Отражение социальной роли женщины в былинах icon

Отражение социальной роли женщины в былинах


Смотрите также:
Федеральное агентсво по образованию...
II. Литература...
Программа Power Point, тема «История праздника» Ведущий: Хотелось бы узнать, как работали...
Гендер и сми: отражение или конструирование?...
Дорогие женщины, рожайте на здоровье!...
Методическая разработка классного часа «У войны не женское лицо»...
Учебная программа дисциплины «Содержание и методика педагогической деятельности в системе...
Петербургские женщины стали больше рожать...
Тонкий вкус и понимание. Женщины и изучение Торы1...
Женщины у власти. Необходимость или случайность?...
Закон: понятие, признаки, виды...
Исследование места и роли женщины в истории социалистического движения определенное время...



Загрузка...
скачать
Черёмина А.М.

(ГОУ ВПО «Шадринский государственный педагогический институт», аспирант)


ОТРАЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ ЖЕНЩИНЫ В БЫЛИНАХ


До сих пор положение женщины в средневековом обществе, ее статус, место в мире с утвердившимися патриархальными нормами остается загадкой. Исследователи традиционно доказывают две полярные точки зрения. Согласно одной, в патриархальном социуме женщине отведена незавидная роль рабыни, безмолвной исполнительницы воли мужской половины рода: отца, братьев, мужа. Противники этой точки зрения находят доказательства полноправности женщин, существенной роли, принимаемых ими решений.

Одной из самых слабо освещенных и противоречивых сфер по-прежнему остается роль женщины в военном деле, сама возможность ее участия в нем. В европейских письменных источниках встречается неоднократное упоминание женщин периода XI-XIII веков, не только обороняющих свои дома в отсутствие мужа (отца), но и активно командующих войсками. Достаточно знаменитой личностью является Матильда Каносса, также известная как графиня Тосканская, родившаяся в Северной Италии в 1046 году. Она с детства обучалась владению оружием, позже командовала армиями и активно участвовала в военных действиях. Ее первое сражение состоялось в 1061 году в борьбе за инвеституру (утверждение в духовном сане католического епископа). Историки утверждают, что она лично вела отряды в бой и сражалась, сжимая в руке меч [3]. Факт существования женщин-воинов подтвержден и археологическими находками. Так при раскопах в Дании в Гердруп была найдена могила женщины с копьем, датированная IX век; в Норвегии в Оснесе в захоронении X века под голову упокоенной женщины был подложен щит, из чего тоже следует, что она была как-то связана с военным ремеслом; топоры и наконечники стрел найдены в женских могилах в Каупанде. Захоронение скандинавской женщины-война, датированное X веком, было обнаружено также на территории Пскова в конце 2003 года. В погребальной камере, характерной для скандинавского захоронения того времени, обнаружены украшения, предположительно, из бронзы и серебра, бронзовые весы, стеклянные бусы и ряд других вещей [6].

Примеры непосредственного участия женщин в военных действиях известны и в Японии. В конце XII века в течение Гемпейской войны жена генерала Минамото-но Ёсинаки Томоэ Гозэн сражалась бок о бок со своим мужем в качестве старшего офицера [2]. Участвовала в сражениях и любовница Такода Сингена, осуществляя командование эскадроном женской кавалерии.

Судя по сохранившимся письменным источникам, женщины Древней Руси проявляли достаточную общественно-политическую активность, не уступая своим современницам. Тем не менее, факт участия славянской женщины в военном походе встречается лишь на страницах Повести временных лет в «Сказании о мести» княгини Ольги, которая не только вела активную внешнеполитическую деятельность, но и сумела повести за собой дружину [1, 14]. Однако вплоть до сегодняшнего дня факт непосредственного участия Ольги в военных действиях не доказан. ПВЛ рисует Ольгу, отдающую указания, находящуюся среди своих воинов вместе с сыном. Однако сама она вряд ли брала в руки меч.

Вместе с тем в народном творчестве популярным персонажем является дева-воительница, «поляница». В связи с отсутствием соответствующих достоверных исторических личностей, среди исследователей разгораются жаркие споры о значении самого термина «поляница». В «Своде русского фольклора» говорится о них примерно следующее: «Свести все русские былины с поляницами к бродячей легенде об амазонках не представляется возможным. «Поляницы» русского эпоса чрезвычайно оригинальны. Это — степные наездницы и вместе с тем, после сражения с героем, — жены богатырей. Допустить их корневое славянское происхождение едва ли возможно, этому противоречит факт упорной, постоянной борьбы с ними русских героев, хотя нарицательное имя этих наездниц — «поляницы» — славянское. По-видимому, надо признать женщин-поляниц сарматскими конными воительницами, а наличие славянского названия их означает, что представления о поляницах утвердились в эпическом творчестве до появления в русском языке тюркского слова «богатырь», название женщин-воительниц не изменилось, ибо из живого бытия они уже исчезли» [5].

В тоже время нельзя сказать, что богатыри сражались с поляницами больше, чем между собой. Сюжет встречи в чистом поле богатырей и богатыря с поляницей практически идентичен и включает элемент противостояния – войны меряются силами.

Крайне неоднозначно само употребление термина «поляница». В ряде былин он встречается в явно множественном числе. Так в былине «Алеша Попович и сестра братьев Петровичей» в описании княжеского пира и в былине о Булате Еремеевиче данный термин подразумевает под собой всадников как таковых.

«Туг и было пированье-столованье,

Тут про русских могучих про богатырей…

… Да про злых-де поляниц да преудалыих»

«На русских защитников – богатырей

И на всю поляницу русскую» [4]

Подтверждение данной точки зрения встречается и в словаре «Свода русского фольклора», в котором имеется упоминание о понятии «напольный богатырь», которое означает — «странствующий в поле богатырь, пребывающий, воюющий в поле». Помимо этого С. И. Гуляев приводит пример типичного былинного места, в котором очевидно двойное значение термина «поляница»:

За него ты выйдешь — будешь слыть поляницею,

За меня выйдешь — будешь слыть царицею [5].

В данном случае статус женщины напрямую зависит от статуса ее предполагаемого мужа и никак не характеризует ее саму.

И в тоже время в былине о Добрыне и Дунае, посвященной сватовству князя Владимира, «поляницей» называют незамужнюю деву:

«Еще есть у ёго да как две дочери.

А больша-то ведь дочи да то Настасия,

Еще та же Настасья да королевична;

Еще та же Настасья да не твоя чета,

Не твоя чета Настасья и не тебе жена:

Еще зла поляница да преудалая» [4].

В данном контексте можно предполагать, что девушка как раз и была полноправным воином, именно всадником, так как при всех встречах с богатырями «поляницы» неизменно на коне.

Появление в былине девы-богатырши в большинстве случаев оттесняет мужского героя на второй план, в былинах о Ставре, Дунае, Добрыне Никитиче «поляницы» не только не уступают в силе богатырям, но нередко оказываются сильнее и проворнее.

«А стали они да тут стрелетися.

Как устрелила поляница Дуная сына Ивановича,

А выстрелила у его да она правый глаз;

А стрелил Дунай да поляницу опять,

А выстрелил ей да из седёлка вон,

Тут и падала поляница да на сыру землю» [4].

Не вызывает сомнения тот факт, что девушки должны были пройти неплохое обучение, чтобы выдержать суровые чисто мужские испытания. В былине о Ставре Годиновиче жена Ставра Василиста дочь Микулична «вызволяет» мужа из «погреба», не просто переодевшись мужчиной и взяв имя Василия Микулича, но и проходя все те же испытания, что и любой другой богатырь: играет в шашки, стреляет из лука, борется в поединке с богатырями.

«Как стал стрелять Василий Микулич-де,

Натягивал скоренько свой тугий лук,

Налагает стрелочку каленую,

Стрелял в колечко золоченое,

Во тоя острея во ножевая,

Расколол он стрелочку надвое».

«Как вышли они на широкий двор,

Как молодой Василий Микулич-де

Того схватил в руку, того в другую,

Третьего склеснет в середочку,

По трою за раз он на зень ложил,

Которых положит – тыи с места не стают» [4].

Наибольшее количество нареканий вызывает тот факт, что практически все былины получили более позднюю литературную обработку, что само по себе дает закономерное основание подвергать сомнению их ценность, как исторических источников.

В настоящее время достоверных фактов, способных доказать существование поляниц в реальности, как таковых нет, основными источниками информации по данной проблеме, как и в случае со скандинавскими воительницами, могут быть лишь археологические данные, полученные при раскопках захоронений Древней Руси период X-XIII веков. Но при этом следует отметить, что и фактов, опровергающих возможность их существования, по настоящий момент не приведено.


Список литературы:

  1. Пушкарева, Н.Л. Женщины Древней Руси – М.: Издательство «Мысль», 1989.- 286с.

  2. Женщины-воины в истории [Электронный ресурс] - http://sb.pp.ru/his/his001.htm

  3. Какие они, женщины-воительницы? [Электронный ресурс] - http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-24137/

  4. Русские былины [Электронный ресурс] - http://www.byliny.ru/content/text/

  5. Обозначение половой принадлежности в эпосе [Электронный ресурс] - http://www.cultstory.ru/cultstorys-134-1.html

  6. Новости науки [Электронный ресурс] - http://www.sati.archaeology.nsc.ru/Home/news/?id=3736&kind=7&_from=




оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер58.6 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх