А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой icon

А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой


Смотрите также:
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. Издательство «evidentis»...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. Издательство «evidentis»...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. «Традиция»...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. Издательство «evidentis»...
Избирательная комиссия...
Проблемы иноязычного образования: теория и практика. Вып. 2: сборник статей / под ред. Е. В...
Доклад семеновой Ларисы Ивановны...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать

САМОДЕРЖАВИЕ


Работа писалась во второй половине 1890 х гг. В ней Федоров стремился дать истолкование задачи русской истории и смысла царской власти в духе своего учения (см. вступит. статью к I т. наст. изд., с. 28—29). Сам мыслитель и его ученики считали эту работу основополагающей. Не случайно Н. П. Петерсон, уже после смерти Федорова, писал В. А. Кожевникову, что в порядке статей для первого тома «Философии общего дела» «Самодержавие» следует поместить на втором месте, вслед за статьей «Супраморализм, или всеобщий синтез» (письмо от 8 ноября 1904//ОР РГБ, Ф. 657. Карт. 10. Ед. хр. 24. Л. 78об). Так и было сделано: в первом томе «Самодержавие» напечатано сразу после главной работы Федорова «Вопрос о братстве, или родстве... Записка от неученых к ученым».

Под заглавием «Самодержавие» Федоров и его ученики объединяли три статьи: «Еще об историческом значении царского титула», «Ответ на вопрос — “Что такое Россия”» и, наконец, собственно «Самодержавие» (см. указ. письмо Н. П. Петерсона, л. 78об.). Первая из этих статей была напечатана анонимно еще в 1895 г. в седьмом номере журнала «Русский архив». Целиком же работа вышла в свет в 1901 г. на страницах газеты «Асхабад» (№№ 186—187, 191—192, 200, 202—203) в г. Асхабаде, где тогда служил Н. П. Петерсон.

Публикация в «Асхабаде» стала этапом двухлетней полемики, разгоревшейся на страницах этой провинциальной газеты вокруг учения «общего дела». Решение опубликовать ее было принято после доброжелательного отклика на напечатанную там же статью «Разоружение» (см. преамбулу к «Статьям о разоружении и умиротворении»), которая продолжила целую серию заметок и статей Н. Ф. Федорова и Н. П. Петерсона в этой газете (высказываясь по тем или иным конкретным поводам, они стремились, хотя бы в опосредованной форме, донести до читателя дорогие им идеи). В работе «Самодержавие» уже прямо и непосредственно была выражена главная мысль федоровского учения — о долге воскрешения умерших, благодатного преображения мира, стоящем перед человечеством.

Первым откликом на «Самодержавие», помещенным в газете «Асхабад» еще до окончания печатания федоровской статьи, была статья П. Я. Циркунова (П. Ц.), одного из самых серьезных местных публицистов, человека образованного, уже немолодого и весьма уважаемого в городе (именно ему принадлежал вышеупомянутый отклик на «Разоружение»). С сочувствием относится он к федоровской мечте об объединенном братском человечестве, которое, достигнув единодушия и согласия, душевной чистоты, «достигнет единения с Творцом мира», однако мысль о «долге воскрешения» вызывает в нем целый ряд недоумений, главное из которых в том, что в «символе веры» «воскресение людей констатировано как чаяние или ожидание будущего воскресения», «но нигде в священных писаниях не упомянуто, чтобы воскресение предков было предоставлено сынам предков» (Асхабад, 1901, № 199, 18 июля). К тому же, замечает П. Ц., и сами возможные пути и способы достижения такой дерзновенной цели автором «Самодержавия» никак не указаны, а одни нравственные призывы к «чистоте сердечной» отнюдь не решают вопроса: слишком велико несовершенство человека, слишком силен раздор между людьми, чтобы его можно было устранить одной лишь нравственной проповедью. Что же касается самодержавия, то, как и всякая другая власть, оно может лишь заботиться о благосостоянии своих подданных, о справедливости в обществе, «но вложить в сердца своих подданных верования, дать духовные основы, умирить жизнь, сделать людей высоконравственными и чистыми сердцем, оно не имеет возможности» (Там же.).

22 июля 1901 г. в номере, где окончилось печатание «Самодержавия», Н. П. Петерсон (за подписью Н. П.) помещает послесловие к этой статье, где возражает П. Ц. Автор статьи, как пишет Петерсон, перед напечатанием не пересмотрел эту работу, которую он закончил еще за несколько лет до того, а потому в ней осталась «некоторая неполнота и неясность». Да, импульс к Делу воскрешения дает детское чувство, чистое сердце, однако — признает Н. П. — не было достаточно ясно сказано, что для его осуществления одного чувства недостаточно, а нужен труд, и труд всех. В благом труде возвращения жизни отцам, преображения мира и себя самого как раз и смогут примириться враждующие ныне государства, партии, сословия, вообще, все живущие.

Через три дня, 25 июля, во второй части статьи «Очерки и картинки» П. Циркунов продолжил свою полемику с автором «Самодержавия». Да, он не против основной мысли о бессмертии и, может быть, даже стал бы ее горячим поборником, если бы понял ее до конца и сумел снять серьезнейшие свои сомнения. Первое касается природы человека, ее несовершенства, фундаментального эгоизма каждого, когда «своя рубашка ближе к телу» — и ничего тут не поделаешь, заставить человека возлюбить своего ближнего как самого себя просто невозможно, для этого его надо «пересоздать», «вновь родить свыше». Второе касается свободы воли и своеволия каждого индивида, которого нужно привести к принятию единого Идеала и работе на него: «Но каким образом заставить многомиллионное человечество трудиться вместе и стремиться к одной какой-то воображаемой цели, — эта грандиозная мысль не вмещается в мою старческую голову» (Асхабад, 1901, № 206, 25 июля). И наконец, П. Ц. прямо высказывает тот упрек, который затем неоднократно будет возникать по отношению к дерзновенному проекту Федорова. Циркунов — традиционный христианин, его рассуждение просто, оно широчайше распространено среди христианских душ: мир во зле лежит, и до конца света этого зла не преодолеть ни в натуре человека, ни в вещах века сего, надо смиренно просить Бога о достойной христианской кончине и добром ответе на Страшном суде — так резюмируется онтологическое самоощущение такого христианина. И достичь бессмертия силами смертного человека и человечества — «не есть ли это гордость или самообман или признак наступающего конца!» И все же решительно он таких обвинений выдвигать не рискует, полагая, что необходим взгляд духовенства на учение о воскрешении, а для него самого практические указания на осуществление этого учения «малопонятны и бессистемны», и он уступает место мнению лиц более осведомленных и компетентных.

Однако вместо подобных лиц на критическую арену выходит новый оппонент, часто печатающийся в газете под итальянским псевдонимом Pensoso, молодой публицист, прогрессист и западник. 31 июля 1901 года (№ 212) он отвечает «Автору “Самодержавия”». На страницы «Асхабада» врывается дух откровенной насмешки, грубого пасквиля. Карикатурно представив некоторые второстепенные федоровские мысли: об авторском праве, о железной дороге до Порт-Артура, критику конституционного типа правления, — оппонент вообще отказывается говорить всерьез о работе Федорова. Ее он характеризует как сочинение непонятное, никому не нужное, неестественное по слогу и языку, «приводящее в доказательство глубокомысленные соображения времен царя Гороха и из сокровищниц умственного багажа богомолок, видевших мощи тьмы египетской». И, окончательно довольный собой, сражает автора, определив его труд его собственным оборотом как не философский, а только «в философии-место» стоящий.

Уже 2 августа (№ 214) «Асхабад» публикует «Письмо в редакцию» за подписью «Н. П.». Петерсон возмущен, что газета вместо разбора самого содержания статьи «Самодержавие» предоставляет свои страницы грубой брани и издевательству над автором. Он сожалеет о самом факте ее напечатания. Если бы он мог представить такое заранее, то никогда бы не поместил этой работы здесь. Тут же Н. П. отвечает сам задетый редактор издания. Он пишет, что не считает критическую заметку Pensoso бранью; если бы газета действительно хотела поиздеваться над автором «Самодержавия», то напечатала бы отклик некоего Сигмы, который она отклонила. Вместо того чтобы обижаться, лучше бы автор обстоятельнее и яснее представил свои взгляды, это для дела было бы важнее, тем более что он претендует звать на «общее дело» весь род людской и к нему прислушивались такие гиганты, как Достоевский, Толстой и Вл. Соловьев (эти сведения редактор 3. Д. Джавров получил, конечно, из устных бесед с Петерсоном).

Статья Сигмы все же появилась в печати, но не в «Асхабаде», а в другой газете — «Закаспийское обозрение» (1901, № 164). Тут — уже предел непонимания и неприятия, такого же порядка, как первоначальное языческое отторжение христианства, когда последнее в критике, скажем, Цельса представало как странная, безумная метафизическая абракадабра. Автор «Самодержавия», утверждает Сигма, делает медвежью услугу «указанному роду правления», изображая его в каком-то совершенно фантастическом, не имеющем ничего общего с реальностью духе. Критик вообще отказывается назвать мыслями «этот непозволительный бред больного человека», «подавляющий кошмар», который «лежит далеко за областью человеческого понимания, не исключая из этого даже самого автора». Характерно, что все самые резкие критики Федорова больше всего нападают на самый способ его речи, на его слог и стиль. На самом деле то, что стиль был столь необычным, просто ошарашивающим, говорит о переворачивающей привычное восприятие новизне мыслительной «оптики» Федорова. У него, как у великого реформатора, была своя система слов-категорий, и она-то особенно сбивала с толку и вызывала насмешку: «блудные сыны», «бродяги, не помнящие родства», или власть, «в отца место стоящая»… Сбой традиционной, автоматизированной в своем действии логики приводил к впечатлению какого-то безумного алогизма, путающего нормальные ряды и ранжиры человеческого мышления. Сигме кажется, что автор непрерывно занят доказательством того, что «верста длиннее недели». Как можно помещать рядом благожелательные рассуждения о каком-то «жившем в темные времена неизвестном старце Филофее», которого пристало поминать разве что «богобоязненной селедочнице или судомойке», и резкую критику «живущего в наше просвещенное время великого старца Льва Толстого, стоящего на целую голову выше нашего времени».

Вслед за письмом Петерсона через два дня, 4 августа (№ 216), появляется в «Асхабаде» «Письмо в редакцию» Pensoso. Он настаивает на своих впечатлениях от чтения работы, обвинение Н. П. в брани парирует тем, что автор «Самодержавия» и сам бранится: Запад у него гнилой, граждане — «блудные сыны», современные наука и философия плетутся в хвосте… К тому же «признание Москвы третьим Римом, послание старца Филофея, Памирский материк… все это напоминает апокрифические сказания, но никак не философскую работу», — заключает критик.

11 августа круг спорящих расширяется: новое лицо, на этот раз женщина, некая Е. М. Крас ская, публикует свои «Заметки по поводу полемики между Н. П. и Pensoso». Она высказывает точку зрения тех, кто в статье «Самодержавие» увидел «культ неограниченной монархической власти» как выражение некоей общемировой тенденции к империалистической концентрации власти в одних руках, теснящей всюду демократию. Публицистка еще несколько раз подаст свой голос в связи с этой полемикой. Так, 7 октября этого же, 1901 года она напишет «По поводу заметки г. П. Ц. и г. Н. П. в № 272 газеты “Асхабад”». Дело в том, что 1 сентября (№ 254) в заметке по поводу убийства президента США Мак-Кинли П. Ц. вновь доброжелательно помянул автора «Самодержавия» (и это в обстановке его изничтожения Pensoso, Сигмой, Крас ской). П. Ц. задается вопросом, не нынешнее ли «удрученное состояние человеческого духа», отсутствие высокой цели и заставило «предложить грандиозную, хотя, быть может, и невыполнимую теорию воскрешения умерших» как попытку выхода из такого состояния. 29 сентября (в 272 м номере газеты) ему одновременно отвечает и Pensoso, весьма критически, и Н. П. — ободряюще. В своем письме с прямым обращением «Многоуважаемый Петр Яковлевич!» Н. П. (т. е. Петерсон) пытается глубже раскрыть взгляды своего учителя на понятие высшей цели, используя его статью «Что такое добро?», полагая абсолютный идеал в жизни, причем жизни преображенной, бессмертной, неветшающей. Здесь же он касается проблемы человеческого участия в главном «деле дел» — воскрешении умерших. «Христос — есть (...) семя, которое должно прорасти, Христос есть только начаток, первенец из мертвых; произрасти же, т. е. принести жизнь, привести к спасению это семя может только при участии самих спасаемых; с этим, кажется, все согласны, что Царствие Божие берется силою, спасение нудится».

Реакция Крас ской на статью Петерсона очень характерна. Для нее вопрос «о цели жизни» так же недоступен человеку, как и еще более общий: «Зачем существует вселенная, мириады миров и существ?». Вплоть до того: «И не лучше ли было бы, если бы не существовало ничего?». И рядом с этим пессимистическим выводом — обычные благородно-гуманные и, в сущности, ни к чему не обязывающие слова о том, что, хотя цели мироздания и неведомы нам, каждый человек все же должен стремиться к «самоусовершенствованию», «улучшению нравственности окружающих людей» и разрешению «загадок природы» (Асхабад, 1901, № 280, 7 октября). Содержание жизни — не в утверждении блага, а лишь в «движении ради движения», которое никогда не приведет к полноте и совершенству.

Полемика в «Асхабаде» вокруг учения Н. Ф. Федорова, начавшаяся публикацией статьи «Самодержавие» продолжилась на страницах газеты в 1902 г. (см. Т. IV наст. изд.).

Текст статьи «Самодержавие» печатается по: Философия общего дела. Статьи, мысли и письма Николая Федоровича Федорова, т. I, Верный, 1906, с. 353—398.

1 Речь идет о заметке Ю. П. Бартенева, ученика Н. Ф. Федорова, «^ Царский титул и коронование» (издана под инициалами Ю. Б.), написанной, вероятно, не без настояния самого Николая Федоровича. «Царскому титулу, — утверждал Ю. П. Бартенев, — грозит <...> судьба — обратиться в непонятную формулу, говорящую лишь очень немногим». А между тем этот титул, перечисляя все области, которые в разное время вошли в состав российской империи («Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсонеса Таврического, Царь Грузинский <...> И Государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли и области Арменския, <...> Государь Туркестанский» и т. д.), «выражает всю историю России, весь тот сложный исторический ход, всю упорную борьбу пашни со степью, благодаря которым из разнороднейших частей образовалась великая держава, охватившая шестую часть всего земного шара, держава, цельностью и полнотой своей власти поражающая весь мир» (Русский архив, 1895, № 5, с. 125).

2 Имеются в виду два древнерусских предания: о призвании новгородцами в 862 г. на княжение варягов Рюрика, Синеуса и Трувора, чем было, согласно «Повести временных лет», положено начало русской государственности, и об испытании вер (см. примеч. 2 ко II части «Записки.» — т. I наст. изд., с. 471).

3 Восточная часть Армении, находившаяся под властью Ирана, в составе ханств Эриванского и Нахичеванского, была присоединена к России в результате русско-иранской войны 1826—1828 гг.

4 В борьбе с экспансией Ассирии, древнего государства в Северном Двуречье (на территории современного Ирака), племена армянского нагорья объединялись в союзы, на основе которых в IX в. до н. э. сложилось царство Урарту. Израильское и иудейское царства образовались в 928 г. до н. э. на территории Палестины в результате распада Израильско-Иудейского царства (XIII—X вв. до н. э.). Первое просуществовало до 722 г. до н. э. и было завоевано ассирийцами, второе — до 586 г., после чего было взято вавилонским царем Навуходоносором II.

5 По ^ Сан-Стефанскому мирному договору, установившему приоритет России на Востоке после победоносного окончания русско-турецкой войны 1877—1878 гг., к российской державе отошел целый ряд закавказских областей, в том числе и часть территории западной Армении, находившейся под властью Турции. Однако Берлинский конгресс (см. примеч. 10 к IV части «Записки» — т. I наст. изд., с. 490) ограничил как территориальные приобретения России, так и возможности ее активного влияния на судьбу славянских и закавказских народностей. Несмотря на то, что и в Сан-Стефанском, и в Берлинском договорах был специальный пункт, предписывавший Порте провести в Западной Армении необходимые реформы и обеспечить безопасность ее коренного населения, эти требования фактически не были выполнены, что привело к неоднократным волнениям и выступлениям армян. В 1895—1896 гг. правительство Турции организовало массовое истребление армянского населения в подвластных ей районах.

6 Афрасиаб — город, находившийся на территории нынешнего Самарканда. В конце IV в. вместе с окружавшей его областью Согд был завоеван кочевыми племенами эфталитов (белых гуннов) и вошел в состав созданного ими государства на территории Ср. Азии, Афганистана, Северо-Западной Индии и части восточного Туркестана. Племена эфталитов с начала V в. вели борьбу с иранским государством Сасанидов, которое оказывало им упорное сопротивление, но после серии поражений потеряло ряд областей к востоку от Мерва и было вынуждено выплачивать тяжелую дань.

7 Речь идет о соглашении России и Великобритании по вопросу разграничения сфер влияния этих двух стран в районе Памира (на восток от озера Зор-Куль и до китайской границы), подписанном 27 февраля/11 марта 1895 г.

8 В заметке «Царский титул и коронование» Ю. П. Бартенев предлагал, чтобы на предстоящей коронации Николая II «чины высочайшего двора, в торжественном шествии, представили собою области, которые упоминаются в царском титуле», что стало бы «живой картиной из русской истории, картиной, свидетельствующей об исторической мощи нашего отечества» (Русский архив, 1895, № 5, с. 126).

9 Вопрос о необходимости расписать стены Кремля к 600-летию первой его постройки исторической живописью (подобно тому, как покрывали в старину наружной росписью русские храмы) был поднят В. А. Кожевниковым в статье «Стены Кремля» (Русский архив, 1893, № 11). Сделано это было по инициативе самого Федорова, который неоднократно в целом ряде заметок и писем Кожевникову касался смысла и значения Кремля — священной крепости, хранящей и защищающей прах предков, предлагая проект образовательной росписи его стен, на которых были бы представлены как события русской истории, понятой как собирание и умиротворение земель и народов, так и картины будущего «всеобщего дела» регуляции природы и воскрешения.

10 Речь идет о проекте обращения армии в «естествоиспытательную силу», употребления военной мощи и техники не против себе подобных, а на борьбу с засухой, голодом, землетрясениями и т. д., т. е. на дело регуляции. Картина этого обращения и должна была быть, по мысли Федорова, представлена на стенах Кремля, который из «места обороны» призван обратиться в «орудие регуляции (управления) метеорическим процессом» (ОР РГБ. Ф. 657. Карт. 3. Ед. хр. 3. Л. 332).

11 Явившееся Н. Ф. Федорову понимание задачи человека в мире казалось ему настолько естественным, выношенным всей историей человечества, отвечающим ведущему направлению вселенской эволюции, что не могло, по его мнению, не родиться и в сердцах других вполне самостоятельно и тем самым с залогом глубины и прочности.

12 В части тиража журнала «Русский архив» этот абзац статьи отсутствует, другая же часть тиража его содержит. Интересно, что во втором случае ради вставки абзаца полностью переверстан весь федоровский текст и тут же (сразу после «сокращенного» варианта) вшит в выпуск основного блока журнала. Таким образом, в части тиража «Русского архива» статья напечатана дважды. Последний абзац, по всей видимости, был выпущен по вине типографии, и Федоров, обнаруживший уже в гранках отсутствие фрагмента своей статьи, мог настоять на переверстке. Но так как часть тиража «Русского архива» уже была отпечатана, сброшюрована и разослана подписчикам, то до нас дошли два «варианта» одного журнального выпуска: один обычный, другой — с дважды напечатанной статьей. (Примечание подготовлено А. В. Знатновым.).

13 Речь идет о статье В. С. Соловьева «Что такое Россия», входившей в цикл «Воскресные письма» (печатались в газете «Русь» в 1897 г.). См. также: Полное собрание сочинений В. С. Соловьева. Под ред. и с примеч. С. М. Соловьева и Э. Л. Радлова. т. 10, СПб., 1914, с. 12—14. О взаимоотношениях В. С. Соловьева и Н. Ф. Федорова см. примеч. 34 к «Супраморализму» — т. I, с. 511—512.

14 См. примеч. 33 к «Супраморализму» — т. I, с. 511.

15 Московский собор 16661667 гг. был созван для разбора вопроса о книжно-обрядовых исправлениях и дела патриарха Никона. На него были приглашены антиохийский патриарх Макарий и александрийский патриарх Паисий, принявшие активное участие в заседаниях, в том числе в низложении Никона и составлении определения против раскольников.

16 В. С. Соловьев. Что такое Россия//Полн. собр. соч., т. 10, с. 14.

17 Там же, с. 13.

18 Речь идет о христологическом учении богослова ^ Аполлинария Лаодикийского (ум. 390). В противоположность принятому на I Вселенском соборе Символу Веры, утверждавшему, что во Христе соединились две сущности — совершенное Божество и совершенное человечество, Аполлинарий отрицал возможность такого соединения. По его мнению, человеческое во Христе было лишь телесной оболочкой, в которой воплотился и обитал божественный Логос. Ересь Аполлинария была осуждена II Вселенским собором (381 г.).

19 В 1978 г. В. С. Соловьев читал в Петербурге цикл из двенадцати лекций под общим названием «Чтения о Богочеловечестве». В письме к Н. П. Петерсону от 24 марта 1878 г. Ф. М. Достоевский сообщает, что прочел изложение мыслей Федорова «Владимиру Сергеевичу Соловьеву (в публикации в газете «Дон» и «Русском архиве» — «В. С. С». — Сост.), молодому нашему философу, читающему теперь лекции о религии — лекции, посещаемые чуть не тысячною толпою. Я нарочно ждал его, чтоб ему прочесть Ваше изложение идей мыслителя, так как нашел в его воззрении много сходного. Это нам дало прекрасных 2 часа. Он глубоко сочувствует мыслителю и почти то же самое хотел читать в следующую лекцию (ему осталось еще 4 лекции из 12)» (Ф. М. Достоевский. Полн. собр. соч. т. 30(1), Л., 1988, с. 14). Действительно, в четырех последних лекциях «Чтений» высказано такое понимание человека и его места в мироздании, которое в главных, существенных чертах близко федоровскому. Человек, по замыслу Божию, есть «посредник между Богом и материальным бытием», он — собиратель падшего творения, которое пребывает в раздельности и розни, взаимной непроницаемости элементов, рабстве тлению, «устроитель и организатор Вселенной». И сам в процессе исторического и космического делания возрастает «в духе и истине», обретает бессмертие, всем человечеством образует единый соборный, неслиянный и нераздельный, организм — Софию.

20 Проскомидия — обряд приготовления хлеба и вина для евхаристии, составивший с VI в. начальную часть литургии. Совершается на пяти просфорах (хлебах из квасного теста с оттиснутым сверху изображением креста). При этом из одной просфоры, называемой антидором, вырезается часть, символизирующая страждущего Христа, а из других вынимаются частицы в память Богоматери, пророков, апостолов, мучеников, подвижников, а также в память живых и умерших. Чин проскомидии, важное место в котором занимало поминовение, был упразднен в католической церкви в XI в. вследствие установившегося в ней обычая совершать евхаристию на опресноках (пресном хлебе).

21 Цитата из стихотворения А. С. Хомякова «Мечта» (1835).

22 ^ Николай Михайлович Языков (1803—1847) — русский поэт; в начале 1830 х гг. сблизился со славянофилами, в полемике с западниками (стихотворения «К не нашим», «Константину Аксакову», «К Чаадаеву») отстаивал самобытность исторического пути России, духовную цельность и крепость ее народа, хранящего заветы отцов, национальные предания, православную веру. Собирал материалы по русской народной поэзии, был одним из первых энтузиастов издания памятников народного творчества. В «Воспоминаниях о Н. М. Языкове», на которые ссылается Федоров, историк и публицист




оставить комментарий
страница5/6
Дата24.09.2011
Размер1,25 Mb.
ТипСтатья, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх