением верхних частей здания. И все же новые формы прокладывали себе путь робко и медленно. Безусловно, в таком сильном архитектурно-строительном центре, как Смоленск, со временем сложи­лись бы свои новые формы памятников, но к 80-м гг. XII в. условия для этого еще не созрели. Между тем старые формы, очевидно, уже перестали удовлетворять художе­ственные вкусы заказчиков, и внимание ктиторов при­влекли композиционные решения, разработанные зодчими соседнего Полоцка. Для постройки в конце 80-х- начале 90-х гг. XII в. дворцового храма архангела Михаила смо­ленский князь Давид Ростиславич пригласил полоцкого зодчего. Плохо разработанная хронологическая шкала по­лоцких памятников не дает возможности уверенно судить, был ли это тот мастер, который построил церковь в полоц­ком детинце, но непосредственная зависимость смоленской церкви архангела Михаила от полоцкого храма не вызывает сомнения. Планы данных храмов почти полностью совпадают, хотя в них имеются и некоторые различия. Так, в смоленском храме можно отметить два существенных нововведения, свидетельствующих о том, что здесь был сделан следующий шаг в разработке нового архитектурного

-120-



решения. Прежде всего, в смоленской церкви двухуступчатые наружные пилястры усложнены введением тонких полуколонок. Тем самым в фасады здания внесено большое количество дополнительных вертикальных членений, еще сильнее подчеркивающих высоту и остроту его пропорций. Второе отличие смоленской церкви - исчезнове­ние стенок с порталами, отделяющих притворы от основ­ного помещения. Оба этих нововведения не случайны: они вызваны естественной эволюцией форм, ведущей к созда­нию вертикально устремленных динамических компози­ций, и стремлением зодчих разработать единый слитный интерьер, подчиненный композиции экстерьера. Неда­ром же такие приемы совершенно независимо появились и в других русских архитектурных школах - тонкие колонки в киевской и черниговской архитектуре, откры­тые внутрь храма притворы - во владимиро-суздальской.

Получить для задуманного строительства полоцкого зодчего смоленскому князю было нетрудно, ибо Полоцк в это время находился в прямой политической зависимости от Смоленска. Таким образом, Смоленск как бы пожал плоды интенсивного процесса архитектурного развития, протекавшего в Полоцке. Но если развитие полоцкой архитектуры к концу XII в. замерло, в Смоленске именно конец XII -первая треть XIII в. явились временем блестящего расцвета. Наличие опытных кадров строителей, работав­ших здесь уже с середины XII в., в сочетании с перенесен­ными сюда достижениями полоцких зодчих создало усло­вия для сложения в Смоленске вполне самостоятельной архитектурной школы.

Смоленская церковь архангела Михаила (часто ее упо­минают в литературе под более поздним наименованием - Свирская церковь) сохранилась почти целиком, хотя в несколько перестроенном виде. Она столпообразная, с высоко поднятой центральной частью. С восточной сто­роны церкви выделяется одна полукруглая апсида, тогда как боковые имеют снаружи прямоугольную форму и мень­шую высоту. С трех сторон перед входами расположены притворы, причем северный и южный снабжены неболь­шими самостоятельными апсидами. Таким образом, очень высокий центральный объем храма (общая высота до вершины купола около 33 м) со всех сторон как бы подпирается более низкими, в результате чего создается ступен­чатость, придающая композиции динамический характер. Это впечатление еще более усиливается огромным количеством

-121-





Смоленск. Церковь архангела Михаила. План.


вертикальных членений, проходящих по корпусу здания и создаваемых сложнопрофилированными пиляст­рами. Значительный вынос пилястр, сильно выступающие апсида и притворы придают всему зданию почти скульп­турную выразительность. Фасады церкви завершались не тремя закомарами, а кривой трехлопастного очертания. Очень высокий барабан имел в основании декоративные трехлопастные кокошники. Общая идея столпообразного храма с подчеркнутой вертикальной устремленностью композиции выражена в этой церкви исключительно ярко. Развитие самостоятельной смоленской архитектурной школы продолжалось с 80 - 90-х гг. XII в. до 1230 г., когда страшная эпидемия, а затем военные события прервали строительство. За это время здесь было возведено не менее полутора десятков монументальных зданий. По интенсив­ности строительства Смоленск вышел на первое место среди архитектурно-строительных центров Руси. К сожа­лению, церковь архангела Михаила является единственным

-122-





Смоленск. Церковь архангела Михаила. Реконструкция. По С. С. Подъяпольскому и Т. Е. Каменевой.

-123-



сохранившимся памятником смоленской архитектуры того времени, однако раскопками в Смоленске изучено еще девять храмов, от которых уцелели нижние части стен или только фундаменты. Шесть из них в значительной степени повторяли формы Михайловской церкви. Особенно близок по схеме плана собор Троицкого монастыря на Кловке. Он отличается от Михайловской церкви лишь несколько сокращенной апсидной частью и еще более усложненной профилировкой пилястр. Собор Спасского монастыря в Чернушках имеет притвор только с запада, тогда как с севера и юга к его восточным углам примыкают маленькие часовни с самостоятельными апсидами. В Пят­ницкой церкви нет боковых часовен и к основному объему пристроен только западный притвор. В церкви на Малой Рачевке притворы отсутствуют, но зато с трех сторон примыкают галереи. Наконец, в Кирилловской церкви (на р. Чуриловке) нет ни притворов, ни галерей. Лишь в одном случае - в церкви на Воскресенской горе - зодчий использовал тип большого шестистолпного храма с галереями. Несмотря на то что все эти храмы существенно различаются по схеме плана, основная идея их композиции одинакова. У всех у них, как и в Михайловской церкви, были одна сильно выступающая полукруглая апсида и примыкающие к ней боковые прямоугольные апсиды. О том, что все эти раскопанные церкви имели столпообраз­ную композицию объема, свидетельствует очень сложная профилировка пилястр, которая была бы бессмысленной, если бы зодчие не стремились с помощью большого количе­ства вертикальных членений подчеркнуть стройность зда­ния и его устремленность кверху. В пользу высотной композиции храмов говорит и их пол, поднятый довольно значительно над уровнем земли.

Близость композиционных и строительно-технических приемов не позволяет сомневаться в том, что все перечис­ленные храмы были возведены одной строительной органи­зацией. Однако характер деталей и особенно профилировки достаточно четко выделяет “почерк” нескольких зодчих. Тот из них, который являлся создателем церкви архангела Михаила, видимо, после этого построил только церковь на Малой Рачевке, все же остальные памятники выдают руку двух зодчих, работавших после первого, т. е., вероятно, его учеников. Один из них строил собор монастыря на Кловке, в котором все профилировки были крайне услож­нены, в то время как другой стремился к большей четкости

-124-





Смоленск. Собор на Протоке. План.


профилировок, для чего на оси пилястр вместо тонкой полуколонки помещал узкую прямоугольную тягу, как это видно в Пятницкой и Кирилловской церквах, а особенно в церкви на Воскресенской горе.

Конечно, по сравнению с изысканно прорисованными, мягкими и элегантными профилями киевско-черниговских памятников жесткие и сильно выдвинутые от плоскости стены профили смоленских построек кажутся более гру­быми. Однако в сочетании со ступенчато-башнеобразной композицией объемов они несомненно придавали зданиям яркую выразительность. Смоленские зодчие не пошли на такое радикальное изменение конструкции завершающих частей храмов, какое исполнено в черниговской Пятницкой церкви, но сложное соподчинение объемов церкви архан­гела Михаила в Смоленске дает не меньший эффект динамически напряженной композиции, торжествующего взлета.

Раскопки показали, что с 90-х гг. XII в. смоленская строительная организация разделилась на две самостоя­тельные артели и наряду с главной, которая возвела все перечисленные храмы, параллельно работала вторая, менее

-125-



мощная артель, возможно, выполнявшая не княжеские, а епископские заказы. Три вскрытых раскопками храма, построенных этой артелью, имели очень своеобразные особенности: все три их апсиды снаружи прямоугольные, а изнутри - в виде очень пологой кривой. Профилировка пилястр была менее сложной, чем в храмах, построенных первой артелью, и, кроме того, начиналась не с самого низа, образуя в основании массивный цоколь. Таковы Большой собор на Протоке, церковь на Окопном кладбище и совсем маленькая церковь на Большой Краснофлотской улице. Их объединяют не только схема плана и система профили­ровки, но и многие архитектурные детали, характер кир­пичной кладки и даже формовка кирпича. Очевидно, артели были созданы по вертикальному признаку, т. е. включали мастеров, обеспечивавших все этапы строитель­ства – от формовки и обжига кирпича до полного заверше­ния здания.

Раскопки памятников смоленской архитектуры вы­явили целый ряд деталей убранства их интерьеров. Во многих храмах были обнаружены остатки фресковых росписей, а в одном случае - в соборе на Протоке - удалось расчистить и снять со стен фресковую живопись, сохранившуюся на высоту до 3 м. 16) Здесь очень четко выявилась система размещения росписей: в нижних частях стен это была имитация декоративных тканей (“платы”) или мраморной облицовки (“струйчатый орнамент”), а выше - изображения святых. На столбах и в арочных нишах для погребений (аркосолии) использовались орна­ментальные мотивы, заимствованные с византийских и арабских тканей.

Яркая выразительность архитектурного образа сделала смоленские храмы широко популярными и вне пределов Смоленской земли. А наличие многочисленных опытных строителей позволяло смоленским зодчим вести строитель­ство в других районах Руси. Так, в Рязани, где не было собственных кадров строителей, смоленские мастера в конце XII в. возвели две церкви, известные нам по резуль­татам раскопок. Спасская церковь в Старой Рязани была очень близка по плану смоленской церкви архангела Михаила, а церковь в Новом Ольговом городке (видимо, резиденция рязанских князей) представляла собой маленький бесстолпный храмик с одной сильно уплощен­ной апсидой. Идентичность строительно-технических приемов (а в Спасской церкви - и архитектурных форм) позволяет думать, что в Рязань выезжала целая группа

-126-





Новгород. Пятницкая церковь. Реконструкция. По Г. М, Штендеру.


смоленских строителей, т. е. самостоятельная артель, полностью осуществившая возведение этих двух храмов. Иначе обстояло дело в Киеве, где раскопками были вскрыты остатки небольшой церкви на Вознесенском спуске, также явно выдающие руку смоленского зодчего. Здесь, очевидно, приезжим был только зодчий, а осуществили строительство, судя по техническим приемам, местные мастера.

Почерк смоленских строителей можно видеть и в Новгороде, в построенной в 1207 г. Пятницкой церкви. Она сохранилась несколько более чем наполовину своей

-127-



первоначальной высоты, была тщательно реставрирована в уцелевших частях, а ее исследование дает все необходи­мые материалы для графической реконструкции здания в целом. По композиционной схеме новгородская Пятниц­кая церковь целиком совпадает с такими смоленскими памятниками, как церковь архангела Михаила и Троицкий собор на Кловке. У нее одна сильно выступающая полу­круглая апсида и три притвора, придающих плану строго центрированную крестообразную форму. Фасады заверша­лись трехлопастными покрытиями, а барабан купола был поднят на пьедестал. В отличие от других смоленских памятников Пятницкая церковь имела не крестчатые, а круглые подкупольные столбы. Изучение техники кладки стен показало, что строительство начинали смоленские мастера, но уже на следующий сезон их сменили местные, новгородские каменщики. Характер архитектурных дета­лей и профилировки Пятницкой церкви позволил даже точно указать, какой именно смоленский зодчий руководил строительством: это был тот мастер, который ранее возвел в Смоленске Троицкий собор на Кловке. Еще до построения в Новгороде Пятницкой церкви смоленские мастера рабо­тали в Пскове, где с их деятельностью связана постройка (скорее - перестройка) Троицкого собора. Здание собора не сохранилось и известно лишь по рисунку, исполнен­ному в XVII в.


* * *


Самостоятельная и очень яркая группа памятников зодчества, построенных в конце XII в., имеется на северо-западной окраине Руси – в Гродно (древний Городен). Монументальное строительство здесь началось, вероятно, в 70-х гг. XII в., однако не позднее 1180 г., по­скольку в летописи отмечено, что в 1183 г. при пожаре в городе пострадала каменная церковь. Строительство продолжалось недолго, видимо всего два-три десятилетия. За это время было возведено не менее шести кирпичных зданий, из которых пять находятся в самом Гродно, а одно – в небольшом городке Волковыске, входившем в состав Городенского княжества.

Наилучшее сохранившееся здание Гродно-Борисоглебская церковь на Коложе, часто называемая просто Коложской. Южная стена этой церкви полностью исчезла, обрушившись в р. Неман, но северная уцелела почти до осно­вания закомар. Коложская церковь находится на окраине

-128-





Гродно. Планы церквей.

1 - Коложская, 2 - Нижняя.


древнего города. Другая, обычно называемая Нижней цер­ковью, вскрыта раскопками в центре гродненского детинца. Ее стены сохранились местами на высоту до 3.5 м. От тре­тьей церкви, Пречистенской, расположенной по наружную сторону рва детинца, уцелели лишь фундаменты. Церковь в Волковыске вообще не была достроена, ибо работы по каким-то причинам прекратили, а на строительной пло­щадке рядом с заложенным фундаментом так и остались лежать штабеля заготовленных строительных материалов. Кроме этих памятников на детинце в Гродно были раскопаны остатки гражданской постройки - терема княжеского дворца – и фрагмент стены еще одного сооружения, назначение которого до сих пор не установлено. Следует отметить, что гродненский терем значительно крупнее и богаче по оформлению, чем терема в Смоленске и Полоцке. Несмотря на небольшое количество памятников, зодчество Гродно достаточно четко отделяется от всех остальных архитектурных школ Древней Руси. В строительно-техни­ческом отношении гродненские постройки ближе всего

-129-



к памятникам Киева и Волыни - они сложены из кирпича в технике равнослойной кладки. Наиболее характерные особенности этих построек - необычная структура плана и своеобразие декоративного убранства фасадов.

Нижняя церковь в Гродно и церковь в Волковыске очень близки по плановой схеме: это шестистолпные храмы с одной апсидой и плоскими наружными лопатками. Крайне уплощенная форма апсиды указывает на то, что бо­ковые восточные членения были пониженными. Данное обстоятельство вместе с переносом подкупольного прост­ранства на западные пары столбов свидетельствует, что храмы имели столпообразную композицию объема. Пречистенская церковь совпадала с Нижней по всем элементам плана, но отличалась тем, что ее апсида была не полукруг­лой, а прямоугольной. Столбы в волковысской церкви крестчатые, а в остальных - квадратные со скошенными углами. Точно так же скошены углы и самих зданий. В Нижней церкви в юго-западном углу располагалась винтовая лестница для подъема на хоры, выделенная полукруглой стенкой. В Волковыске к юго-западному углу храма примыкала квадратная башня, очевидно лестничная. Иной характер у Коложской церкви: здесь столбы были круглыми, подкупольное пространство занимало нормальное положение - на восточных, а не на западных парах столбов, с востока имелись три апсиды. Наружные пи­лястры - двухуступчатого профиля, со скругленными уг­лами. Долго исследователи считали, что хоры в этой церкви тянутся вдоль боковых стен вплоть до апсид; в настоящее время установлено, что хоры занимали только западное членение. Лестница для входа на хоры размещалась в тол­ще западной стены. Кроме того, две лестницы проходили в стенах боковых апсид; назначение их неясно.

Отличительная особенность гродненских памятников – способ декоративной обработки фасадов. В кирпич­ную кладку стен здесь вложены большие цветные, шлифо­ванные снаружи камни. Их синеватая, зеленоватая или красная поверхность создавала яркие пятна, контрасти­рующие с кирпичной фактурой стен. Помимо камней в кладку вставлены фигурные керамические плитки, по­крытые глазурью, образующие кресты или иные узоры. В Нижней церкви в убранстве стен кроме камней и плиток использованы поливные блюда. В Волковыске среди подготовленных для строительства камней обнаружены и такие, которые имеют не плоскую, а отшлифованную на три грани

-130-





Гродно. Коложская церковь. Фрагмент фасада.


наружную поверхность. Стены терема обработаны скром­нее, но и здесь в кладку вложены декоративные камни. Полы в гродненских постройках были устланы поливными керамическими плитками, причем не только квадрат­ными, но и фигурными, позволявшими набирать различные рисунки. От пола Нижней церкви сохранились настолько значительные участки, что по ним удалось исполнить графическую реконструкцию. Гродненские памятники не имели росписей, лишь апсиды Коложской церкви были украшены фресками. Не рассчитанные на роспись внут­ренние поверхности стен гродненских храмов имели своеобразное декоративное оформление - в виде много­численных сосудов-голосников. В других архитектур­ных школах Руси голосники использовались для облегче­ния веса сводов и лишь частично выходили отверстиями внутрь помещения, что способствовало улучшению аку­стики. В гродненских храмах многочисленные, распо­ложенные в определенном порядке отверстия голосников создавали дополнительный декоративный эффект.

-131-



В развитии гродненской архитектуры многое еще неясно. Так, прежде всего до сих пор не удается установить относительную хронологию построек, т. е. последо­вательность их возведения. Поэтому здесь пока не улавли­вается эволюция форм. Вопрос же о происхождении мастеров, участвовавших в сложении гродненской строи­тельной организации, решается сейчас уже достаточно определенно. Несомненно, что основную роль сыграли южнорусские архитектурные традиции: очевидно, приезд в Гродно группы мастеров с Волыни, работавших в Луцке, а затем в Турово-Пинской земле. Вместе с тем в грод­ненской архитектуре ощущается и влияние полоцкого зодчества, особенно в способе формовки кирпичей. Следо­вательно, сложение собственной строительной организации в Гродно происходило довольно сложным путем - заимствованием мастеров из нескольких древнерусских центров. Скорее всего, строительная артель не приехала в Гродно в уже сложившемся составе, а сформировалась на месте - из волынских каменщиков, полоцких плинфотворителей и, вероятно, гродненских ремесленников, главным образом гончаров. Никаких следов романского влияния, несмотря на пограничное положение Гродно, не отмечено. Обращает на себя внимание исключительная быстрота, с которой возникла своеобразная гродненская архитектура, что, видимо, говорит о ведущей роли какого-то очень талантливого и самобытного зодчего.


* * *


Во владимиро-суздальской архитектуре процесс сложе­ния нового направления имел свои специфические особен­ности. Вплоть до самого начала XIII в. никаких существенных изменений в композиции храмов здесь не заметно. Усиление роли декоративных элементов (например, в Дмитриевском соборе во Владимире) не повлекло за собой перестройки всего архитектурного образа. Но в на­чале XIII в. волна новых веяний захватила и эту школу. На рубеже XII-XIII вв. владимиро-суздальская строи­тельная организация разделилась на две самостоятельные. Одна из них строила в Суздале, Нижнем Новгороде, Юрьеве-Польском, а другая – во Владимире, Ростове и Ярославле. Владимирское княжество распалось в это время на более мелкие уделы, и строительные артели были связаны

-132-





Юрьев-Польский. Георгиевский собор. План.


с определенными княжескими дворами: первая строила по заказам князя Юрия, а позднее – Святослава, тогда как вторая - после князя Всеволода стала обслу­живать князя Константина.

В 1222-1225 гг. первая строительная артель возвела новый собор в Суздале, после этого построила два храма в Нижнем Новгороде, а в 1230 - 1234 гг. - Георгиевский собор в Юрьеве-Польском. Суздальский и Юрьев-Польский соборы сохранились примерно до половины своей перво­начальной высоты, а фундаменты церкви архангела Ми­хаила в Нижнем Новгороде были вскрыты раскопками. Памятники показывают, что характерная для Киева, Чер­нигова и Смоленска динамика композиции, усиленная множеством вертикальных членений пучковых пилястр на фасадах, не нашла в них отражения. Наоборот, налицо частичный отказ от полуколонок на пилястрах и примене­ние в большинстве случаев плоских лопаток. Но башне­образное построение объема с высоко и торжественно поднятой главой, видимо, появилось и здесь. Об этом можно судить хотя бы по наличию притворов, придающих зданию крестообразную форму. Причем если суздальский собор

-133-



был еще несколько удлиненным шестистолпным, а из его притворов только два боковых полностью открывались внутрь храма, то в нижегородском и Юрьев-Польском соборах четырехстолпный объем и полностью открытые внутрь притворы придавали зданиям строгую центричность, вполне аналогично, например, смоленской церкви архангела Михаила. Очень вероятно, что и объемные композиции этих храмов были близкими.

На основании ряда косвенных данных некоторые исследователи предполагают, что Георгиевский собор в Юрьеве-Польском имел повышенную конструкцию подпружных арок и декоративный пьедестал в основании барабана. Такую точку зрения нельзя считать безусловно доказанной. Однако даже если у собора и не было поднятого на пьедестале барабана, то стройные пропорции в сочетании с тремя притворами придавали храму ступенчато-столпообразный характер. В отношении остроты и динамичности композиции этот самый поздний памятник владимиро-суздальского зодчества, видимо, уступал памятникам Киева и Смоленска, но зато превосходил их торжественностью облика. Заметно усилилась в указанных памятниках роль декоративной резьбы. Правда, стены суздальского собора сложены не из плотного известняка, а из туфа, не позволяю­щего выполнять сложную орнаментацию, но зато здесь скульптура обильно покрывает порталы и аркатурно-колончатый пояс, сделанные из плотного камня. Особенно ярок по своей скульптурной обработке собор в Юрьеве-Польском. Резьба украшает не только его аркатурно-колончатый пояс и порталы, но и все стены до самого низа. При этом скульптура в верхней части здания, судя по найденным фрагментам, имела такой же характер, как и в бо­лее ранних памятниках, т. е. каждое изображение было нанесено на отдельный камень, вставленный в стену при возведении здания. В нижней же части стен орнамент растительного характера покрывал все поле стены, не счи­таясь со швами. Такая резьба могла быть выполнена только после окончания кладки стен. Верхняя часть собора в Юрьеве-Польском была полностью переложена в XV в., причем часть рельефов погибла, а остальные перепутаны. Тщательная работа по изучению рельефов позволила более или менее убедительно графически восстановить всю систему убранства и распределения скульптур по фасадам. Среди рельефов собора некоторые несомненно увязаны своим происхождением с искусством Востока. Поэтому

-134-





Юрьев-Польский. Георгиевский собор. Реконструкция западного фасада.

По А. В. Столетову.


неоднократно возникал вопрос, не принимали ли участие в создании более поздних памятников владимиро-суздальского зодчества какие-либо восточные мастера. Высказывалось также предположение, что восточные мотивы могли проникнуть во Владимирскую землю с армянскими мастерами.

-135-



Предположения эти не подтвердились. Выяснилось что восточные мотивы попали в резьбу Георгиевского собора через предметы прикладного искусства - их скопировали с орнаментации блюд, тканей и других драгоценных предметов, хранившихся в княжеской казне. Описывая построение собора, летописец добавил фразу о том, что князь Святослав создал эту церковь “чюдну резаным каменем, а сам бе мастер”. Не следует понимать данную фразу буквально; князь, конечно, не сам руководил строительством храма, но, видимо, его роль была все же большей, чем роль обычного заказчика. Весьма вероятно, что скульптурное убранство храма действительно исполнено по личному указанию князя.

Резьба памятников владимиро-суздальской архитек­туры XIII в. по своему характеру отличается от резьбы более ранних памятников. Прежде все изображения были зрительно объемны, а иногда даже выполнены в высоком рельефе, на памятниках же XIII в. они плоскостно-декоративны. Очень вероятно, что в стилистической эволюции резьбы главную роль сыграли традиции народной резьбы по дереву.

В суздальском соборе сохранились фрагменты фресковой живописи, а также такие элементы убранства, которые не уцелели больше ни в одном памятнике русского зодчества XII - XIII вв.: это замечательные врата, стоящие в западном и южном порталах храма. Врата покрыты изображениями, выполненными на медных пластинах техникой золотой наводки по черному лаковому фону.

О работе второй строительной артели Владимирской земли нам известно пока довольно мало, поскольку памятников, возведенных ее мастерами, не сохранилось и знаем мы о них только по обрывкам кладок или даже случайным находкам строительных материалов. Как свидетельствуют обнаруженные плинфы, эта артель не продолжала традиций белокаменного владимиро-суздальского строительства, а перешла на технику кладки из кирпича, впрочем, видимо, с белокаменными резными деталями. Судя по кирпичной технике, вторая артель имела какие-то связи с киево-черниговской архитектурной школой. Первым зданием, возведенным из кирпича, был собор Княгинина монастыря во Владимире (1200-1202 гг.); в 1214 г. эта артель построила церковь Бориса и Глеба в Ростове, в 1215 г. - церковь Успения в Ярославле, а в 1216 г. – собор Спасского монастыря также в Ярославле.

-136-





Юрьев-Польский. Георгиевский собор. Фрагмент фасада.


Следует отметить, что после 50-х гг. XII в., когда во Владимир прибыли мастера, присланные императором Фридрихом, владимиро-суздальское зодчество, видимо, не имело прямых контактов с архитектурой Запада и никаких новых романских элементов сюда больше не проникало; наоборот, происходила постепенная переработка тех форм, которые были занесены ранее. Таким образом, очевидно, что развитие владимиро-суздальского зодчества в конце XII-первой, трети XIII в. целиком определялось деятель­ностью местных мастеров, полностью соответствуя утверж­дению летописца, отметившего, что при обновлении в 1194 г. церкви Богородицы в Суздале уже “не ища мастеров от немець”.


* * *


Как развивалось в конце XII -начале XIII в. зодчество Юго-Западной Руси, судить очень трудно из-за ничтожно малого количества изученных памятников. На Волыни в этот период монументальное строительство, видимо, вообще не производилось. После того как во Владимире-

-137-





Галич. Церковь Пантелеймона. План.


Волынском и Луцке в 50-70-х гг. XII в. было возведено несколько храмов, строительство полностью прекратилось. Когда князь Даниил Романович в первой половине XIII в. обстраивал свою новую столицу Холм, ему пришлось привлечь галицких зодчих, хотя Холм территориально отно­сится к Волыни, а не к Галицкой земле. Даниил мог так поступить, поскольку владел обоими этими княжествами, а в Галицкой земле монументальное строительство продолжалось непрерывно в течение XII-XIII вв. Естественно, что в Галиче, как и в других русских княжествах, должны были сложиться какие-то новые композиционные и стиле­вые решения, которые в специфически галицкой форме отражали бы тот же этап развития русской архитектуры.

К сожалению, именно этот вопрос пока решается очень проблематично, поскольку даже те жалкие остатки памятников которые выявлены раскопками, не имеют определенной даты. Единственный частично уцелевший памят­ник - церковь Пантелеймона близ Галича, построенная на

-138-





Галич. Церковь Пантелеймона. Апсиды.

-139-



рубеже XII - XIII вв. Но и она не сохранила своих верхних частей, ибо позднее была перестроена в католическую базилику. План церкви представляет собой вариант обычной схемы русского четырехстолпного храма, т. е. продол­жает развитие традиции, сложившейся в галицком зодчестве еще в первой половине XII в. Вместе с тем чистые романские формы церкви свидетельствуют о непосред­ственных и тесных связях с архитектурой западных сосе­дей Галича. Профилированный цоколь, обходящий вокруг здания, тонкие колонки на апсидах и, наконец, велико­лепный перспективный портал на западном фасаде говорят о высоком мастерстве зодчих, воспитанных в роман­ских традициях. Ювелирно исполненная, пышная, хотя, быть может, несколько суховатая, резьба украшает пор­тал.

Обращает на себя внимание очень сложная профили­ровка подкупольных столбов церкви Пантелеймона и соот­ветствующих им пилястр на внутренних стенах, тогда как наружные пилястры храма - обычные плоские лопатки. Сложность столбов, очевидно, связана с какой-то услож­ненностью верхних частей здания, о чем сейчас приходится только догадываться. Не исключена возможность, что здесь были применены раннеготические нервюрные своды, для которых такая форма опор очень характерна. Но даже вне зависимости от того, как решится вопрос о композиции и конструкции завершающей части церкви Пантелеймона, безусловно, что этот памятник отражает существенные изменения, происшедшие в галицком зодчестве и, видимо, отвечавшие новому архитектурному направлению. В дан­ном случае это было выражено в сочетании древнерусской схемы плана с западными формами, а может быть, и конструкциями.

Вероятно, к первой четверти XIII в. относится церковь в Василёве, остатки которой вскрыты раскопками. Это тот же тип четырехстолпного храма, но суженные боковые нефы делают здание не квадратным в плане, а удлиненным. Столбы церкви крестчатые, имеющие дополнительный уступ в сторону подкупольного пространства. Судя по уступу, своды центральной части здания были усложненными, а верх, вероятно, приподнят.

По-видимому, в 30-х гг. XIII в. был сооружен архитектурный комплекс в Холме. В летописи имеется его подробное описание – уникальное явление для русских летописей. Судя по этому описанию в Холме были построены два

-140-





Галич. Церковь Пантелеймона. Фрагмент резьбы на портале.

-141-



роскошно украшенных храма. В церкви Ивана своды (“комары”) опирались на капители в виде человеческих голов, а двери покрывала резьба, исполненная “неким хытрецем Авдьем”. Кроме того, летописец отметил, что окна церкви были “украшены стеклы римьскими”, т. е. витражами. К сожалению, при раскопках описанные в летописи здания обнаружить не удалось, хотя найдены многочислеиные фрагменты резного камня, части перспек­тивного портала. Фрагменты эти не оставляют сомнений что памятники Холма в стилистическом отношении были близки церкви Пантелеймона.

К первой воловине XIII в., видимо, относится и раско­панная близ Галича церковь Благовещения. Она принад­лежит к чисто романскому типу удлиненного бесстолпного однонефного храма. Очень вероятно, что эта церковь была построена в период польско-венгерской оккупации Га­лича (1215-1219 гг.).


* * *


И все же был на Руси в конце XII -начале XIII в. город, зодчие которого не приняли нового направления, не сде­лали никаких шагов ему навстречу, - это Новгород.

Построенная в 1198 г. церковь Спаса-Нередицы еще полностью отвечает нормам архитектуры середины XII в. и принципиально не отличается от таких более ранних памятников, как церковь Благовещения на Мячине или даже Успенская церковь в Старой Ладоге. Сложившийся здесь архитектурный тип храма, до предела лаконичный по формам и деталям, экономичный, позволяющий возводить здание за один строительный сезон, очевидно, соответство­вал эстетическим представлениям новгородских зодчих и требованиям заказчиков. Существенных изменений не произошло даже в начале XIII в. Вскрытые раскопками остатки церкви Пантелеймона, построенной в 1207 г., по­казали, что в ней полностью сохранилась прежняя схема плана, а это заставляет думать, что и в объемной композиции тоже не было заметных перемен. Такая консерватив­ность новгородских строителей, вероятно, перестала удовлетворять некоторых заказчиков, знакомых с зодче­ством других русских земель, и в 1207 г. корпорация куп­цов, ведших иноземную торговлю, заказала постройку церкви Пятницы в Новгороде не новгородским, а смоленским зодчим. Возведение в Новгороде такой яркой постройки

-142-





Новгород. Церковь Спася-Нередицы.


смоленской архитектурной школы, как Пятницкая церковь, не могло не оказать влияния на творчество новгородских мастеров. И они действительно заимствовали из данного памятника отдельные, очевидно, понравившиеся им формы: трехлопастное завершение фасадов, наличие только одной апсиды. Но эти особенности новгородские зодчие использовали по-своему, не приняв основных черт Пятницкой церкви – ее декоративности, динамичности и вертикальной устремленности композиции. Продолжая традиции, четко проявившиеся в новгородском зодчестве второй половины XII в., они пошли по пути разработки еще более простых объемных решений, лаконичных и скупых

-143-



по декоративной обработке. Принятие трехлопастного завершения фасадов помогло новгородским мастерам соз­дать тип церквей, отвечавший новгородским вкусам и традициям и в то же время обладавший редкой целостно­стью объема, при котором даже маленькая постройка кажется величественной. Это нашло отражение в Перынской церкви близ Новгорода, построенной, вероятно, в 20-х или 30-х гг. XIII в.

Так совершенно своеобразно сложились формы нового архитектурного направления в зодчестве Новгорода. Идея переработки старых форм крестовокупольного храма, намеченная в Перынской церкви, оказалась очень плодотворной и в дальнейшем, в XIV в., стала ведущей линией развития новгородской архитектуры.


* * *


Изменения, которые можно отметить в русской архитек­туре на рубеже XII - XIII вв., охватили все русские земли и отражают, таким образом, не локальные явления, а единый процесс сложения нового этапа в развитии древне­русского зодчества. Конечно, ни по времени появления новых форм, ни по яркости и интенсивности развития данный процесс далеко не в равной степени сказался на архитектуре различных феодальных архитектурных школ. Кроме того, в каждой школе это выразилось в своих, специфических формах, хотя всем им были свойственны некоторые общие принципы развития.

Широкий размах строительства и наличие в большин­стве крупных политических центров Древней Руси соб­ственных мастеров позволили в значительно большей степени, чем раньше, проявиться местным художественным вкусам. Этим объясняется значительное разнообразие типов и вариантов сооружений, возведенных в данный период. Следует отметить и возросший опыт строителей. Отказ от излишне трудоемких работ, выражающийся иногда в несколько небрежной на вид кладке, а также сокращение запасов прочности свидетельствуют об устояв­шихся традициях строительного мастерства.

Естественно, что конкретные архитектурные формы слагались прежде всего под влиянием местных условий, куда входили и традиции мастеров, и их архитектурные связи, и наличие местных строительных материалов, и степень развитости ремесла. Огромное значение имела и

-144-





Новгород. Перынская церковь.

-145-



идеологическая сторона - сложение в каждой земле соб­ственных художественных вкусов и традиций. Во времена яркого расцвета городской культуры очень большую роль играло архитектурное оформление городской застройки, создание сооружений, способных украсить город. Поэтому особое значение приобретали острота силуэта и нарядная декоративность фасадов. Сложившиеся художественные нормы касались, конечно, всех видов построек: не только городских, но и монастырских церквей, и храмов княже­ских резиденций. Однако этот процесс проходил очень неравномерно и неравнозначно, вовсе не имея прямого соответствия в экономической мощи города. Так, в Нов­городе, крупнейшем городском центре, данные особенности сказались как раз в наименьшей степени.

И все же местные социальные условия и сложение культуры средневекового города могли определить лишь конкретные формы развития различных архитектурных школ, но не общие их тенденции. Эти общие тенденции - усиление роли декоративных элементов, относительная их самостоятельность по отношению к конструкции, преобла­дание значения экстерьера - определялись внутренними закономерностями развития зодчества. Основное движущее противоречие в эволюции всякого архитектурного стиля - борьба художественных форм и конструкции - определяло именно такое направление развития. И неудиви­тельно, что подобные тенденции, хотя в совершенно иных конкретных проявлениях, можно видеть примерно в это же время в развитии архитектуры других стран и регионов - Византии, Балкан, Закавказья.

Следовательно, сложение на Руси в конце XII - на­чале XIII в. нового архитектурного направления нельзя считать явлением, характерным только для Руси. Оно было закономерным процессом для архитектуры средневековой Европы. 17) Из этого вовсе не следует, что зодчество Руси сближалось с зодчеством других стран. Скорее наоборот, при наличии общих закономерностей развития в русском зодчестве все более разрабатывались специфические формы, свойственные только Руси.

Взаимосвязь русских архитектурных школ между собой в эту пору была двоякой. С одной стороны, несомненно продолжался процесс феодального дробления, сказавшийся во все большем расчленении русского зодчества на отдельные школы. С другой стороны, общие законо­мерности развития и взаимное культурное общение вели

-146-



к сложению в разных районах Руси близких архитектур­ных форм. Все чаще зодчие одной земли осуществляли строительство в другой, что не могло не вызвать определенного сближения. Таким образом, наряду с продолжаю­щимся процессом дифференциации в русском зодчестве в конце XII в. начинали ощущаться и тенденции интегра­ции. Очевидно, что уже к этому периоду относятся самые первые, хотя еще очень робкие, шаги, которые вели к сло­жению общерусского архитектурного стиля. 18) Как эволю­ционировал бы данный процесс в дальнейшем, мы не знаем, поскольку в 30-40-х гг. XIII в. развитие русского зодчества было прервано монгольским вторжением.

-147-






^ ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Значительные успехи, достигнутые в исследовании рус­ского зодчества домонгольского периода, дали возможность достаточно полно и ярко обрисовать этот этап истории русской архитектуры. Большое количество памятников, изученных за три последних десятилетия, позволило исто­рикам архитектуры привлечь к исследованию уже не единичные постройки, а целые их серии, что обеспечило достоверность и объективность выводов. 19)

Памятники зодчества являются одновременно памятни­ками искусства и строительной техники. Поэтому они осо­бенно многообразно отражают свою эпоху, и именно поэтому такую большую роль играет комплексный подход к их исследованию. Специальное изучение строительно-технической стороны древних построек позволило судить о развитии архитектуры не только по архитектурным формам и не только по полностью сохранившимся памят­никам, но и по конструкциям, строительным материалам, причем часто даже тогда, когда от памятника уцелели лишь фундаментные рвы или развал кладки. Появилась возможность наряду с изучением стилистической эволюции и развития художественных форм раскрыть Организацию строительного производства, конкретную социальную и историческую обстановку, в которой велось каменно-кирпичное строительство.

Изучение процесса строительного производства домонгольского периода выявило специфический, “артельный” способ организации строителей. Для обозначения древнерусской строительной ячейки мы применяем современный термин - артель, хотя в древности, очевидно, употреб­лялся иной, вероятно дружина. В настоящее время удалось установить приблизительную численность древнерусской строительной артели, сроки возведения построек, восстановить в общих чертах весь процесс сооружения зданий - от заготовки строительных материалов и закладки фунда­ментов до окончательной отделки. На основании

-148-





Схема деятельности строительных артелей домонгольской Руси.


строительно-технических данных появилась возможность раз­личать “почерк” отдельных строительных артелей, групп каменщиков, плинфотворителей, а порой и индивидуальный “почерк” зодчих. В результате определилась картина сложения, существования и передвижения таких артелей домонгольского периода. Артелей, которые могли само­стоятельно вести монументальное строительство, было сравнительно немного. Так, в середине XII в. их имелось всего шесть, и лишь в первой трети XIII в. артелей насчитывалось восемь, а временами, быть может, даже девять.

Разработанные в настоящее время методы уточнения датировок памятников (по архитектурным формам, строи­тельной технике, формату кирпича и др.) позволяют насытить схему функционирования строительных артелей конкретными памятниками, что дает возможность посте­пенно раскрыть реальную архитектурно-строительную картину домонгольской Руси. Отсутствие выявленных памятников в определенный период деятельности какой-либо артели в ряде случаев уже сейчас дает основание прогнозировать существование еще не обнаруженных объектов. И наоборот, совпадение количества памятников и приблизительных сроков их возведения с периодом работы артели позволяет судить о том, что в данном строительном центре все памятники этого периода уже известны.

-149-



Сопоставление деятельности строительных артелей, и особенно их передвижения из одного княжества в другое, с письменными источниками убедительно свидетельствует, что строители домонгольского времени были тесно связаны с княжескими дворами. Только в Новгороде со второй половины XII в. появились свободные городские ремеслен­ники-строители, работавшие “на рынок”, по заказам новго­родских бояр и местных церковных властей. Во всех остальных случаях передвижения строителей по древнерус­ским землям всегда связаны с междукняжескими династи­ческими отношениями. Именно поэтому развитие русской архитектуры в XII - первой трети XIII в. так точно отра­жает политическую ситуацию. Совершенно справедливо писал Б. А. Рыбаков: “...рассмотрение памятников архи­тектуры второй половины XII в. может явиться хорошей иллюстрацией политических группировок средневековой Руси”. 20) Вместе с тем русское зодчество в наиболее общей, бессюжетной форме адекватно отражало происходившие на Руси идеологические сдвиги, причем не только те идеи, которые господствовали в данном княжестве, были харак­терны для данного заказчика, но и общерусские. Отсюда такое удивительное совпадение устремлений в русском зодчестве и русской литературе той поры.

Исследования показали, что как в области разработки художественных форм, так и в организационном, и в строи­тельно-техническом отношении в древнерусском зодчестве домонгольского времени наблюдался процесс стремительного развития. Можно без преувеличения утверждать, что архитектура Древней Руси переживала период своего расцвета. Монгольское нашествие нанесло этому развитию страшный удар. Были разгромлены и сожжены наиболее крупные архитектурно-строительные центры, уничтожены или уведены в плен мастера. На киево-черниговской терри­тории разгром был настолько сильным, что монументаль­ное строительство здесь вообще прервалось на длительный срок. В тяжелых экономических и военных условиях при­остановилось монументальное строительство и в Смолен­ской земле. С прежней интенсивностью продолжалось развитие архитектуры лишь на крайнем юго-западе Руси - на землях западных районов Галицкого и Волын­ского княжеств. Галицкая земля, по-видимому, сохранила свои строительные кадры, и галицкие памятники второй половины XIII - первой половины XIV в. несомненно про­должают линию развития галицкого зодчества домонгольского

-150-



периода. Иначе было на Волыни, где в силу сложив­шихся условий в середине XIII в. не было собственных мастеров-строителей. Здания, возведенные во второй поло­вине и конце XIII в., строили здесь при непосредственном участии польских зодчих, о чем достаточно красноречиво свидетельствуют их строительная техника (брусковый кирпич) и архитектурные детали. Это, конечно, не значит, что Волынь была включена в сферу польской романо-готической архитектуры. Оформившиеся на Руси архитектур­ные традиции, как неоднократно бывало и раньше, заста­вили пришлых мастеров полностью перестроиться и возво­дить здания по принятым на Руси образцам. В середине XIV в. Галицкая и Волынская земли были захвачены Польшей и Литвой, а несколько позже в состав Литовского княжества вошли Полоцко-Смоленские земли и Киевщина. Зодчество этих земель в дальнейшем сыграло огромную роль в сложении украинской и белорусской архитектуры.

Развитие русского зодчества продолжалось, таким обра­зом, лишь на землях Северной Руси, где достаточно четко разграничились две самостоятельные линии развития: северо-западная и северо-восточная.

В Северо-Западной Руси, т. е. в Новгородской земле, после монгольского вторжения сложились крайне неблаго­приятные условия для развития монументального строительства. Сам Новгород не был разгромлен монголами. Однако, воспользовавшись ослаблением Руси, усилили военный натиск литовские и шведские феодалы, немецкие рыцари. Естественно, что все внимание пришлось уделять оборонным нуждам. Лишь к середине XIV в. в Новгороде вновь получило яркое развитие монументальное зодчество. Вместе с тем в Северо-Западной Руси выявилась и вторая, дополнительна” линия развития архитектуры - в Пско­ве. Но новгородско-псковское зодчество при всей его яркости и самобытности осталось локальным явлением, не став основой общерусской архитектуры.

Генеральную линию развития русской архитектуры представляет зодчество Северо-Восточной Руси. Несмотря на то что все города Владимиро-Суздальской земли подверглись разгрому, этот район не потерял политической независимости. Скоро здесь возобновилось монументальное строительство, и прежде всего в новых политических центрах - Твери и Москве. Самостоятельное зодчество Твери не получило дальнейшего развития, а в московском

-151-



зодчестве к рубежу XIV - XV вв. наметился период блестя­щего расцвета.

Московское зодчество выросло на владимиро-суздальских традициях, определявшихся как непосредственной преемственностью мастеров, так и волей заказчиков – московских князей, считавших себя наследниками влади­мирских “самовластцев”. Поэтому из всех архитектурных школ домонгольской Руси в общерусском зодчестве, сло­жившемся на базе московского, непосредственно отрази­лась традиция лишь одной школы - владимиро-суздальской. И тем не менее, несмотря на отсутствие прямой генетической связи, в архитектуре ранней Москвы мы можем увидеть композиции и формы, напоминающие памятники Чернигова, Смоленска и других городов, кото­рые в это время даже не входили в состав Русского государ­ства и непосредственная связь с архитектурными тради­циями которых, казалось бы, была утрачена. Объяснение этого явления в том, что в наиболее прогрессивных памятниках зодчества домонгольского периода уже были зало­жены те тенденции, которые позднее расцвели в москов­ской архитектуре. И хотя московская архитектура действи­тельно непосредственно связана лишь с одной архитектур­ной школой XII-XIII вв. - владимиро-суздальской, подготавливалось развитие русской архитектуры на го­раздо более широкой базе.

Расцвет русской архитектуры домонгольского периода продолжался недолго, всего два с половиной века. Но за это время была создана яркая, самобытная и многообразная архитектура, оставившая глубокий след в истории русской культуры.

-152-






^ ПРИМЕЧАНИЯ


1) Краткие сведения о всех из­вестных древнерусских зданиях домонгольского периода и их схематические планы помеще­ны в каталоге (Раппопорт П. А. Русская архитектура X - XIII вв.: Кат. памятников. Л., 1982, 136 с).

2) Для обоснования исконной многоглавости русских деревян­ных церквей иногда ссылаются на 13-главую деревянную Софийскую церковь в Новгороде, якобы построенную в год крещения Руси и сгоревшую в 1045 г. Однако обоснование это зиж­дется на очень шатких свиде­тельствах поздних летописей, содержащих очевидную пута­ницу, что позволяет выдвинуть и такой вариант: в 1045 г. сгорела не деревянная церковь, возведенная в 989 г., а церковь, сменившая ее в 1041 г. В таком случае многоглавие деревянной Софии может быть связано со стремлением повторить основ­ную типологическую особен­ность только что построенного киевского Софийского собора.

3) Судя по материалам раскопок, к западному фасаду полоцкого Софийского собора сразу же после его возведения была при­строена галерея (раскопки В. А. Булкина).

4) О недопустимости подобных “реставраций” см.: Косточкин В. В. Проблемы воссоздания в архитектурном наследии. М., 1984, с. 45.

5) Очень вероятно, что одну или две постройки киевские зодчие возвели в это время и в Чернигове. Так, под черниговским Борисоглебским собором, соору­женным в первой четверти XII в., обнаружены остатки более древнего здания. Произво­дивший раскопки Н. В. Холостенко интерпретировал его (возможно, ошибочно) как кня­жеский терем. Вопрос о черни­говском строительстве XI в. пока еще очень слабо изучен.

6) Подробнее об этом см.: Раппо­порт П. А. О роли византий­ского влияния в развитии древнерусской архитектуры. - ВВ, 1984, т. 45, с. 185.

7) Здание это не сохранилось, но незначительными раскопками были вскрыты блоки его кладки. “Несколько блоков кладки стен указывают на то, что в ней были применены утопленные ряды кирпичной кладки” (Богусевич В. А. Отчет о раскопках 1957 г. - Науч. арх. Ин-та археологии АН УССР, 1957/37-а, с. 18).

8) Очень вероятно, что церковь была построена в начале 80-х гг. XII в. в связи с восстановлением в Юрьеве епископии (Рорре А. Państwo i Kościol na Rusi w XI wieku. Warszawa, 1968, s. 192).

9) В 1174 г. Святослав Всеволодич еще не был киевским князем, но именно в этом году он на корот­кое время захватил Киев и мог забрать оттуда строительную артель.

10) Работавшая в Киеве строитель­ная артель, очевидно, раздели­лась. Часть мастеров перешли

-153-



в Смоленск, а остальные оста­лись заканчивать возведение церкви в Каневе, после чего переехали в Переяславль.

11) Более подробно освещение этого вопроса см.: Иоаннисян О. М. О раннем этапе развития галицкого зодчества. - КСИА, 1981, вып. 164, с. 41.

12) Сведения о присылке мастеров императором Фридрихом приве­дены В. Н. Татищевым из неизвестного нам источника (см.: Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. М., 1961, т. 1, с. 330). О досто­верности сведений Татищева см.: Рыбаков Б. А. В. Н. Тати­щев и летописи XII в. - История СССР, 1971, № 1, с. 91. Кроме того, достоверность све­дений подтверждается анализом архитектурных форм памятника.

13) Высказывались сомнения в су­ществовании галерей у церкви Покрова на Нерли. Эти сомне­ния совершенно безоснователь­ны (Раппопорт П. А. Еще раз о галереях церкви Покрова на Нерли. - Архитектура СССР, 1984, № 1, с. 106).

14) Было высказано предположе­ние, что фасады церкви Спаса на Берестове имели трехлопастное завершение (Штендер Г. М. Трехлопастное покрытие церкви Спаса на Берестове. - Памят­ники культуры : Нов. открытия, Ежегодник 1980, Л., 1981, с. 534).

15) Польский хронист XV в. Ян Длугош упоминает о существо­вавшей в Киеве католической церкви св. Марии. Он же сообщает об изгнании домини­канцев из Киева князем Владимиром Рюриковичем в 1233 г. (Рамм Б. Я. Папство и Русь в X-XV веках. М.; Л., 1959, с. 141).

16) Росписи, снятые при раскопках смоленского собора на Протоке, экспонируются в Государствен­ном Эрмитаже.

17) Подробнее об этом см.: Якоб­сон А. Л. Некоторые законо­мерные особенности средневеко­вой архитектуры Балкан, Во­сточной Европы, Закавказья и Средней Азии. - ВВ, 1972, т. 33, с. 166.

18) Исследователи древнерусской литературы отмечают, что во второй половине XII - начале XIII в., т. е. в пору, когда в поли­тическом отношении на Руси еще не проявились явные объе­динительные тенденции, в лите­ратуре уже возникло “стремле­ние к объединению, утвержда­лись идеи объединения Руси” (Лихачев Д. С. Литература эпохи “Слова о полку Игореве”. - В кн.: Памятники ли­тературы Древней Руси, XII век. М., 1980, с. 21).

19) В настоящей книге совершенно не рассматриваются памятники военного зодчества, поскольку в домонгольский период оборо­нительные сооружения возво­дили из дерева и об их перво­начальном облике можно судить лишь очень приблизительно. Ос­татки каменных крепостей были обнаружены только в Ладоге, Изборске и Боголюбове. По данным летописи, “каменный город” существовал также в Переяславле. О военном зодчестве Древней Руси см.: Раппо­порт П. А. 1) Очерки по истории русского военного зодчества X-XIII вв. М.; Л., 1956. 183 с; 2) Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси X - XV вв. М.; Л., 1961. 246 с.; 3) Военное зодчество западно­русских земель X - XIV вв. Л., 1967. 240 с.

20) Рыбаков Б. А. Древности Чер­нигова. - МИА, 1949, №11, с. 91.

-154-






^ ^ КРАТКИЙ СЛОВАРЬ АРХИТЕКТУРНЫХ ТЕРМИНОВ


Апсида -

полукруглый (иногда снаружи граненый) выступ в восточной части церкви, в котором расположен алтарь. Если церковь имеет не одну, а три апсиды, то в боковых расположены жертвенник и дьяконник.

Аркада -

ряд арок, опирающихся на столбы или колонны.

Аркатура -

(аркатурный пояс) - декоративный мотив в виде ряда глухих арочек.

Барабан -

вертикальная цилиндрическая вставка под купо­лом, прорезанная окнами и служащая для освещения церкви.

Бема -

см. Вима.

Вима (иначе - бема) -

дополнительное членение между подкупольным пространством церкви и апсидой.

Витраж -

живопись на оконном стекле; иногда под этим термином понимают просто цветные оконные стекла.

Закомара -

полукруглое завершение членения фасада, отвечающее конструкции перекрытия, т. е. торцу цилиндрического свода.

Квадр -

отесанный прямоугольный каменный блок.

Квадрифолий -

четырехлепестковый план здания (в виде четырех соединенных полукружий).

Кокошник -

то же, что закомара (см.), но не отвечающая конструкции и имеющая чисто декоративный характер.

Конха -

полукупол, перекрывающий полукруглое в плане помещение, например апсиду.

Крестовокупольная система -

система перекрытия церкви, при которой в центра находится купол, опирающийся с помощью парусов (см.) на четыре столба, а к центральному пространству примыкают крестообразно расположенные цилиндрические своды. Если при этом угловые членения имеют такую же высоту, как ветви архитектурного креста, и в интерьере не отделены от крестообразного пространства глухими стенами, то данный вариант обычно называют вписанным крестом.

Купольная базилика -

здание базиликального типа (удлиненное здание, средний неф которого выше боковых нефов), в центральной части перекрытое куполом.

Лопатка -

плоская вертикальная тяга, утолщение стены, отвечающее конструктивным членениям здания. Если лопатка не плоская, а имеет более сложную




оставить комментарий
страница9/10
Дата24.09.2011
Размер1.56 Mb.
ТипКраткий словарь, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх