Формирование имперской политики России во второй половине XVIII в.: опыт политического взаимодействия Екатерины II и имперского пространства icon

Формирование имперской политики России во второй половине XVIII в.: опыт политического взаимодействия Екатерины II и имперского пространства


Смотрите также:
Реферат "Модернизация жизни в России во второй половине XVIII века в эпоху правления императрицы...
«Понятие собственности»...
Художественное течение в западноевропейском и американском искусстве и литературе во второй...
Тема: Таможенное дело и таможенная политика России во второй половине XVIII в...
Россия в послепетровское время...
«Культура России во второй половине XVIII века»...
Формирование и социальное обустройство пространства крупного города на Волге во второй половине...
Экспортоориентированная казенная промышленность россии во второй половине XVII xviii веках...
А. Б. Каменский д и. н., профессор...
Учебно-методический комплекс для студентов заочного обучения специальности Финансы и кредит...
Торгово-экономические отношения российской империи с сопредельными странами востока во второй...
Тема «Наука и образование в России во второй половине XVIII века»...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать
Ф.214). Усилия бюрократии в деле подготовки к встрече Екатерины в Киеве в 1787 г. представлены в распоряжениях П.А.Румянцева и Киевского наместнического правления (РГАДА, ЦДИАУ). Большая часть этих источников впервые введена в научный оборот.

Для воссоздания исторического контекста путешествий императрицы широко привлекались официальные журналы. Камер-фурьерские журналы дают возможность представить фактический ряд поездок Екатерины.

Выяснение влияния путешествий Екатерины на процесс принятия указов по различным проблемам имперского строительства, предполагало обращение к комплексу актово-законодательных материалов.

Обширный комплекс законодательных источников, отражающий различные аспекты формирования имперской политики государства, был опубликован в Полном собрании законов Российской империи. Данное собрание документов зримо свидетельствует об эффективности ознакомления власти со страной. Это – указы, связанные с комплексом прав прибалтийских сословий на торговую и фискальную самостоятельность; указы, определяющие статус конфессий, характеризующие основы религиозной политики, формулирующие отношение правительства к жизнедеятельности различных этнических общностей (крымским татарам, киргиз-кайсакам); указы Екатерины, направленные на улучшение социально-экономического положения сословий.

Представляют интерес сборники законодательных материалов, составленных по ведомственному признаку, например – «Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи». В них опубликованы указы верховной власти, прописывающие должные нормы поведения православному духовенству в отношении старообрядческого сообщества.

Отдельный вид данной группы источников образуют написанные Екатериной II рескрипты, повеления, распоряжения как различным ведомствам, так и отдельным лицам. Изучение путешествий императрицы предполагало рассмотрение её распоряжений губернаторам, а впоследствии и генерал-губернаторам – Ю.Ю.Броуну, П.А.Румянцеву, Г.А.Потемкину о целях путешествий, подготовке встречи императрицы и т.д.

Важным комплексом источников является корреспонденция Екатерины с должностными лицами, возглавляющими центральные государственные учреждения, и имеющая силу монархических повелений. Письма к генерал-прокурору Сената А.А.Вяземскому свидетельствуют о характере предписываемых ею действий по отношению к крепостному крестьянству, рекомендации по устранению конфликтов, наблюдаемых в городской общине Ярославля и дворянского общества в Казани в 1767 г. Повеления Екатерины II высшим духовным лицам, руководству Синода показывают сложность и противоречивость становления её политики по отношению к конфессиям.

Картину восприятия имперских реалий Екатериной II невозможно реконструировать без документов личного происхождения. Анализ эпистолярного наследия сводился к определению информативности текстов, выделения проблемных полей (тем), возникающих во время путешествий. На следующем этапе учитывались оценочные суждения автора о том или ином объекте рассмотрения. Данным суждениям, в которых отражалось субъективное настроение автора, давалась характеристика (критика).

^ Письма Екатерины к Павлу и Марии Федоровне, В.А.Брюсу, П.С.Салтыкову, к её иностранным корреспондентам – барону Вольтеру, Гримму отражали текущую действительность в благостном свете, сохраняя эмоциональную свежесть восприятия. Эпистолярное наследие иностранцев существенно дополняет источники российского происхождения. Иностранцы с большей живостью и откровенностью писали о происходящем, чем российские авторы. Однако, при анализе их писем и мемуаров следует принимать во внимание позицию интеллектуального превосходства Запада над Востоком, проявляемую европейцами, и воспроизводившую отношения господства и подчинения.

К данной группе относятся воспоминания, записки современников Екатерины II, являющихся свидетелями её путешествий по стране. Сравнительный анализ внутривидовых документов показывает, что путешествие Екатерины было и средством легитимации императорской власти. Записки Г.И.Добрынина, Е.Ф.Комаровского, Л.Н.Энгельгардта, Ф.П.Лубяновского выстраивают уровни легитимности власти, которая утверждалась в ходе путешествий Екатерины II.

Изучаемая нами проблема позволяет привести весь спектр дневников второй половины XVIII в. Крайне немногочисленны дневниковые записи, освещающие пребывание императрицы в Остзейском крае – М. фон Видау (LVVA, Ф.673), бургомистра г. Ревеля Г.И.Мюлена и конректора ревельской гимназии Г.Б.Хесслера. Они отразили восприятие населением монархини как «милостивой», как своей государыни. Дневники по более поздним путешествиям позволяют рассмотреть процесс формирования имперской идеологии Екатерины, верифицировать информацию по вопросу складывания политики этноконфессиональной терпимости (дневники В.Г.Орлова, А.В.Храповицкого Ф. де Миранда и др.). Ярким источником, живописующим дворянский социум в ожидании приезда Екатерины, является настольный aдрес-календарь на 1787 г. П.А.Болотова, хранящийся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ, Ф.608).

К анализу поставленных проблем была привлечена запись устных источников – «Пребывание императрицы Екатерины II в Казани в 1767 году», записанного со слов Нижегородского губернатора Я.Аршеневского (Рукописный отдел Института русской литературы); предания Тульского края, отразившие пребывание императрицы в Туле в 1787 г. Данные источники освещают различные аспекты путешествий Екатерины: взаимодействие с губернаторами, взаимоотношения чиновников и окружения государыни, восприятие дворянского общества образа императрицы и т.д.

Важными для нас явились источники, которые входят в группу публицистических произведений. При реконструкции аграрных особенностей Остзейского края, мнения барона Шульца фон Ашерадена на ландтаге 1765 г. анализировались его проекты, а также сочинения пастора И.Г.Эйзена. Среди данной группы источников выделяется записка Екатерины «История о болгарах», показывающая, на что было обращено внимание императрицы в путешествии по Волге; чем был вызван интерес к материальной культуре истории татарского народа?

В объекте специального изучения – речи, слова духовных лиц, сказанные на приезд Екатерины. Сравнительный анализ данных текстов церкви позволил определить конструирование различных составляющих легитимности императрицы. В работе анализировались также речи и оды, написанные и произнесённые молодым теологом, будущим философом И.Г.Гердером в Риге в 1765 г.

Таким образом, оснащённость темы солидным корпусом источников, отражающим различные аспекты имперской политики Екатерины, позволила сформировать необходимую источниковую основу для проведения исследования.

§ 2. Историография. Специфика поставленной проблемы, выявляющей многообразие различных аспектов имперской политики, предопределила обращение к различным историографическим пластам, что обусловило её большую фрагментарность и дробность.

Научное изучение истории путешествий Екатерины II начинается приблизительно с середины XIX века. Серьёзный подступ к изучению поездок Екатерины II был сделан С.М.Соловьевым, уделившего достаточное внимание пространству монархического ритуала. Не проходил он и мимо проблемных ситуаций, которые царица имела возможность наблюдать. Введённые в научный оборот источники не нашли ещё глубокого осмысления в «Истории России с древнейших времен». Здесь представлено лишь фактическое изложение доступного исследователю материала1. В работах А.Г.Брикнера2, В.А.Бильбасова3 рассматривались внешне- и внутриполитические аспекты путешествий Екатерины II. Однако, они оперировали преимущественно опубликованными документами. Представив картину путешествий Екатерины, в основном в описательном ключе, вышеназванные авторы не дали концептуальных обобщений, и осмысления того, какое значение имели эти поездки в плане скрепления империи, в плане формирования имперской политики.

В середине – второй половине XIX в. издаются труды краеведов о пребывании российской императрицы в тех или иных городах и местностях4. Подобные сюжеты появляются и в различного рода изданиях, посвящённых истории городов5. Ценность исследований этого периода заключается в том, что многие из них были основаны на местных архивных материалах, что существенно дополнило историю поездок императрицы6. В целом, следует отметить, что в работах отечественных историков XIX – начала XX столетия был накоплен фактический материал. Однако, исследователи не показали значимость этих путешествий в плане их влияния на дальнейшую законотворческую деятельность власти, на складывание имперской политики Екатерины II.

Поездки Екатерины по стране долгое время не находили отражения в отечественной историографии советского периода, поскольку эпоха её царствования не была в объекте пристального внимания историков. Изучение истории России второй половины XVIII в. продолжалось преимущественно в социально-экономическом ключе. Вместе с тем, в работах Е.М.Дружи­ниной7, А.М.Панченко8 анализировались причины появления понятия «потемкинские деревни».

Гораздо меньше освещены в исследовательской литературе проблемы взаимодействия Екатерины с представителями различных конфессий, народностей, местных элит. Мало исследован вопрос о значимости императорских путешествий в деле развития сословной политики.

Проблема формирования имперской политики в контексте путешествий Екатерины II была отчасти поставлена в труде И. де Мадариаги «Россия в эпоху Екатерины Великой», в котором были отражены фискальные резоны центрального правительства для вмешательства в дела прибалтийских провинций9.

В конце 80-х – начале 90-х гг. XX в. в российской исторической науке возрождается интерес к личности Екатерины II. Демократизация общественной жизни, «реабилитация» российских монархов в глазах российского общества привели к появлению работ об императрице Екатерине II. Появившиеся труды А.Б.Каменского10, О.А.Омельченко11 отразили многогранность её политической деятельности. В трудах биографического жанра (Н.И.Пав­ленко12 и американского исследователя Д.Алекзандер13) появляются суждения о том, что путешествия Екатерины II были нечто большим, чем просто церемониальная прогулка по стране. Павленко поставил проблему поездок Екатерины как типа путешествия просвещенного монарха. Д.Алекзандер в своей монографии отразил факты, опровергающие концепцию ряда исследователей о представлении императрице местными чиновниками лишь благостной картины существования империи.

В последнее время интерес к императорским путешествиям возрос. Данной проблематике была посвящена кандидатская диссертация Н.В.Бессарабовой, на основе которой была опубликована монография14. Автор уделила большое внимание вопросам организации, инфраструктуры путешествий, административным сюжетам, анализу мифа «о потемкинских деревнях». Н.В.Бессарабова проделала значительную работу по выявлению архивных источников. Однако определение глобальной задачи изучения внутриполитического, и внешнеполитического аспектов путешествий стало препятствием для более цельного рассмотрения проблем внутренней политики, формулирования концептуальных положений. В целом, проблема изучения складывания имперской политики (имеется в виду её внутренний аспект) в различных её направлениях, в срезе императорских путешествий в этой работе не ставится. При рассмотрении поставленных вопросов, вне внимания исследователя осталось путешествие Екатерины II в Остзейский край в 1764 г. По-сути, источниковый комплекс и его анализ по данной поездке императрицы отсутствует.

В целом основной интерес исследователей обращён на законодательную деятельность Екатерины II и менее исследуются вопросы складывания и реализации политики в тех или иных областях её деятельности.

Другим объектом изучения являются работы, рассматривающие вояжи венценосных особ в срезе «культурных практик», монархического ритуала. Наиболее яркой среди работ данного ряда является монография Р.Уортмана «Сценарии власти». Полицисциплинарные подходы, реализованные в данной монографии, важны в плане понимания политической природы монархии, поскольку одним из аспектов рассматриваемой нами проблемы является коммуникативное пространство церемониала путешествий Екатерины. С одной стороны, историк актуализировал необходимость изучение символических ресурсов, которые использовала власть в деле утверждения императорского образа, а с другой – обратил внимание на процесс взаимодействия монарха и населения.

Исследование проблем, поставленных в диссертационном сочинении, повлекло за собой изучение различных аспектов имперской политики Российского государства (остзейский вопрос, религиозная политика Екатерины, отношение к народностям, локальным элитам, колонистам) в историографии.

Выявление причин, заставивших императрицу осуществить путешествие в Прибалтику, потребовало ознакомления с литературой, посвященной положению прибалтийских земель во второй половине XVIII века и привилегированных сословий этого края. Проблема особого статуса Лифляндии и Эстляндии, а также привилегий остзейских сословий была центральной в трудах Ю.Эккардта15, латышского историка советского периода Я.Я.Зутиса16, современного эстонского исследователя М.Лаура17. Касаясь поездки Екатерины в Остзейский край, исследователи отмечали важное последствие этого посещения: решение верховной власти о необходимости окончательной интеграции Остзейских губерний в состав Российской империи.

Вопрос о складывании политики Екатерины II к сословиям во время её пребывания в Лифляндии и Эстляндии, проявившимся в ограничении торговых и фискальных прав городских сословий, был поставлен в работах Г.Заке и монографии современного исследователя К.Шарфа18. Изучение этих проблем предопределило также внимание к исследованиям, посвященных истории городов и городского управления Остзейского края19. Статус остзейского города на примере Юрьева был рассмотрен И.И.Змигродским, который широко привлёк материалы местного архива20. В работе К.Купффер уделялось внимание взаимоотношениям городского совета и гильдий, противоречиям внутри городской общины Дерпта21. Немецкие исследователи, изучая положение остзейских сословий, касались и посещения Екатериной Лифляндии и Эстляндии. Особое внимание они обращали на вовлечение местных сословий к приготовлениям к встрече императрицы, на их активное участие в приветствиях коронованной особы22.

Исследование пребывания Екатерины в Лифляндии и Эстляндии предполагало ознакомление с особенностями рецепции идей Просвещения в остзейских провинциях, что являлось объектом научного интереса немецких исследователей. В работах Г.Яннау23, Х.Нойшеффера24 ставится проблема императорского путешествия как импульса к реформированию аграрного вопроса.

Историки XIX в. заложили традицию рассматривать аграрную политику Екатерины по отношению к Остзейскому краю с точки зрения её наступления на привилегии сословий. Эта традиция была продолжена и в работах XX в. – в трудах латышского историка Н.Викснинша25, современного немецкого ученого Э.Доннерта26. С другой стороны, русские историки начала XX в. В.А. Григорьев, Ф.В.Тарановский и А.Ф.Флоровский подняли вопрос о фискальных интересах государства, лежащих в основе государственной политики облегчения жизни остзейских крестьян27.

Изучение различных проектов улучшения положения крестьян, прежде всего пастора И.Г.Эйзена и барона Шульца фон Ашерадена, позволило уяснить положение крестьян в крае и определить отношение власти к данному вопросу. Проблема сопряжения данных проектов с позицией императрицы по крестьянскому вопросу ставилась в работах, изучающих жизнедеятельность этих лиц28. Представляются значимыми выводы Х.Ной­шеффера, полагающего, что Эйзен рассматривал свои проекты не только в контексте реформирования аграрного вопроса в остзейских провинциях, но и во всём российском государстве29.

Изучение имперской политики как религиозной представляет существенный интерес для выявления приоритетов верховной власти в этой области. Проблема религиозной политики в царствование Екатерины не являлось предметом специального монографического исследования как в отечественной, так и зарубежной историографии. Лишь в 90-е годы ХХ в. появились работы историков, исследующих отношение центральной власти к мусульманам Поволжья. Этим вопросам посвящены работы Ф.Г.Ислаева30, А.И.Ногманова31, в которых на основе законодательных источников по отношению к татарам Поволжья рассмотрена регламентация религиозной жизни на протяжении XVIII вв.

Значимым для нас оказалось изучение литературы, рассматривающей проблемы складывания многонациональной Российской империи, отношения центральной власти к народностям, населяющим Россию. В исследовании имперской истории России этапными явились труды А.Каппелера, освещающие различные аспекты социально-экономического положения народов Среднего Поволжья, в том числе и XVIII столетия32; рассматривающие эволюцию российской имперской политики на протяжении нескольких столетий33. Автор синтезировал результаты исследований, написанных в рамках различных национальных дискурсов. Для исследователя было важно противопоставить и «русоцентристскому подходу» к проблеме многонациональной России, и проекциям «национальных историографий», формирующих свои новые национальные мифы, взгляд на Россию, позволяющий выявить полиэтничный характер империи.

В 90-е годы XX в. отечественными и зарубежными исследователями активно начинают разрабатываться инновационные проблемы имперской России. Это – имперские мифы, институты и идеи, взаимоотношения между центром и периферией и «множественность пространств, в которых проживало население империи», развитие имперского сознания в России34. Расширяется методологическая база исследований. На исследовательские поиски историков большое воздействие произвели работы Э.Саида35. Ориентализм в его концепции воспринимался как важное оружие в арсенале западного империализма, как интеллектуальное средство для обеспечения господства над Востоком. Одним из крупных исследований, чьё появление было вызвано методологическими новациями Саида, явилась книга Л.Вульфа, в которой он рассмотрел восприятие Западом образа Восточной Европы как отсталого и полуварварского пространства, ожидавшего воздействия цивилизации со стороны Запада. Анализируя свидетельства путешественников, дипломатов, в том, числе и иностранных послов, которые находились при Екатерине в её поездке в Крым, исследователь показывает, как создавался этот образ Восточной Европы36.

^ Анализ сотрудничества Екатерины II с местными элитами, локальными этническими общностями в Крыму, её законотворческой деятельности в этот период, предполагал изучение трудов по роли Г.А.Потемкина в освоении Новороссии и Крыма. Вклад Потемкина в освоении Новороссии и Крыма был положительно оценён А.А.Скальковским и Н.К.Шебальским уже в первой половине XIX в., выявивших его роль в развитии присоединённых территорий, и осветивших методы колонизационной политики наместника37. Роль Потемкина в колонизации Крыма была высоко оценена Е.И.Дружининой. В её монографии реконструировалась политическая ситуация, в которой проходило хозяйственное освоение бывшего Крымского ханства; анализировалось отношение Потемкина к татарскому вопросу38. Дружинина изменила сложившиеся стереотипы о Потемкине как «авантюристе» и «деспоте»: в книге отражался позитивный взгляд на государственную деятельность наместника Новороссии и Крыма. Эта конструктивная традиция закрепилась и в современной отечественной (О.И.Елисеева) и зарубежной историографии (С.Себаг-Монтефиоре)39.

Изучение проблем, связанных с колонистами – меннонитами, обратило наше внимание на литературу о колонизации Новороссийского края. В трудах дореволюционных исследователей М.М.Шпилевского40, Г.Г.Писарев­ского рассматривались вопросы народонаселения в политике Екатерины; сюжеты, связанные с приглашением в Россию иностранных колонистов, в том числе и меннонитов41. В работе современного британского исследователя Р.Бартлетта прослеживается история колонизации в России от истоков до начала XIX в., даётся характеристика поселениям в Поволжье, на Кавказе, в Новороссии, и других регионах42. Политико-правовое положение в России немецких колонистов в Новороссии освещалось в монографии Д.Брандес43.

Политика Екатерины по отношению к киргиз-кайсакам рассматривалась в монографии Н.Г.Аполловой. В ней дан анализ широкому комплексу проблем, стоявших перед российским правительством на протяжении длительного периода, в том числе и второй половины XVIII в.44 В исследовании М.Ходарковского освещаются изменения в концепции правительственной политики второй половины XVIII в.45

Рассмотрение литературы по отношению власти к еврейскому вопросу обратило наше внимание на труды Д.Клиера46, М.Хильдермайера47, показавших либерализм политики Екатерины II в отношении евреев в контексте Российской истории. Д.Фельдман расширил источниковую основу исследований, опубликовав ряд источников, касающихся «Московского изгнания» евреев 1790 г.48 Д.Фишман в своей монографии поставил вопрос о встрече Екатерины с еврейской депутацией в 1787 г.49

Таким образом, изучение литературы, анализирующей отношение власти к народностям, местным элитам, колонистам, позволяет выявить исторический контекст взаимодействия императрицы с имперским пространством, определить правительственные приоритеты.

При анализе взаимодействия верховной власти с представителями сословий российской империи учитывались подходы в исследовательской литературе относительно




оставить комментарий
страница2/4
Ибнеева Гузель Вазыховна
Дата24.09.2011
Размер0,76 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх