Философия культуры русского зарубежья 09. 00. 13 религиоведение, философская антропология, философия культуры icon

Философия культуры русского зарубежья 09. 00. 13 религиоведение, философская антропология, философия культуры


Смотрите также:
Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению подготовки 030100 «Философия» по...
Трудовые ценности и установки в менталитете русского народа...
«Мужское» в словесных формах духовной культуры...
-
Концепт лада в контексте русского культурного дискурса 09. 00. 13 Религиоведение...
Рабочая программа по дисциплине Философская антропология...
Программа вступительного экзамена в магистратуру по программе 520401 «Философская антропология и...
1-7 сентября 2005 г проводит юбилейную международную научно-практическую конференцию...
Проблема страдания в философии н. А. Бердяева...
Феномен забвения в развитии культуры 09. 00. 13 религиоведение, философская антропология...
МодА как ценностно-формирующий фактор современноЙ западноевропейской культуры 09. 00...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Агапов Алексей Анатольевич


Философия культуры русского зарубежья


09. 00. 13 – религиоведение, философская антропология,

философия культуры


Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Ростов – на – Дону - 2006


Работа выполнена на кафедре философии, культурологии и теологии

ГОУ ВПО «Ростовский государственный педагогический университет»


Научный руководитель: доктор философских наук,

доцент

Финько Маргарита Васильевна


^ Официальные оппоненты: доктор философских наук,

профессор

Буйло Борис Иванович;


доктор философских наук,

доцент

Матяш Дмитрий Владимирович


^ Ведущая организация: ГОУ ВПО «Ставропольский

государственный университет»


Защита состоится « _6__» __декабря__2006г. в 15 час. на заседании

диссертационного совета Д.212.208.13 по философским наукам в

Ростовском государственном университете по адресу: 344006,

г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке

Ростовского государственного университета по адресу: 344006,

г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.


Автореферат разослан «____» __________2006г.


Ученый секретарь

диссертационного совета М.М. Шульман

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Современный период характеризуется, с одной стороны, декларируемой государством экономической и политической стабильностью общества, с другой – рядом нерешенных проблем (масштабные конфликты на национальной почве, активные действия молодежных организаций профашистского толка и т.д.). Все перечисленные выше проблемы, на наш взгляд, не только находятся в плоскости культуры, но и могут быть решены на основе культурологического подхода, включающего принципы системности, инвариантности, взаимодополнения.

С учетом событий последнего времени, происходящих в российском обществе, особенно востребованы исследования творческого наследия русских мыслителей, вплотную занимавшихся проблемами культуры (Н.А.Бердяев, П.А.Флоренский, Г.П.Федотов, С.Н.Булгаков, И.А.Ильин, Н.О.Лосский, С.Л.Франк и др.). Анализ их культурологических концепций во многом способствует раскрытию мировоззренческого духа, методологического потенциала русской философии XX века и позволяет по-новому осмыслить многие процессы современной социокультурной ситуации.

Для нас также представляются важными выводы о возможности нового подхода к рассмотрению основных проблем русской культуры, охватывающие основные ее направления (религиозное, литературное, философское, политическое, социальное). Содержащиеся в работах русских религиозных философов глубокие размышления о кризисе современной русской и европейской культуры XX века, а также поиски путей выхода из него, представляются весьма перспективными и в контексте современной социокультурной ситуации начала XXI века.

^ Степень научной разработанности проблемы. Концепции русской культуры, разработанные в период русской эмиграции первой волны, определяющие ее национальное и историческое своеобразие, нашли место среди многообразия теорий русской культуры. Вопрос о парадигме русской культуры является центральным в работах А.С.Хомякова, И.В.Киреевского. Н.Я.Данилевского, Н.И.Костомарова. Особенности христианской модели культуры рассматривались в трудах В.С.Соловьева, Г.П.Федотова, П.А.Флоренского, Л.П.Карсавина, Н.А.Бердяева. В изучении направлений русской культуры и различных этапов ее развития необходимо выделить работы И.В.Кондакова, В.К.Кантора, И.И.Евлампиева, А.М.Панченко, А.В.Юдина, Д.К.Зеленина, Л.М.Гаврилиной.

В раскрытии основных направлений философии культуры русского зарубежья мы опирались на исследования отечественных и зарубежных мыслителей, рассматривавших проблемы культуры (Э.С.Маркарян, В.С. Библер, Н.А.Белик, М.С.Каган, Ю.В.Бромлей, А.Ф.Лосев, Т.Ф.Кузнецова,


Ю.М.Лотман, В.М.Межуев, П.С.Гуревич, Ю.М.Резник, А.А.Пелипенко, И.Г.Яковенко, Э.В.Соколов, П.А.Сорокин, К.Ясперс). Также существенное влияние на разработку темы оказали работы культурологов Ростовской школы – Т.П.Матяш, Е.Е.Несмеянова, Г.В.Драча, Ю.А.Жданова, В.Е.Давидовича, Е.Я.Режабека. В работах этих ученых прослеживается развитие не только общетеоретических, методологических проблем, но и вопросов, связанных с решением проблем естественнонаучной, философской, теологической антропологии, экзистенционального существования человека, его духовности.

Необходимо отметить, что непосредственное отношение к изучаемой проблеме имеют труды, в которых определяются содержание и отличительные особенности русской религиозной философии (Н.О.Лосский, В.В.Зеньковский, А.А.Ермичев, М.А.Маслин, И.И.Евлампиев, И.В.Кондаков, А.А.Корольков, С.С.Хоружий, А.В.Гулыга, П.П.Гайденко, А.Ф.Замалеев, Т.П.Матяш, Л.И.Новикова, С.А.Нижников, В.Ш.Сабиров, И.Н.Сиземская и др.).

Особое значение для раскрытия проблемы имеют работы А.А.Королькова, В.И.Кураева, Ю.Линника, Б.Н.Любимова, И.Н.Смирнова, А.Г.Спиркина, О.С.Соиной, Ю.С.Сохрякова, Д.Б.Цыганкова, И.И.Евлампиева, М.А.Маслина, в которых системно раскрываются и анализируются различные направления философского наследия русской эмиграции, а также работы зарубежных философов (К.Шлегель, М.Тамке, Ф.Грир).

Из числа специальных работ, где исследовались особенности и специфика философии культуры русского зарубежья, можно назвать работы М.А.Маслина, Е.П.Челышева, Д.М.Шаховского, В.В.Костикова, А.Н.Гулыги, М.В.Назарова, Л.И.Бронской, В.С.Варшавского, Н.А.Зернова, Р.А.Гальцевой, С.А.Галковского, Д.А.Жукова. Из диссертационных исследований можно выделить работы А.Г.Лаврова, Ю.А.Закунова, А.Д.Сысуева, А.Ю.Ильина, Д.П.Ерисова, И.Б.Булгак, И.Н.Зернова, К.Р.Постникова, Д.И.Шаронова, М.Б.Золина.

Необходимо отметить особый интерес исследователей к проблемам государственности, политической и социальной философии представителей русской религиозной философии, но явно недостаточно работ, рассматривающих их взгляды на проблемы русской культуры. В этой связи считаем важным появление исследований, в которых предпринимаются попытки сопоставить взгляды представителей русской эмиграции по различным направлениям русской культуры (Ильин – Федотов – Бердяев – Франк – Карсавин и т.д.), но их также недостаточно (Л.Н.Кондратьева, Ю.А.Закунов).

В этой связи представляется актуальным рассмотрение на основе системного подхода концепций русской культуры, представленных в работах русских религиозных философов, находящихся в эмиграции первой волны.


Целью научного исследования является анализ концепций русской культуры в трудах русских религиозных философов.

Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач:

- выявить основную проблематику философии культуры русского зарубежья;

- вычленить основные понятия концепции русской культуры в трудах русских религиозных философов;

- показать, какое значение имеет разработка русской идеи для современной России;

- проанализировать чередование периодов «вечно женственного» и «вечно мужественного» в культурологических концепциях русских религиозных философов;

- выявить основные противоречия положений теории сопротивления и непротивления злу;

- проанализировать особенности религиозного опыта человека в условиях кризиса культуры;

- выявить особенности и сущность правосознания в концепциях русской культуры;

Объектом исследования является философия культуры русского зарубежья.

Предметом исследования – концепции русской культуры русских религиозных философов.

Теоретические и методологические основы исследования

Методологическую основу работы составили культурологические, философские и исторические концепции русской культуры, через призму которых автор рассматривал теоретические положения концепции русской культуры как органической части духовной культуры России.

В основе исследования лежат основополагающие принципы познания и осмысления общественных явлений: системности, комплексности, единства исторического и логического. В работе использован сравнительный метод, а также системный анализ, методы аналогии, реконструирующие философские взгляды мыслителей на основе анализа их текстов, и другие. В работе реализуется междисциплинарный подход, ориентирующий на изучение культуры как многомерного явления, позволяющего наиболее полно и всесторонне рассмотреть ее феномены (Л.П.Воронкова, Э.С.Маркарян, М.С.Каган, Ю.М.Резник, А.А.Пилипенко, И.Г.Яковенко).

Методологической теоретической основой диссертационного исследования являются произведения русских философов Н.А.Бердяева, В.В.Зеньковского, Л.П.Карсавина, Н.О.Лосского, Н.С.Трубецкого, С.Л.Франка, Г.В.Флоровского, П.А.Флоренского. Эти работы, а также положения и выводы современных российских авторов: М.А.Маслина, В.И.Кураева, А.Ф.Замалеева, А.А.Ермичева, Г.Я.Тарле, Е.П.Челышева, Р.М.Шаховского - имели значение для формирования целостного подхода

к феномену русского послеоктябрьского зарубежья и определения роли и места в нем русских религиозных философов.

Научная новизна исследования

1. Выявлена основная проблематика философии культуры русского зарубежья.

2. Определены основные понятия концепции русской культуры в трудах русских религиозных философов.

3. Установлено, что сформулированные русскими религиозными философами положения «русской идеи» могут выступить одним из вариантов общенациональной идеи для современной России.

4. Показано, что чередование периодов «вечно женственного» и «вечно мужественного» характерно для исторического формирования русской культуры.

5. Выявлены основные противоречия концепции сопротивления и непротивления злу силой и определены условия нравственного выбора человека в позиции «добро-зло».

6. Выявлены особенности религиозного опыта человека в условиях кризиса культуры.

7. Обосновано, что теоретические идеи философов русского зарубежья о государственном устройстве России и формировании правосознания, будучи прогностическими по сути, востребованы временем.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Концепции русской культуры, представленные в трудах русских религиозных философов, определяются понятиями, выступающими в роли констант «культура», «православие» и «духовность», являющихся устойчивыми и постоянными относительно других свойств и показателей культуры. Философская рефлексия культуры при данном подходе направлена на осознание культуры как некой целостности, в которой на первом месте стоит проблема сущности человека и смысла его бытия в мире. Концепция культуры строится на анализе модели религиозной культуры в ходе осмысления основных проблем: роли и предназначения человека в культуре, взаимодействия человека и Бога в культурно-историческом процессе, определения в русской культуре соотношения светского и секулярного, выявления причин кризиса современной культуры, цивилизационного и культурного развития России.

  2. Представители русского зарубежья, рассматривая в неразрывном единстве и реальном взаимодействии материальные (территория, климат, земля) и духовные предпосылки (вера, русская душа, национальный характер), формулируют свой вариант русской идеи. Русская идея в их трактовке позволяет наиболее четко проследить связь между национальным особенным и всеобщим в жизни русского народа на фоне формирования традиций русской культуры, прежде всего ее нравственных, религиозных основ. Такой подход


может стать одним из вариантов определения идейно-смысловой основы в процессе возрождения национального самосознания в России, т.к. смыслообразующим центром их философских построений являются идеи культуры.

  1. В культурологических концепциях русских религиозных философов понятие «культура» носит религиозно-нравственный характер и отождествляется с православной христианской культурой, которая в сочетании с уникальным русским духовным опытом является основополагающей в истории российского общества. Особое место занимает проблема осознания культуры на основе чувственного, душевно-духовного осмысления мира. Установленные ими особенности русской культуры (русского православия, духовности, правосознания, а также национального характера) позволяют глубже раскрыть духовный потенциал России.

  2. Предпринятый представителями русской эмиграции анализ нравственных проблем русской культуры и ее кризисных проявлений, сочетающий в себе детальное изучение основ духовного состояния человека, его субъективных переживаний, показывает, что обращение к духовности, придающей человеческой культуре высшую ценность, служит непременным условием построения будущего России. Рассматривая духовность внутреннего мира и способы творческой самореализации личности, а также вечные основы духовного бытия, они доказывают их необходимость в реальной жизни. В их концепциях они конкретизируются в определенных формах духовной жизни.

  3. В постановке проблемы природы государственного устройства и сущности правосознания русские религиозные философы обозначают в качестве основных условий гарантии личной свободы человека и его духовной автономии. В данной позиции государственная форма не является реализацией чисто юридической конструкции, она не учреждается всеобщим сознательно-волевым решением, а вырастает в конкретном единстве «этноса и ландшафта» с иррационально-исторически становящимся правосознанием нации. Поэтому очертания государственной формы в текстах русских философов весьма конкретно привязаны к «земле и крови», а правосознание рассматривается на уровне предпочтений, связанных с национальным темпераментом и наследственно-историческим созерцанием идей власти, справедливости.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержащийся в диссертации анализ концепции русской культуры, представленной и в работах русских религиозных философов первой волны эмиграции, позволяет целостно охарактеризовать проблемы современной культуры России, включая направленность и особенности духовного кризиса.


Результаты диссертационного исследования могут служить основой для создания курсов культурологи, философии, эстетики, спецкурсов в вузах и других учебных заведениях, поскольку анализ культурологических концепций представителей русского зарубежья в общем смысловом и ценностном поле русской религиозной философии делает возможным формирование междисциплинарных программ.

Апробация результатов исследования. Различные его аспекты нашли отражение в статьях, а также выступлениях на теоретических и научно-практических конференциях различного уровня. Результаты исследования использовались в преподавании учебных курсов, прочитанных студентам Ростовского государственного педагогического университета (2005-2006). Диссертация обсуждалась на совместном заседании отдела социальных и гуманитарных наук Государственного научного учреждения «Северо-Кавказский научный центр высшей школы» и кафедры философии, культурологии и теологии Ростовского государственного педагогического университета.

Структура работы определяется логикой последовательного решения основных задач исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы из 244 источников.

^ Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее разработанности, определяются теоретико-методологическая база, цели и задачи диссертационной работы, ее новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость диссертации, ее апробация.

^ В главе 1 «Философия культуры русского зарубежья» рассматриваются основные идеи и направления философии культуры русского зарубежья, выявляются ее характерные особенности. На основании анализа философских, публицистических, автобиографических работ философов, на фоне эмиграции как части культурной традиции России, выделяются ключевые положения сформулированной ими концепции русской культуры.

В первом параграфе «Культурное наследие русской эмиграции (1917-1940г.)» рассматривается философская, публицистическая, политическая деятельность представителей русского зарубежья относительно проблем культуры России и особого пути ее развития. Эмигрантской ветви русской философии принадлежит приоритет в постановке ряда философских, культурологических, историко-философских проблем, широко обсуждаемых начиная с переиздания в России сочинений таких русских философов, как Н.О.Лосский, С.Л.Франк, Н.А.Бердяев, Л.П.Карсавин, И.А.Ильин, С.Н.Булгаков и др. Обращение к философскому наследию русского зарубежья с последующим его анализом и соотнесением с реалиями современной социокультурной ситуации приводят к выводу о том, что с момента открытия для россиян многогранного творчества русской эмиграции, во-первых, преодолено


множество догматических клише в трактовке ее истории, во-вторых, расширилось исследовательское поле проблемы, выявились ее культурологический, исторический, политический аспекты, в-третьих, преодолено длительное отторжение творчества российского зарубежья от отечественной культуры XXв.

Особое место в среде русской эмиграции занимало обсуждение европейской идеи, перераставшей из социально-философской в партийно-политическую. Полемическая деятельность и критика основных направлений евразийства осуществлялись представителями различных философских направлений, для которых важным было определение места и роли культуры России: И.А.Ильиным, Н.А.Бердяевым, Ф.А.Степуном, Г.П.Федотовым, Г.В.Флоровским и др. Утверждая в эмиграции необычное мировоззрение, часть видных представителей евразийства (Н.С.Трубецкой, Л.П.Карсавин, Н.Н.Алексеев, П.Н.Савицкий и др.) дала интеллектуальный толчок для внесения нового в атмосферу эмиграции. Выражение своего отношения к евразийству и к обозначенным этим движением лозунгам будет являться отличительной чертой определения мировоззренческих позиций русской эмиграции еще длительный период времени, если быть точным - до наших дней.

Анализ трактовки понятия «культура» в работах И.А. Ильина, Н.А.Бердяева, Н.О.Лосского свидетельствует о тождественно христианской культуре, поскольку культура начинается там, где духовное содержание ищет себе верную и совершенную форму.

Сопоставление концепций русской культуры И.А.Ильина Г.П.Федотова, П.А.Флоренского, Л.П.Карсавина позволяет сделать вывод о том, что во многом культурософские построения и культурологические исследования перечисленных философов строились на базе основных идей философии культуры: типологического осмысления культуры на основе анализа отношений Восток-Запад. Определения значения христианства, сущности русского национального самосознания, национально-этнических корней восточной и западной ориентации в России, роли мессианства, творческой неповторимости русской культуры, получили дальнейшее развитие в концепциях культуры многих русских философов.

Пути развития христианской культуры у философов соединяются с проблемой духовного кризиса, в результате чего центральной категорией выступает вера. Судьба народов, утрачивающих свою исконную веру, утверждают они, сложна, поскольку, впадая в безверие и безбожие, они отрекаются от своей старой культуры и не создают никакой новой. В определении будущего русской культуры мы разделяем надежды философов на то, что религиозная культура в силах творчески преобразить созданное до этого, основываясь на совершенствовании духа. На наш взгляд, важен тезис о том, что в таком процессе светская культура не погибнет вследствие обновления, а будет развиваться и преображаться в направлении духовности, свободы и любви.


Существенное место в концепциях русской культуры занимает рассмотрение дихотономии «Россия-Запад». В их культурологических концепциях доминирует принцип самодостаточности русской культуры, построенной на ценностях православия. В обозначенной выше позиции русские религиозные философы отстаивали идею «несхожести» России и Запада, самобытности русского культурно-исторического процесса.

Во втором параграфе «Концепции русской культуры: основные понятия» рассматриваются концепции русской культуры в русской философско-культурологической мысли.

Современные концепции культуры (определение истоков и сущностного начала культуры, обоснование ее феномена и проблематики и др.) представлены работами отечественной культурологии: Л.Н.Кагана, ВП.Межуева, В.Е.Давидовича, Ю.А.Жданова, Э.С.Маркаряна, В.С.Библера, М.М. Бахтина. Особое значение в развитии общетеоретических вопросов проблем культурологии имеют работы Гуревич П.С., Драча Г.В., Режабека Е.Я., Соколова Э.В., Кузнецовой Т.Ф. В изучении направлений русской культуры различных этапов ее развития необходимо выделить работы И.В.Кондакова, В.К.Кантора, И.И.Евлампиева, А.М.Панченко, А.В.Юдина и др. Исходное понимание культуры в качестве определенной системы и признание человеческой деятельности в качестве ее основного источника являются теоретико-методологической основой нашего исследования, прежде всего в использовании системного подхода в рассмотрении концепции русской культуры (Маркарян Э.С., Каган М.С., Пилипенко А.А., Яковенко И.Г., Резник Ю.М.).

В современных исследованиях по прежнему актуальной является проблема изучения культуры как одного из первых шагов на пути самосознания, самопознания и самооценки, как национальной специфики культуры, так и всего человечества.

В этой связи анализ ключевых категорий культурологических концепций представителей русской религиозной философии представляет особый интерес, т.к. именно они, на наш взгляд, во многом определяют тенденции и пути дальнейшего социокультурного развития России. Это обусловлено рядом причин, основная из которых заключается в попытке самых ярких представителей русской философской мысли рассмотреть понятие «культура» в ее изначальном, широком значении, охватывающем все стороны: историческую, социальную, государственную, нравственную, религиозную, эстетическую и др.

В русле данной проблемы труды представителей русского зарубежья представляют интерес тем, что перечисленные выше значения понятия «культура» наиболее полно и ярко представлены в их концепциях русской культуры. В данном параграфе также выделяются основные понятия концепции русской культуры, анализируется использование данных определений в работах перечисленных философов таких, как Н.А.Бердяев, И.В.Киреевский, В.С.Соловьев, Е.Н.Трубецкой, Б.П.Вышеславцев, П.А.Флоренский, Н.О.Лосский, Л.П.Карсавин и др.

Анализ работ философов осуществлялся нами на основе вычленения наиболее устойчивых и постоянных понятий концептов русской культуры, выступающих в их концепциях основными константами. Такими понятиями, например, для И.А.Ильина, обосновывающего основную идею русской культуры как культуры христианской, являются: «вера», «православие», «духовность», также нами проанализированы размышления русских философов о своеобразии русской культуры и ее «несхожести» с культурой Запада.

Постановка парадигмы русской культуры является центральной темой работ А.С.Хомякова, И.В.Киреевского, Н.Я.Данилевского. Особенности христианской модели культуры рассматриваются в трудах Г.П.Федотова, П.А.Флоренского, Л.П.Карсавина. Начиная со славянофилов И.В.Киреевского, А.С.Хомякова, попытавшихся на основе сочинений отцов восточной церкви и русского толкования христианства систематизировать и развить христианское мировоззрение и подчеркивавших огромное значение национальной самобытности русской духовной жизни, тема духовности русской культуры рассматривалась в трудах многих философов. Общая православно-христианская ориентация в рассмотрении проблем русской культуры объединяет И.А.Ильина с А.С.Хомяковым и И.В.Киреевским. Особенности христианской модели культуры также рассматривается в трудах Г.П.Федотова, П.А.Флоренского, Л.П.Карсавина, а общие направления русской культуры исследовались Н.А. Бердяевым.

И.А.Ильин, Н.О.Лосский считали, что русская культура XIX и начала XX в.в. имеет всемирное значение: достаточно обратиться к достижениям в области науки, русской литературы, театрального искусства, музыки, к известным всему миру именам. Пересекаясь в различных аспектах, взгляды двух философов находят свое единство в одной точке: православие в его русской форме содержит исключительно высокие ценности. По их мнению только христианство отличается высочайшими и наиболее завершенными достижениями религиозного опыта.

В процессе анализа русской культуры Г.П.Флоровский в своем основном труде «Пути русского богословия» выделял «дневную» (христианскую) и «ночную» (языческую) культуру, а также отмечал непреходящее значение религиозных нравственных оснований для культуры России. О ценностях христианской культуры рассуждает и Л.П.Карсавин. Он убежден, что именно за христианской культурой будущее, так как, по его мнению, христианской культуры столько же в прошлом и настоящем, сколько в грядущем, которое идет не в отмену, а в восполнение настоящего и прошлого. По мысли Л.П.Карсавина, высшая форма религиозности может быть представлена только высшей формой культуры. А поскольку мы пока не знаем высшей формы кроме христианства, то можно предположить, что именно оно даст основу высшим формам религиозности и культуры, так как христианство универсально в смысле конкретного всеединства. Философ отмечал, что христианская культура утверждает абсолютную ценность личности, всякой личности – индивидуума, народа, человечества и всех ее проявлений – нравственности, права, науки, искусства.

Эти размышления о сущности и предназначении русской культуры близки взглядам М.П. Ильина, но в параллели с некоторыми идеями Е.Н.Трубецкого эта связь приобретает глубинную сущность и откровение. Не принимая общей позиции Е.С.Трубецкого, для которого человечество определяется объединительной категорией всех народов и культур, И.А.Ильин в своей концепции основывается на иных принципах, но одно направление в ее построении объединяет двух разноплановых философов – проблема антирелигиозной культуры.

В третьем параграфе «Национальная идея как условие и смысл существования России» анализируются основные положения русской идеи философов русского зарубежья, рассматриваемой ими как совокупность черт национального сознания, присущих русской культуре, которая, выражая национальную доминанту, определяет поиск своего места в истории.

Несмотря на длительную историю, вопрос о русской национальной идее сохраняет свою актуальность и остроту возможно еще и потому, что на протяжении многих веков не раз доказывалась готовность к самоограничению и даже самопожертвованию, служению миру, выражалась определенная культурная преемственность в духовной истории русского народа (М.А.Маслин, В.М.Межуев). Подтверждением служат публикации последних лет, которые убеждают нас в том, что тема «русской идеи» не только не закрыта в связи с давностью ее существования на дискуссионном поле научной мысли, но и приобретает новые интонации в различных вариантах. Все они в большей или в меньшей степени содержат в себе анализ истории русской философской и общественно-политической мысли (В.Н.Сагатовский, В.Ш.Сабиров, А.В.Гулыга и др.).

Для русской культуры XIX-XX в.в. рассуждения о русской идее явились серьезными трудами, в которых продолжалось рассмотрение ее исторических, религиозных, правовых, нравственных аспектов. Здесь сознательно ограничен круг исследований, поскольку анализируются взгляды философов, писателей – носителей русской идеи, представителей русского зарубежья (Н.А.Бердяева, Н.О.Лосского, С.Л.Франка, П.Б.Струве,

Л.П.Карсавина, П.А.Флоренского, И.С.Шмелева и др.). Многие философы останавливаются на различных дискуссионных проблемах «русской идеи»: самобытности русской духовной культуры, предопределения особого исторического пути России, «несхожести» России и Запада, развития национального самосознания, религиозно-православной основы русской культуры, формирования национального характера.

Общий подход заключался в определении понимания роли государственных и властных начал в социальном и духовном возрождении России (государство, должно быть таким, в котором уважение народа к власти является необходимой основой государственного бытия, а власть – авторитетный источник положительного права, слуга национального духа, посредник между естественным правом и личным правосознанием), а также в отношении к моральному и социальному злу.

Однако если В.С.Соловьев видел историческую миссию России в развитии великой христианской цивилизации с целью восстановления на земле вечного образа Божественной Троицы, то в работах И.А.Ильина, Н.А.Бердяева, Г.П.Федотова соловьевское определение всемирной миссии России находит интересное продолжение. Принимая тезис о том, что русская идея – творческая, национальная, выражающая русское историческое своеобразие, философы, не принимая идею мессианства в качестве отдельного направления, выделяют «русское историческое призвание». В этом смысле их трактование идеи сводится к тому, что русскому народу уже присуще, что составляет его силу и чем он самобытен.

Основной смысл этой идеи заключается в признании того, что Россия не может существовать и развиваться без осознания своих национально-государственных целей и интересов, которые должны быть положены в основу всей ее внутренней и внешней стратегии. В ней определение «русскости» происходит не через этничность, а через вовлеченность в культурную традицию, приобщение нации к «замыслу Божию».

Таким образом, логика русской идеи раскрывается философами через призму взаимодействия трех начал – национального, религиозного и государственного, объединенных общим национальным духом. Призвание России видится им в том, чтобы, открыв доступ к светской цивилизации и культуре, сильной и живой верой проработать и осмыслить новые формы сознания.

В четвертом параграфе «Феномен русской души: проявления «вечно женственного» и «вечно мужественного» в русской культуре» анализируются особенности формирования истории русской культуры, рассматривается чередование периодов «вечно-женственное» и «вечно-мужественное» в русской душе.

Влияние географических факторов на формирование русского характера достаточно широко представлено в работах известных историков и философов XIX-XX в. (В.Л.Ключевский, С.М.Соловьев, Н.А.Данилевский, Н.А.Бердяев, Н.О.Лосский, С.Н.Булгаков и др.).

Необходимо отметить различные подходы к проблеме влияния пространства и климата на формирование основных качеств русского человека. Философы, признающие или отрицающие влияние этих факторов, рассматривая данную проблему, отвечали на ряд вопросов: «Существует ли некая духовная целостность – русская душа, насколько устойчивы ее общенациональные черты, изменяется ли душа народа в ходе истории?» (Вяч.Иванов, Н.О.Лосский, Г.П.Федотов, Л.П.Карсавин, Н.А.Бердяев). Отмечая позитивное влияние географического, климатического положения на характерные особенности народа, населяющего конкретную территорию, они выделяли коренные субстанциональные свойства русского человека, чаще всего используя антитезисный или полярный подход, позволяющий не только рассмотреть проблему с точки зрения противоположностей, но и наиболее полно представить свое видение проблемы русского национального характера, русской души.

Эти взаимосвязи души народа с природными условиями (климат, ритм времен года), темпераментом (диапазон настроений, безмерность, страстность и мощь) позволяли многим философам создать уникальный портрет зарождения свойств русской души. Мы рассматриваем лишь те из них, которые, на наш взгляд, выступают главными и придают концепциям философов особый колорит, неповторимость и индивидуальность: пространство как фактор формирования нравственно-психологических свойств русского народа, религиозность как его национальную особенность и тему вечно-женственного в русской душе.

В анализе сущности русской души русские философы выделяют комплекс первопричин этого феномена: особенности пространственного расположения России, природу, климатические условия, другие предпосылки славянства, особое формирование православной веры, что по мнению И.А.Ильина, напрямую влияло на формирование души русского человека в ходе столетий, и только потом – на экономику и формы культуры в целом.

Немаловажен еще один характерный аспект духовных корней русского культурного архетипа, определяемый в работах И.А.Ильина как «вечно-женственное в русской душе». Среди антиномий национального характера (анархизм и государственность, религиозность и безрелигиозность и т.д.) тема соотношения мужественного и женственного всегда привлекала многих русских мыслителей. Основная причина заключалась в том, что, являясь стержнем философских систем всеединства, понятие «женственности» позволяло выделить особенности национального самопознания русской культуры, а также в том, что основанная на принципе всеединства «женственная» сущность Бога и мира способна выступать в качестве одной из первооснов моделей мира. И.А.Ильин в определении женского начала как метафизического параметра в характеристике русской культуры близок к В.С.Соловьеву, С.Н.Булгакову, П.А.Флоренскому. Они, акцентируя внимание на «женственной», восприимчивой, «всечеловеческой», иррациональной природе «русскости», противопоставляли чувство, иррациональность и веру русского народа западной рассудочности, механистичности. Однако И.А.Ильин, не углубляясь в понятия философии всеединства («софийности», «души мира» и др.), рассматривал женственность как один из факторов, существенно повлиявших на формирование национальной специфики культуры России.


В.В. Розанов, И.А.Ильин, считали, что для социокультурной атмосферы конца XIX – начала XX в. характерен упадок вечно мужественного.

Сопоставление подходов И.А.Ильина и Н.А.Бердяева к освещению данной проблемы показывает их различие, начиная с самой постановки и названия «О вечно женственном» (у И.А.Ильина) и «О вечно бабьем в русской душе» (у Н.А.Бердяева). Общими являются констатация особенного соотношения женственного и мужественного начала в русском народном характере, а также утверждения философов о том, что русская душа вобрала в себя больше женственного. В контексте общих взглядов Н.А.Бердяева на формирование русской государственности и религиозности описанная выше особенность приобретает негативный оттенок. Он полагал, что несоединенность мужественного и женственного начал в русском характере делают безуспешными попытки реформ в России и что русский народ должен по-мужски владеть землей, а не растворяться в ней. У И.А.Ильина преобладание женственного, наоборот, является преимущественным качеством.

Анализ отличительных черт женственности в русской философии осуществил И.А.Ильин, т.к. показал их значение для русского национального характера и выявил взаимосвязь философии женственности и культурных доминант ее формирования. На основе исторического материала он обозначил подходы к рассмотрению проблемы соотношения мужского и женского начал в культуре, способствующие дальнейшему ее осмыслению в современных философских и культурологических исследованиях. Это позволило достаточно убедительно доказать взаимосвязь философии женственности и механизмов формирования национальной идентичности на базе сопоставления культурных традиций.

^ В главе 2 «Нравственные координаты русской культуры: религиозные и этические проблемы» анализируются подходы И.А. Ильина, С.Н.Булгакова, Г.П. Федотова к исследованию основ духовного состояния человека, его религиозности, самоопределения в выборе методов борьбы со злом, а также определения смысла жизни.

В первом параграфе «Религиозный опыт человека и кризис культуры в России» изучаются труды в области религиозной философии и делается вывод о том, что оригинальные трактовки таких сложных понятий, как «вера», «верование», «религиозное состояние», а также причины религиозного кризиса, торжество рассудка над вдохновением, расшатывание духовных основ бытия лежат в культурологической плоскости.

Рассматривая русскую православную религиозность как особое явление в истории России и в русской культуре, философы не мыслят возрождение страны без возвращения ее к христианству, так как в их представлении религия – главный фактор в выборе путей развития культуры. Отмечая, что христианство влияло не только на эстетическую культуру, литературу, но и на религиозную философию русского народа, многие из философов обращали внимание на особенности его влияния на жизнь русского народа (периоды всенародного беззакония, смуты, покаяния, страдания и т.д.). В этой связи в работах русских философов начала XX в. нарушение преемственности в религиозной традиции России называлось национальной катастрофой (Н.С. Арсеньев, Л.П. Карсавин, С.Н. Булгаков, Б.П. Вышеславцев, Г.П. Федотов и др.).

Отмечая, что настоящая религиозность состоит в свободном восхождении человека к Богу, философы отмечают, что религия как связь человеческого субъекта с божественным предметом, как человеческое состояние, есть прежде всего религиозный опыт, отличающийся от повседневного наблюдения и от научного опыта, а применительно к каждому человеку является важнейшим и необходимым условием его формирования.

Сегодня проблема религии, включающая вопросы веры и верования, рассматривается на несколько другом уровне, поскольку изменились условия жизнедеятельности человека. На фоне возрождения русской православной церкви представителями различных сект ведется активный поиск потенциальной паствы на территории России, терзаемой экономическими кризисами, политической чехардой, отсутствием веры в государство, его законы. В последние десятилетия появилась масса всевозможных оккультных организаций, пророков и «учителей» человечества, наносящих урон духовному и физическому здоровью граждан. Бесспорно предупреждение И.А. Ильина о возникновении религиозной сумятицы в России, вызванной необходимостью религиозного очищения и обновления, отстаивания своей веры.

Во втором параграфе «Проблема смысла жизни как религиозно-нравственная проблема» на основе сравнительного анализа работ русских философов выделяются различные подходы в освещении данной проблемы.

Поиск ответов на вопросы: «имеет ли жизнь вообще смысл?», «если да – то какой именно и в чем он состоит?» является вечным. Сокровенное и личное становится гласным и открывается для всех в форме открытого для всех размышления – такой подход присущ многим русским религиозным философам (С.Л. Франк, И.А.Ильин, Б.П. Вышеславцев, Н.О.Лосский, Е.Н. Трубецкой, В.В.Розанов и др.). Подобные концептуальные построения в русской философской культуре возникали не столько в результате поиска истины как таковой, сколько в поиске смысла жизни, цели существования и назначения человека. Многие представители русской религиозной философии, устанавливая сложную связь между личностью и природой, личностью и обществом, личностью и Божественным, стремились доказать необходимость ее приобщения к духовной сущности мира.

Для русской религиозной философии, рожденной духовной глубиной народа, основной координатой всегда был душевно-духовный смысл жизни, эта проблема находила отражение в названиях работ русских мыслителей (Вл.Соловьев, Е.Н. Трубецкой, С.Л.Франк, В.В.Розанов и другие). Поэтому, не случайно, что вопрос о смысле жизни характерен именно для русской философии, ибо в европейских языках трудно найти точное соответствие русскому «смыслу», т.к. СЪМЫСЛЪ в русском языке это со-мысль, сопряжение мыслей, диалектическое равновесие умных энергий.

Особое место определению смысла жизни мы находим в работах Г.С.Сковороды, который во главе своей философской системы ставил вопрос о поиске земного счастья. На наш взгляд, его работы во многом предопределили общую направленность текстов русских религиозных философов XX века. Вопрос о «смысле жизни», волнующий и мучающий в глубине души каждого человека, характеризовался С.Л.Франком в работе «Смысл жизни» как вопрос «нетеоретический», «не предмет праздной умственной игры», т.к. ответ на него подразумевает осознание двуединства каждого конкретного «я» и мира. Ведь смысл жизни – это то, на что человек опирается, что служит единой, неизменной, абсолютно прочной основой его бытия, это то, что тебе самому представляется имеющим значение и ценность, и на этот поиск надо идти, т.к. он связан с пониманием истины. Одним из условий плодотворного поиска и у И.А. Ильина и у С.Л.Франка является духовная сосредоточенность на исследуемом предмете, отвлеченность от ежедневных забот: в такой постановке «сердечное созерцание» И.А.Ильина обосновывается необходимостью внешнего «неделания» С.Л.Франка, т.к., по его убеждению, для того, чтобы искать смысл жизни, необходимо прежде всего остановиться, сосредоточиться и ни о чем не «хлопотать».

Понимание жизни в контексте философской концепции С.Л.Франка сосредоточено на осознании ее как некоего отрывка, промежуточного звена, не имеющего в себе самом начала и конца. Дело идет о начале и конце не в ритме времени, а в порядке самого существа жизни. Наша жизнь, указывает он, «не имея в самой себе ни своего первого основания, ни своей конечной цели, тем самым предполагает то и другое вне себя». Тезисы С.Л. Франка, нацеливающие на рассмотрение «самого существа жизни» вне временных отрезков, у И.А.Ильина облекаются в форму художественной конкретизации и описания конкретных периодов жизни.

В третьем параграфе «Добро и зло: пути и условия нравственного выбора» анализируется концепция сопротивления злу с точки зрения возможности и необходимости, а также рассматриваются основные положения учения о непротивлении злу.

В истории человечества многие великие умы пытались осознать истоки добра и зла, определить их глубинные причины и найти силы, способные научить человека понимать и различать эти понятия. Об этом свидетельствуют работы известных представителей русской нравственной философии и отечественной религиозной мысли: Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, В.С. Соловьева, П.А. Флоренского, С.Л. Франка, Л.П. Карсавина, Н.О. Лосского, Н.А. Бердяева, Г.В. Флоровского, В.В. Зеньковского, Б.Л. Вышеславцева и др. Каждый из них в различной форме (в виде литературных произведений или философских трудов) пытался сформулировать концепцию нравственных границ добра и зла, их происхождения, местонахождения, а также способов борьбы со злом.

Исследование философских и публицистических работ И.А. Ильина показывает, что постановка и осмысление проблемы осуществлялись им с точки зрения единства богословского и религиозно-философского опыта. Анализ добра и зла у него построен на безоговорочном признании их внутренней субъективной природы, на необходимости нравственного самоопределения личности, выбора собственной позиции (активной, сопротивляющейся злу или пассивной, принимающей его).

Концепция непротивления злу Л.Н. Толстого обозначила конкретное направление в русской религиозной философии, основными задачами которого были анализ и обоснование религиозно-этических позиций, приведенных в концепции непротивления и борьбы со злом. В русле обозначенного В.С. Соловьевым похода - философского богословия – всестороннюю критику непротивления злу осуществлял И.А. Ильин. На наш взгляд, его задача осложнялась тем, что он был вынужден не только апеллировать к основным положениям нравственно-религиозной концепции Л.Н. Толстого, но и анализировать последствия такого явления в среде русской интеллигенции, как толстовство, оказавшее серьезное влияние на умы нескольких поколений в России. Идеи непротивления требовали серьезной критики хотя бы потому, что долгое время многим людям внушалось, что всякое сопротивление злодею – преступное насилие, что любит не тот, кто борется, а тот, кто бежит от борьбы.

Анализ работ И.А. Ильина и Л.Н. Толстого позволяет выделить несколько основополагающих направлений концепции непротивления и сопротивления злу силой, наиболее полно отражающих смысловое содержание полемики первого с Л.Н. Толстым. Они представлены в следующем парном ряду: «мораль и духовность», «мораль и любовь», «деспотизм и насилие», «насилие и ненасилие». Рассмотрение данных категорий у И.А. Ильина направлено на объединительное начало культуры, у Л.Н.Толстого – на всеприемлющий нейтралитет в культуре.

Необходимо отметить, что позиция каждого из таких философов, как Н.О.Лосский, С.Л.Франк, И.А.Ильин, С.Н.Булгаков отличалась в выборе средств наказания за совершенное зло, содеянное вольно и безвольно, сознательно и бессознательно. У Н.О. Лосского этот вопрос определяется контурами «санкций нравственного закона», так как за совершенные проступки наказывает сам Бог или само строение природы обеспечивает наказание за безнравственное поведение. У С.Л. Франка также четко не определена система наказаний, которая предполагает лишь моральные переживания. С.Л.Франк полагал, что единственным способом реально уничтожить зло является его вытеснение сущностным добром. И.А. Ильин по-своему трактует франковское понимание метафизических глубин в отношениях между людьми. Он ставит границы между сохранением добра и обузданием зла, с одной стороны, и осуществлением добра и истреблением зла – с другой, на основе единства таких понятий, как нравственность, религия и христианство, не признавая автономии духовности, оторванной от евангельских истин. Таким образом, дискуссии о положениях нравственной концепции «непротивления» и теории сопротивления злу позволили обосновать представление о насилии и ненасилии как мере ответственности человека за преобразование жизни на гуманистических принципах.

^ В главе 3 «Пути национального и государственного возрождения России: культурологический анализ» анализируется проблема государственного устройства, включая национальные особенности формирования правосознания и системы образования в контексте культурных традиций России.

В первом параграфе «Национальное самоопределение как социокультурная проблема» рассматриваются пути формирования национального самосознания русского народа в культурных концепциях русских религиозных философов. Проблема национального самоопределения русского народа исследуется ими исходя из неразрывного исторического единства и реального взаимодействия материальных (территория, климат, земля) и духовных (вера, культура, язык, характер, душевно-психологический уклад русского человека) факторов.

Представляется важным, что тема национального самоопределения тесно увязывается философами с проблемами безнационального небытия в русской культуре, реальные контуры которой просматриваются сегодня. Актуальной является необходимость борьбы с национальным обезличиванием, с неузнаванием собственной национальной культуры и состоянием непричастности к ее истории.

Изучая культуру России и раскрывая причины национально-духовного кризиса, философы обозначили реальные пути к духовному обновлению и возрождению. Они полагали, что оскудение духовных традиций ведет к «национальной болезни» русского народа и только традиции русской культуры могут служить объединительным началом для всех народов.

Содержание и смысл русского национального самосознания, по их мнению, претерпели в ходе исторического развития России ряд изменений и переходили из одного состояния в другое, основываясь на единственно верной константе: соединении русского духа и веры с духовным, нравственным, религиозным потенциалом всего русского народа.

Проблема формирования чувства национальной принадлежности для таких философов, как И.А.Ильин, Н.А.Бердяев, Г.П.Федотов разрешима только на основе духовного понимания родины. Философы вкладывают особый смысл в содержание этого понятия, полагая, что в национальном чувстве скрыт источник достоинства, которое Н.М. Карамзин обозначил когда-то, «как народную гордость». В рассмотрении данной проблемы они отождествляют духовную жизнь каждой личности с духовным потенциалом всего русского народа. По их мнению, такое взаимное «духовное питание», возвращаясь и удесятеряя силы, дает человеку непоколебимую веру в его Родину. В этом и состоит смысл национального самоопределения, когда человек соотносит свою судьбу с духовной судьбой своего народа. Таким образом, любовь личного Я к национальному Мы способна вывести человека к великому, общечеловеческому Мы. В работах И.А.Ильина проводится грань между интернационализмом (отрицающим национальную культуру) и сверхнационализмом (утверждающим духовный акт национального строения). И.А. Ильин, выделяя «больные» формы национальной политики и предполагая возможную денационализированность России и в некотором смысле утрату национального достоинства, в своих работах отмечал, что признак расы и крови не решает вопроса о родине.

Вместе с тем, следует отметить, что неформальный подход И.А.Ильина к определению государства как единства людей, в основе которого лежит духовная связь, основанная на исторически сложившихся национальных особенностях и отношениях, представляет большой интерес для нашего исследования. Государство, согласно религиозно-философской концепции И.А.Ильина, основываясь на трех составляющих: мысли, чувстве, воле, требует от народа «духовного приятия», которое может сформироваться на таких понятиях, как патриотизм, любовь к своей Родине и культуре, силе духа и воли, способности к государственно-осмысленному акту. В этой связи выводы философа о совместном духовном творчестве и общности культурных ценностей, составляющих основу всякого государственного единения, представляют интерес для анализа современных проблем государственного строительства России.

Во втором параграфе «Особенности и сущность правосознания: культурологический аспект» рассматриваются взгляды русских религиозных философов на право, как важный компонент концепции русской культуры. Такой подход к пониманию правовой культуры основан на сложившейся традиции в философской культуре, когда абсолютная идея философии права реализуется в культуре. Анализ работ И.А. Ильина, Н.А.Бердяева, П.И.Новгородцева, Б.П.Вышеславцева, С.Л. Франка показывает неформализованное изложение их позиции и позволяет расставить акценты в обосновании права и морали как регуляторов человеческих отношений (внутренних и внешних), берущих начало в истории русской культуры. Осмысление ими духовного опыта народа, сосредоточенного в его вере, морали, нравственных ценностях, способствовало выявлению особенностей формирования национального характера и правосознания. Поэтому при анализе основных направлений философии права нами рассматриваются работы, в которых изучаются концептуальные основы политико-правовых исследований духовности и культуры, а также взаимосвязь правовой и духовных культур.

Для представителей религиозно-философского ренессанса, присуще повышенное внимание к личности. В правовых концепциях П.И. Новгородцева, Е.Н. Трубецкого, С.Л. Франка и других мыслителей развитие общества представляет ценность только тогда, когда его смысл сосредоточен на совершенствовании, преображении человеческой личности. Для П.И. Новгородцева и для И.А. Ильина ценность личности определяется еще и тем, что она – носитель и проводник свободы. В анализе последнего убедительно показана роль личности как носителя и творческого преобразователя правосознания. Интересна сама аргументация философа, увязывающего правосознание и духовное начало человека.

Очертив и некоторым образом рассмотрев логическую конструкцию «русская культура – правосознание» в работах русских философов, необходимо отметить следующий немаловажный момент в ее содержании – механизм влияния культурных доминант на формирование правосознания в России. В их трактовке оно возникает иррационально и развивается исторически, подвержено влиянию семьи, рода, религиозности, страны, климата, национального темперамента, имущественного распределения и ряда других социальных, психологических, духовных и материальных факторов. Используя это положение для объяснения внутренней цельности русского общества, близкого И.А. Ильину и И.В. Киреевскому, считавшим, что все общественное здание Руси основано на общем огромном согласии всей русской земли и двух источниках: бытовом предании и внутреннем убеждении, полагаем, что каждый из них внес свой вклад в развитие нравственной составляющей философии права.

У Ильина И.А. важен тезис о том, что в правоведческой практике существуют два различных предмета: закон (правило, отвлеченное предписание) и жизненное явление, предусмотренное или непредусмотренное им. В связи с этим жизненные явления часто возникают и развиваются не на основании правовой нормы или закона, а в силу естественных причин, законов человеческой или вещественной природы. Поэтому, считает И.А. Ильин, одной практической целесообразностью не объяснить столь различные государственные устройства, судьбы народов, даже в рамках одной Европы. Запад, воспитанный на индивидуализме, уважении личных прав, в том числе права собственности и рассудочном миропонимании, некоторым образом создал условия для верховенства закона. Для русского правосознания с душевно-конкретным восприятием власти в исторической перспективе, приоритетность демократических форм весьма проблематична.

Сегодня процесс формирования правовой культуры современного российского общества требует переосмысления сложившейся системы ценностей, нравственно-правовых идеалов. Как показывает опыт прошлого и сегодняшних дней, радикальный поворот в сторону бездуховности в культуре сразу же отражается в правовой сфере (криминализация общества, десоциализация личности, деформация правовой культуры). Важным шагом на пути возрождения высокой правовой культуры и правосознания в России должна стать актуализация идей и традиций, представленных русской философией права.

В третьем параграфе «Национальные традиции в воспитании и образовании» анализируются основные педагогические идеи представителей русского зарубежья.

Современные процессы глобализации и вхождения России в европейское образовательное пространство являются, несомненно, важным и необходимым условием дальнейшего развития системы образования в России, но требуют более глубокого внимания и изучения. Важным является тот факт, что стремление России скорейшим образом занять достойное место в различных экономических и политических союзах влечет за собой опасность появления такого явления, как унифицирование культуры, которая, в отличие от цивилизационных параметров, имеет иные измерения и семантику. В связи с этим обостряется противоречие между явлениями индустриальной цивилизации, не нуждающимся в дифференцированном подходе, учете уникальности национальной культуры конкретного народа и образованием, способствующим социальному воспроизводству сообщества, как культурной системной целостности, где личность может получать, интерпретировать культурные образцы в русле норм, традиций культуры данного сообщества. В этом процессе важно найти оптимальное равновесие между обширными техническими, информационными возможностями в образовательных технологиях и ценностными ориентирами в содержательной базе, что позволит личности не забывать язык собственной культуры.

Еще в середине XIX столетия такие известные русские мыслители, как Н.Я.Данилевский, К.Н.Леонтьев, А.С.Хомяков в своих социально-культурологических прогнозах предостерегали как Россию, так и Запад от серьезных последствий негативного влияния цивилизации на национальные культуры. Продолжение этой темы – рассмотрение противоречия между цивилизацией и культурой на фоне развития системы образования России, находит отражение в работах известных русских философов. Многие из них, предполагая, что будущий век будет веком расцвета культуры, считали, что новой России предстоит выработать новую систему образования, подчиненную, прежде всего, целям воспитания. Одной из главных задач им виделось возвращение тысячелетней, родной для многих поколений культуры в души детей, чтобы культура стала неотъемлемой от их личностного развития, чтобы произошло живое единение с историей (Зеньковский В.В., Карташев А.В., Лосский Н.О., Федотов Г.П., Франк С.Л. и др.). В их работах образование представляется как своеобразное просветление человека культурой. В обозначении смысла, целей и задач образования, особенно в сравнительном анализе развития культуры России и Запада, демонстрируется глубокое осмысление истории, особенностей формирования национального сознания русского народа, развития культурных традиций. И неслучайно в текстах русских мыслителей часто употребляются словосочетания «русская педагогика», «русская школа», «русское образование».

Актуальность проблемы определяется затянувшимся процессом национального обезличивания, отсутствием уверенности в своей культуре, недостаточной ориентированностью в ее истории и традициях. Обращение к гуманистическим, нравственным истокам национальной культуры, сохраненным в творческом наследии русского зарубежья, может способствовать решению задач, определенных образовательной политикой государства, в частности, национальной доктриной образования России (осуществление патриотического воспитания, обеспечение исторической преемственности поколений и др.). В связи с этим является вполне закономерным тот факт, что в поле зрения многих современных исследователей находятся такие сложные и неоднозначные проблемы, как: особенности исторического и современного самосознания народа, как носителя культуры; взаимодействие мировой и отечественной образовательных традиций; соотношение традиции и инновации в образовании.

Современная социокультурная ситуация характеризуется не только трудностями экономического развития, но и сложными процессами вхождения России в единое европейское образовательное пространство. Наметившаяся тенденция ускоренного вхождения России в различные экономические и политические союзы грозит появлением таких явлений, как: обезличивание культуры, утрата культурного своеобразия, культурной преемственности в различных ее областях. На наш взгляд, в этом процессе важно найти оптимальное равновесие между обширными информационными возможностями в образовательных технологиях и ценностными ориентирами в содержательной базе, что позволит личности не забывать язык собственной культуры. Еще в середине XIX столетия такие известные русские мыслители, как Н.Я.Данилевский, К.Н.Леонтьев, А.С.Хомяков в своих социально-культурологических прогнозах предостерегали как Россию, так и Запад от серьезных последствий негативного влияния цивилизации на национальные культуры. Продолжение этой темы – рассмотрение противоречия между цивилизацией и культурой на фоне развития системы образования России, находит отражение в работах таких известных русских философов, как Б.П. Вышеславцев, В.В. Зеньковский, В.В. Розанов, И.А. Ильин, С.Л. Франк и др. Они, предполагая, что будущий век будет веком расцвета культуры, считали, что новой России предстоит выработать новую систему образования, подчиненную, прежде всего, целям воспитания.

В многочисленных работах русских философов особое место занимают размышления о проблемах образования в России, о духовном обновлении нации, о воспитании чувства принадлежности каждого к русской национальной культуре. Многие философы, рассматривая проблемы образования, сосредотачивали свое внимание на идее богоподобия. Так, сравнивая ветхозаветное, античное значение религиозной идеи богоподобия и богосродства человека, С.Л.Франк приходит к выводу, что актуальное и решающее значение эта идея обрела только в христианском сознании, где она была дополнена идеей органической связи между Богом и человеком. С.Л. Франк подчеркивает одну очень важную сторону богочеловечности личности: раскрытие и актуализация ее потенциальной божественности возможно лишь на пути самоопределения человека в том естестве, в котором он отличен от Бога.

Православный философ Б.П.Вышеславцев по этому поводу писал, что библейская идея «образа и подобия» выражает, прежде всего, существенное сходство между человеком и Богом. Человек есть «малый бог», микротеос, ибо сказано: «вы боги Всевышнего все». Обращение человека к рассмотрению идеи богоподобия, как в христианской, так и в безрелигиозной антропологии, в ходе его рассуждений, вызвано неискоренимой тенденцией ставить себя в известное отношение к Абсолютному, к идеалу, к последней истине, к сущности бытия.

Педагогическая концепция И.В.Ильина, оформленная в лучших традициях российской ментальности, как раз и ставит своей целью формирование личности, как образа и подобия Божьего, а преображение человека внешнего в человека внутреннего определяется главной задачей этого процесса. Своеобразные штрихи такого образа мы находим в работах русского философа, психолога, педагога, православного мыслителя В.В.Зеньковского, которого отличает глубокое исследование проблемы формирования образа Божьего в человеке, основ духовного воспитания посредством освоения личностью пластов культуры. В.В. Зеньковский, связывая образ Божий, который у каждого из нас свой, особый и неповторимый, с духовной жизнью человека, считал необходимым и обязательным самостоятельное строительство своей души.

В Заключении подводятся итоги исследования и делаются выводы концептуального и теоретико-методологического характера.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Агапов А.А. Русская религиозная философия о проблеме смысла жизни // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. №2 (0,4 п.л.).

2. Агапов А.А. Национальные традиции образования в культуре русского зарубежья // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. №3 (0,5 п.л.).

3. Агапов А.А. Религиозно-философская концепция русской культуры И.А.Ильина // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. №5 (0,5 п.л.).





Скачать 390,8 Kb.
оставить комментарий
Агапов Алексей Анатольевич
Дата24.09.2011
Размер390,8 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх