Константин Николаевич Тарновский (1921-1987) // Историки России: Послевоенное поколение. М.: Аиро-хх, 2000. С. 199-220. К онстантин николаевич тарновский icon

Константин Николаевич Тарновский (1921-1987) // Историки России: Послевоенное поколение. М.: Аиро-хх, 2000. С. 199-220. К онстантин николаевич тарновский


Смотрите также:
Валерий Иванович Бовыкин (1927-1998) // Историки России: Послевоенное поколение. М.: Аиро-хх...
Виктор Иванович Буганов (1928-1996) // Историки России: Послевоенное поколение. М.: Аиро-хх...
Владимир Аронович Дунаевский (1919-1998) // Историки России: Послевоенное поколение. М.: Аиро-хх...
Муравьев В. А. Александр Александрович Зимин (1920-1980) // Историки России: Послевоенное...
В. Т. Пашуто родился 19 апреля 1918г в Петрограде, в семье бывшего полоцкого крестьянина...
Тесты по «Практическому курсу по литературе»...
Расписаниезанятий...
Анна Ахматова в книгах...
Литература: 1 Свадьба...
Поэзия русских романтиков: поэты философского течения константин николаевич батюшков мой гений...
О противодействии распространению вредоносных программ (вирусов) И...
-



Загрузка...
скачать
Емец В.А., Шелохаев В.В. Константин Николаевич Тарновский (1921-1987) // Историки России: Послевоенное поколение. М.: АИРО-ХХ, 2000. С. 199-220.


К

ОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ ТАРНОВСКИЙ


1921-1987


Почти три десятилетия была связана с Институтом истории, а затем с Институтом истории СССР АН СССР научная и общественная деятельность известного советского историка, ведущего научного сотрудника института, доктора исторических наук, профессора Константина Николаевича Тарновского. Крупный специалист в области отечественной истории периода империализма, автор около 200 работ, в том числе четырех опубликованных и нескольких еще неопубликованных монографий, К.Н Тарновский был ученым широкого исторического кругозора, с ярко выраженным теоретическим складом мышления. Основные направления его исследовательских работ – социально-экономическая история, революционно-освободительное движение, советская историография социально-экономической истории России периода империализма – посвящены главной проблеме его научных поисков – историческим предпосылкам Великой Октябрьской социалистической революции.

Историк-мыслитель, личность незаурядная и цельная, К.Н Тарновский своим примером лишний раз подтвердил нерасторжимость понятий Личность и Наука, их прямую взаимозависимость. А в науке исторической как науке общественной, в наше время в особенности, масштабы личности ученого в огромной степени предопределяют результаты его творческой деятельности, в широком смысле – его место и вклад в науку. Ученый, коммунист, гражданин в подлинном, высоком значение этих слов, 'он представлял собой поколение советских людей, становление которого проходило в сложных, противоречивых, подчас драматических условиях предвоенного времени и в горниле Великой Отечественной войны.

Формирование личности постоянно связано с проблемой выбора. С этой проблемой человек сталкивается на протяжении своего жизненного пути – выбора целей, нравственных идеалов и ценностей, принципов поведения и т. д. Возникавшая перед К.Н Тарновским проблема выбора решалась им всегда определенно и принципиально, на основе тех подлинных идейных и моральных ценностей, которые он воспринял в своей семье, в школе, комсомоле, на фронте, в Коммунистической партии, членом которой он стал в 1947г.

Участник Великой Отечественной войны с первых и до последних ее дней, он избрал профессию историка по велению ума и сердца, опираясь на свой богатый для 26-летнего молодого человека жизненный опыт. Историческая наука была для него, пользуясь его собственными словами, "делом всей жизни", а служение научной истине – девизом, которому он был предан до конца. Воспитанник исторического факультета МГУ, он вступил в науку в середине 50-х годов, на творческой волне XX съезда партии и оставался верен в своем научном поиске его духу и в период идеологического застоя 70-х–начала 80-х годов, несмотря на наветы догматиков и завистников, административные гонения и "закрытие" перспективного научного направления, которое он представлял. Константин Николаевич ушел из жизни безвременно, в зените своего творческого потенциала, преисполненный широких замыслов и надежд на их осуществление благодаря эпохе гласности, демократии и перестройки. Он не только очень ждал наступления этих революционных перемен в нашем обществе, но и неустанно трудился для прихода этого времени.

Константин Николаевич Тарновский родился 7 октября 1921г. на Смоленщине, в с.Лучеса, близ Ельни, в семье демобилизованного красного командира, участника гражданской войны. Кстати говоря, село находилось недалеко от хутора Твардовских, соседством с которым гордился Константин Николаевич, так как Александр Трифонович Твардовский был его любимым поэтом, стихи которого он мог читать наизусть целыми поэмами, особенно "Василия Теркина". Отец Константина Николаевича – Николай Яковлевич Тарновский, окончивший до мировой войны учительскую семинарию, стал учителем. Незаурядные природные способности, творческое отношение к своему делу, доброжелательность к людям, талант преподавателя – все это способствовало тому, что простой сельский учитель впоследствии стал видным деятелем народного просвещения – главным редактором "Учительской газеты". Мать Константина Николаевича – Мария Дмитриевна окончила гимназию и тоже стала учительствовать в школе,

В середине 30-х годов Тарновские переехали в Москву. Увлечение в семье русской словесностью и литературой, без сомнения, ориентировало подрастающих сыновей на гуманитарное образование, формировало художественные натуры. В немалой степени этому способствовало и занятие музыкой – Константин Николаевич окончил музыкальную школу. Любовь к серьезной классической, особенно симфонической, музыке осталась у него на всю жизнь.

Дружба семьи Тарновских с известным педагогом Иваном Ивановичем Левченко – директором яснополянской школы, неоднократные посещения усадьбы Л. Н. Толстого не только укрепляли увлеченного литературой молодого человека в выборе профессии, но и, казалось, предопределяли будущую специализацию – "толстовед". В 1939г., окончив среднюю школу, К.Н Тарновский поступил на отделение литературы Московского института истории, философии и литературы (ИФЛИ), с первого курса которого был призван в ряды Красной Армии. Начался долгий восьмилетний армейский период его жизни, полный суровых, подчас драматических испытаний, когда его собственная судьба слилась с историческими судьбами Родины. Летом 1940г., будучи рядовым горноартиллерийского полка Красной Армии, он находился в Северной Буковине. С первых дней Великой Отечественной войны К.Н Тарновский вместе с отцом и младшим братом сражался с немецко-фашистскими захватчиками. Как и большинство бойцов регулярной армии, вступивших в бои на западных границах, он испытал горечь отступления и военных поражений 1941г. Были и ранение, и окружение его армии под Киевом, гибель на фронте брата, был плен (немецкая засада) и заключение в концентрационном лагере (правда, недолгое – семь дней), из которого он совершил дерзкий побег, затем опасное возвращение к своим по оккупированной врагом территории. Это было время, когда недавние юноши сразу становились взрослыми мужчинами, вынужденными принимать самостоятельные решения, от которых зависела их дальнейшая судьба, 20-летний солдат сделал мужественный выбор. Однако "тень" этого кратковременного плена еще долго следовала за ним. Затем были еще три долгих года войны. День Победы старший лейтенант К.Н Тарновский, кавалер двух орденов Красной Звезды и боевых медалей, встретил в Восточной Пруссии, командуя артиллерийской батареей.

Закончилась Великая Отечественная война. Командование решило сохранить для армии способного боевого офицера, открывая перед ним заманчивые перспективы высшего военного образования. Однако К.Н Тарновский уже сделал свой выбор. Два года потребовалось ему, чтобы убедить начальство в серьезности и окончательности своего решения, прежде чем его уволили из армии в запас. Выбор был сделан в пользу исторической науки.

Размышлять над фундаментальными проблемами отечественной истории он начал в армии, чему, без сомнения, способствовали эпохальные события Второй мировой и Великой Отечественной войн. Высказывания самого Константина Николаевича свидетельствуют о том, что в историческую науку он пришел "со своей" темой. "Более 40 лет назад, еще в армии, – писал он незадолго до кончины, в апреле 1987г., – меня буквально потрясла книга В.И. Ленина. "Государство и революция". Без всякого преувеличения могу сказать, что она определила выбор того раздела исторической науки, которым я занимаюсь до сих пор – Россия периода империализма, периода складывания условий и предпосылок победы Великого Октября". В послевоенный период, когда разрастался пожар национально-освободительных революций, от мировой империалистической системы отпадали все новые и новые государства, возникла мировая социалистическая система, проблема предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции приобретала новое, политически актуальное и в то же время более масштабное звучание, она представала в свете потребностей изучения закономерностей перехода капиталистического общества к социализму. Впрочем, эту мысль он выразил сам в свойственной ему сжатой и емкой формулировке: "Через май 1945 года Октябрь 1917-го стал для меня непосредственно ощутимым началом новых исторических процессов".

Осенью 1947г. К.Н Тарновский поступил на исторический факультет МГУ. Курс оказался сильным по составу как в отношении бывших фронтовиков, так и недавних школьников. Впоследствии из их среды вышли известные ученые, писатели, деятели культуры. И на этом фоне К.Н Тарновский, по свидетельству однокурсников, выделялся неординарностью натуры, исключительной целеустремленностью в приобретении знаний, творческой самостоятельностью, широтой интересов в самых различных областях гуманитарных знаний. Людей тянули к нему его доброжелательность, открытость, смелая гражданская позиция. Он скоро стал одним из общепризнанных лидеров среди студентов курса, а затем и факультета, его избрали членом и секретарем партбюро курса, кафедры, факультета. После окончания с отличием в 1952г. университета он был рекомендован в аспирантуру по кафедре истории СССР.

В выборе своей научной специализации К.Н Тарновский был последователен. На 3-м курсе он пришел в семинар проф. А. Л. Сидорова, крупного специалиста по истории СССР периода империализма, – исследователя, имевшего склонность к разработке теоретических проблем, историографии и источниковедения отечественной истории. Именно в семинаре определилась тема его дипломной работы и кандидатской диссертации – формирование государственно-монополистического капитализма в России в годы Первой мировой войны в свете проблемы материально-организационных предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции. Выбор этой темы научным руководителем и его учеником был в известном смысле смелым актом, поскольку с середины 30-х годов в советской историографии, вопреки ленинским взглядам, господствовали закрепленные авторитетом "Краткого курса истории ВКП(б)" представления о слабом, недоразвитом российском империализме, не доросшем до высших форм монополистического капитала. Что же касается государственно-монополистического капитализма, то предполагалось, что его развитие не пошло дальше зачаточных форм.

В кандидатской диссертации, защищенной в 1955г., и в изданной в 1959г. монографии "Формирование государственно-монополистического капитализма в годы первой мировой войны (на примере металлургической промышленности) " К.Н Тарновский на основе обширных архивных источников пришел к важнейшим принципиальным выводам об образовании в России в годы мировой войны трестов и концернов, о соединении монополий с государственным аппаратом и создании регулирующего экономического аппарата в масштабах важнейшей отрасли промышленности. Таким образом, тезис о слабости российского монополистического капитализма не выдержал проверки фактами. Главный итог проделанной работы заключался в доказательстве того, что экономика России, как и ведущих капиталистических стран, прошла через стадию государственно-монополистического капитализма и накануне Великой Октябрьской социалистической революции уровень его развития уже был таким, что, по выражению В.И. Ленина, "социализм теперь смотрит на нас через все окна современного капитализма".

После окончания аспирантуры в 1955г. К.Н Тарновский был оставлен преподавателем на кафедре истории СССР. Блестящий лектор и вдумчивый педагог, он учил студентов историческому мышлению, умел доводить до их сознания самые сложные проблемы, обладал даром раскрыть индивидуальность каждого и воодушевить творческим поиском в исследовании "белых пятен" в истории российского империализма. К сожалению, его педагогический дар оказался нереализованным в полной мере.

После XX съезда КПСС, положившего начало крутому перелому в жизни нашей страны, в пробуждении общественного самосознания, К.Н Тарновский был одним из тех, кто прилагал все усилия к тому, чтобы намеченные партийным форумом решения приобрели необратимый характер. Он принимал самое активное участие в развернувшихся со второй половины 50-х годов дискуссиях по проблемам российского империализма, направленных на восстановление и развитие ленинского теоретического наследия, в деятельности созданного в 1957г. в рамках Академии наук СССР Научного совета по комплексной проблеме "Исторические предпосылки Великой Октябрьской социалистической революции", преобразованного в 1962г. в секцию "Общие закономерности и особенности развития России в период империализма" Научного совета по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции". Институт истории АН СССР, где работали ведущие ученые в этой области: А. Л. Сидоров, Л. М. Иванов, И. Ф. Гиндин, П. В. Волобуев, М. Я. Гефтер и др., в это время становился научным центром по координации изучения вышеназванной проблематики в масштабах всей страны.

В начале 1959г. К.Н Тарновский принял предложение руководства Института и перешел на работу в Институт истории. Это решение, без сомнения, сыграло положительную роль в формировании ученого, приблизив его к масштабной деятельности головного исторического института и Научного совета. В качестве автора и редактора он выступал в обобщающих академических изданиях – "История СССР с древнейших времен до наших дней" и "История исторической науки в СССР". Подобную же работу он вел и по линии Научного совета.

Уже первые научные труды К.Н Тарновского выявили его отличительные качества как ученого, которые в дальнейшем постоянно совершенствовались. Во-первых, его исключительно уважительное и добросовестное отношение к источнику как основе научного исследования, стремление к использованию и учету всех имеющихся в наличии источников, прежде всего неизвестных архивных материалов, розыск оставшихся живых участников или очевидцев событий либо их родственников. Благодаря этому качеству он ввел в научный оборот немало ценных источников, публикацией которых он занимался на протяжении всей своей жизни. Во-вторых, строгое подчинение своих личных творческих задач логике развития избранной им научной проблематики, а в конкретных исследованиях – мастерство отбора фактического материала под углом зрения вытекающей из него теоретической проблемы. В-третьих, приверженность к теоретическому осмыслению, к генерации возникающих в исторических исследованиях идей, глубокое изучение и постоянное возвращение к трудам классиков марксизма- ленинизма, их осмысление в свете развития новой проблематики и новой обстановки в науке и в обществе.

На рубеже 60-х годов, наряду с продолжением разработки проблемы монополистического и государственно-монополистического капитализма в России, формируются еще два направления в исследовательской работе К.Н Тарновского. Первое – историография социально-экономической истории России того же периода – было рождено, по его словам, необходимостью выяснить истоки развернувшихся острых творческих дискуссий после XX съезда и разобраться в "родословной" той или иной точки зрения. Не менее важно для него было и раскрытие "механизма торможения", выявление идеологических, .методологических и иных факторов, которые нарушали естественный ход развития науки, лишали ученых правильной ориентировки. Наконец, встала задача подведения историографических итогов наступившего со второй половины 50-х годов периода бурного развития научной мысли, восстановления, уяснения и углубления ленинской концепции исторических предпосылок социалистической революции в России.

К.Н Тарновский явился одним из инициаторов и редакторов двухтомного сборника статей "Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС" (М., 1962), ставшего заметным явлением в перестройке исторической науки, в борьбе против извращения ленинских взглядов, в утверждении новых творческих идей и концепций. В опубликованной им в этом сборнике статье по советской историографии монополистического капитализма в России были впервые сформулированы некоторые результаты пересмотра ряда принципиальных положений, утвердившихся в литературе 30-х – начала 50-х годов.

Работа над этим сборником помогла партийному бюро, ученым Института истории подготовить доклад об общем положении в исторической науке, подняв ряд принципиальных теоретических и методологических вопросов, в частности, о роли исторической науки в нашем обществе, об исторической правде, а также сформулировать предложения об изменении самой атмосферы творчества в исторической науке – об отказе от административно-бюрократических методов руководства, необоснованного всевластия цензуры, снятия запретов в исследовании отдельных проблем, событии и целых исторических этапов, прежде всего в истории советского общества, деятельности ряда крупнейших партийных и государственных деятелей, о создании демократической, свободной обстановки в науке, об оказании большего доверия ученым и т. п.

Одним из инициаторов и основных авторов доклада был зам. секретаря парткома К.Н Тарновский, чей прочный научный авторитет и партийная принципиальность высоко ценились в коллективе. Это было в 1965г., после октябрьского (1964г.) Пленума ЦК КПСС, выступившего против волюнтаризма и субъективизма в партийном и государственном руководстве Н. С. Хрущева. Решения пленума коммунисты восприняли как призыв к борьбе за полное восстановление ленинских норм партийной, общественной и научной жизни. Единодушно одобренный коммунистами Института (за исключением нескольких человек), доклад партийного бюро был направлен в Отдел науки ЦК КПСС. Реакции на него, однако, не последовало. В 1967г. было принято решение о разделении Института истории АН СССР на два института – истории СССР и всеобщей истории.

Первым обобщающим итогом историографического анализа и синтеза социально-экономической проблематики истории России периода империализма стала монография К.Н Тарновского "Советская историография российского империализма" (М., 1964), которая в полной мере раскрыла его мастерство как историографа и выдвинула на ведущие позиции в этой отрасли исторической науки. В небольшой по объему, но концентрированной по мысли книге он последовательно раскрыл, как под воздействием вводимых в научный оборот исторических фактов и логики развития научной проблематики разрушалась навязанная в середине 30-х годов сталинская концепция о России как полуколонии западного империализма – концепция, подсказанная, конечно же, не столько реальными фактами, сколько стремлением еще более возвеличить "великого вождя", с именем которого произвольно соединялись все действительные и мнимые успехи в строительстве социализма. Вместе с тем, в книге показано, как вырабатывались новые методологические подходы и вставали новые конкретные задачи в изучении проблемы, связанные с необходимостью комплексной ее разработки и вытекавшие из осмысления особенностей развития российского империализма. Так была сформулирована на материалах развития крупной промышленности, железных дорог и банков перспективная исследовательская задача изучения типа капиталистической эволюции России. Эта идея стала исходной и доминантной в концепции, позже сформулированной К.Н Тарновским.

Следующим этапом в разработке проблемы типа капиталистической эволюции стало обращение К.Н Тарновского к советской историографии аграрного развития России конца Х1Хначала XX в. В написанной им во второй половине 60-х годов на эту тему монографии, основные разделы которой были опубликованы в серии крупных статей в исторических журналах и сборниках, он выявил развитие историографической мысли от проблемы уровня аграрного развития к проблеме его особенностей и, в конечном итоге, к проблеме типа аграрно-капиталистической эволюции. Другим подходом к этой проблеме стали его работы, в которых был применен сравнительно-исторический метод. В этом плане следует специально выделить его статью-рецензию "О социологическом изучении капиталистического способа производства" (на книгу А. И. Левковского "Особенности развития капитализма в Индии". М., 1963). В ней он поставил проблему социологической общности капиталистической эволюции стран молодого (позднего) капитализма как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.

Постановка проблемы типа капиталистической эволюции России, логически приводившая к расширению круга исследования конкретно-исторических вопросов и изучению всей экономики страны в целом, неразрывно связана со сформулированной в начале 60-х годов рядом историков (П.В. Волобуевым, И.Ф. Гиндиным, П.Г. Галузо и др.), в том числе и К.Н Тарновским, проблемой многоукладности, взаимодействия российского империализма с до- и раннекапиталистическими укладами. К.Н Тарновский в качестве заместителя председателя бюро секции Научного совета стал одним из организаторов специальной сессии по этой проблеме, состоявшейся в мае 1969г. в Свердловске, и выступил на ней с основным докладом "Проблема взаимодействия социально-экономических укладов империалистической России на современном этапе развития советской исторической науки". В нем он показал, что с разработкой проблемы многоукладности связано решение вопроса о типе капиталистической эволюции России, об особенностях ее в различных районах России, о социальной структуре страны накануне Великой Октябрьской социалистической революции и социальном облике основных классов, о типе революционно освободительного движения, сочетавшем в себе как социалистические, так и демократические силы и устремления. Иными слонами, разработка этой проблемы подводила к более полному и всестороннему пониманию исторических предпосылок Великого Октября.

В докладе было сформулировано еще одно важнейшее положение методологического характера, явившееся результатом социологических сопоставлений особенностей капиталистической эволюции России со странами Запада и Востока, – положение о России начала века как своеобразной модели тогдашнего мира. Это положение, почти одновременно высказанное советскими философами и историками, впервые было подробно обосновано во "Введении" к VI тому "Истории СССР с древнейших времен до наших дней" (фактическим редактором которого стал К.Н. Тарновский после болезни, а затем смерти в 1966г. А.Л. Сидорова). В докладе 1969г. подчеркивалось, что это положение не было простой модификацией тезиса о многоукладности страны, поскольку социально-экономическая структура России рассматривалась не как сумма общественных укладов, а как результат их взаимодействия в условиях сложившегося капиталистического империализма. Проблема взаимодействия различных социально-экономических укладов, тезис о России как модели мира приобрели особое значение для изучения капиталистической эволюции стран молодого (позднего) капитализма. И не случайно в 70-х годах началось бурное развитие и осмысление советскими специалистами проблемы многоукладности в странах третьего мира, приведшее к существенным научным результатам. Однако в отечественной историографии эта проблематика была практически снята с повестки дня.

Представленная К.Н Тарновским целостная концепция исторического развития России периода империализма была результатом углубленного изучения ленинской теории империализма и социалистической революции, комплексного подхода к социально-экономической истории, историографии, а также к политической истории страны, особенно истории пролетарского этапа освободительного движения. Эта проблема в 60-е годы стала третьим самостоятельным направлением в исследовательской работе К.Н Тарновского. Причем и в этой области интересующий его период (первые годы XX в.) и конкретная тема исследования (ленинская "Искра") были выбраны с предельной точностью, в рамках теоретических размышлений, которые вывели его на проблемы перемещения в Россию центра мирового революционного движения, характера и особенностей назревавшей в России революции, идейной и организационной подготовки создания революционной пролетарской партии. "Искре" посвящено несколько статей и брошюр К.Н Тарновского, а также раздел в коллективной монографии "Ленинская "Искра". К 70-летию со дня выхода 1-го номера" (М., 1970). В VI томе "Истории СССР" он в качестве автора выступил не по социально-экономической проблематике, с которой были связаны его многолетние научные поиски, а написал главу о политической истории России накануне первой революции. В концептуальных размышлениях его интересует и конечный результат революционного процесса – 1917 год, свидетельством чего является его теоретическая статья об экономической и политической программе социалистической революции (Вопр. истории КПСС. 1967. № 9).

Однако ведущим направлением в исследовательской работе К.Н Тарновского по-прежнему оставалась историография, склонность к которой определялась ее возможностями учета и синтеза добываемых исторической наукой идей. Он постоянно, на протяжении всего своего творческого пути, искал все новые подходы и аспекты историографического обобщения, применительно к характеру научных трудов. Так, при историографической оценке вклада ста томов "Исторических записок" в разработку основных проблем отечественной истории периода капитализма он использовал метод горизонтального и вертикального анализа проблематики. Это позволило ему показать процесс связанности научных направлений, соответствия разделов науки друг другу, их взаимной обусловленности, нарастания комплексности исследования. Другим видом историографического исследования стали статьи о двух известных советских историках – А.Л. Сидорове и Л.М. Иванове, руководителях крупных научных коллективов.

Как историограф, К.Н Тарновский прекрасно понимал и высоко ставил значение преемственности, традиций в науке. Отсюда его особый интерес к ученым – основоположникам перспективных научных направлений. В его глубокой статье о творческом пути А.Л. Сидорова, создавшего научную школу по изучению истории российского империализма, было показано формирование необходимых качеств научного лидера, среди которых он выделял методологическую зрелость, склонность к разработке теоретических проблем, обостренное чувство нового, отчетливое понимание перспектив развития науки. Без всего этого, подчеркивал он, нельзя систематически питать новыми идеями творческий коллектив, нельзя корректировать ведущуюся им работу. Наконец, немаловажное значение имеют и личные черты характера, которые привлекают к себе людей, вызывают желание общения и совместной работы.

Всеми этими качествами обладал и сам Константин Николаевич. К началу 70-х годов он стал фактическим, бесспорным лидером научного направления по изучению социально-экономической истории российского империализма. Окидывая ретроспективным взглядом 60-е годы, можно сказать, что это десятилетие сформировало К.Н Тарновского как ведущего ученого в области отечественной истории периода империализма. Когда знакомишься с библиографией его работ, поражает не только объем выполненных трудов при высочайшем научном уровне, но и диапазон его творческих интересов. Глубокий исследователь конкретных проблем социально-экономической и политической истории, историограф, автор и не формальный, а активно работающий редактор фундаментальных обобщающих трудов, вузовских учебников и популярных очерков по отечественной истории, среди которых особо следует выделить "Иллюстрированную историю СССР", он постоянно следил за всеми новыми научными разработками и всегда находил возможности поддержать перспективные идеи. Его положение лидера, находящегося на переднем крае научного поиска, прогнозировавшего перспективы дальнейшего развития науки, ведущего за собой не только отдельных исследователей, но и научные коллективы, постоянно толкало его ко все большему расширению масштабов осмысления конкретно-исторического материала, к комплексному мышлению, к синтезированию аналитических результатов, полученных наукой. Наконец, личные качества Константина Николаевича – его человеческое обаяние, интеллигентность, открытость и постоянная готовность помочь и поддержать товарища и коллегу, особенное, заинтересованное отношение к молодым ученым, какая-то особая тактичность и вместе с тем твердая принципиальность – приносили всем, кто знал его, не только большую пользу, но и радость общения.

Закономерным этапом творческой биографии К.Н Тарновского стала успешная защита им докторской диссертации "Проблемы социально-экономической истории империалистической России на современном этапе советской исторической науки" (объемом более 25 л.) на Ученом совете Института истории СССР в октябре 1970г. По отзывам оппонентов, она стала "значительным событием в исторической науке". На диссертацию и автореферат пришло 17 положительных отзывов из различных городов страны. Представленная в диссертации концепция получила одобрение крупнейших специалистов (в том числе и отдельных кафедр) по периоду империализма. Подчеркивалось значение диссертации и для выработки метода историографического исследования. Ведущее учреждение – кафедра источниковедения истории СССР МГУ предлагала диссертацию опубликовать, что должно было сыграть "важнейшую практическую роль, способствуя дальнейшему развитию советской исторической науки".

Диссертация, однако, опубликована не была. Более того, решение Ученого совета о присуждении К.Н Тарновскому ученой степени доктора исторических наук не было утверждено. Теперь, оглядываясь назад, можно сказать, почему это произошло. Основной причиной послужило то, что защита происходила на рубеже двух периодов в истории нашей страны – периода XX съезда партии, раскрепощения и бурного развития науки по рассматриваемой проблематике, восстановления и развития ленинской концепции, что нашло свое отражение в работе К.Н Тарновского, и начавшегося с конца 60-х годов периода возвращения к старым догматам, "упрощения", "выпрямления" сложностей реальной исторической действительности, что привело к застойным явлениям и в науке, и в общественном сознании. Именно администраторам от науки предстояло оценить труд К.Н Тарновского, а может быть и недавнюю его деятельность в парткоме Института истории. Два отрицательных отзыва рецензентов ВАК, по сути, перечеркнули мнение не только широкой научной общественности, но и положительные отзывы двух других рецензентов.

Можно еще только добавить к этому, что решающим оказалось мнение рецензента, не специалиста по проблеме (проф. Ф.М. Ваганова – консультанта Отдела науки и учебных заведений ЦК КПСС). Вывод его был однозначен и напоминал формулировки "старого доброго времени": Тарновский поставил перед собой "совершенно определенную цель" – "дезавуировать советскую историографию 30-50-х годов", "ниспровергнуть "традиционные" научные выводы и оценки на проблемы социально-экономической истории России начала XX в. (так в тексте. – В.Е., В.Ш.) и эта цель диссертантом была достигнута". А посему вывод был таков: диссертант "по существу повторил "зады" давно сошедших со сцены концепций (?), не выдержавших марксистско-ленинских критериев и испытаний общественной практики" и "уводит историческую науку с магистрального марксистско-ленинского пути». Начавшаяся в это время в печати критическая кампания против так называемого нового направления в исследовании социально-экономической истории России периода империализма уделила особое внимание работам К.Н Тарновского, прежде всего его докладу на свердловской сессии, опубликованному в сборнике статей "Вопросы истории капиталистической России. Проблема многоукладности" (Свердловск, 1972).

В марте 1973г. состоялось совещание по исторической науке, организованное Отделом науки ЦК КПСС под председательством его заведующего С.П. Трапезникова. Участники этого совещания академики П.Н. Поспелов, А.Л. Нарочницкий, проф.Г.В. Шарапов подвергли резкой критике научную продукцию Института истории СССР, в частности, секции Научного совета по историческим предпосылкам Великой Октябрьской социалистической революции и сектора отечественной истории периода империализма. Сторонников "нового направления" обвиняли в том, что они отказываются от марксистско-ленинского учения об общественно-экономических формациях, стремятся представить экономику страны как конгломерат не связанных друг с другом укладов, где к тому же империализм не является якобы ведущим укладом, что они пересматривают учение В.И. Ленина о трех лозунгах партии по крестьянскому вопросу, отрицают закономерности Великой Октябрьской социалистической революции для развития мирового революционного процесса, низводят ее всемирно-историческое значение до частных, в лучшем случае региональных масштабов. Во всех этих приписываемых сторонникам "нового направления" ошибках один из выступавших разглядел "враждебную систему взглядов", позаимствованную из буржуазной советологии. Проблема многоукладности вместе с проблемой типа российского капитализма была фактически осуждена, и ее разработка в рамках отечественной истории практически прекратилась.

Сторонников "нового направления" на совещание не пригласили. Отвергнувшего обвинения в адрес "нового направления" директора Института истории СССР П.В. Волобуева заменили на этом посту академиком А.Л. Нарочницким. Новый руководитель института упразднил сектор периода империализма (комиссия дирекции и партбюро института по проверке работы сектора усмотрели "недостатки в секторе, переросшие в систему взглядов, чуждых советской исторической науке"). На его базе был создан новый сектор, а пятерых сотрудников бывшего сектора, наиболее активно возражавших против недопустимых методов критики и отстаивавших свои научные взгляды, рассредоточили по другим секторам. К.Н Тарновский – историк широкого профиля, историк-теоретик, был определен в сектор исторической географии, где он должен был заниматься подготовкой исторического атласа СССР. Секцию по предпосылкам Великой Октябрьской социалистической революции закрыли. "Проработочная кампания" была продолжена на страницах исторических журналов и прессы, причем в центре ее оказался К.Н Тарновский. Своеобразные итоги этой критики подвел зам. директора Института истории СССР В.И. Бовыкин в докладе "Некоторые проблемы изучения социально-экономических предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции", сделанном в Высшей школе профсоюзного движения. В свое время В.И. Бовыкин положительно оценил докторскую диссертацию Константина Николаевича и не возражал против публикации сборника статей о многоукладности. Но времена изменились, и главный вывод сделанного им доклада состоял в обвинении К.Н Тарновского и его единомышленников в ревизии устоявшихся марксистско-ленинских представлений об исторических предпосылках Великого Октября, в том, что они предприняли якобы попытку "поставить под сомнение объективную закономерность последовательной смены общественно-экономических формаций, подменить характеристику данной формации анализом многоукладности", выдвинули проблему "какого-то особого типа капиталистического развития России, при котором капитализм якобы представлял собой не господствовавшую систему производственных отношений, а лишь один из множества укладов, сосуществовавших в российской экономике". Выдвигались и другие подобные обвинения, также основанные на извращении взглядов критикуемых авторов, на передержках, фальсификации. Константин Николаевич разделил судьбу многих талантливых ученых, оказавшихся "не ко двору" в период застоя и торжества догматизма. Это были тяжелые годы, когда от него отвернулись, а то и прямо предали некоторые его бывшие друзья (к счастью, таких было немного). К тому же навалилась тяжелая болезнь. Однако он не сдался, не отступил, продолжая мужественно отстаивать свои взгляды от грубейших извращений, прямой лжи и наветов беспардонных оппонентов. Сколько было потрачено сил и времени на тщательный разбор и обстоятельные ответы в редакции журналов, Отделение истории АН СССР, дирекцию и партбюро родного института на обвинения недобросовестных рецензентов. Ни на один из них реакции не последовало.

Более того, его "упорство" вызывало раздражение "инстанций", в частности, ВАК. Разбор отзыва рецензента ВАК, Ф.М. Ваганова занял пять печатных листов, обнародование этого документа явилось бы яркой иллюстрацией методов "критики" времен догматизма и застоя. Однако в ВАК ответ К.Н Тарновского разбирать по существу не стали. Пленум ВАК вернул диссертацию на переработку, причем автору намекнули на то, что отказ от некоторых принципиальных положений (прежде всего относительно типа капиталистического развития России) изменил бы ситуацию. Однако результатом работы над текстом явилось то, что авторская концепция стала еще более стройной и завершенной, и в таком виде диссертация была вновь направлена в ВАК. Начался новый этап борьбы.

В конечном итоге, видя полную бесперспективность добиться объективного отношения к своему труду, К.Н Тарновский забрал свою диссертацию из ВАК, не поступившись своими убеждениями, честью и достоинством ученого.

С середины 70-х годов начался новый этап в научной биографии К.Н Тарновского. "Нормальные герои всегда идут в обход", скажет он потом. Однако к нему самому вряд ли можно отнести эти слова. Он начал исследование мелкой промышленности России в конце XIX-начале XX в. – третьего основного "сектора" народнохозяйственного организма империалистической России, изучение которого замерло на уровне конца 20-х годов. Именно кустарно-ремесленная "цепочка", предсказывал он еще в начале 70-х годов, "соединяющая крайние полюсы российской экономики и олицетворявшая собой все ступени перехода от "самого отсталого" до "самого передового" представляет особый интерес и, по-видимому, в ближайшие годы сделается своеобразной "лабораторией" по разработке проблемы взаимодействия различных социально-экономических укладов". Иными словами, он занялся самой перспективной, но и исключительно сложной и трудоемкой исследовательской проблемой, обещавшей важные общеисторические и социологические выводы. В начале 80-х годов такая монография была написана и ждет своего опубликования.

Главный теоретический вопрос исследования касался направления и типа эволюции мелкой промышленности на заключительном этапе развития российского капитализма. Этот вопрос являлся составным элементом общей проблемы особенностей капиталистической эволюции России. Социологические наблюдения автора выводили на проблему политических предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции: борьба кустарей против крупного капитала превращала их в союзников пролетариата в Октябрьской революции, а после ее победы обеспечивала возможность включения кооперативов кустарей в социалистический способ производства.

С проблемой предпосылок Великого Октября связана в это время и другая крупная работа К.Н Тарновского – многотомная документальная публикация "Журналы Особого совещания по обороне, 1915-1918гг.", показавшая конкретные процессы создания регулирующих органов военной экономики страны и затем использование их Советским правительством в интересах социалистического строительства. Константин Николаевич был инициатором и душой этого издания – редактором, автором вводной и заключительной статей, комментариев и проч.

С середины 70-х годов значительно больше внимания, чем ранее, К.Н Тарновский уделял истории пролетарского этапа освободительного движения в России, прежде всего истории ленинской "Искры". Результатом были две книги, вышедшие в 1977 и 1983гг., причем вторая – "Революционная мысль, революционное дело (Ленинская "Искра" в борьбе за создание марксистской партии в России)" была основой написанной им второй докторской диссертации, блестяще защищенной в октябре 1981г. в Ленинградском отделении Института истории СССР. И к этой теме он подошел со свойственной ему исследовательской манерой: не тематически, как обычно ее разрабатывали, а комплексно, впервые в советской историографии показав взаимодействие теоретических, тактических и организационных принципов "Искры" с освободительным, прежде всего рабочим движением.

В книге впервые в исторической науке была убедительно доказана диалектическая связь между типом капиталистической эволюции и новым типом освободительного движения в России в начале XX в. По существу К.Н Тарновскому удалось синтезировать в единое неразрывное диалектическое целое комплекс проблем социально-экономической и политической истории России в эпоху империализма, иными словами, выстроить ту "цепочку", о которой он говорил в 1987г. в своем выступлении в Московском историко-архивном институте. В итоге предстала целостная концепция, которая наиболее адекватно отражает во всей своей сложности и противоречивости диалектически взаимосвязанную совокупность процессов исторического развития России начала XX в.

Проделанная работа позволила связать принципиальный вывод о России как модели тогдашнего мира с современным освободительным процессом. Эта связь заключалась в том, что выявившийся в России в эпоху "Искры" новый тип революционно-освободительного движения явился прообразом современного революционного процесса, основными элементами которого являются рабочее движение, крестьянская аграрная революция и национально освободительная борьба угнетенных народов, его ведущей силой созданная пролетариатом мировая социалистическая система, а цели, средства и пути развития с наибольший полнотой и последовательностью выражает мировое коммунистическое движение.

И еще одно важнейшее обстоятельство заставило обратиться К.Н Тарновского к истории "Искры". "Искра", - писал он, детище В.И. Ленина. Ее история – часть биографии Ленина, как политической, так и личной. Изучение истории "Искры" помогает глубже понять жизнь и деятельность основателя Коммунистической партии нашей страны".

Последние 10 лет жизни К.Н Тарновский особенно много времени и сил отдавал анализу ленинского теоретического наследия, опубликовав, помимо многочисленных работ по «Искре», большую серию статей, в которых подошел к изучению трудов Владимира Ильича не только как историк, но и как источниковед и археограф. Особо следует выделить его вступительную статью к книге "В.И. Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма" (M , 1986). Эта статья представляет собой сплав теории, методологии историографии, источниковедения и археографии. Можно сказать, что лениниана стала в этот период еще одним направлением в научном творчестве К.Н. Тарновского. Начиная с 1983 г., он выступать в печати и с работами общетеоретического характера. В этом году на страницах журнала "Коммунист" была опубликована статья К.Н Тарновского "Начало большевизма", в которой в наиболее концентрированном виде была изложена его концепция социально-экономического и политического развития России в новую историческую эпоху.

Диапазон творческих интересов, профессионализм историка накладывали печать и на увлечения Константина Николаевича. Его любовь к литературе, искусству и особенно к музыке помогали ему глубже вживаться в изучаемую эпоху, воспринимать ее целостно. Можно сказать, что он был натурой глубоко художественной – не несмотря, а скорее благодаря широте и трезвости исторического мышления. "Исторические эпохи, – говорил он, – это и художественные эпохи, со своими характеристиками, рожденными временем и время отражающими, в том числе и музыкальными. По-моему, нельзя себе представить звучание предреволюционной эпохи нашей истории без музыки Скрябина этим, в частности, определяется мой специальный интерес к его творчеству". Действительно, выделяемые им из многих других деятелей культуры Блок и Скрябин, Шостакович и Твардовский были крупнейшими и наиболее яркими выразителями общественных настроений и культурных процессов своего времени. Любовь Константина Николаевича к музыке переросла рамки увлечения, средства отключения от основных занятий – он занимался музыкой как историк, и в этом смысле профессионально. Именно так писал он о А.Н. Скрябине и Д.Д. Шостаковиче, его книжка о Н.В. Богословском – своеобразная дань историка популярному композитору времен Великой Отечественной войны и истории самой войны.

Решения апрельского (1985г.) Пленума ЦК КПСС и XXVII съезда партии сыграли принципиально важную роль в творчестве К.Н Тарновского. Он принял активное участие в разработке концепции и написании глав и разделов коллективного труда "Исторический опыт трех российских революций" (М., 1986. Кн. 2), в которых нашла отражение проблема типа капиталистической эволюции России в начале XX в. Большой резонанс среди научной общественности имели его доклады на научных конференциях в Орле (1985) и Казани (1987), а также его выступления в Историко-архивном институте, где в эти годы он вел преподавательскую работу. Последние его статьи: "О предпосылках образования в России марксистской партии нового типа" (Вопр. истории КПСС. 1987. № 10) и "Великий Октябрь и современность" (Филос. науки. 1987. № 9-10) подводили итоги его теоретическим размышлениям об общем и особенном в историческом развитии России периода капитализма, а также о всемирно-историческом значении и влиянии социалистической революции на мировой освободительный процесс.

Последние два-три года К.Н Тарновский размышлял над переходным периодом 20-х годов, когда вырабатывалась концепция, закладывались основы и намечались пути строительства социализма. Работая над планом-проспектом научно-популярного труда по истории КПСС, он обратился к изучению ленинской концепции социализма, к проработке альтернативных вариантов построения социализма в мелкокрестьянской стране, анализу всей совокупности причин победы сталинской модели социализма, приведшей на практике к созданию административно-приказной системы и деформации всех сторон общественной жизни.

В его записках последних месяцев жизни отражены представления и соображения о перестройке в исторической науке, которая, по его мнению, по-настоящему еще не началась. Он специально выделяет ленинские положения о многообразии, вариантности, разнотипности развития, подчеркивает, что Ленин восстает против шаблона при проведении социальных (в том числе и исторических) исследований, против догматизации определенного круга положений и основанной на них политики. В современной советской исторической науке, по его мнению, анализ преобладает над синтезом, на исторических факультетах изучение истории ведется по странам (регионам) и начисто отсутствует преподавание вопросов типологии исторического процесса, предполагающее широкое применение сравнительно-исторического метода, специального рассмотрения своеобразия "либо формы, либо порядка" в этом процессе. По такому же (региональному) принципу построена система исследовательских институтов. Наконец, главная форма и главное направление исследовательской работы – монография, по необходимости вычленяющая и ограничивающая проблему изучения сравнительно узкими хронологическими рамками. Отсюда пресловутое мелкотемье, исключающее широкие обобщения и затрудняющее проведение исследований на теоретическом уровне.

Разработкой проблемы особенностей (типа) российской капиталистической эволюции начал Ленин свой путь исследователя и революционера, заключал свои записи Константин Николаевич. Закончил же В.И. Ленин указанием на важность, методологическую ценность положения о многообразии, многовариантности, разнотипности развития. "Историкам пора обратиться специально к этим ленинским заветам. С их реализацией связано преодоление проявлений догматизма, шаблона и формализма в применении марксистско-ленинской теории к исследовательской практике". Константин Николаевич Тарновский скончался 8 июля 1987г. Биография ученого – это не только его научные труды, его книги, ученый живет и во времени. Размышления о жизненном пути К.Н. Тарновского еще и еще раз наводят на мысль об ответственности ученого-историка перед наукой и обществом. Наука категория высоконравственная, ибо она призвана служить поискам истины. Ученый может состояться только в том случае, если он, невзирая ни на что, добывает эту истину, защищает ее от поругания и фальсификации. А это требует, помимо всего прочего, личного мужества, смелости и решимости, если необходимо, идти против течения. Настоящий ученый только так и поступает, примеры чему мы можем сейчас привести не только из далекого, но и недавнего нашего прошлого.

Вопрос об ответственности историка перед наукой и обществом неразрывно связан с проблемой выбора. "Что могли историки сделать в период застоя и догматизма?" – задают сейчас вопрос многие из них, пытаясь найти себе оправдание. Труды К.Н Тарновского и его гражданская позиция дают ответ на этот вопрос, тем более убедительный, что он занимался той отраслью науки, той проблематикой, которые имели прямой выход в идеологию и политику. Проблема выбора – проблема каждого поколения и каждого отдельного человека. Исторический опыт показывает: кто выбирает карьеру, не оставляет своего имени в науке. Имя Константина Николаевича Тарновского заняло в ней достойное место.




Скачать 344.33 Kb.
оставить комментарий
около 200 работ
Дата24.09.2011
Размер344.33 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

средне
  1
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх