Города герои великая отечественная война icon

Города герои великая отечественная война


Смотрите также:
«Великая Отечественная война»...
Н. А. Бердяев Тема моей работы: «Дети и война»...
«Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Всероссийская научно-практическая конференция «Великая Отечественная война в жизни советского и...
Научно-практическая конференция «Великая Отечественная война в жизни советского и российского...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
«Великая Отечественная война» Научно исследовательская работа «Великая Отечественная война на...
Изучение темы «Великая Отечественная война» в 11 классе с использованием модульно-рейтинговой...
Великая отечественная война в лирике 20 века...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать

ОДЕССА

А. Недогонов

22 июня 1941 года


Роса еще дремала на лафете,

когда под громом дрогнул Измаил:

трубач полка —

у штаба —

на рассвете

в холодный горн тревогу затрубил.

Набата звук,

кинжальный, резкий, плотный,

летел к Одессе,

за Троянов Вал,

как будто он не гарнизон пехотный,

а всю Россию к бою поднимал!


К. Симонов


Я не помню, сутки или десять

Мы не спим, теряя счет ночам

Вы в похожей на Мадрид Одессе

Пожелайте счастья москвичам


Днем, по капле нацедив во фляжки,

Сотый раз переходя в штыки,

Разодрав кровавые тельняшки.

Молча умирают моряки.


Ночью бьют орудья корпусные...

Снова мимо. Значит, в добрый час.

Значит, вы и в эту ночь

в России —

Что вам стоит — вспомнили о нас.


Может, врут приметы,

кто их знает!

Но в Одессе люди говорят:

Тех, кого в России вспоминают,

Пуля трижды бережет подряд.


Третий раз нам всем еще не вышел,

Мы под крышей примостились спать,

Не тревожьтесь — ниже или выше,

Здесь ведь все равно не угадать.


Мы сегодня выпили, как дома,

Коньяку — московский мой запас;

Здесь ребята с вами незнакомы,

Но с охотой выпили за вас.


Выпили за свадьбы золотые,

Может, еще будут чудеса...

Выпили за ваши голубые,

Дай мне бог увидеть их, глаза.


Помню, что они у вас другие,

Но ведь у солдат во все века,

Что глаза у женщин — голубые,

Принято считать издалека.


Мы вас просим, я и остальные,—

Лучше, чем напрасная слеза,—

Выпейте вы тоже за стальные

Наши, смерть видавшие, глаза,


Может быть, они у нас другие,

Но ведь у невест во все века,

Что глаза у всех солдат —

стальные.

Принято считать издалека.

Мы не все вернемся, так и знайте,

Но ребята просят - в черный час

Заодно со мной их вспоминайте

Даром, что ли, пьют они за вас!


Б.Л. Пастернак

Одесса


Земля смотрела именинницей

И все ждала неделю эту,

Когда к ней избавитель кинется

Под сумерки или к рассвету.


Прибой рычал свою невнятицу

У каменистого отвеса,

Как вдруг все слышат, сверху катится:

"Одесса занята, Одесса".


По улицам, давно не езженным,

Несется русский гул веселый.

Сапер занялся обезвреженьем

Подъездов и домов от тола.


Идет пехота, входит конница,

Гремят тачанки и телеги.

В беседах время к ночи клонится,

И нет конца им на ночлеге.


А рядом в яме череп скалится,

Раскинулся пустырь безмерный.

Здесь дикая гуляла палица,

Прошелся человек пещерный.


Пустыми черепа глазницами

Глядят головки иммортелей

И населяют воздух лицами,

Расстреленными в том апреле.


Зло будет отмщено, наказано,

А родственникам жертв и вдовам

Мы горе облегчить обязаны

Еще каким-то новым словом.


Клянемся им всем русским гениям,

Что мученикам и героям

Победы одухотворением

Мы вечный памятник построим


СЕВАСТОПОЛЬ

Иосиф Уткин


Моряк в Крыму


Моряк вступил на крымский берег -

Легко и весело ему!

Как рад моряк! Он ждал, он верил

И вот дождался: он в Крыму!


В лицо ему пахнуло мятой,

Победой воздух напоен.

И жадно грудью полосатой,

Глаза зажмурив, дышит он.


А южный ветер треплет пряди

Волос, похожих на волну,

И преждевременную гладит

Кудрей моряцких седину.


Как много видел он, как ведом

Ему боев двухлетний гул!

Но свежим воздухом победы

Сегодня он в Крыму вздохнул.


И автомат, как знамя, вскинув,

Моряк бросается вперед.

- Туда, где флотская святыня!

- Где бой!

- Где Севастополь ждет!!


Семен Кирсанов


Мы сегодня вошли в Севастополь.

За холмом орудийный раскат,

воздух города пылен и тёпл,

круговая дорога под скат.

Мы съезжаем по жарким и тесным

переулкам приморской земли,

ждут пути над обрывом отвесным

полковые обозы в пыли.

Лом войны завалил мостовые,

пыль лежит, как столетняя быль,

и спокойно везут ездовые

на усах эту вечную пыль.

Мы врагов под ногами не видим.

Это стоптанный прах мостовых.

Видим стены и вновь ненавидим

ненавистников наших живых.

На ползущих железных машинах

на броне надпись мелом: "Вперед!",

и смеющийся, юный Нахимов

в бескозырке моряцкой идет.

Оживай, воскресай, Севастополь!

Скоро смоются плена следы,

станет Ленин на бронзовый цоколь,

зацветут золотые сады!

Мы пришли не с пустыми руками

на крутизны заветных высот,

белый мрамор и розовый камень

вся Россия сюда принесет.

Стаи чаек спешат над горами

к Севастополю с разных сторон,

здесь подымутся две Панорамы

героических двух Оборон!

Стаи флагов цветут над линкором,

в землю втоптан мышиный мундир...

Мы сумеем, как домик над морем,

навсегда разминировать мир!


Анатолий Ленский

На берегу бухты


Обелиски ли, нежные розы ль, огонь ли, окопы ль

окружат тебя здесь по краям крепостного кольца -

смуглолицый мой, синеглазый мой Севастополь,

я узнаю тебя, как сын узнает отца.


Тут всегда улыбнутся навстречу знакомые лица,

здесь норд-осты всегда будут южного ветра теплей,

белокаменная боевая морская столица

берегов черноморских, и воли, и моих кораблей.


Я не знаю, какие тут встанут дворцы и строенья,

отойдут корабли от причалов в какие края, -

выше всех монументов и всякого определенья,

Севастополь советский, высокая слава твоя!




Александр Яшин


В Крыму


Земля тосковала по русской речи,

Два года была в огне и в дыму.

Враги, все живое перекалечив,

Учили ее языку своему.


Но грянул суд.

Расстреляв дозоры,

Мы закрепились на берегу,

И, боже мой, как засияли горы,

Какой по ущельям пронесся гул!


Горный песок скрипит под ногами,

Вода в борта корабельные бьет.

Земля, что лежит еще за холмами,

Зовет нас к себе, торопит вперед.


По желтому скату,

По кочкам зеленым

Бегу к родниковой воде во рву,

Как на свиданье мальчик влюбленный,

И падаю, радуясь, на траву.


Все необычно, для сердца ново -

От серых долин до сизых высот.

И ветер каждое наше слово,

Как откровение, вдаль несет.


Поднявшись в рост на камне лобастом,

Приветствую:

"Здравствуй, родная земля!"

И горы мне отвечают:

"Здравствуй!"

И низко склоняются тополя.


Кричу в озаренные днем просторы,

Напоминаю родные слова:

"Огонь!" -

"Огонь!" - отзываются горы.

"Москва!" - кричу,

Повторяют:

"Москва!"


Земля моя,

В гальках, в зеленых росах,

Расправь свои плечи, живи, цвети!

Ты - наша.

Мы снова с тобою - матросы,

Да разве могли мы к тебе не прийти!


Уже из пещер, из ущелий и гротов

Выходит на солнце родной народ.

"Вперед!" - кричат моряки и пехота,

И горы, как гром, повторяют:

"Вперед!"


Александр Жаров


Заветный камень


Холодные волны вздымает лавиной

Широкое Черное море.

Последний матрос Севастополь покинул,

Уходит он, с волнами споря.

И грозный соленый бушующий вал

О шлюпку волну за волной разбивал.

В туманной дали

Не видно земли

Ушли далеко корабли


Друзья-моряки подобрали героя.

Кипела вода штормовая.

Он камень сжимал посиневшей рукою

И тихо сказал, умирая:

"Когда покидал я родимый утес,

С собою кусочек гранита унес -

Затем, чтоб вдали

От крымской земли

О ней мы забыть не могли.


Кто камень возьмет, тот пускай поклянется,

Что с честью носить его будет.

Он первым в любимую бухту вернется

И клятвы своей не забудет.

Тот камень заветный и ночью и днем

Матросское сердце сжигает огнем...

Пусть свято хранит

Мой камень-гранит,

Он русскою кровью омыт".


Сквозь бури и штормы прошел этот камень,

И стал он на место достойно...

Знакомая чайка взмахнула крылами,

И сердце забилось спокойно.

Взошел на утес черноморский матрос,

Кто Родине новую славу принес.

И в мирной дали

Идут корабли

Под солнцем родной земли.


Владимир Бобров


Братская могила под Севастополем


И моя звезда когда-то канет

в пенистое море навсегда.

С гребней волн на берег в Инкермане

падает осколками вода.


Нет, не донесут мне голос милый

эти бубенцы звенящих брызг.

Над матросской братскою могилой

неподвижно стынет обелиск.


Но зажмурь глаза я, и во мраке

вспыхнет утро мне иного дня.

Врезалось в отчаянье атаки

лезвие кинжального огня.


Ни надежд, ни ярости, ни страха,

лишь в ушах грохочет тишина.

Пристально глядят на черный якорь

с поржавелой жести имена.


Рюрик Ивнев


Севастополь


Смотрите на меня во все бинокли,

Расширьте изумленные глаза:

Я пережил осаду Севастополя,

Хоть не был в нем сто лет тому назад.


Забыв от страха ощущенье страха,

Влюбленный в жизнь, но не дрожа за жизнь,

Я защищал крутой курган Малахов

Под ядрами средь беспрерывных тризн.


Я задыхался от священной мести

И становился варваром в тот миг,

Когда в бою в живых телах, как в тесте,

Орудовал мой очумелый штык.


А. Сурков


Севастопольцы


"Вахт ам Райн" внизу гнусит гармошка.

Темень. Тень немецкого штыка.

В полночь старый черноморец Кошка

Будит краснофлотца Шевчука.


И идут они от Инкермана,

Сквозь потемки мертвой тишины,

До высот Малахова кургана,

Мимо корабельной стороны.


Часовым глаза слепят туманы.

Что-то там мелькнуло впереди?

То ли тени, то ли партизаны -

В темноте попробуй разгляди

Василий Лебедев-Кумач


Севастополь


Восстань из пепла, Севастополь,

Герой, прославленный навек!

Твой каждый уцелевший тополь

Взлелеет русский человек.


Те камни, где ступал Нахимов,

Нам стали дороги вдвойне,

Когда мы, нашей кровью вымыв,

Вернули их родной стране.


Израненный, но величавый,

Войдешь ты в летопись веков -

Бессмертный город нашей славы,

Святыня русских моряков

А. Сурков

Расстрел партизана


На ветвях израненного тополя

Теплое дыханье ветерка.

Над пустынным рейдом Севастополя

Ни серпа луны, ни огонька.


Воет полночь псами одичалыми.

Шелестят над щебнем сорняки.

Патрули качают над причалами

Плоские немецкие штыки.


В эту ночь кварталами спаленными,

Рассекая грудью мрак ночной,

Шел моряк, прощаясь с бастионами,

С мертвой Корабельной стороной.


Шел моряк над бухтами унылыми,

Где душе все камушки милы...

На кладбище старом, над могилами,

Конвоиры вскинули стволы.


Он стоял. Тельняшка полосатая

Пятнами густыми запеклась.

Он сказал:— Повоевал богато я,

Вашей черной крови полил всласть.


Это мы с братвой ночами темными

Вас подстерегали пулей злой

В Инкермане, за каменоломнями,

На крутых утесах за Яйлой.


Если ветер разгулялся по полю,

Встань попробуй поперек пути.

Много вас тянулось к Севастополю,

Да немногим пофартит уйти.


Встали здесь на якорь вы не рано ли?

Шторм придет и вырвет якоря...—

Вперебой, не в лад, винтовки грянули.

Небо кровью залила заря.

1943


Евгений Долматовский


Миндаль на Малаховом кургане


Бетон, размолотый

Огнем и холодом.

Траву и ту скосило ураганом...

Один миндаль, осколками исколотый,

Остался над Малаховым курганом.


Один-единственный,

Стоял и выстоял,

Хоть раны и сочились и болели.

Он в годы мирные оделся листьями

И оказался посреди аллеи.


Цветеньем радуя,

За юность ратуя,

Как памятник победе и природе,

Он встал за персональною оградою,

Мешая экскурсантам на проходе.


А рядом — новые

Ростки кленовые,

Посадки президентов и премьеров.

Для сада мира стал первоосновою

Миндаль, служивший мужества примером.


Когда бы тополя,

Березку в поле

Или дубы за подвиг награждали,

Миндаль я наградил бы в Севастополе,

Да, он достоин боевой медали!


^ БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ

А. Зимнева

Брестская крепость

Они не знали, не узнают точно:

Война идёт иль взяты на испуг,

Не знают: вермахт здесь сосредоточил

Всю мощь свою, напротив, через Буг...

Вот новый Стикс, где жизнь в руках у смерти...

Меня пронзает вдруг какой-то ток:

Через столетье, может, не поверят,

Что отдавали жизни за глоток...

Не для себя. Для тех, кто бредил жаждой

За стенами, в удушливой пыли...

Бессмысленность? Скажите это дважды,

И вздрогнет плоть разгневанной земли!..

Летел, слабея, позывной: "Я - крепость!

Наш гарнизон в осаде бой ведёт..."

Они не знали, что уходят в Вечность,

Что предсказали сорок пятый год.


А. Макаров


Брестская крепость

Каждый год у развален Бреста

Старый дед с сигаретой сидит,

И не может найти себе место

Груз былого на сердце лежит.

Вспоминает тот день жарким летом,

Птицы смерти летели к стране.

И немецкий сапог с рассветом

Нагло встал на русской земле.

Это было начало сражений,

Это было начало войны,

Отступали, несли пораженья,

Немец гнал нас в глубь нашей страны.

И один «островок» на границе,

Тот который не взяли враги,

Он на карте словно крупица,

Крепость Брест долго взять не могли.

Долго немцы крепость бомбили,

Долго взять его не могли,

Сколько сил они положили,

Об этот осколок земли.

С каждым днём оборона слабела,

Не слабел только дух боевой,

Но немецкая рать одолела:

Пал под натиском «гордый герой».

Каждый год у развалин Бреста,

Старый дед с сигаретой сидит,

Вспоминает защитников Бреста,

Честь и слава под камнем лежит

Их теперь сосчитаешь

по пальцам

Их теперь сосчитаешь по пальцам,

Искорёжены временем лица…

Как жилось вам безусым бойцам,

Зная то, что за речкой граница?


Как живётся, когда войска

Собираются за рекою,

А с России другая река

Гонит им эшелоны с мукою.

Как положено на Руси –

По углам закоптелые лики,

А в душе, кто распятье носил,

А кто веру в почин великий.

Только было всё решено,

И задолго до их рожденья,

А теперь я смотрю кино

Про немыслимое сопротивленье.

Когда сведущие верхи

Вывозили родню из столицы,

Им казалось, что не с руки

Плена, хлебушком разжиться.

И сожжёны почти дотла,

Обезвожены до изнеможенья,

Не за званья и ордена,

Продолжали вести сраженье.

Плыл обыденный летний зной,

Солнце шпарило над парадом.

Их последних, несли сквозь строй,

Как хороший пример солдатам…

Отступление – позор,

И пленение не почётно.

И почти до недавних пор

Имена не звучали их гордо.

А теперь их сочтешь по пальцам

Искорёжены временем лица…

Как жилось вам безусым бойцам,

Зная то, что за речкой граница?


Аскар Аскеров


Герой Бреста


Хвала героям Бреста,

Где слова о трусости не места.

Их совесть навсегда чиста-

Сходу не впустив врага через врата.


Ценою жизнью,

Пали смертью

Храбрых

В ожесточенных схватках

Неравных.


Ведь советского солдата-

Героя крепости Бреста,

Не испугать пулями автомата,

Не воем авиабомб и снаряда,

И бьются не смотря на эта

Молодые, юные, восемнадцатилетние ребята.


Мучимым голодом и жаждой,

Герой Бреста,

Жав руки в кулаки,

Шли в рукопашный бой,

Чтоб не сдать позиции свои.


Огонь!! Ура! Клики уже не слышны,

А только взрываются снаряды,

От жары патроны;

И падают со свистом с небо мины,

Круша бетоны, кирпичи.


Убит смертельной пулей солдат,

И рядом с ним лежит опустошенный автомат.


Кто и кем он был до призыва!?

Есть ли братья, сестра у него,

Нам этого не узнать,

Но мы можем гордостью сказать,

Смерть защитника крепости Бреста

Увековечен надписью на стене

Героем советского солдата:

«Прощай Родина! Я умираю, но не сдаюсь!!!»

А. Цыганков


Распятье читается в каждом окне,


И тень возникает на каждой стене


Следы оставляет любая ступня


И пепел останется после огня.


Но символ полета не крылья, а крест.


И место героя не крепость, а Брест


И ночь, проглотившая крики беды,


Прозрачнее всякой проточной воды.


Как всякая правда коварнее лжи.


Опаснее бритвы тупые ножи


Рожденное слово острее пера,


Но ниже Голгофы любая гора.


НОВОРОССИЙСК


Л. Вишня

Город-герой Новороссийск


В белой дымке от тумана
Встал у моря город мой.
Корабли прислали страны,
Флаги ветер рвет морской.
Город призван беззаветно
Своей Родине служить.
С ее именем трехцветный
Русский символ должен плыть!
Словно Феникс, после боя
Город с пепла поднялся.
Имена своих героев
Помнит Малая земля.
О боях здесь вспоминают
Горы в дреме вечных снов...
Чайки белые летают-
Души павших моряков...
Но давно под мирным флагом
Ходят в море корабли.
Волны черные-бродяги
Напевают о любви...
Солнце южное живое
Теребит в цвету каштан.
Город, звание какое
Ты моряк иль капитан?
Ты не просто город,
Ты для нас герой!
Город мой суровой
Славы боевой!


КЕРЧЬ


Василий Субботин

Керчь


Улицы, зеленые когда-то,

Смыты наводнением атак...

К знаку на вершине Митридата

Молча поднимается моряк.


Воздается почесть боевая

И траншее каждой, и норе.

В сорок первом, кровью истекая,

Моряки держались на горе.


Грома орудийного раскаты

Слышали окрестные поля -

Ржавыми осколками на скатах

Щедро нашпигована земля.


Кончились ступени. Берег низко.

Облака касаются могил.

Молодой моряк - не к обелиску,

Он к высотам духа восходил.




оставить комментарий
страница3/5
Дата24.09.2011
Размер0.95 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
плохо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх