Город Чудово и прилегающие к нему селения известны как весьма развитый промышленный район Новгородской области. Чудово является также центром значительного сель icon

Город Чудово и прилегающие к нему селения известны как весьма развитый промышленный район Новгородской области. Чудово является также центром значительного сель


Смотрите также:
Конкурсная документация...
«Детский сад комбинированного вида №5 «Солнышко» город Чудово Новгородской области...
-
Характеристика территории вселения Батецкий муниципальный район...
Характеристика территории вселения Чудовский муниципальный район...
Малосердобинский район...
Закон новгородской области...
«От урока к научному исследованию»...
На основании решения жюри Олимпиады приказываю : Наградить Дипломами победителей и призеров...
Реферат любаньская операция...
О деятельности Управления Росприроднадзора по Новгородской области по улучшению экологической...
Доклад о состоянии законодательства Новгородской области в 2005 году...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать




С. Н. Перчаткин

ЧУДОВО

Лениздат 1984 г.


63.3 (2Р — 4Н0) П27


Город Чудово и прилегающие к нему селения известны как весьма развитый промышленный район Новгородской области. Чудово является также центром значительного сельского рай­она.

Об истории края, его достопримечательностях, о гремевших здесь сражениях Великой Отечественной войны, о том, как тру­дящиеся города и района претворяют в жизнь планы Коммуни­стической партии по дальнейшему развитию экономики и куль­туры, и рассказывается в книге чудовского журналиста.

Рецензент — кандидат исторических наук В. Ф. Андреев



0505040000—303 11 МШ(03)-84 310~83

© Лениздат, 1984



^ ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

В Энциклопедичерком словаре Брокгауза и Ефрона (1903 г.) о Чудове сказано, что это — село Новгород­ской губернии и уезда при реке Керести, станция Ни­колаевской и конечный пункт Новгородской железной дороги; что жителей в нем чуть более 1000, а с приле­гающими цементным и стекольным заводами и двумя спичечными фабриками — более 4000; что в нем 2 церкви и 2 начальные школы; что основные грузы, идущие через Чудово с Новгородской линии,— дрова и сено, а на Новгород — хлеб, керосин и соль.

Многое изменилось в Чудове за годы Советской вла­сти. В последнем издании Большой Советской Энцик­лопедии читаем: селение с 1937 года стало городом, центром Чудовского района Новгородской области, стоящим на автомагистрали Москва — Ленинград и на пересечении железнодорожных линий Москва — Ле­нинград и Новгород — Ленинград. Давно завоевали ры­нок спички, стеклянная и фарфоровая посуда, изде­лия из хрусталя, дают продукцию филиал перчаточно­го объединения, пищекомбинат, молокозавод.

Но никакой энциклопедии не поспеть за нашей жизнью.

Еще как о стройке писала БСЭ в 1978 году о филиа­ле Ленинградского машиностроительного объединения «Невский завод» имени В. И. Ленина. Сейчас это — Чудовский завод энергетического машиностроения, две очереди которого уже действуют. Он отгружает важ­ные узлы и детали для газовых турбин и компрессо­ров, в том числе и для экспортного газопровода Урен­гой — Помары — Ужгород. Строительство предприятия продолжается, у него большое будущее: это — инду­стриальная гордость Чудова.

Да и старых предприятий не узнать, настолько они шагнули вперед. Стеклозавод «Восстание» и спичечная фабрика «Пролетарское знамя» за хорошую работу и в связи со столетием со дня своего основания награж­дены орденами «Знак Почета».

Когда-то, в первые годы Советской власти, огромно­го труда стоило подготовить по заданию В. И. Ленина первую партию чудовских спичек для продажи за гра­ницу. Теперь их охотно покупают Англия, ФРГ, стра­ны Ближнего Востока, Австралия, Новая Зеландия.

Широкую известность завоевали изделия из цвет­ного стекла, хрусталя, фарфора, выпуск которых с каждым годом будет возрастать.

Бывшее ямщицкое село, став крупным железнодо­рожным узлом, через который и днем и ночью поезда идут на Москву и Ленинград, Мурманск и Новгород, в другие города, теперь само помогает рождению новых стальных магистралей. Почти два десятка, лет действу­ет в Чудове завод железобетонных шпал, оборудование для которого поставила Венгрия.

В Чудове сейчас две дневные средние и одна смен­ная школа рабочей молодежи, вспомогательная школа-интернат, детская музыкальная и детско-юношеская спортивная школы.

Немало отрадных перемен и на селе.

За послевоенные пятилетки трудящиеся под руко­водством районной партийной организации внесли большой вклад в развитие экономики, культуры, на­родного образования, здравоохранения, бытового обслуживания населения. Намного вырос материальный и культурный уровень жизни.

Чудовцы гордятся своим краем, его историей, его достопримечательностями. Близость к Петербургу, жи­вописная природа привлекали сюда многих выдающих­ся деятелей русской культуры. Здешние места связаны с именами Г. Р. Державина, М. Ю. Лермонтова, Н. А. Некрасова, Г. И. Успенского.

На легендарном крейсере «Аврора» служил матро­сом и принимал участие в штурме Зимнего дворца А. Ломанов из Чудова.

Многие уроженцы Чудова и района прославились

в советское время.

Героями Советского Союза стали чудовцы А. М. Ва­сильев, Я. М. Иванов, И. А. Солдатов. На этой земле повторили подвиг капитана Гастелло героические эки­пажи двух советских самолетов.

Недалеко от станции Волхово (теперь — Волхов-Мост) в семье рабочего фарфоро-фаянсовой фабрики родился и провел детство Л. П. Грачев — будущий ге­нерал-майор интендантской службы, начальник тыла Волховского фронта, а после войны — министр целлю­лозно-бумажной промышленности, начальник Главполиграфиздата при Совете Министров СССР *.

Чудовский район — родина одного из лучших кар­тофелеводов-механизаторов Новгородской области, Ге­роя Социалистического Труда А. Н. Барабанова. Тако­го же высокого звания удостоена птичница чудовского совхоза «Коммунар» О. М. Андреева (Иванова).

Есть в районе деревня Зуево. Так назвали бывшую Коломовку, возле которой погиб в 1942 году отваж­ный комиссар, член Военного совета 2-й ударной ар­мии И. В. Зуев.

См. его книгу «Дорога от Волхова» (Лениздат, 1983).


В последние годы район продолжает повышать эф­фективность производства, усилил борьбу за экономию материальных и энергетических ресурсов. Этому помо­гает социалистическое соревнование с Батецким райо­ном Новгородской и Калушским — Ивано-Франковской области Украины. Соревнующиеся постоянно обмениваются делегациями, перенимают лучший опыт. Крепнет дружба двух городов-побратимов — русского Чудова и финского Парайнена. В гости друг к другу ездят спортсмены, участники художественной са­модеятельности.

Когда-то чудовской землей проезжал из Петербурга в Москву А. Н. Радищев. Здесь, как и в других местах России, видел он социальные несправедливости, о ко­торых гневно и смело сказал в своей знаменитой книге. Две главы ее носят, как известно, имена чудовских ямов.

Много воды утекло с тех пор в Волхове. Неузнавае­мы стали здешние места. Вдоль автомагистрали Моск­ва — Ленинград широко раскинулись ухоженные поля и луга совхозов «Коммунар» и «Трегубово». И не по душе стало современным чудовцам в названии старин­ной деревни Грузинского погоста Холопья Полисть сло­вечко «холопья». Теперь в честь одного из первых рус­ских революционеров называется она Радищеве

Шагами пятилеток уверенно идет район в свое бу­дущее. Новый подъем трудовой и политической актив­ности людей вызвали решения майского и ноябрьского (1982 г.), июньского (1983 г.) Пленумов ЦК КПСС. Комплекс экономических и социальных задач, постав­ленных Продовольственной программой, потребовал улучшения управления всеми звеньями сельскохозяй­ственного производства и его «тылов». Созданное рай­онное агропромышленное объединение (РАПО) приво­дит в действие новые резервы увеличения производства продуктов сельского хозяйства!

^ ДАЛЁКОЕ ПРОШЛОЕ

Чудовская земля была заселена еще в глубокой древности. На правом берегу Волхова, при впадении речки Оскуй, а также недалеко от поселка Краснофарфорный археологи обнаружили места поселений позднекаменного века.

Некоторые исследователи допускают, что одним из первых поселилось в этих местах племя чудь, дошед­шее в поисках лучших мест до реки Керести. Так мог­ло возникнуть и селение, которому потом дали имя Чудово. (Кстати, северо-западнее его, недалеко от Любани, есть населенный пункт с таким: же корнем — Чудской Бор.) Позднее пришли сюда ильменские сла­вяне.

Древнюю историю края во многом определял прохо­дивший по Волхову знаменитый торговый путь «из варяг в греки». Именно по берегам реки расположены одни из самых древних селений, такие, как Грузино, Соснинская Пристань. Причем последнее название пря­мо говорит о том, что это село обслуживало нужды ста­ринного водного пути. С конца XV века до 1764 года в Соснинской Пристани был Николаевский Полистский мужской монастырь.

Через Соснинскую Пристань пролегала сухопутная дорога на Тихвин, имевшая для чудовского края также немалое экономическое значение.

Левым берегом Волхова проходил от Новгорода до района Чудова, а затем поворачивал на Тигодский Георгиевский погост и далее — к устью реки Ижоры большой Ореховский тракт. Это по нему шли в 1240 году бить шведов на Неве отважные новгородские вои­ны под водительством князя Александра Ярославича. Чудовские земли входили в Водскую пятину Вели­кого Новгорода. В писцовых книгах XV века названы такие погосты, как Андрея Святого Грузинский, Ко­ломенский на Волхове, Гдитский.

Грузино находится в 13 верстах от Чудова на высо­ком берегу Волхова. Старинная легенда связывает его происхождение с апостолом Андреем Первозванным, который-де водрузил на том холме свой крест, отчего и пошло, мол, название Друзино (Грузино). Конечно, ничего достоверного в этом нет, но в селе издавна су­ществовала церковь святого Андрея.

Реальнее другое предположение. В XV веке жил нов­городский боярин Афанасий Груз. Летопись свидетель­ствует, что 2 января 1476 года в честь великого мос­ковского князя Ивана П1, покорившего Новгород, был «пир у Офоиасьа у Груза». У Афанасия были бра­тья Кузьма и Тимофей. Одному из Грузов, очевидно, и принадлежало удобно расположенное на Волхове селение.

Другие исследователи допускают еще более простое объяснение. В том месте был перевоз через реку, и то­вары грузили на плоты. От «грузить» и образовалось «Грузино».

Грузино упомянуто и в летописи под 1609 годом. В то время село было сожжено поляками, и воевода Горихвостов собрал в этих местах 1000 человек Тихвин­ского ополчения на помощь воеводе, М. В. Скопину-Шуйскому, выступившему против отрядов Лжедмитрия ІІ.

К началу XVIII века село было вновь отстроено, и Петр I в 1705 году пожаловал его вместе с волостью князю А. Д. Меншикову. С этого времени оно и стало именитым. В 1796 году Павел I подарил Грузино вмес­те с «баронским достоинством и 2000 душ» А. А. Арак­чееву. После его смерти село перешло «в полное и не­раздельное владение Новгородскому графа Аракчеева кадетскому корпусу».

Грузино часто навещали русские самодержцы. Осенью 1724 года здесь останавливался по дороге в Старую Руссу Петр I.

Грузинский погост, судя по переписной оброчной книге Водской пятины 1500 года, был довольно обширным. Среди селений, существующих и поныне, названы Лезно, Водосы, Пертично и другие. Оброчные деревни Офимьинской волостки принадлежали новгородским боярам Горошковым, а Ивановской — Овиновым. Та­кие деревни, как Овдокимово, Новинка, Полка, Сковородка, Оникеев Остров, Муравьево, Исаково, Заблудно, Мстино, не сохранились.

В Коломенский погост входили Вергежа, Званка, Трегубово. «Два Плотична,— поясняет писец,— списаны в одно сельцо, а деревня запустела».

Ранее в обоих погостах были владения и новгородских монастырей — Деревяницкого, Хутынского, Волотовского.

Что касается Чудова, то высказываются различные, но пока еще не проверенные предположения о време­ни возникновения села и о происхождении его назва­ния. Местные краеведы пытаются внести ясность в этот вопрос, уточнить «возраст» Чудова.

Задолго до появления железной дороги это было большое село, называвшееся Ям-Чудово. Ямы, как известно, учредил великий князь Иван III. От Новгорода ямские дороги вели на Москву, в сторо­ну Пскова, Нарвы. В начале XVI века появились ямы в районе Невы и западного берега Ладожского озера. Видимо, в то время был учрежден и Чудовский ям, стоявший на дороге к Неве.

Ям-Чудово упомянуто в 1743 году в документах, связанных со строительством гужевого тракта Петер­бург— Москва. Благодаря сильно развитому ямскому промыслу, а позднее— появлению промышленных предприятий и процветало село; там шла бойкая тор­говля. Уже когда построили железную дорогу и к названию «Чудово» прибавилось слово «станция», рядом с ней продолжала существовать и станция почтовая. Во время навигации некоторые ямщики переключались на обслуживание водного пути по Волхову и частично по Керести, куда тоже заходили небольшие суда.

Еще в 40-х годах XIX века одной из достопримеча­тельностей Чудова был бросающийся всем в глаза богатый двухэтажный каменный дом ямщика Ларио­-
нова.

Село, расположенное на довольно возвышенном, красивом месте, с каменной, церковью, считалось одним из самых богатых в Новгородской губернии. В нем бы­ло 125 домов, из них 22 каменных, школа, аптека, лав­ка, стекольный и лесопильный заводы. Вблизи Чудова располагались и другие предприятия.

В «Обозрении мест от Санкт-Петербурга до Старой Руссы и на обратном пути» СПб 1808) Н. Озерецковский подчеркивает многолюдность села, особенно ле­том, «когда прохожий рабочий народ... по Волхову го­няет барки от Новгорода до Ладожского канала, отку­да возвращается пешком через Чудово к Соснинской Пристани... а с пристани на лодках отправляется в Новгород, и снова нанимается провожать барки... В сем состоит летний промысел многих крестьян».

Барки с хлебом в Соснинской Пристани останавли­вались редко: новгородцы хотели, чтобы зерно с лодок продавалось только в Новгороде. Иногда хлебные бар­ки заходили в Полисть и Кересть(последняя была и сплавной рекой). Продав хлеб, хозяин барки обычно тут же сбывал за 200—300 рублей и порожнее судно. Местные жители использовали этот транспорт для от­воза в Петербург сена, дров и других грузов. Там ос­вободившиеся барки, как правило, тоже продавали местным купцам.

Занимались жители и рыбной ловлей, благо Волхов был тогда куда щедрее. Озерецковский наблюдал в мае 1806 года, как по его просьбе закинули невод у Соснинской Пристани. Кроме обычных и в наши дни плотвы, густеры, подъязков попались судаки, шересперы, сырть. При этом рыбаки еще остались недоволь­ны уловом: самый удачный лов, по их словам, бывает в августе. Живую рыбу на продажу тогда возят в Пе­тербург в садках. Ловились и сиги. (Волотовский мона­стырь когда-то имел на Волхове сиговую тоню.)

Из-за скудости земель многие крестьяне больше надеялись на отхожий промысел; они поставляли ло­шадей проезжему люду, купцам, отпаивали телят для продажи в Петербурге. Иным удавалось в столице на­няться в прислуги, дворники или стать егерем у приез­жих богатых охотников. В лесах и на лугах заготовля­лось для продажи много сена, дров, а также грибов, ягод (видимо, не случайно название деревни — Сенная Кересть).

Значительным ямом была и Спасская Полисть, где останавливался Радищев.

Николаевская железная дорога подорвала ямщиц­кий промысел, хотя и недешева была на первых порах перевозка сена и дров в вагонах. К тому же в Чудове грузы из вагонов Новгородской узкой колеи приходи­лось перегружать в вагоны широкой колеи, и наоборот. Строительство дороги Новгород — Чудово было за­кончено в 1871 году. 18 мая по ней открылось движе­ние. В июне 1878 года линию продлили до Старой Руссы. В 1883 году по дороге было перевезено 210 610 пассажиров (в основном до Чудова). Скорость движе­ния составляла в среднем 22 версты в час. От Старой Руссы до Чудова (156 верст) ехали более 7 часов.

Железнодорожная станция Чудово была третьего класса, имела буфет с горячей пищей, гостиницу, но­сильщиков. Газеты на станции продавали только ле­том. На такого же разряда станциях Спасская По­листь и Трегубово удобств было куда меньше. Со временем пассажиров и грузов стало больше и экономическое значение Новгородской не говоря уже о Николаевской железной дороги возросло. А извозом местные жители занимались все меньше.

^ В ПОРУ ВОЕННЫХ ПОСЕЛЕНИЙ

Одна из самых мрачных страниц русской историй связана с аракчеевщиной и военными поселениями. Введены они были на казенных землях Петербургской, Новгородской, Могилевской и ряда других губерний в 1810 году и, по мысли устроителей, представляли де­шевый способ создать из крестьян, не отрывая их от земли, резерв солдат, необходимых и для борьбы с растущим освободительным движением.

Вдохновителем, а с 1817 года и главным начальни­ком военных поселений был граф А. А. Аракчеев, уро­женец Новгородской губернии. Убийственно меткую характеристику этот жестокий временщик получил в известной эпиграмме А. С. Пушкина: «Всей России притеснитель...»

Против затеи с поселениями выступали видные во­енные и государственные деятели. Непопулярна она была и в народе. Но Александр I отрезал: «Военные поселения будут, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова».

Режим военных поселений во многом повторял жес­токий «регламент», введенный Аракчеевым в его име­нии Грузино и близлежащих деревнях. Крестьян там наказывали за ничтожные провинности. Часто в ход шла изобретенная самим графом палка, вымачиваемая в соленой воде.

В отсутствие Аракчеева в Грузине хозяйничала до­моправительница Настасья Минкина; красивая кресть­янка из села Оскуй, приласканная всесильным графом. Иногда по ее настоянию смещались губернаторы и министры, раздавались чины и ордена...

Минкина управляла имением чисто «по-аракчеев­ски»: розги, заточение в яму... Крестьяне и дворовые ненавидели ее за крайнюю жестокость и бесчеловеч­ность и много раз пытались ее отравить. Но хитроум­ной слежкой домоправительница вовремя раскрывала заговоры. Все замышлявшие против «колдуньи» (так называли Минкину крестьяне) забивались насмерть.

Особенно возненавидела любовница графа служанку Прасковью, девушку необыкновенной красоты. Однаж­ды Минкина стала жечь лицо служанки раскаленны­ми щипцами... Прасковье удалось вырваться и убе­жать на кухню, где в это время находился ее брат, по­вар. Тот с помощью других дворовых зарезал озверев­шую «колдунью» кухонным ножом.

60-летний Аракчеев, узнав об этом, бросил все дела и примчался в имение. Наступили страшные дни для жителей не только Грузина, а и всей губернии. Об этом ярко написал А. И. Герцен в своих мемуарах «Былое и думы». Много людей умерло под ударами аракчеевской палки и кнута.

Но вернемся к военным поселениям. В Новгород­ской губернии первые из них появились в 1816 году в Высоцкой волости (ныне это территория в основном Селищеиского сельсовета Чудовского района и частич­но Новгородского района). Волость была передана во­енному ведомству. Из Петербурга туда прибыл баталь­он солдат.

Под постой было занято 19 деревень: Высокое, Буреги, Селищи (здесь позднее был штаб «графа Аракче­ева гренадерского полка»), Вяжищи, Дубовицы и др. Именно в Высоцкой волости и отрабатывался режим поселений.

Принять солдат и бесплатно кормить их должен был каждый крестьянский двор. А постояльцев обязывали помогать хозяевам в выполнении сельскохозяйст­венных работ. Чтобы сделать из поселян и хороших земледельцев, и хороших воинов, крестьян разбили, как и солдат, на роты, отделения (капральства), де­сятки; они должны были носить казенную форму. Де­тей поселян называли военными кантонистами. С са­мого рождения они находились на военном учете, а с 18 лет зачислялись в действующий батальон.

Каждый день поселян был строго расписан и сос­тоял из занятий хозяйственных и военных, причем последние зачастую были тупой муштрой.

В отчете о военных поселениях за 1824 год утверж­далось, что Аракчеев «в три месяца изменил в кресть­янском населении прежние буйные нравы, пороки и даже самые порывы к дурным и вредным наклонно­стям». Это была чистейшая ложь. История военных поселений стала историей военных бунтов.

С первых дней крестьяне выражали крайнее недо­вольство своим новым положением. По приказу Арак­чеева главный строитель военных поселений генерал-майор Бухмейер арестовал 10 «смутьянов» из Высоц­кой волости. Все они были отправлены под стражей на службу в оренбургский корпус. Вскоре крестьяне де­ревни Вяжищи отказались возить лес для поселений и избили ротного командира. Под суд были отданы Филат Матвеев, Матвей Кириллов, Гурьян Николаев и другие.

Серьезные волнения произошли в Холынской волости Новгородского уезда. Они, были жестоко подавлены.

В 1826 году подняла бунт в Селищах рота Аракче­евского полка. Сюда прибыл сам граф и приказал по­строить в манеже батальон, куда входила вышедшая из повиновения гренадерская рота. И тут Аракчеев по­шел на прямую подлость: попросил выйти из строя тех, кто недоволен службой, дав при этом слово, что никто наказан не будет. Вышло 30 человек. Но сразу же их отправили на «исправление». Четверых суд при­говорил к наказанию шпицрутенами. Эти выступления были лишь прелюдией к мощному восстанию старорусских военных поселян в 1831 году. Из Старой Руссы восстание перекинулось на приволховские деревни. Взбунтовались полки Австрийский, Прусский, а затем и Аракчеевский. В этом полку, где были самые жестокие порядки, восставшие беспощадно расправились со своими офицерами.

Восстание бушевало рядом с Грузином. Но с ненавистным графом поселяне расправиться не успели. Он сбежал в Новгород, а оттуда под сильной охраной от­правился в Тверскую губернию.

Бунт всерьез напугал царское правительство. Ни­колай I направил в Новгород генерала Орлова с им­ператорским манифестом о «полном прощении и заб­вении всех грехов за чистосердечное раскаяние военных поселян». Все резервные батальоны и роты под предлогом высочайшего смотра выводились из округов военных поселян, то есть коренные жители отделялись от регулярных воинских частей и лишались их под­держки. При выявлении зачинщиков и наиболее ак­тивных участников восстания широко использовались услуги священнослужителей, которые во время исполнения таинств покаяния выпытывали у поселян нужные сведения.

Эти меры дали свои плоды. Были составлены спис­ки участников восстания, а когда прибыли верные ца­рю войска, начались аресты.

Закованных в кандалы арестантов отправляли в Новгород. В Аракчеевском полку был схвачен и Дмит­рий Афанасьев, который призывал убить императора-Николая I во время посещения последним военных поселений. Многие были наказаны ударами кнутом, шпицрутенами, отправлены в штрафные роты.

Указом от 8 ноября 1831 года округа военных поселян Новгородской губернии были по существу упразднены, переименованы в округа пахотных солдат. А в 1857 году ликвидировали и эти округа, зачислив население в разряд удельных крестьян.

Умер Аракчеев в Грузине в 1834 году. Недобрую память о себе оставил он не только у местных жите­лей. Но его усадьба, созданная трудом замечательных мастеров и крепостных, стала яркой страницей в исто­рии отечественного искусства конца XVIII — начала XIX века. Для нее творили известные зодчие, скульп­торы, живописцы, такие, как В. П. Стасов, Ф. И. Демерцев, Тома де Томон, И. П. Мартос и другие.

Вид на Грузино с левого берега Волхова был впе­чатляющим: эффектная каменная пристань с двумя башнями, дом, собор.Собор славился скульптурами. Здесь были памят­ники Павлу I, Александру I, воинам, павшим в 1812— 1814 годах. Среди многих ценностей в ризнице собора находилось рукописное Евангелие XVI века.

В апартаментах дворца хранились многие замеча­тельные произведения искусства русских и иностран­ных мастеров. Часы из золоченой бронзы, изготовлен­ные в Париже, каждый вечер в 10 часов 40 минут трижды играли вечную память Александру I...

Не забыл Аракчеев и себя: по его желанию он был изображен в образе воина, склонившегося перёд бюс­том «государя-благодетеля».




оставить комментарий
страница1/5
Дата24.09.2011
Размер0,98 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх