Город Чудово и прилегающие к нему селения известны как весьма развитый промышленный район Новгородской области. Чудово является также центром значительного сель icon

Город Чудово и прилегающие к нему селения известны как весьма развитый промышленный район Новгородской области. Чудово является также центром значительного сель


Смотрите также:
Конкурсная документация...
«Детский сад комбинированного вида №5 «Солнышко» город Чудово Новгородской области...
-
Характеристика территории вселения Батецкий муниципальный район...
Характеристика территории вселения Чудовский муниципальный район...
Малосердобинский район...
Закон новгородской области...
«От урока к научному исследованию»...
На основании решения жюри Олимпиады приказываю : Наградить Дипломами победителей и призеров...
Реферат любаньская операция...
О деятельности Управления Росприроднадзора по Новгородской области по улучшению экологической...
Доклад о состоянии законодательства Новгородской области в 2005 году...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать


^ ДОРОГОЙ ТРЕХ РЕВОЛЮЦИЙ.


Пролетарская прослойка в Чудове и ближайших к нему селениях была одной из самых значительных в губернии: к началу первой русской революции здесь насчитывалось около 6 тысяч рабочих. Правда, среди них было много крестьян, приходивших на работу из окрестных деревень и имевших дома свое хозяйство. Но немалую часть составляли и высланные из столи­цы «неблагонадежные».

Близость Петербурга, большое влияние рабочих с революционным питерским опытом делало этот промышленный район, с точки зрения губернских властей
наиболее опасным.

Весть о событиях 9 января 1905 года в столице быстро дошла до Чудова. Рабочие, собираясь вместе, от­крыто выражали свое возмущение антинародной поли­тикой самодержавия.

12 января новгородский губернатор предписал ко­мандиру 88-го пехотного запасного полка, квартиро­вавшего в Грузине, иметь в готовности несколько рот для подавления возможных «беспорядков» в Чудове и окрестностях.

На ряде здешних предприятий в начале XX века возникли социал-демократические кружки. Они при­глашали агитаторов из Петербурга, поддерживали связь друг с другом, а позднее — с Петербургской и Новгородской организациями РСДРП.

На заводе Кузнецова в Грузине такой кружок был организован в 1903 году. Через два года число его чле­нов достигло 25 человек. Инициаторами создания кружка явились рабочие Королев, Медведев, Быков и другие. Агитационная работа велась не только на сво­ем заводе, но и среди солдат, расквартированных в Грузине. Рабочие сходки проводились в лесу, на бере­гах Волхова и Керести.

Социал-демократический кружок на заводе Кузнецова в Грузине сыграл большую роль в подготовке и проведении забастовки в ноябре — декабре 1905 года.

Первыми выступили в январе 1905 года рабочие Чудовского стекольного завода Кузнецова. Они потребовали повысить заработную плату, уменьшить плату за квартиры, установить 10-часовой рабочий день, сде­лать нерабочими воскресные и праздничные дни.

Кузнецов был вызван в столицу, в министерство финансов, но категорически отказался выполнить тре­бования рабочих. И 12 февраля на заводе начались но­вые волнения.

Хотя требования стекольщиков носили экономиче­ский характер, они были следствием революционной пропаганды, доходившей до здешних фабрик из Петер­бурга. В феврале 1905 года на станции Чудово были найдены 18 экземпляров прокламации группы петер­бургских социал-демократов, озаглавленной «К петер­бургским солдатам», и один экземпляр «Петиции ра­бочих города С.-Петербурга государю».

Неспокойно было в 1905 году на всех предприятиях Чудова. Как сообщала 20 ноября 1905 года больше­вистская газета «Новая жизнь», «рабочие Чудовского портланд-цементного завода 16 ноября решили вы­брать в Совет рабочих депутатов своих делегатов, под­чиняясь таким образом в своих действиях постановле­ниям Совета. Последние политические забастовки ока­зали большое влияние на сознание рабочих... Рабочие цементного завода поручили своим делегатам войти в отношения с Советом рабочих депутатов по вопросу о присоединении их кассы к общей кассе Совета».

Сходками на цементном заводе руководил слесарь Афанасий Егорович Митрофанов, высланный из Пе­тербурга за революционную деятельность и долго со­стоявший под особым надзором полиции.

25 ноября объявили забастовку рабочие фарфоро-фаянсового завода И. Е. Кузнецова в Грузине. Тре­бования их в основном сводились к увеличению зара­ботной платы, уменьшению рабочего дня, снижению квартирной платы, увольнению некоторых представи­телей администрации.

На завод прибыл сам губернатор. Вместо удовлетво­рения справедливых требований рабочих он направил сюда из Грузина роту георгиевских кавалеров, недав­но вернувшихся из Маньчжурии.

После двух недель забастовки завод был закрыт, 800 рабочих и их семьи остались без средств к суще­ствованию. Руководителей стачки арестовали, десятки семей выселили из хозяйских квартир, выбросив их имущество в окно на улицу. Только в июне 1906 года предприятие было вновь открыто, но многих участни­ков забастовки уволили.

В ноябре 1905 года забастовали рабочие спичечных фабрик Лапшина в деревнях Большая Любунь и Новая близ Грузина. На спичечную фабрику в деревне Хотитово был вызван взвод солдат «для предупреждения и прекращения проявленных беспорядков».

Рабочий цементного завода, член социал-демократи­ческого кружка Дамм говорил в своих воспомина­ниях:

«Рабочие чудовских заводов и фабрик своим про­летарским чутьем сознавали, что дело, которое начали их питерские братья со дня Кровавого воскресенья, устроенного Николаем II, никогда не замрет, а, наобо­рот, разовьется и приведет их к победному концу. Сердца чудовских рабочих бились в унисон со всем прочим рабочим классом. Рабочие уже тогда сознава­ли, что ни Государственная дума, наполненная поме­щиками и дворянами, ни другие посулы буржуазии не дадут рабочему классу освобождения от ига капи­тала».

Волнения чудовцев продолжались в 1906 году. Так, рабочие цементного завода 9 января, в годовщи­ну гибели питерских пролетариев, в день Кровавого воскресенья, на работу не вышли.

Революционное движение перекинулось в деревни чудовской округи. Там в 1905—1907 годах крестьяне захватывали помещичьи земли, самовольно рубили лес. Но волнения были жестоко подавлены

Революция 1905-1907 годов закончилась пораже­нием. Но она, по словам В. И. Ленина, была «генераль­ной репетицией» Великого Октября. Дорогой трех ре­волюции шел пролетариат к победе, к утверждению власти Советов.

Февральские события 1917 года в Петрограде на­шли в Чудовском промышленном районе самый горя­чий отклик. Весть о свержении царизма была воспри­нята рабочими и крестьянами с огромным энтузиазмом.

Стекольщики Чудова с красными бантами и флагами первыми вышли на демонстрацию. К ним присоединились спичечники, железнодорожники, цементники, многие жители. С революционными песнями колонны направились в село Чудово, где на церковной площади состоялся митинг. Были арестованы жандар­мы и урядники.

Новгородский окружной прокурор Юренев докладывал: «...Первые волнения во вверенном моему надзору произошли вечером 28 февраля на стан-
ции Любань Николаевской железной дороги, где вооруженной толпой были обезоружены чины полиции и освобождены все арестованные. Того же числа на
станции Чудово было произведено нападение на сопровождавших воинский поезд офицеров и на стражу арестантов, находившихся на работах…»

На спичечных фабриках, стекольном и цементном заводах после Февральской революции были созданы рабочие комитеты, повсеместно установлен конт­роль над производством. В марте представители фар­форо-фаянсовых фабрик и стекольного завода Куз­нецова с этой целью ездили в Петроград, в Совет рабо­чих и солдатских депутатов. Связи рабочих Чудова с Питерским пролетариатом стали постоянными, воздействие революционного Петрограда на ход чудовских событий возросло.

Усилилась борьба за повышение заработной платы. Так, общее собрание рабочих и служащих Грузинской фарфоровой фабрики 17 (30 апреля) 1917 года поста­новило увеличить жалованье служащим предприятия.

На цементном заводе по требованию рабочих зар­плата была повышена. Но, учитывая, что цементники за свой труд получали буквально гроши, а условия ра­боты были каторжные, рабочие решили добиваться еще большей прибавки к зарплате. На многолюдном митинге они пригрозили, что в случае неудовлетворе­ния их требований директор правления и управля­ющий заводом будут вывезены на тачке (она уже стоя­ла наготове). Угроза подействовала. Заработная плата рабочим была повышена.

В ходе мартовско-апрельской забастовки добились полного удовлетворения своих требований рабочие Волховской и Грузинской фарфоро-фаянсовых фаб­рик.

На общем собрании фабрики в Грузине 20 апреля было решено создать объединенный фабричный коми­тет трех фабрик Кузнецова — Грузинской. Бронниц­кой и Волховской. Спустя некотоюое время бронницкие фарфористы писали рабочим Грузинской фабрики: «Вам известно, что наш фабрикант Кузнецов 18 июля объявил нам о закрытии нашей фабрики. Этим самым, так сказать, нанес нам своим грязным кулаком удар. Товарищи, мы ответили тоже ударом. Мы сказали, что будем бороться всеми мерами, но не дадим закрывать фабрику. Товарищи, и мы, как Волховская, так и Грузинская фабрики, решили вместе отстаивать наши права...»

Грузинские и волховские фарфористы постановили: «Поддержать всемерно товарищей рабочих Бронниц­кой фабрики как морально, так и материально». Каждый рабочий решил отчислить в стачечный фонд двух­дневный заработок.

Осенью 1917 года, после некоторого затишья, забас­товочное движение вновь усиливается. Поднялись на борьбу рабочие спичечных фабрик Лапшина, на пред­приятиях Кузнецова устанавливается рабочий конт­роль, явочным путем вводится 8-часовой рабочий день.

Большевики проводили агитацию среди солдат пол­ков, расквартированных в Грузине, Селищенских ка­зармах.

После Февральской революции на предприятиях стали создаваться советы старост, фабрично-заводские комитеты. Первыми они появились на Грузинской и Волховской фарфоро-фаянсовых фабриках.

20 августа (2 сентября) 1917 года рабочие Грузин­ской спичечной фабрики обратились к рабочим фаб­рики наследников Зубова с призывом организовать профсоюз.

Тяжело жилось местным крестьянам. По су­ществу не изменилось их положение и после Февраль­ской революции. Земля по-прежнему оставалась в ру­ках помещиков. Крестьянские волнения приняли ши­рокий размах. Как сообщал оскуйский волостной старшина, «4 марта начались беспорядки в селе Оскуй». А вот несколько фактов из архива министерст­ва внутренних дел Временного правительства.

Крестьяне деревень Пересвет-Остров Соснинско-Пристанской волости Новгородского уезда, вопреки решениям уездного и волостного земельных комитетов, самовольно вели сенокос в имениях землевладельцев. Поскольку милиция не имела сил остановить эти дей­ствия, было послано 10 человек под командой офице­ра для прекращения захватов.

Крестьяне деревень Мостки, Любино Поле и Мяс­ной Бор Новгородского уезда самовольно рубили строе­вой лес в лесной даче Забелиных. Крестьяне деревни Крупичино Высоковской волости захватили покосы Званско-Знаменского женского монастыря и самовольно рубили монастырский лес.

Волостной и уездный земельные комитеты призна­ли за крестьянами право на сенокос, губернский же комитет это решение отменил.

Назревала третья, социалистическая революция. Началась она победоносным Октябрьским вооружен­ным восстанием в Петрограде. Буржуазное Временное правительство было низложено.

Весть о победе революции в Петрограде дошла до Чудова в тот же день. Рабочие поселка вышли на ули­цу, повсеместно состоялись митинги. Солдаты Селищенских казарм заявили о полной поддержке «истин­ных борцов за права и лучшие чаяния угнетенных на­родных масс...».

Когда Керенский двинул на революционный Петро­град казачьи части под командованием генерала Крас­нова, на защиту красного Питера из Селищ был на­правлен батальон революционных солдат.


^ ЛЕНИНСКИМ ПУТЕМ

На второй день после победы вооруженного восста­ния в Петрограде рабочие Грузинской фарфоровой фабрики Кузнецова послали приветственную телеграм­му Всероссийскому съезду Советов.

На промышленных предприятиях начали вводить рабочий контроль над производством. Так, комитет ра­бочих Грузинской фабрики избрал контрольную ко­миссию 29 декабря 1917 года. В ней было несколько секций.

В 1918 году Чудовский Совдеп национализировал дома многих местных богатеев. Среди имущества поме­щиков Струговщиковых была большая коллекция картин известных художников, она стала достоянием го­сударства.

Первые шаги Советской власти активно поддерживала деревенская беднота. 14 февраля 1918 года «Из­вестия Новгородского губернского Совета рабочих, сол­датских и крестьянских депутатов» поместили резолю­цию: «Мы, члены общего собрания Оскуйского волост­ного земельного комитета и члены управы той же во­лости, постановили следующее: всей силой поддержи­вать власть Советов, выражая ей полное доверие и вы­полняя все изданные С. Н. К. декреты».

Горячо откликнулись рабочие и крестьяне на при­зыв направить пополнение в ряды Красной Армии. До 10 процентов чудовских коммунистов осенью 1918 го­да влилось в коммунистический полк имени Ленина.

Каждый доброволец принимал торжественную клятву. Вот слова из клятвы, которую подписал крестьянин деревни Гудалово В. А. Задворнев: «...Вступая в семью РККА, добровольно и сознательно принимая на себя долю тяжкой и святой борьбы угне­тенного и обездоленного народа, даю обещание... без­заветно, точно, без отступления исполнять все обяза­тельства красноармейцев...»

Когда молодой Республике Советов угрожал цар­ский адмирал Колчак, рабочие Волховской фарфоро­вой фабрики заявили, что они клянутся «твердо защи­щать завоевания Великой Революции и всеми силами способствовать укреплению ее». Митинги рабочих о го­товности отстоять завоевания Октября прошли и на других чудовских предприятиях.

Совету, представителям ВЧК предстояло обеспечить охрану промышленных предприятий, железной дороги. Последующие события показали, что мера эта была совершенно необходима.

В августе 1918 года на секретном совещании у аме­риканского генерального консула американские, английские и французские дипломаты обсуждали план взрыва моста через Волхов недалеко от Чудова. Этот диверсионный акт, по мнению участников «заговора послов» во главе с Локкартом, значительно затруднил бы связь Петрограда с другими районами страны, вы­звал бы в нем голод.

Узнав об этом, чекисты приняли строжайшие меры по охране моста.

И без того сложную обстановку в губернии и уез­дах обостряли голод, нехватка топлива. Старожилы помнят, с какой радостью в марте 1918 года население узнало о прибытии в Чудово вагона сухой рыбы. Позднее поступило 980 пудов жмыхов, 525 пудов са­хара, 90 пудов меда, полвагона соли. В 1919 году был направлен за хлебом в Симбирскую губернию отряд чудовских рабочих.

Улучшалась постановка общественного питания. В июле 1918 года на Волховской фарфоровой фабрике состоялся митинг по поводу открытия народной сто­ловой в доме бывшего владельца фабрики. Участники митинга послали телеграмму В. И. Ленину.

Разруха не ослабляла внимания коммунистов к во­просам развития культуры, ликвидации безграмотно­сти. Началась работа по созданию сети культурно-про­светительных учреждений. Были созданы, в частности, рабочий клуб, школа грамотности в Чудове. Новгород­ский подотдел по охране памятников старины и искус­ства взял под охрану дом Н. А. Некрасова в Чудовской Луке, дворец Аракчеева в Грузине.

Используя экономические трудности в своих целях, прятавшиеся в лесах банды дезертиров пытались вос­становить население против Советов, занимались гра­бежом, убивали сельских активистов. Органы Совет­ской власти вели с бандами «зеленых» беспощадную борьбу.

Всенародный гнев и возмущение вызвала весть о покушении контрреволюции в августе 1918 года на жизнь В. И. Ленина и об убийстве М. С. Урицкого и В. Володарского. Коллективы предприятий, организа­ций, учреждений выражали на митингах и собраниях свое презрение и ненависть к врагам Советской власти, горячую любовь и преданность к вождю трудящихся. . В телеграмме Чудовского поселкового Совета рабо­чих, красноармейских и крестьянских депутатов от 9 сентября 1918 года говорилось: «Советом принята ре­золюция клеймить позором удар наемников буржуа­зии и капитала, нанесенный пролетариату и крестьян­ству. На подобные попытки отвечаем истреблением противников революции и их холопов».

Позднее, в 1923 году, когда Ленин серьезно забо­лел, чудовцы выражали любимому вождю пожелания скорейшего выздоровления. Одна из таких телеграмм была направлена В. И. Ленину 13 июля 1923 года участниками конференции рабочих и крестьян Грузин­ской волости.

Все чаще стали проводиться коммунистические суб­ботники. Новгородская газета «Звезда» 27 августа 1919 года сообщала: «В поселке Чудово 23 августа состоялся первый коммунистический субботник; на работу вышли все члены Исполкома и служащие Сов­депа, а также советского кино и заведующий тифоз­ной больницей, всего числом 13 человек; из них 6 ком­мунистов, 7 беспартийных... Взяв три вагонетки, они начали возить дрова... Проработав три часа, привезли 6 вагонеток дров... Работа... протекала дружно и ве­село...»

20 сентября того же года состоялся субботник же­лезнодорожников. 78 человек грузили дрова на стан­ции Спасская Полисть. Было погружено 7 вагонов дров, выгружено полтора вагона досок для щитов.

В субботниках активно участвовала молодежь. 13 сентября 1919 года организация Коммунистического союза молодежи при Волховской фарфоро-фаянсо­вой фабрике провела субботник, во время которого 80 комсомольцев разобрали старый деревянный мост и выгрузили с плотов 6 саженей дров.

С первых дней Советской власти большое внимание уделялось налаживанию работы промышленности, и прежде всего Чудовской и Грузинской спичечных фабрик. Сразу же после революции фабрики Лапшина пе­решли в ведение губернского управления спичечной
промышленности. Весной 1918 года рабочее самоуправление ввели и на фабрике «Солнце».

Страна остро нуждалась в спичках. А предприятия часто простаивали: не хватало сырья, материалов, особенно парафина. И все же удалось, наладить выпуск продукции. Спички отправлялись в первую очередь для нужд Красной Армии.

Чудовские спичечники гордятся тем, что им посчастливилось выполнить наказ вождя революции В. И. Ленина. Дело было так.

Член партии с 1919 года, первый красный дирек­тор Грузинской спичечной фабрики А. К. Исерлис был в 1920 году избран от Новгородской губернской конфе­ренции профсоюза химической промышленности (он тогда размещался в Грузине) делегатом на III Всерос­сийский съезд профсоюзов. В Москве председатель большевистской фракции съезда передал Исерлису просьбу В. И. Ленина наладить выпуск спичек не только на внутренний рынок, но и на экспорт.

Вернувшись в Грузино, Исерлис на общефабричном митинге рассказал о почетном заданий. Рабочие по­клялись, что выполнят ленинский наказ.

Вскоре образцы спичек были посланы в Наркомат внешней торговли и торгпредства ряда стран. Первый заказ поступил от правительства Ирана. С тех пор про­дукция спичечных фабрик в Грузине и Чудове стала пользоваться устойчивым спросом во многих странах. С 5 ноября 1922 года по решению общего собрания коллектива фабрика «Солнце» стала именоваться Чу­довской государственной спичечной фабрикой «Проле­тарское знамя».

Грузинской фабрике присвоили имя В. И. Ленина, По этому поводу на собрании рабочих 9 ноября 1922 года была принята следующая телеграмма:

«Дорогой Ильич!

Рабочие-спичечники шлют тебе свой товарищеский привет по случаю переименования государственных фабрик «Ираид» в фабрику имени товарища Ленина.

Твердо веря в возрождение нашей промышленно­сти, мы приложим [все] усилия для улучшения поло­жения фабрик и увеличения производственной прог­раммы, выполняемой ныне свыше ста процентов.

Делегатское собрание».


20 февраля 1919 года был национализирован стекольно-хрустальный завод товарищества И. Е. Кузне­цова в Чудове. А 11 ноября 1922 года по предложению губпрофсовета рабочее собрание дало ему революци­онное название — завод «Восстание». Этим было отме­чено участие чудовских стекольщиков в событиях 1905—1907 годов, героического 1917-го, а также их решающая роль в установлении Советской власти в Чудове.

Грузинская фарфоро-фаянсовая фабрика Кузне­цова была переименована в «Красный фарфорист», а Волховская — в завод имени Коминтерна.

Январские дни 1924 года стали днями всенародной скорби: умер Владимир Ильич Ленин.

«Крестьянин, крепче сожми в руках свой серп, ра­бочий — молот, а красноармеец — винтовку.

Не стало больше среди нас незабвенного и дорогого вождя...

Спи спокойно, дорогой Ильич, твое дело — наше дело, мы оружия не сложим».

Так начиналось обращение Селищенского волисполкома Новгородского уезда к населению волости от 23 января 1924 года.

В день похорон вождя рабочие механического цеха спичечной фабрики имени В. И. Ленина дали «торже­ственное обещание до конца идти по намеченному им пути, ведущему ко всемирному торжеству пролетариа­та». Для увековечения памяти Ленина рабочие предло­жили поставить его бюст перед въездом на фабрику.

Клятву верности своему вождю дали комсомольцы, учащиеся 2-й Грузинской школы фабзавуча.

Начался Ленинский призыв в Коммунистическую партию. Как сообщала 5 февраля 1924 года новгород­ская «Звезда», со спичечной фабрики имени В. И. Ле­нина в первые - же дни поступило 30 заявлений от желающих стать коммунистами, на фарфоро-фа­янсовой фабрике в Грузине записались в партию 22 человека. Та же газета информировала 7 февраля 1924 года о том, что на заводе «Восстание» вступили в ряды партии более 30 рабочих.

В своем заявлении о приеме в партию рабочие Чудовской мельницы губернского сельскохозяйственного треста А. Колесников и М. Якуб писали, что горят же­ланием «вместе с остальными рабочими СССР довести дело товарища Ленина вместе с Коммунистической партией до победного конца».

Всего на 16 марта только в партячейки Чудова по­ступило 141 заявление. После обсуждения их было принято в партию 106 рабочих.

С большим воодушевлением чудовцы участвовали в сборе средств на памятник В. И. Ленину в Новгороде. Памятник был сооружен в 1926 году. На его открытие, состоявшееся в 9-ю годовщину Великого Октября, при­ехали представители всех чудовских заводов.

Двадцатые годы для предприятий Чудова были очень тяжелыми: не хватало сырья. Но постепенно дела налаживались. Во все концы страны, а также за границу чудовцы кроме спичек, фарфора и фаянса, стеклянной посуды отправляли фанеру, цемент высокой марки.

Чудовские спички на мировом рынке успешно конкурировали со шведскими. А на Всемирной выставке 1927 года в Нью-Йорке спички, выпускаемые фабрика­ми имени В. И. Ленина и «Пролетарское знамя», были признаны лучшими в мире.

В 1927 году были упразднены губернии и уезды. Область разделили на два округа — Новгородский и Боровичский. Чудовская волость Новгородского уезда, вошедшая в Новгородский округ Ленинградской обла­сти, и стала основой Чудовского района. Постановле­нием ВЦИК СССР от 25 июня 1928 года станция Чудово была преобразована в рабочий поселок.

Наряду с экономикой развивалась и культура. Од­ним из первых шагов культурной революции была ли­квидация неграмотности. Декрет об этом В. И. Ленин подписал в декабре 1919 года.

На предприятиях, в деревнях чудовской округи ста­ли создаваться школы ликбеза. Мобилизованными на культурный фронт считались. учителя, комсомольцы. Тысячи рабочих, крестьян вечерами приходили в шко­лы и садились за парты. Сделано было многое, но быстро решить эту задачу не представлялось возмож­ным.

Когда в 1930 году в районе провели массовую про­верку грамотности, то оказалось, что 20 процентов не­грамотных детей не посещает школу из-за отсутствия обуви и одежды. Для детей беднейших родителей вы­дали бесплатно 70 пар сапог, 150 пар валенок, 74 пальто и платья. Рабочие предприятий добровольно от­числяли часть своих средств в фонд всеобуча. Напри­мер, на «Красном фарфористе» такие отчисления сос­тавили 2500 рублей.

Крестьяне многих деревень своими силами стали строить школы. Районная газета «Ударник» ввела рубрику «В поход за грамотность». С 1 февраля 1931 года райком ВКП(б) объявил ударный месячник по за­вершению ликвидации безграмотности. Принятые ме­ры дали ощутимые результаты. На 1 апреля 1931 года из каждых 100 детей в возрасте 8—11 лет за партами сидело уже 98. В районе работало 69 единых трудо­вых и одна школа крестьянской молодежи, в них обу­чалось вдвое больше, чем в 1913 году. Большую рабо­ту по ликвидации неграмотности в районе провели учи­тельницы О. Г. Фуфаева, А. А. Снежская и другие.

В конце 20-х — начале 30-х годов произошли ог­ромные перемены в деревне. Началась коллективиза­ция сельского хозяйства. До появления первых кол­хозов в районе было свыше 7 тысяч крестьянских хо­зяйств, из них сельсоветы и комитеты бедноты 230 хо­зяйств определили как кулацкие.

В 1929 году было создано 10 первых колхозов. В них вступило 121 хозяйство. За колхозами закрепили 1116 гектаров земли. Дела во многих сельхозартелях пошли неплохо, и к 1 октября 1930 года стало уже 34 колхоза, объединивших 842 хозяйства.

После ноябрьского (1929 г.) Пленума ЦК ВКП(б), решившего послать для укрепления колхозов 25 тысяч большевиков, партийные организации завода «Красный фарфорист» и фабрики «Пролетарское знамя» напра­вили в деревню лучших своих представителей. Предсе­дателем колхоза «Комсомолец» Болыпелюбуньского сельсовета стал питерский рабочий С. Н. Смирнов. Од­ним из первых колхозных председателей в районе был Алексей Никитич Барабанов, впоследствии знатный картофелевод области, Герой Социалистического Труда.

Развивалось соревнование колхозов, а внутри них — бригад и звеньев за лучшее использование земли, повышение продуктивности скота. Первыми по Новгород­скому округу, в мае 1929 года, заключили договор на соревнование коммуна «Комсомолец» и колхоз «Крас­ный поселок».

Большим событием в жизни района явилось появ­ление первого трактора. Его получил в октябре 1930 года колхоз «Восстание».

Районная газета тех дней пестрела заголовками: «Колхозники „Красного опочиваловца" заработали в два раза больше, чем когда были единоличниками»; «Инициативные группы по созданию колхозов в де­ревнях Любино и Мостки уже приступили к работе»; «Здесь будет колхоз»; «Я первый записываюсь»; «Три новых хозяйства — в колхозе „Звезда"»...

23 декабря 1930 года в Чудове состоялся слет ини­циативных групп по созданию колхозов.

Первой деревней сплошной коллективизации стала Дмитровка Тушино-Островского сельсовета, где все 34 хозяйства к началу 1931 года вошли в колхоз «Удар­ник».

Колхозы, еще недавно созданные, успешно выпол­няли государственные задания. План хлебозаготовок 1930 года, например, район перекрыл на 20 процен­тов.

В 1931 году началось массовое вступление в колхо­зы бедняков и середняков.

В июне 1930 года в Чудовский район прибыла груп­па колхозников с Северного Кавказа, чтобы передать опыт создания крупного колхозного хозяйства и пра­вильного применения сдельщины. Вторая половина 1930-го и весь 1931 год прошли под лозунгами: «Сдельщине — широкую дорогу», «Не допустим рас­пределения по едокам», «Всем колхозникам — трудо­вые книжки», «Уравниловка — услуга кулаку». К 1 октября 1931 года в районе было 100 колхозов. На них приходилось более половины всей пашни и лугов.

Коллективизация проходила в условиях жестокой классовой борьбы. Кулаки угрожали сельским активи­стам, срывали сельские сходы и собрания, заставляли крестьян прятать сельхозинвентарь, выводить из строя лошадей. В Ольховском сельсовете кулацкие прихвост­ни избили учителя-общественника Харюшина. Дом председателя поселкового товарищества Иванова угро­жали сжечь, если он не выпишется из колхоза.

В колхозе «Новая жизнь» Болыпеопочиваловского сельсовета кулак, пробравшись на пост председателя, изгнал из колхоза всех батраков и бедняков, накану­не весеннего сева... продал цыганам всех лучших ло­шадей. Чтобы вызвать недовольство населения, здесь обобществили овец, а затем разбазарили их.

Происки врагов колхозного строя встречали друж­ный отпор активистов, всех сознательных колхозни­ков.

За активное участие в коллективизации, налажи­вание работы сельхозартелей, успешное выполнение хозяйственных планов 1931 года грамотами ударника третьего, решающего года пятилетки были награждены лучшие председатели колхозов: Ерошин («Ленинский .путь»), Тарасов («Муравей»), Тюхин («Тушинская смычка»), Ласман («Герой») и др.

К началу 1932 года в колхозах района имелось 12 молочнотоварных ферм (995 голов) и 10 ферм молод­няка крупного рогатого скота (420 телят).

В 1933 году коллективизация сельского хозяйства в районе была в основном завершена.

Район поставлял Ленинграду немало картофеля, огурцов, помидоров, лука, редиса, салата.

Улучшалась агротехника, росли урожаи. Колхоз «Красное поле» собирал по 185, а колхоз «Новая Шарья» —по 190 центнеров моркови с гектара, по 100 центнеров помидоров. Колхоз «Лука 1-я» выращи­вал до 200 центнеров картофеля с гектара. Повышался сбор зерновых. Колхоз «13-я годовщина Октября» Оскуйского сельсовета получил в 1940 году по 18,6 цент­нера озимой ржи с гектара, ячменя — по 16,5 центне­ра. Постановлением Главвыставкома Всесоюзной сель­скохозяйственной выставки это хозяйство было на­граждено дипломом 2-й степени, премией в 5000 руб­лей и мотоциклом. По 18,2 центнера яровой пшеницы снимал с гектара в 1940 году колхоз «Костылево» Яменского сельсовета.

Хороших результатов добивались и многие живот­новоды. Колхоз имени III съезда Советов Селищенского сельсовета получал по 2325 килограммов молока от коровы, а «Красный поселок» — почти по 2600.


^ В ГОДЫ СУРОВЫХ ИСПЫТАНИЙ

Весна и начало лета 1941 года радовали. Дружные, ровные всходы на колхозных полях сулили добрый урожай. Быстро вымахали луговые травы: кое-где уже начался сенокос. Все до одного промышленные пред­приятия успешно справлялись со своими планами. Район по хозяйственным делам был одним из лучших в Ленинградской области.

И вдруг это страшное слово «война»!

С первых же дней райком партии возглавил пере­стройку работы на военный лад. Коммунисты подава­ли пример высокой организованности и дисциплины.

Сотни чудовцев, не дожидаясь повесток, приходили в райвоенкомат с просьбой направить их на фронт. Предпочтение отдавалось тем, кто имел боевой опыт, коммунистам и комсомольцам. Началось формирова­ние партизанских отрядов.

А война приближалась к границам района. 6 июля фашистские самолеты бомбили эшелон на перегоне Чудово —Волхово, 9 июля совершили налет на Чудово. Первые разрушения, первые жертвы. Горожане рыли щели, сооружали бомбоубежища, укрытия. Это спасло жизнь многим: бомбежки города участились.

В один из тревожных июльских дней в Чудово при­был Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов. Рай­онная партийная организация получила задание го­товиться к эвакуации жителей и оборудования пред­приятий, мобилизовать население на строительство обо­ронительных сооружений.

16 июля фашистские стервятники налетели на со­став с боеприпасами и нефтепродуктами, находивший­ся на станции Чудово. Воздух сотрясали сильные взры­вы. В городе возник большой пожар. Но воинские эше­лоны, а также сотни вагонов железнодорожники ус­пели накануне отправить в Ленинград.

Во время воздушного налета к Чудову подошел по­езд № 9 Ленинград — Москва. Он был обстрелян фа­шистским самолетом, но после налета продолжал путь в столицу — последний пассажирский, проследовавший через Чудово в 1941 году.

В районе станции Бабино и на западном берегу Волхова, по реке Полисти женщины, старики, подрост­ки начали сооружать противотанковые рвы, дзоты, траншеи.

Спичечные фабрики в Грузине и Чудове стали вы­пускать специальные спички для противотанковых бу­тылок с зажигательной смесью.

И еще одно важное задание получил район — гру­зы, прибывающие водным путем на станцию Волхово из Новгорода, Старой Руссы, перегружать в железно­дорожные вагоны и отправлять в глубь страны. Круг­лые сутки продолжалась эта работа, часто под бом­бежкой и обстрелами.

15 августа обком партии и облисполком дали указание начать эвакуацию населения райцентра. А 16 августа более 100 фашистских самолетов подвергли Чудово очередной варварской бомбардировке.

Началась и эвакуация оборудования промышлен­ных предприятий, имущества, скота совхозов и кол­хозов в восточные районы страны.

18 августа фашистские летчики серьезно повредили мост через Волхов. Железнодорожная связь между Мо­сквой и Ленинградом прервалась. В тот же день в Чудово прибыл секретарь Ленинградского обкома КПСС Т. Ф. Штыков. Он проинформировал районное руко­водство о положении на фронте. Райкому партии и райисполкому было предложено перебазироваться за Волхов. К выполнению полученных ранее заданий приступили партизанские отряды.

Фашисты, заняв Новгород, двинулись по шоссе Москва — Ленинград на Чудово. На помощь нашим обороняющимся частям подоспела 311-я стрелковая дивизия, сформированная в Кировской области. Она и приняла главный удар превосходящих сил противни­ка и на несколько дней задержала его наступление на Ленинград. Дивизия сосредоточилась на рубеже Глушица — Спасская Полисть — Кузино — Высокое. 17 августа, попав под сильный удар вражеской авиации и танков, она вынуждена была отступить, оставив де­ревни Мостки и Спасская Полисть.

На другой день фашистам был навязан встречный бой у деревни Трегубово. Враг понес большие потери, но превосходство в авиации и танках позволило ему назавтра возобновить наступление.

А 20 августа завязались бои за Чудово. Они про­должались четыре дня. Наши воины дрались за каж­дую улицу, каждый дом, но вынуждены были оставить город. 25 августа, прорвав оборону полка НКВД на шоссейной дороге в районе Чудова, фашисты начали наступление на Любань = Ленинград.

Форсировав Волхов, враг пошел также на Будогощь — Тихвин и на Малую Вишеру. Преградить путь на Оскуй — Будогощь должна была 292-я стрелковая дивизия. Но танковым колоннам немцев удалось про­рвать нашу оборону. 20 октября фашисты заняли Ос­куй, 21 октября —Покровское, Крутиху.

Смертельная угроза нависла над Ленинградом. Го­род оказался во вражеской блокаде.

Чудовская земля стала свидетелем событий, вошедших потом в летопись войны. Одно из них — Любанская операция. Перед только что созданным Волховским фронтом была поставлена задача —наступлением с берегов Волхова деблокировать город Ленина.

Любанская операция началась 13 января 1942 го­да полуторачасовой артиллерийской подготовкой. Но полки, бригады и дивизии 4, 52, 59 и 2-й ударной ар­мий сразу же натолкнулись на упорное сопротивление. Наибольшего успеха добились 2-я ударная и 52-я ар­мии. Их соединения форсировали Волхов в районе Селищи — Шевелево и захватили на противоположном берегу Красный поселок, деревни Ямно, Кузино, Ко­ломно и другие.

Части 2-й ударной через неделю упорных боев до­шли до железной и шоссейной дорог Новгород — Чудово и после трехдневных кровопролитных боев 24 ян­варя прорвали оборону врага в районе Мясного Бора. В образовавшуюся брешь были введены 13-й кавале­рийский корпус генерал-майора Н. И. Гусева, а затем и части 2-й ударной.

Кавалерийский корпус и 2-я ударная быстро про­двигались к Любани. Им навстречу пробивались со­единения 54-й армии под командованием И. И. Федю-нинского. Их разделяло всего 30 километров.

Но гитлеровское командование быстро перебросило сюда свежие дивизии, много боевой техники, вооружения. У наших же войск остро не хватало танков, авиа­ции, артиллерии, боеприпасов. Весенняя распутица резко ухудшила снабжение 2-й ударной. В середине мая Ставка приказала вывести соединения армии на берег Волхова.

Несколько раз фашисты закрывали коридор, через который выходили бойцы 2-й ударной. Когда нашим воинам удавалось пробивать 300—400-метровые бре­ши, фашисты обстреливали их из всех видов оружия. А 25 июня горловина прорыва была закрыта оконча­тельно...

Командующий Волховским фронтом Маршал Совет­ского Союза К. А. Мерецков приводит такие данные: из окружения прорвались 16 тысяч человек, 6 ты­сяч бойцов 2-й ударной погибло, 8 тысяч пропало без вести.

Одна из причин неудачи Любанской операции — предательство командующего армией Власова. Но имя изменника Родины не может бросить тень на добрые имена сотен и тысяч бойцов и командиров, которые проявили в новгородских лесах и болотах в январе — июне 1942 года невиданный героизм и помогли сор­вать планы Гитлера захватить Ленинград.

Среди тех, кто вдохновлял бойцов на ратные дела, был член Военного совета 2-й ударной армии дивизи­онный комиссар И. В, Зуев. Здесь, на берегах седого Волхова, до последнего патрона отстреливался от вра­гов татарский поэт Муса Джалиль — сотрудник армей­ской газеты «Отвага», будущий автор «Моабитской тет­ради». Зимой 1942 года возле Глухой Керести погиб юный поэт Всеволод Багрицкий — сын известного со­ветского поэта Эдуарда Багрицкого.

В ходе Любанской операции 59-я армия должна была овладеть Чудовом. Однако соединениям армии не удалось тогда прорвать сильно укрепленную оборону противника. А когда 2-я ударная глубоко вклинилась в тыл врага, 59-я должна была расширить горловину прорыва в районе Мясного Бора.

28 января 59-я армия перешла в наступление и ос­вободила деревни Пересвет-Остров, Кипрово, Вергежа, вплотную приблизившись к Спасской Полисти. В даль­нейшем 59-я сыграла большую роль в выводе из окру­жения бойцов 2-й ударной.

В кровопролитных боях во время Любанской опе­рации погибли командир 378-й дивизии полковник И. П. Дорофеев, начальник штаба 24-й гвардейской
(бывшей 111-й) стрелковой дивизии подполковник Р. А. Арутюнян, Герой Советского Союза Н. В. Оплеснин.

Подвиг в те дни совершил комиссар 267-й стрелко­вой дивизии В. П. Дмитриев, участник боев на Халхин-Голе. 7 апреля гитлеровцы окружили командный пункт одного из полков дивизии. Оказавшийся здесь В. П. Дмитриев собрал группу бойцов и организовал оборону. В критическую минуту он первым бросился на врага с автоматом в руках, воодушевляя бойцов. Враг был отброшен. Но комиссар в этой схватке погиб. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Отважно дрались на чудовской земле танкисты 7-й гвардейской бригады во главе с генерал-майором танковых войск В. А. Копцовым. За мужество и отвагу в боях на Халхин - Голе он был удостоен звания Героя Советского Союза. Отечественную войну пол­ковник Копцов встретил командиром 46-й танковой ди­визии (впоследствии 7-й гвардейской танковой брига­ды). Отличились танкисты в боях под Тихвином, на берегах Оскуя, а особенно при выводе из окружения бойцов 2-й ударной армии. 7-я гвардейская танковая бригада закончила войну в Берлине. А генерал В. А. Копцов погиб в боях за освобождение Харькова.

Части и соединения, сражавшиеся на чудовской земле, в декабре 1942 года посетила делегация Мон­гольской Народной Республики. Представители брат­ского народа привезли советским воинам теплые ве­щи, памятные подарки. Группе солдат и командиров были вручены монгольские ордена и медали.

После Тихвинской операции советские войска не только освободили всю правобережную часть Чудовского района (за исключением Грузина), но и заняли на левом берегу Волхова два небольших плацдарма — у деревни Лезно и в районе Водосье — Пертечно.

Весной 1942 года, воспользовавшись тем, что в по­ловодье связь ухудшилась, гитлеровцы решили вернуть эти пункты. Участок у Лезно обороняли 250 бойцов-уральцев 47-го отдельного лыжного батальона 288-й стрелковой дивизии (командир батальона капитан А. А. Ерастов, комиссар — Ф. И. Фомин) и два сапер­ных взвода. Несколько дней наши бойцы отбивали одну атаку за другой. Горстка отважных защитников таяла. Ерастов и Фомин были ранены, но не покидали поле боя. Связи с правым берегом не было.

5 мая комиссар Ф. И. Фомин — коммунист с 1919 года, участник гражданской войны — совершил свой последний подвиг, взорвав огневую точку вместе с со­бой и большой группой окруживших его фашистов. На плацдарме осталось всего 10 бойцов. Командование ди­визии услышало 5 мая последние слова Ерастова по рации: «Ведем бой в окружении. Погибнем, но не сда­димся... Да здравствует Советская Родина!»

Так пали защитники плацдарма. Лишь нескольким из них удалось спастись, переплыв Волхов... Дорого обошлась фашистам эта «победа». Они потеряли свыше 500 убитыми, много ранеными. А. А. Ерастов по­смертно был награжден орденом Ленина, а Ф. И. Фо­мин — орденом Красного Знамени.

Освобождению района помогли местные партизаны. Из 5 партизанских отрядов самым боеспособным оказался отряд, где командиром был бывший заведующий районным финансовым отделом, кавалер ордена Крас­ного Знамени, участник боев во время конфликта с Финляндией В. Ф. Николаевский, а комиссаром — первый секретарь райкома партии Н. А. Голышев. Партизаны много раз переходили линию фронта, со­вершили 5 рейдов по тылам противника, взорвали мост, уничтожили немало боевой техники и живой си­лы врага.

15 ноября 1941 года при выполнении боевого зада­ния Н. А. Голышев погиб смертью героя.

Когда с правобережной части района оккупантов изгнали, бывшие партизаны занялись восстановлением хозяйства в освобожденных деревнях.

Изгнанию врага из Чудова предшествовали крово­пролитные бои по ликвидации грузинского плацдар­ма, удерживаемого фашистами до января 1944 года.

Гитлеровцы превратили возвышавшееся над окру­жающей местностью Грузино в крепость. Старые казар­мы с их глубокими подвалами, подземными ходами сообщения надежно укрывали немцев от артиллерий­ского огня и бомб. Здесь было все изрыто окопами, блиндажами, заминировано, опутано колючей прово­локой.

Инженерная служба фронта предложила сделать подкоп под важнейшие оборонительные сооружения и огневые точки противника, взорвать их и, восполь­зовавшись паникой, мощной атакой овладеть Грузи­ном. Подкоп — туннель шириной около 85 см и чуть больше метра высотой— поручили сделать саперам 577-го отдельного батальона 288-й дивизии.

Землю выносили мешками. К концу декабря 1942 года было прорыто свыше 60 метров туннеля, оста­лось сделать ответвления. Но фашисты или догадались о подкопе, или решили сбросить с подножия высоты наших воинов. Открыв сильный артогонь по охранявшим подкоп автоматчикам, немцы сделали вылазку и захватили траншею, а с нею и вход в подкоп, где остались саперы.

Выбить врага не удалось. Несколько суток длился неравный поединок. Немцы предлагали нашим воинам сдаться в плен. Но в ответ слышали: «Русские не сда­ются!» Тогда фашисты подорвали начало подкопа. Са­перы оказались заживо погребенными...

После взятия грузинского плацдарма 54-я армия попыталась наступать на Чудово, но встретила упор­ное сопротивление. Оставалось одно — использовать плацдарм в районе Водосье и Лезно — Зеленцы.

В ночь на 25 января 146-й стрелковый полк пол­ковника Веселова освободил деревни Зеленцы, Лезно, Курников Остров, а 25-й полк подполковника Матве­ева — Водосье.

Командир 44-й дивизии полковник И. А. Воробьев принял решение — двум полкам дивизии (146-му и 25-му) наступать через Деделево и Торфяное. Против­ник дрался с яростью обреченных и, неся большие по­тери, вынужден был отступить.

Овладев станцией Торфяное, наши части разверну­ли наступление на Чудово вдоль железной и шоссей­ной дорог и на рассвете 29 января 1944 года вступили в город. С противоположной стороны в Чудово вошли бойцы 2-го укрепрайона. Сообщение Совинформбюро об овладении городом и железнодорожным узлом Чу­дово было передано по радио 29 января.

Если Чудово и большинство сел и деревень района на западном берегу Волхова были очищены от окку­пантов только в конце января 1944 года, то многие на­селенные пункты восточнее Волхова оказались осво­божденными в результате Тихвинской операции еще в декабре 1941 года.

Страшные следы разрушения, разбоя и грабежа ос­тавили после себя фашисты.

За короткое время на освобожденной части райо­на были восстановлены органы государственной вла­сти, избраны правления колхозов, многие из которых возглавили бывшие партизаны.

Райком партии и райисполком размещались сна­чала в деревне Муратово а затем были переведены поближе к колхозам — в деревню Рогачи. Стала регуляр­но выходить районная газета «Ударник», которая печаталась в типографии, расположенной в Будогощи.

Главная задача, которую поставил райком перед восстановленными колхозами,— успешно провести ве­сенний сев. Нужно было найти семена. Колхозники приносили остатки зерна, спрятанного от фашистских мародеров. Кто в корзинах, кто на санках доставляли на поля навоз, птичий помет, золу. А когда пришла пора сеять, впрягались в плуг, вскапывали землю ло­патами. Часто работы прерывались из-за налетов вра­жеской авиации.

Сев прошел успешно, особенно в колхозах «Мурато­ве», где председателем был Н. Иванов, «Рогачи» (И. Во­ронин), «Опалево» (А. Абрамов).

Жители освобожденных сел и деревень по просьбе командования фронта активно помогали строить до­роги в прифронтовой полосе, оборонительные Сооруже­ния по Волхову. За самоотверженный труд многие бы­ли удостоены правительственных наград.

Двадцать девять месяцев находились в оккупации Чудово и большая часть района, Многих жителей фа­шисты угнали в Германию на принудительные работы, а над оставшимися издевались, подвергали чудовищ­ным пыткам и истязаниям, за малейшую провинность расстреливали. С августа 1941-го по январь 1944 года гитлеровцами было расстреляно, повешено и сожжено заживо свыше 2 тысяч жителей района.

Нельзя без содрогания читать этот документ, став­ший уже достоянием истории,— акт комиссии по уста­новлению и расследованию злодеяний немецко-фашист­ских захватчиков и их сообщников в Чудове и районе. В нем приведены леденящие сердце факты.

В декабре 1941 года в деревню Сенная Кересть ок­купанты согнали для отправки в Германию около ты­сячи жителей Чудова и прилегающих сел. Когда на­чалось наступление советских войск, немецкая артил­лерия прямой наводкой стала расстреливать мирных жителей, размещенных в сараях и банях. Было убито или сгорело около 200 человек.

В деревне Кузино фашисты зверски расправились с семьей колхозника Василия Ивановича Иванова. Са­мого его связали, сломали ноги и задушили, а жене об­резали язык, выкололи глаза, а затем отрезали го­лову...

Председатель колхоза «Смелый» (деревня Крутиха) А. А. Матюшкина спрятала от оккупантов семенной хлеб. Узнав об этом, они арестовали ее, ее сестру и бра­та и после страшных пыток расстреляли.

В январе 1942 года эсэсовцы провели в Чудове мас­совую облаву. За ночь было арестовано свыше 300 человек. Их отправили в полицейское управление на станцию Любань, откуда никто из них не вер­нулся.

В первую очередь расправлялись с коммунистами, комсомольцами, активистами. В Шарье был расстре­лян секретарь парторганизации И. Ф. Савинов, в кол­хозе «Русское Огорово» — активный селькор районной газеты счетовод О. Ф. Шперлин, на станции Дубцы — депутат Соснинско-Пристанского сельсовета Н. П. Куз­нецов и многие другие.

Все население находилось на строгом учете. Каж­дый имел задание по строительству оборонительных сооружений, заготовке леса, ремонту и строительству дорог. За уклонение от работ — расстрел. Так, в де­ревне Высокое за отказ от работы на фашистов был убит выстрелом в рот Михаил Петрович Петров. Татья­ну Федоровну Баранову из деревни Слобода за то, что не смогла выйти на работу из-за грудного ребенка, избили розгами.

Старожилы района, пережившие ужасы оккупации, приводят подобные примеры по многим другим населенным пунктам. .

Тяжелая участь ждала советских людей, угнанных в рабство в Германию. Туда было отправлено свыше 30 тысяч чудовцев. Ко дню освобождения Чудова в нем насчитывалось всего 550 человек.

Сохранилось письмо Лели Алексеевой. «Здравствуй­те, мамочка и папа, сестра Люсенька! Дорогие мои, прибыла в Германию в марте месяце 1942 года и ра­ботаю на фабрике города Котбус...— писала она род­ным в Чудово.— Работа тяжелая, трудная, кормят нас очень плохо. На один день выдают по 200 граммов чер­ного хлеба, и все. Нас здесь преследуют и смеются над нами. Так что жизнь нелегкая, кроме фабрики и бара­ка ничего не видим. Вот если бы вы меня теперь уви­дели, не узнали бы, все мое лицо покрыто морщинами. Если придется увидеться, то расскажу, но вряд ли при­дется. Ваша Леля».

Сотни чудовцев, отправленных в Германию, не вер­нулись: умерли от голода, болезней, каторжного тру­да. Многие, не выдержав издевательств, покончили жизнь самоубийством.

В немецком плену на территории района оказалось в 1941 году значительное количество советских солдат и командиров. Лагеря военнопленных были в селе Оскуй (в помещении каменной церкви без окон и две­рей и на скотном дворе), в совхозе «Коммунар» (в сви­нарниках), в совхозе «Пионер» (в овощехранилищах),

на торфопредприятии «Торфяной пост», на станции Трегубово и других.

В Оскуе пленных избивали резиновыми дубинками, почти не кормили, а местных жителей, осмеливавших­ся передавать пленным, во время следования их на ра­боту хлеб, картошку, теплые вещи, фашисты били при­кладами. Перед отступлением из Оскуя пленных вы­строили, и комендант лагеря им объявил: «Кто не мо­жет сам двигаться, сделать пять шагов вперед». Вы­шло из строя 35 человек в надежде, что их повезут. Но их отвели за скотный двор и расстреляли из автома­тов.

Особенно диким издевательствам подвергались на­ши бойцы и командиры в концлагере на территории совхоза «Коммунар». Тех, кто не мог работать, расстре­ливали. В лютые морозы полубосых, полуодетых лю­дей (теплые вещи отбирались для немецких солдат) во­дили на лесоразработки. От голода и холода ежеднев­но умирало в лагере по 20—25 человек. Чтобы скрыть следы своих преступлений, фашисты сожгли свинар­ники, где содержались советские военнопленные. Все­го в концлагере на территории совхоза «Коммунар» погибло около 52 тысяч человек. Сотни и тысячи были расстреляны и замучены в других лагерях.

Фашистские мародеры грабили жителей, силой от­нимая у них имущество, скот, продукты питания. Толь­ко коров и лошадей отобрали около 8 тысяч голов.

Были выведены из строя все фабрики и заводы, а фарфоровый завод имени Коминтерна, Грузинская спи­чечная фабрика, цементный и фанерный заводы раз­рушены настолько, что восстанавливать их после вой­ны не представлялось возможным.

Враг уничтожил 9 средних, 14 неполных средних, 49 начальных школ, 29 клубов и изб-читален, 6 боль­ниц, 2 родильных дома, 1 поликлинику, 20 детских садов и яслей, 2 машинно-тракторные станции.




оставить комментарий
страница3/5
Дата24.09.2011
Размер0,98 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх