Польская политическая ссылка в Енисейской губернии во второй половине XIX начале ХХ вв icon

Польская политическая ссылка в Енисейской губернии во второй половине XIX начале ХХ вв


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Духовно-нравственные ценности воспитания в русской семье во второй половине XIX начале XX в...
Историческое краеведение в Орловской губернии и деятельность Орловской ученой архивной комиссии...
Материалы предоставлены интернет проектом www mydisser com®...
Женщин а в беспоповском старообрядческом сообществе во второй половине XIX начале XX вв...
Формирование и деятельность органов городского самоуправления Смоленской губернии во второй...
Деятельность земских учреждений Курской губернии по развитию народного образования во второй...
Урок на тему: «Культура тверского края во второй половине XIX начале XX в.»...
Программа учебной дисциплины становление неклассической философии во второй половине XIX...
А. И. Герцен в российском общественном движении XIX в...
Вопросы к экзамену по истории Социально-экономическое развитие России во второй половине XIX...
Организация воспитательной работы в средних духовных учебных заведениях россии во второй...
Мещанское сословие пермской губернии во второй половине XIX начале ХХ в...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Береговая Елена Петровна


Польская политическая ссылка в Енисейской губернии во второй половине XIX – начале ХХ вв.


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Красноярск – 2007

Работа выполнена на кафедре отечественной истории

ГОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет имени В.П. Астафьева»


Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор ^ В.И. Федорова


Официальные оппоненты

доктор исторических наук, профессор Б.С. Шостакович

доктор исторических наук, профессор ^ В.И. Федорченко


Ведущая организация

Иркутский

государственный педагогический университет


Защита состоится 25 мая 2007 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д. 212. 097. 01. по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Красноярском государственном педагогическом университете имени В.П. Астафьева по адресу: 660077, Красноярск, ул. Взлетная, 20, Красноярский государственный педагогический университет имени В.П. Астафьева, исторический факультет, ауд. 2-13.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Красноярского государственного педагогического университета имени В.П. Астафьева

Автореферат разослан «___»_________________2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент ^ Л.Э. Мезит




  1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

Польская политическая ссылка в Сибирь является составной частью проблемы освободительного движения в Российской империи, которая в свою очередь затрагивает проблему русско-польских отношений. Актуальное звучание данной теме придает современная общественно-политическая ситуация, связанная с ослаблением общекультурных связей, попытками акцентировать внимание исключительно на трагических моментах нашей общей истории. Это мешает развитию добрососедских отношений между странами и объективному осмыслению сложных взаимоотношений, существовавших между Россией и Польшей на протяжении исторического развития двух государств.

Актуальность темы определяется и недостаточной изученностью широкого круга вопросов истории польской ссылки на региональном уровне. Локализация проблемы позволит конкретизировать и уточнить, как на практике местные власти реализовали основные принципы карательной политики в отношении ссыльных поляков, оценить степень суровости применявшихся наказаний и эффективности действий местных властей по осуществлению надзора, а также раскрыть реальные масштабы и формы культурной, общественной и хозяйственной деятельности ссыльных. Изучение опыта межэтнических контактов является одним из наиболее злободневных вопросов для формирования национальной политики в современной Российской Федерации.

^ Историография проблемы

Зарождение темы польской ссылки в отечественной историографии относится к пореформенному времени. К пионерам темы можно не без основания отнести известного историка и этнографа С.В. Максимова. В своем трехтомном исследовании «Сибирь и каторга» (СПб., 1871) он подошел к проблеме с позиций бытописателя, этнографа. Безусловный интерес в этом плане представляет приводимый историком материал о материальном положении ссыльных поляков, их занятиях и быте, отношениях с местным населением. Для современного исследователя не утратила ценности попытка Максимова через характеристику отдельных личностей подняться до обобщений более широкого плана и выявить типические черты, свойственные всем представителям польской ссылки как определенной социо-культурной общности. Однако в целом работа носит фактографический характер.

Исследование Максимова в известной мере дополняет статья революционера-шестидесятника Л.Ф. Пантелеева «Из прошлого польской ссылки в Сибири». Автор вводит новый материал, раскрывающий историю создания и деятельности Красноярско-канской тайной организации ссыльных поляков.

Проблемы политической ссылки в Енисейскую губернию затрагивались сибирскими областниками Н.М. Ядринцевым и Г.Н. Потаниным. Ядринцев в своем капитальном труде «Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении» (СПб., 1892) дает отрицательную оценку институту ссылки. Правда, для политической ссылки, в том числе и польской он делал исключение, указывая на её положительное цивилизующее начало. Г.Н. Потанин также подчеркивал позитивное влияние политической ссылки в жизни сибирского региона.

Немалый вклад в собирание материала о польской ссылке Енисейской губернии внес известный енисейский краевед А.И. Кытманов. В «Краткой летописи Енисейского и Туруханского уездов за 1594-1893 гг.» он приводит материал о составе, местах расселения, профессиональной и общественно-культурной деятельности ссыльных поляков, раскрывая их огромный вклад в развитие енисейского края.

Заслуживает внимания обширная статья историка А. Макарова «Очерк водворения по Тобольской губернии переселенцев из Царства Польского и Западных губерний после мятежа 1863 года» (1915). В отличие от историков официального направления, которые все бедствия политссыльных объясняли лишь их нежеланием выполнять условия режима ссылки, Макаров показывает, что нормативная база режима была настолько противоречива, что ставила ссыльных в положение, когда они невольно вынуждены были нарушать законы, для того чтобы выжить в суровых условиях ссылки.

Историк золотопромышленности в Приенисейском крае Н.В. Латкин подчеркивал вклад в развитие отрасли ссыльных поляков, которые работали на приисках в качестве квалифицированных рабочих, инженерно-технического и управленческого персонала1.

Итак, в дореволюционной отечественной историографии работы, посвященные польской политической ссылке, носили, как правило, фактографический характер, а их авторы не увязывали фактический материал с общими проблемами изучения освободительного движения в Польше и России. Бросается в глаза и крайняя бедность литературы о поляках в сибирском изгнании.

Совсем иную ситуацию в изучении проблемы польской ссылки в Сибири мы видим в польской дореволюционной историографии. Первые работы о поляках в сибирском изгнании стали появляться уже вскоре после подавления восстания в Польше 1863-1864 гг. и последовавшей за этими событиями массовой высылки его участников в Сибирь. К их числу следует отнести книгу А. Гиллера «Описание Забайкальского края в Сибири» (Т. 1-3. Lipsk, 1867), немалая часть которой отводится описанию жизни ссыльных поляков. Фактические данные Гиллера имеют безусловную информативную ценность, однако автор не скрывает своих явных полонофильских воззрений, представляя роль польской ссылки в Сибири в мессианском духе, и то это не может не настораживать современного историка.

В начале 1880-х гг. в Кракове была издана книга польского историка З. Либровича «Поляки в Сибири» (1884), в которой тема сибирской ссылки рассматривалась в широком историческом и политическом контексте борьбы поляков за национальную независимость. Автор показывает эволюцию взглядов своих соотечественников от воинственного сепаратизма к зрелому представлению о целях и методах политической борьбы, что проявилось в отказе от «вулканических взрывов и необдуманных порывов» и переходу к «органическому труду – мелкому, медленному, но упорному и легальному». Не последнюю роль в этом прозрении, по мнению Либровича, сыграло и общение ссыльных поляков с русским населением Сибири, благодаря которому в сознании поляков постепенно нивелировался антирусский синдром, и русский народ уже не ассоциировался с понятием русское самодержавие.

В советской историографии тема польской политической ссылки в Сибири стала рассматриваться в широком контексте истории революционного движения в России. Это способствовало привлечению к ней внимания историков и краеведов.

Большую роль в изучении истории сибирской ссылки поляков сыграло Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, возникшее в 1921 году. Членами Енисейского землячества был подготовлен и издан сборник «Енисейская ссылка» (М., 1934). Сборник открывался статьей К.И. Протопопова. Не отрицая большого положительного влияния ссыльных поляков на жизнь края, Протопопов все же рассматривает их деятельность с позиций буржуазного культуртрегерства, подчеркивая, что ссыльные поляки, как и русские народники, являлись мелкобуржуазными революционерами, и объективно их деятельность отвечала интересам сибирской буржуазии, а не народа2.

Таким образом, в первые годы советской власти в изучении польской политической ссылки произошел перелом. На этом этапе в трактовке характера ее деятельности и роли в жизни сибирского края явно ощущался вульгарный классовый подход, характерный для ранней советско-марксистской историографии.

Окончание Второй мировой войны положило начало принципиально новому периоду в советско-польских отношениях. В это время, когда народы Советского Союза и Поль­ши связал общий путь социалистического развития, возникает особый интерес к проблеме русско-польских отношений. В рамках марксистской методологии историки особенно активно изучали тему русско-польских революционных связей. Огромной заслугой историков этого времени Н.П. Митиной и Т.Ф. Федосовой явилось привлечение нового архивного материала и источников, открывавших новые страницы в польско-сибирской теме3.

Советские историки в силу известных причин особо акцентировали революционный характер деятельности ссыльных поляков. Так в работах иркутского историка С.Ф. Коваля, утверждалось, что в Восточной Сибири в 1864-1865 гг. сложилось отделение «Земли и воли», под эгидой которого сибиряки в союзе с польскими ссыльными готовили восстание4. Позиция Коваля была подвергнута справедливой критике со стороны Н.П. Митиной и Т.Ф. Федосовой и Б.С. Шостаковича за несостоятельность фактической аргументации и явное подтягивание материала под определенные идейно-политические установки.

В 1970-1980–е гг. благодаря трудам В.А. Дьякова, Л.П. Рощевской, С.В. Кодана был заложен фундамент для широкой разработки истории польской ссылки как составной части крупной социально-политической проблемы истории русско-польских отношений. Особая заслуга в этом принадлежала иркутскому историку Б. С. Шостаковичу. В своих работах историк вводит термин "осибирячивание", понимая под ним многообразные традиции и нормы взаимоотношений, сложившиеся между сибиряками и поляками, в повседневной жизненной практике. Исследователь показывает, с каким трудом в сознании ссыльных поляков преодолевался национализм. С этим вопросом тесно связана другая проблема, которой Шостакович уделил большое внимание - «powrоt - osiedlenie» (возвращение - оседлость), которая возникала почти перед каждым поляком после амнистии: вернуться на Родину или остаться в Сибири.

Именно Шостаковичу принадлежит первый опыт систематизированного изложения истории пребывания в Сибири ссыльных поляков в последнее 30-летие XIX в. Автор на примере деятельности многих польских ссыльных показал вклад поляков в освоение и изучение сибирской окраины5.

Разработка проблематики польской политической ссылки в трудах советских историков создавала благоприятные предпосылки для исследования ее различных аспектов на локальном уровне. В 1970-1980-х гг. появился ряд изданий по истории Красноярского края, в которых затрагивались различные стороны деятельности ссыльных поляков6.

В постсоветский период ситуация качественно изменилась. Историки отказались от господствовавших ранее идеологических стереотипов, и пытаются давать объективные оценки на основе уже известных и впервые вводимых в научный оборот источников. Поиск новых методологических подходов, расширение проблематики исследования на этом этапе наиболее ярко проявились в трудах Б.С. Шостаковича. Историком был предложен нетрадиционный, многомерный подход к трактовке темы, представлена собственная концепция и пе­риодизация истории польской ссылки в Сибири с конца XVIII и на протяжении всего XIX века. В основу работы положены результаты многолетней научной деятельности исследователя, основанные на обширной базе оригинальных первоисточников.

Различным аспектам польской политической ссылки в Восточной Си­бири посвящены работы С. Леончика, В. Масяржа, Б. Полевой, К.Николаева. Для изучения польской ссылки в Енисейской губернии представляет интерес диссертация О.Н. Шулбаева «Политическая ссылка в Минусинском округе (1825-1895 гг)». В рамках комплексного подхода автор рассматривает хозяйственную деятельность поляков. В 2004 г. в Польше была защищена диссертация хакасского исследователя С. Леончика «Польские страницы в истории Минусинска». Главная тема исследования – история польской диаспоры в Минусинске в XIX- начале ХХ веков.

Большой интерес к изучению истории поляков в Сибири появляется у польских историков после обретения Польшей независимости. Значительный вклад в изучение темы внес польский исследователь М. Яник. Его монография «Поляки в Сибири» (1928) содержит под­робный обзор польской библиографии по теме, многочисленные неопубликованные воспоминания польских ссыльных с приложением биографических сведений об авторах, что определяет ценность названной работы при изучении темы.

В 1960-1980-е гг. историками Польши проделана большая работа по изучению польского национально-освободительного движения. Монография X. Скока, посвященная польской политической ссылке, является одним из первых польских исследований, построенных на разносто­ронней источниковой базе. В указанный период продолжались изыскания польских исследовате­лей А. Кучинского, Г. Бженка, В. Армона и А. Трепки по выявлению вклада поляков в изучение Сибири.

В 1990-2000-е гг. в польской историографии обозначились новые направления в исследовании темы. Профессор Э. Качинская занялась проблемой сибирской ссылки как особого явления в карательной политике царской России. Автор рассматривает историко-правовые, статистические и психологические аспекты политической ссылки7.

Заключая историографический обзор по теме, следует сказать, что современное состояние отечественной и зарубежной историографии сибирской ссылки поляков указывает на мозаичность и фрагментарность в ее исследовании, отсутствие специальных монографи­ческих исследований по теме на локальном и общесибирском уровнях.

Исходя из актуальности темы исследования и степени её научной разработанности, целью представленного исследования является комплексное изучение польской политической ссылки во второй половине XIX – начале ХХ вв. в Енисейской губернии.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи: 1) проследить динамику изменения численности польских ссыльных и их перемещений по округам и городам Енисейской губернии; 2) выявить социально-демографический состав ссыльных поляков; 3) исследовать механизм практической реализации карательной политики царизма и охарактеризовать деятельность полиции по осуществлению надзора над польскими ссыльными; 4)выявить правовой статус польских ссыльных и их имущественное положение; 5) рассмотреть характер взаимоотношений ссыльных с местным населением; 6) выявить роль польской ссылки в хозяйственной и общественно-культурной жизни края.

Объектом исследования является польская политическая ссылка в Сибири. ^ Предмет – диаспора польских ссыльных в Енисейской губернии: ее формирование, состав и условия жизнедеятельности.

Методологической основой данного исследования послужили принципы объективности и детерминизма, предполагающие всесторонний критический анализ исторических процессов в их образовании, становлении и развитии. Данные принципы означают такой подход к исследованию, при котором исторические процессы рассматриваются в связи с образующими их причинами и условиями, а также с анализом тенденций последующего развития.

В основу изучения польской ссылки в Енисейской губернии был положен комплексный подход, раскрывающий различные аспекты пребывания поляков в регионе. Польская ссылка рассматривается как неотъемлемая часть польско-русских отношений.

Методы разработки темы диссертации, базирующиеся на обозначенных исходных принципах, явились необходимым научным инструментарием для комплексного подхода к изучению предмета исследования и освещения, связанных с ним основных проблем. В исследовании использовались методы сравнительного анализа фактического материала. При использовании статистического метода основное внимание уделялось не только сопоставлению основных характеристик и показателей, но и их динамике во времени. Метод контент-анализа позволил путем выявления соответствующих публикаций проследить изменение интереса губернской печати к рассматриваемой проблеме. Задача изучения польской ссылки на протяжении достаточно большого отрезка времени повлекла за собой необходимость применения проблемно-хронологического метода, предусматривающего анализ изучаемых процессов и событий по проблемам, а внутри них по периодам.

^ Хронологические рамки исследования охватывают период с 1863 по 1917 гг. Нижняя граница определяется 1863 г., то есть началом ссылки в Сибирь польских повстанцев 1863 года. Верхняя граница определена изданием амнистии, в результате которой все политические ссыльные, в том числе и поляки, получили помилование.

^ Территориальные рамки исследования включают территорию Енисейской губернии конца XIX – начала ХХ вв., округа, которой были определены правительством как место ссылки участников польского национально-освободительного движения.

^ Источниковая база исследования достаточно широка. В работе используются источники, которые по содержанию исторической информации могут быть подразделены на следующие основные группы: законодательные акты, делопроизводственная документация, статистические и справочные материа­лы, эпистолярные источники, воспоминания и дневники.

Изучение законодательства позволяет проследить процесс станов­ления и расширения роли института ссылки в карательной политике царской власти. Наибольшее значение для исследования имеет «Свод учреждений и уставов о ссыльных», где определены основные виды ссылки, порядок препровождения к местам назначения и правила содержания ссыльных.

Делопроизводственные материалы представляют огромный массив документов (предписания, циркуляры, статейные списки, переписка между центральными и местными органами власти и т.д.), раскрывающих механизм функционирования ссылки как карательного учреждения, правовой и имущественный статус ссыльных, их перемещения по губернии, основные формы деятельности, взаимоотношения с властями. Основная масса указанных документов находится в фондах Государ­ственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива Иркутской области (ГАИО), Архивном агентстве администрации Красноярского края (ААА КК), Архивного отдела администрации города Минусинска (АОАГМ), Енисейском районном архиве (ЕРА), Красноярского краевого краеведческого музея (КККМ).

В следующую группу источников объединены статистические и справочные материалы: материалы первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., «Памятные книжки Енисейской губернии» и «Обзоры Енисейской губернии». Данные источники позволяют выяснить численность польских ссыльных, определить районы их размещения, уточнить социальный, профессиональный, поло-возрастной состав, семейное положение, вероисповедание ссыльных поляков.

Отдельную группу источников составляют многочисленные воспоминания деятелей русского и польского освободительного движения. Специфика данного вида источника заключается в том, что на воспоминания налагают существенный отпечаток политические воззрения авторов. Нами были использованы опубликованные мемуа­ры Н.А. Виташевского, Ф. Богдановича, Л.Г. Дейча, И.И. Попова, С.Л. Чудновского, М.М. Чернавского, М.О. Маркса, С.Я. Елпатьевского, Л.Ф. Пантелеева и др.

В исследовании были использованы материалы сибирской периодики: «Енисейские губернские ведомости», «Сибирь», «Восточное обозрение».

Анализ источников и научной литературы показывает, что в распоряжении исследователя имеется достаточная база для решения поставленных в работе задач.

^ Научная новизна. В представляемой работе сделана первая попытка монографического исследования польской ссылки в Енисейской губернии во второй половине XIX в. – 1917 году. В исследовании установлена численность участников польского освободительного движения, высланных с 1863 по 1917 гг. в Енисейскую губернию, восстановлена динамика и хронология их перемещений по территории края, проанализирован социальный, национальный, конфессиональный, возрастной состав, профессиональные занятия, имущественное и правовое положение польских политических ссыльных. Выявлены организации поляков и их деятельность, различные формы общественной и политической активности, роль и место польской ссылки в жизни Приенисейского края.

^ Практическая значимость исследования определяется тем, что его результаты могут быть использованы при написании обобщающих работ по истории сибирской политической ссылки, а также в разработке учебных курсов по отечественной истории и краеведению.

Цель и задачи определяют структуру данного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, 7 параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы (23 архивных фонда центральных и местных архивов, 59 опубликованных источников, 295 книг и статей), приложений (29 таблиц).

  1. ^ Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы, выявлена степень её изученности, определены цели и задачи, объект, предмет исследования, хронологические и территориальные рамки, сформулированы методологические принципы, охарактеризована научная новизна и практическая значимость работы.

В первой главе рассматриваются вопросы численности, состава и размещения польских политических ссыльных в Енисейской губернии.

В январе 1863 г. в Польше и Западных губерниях вспыхнуло восстание, ставшее пиком борьбы за национальную независимость. Однако уже к началу 1865 г. царским властям удалось его подавить. Результатом карательной политики самодержавия стала массовая ссылка поляков в Сибирь. Енисейская губерния была отнесена к местам ссылки поляков. К концу 1865 г. в губернии сложился многочисленный контингент ссыльных, составивший 3204 человек. В дальнейшем в результате внутренних перемещений из других регионов Сибири, происходивших под воздействием как ходатайств о переводе самих ссыльных, так и мер, принимавшихся центральной и местной властью (амнистии, ужесточение наказания за провинности), численность польских ссыльных в губернии выросла, достигнув своего максимума к 1870 г. до 4419 человек.

Помимо политики правительства на динамику численности влияли такие факторы, как смертность и побеги ссыльных. Анализ динамики смертности, позволяет утверждать, что в процентном соотношении в первые годы ссылки в 1863-1865 гг. смертность среди польских ссыльных составила 7,4 процента. В последующие годы количество умерших в ссылке уменьшается до 2 процентов.

Расселение поляков по губернии происходило на основании инструкций Комиссии при Министерстве государственных имуществ, согласно которым выбирались те волости, в которых было больше возможностей для организации надзора за ссыльными и имелись свободные земли для обеспечения их средствами существования. В результате на территории губернии сложились крупные колонии ссыльных поляков в волостях Канского (Тасеевская, Ирбейская, Рыбинская, Анцирская, Устьянская и Уринская), Минусинского (Тесинская, Шушенская, Абаканская), Ачинского (Балахтинская, Ужурская, Чернореченская), в Енисейском (Еланская, Казачинская), Красноярского (Вознесенкая, Сухобузимская, Частоостровская) округов.

В округах, волостях и селениях польские переселенцы были распре­делены крайне неравномерно, особенно в Минусинском, где численность водворенцев в разных волостях составляла от 1 до 350 человек. Например, в Тесинской волости находилось 339 человек, Шушенской – 239 человек, в Абаканской – 352 человека, а в других – менее 10 человек. Определенный контингент ссыльных поляков образовался и в городах, однако его доля по отношению к сельской округе была незначительна(23%).

В 1883 г. была объявлена последняя амнистия участникам польского восстания 1863 года. К этому времени численность ссыльных в Енисейской губернии сократилась на 35-40 % по разным округам. К 1885 г. в губернии остается немногим более двух тысяч бывших участников восстания 1863 года. Они и составили ядро польской диаспоры, которое пополнялось высланными по политическим процессам в 1870-1880-х годах. Часть из них (14) проходила по народническим процессам и не идентифицировала себя как участников польского национально-освободительного движения, другая часть (21) представляла уже новое поколение революционеров, идеологические установки которых развивались под сильным влиянием социалистических идей. Так по делу первого и второго «Пролетариата» в Енисейскую губернию было сослано 13 человек. По процессам над участниками Польской социалистической партии в губернию было выслано 40 человек. В общей сложности по политическим процессам в Польше в 1870-1890 гг. в Енисейскую губернию было выслано 96 человек.

В начале 1900-х гг. в связи с массовым рабочим движением в Польше поток поляков, высланных по политическим процессам, возрастает. Однако сроки наказания участников движения на этом этапе были намного меньше, что обусловило более динамичные изменения в численности и распределении ссыльных на территории губернии. В целом численность ссыльных поляков в губернии в это время колебалась в пределах ста человек.

Во втором параграфе главы рассматривается социальный и демографический состав польских ссыльных. В 1860 - начале 1880-х гг. на территории Енисейской губернии большинство ссыльных поляков, чье место рождения установлено, являлось уроженцами центральных польских губерний (около 55%). Соотношение между числом уроженцев Центральной Польши и лиц, происходивших из западных губерний (Ковенской, Волынской, Виленской, Гродненской) было примерно равным.

О сословном составе польской политической ссылки источники также позволяют судить приблизительно. Не обнаружено сведений о сословной принадлежности 917 человек, находившихся в ссылке. Вместе они составляют 20,8% общего количества польских политических ссыльных. Материалы, отражающие сословный состав остальной части польских политических ссыльных, классифицированы. Так, в Енисейской губернии в ссылке в 1870 г. находилось 4419 польских повстанцев 1863-1864 гг., из которых представители привилегированных сословий составляли 2038 человек (46,12%), крестьяне – 606 (13,7%), городские сословия – 544 (12,31%), иностранные подданные – 157 (3,5%), военные – 103 (2,3%), однодворцы – 54 (1,2%).

Для реконструкции состава польской политической ссылки 1863 г. важно иметь представление о возрасте сосланных. Большую часть сосланных в Енисейскую губернию в 1863 - 1872 гг. повстанцев составляли поляки в возрасте от 30 до 50 лет - (35,8%), далее следовала возрастная группа от 19 до 29 лет (23,7%), затем группа в возрасте до 18 лет – 10% и старше 50 лет – 9,5 %.

Среди поляков холостых было большее количество и составляло примерно 48%, с семьей – 8 %, оставивших свои семьи на родине – 13 %. Однако у 31% ссыльных семейное положение не указано. Как очевидно, основная часть ссыльных представляла мобильную группу репродуктивного, трудоспособного возраста, что во многом определило их относительно высокую способность к адаптации в новых условиях.

На этапе 1870-1890-х гг. социальный состав политических ссыльных заметно меняется в сторону сокращения представителей привилегированных сословий, доля которых составила не более 33,3процентов. В свою очередь представители непривилегированных сословий (мещане, крестьяне, рабочие) увеличилась до 66,4процентов. Эта тенденция в целом сохранялась и в начале ХХ века. На последнем этапе ссылка заметно «помолодела» в возрастном отношении, основной части ссыльных не исполнилось и 35 лет.

^ Во второй главе рассматривается правовое и имущественное положение польских политических ссыльных.

Расправа с польским восстанием 1863 г. повлекла за собой многотысячную ссылку в Сибирь. Впервые царизм столкнулся с таким массовым количеством ссыльных. Это поставило власть перед необходимостью правового урегулирования сложных вопросов, связанных с размещением, содержанием и управлением политической ссылкой.

Все повстанцы делились на пять групп: первую и вторую составляли лица, признанные действительными или возможными инициаторами и предводителями восстания; третью - рядовые исполнители; четвертую - лица, активно сочувствовавшие повстанцам, и, наконец, пятую - лица, на которых распространялась мартовская амнистия (1863). Для двух первых групп предусматривался смертный приговор или каторга с лишением граж­данских прав и конфискацией имущества. Меры наказания для остальных трех категорий определялись их социальной принадлежностью. Лиц шляхет­ского происхождения ссылали на проживание в глубь России, а крестьян и мещан - в арестантские роты сроком от года до 5 лет.

Ссылка в каторжные работы являлась наиболее тяжелым видом наказания. На каторгу в основном отправляли в Восточную Сибирь, где были сосредоточены каторжные тюрьмы и заводы. В Енисейской губернии местом отбытия каторги являлись Троицкий солеваренный завод и ремесленный дом в Красноярске. Срок каторжных работ мог варьироваться от 1,5 до 15, а то и 20 лет. Освободившиеся с каторги переходили в разряд переселенцев и выходили на поселение.

Поселение в Сибирь классифицировалось как наказание за преступление с обязательными работами, лишением всех прав состояния и являлось мерой пожизненной. Через десять лет поселенец мог приписаться в крестьянское общество. Ссылка на поселение обычно следовала за каторгой, но могла быть и самостоятельным наказанием.

В 1860 - 1870-х гг. водворение или ссылка «на житье» рассматривается как отдельный вид ссылки и активно применяется по отношению к польским повстанцам 1863 года.

Ссылка на житье по суду и административно лишала всех прав и преимуществ, лично и по состоянию присвоенных, распространялась только на привилегированные сословия и назначалась после отбывания наказания в исправительных арестантских отделениях и тюрьмах. Ссылка на житье относилась к исправительным наказаниям, но была практически бессрочным наказанием, которое не оставляло надежд на улучшение участи ссыльных.

Административная ссылка в отношении польских повстанцев стала применяться помимо приговора и делилась на два раздела: 1) ссылка по политическим мотивам; 2) ссылка по приговорам крестьянских и мещанских обществ по уголовным делам. Административная ссылка в 1860-1870-е гг. «по политической неблагонадежности» была превращена властями в основную репрессивную меру против участников польского национально-освободительного движения.

Все поляки, сосланные в Сибирь, попадали под полицейский надзор, гласный или негласный, в зависимости от степени виновности. Устанавливалось деление надзора на гласный и секретный, при этом гласный подразделялся на обыкновенный и строгий.

На всех политических ссыльных распространялся ряд ограничений. К первым относились запреты на отлучки. Вторая группа ограничений включала в себя запреты на ряд профессий для поднадзорных: ограничения «по правам службы государственной, общественной и частной, по производству торговли и промыслов». К третьей группе относились ограничения в ведении переписки.

Ключевым моментом нормативно-правового положения ссыльных в местах поселения является отношения с местной властью. Это был одним из основных аспектов, влиявших на жизнедеятельность польских ссыльных, их психологическое состояние и отношение с местным населением. В ссылке и на поселении так называемый «коэффициент успешности» поляка зависел от местной власти, которая выступала в качестве главного фактора при решении вопросов хозяйственно-бытового и морально-психологического плана. Жизнь ссыльного была наполнена примерами зависимости решения незначительных бытовых вопросов от представителей администрации местного и высшего уровня. Архивные дела польских политических ссыльных пестрят прошениями о пособии, просьбами о временной отлучке, трудоустройстве, переселении, решении вопросов личного характера и подобными обращениями к власти.

Одним из направлений в процессе разработки законодательства о поль­ских ссыльных было определение размера пособий, выдача которых стала определяющим моментом в хозяйственно-бытовом положении ссыльных. С началом массовой ссылки поляков размер пособия был определен не выше 1 руб. 15 коп. квартирных и 15 коп. суточных в месяц на взрослого и в половину меньше на ребенка.

Однако в Енисейской губернии, как по всей Сибири, получение кормовых денег сопровождалось частыми задержками и неполной выплатой. Управление по надзору за политическими ссыльными в Восточной Сибири в феврале 1867 г. сделало анализ хозяйственно-бытового положения ссыльных и пришло к выводу, что "одной из причин неуспешного водворения в места причисления политических ссыльных, желающих заняться хлебопашеством, была ... несвоевременная выдача им пособий и ссуд". Исходя из этого, местным властям предписывалось беспрепятственно выдавать пособия и ссуды всем нуждающимся в них политическим ссыльным, при этом ответственность за это несли земские исправники.

Положение ссыльных было настолько тяжелым, что обсуждение этого вопроса занимало значительное место в ведомственной переписке царских чиновников, опасавшихся волнений в местах ссылки.

^ В третьей главе рассматривается хозяйственная и общественно-культурная деятельность ссыльных поляков, их вклад в развитие Приенисейского края.

Социальная и психологическая адаптация польских ссыльных напрямую зависела от выбора профессиональной деятельности. Среди ссыльных, чей профессиональный состав определен точно, 660 человек до ссылки были заняты сельскохозяйственным трудом; 103 были профессиональными военными; 67 – учащиеся; 63 – рабочие; 57 – чиновники; 56 – относились к духовному званию, 8 - представители интеллигенции, 3 – занимались торговлей. Однако условия ссылки ограничивали возможность реализовать свои профессиональные навыки. Основная часть ссыльных (47%) были заняты в сельском хозяйстве.

В области земледелия поляки практиковали методы рационального ведения хозяйства, используя более совершенные орудия труда, передовые методы агрикультуры. В огородничестве под их влиянием были введены некоторые новые культуры. Польские хозяйства служили образцом для окрестного населения и выполняли роль практических сельскохозяйственных школ.

Поскольку интеллектуальные профессии были запрещены, то довольно распространенным занятием ссыльных стали ремесла. В Енисейской губернии в силу аграрного характера ее экономики традиционно ощущался недостаток в квалифицированных ремесленных кадрах. Поэтому ссыльные поляки, среди которых было немало мастеров разных ремесленных профессий, быстро заняли свое место в хозяйственной жизни, завоевав у местного населения признание и успех. Известный общественный деятель губернии, житель Енисейска Н.В. Скорняков вспоминал, что именно польские ссыльные познакомили сибиряков с такими ремеслами как колбасные, кондитерские, переплетные. Поляки также занимались производством свечей, мыла, изготовлением сигар, начали выделку курительных трубок из березы, развили гончарное производство, изготавливая высокохудожественные изделия из глины, намного улучшили производство масло из кедровых орехов, благодаря чему обеспечили сбыт этого продукта даже в России, научили сибиряков готовить польские и швейцарские сыры и другие.

Довольно представительную группу среди ссыльных поляков составляли работавшие по найму. Рабочими профессиями (плотники, мастеровые, гончары и пр.) владели около 8 % (350 человек). В Канском округе в разных отраслях промышленного производства было занято 140 поляков (11,5%), в Минусинском около 300 поляков (примерно 20%). Так, например, на Абаканском железоделательном заводе А.Г. Кольчугина ядро рабочих составляли польские политические ссыльные. Среди них были механики, кузнецы, пудлинговщики, литейщики, вагранщики. При заводе также работали учителя, врачи, музыканты и специалисты других профессий. Например, заведующим Абаканской заводской больницей в 1872 по 1897 гг. был польский политический ссыльный И.Н. Рожанский. Польские ссыльные работали и на заводе М. Гусевой. В частности, Нарцыз Войцеховский являлся управляющим этого завода.

Поляки находились в услужении на приисках енисейский золотопромышленников Окулова, Семеновой, Франковского, Хомутникова, на заводе Репиловых и других. На приисках золотопромышленника И.Ф. Базилевского было занято 36 ссыльных поляков, и он очень дорожил ими. Некоторые из поляков самостоятельно занялись золотопромышленностью, как, например, Т. Мерло, И. Бжезовский, М. Машковский, С.Т. Туанеллий, Б. Поплавский, А.Л. Климантович.

Торговля являлась одним из распространенных видов деятельности польских ссыльных. Практически во всех городах Сибири были лавки с надписью «Варшавский магазин», которые открывали ссыльные поляки. В Канском округе торговлей занимались 18 человек, в Минусинском – 16, в Енисейском – около 40 человек. Успехи в этой сфере деятельности современники объясняли тем, что польские предприниматели обладали предприимчивостью и умением вести коммерческие дела. Им легко было наладить деловые контакты с партнерами на родине, что также помогало их успешному бизнесу. Не случайно обозреватель «Восточного обозрения», отмечая деловые качества поляков-предпринимателей, писал, что их деятельность содействовала развитию русской торговли в целом и сибирской в частности

Весьма заметным было участие поляков в развитии здравоохранения в Сибири. В губернии занимались медицинской практикой А.О. Пекарский, Л. Пекарский, С. Михалевич, А. Одаховский, Т. Мендшей. Большой признательностью среди жителей Ачинского округа пользовался врач А.О. Пиотровский, внесший вклад в организацию оспопрививания в губернии.

Большой вклад внесли поляки в научное изучение Енисейской губернии. Так М.О. Маркс, в течение 12 лет производил метеорологические наблюдения в Енисейске для Главной физической обсерватории в Петербурге, составил таблицу времени для городов Енисейской губернии, занимался по поручению профессора А. Норденшельда наблюдением за космической пылью и доказал ее существование.

Заслуживает внимания подвижническая деятельность М.Е. Киборта. За 24 года жизни в Красноярске он описал 219 видов птиц, обитавших в окрестностях города. Он был блестящим знатоком в области орнитологии, его коллекции по орнитологической фауне экспонировались в музеях Академии наук, Берлина, Вены, Лондона.

Большой вклад в археологическое изучение Приангарья внес Н.И. Витковский. Его находки обратили внимание научной общественности, послужив основой для классификации и выделения особого типа Ангарской культуры. Научный резонанс вызвала его статья «Каменный период в долине р. Ангары» (1886), в которой он предположил, что бассейн р. Енисея в районе его притока р. Чадобец являлся магистралью, по которой шла миграция древних людей с Енисея на Лену и обратно.

Неоспоримое значение для изучения этнографии хакасов и тувинцев имели научные экспедиции Ф.Я. Кона. Он объездил почти всю территорию Тувы, собрав уникальные экспонаты для Этнографического отдела Русского музея в Петербурге, ознакомился с архивом Усинского пограничного управления. Труд ученого получил высокую оценку, он был удостоен золотой медали Общества любителей естествознания. Материалы экспедиции были обобщены ученым в труде «Усинский край» (1914), который по отзыву рецензента представлял «ценный вклад в науку о Сибири». Научная деятельность Кона была тесно связана с Минусинским музеем, которому ученый посвятил специальную работу «Исторический очерк Минусинского местного музея за 25 лет. 1877-1902» (Казань, 1902). История старейшего музея в Сибири была представлена автором в широком контексте истории Минусинского края.

Во втором параграфе главы рассматриваются вопросы социо-культурной адаптации поляков в сибирском обществе. На первом этапе, когда польские ссыльные большими группами стали поступать в Сибирь, среди них еще сохранялась высокая степень политической и идейной консолидации. Это и послужило благоприятной почвой для создания политических организаций в Сибири. Их целью была организация вооруженного восстания для освобождения ссыльных. Одной из самых многочисленных и активных стала Красноярско-канская организация.

Внимательное изучение истории деятельности организации не подтверждает бытовавшую в советской историографии точку зрения о совместной революционной деятельности польских ссыльных и деятелей русских народнических организаций 1860-х годов. Главная задача, стоявшая перед польскими ссыльными, заключалась в том, чтобы вырваться из Сибири и на родине продолжить национально-освободительную борьбу. Однако, потерпев поражение, основная масса ссыльных вынуждена была приспосабливаться к новым социокультурным условиям.

Находясь в иной этнокультурной среде, поляки находили возможность следовать национальным традициям и ревностно оберегали их от чужого влияния. Но это касается, прежде всего, духовной сферы (религия, язык), тогда как в сфере материальной культуры (одежда, жилище) взаимовлияние с инокультурной средой шло более динамично.

Одной из основных составляющих в формировании коммуникативного пространства польских ссыльных в Енисейской губернии были взаимоотношения поляков с русскими политическими ссыльными, с которыми они оказывались в одинаковых жизненных условиях. Жизнь и взаимоотношения ссыльных в колониях были организованны по типу общественных и производственных кооперативов, что облегчало существование в ссылке, способствуя удовлетворению физических и духовных нужд. На этой почве, конечно, могли развиваться интернациональные связи, однако, думается преувеличивать их революционный характер не следует.

В заключении подведены итоги исследования. Массовая высылка участников польского национально-освободительного движения в сибирские губернии привела к тому, что здесь сформировалась особая этно-социальная общность – польская политическая ссылка. К числу таких регионов, где сложился многочисленный контингент ссыльных поляков относилась и Енисейская губерния.

Польская ссылка была неоднородна по своему составу, представляя определенный срез польского общества, который был наиболее активен в общественно-политическом плане. Состав польской ссылки претерпевал изменения, которые отражали этапы освободительного движения в России и Польше. Условно можно выделить следующие этапы: 1863 - первая половина 1880-х гг., включая последнюю амнистию 1883 г., после которой начинается массовый отток поляков на родину. На этом этапе сложился устойчивый контингент польских ссыльных, образовалась польская диаспора, которая сыграла важную роль в социально-культурной адаптации поляков, выработке отношений внутри неё и с внешним миром. Одновременно на этом этапе шла отработка механизма карательной политики центральных и местных властей по отношению к ссыльным полякам, что во многом определило их социальный и правовой статус и, в конечном счете, способствовало превращению польской ссылки в специфический этно-социальный и культурный анклав среди сибирского населения.

Второй этап в развитии польской ссылки в губернии можно датировать 1890-1900-ми годами. На этом этапе социальный контингент ссыльных поляков заметно меняется. Если на предыдущем этапе в нём преобладал дворянско-шляхетский элемент, то на следующем массовой базой стали демократические слои города и деревни.

Многочисленность польского контингента и широкий ареал расселения по губернии а также более высокий образовательный уровень ссыльных поляков части во многом предопределили их культурно-цивилизующее влияние на жизнь отдаленной сибирской провинции. Поляки оставили глубокий след в развитии промышленного производства губернии, являясь умелыми мастерами-ремесленниками, квалифицированными рабочими, инженерами и техниками, активно способствовали развитию торговли и транспорта. В сельском хозяйстве они немало сделали для распространения новых земледельческих культур, развития агрикультуры и скотоводства.

Польские ссыльные внесли заметный вклад в изучение природы и населения сибирского края. Благодаря исследованиям М.О. Маркса, М.Е. Киборта, Н.И. Витковского, Ф.Я. Кона, А.Л. Чекановского и др. были заполнены многие пробелы в изучении географии, геологии, гидрографии, археологии Приенисейского края, этнографии коренного населения. Самоотверженная деятельность польских врачей, учителей, музыкантов, художников оставила благодарную память среди сибиряков.

Однако русско-польские контакты в Сибири не сводились лишь к одностороннему влиянию. И для поляков общение с русским населением стало своеобразной школой выживания в суровых условиях, когда взаимная помощь, солидарность, толерантность по отношению к представителям иной культуры становилась осознанной парадигмой нового образа жизни. Постепенно сглаживались представления о национальной исключительности, ксенофобия, свойственные определенной части польской ссылки, разрушались стереотипы враждебности по отношению к русским, которые ранее отождествлялись с российским самодержавием.


^ По теме диссертации автором опубликованы работы:

  1. Врачебная деятельность П.И. Рачковского / Е.П. Береговая // Край наш красноярский: календарь знаменательных и памятных дат на 2005 г. – Красноярск – 2004. - С. 9-12.

  2. Вклад ссыльных поляков в развитие Енисейской губернии / Е.П. Береговая // V Краеведческие чтения. Сборник материалов научно-практической конференции, посвященный 70-летию Красноярского края. – Красноярск. – 2005. – С. 170-174.

  3. Ссыльные поляки – исследователи Сибири второй половины XIX века / Е.П. Береговая // Исторические чтения. Сборник материалов науч.-практич. конф., посвященной 60-летию Великой Победы. – Красноярск. – 2005. – С.199-204.

  4. Вклад ссыльных поляков в развитии культуры и просвещения в Енисейской губернии / Е.П. Береговая // История науки и образования в Сибири. Сборник материалов Всероссийской научной конференции с международным участием. – Красноярск – 2006. – С. 278-281.

  5. Некоторые аспекты культурной жизни польских изгнанников на поселении в Енисейской губернии в XIX века / Е.П. Береговая // http:// sib-subetnos.narod.ru/p2005/beregovaya.htm. – С. 56-61.

  6. Ссылка участников польского восстания в Сибирь в системе карательной политики Российской империи / Е.П. Береговая // Вестник красноярского государственного универсистета. Гуманитарные науки. 2006'3/1. – С. 7-10.

  7. Некоторые аспекты взаимоотношений местной власти и польских ссыльных Енисейской губернии второй половины XIX века / Е.П. Береговая // Проблемы демократии история и современность. Материалы научно-практической конференции с международным участием. Красноярск – 2006. – С. 138-142.

Общий объем опубликованных работ составляет 2,5 п.л.

1 Латкин Н.В. Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее / Н.В. Латкин. – СПб., 1892.

2 Протопопов К.И. Енисейская ссылка от декабристов до 1917 г. / К.И. Протопопов //Сборник енисейского землячества / В.Н. Соколов. - М., 1934. – С.11.

3 Воспоминания Максимилиана Маркса «Записки старика» / Т.Ф. Федосова. // Исследования по истории польского общественного движения [Сб.ст] / В.А. Дьяков и др. – М., 1971. – С. 148 – 193.

4 Коваль С.Ф. Польские ссыльные и народовольческие организации в Восточной Сибири в 1879 – 1882 / С. Ф. Коваль //Ссылка и общественно - политическая жизнь в Сибири (XVIII - февраль 1917 г.) / Л. М. Горюшкин. – Иркутск, 1978 - Вып. 9 - С. 160-174.

5 Шостакович Б.С. Поляки — политические ссыльные конца 70-х — начала 90-х годов XIX века - в Сибири / Б.С. Шостакович // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. - февраль 1917 г.). - Иркутск, 1973 - Вып. 1 - С. 52-124; и др. Шостакович Б.С. Поляки в Сибири в 1870-1890-е годы (из истории русско-польских отношений в XIX веке): Автореф. Дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02 / Иркутский государственный университет. Иркутск. 1974. - 24 с.

6 Красноярск и красноярцы. - Красноярск, 1978; Мешалкин П.Н. Красноярские встречи В.И. Ленина/П.Н. Мешалкин. - Красноярск, 1984; Ермолаева Р.А. Связи В.И. Ленина с польскими революционерами в сибирской ссылке/Р.А. Ермолаева//Политическая ссылка и революционное движение в России. Конец XIX-начало ХХ в. –Новосибирск, 1988; Красноярск. Очерки истории города. - Красноярск. 1988; Быконя Г.Ф., Федорова В.И., Бердников Л.П. Красноярск в дореволюционном прошлом. (XVII –XIX вв.) /Г.Ф. Быконя, В.И. Федорова, Л.П. Бердников. - Красноярск, 1990.

7 Качинская Э. Политические ссыльные и уголовные преступники. Столкновение двух миров / Э. Качинская // Польская ссылка в России XIX - XX веков: региональные центры. - Казань, 1998. - С. 20-24





Скачать 312,92 Kb.
оставить комментарий
Береговая Елена Петровна
Дата24.09.2011
Размер312,92 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх