Учебно-методическое пособие по специальности 031001 (021700) Филология Утверждено научно-методическим советом филологического факультета 15 декабря 2005 года протокол №3 icon

Учебно-методическое пособие по специальности 031001 (021700) Филология Утверждено научно-методическим советом филологического факультета 15 декабря 2005 года протокол №3


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Учебное пособие для вузов Составитель Т. А. Тернова...
Учебно-методическое пособие по изучению курса «Социальная психология»...
Учебно-методическое пособие по изучению курса «Социальная психология»...
Про семинарий по русской литературе ХХ века...
Учебное пособие для вузов Составитель Т. А. Тернова...
Учебно-методическое пособие для подготовки к кандидатскому экзамену по курсу...
Учебно-методическое пособие...
Пособие обсуждено и утверждено на заседании кафедры методики преподавания истории “ ” 2001 г...
Рабочая учебная программа кспецкурсу «Творчество Н. В...
Учебная программа для специальности: 1- 25 01 04 «Финансы и кредит» 1- 25 01 07 «Экономика и...
Учебная программа для специальности: 1- 25 01 04 «Финансы и кредит» Факультет Международных...
Учебно методическое пособие Минск 2004 удк 616. 15 053. 2: 362. 147...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ


ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


История русской литературы XVIII века: материалы лекций и практических занятий


Учебно-методическое пособие

по специальности 031001 (021700) – Филология


Утверждено научно-методическим советом филологического факультета 15 декабря 2005 года протокол № 3.


Составитель: Нагина Ксения Алексеевна

Редактор: Бунина Тамара Дмитриевна.


Учебно-методическое пособие подготовлено на кафедре русской литературы филологического факультета Воронежского государственного университета. Рекомендуется для студентов 1 курса д/о филологического факультета и факультета журналистики.


ВОРОНЕЖ

2006

Введение


При изучении курса "История русской литературы XVIII века" Вам, студенту-первокурснику, придется столкнуться с объективными и субъ­ективными трудностями. В первую очередь, материал, которым Вам пред­стоит овладеть, включает в себя историю развития русской литературы на протяжении целого столетия! Кроме того, неизбежны трудности, возни­кающие в процессе чтения произведений авторов той эпохи, которую от­мечает интенсивный поиск в области литературного языка, литературных направлений, жанров и стилей. Книги писателей XVIII века, в отличие от классической литературы XIX столетия, в основном выступают в роли объекта изучения и не вызывают живого читательского интереса. Их бога­тое идейно-эмоциональное содержание, близкое и нашему современнику, еще не нашло в XVIII веке адекватных себе форм выражения, что может оттолкнуть неподготовленного читателя. Вызывают трудности и сложные теоретические вопросы, скажем, вопрос относительно реформы русского стихосложения, предполагающий прочный фундамент знаний в области стиховедения.

Это можно сказать и о литературных направлениях XVIII века - чаще всего первокурсники не имеют должного представления о барокко, классицизме и сентиментализме, а в небольшом количестве лекционных часов трудно выкроить время для уроков по теории литературы.

И все же, несмотря на все трудности, у Вас, тонкого, одаренного, обладаюшего пытливым умом молодого человека (таким представляется иде­альный студент), литература эпохи XVIII века не может не пробуждать деятельного интереса. Чтобы приобрести в XIX веке мировую извест­ность, ей было необходимо пережить поражающую своей краткостью эпоху "культурного расслоения" (А. Панченко), пройти путь секуляриза­ции и в конечном итоге отказаться от языка православного средневековья.


^ Методические указания

Работу по изучению курса русской литературы XVIII века следует начинать со знакомства с общей характеристикой общественной жизни то­го или иного этапа истории XVIII века и основными проблемами литера­турного движения. Для систематизации основных фактов исторической, культурной и литературной жизни России этого периода можно восполь­зоваться синхронистической таблицей, предложенной Л.А. Ольшевской и С.Н. Травниковым в учебном пособии "Литература Древней Руси и XVIII века".

Следующий этап предполагает чтение художественных текстов. Иногда лексика, синтаксис и морфологические формы XVIII века могут быть осмыслены только с помощью специальных лингвистических ком­ментариев, что предполагает обращение к словарям разного типа.

Затем следует изучить соответствующие главы учебника, критиче­ской литературы, дополнительных пособий и научных исследований. Список учебной литературы по предмету достаточно разнообразен: он включает не только учебники и хрестоматии, но и многотомные исто­рии русской литературы. Изучение работ русских критиков XVIII - XIX веков поможет Вам в выработке правильных оценок явлений литературы, искусства, культуры; позволит увидеть разную интерпретацию художест­венного текста, его жизнь во времени и проверку временем его идейно-художественной ценности. Предложенная к изучению научно-исследовательская литература включает монографии историко-литературного характера, сборники статей о том или ином писателе или произведении, периодические издания исследований по русской литерату­ре XVIII века (сборники "XVIII век", "Проблемы изучения русской литера­туры XVIII века"), представляющие научную ценность отдельные статьи. К изучению предлагаются также работы историков, лингвистов, филосо­фов.

Изучение специфики литературного движения XVII! века и анализ конкретных художественных текстов потребует отработки теоретических и историко-литературных понятий.

При изучении творчества писателя в целом необходимо уяснить фак­тический материал: основные вехи биографии писателя; его важнейшие произведения, время их создания и появления в печати: принадлежность к определенному идейному течению; позицию автора в литературной и об­щественной борьбе; объединение в группы, школы, участие в журнальной полемике и т.п. Вы должны уметь определить специфику идейного содер­жания и художественной формы произведений изучаемых авторов, уметь охарактеризовать жанровую систему писателя, своеобразие его метода и стиля, принадлежность к литературному направлению. На основе этого складывается понимание общей картины развития литературного процес­са XVIII века.

Практические занятия по курсу истории русской литературы XVIII века являются неотъемлемой частью общего процесса изучения данного предмета. Материал практических занятий не дублирует соответствующие разделы лекционного курса. Его задача провоцировать интерес к иссле­довательской деятельности, активизировать творческий потенциал.

Методическая разработка каждого практического занятия содержит план с перечнем контрольных вопросов и список литературы, включаю­щий произведения художественного, критического, научно-исследовательского характера. Практические занятия достаточно разнооб­разны по жанру. Предполагается обращение к целостному анализу худо­жественного произведения (например, "Оды на взятие Хотина" VI.В. Ло­моносова), уделяется внимание проблеме эволюции творчества (на приме­ре поэзии Г.Р. Державина), проводится сопоставительный анализ произве­дений (повести Н.М. Карамзина "Бедная Лиза" и "Остров Борнгольм"). При выборе последовательности расположения тем принималось во вни­мание становление и развитие литературных направлений в России XVIII века, поскольку одной из главных задач практических занятий является формирование навыков соотнесения конкретных художественных произ­ведений с закономерностями развития литературного процесса в целом.

Произведения, предлагаемые для изучения на практических заняти­ях, представляю! ведущие поэтические, драматические и прозаические жанры русской литературы XVIII века. Среди них сатира, ода, трагедия, комедия, путешествие, сатира, сентиментальная и предромантическая по­вести, "восточная повесть".

Первый этап подготовки к практическому занятию - чтение художе­ственных текстов. Необходимо осмыслить содержание произведения, по­пытаться воссоздать логику художественной мысли автора, соотнести свои впечатления от прочитанного с вопросами плана практического занятия.

Следующий этап предполагает изучение критической и научной ли­тературы. От Вас требуется не только умение правильно составить кон­спект, выделить главное в прочитанной монографии, подготовить план вы­ступления на практическом занятии, но и творчески подойти к решению той или иной научной проблемы, сопоставить точки зрения авторов книг, определить свою позицию в научной полемике. Оформлению собственной позиции способствует коллективное творческое обсуждение темы практи­ческого занятия.


При подготовке к практическим занятиям стоит учесть, что список литературы - это, как правило, минимальный перечень наиболее значительных и важных литературоведческих работ. При возможности нужно использовать и другие исследования, обращаясь к разным источникам.

Электронный каталог научной библиотеки Воронежского государственного университета. - (http//www.lib.vsu.ru/).

Социальные и гуманитарные науки.

Литературоведение:

Библиографическая база данных.

1986-2004 гг. / ИНИОН РАН. - М., 2005. - (CD. ROM).


Быт и традиции русского дворянства XVIII века


XVIII век принято называть эпохой перелома, что подтверждается, в первую очередь, петровскими преобразованиями, направленными на соз­дание новой системы государственного правления, новой армии, флота и новой культуры. Именно петровские реформы способствовали созданию одной из самых ярких культур, которые только знало человечество. Поро­ждением Петровской эпохи стало и то русское дворянство, каким мы его видим в XVIII - XIX веках.

Материалом, из которого это сословие соста­вилось, было допетровское дворянство Московской Руси. Оно представля­ло собой "служилый класс", то есть состояло из профессиональных слуг государства, которых за службу "верстали" деревнями и крестьянами. Пе­реставая служить, дворянин был обязан вернуть земли в казну или поста­вить на свое место нового воина. Правда, за особые заслуги земли могли пожаловать в наследственное владение, и "воинник" становился "вотчин­ником'". Патриотизм "вотчинника"-боярина уже не был столь ярко окра­шен личной преданностью государю; он был связан с привязанностью к земле, с памятью о службе, которую нес род, о чести, которой он пользо­вался. Ещё в XVII веке началось стирание различий между поместьем и вотчиной, а указ царя Федора Алексеевича (1682), возвестивший уничто­жение местничества, показал, что господствующей силой в государстве будет дворянство.

Психология служилого сословия была фундаментом самосознания дворянина XVIII века. Именно через службу сознавал он себя частью сословия. Петр I всячески стимулировал это чувство - и личным примером, и рядом законодательных актов. Вершиной их явилась Табель о рангах, отменившая распределение мест по крови. Главной идеей Табели о рангах явилось следующее соображение; люди должны занимать должно­сти по своим способностям и реальному вкладу в государственное дело. Все виды службы соответственно Табели о рангах делились на воинскую, статскую и придворную. Все чины были разделены на 14 классов.

Табель о рангах ставила военную службу в привилегированное положение. Это выражалось, в частности, в том, что все 14 классов в военной службе давали право наследственного дворянства, в статской же службе такое право давалось лишь начиная с VIII класса. Это означало, что самый низший обер-офицерский чин в военной службе уже давал потомственное дворянство, между тем как в статской для этого надо было дослужиться до коллежского асессора или надворного советника.

Из этого положения в дальнейшем проистекало различие между наследственными ("столбовыми") дворянами и дворянами личными. К по­следним относились статские и придворные чины XIV - IX рангов. Впо­следствии личное дворянство давали ордена и академические звания. Лич­ный дворянин пользовался рядом сословных прав дворянства, однако не мог передать этих прав своим детям, не имел права владеть крестьянами, участвовать в дворянских собраниях и занимать дворянские выборные должности. Такая формулировка закона открывала, по мысли Петра I, дос­туп в высшее государственное сословие людям разных общественных групп, отличившимся в службе, и, напротив, закрывала доступ "нахалам и тунеядцам".

Военная служба считалась преимущественно дворянской службой, статская не считалась "благородной". Ее называли "подьяческой", в ней всегда было больше разночинцев. Лишь в александровское и позже, в ни­колаевское, время статский чиновник начинает в определенной мере пре­тендовать на общественное уважение рядом с офицером. Табель о рангах создала военно-бюрократическую машину государственного управления. Власть государства покоилась на двух фигурах - офицере и чиновнике. «Чиновник» происходит от слова "чин'', что в древнерусском языке озна­чало "порядок". Чиновник - человек жалованья, его благосостояние непо­средственно зависит от государства. Запутанность законов и общий дух государственного произвола привели к тому, что русская культура XVIII века практически не создала образов беспристрастного судьи, справедли­вого администратора. Чиновник в общественном сознании ассоциировался с крючкотворством и взяточничеством. Русская бюрократия почти не оставила следа в духовной жизни России: она не создала ни своей культуры, ни даже своей идеологии.

Человек в Росси, если он не принадлежал к податному сословию, не мог не служить. Без службы нельзя было получить чина, а человек без чи­на должен был подписываться: "недоросль такой-то". Если дворянин дей­ствительно никогда не служил, то родня устраивала ему фиктивную служ­бу. Знатный вельможа мог служить фиктивно где-нибудь в придворной службе. Такой человек не был заинтересован в чинах, а даровитый чиновник мог выбиться в люди, получить дворянство. В кругах поместного дворянства, зачастую родовитого, считалось хорошим тоном демонстриро­вать презрение к чину.

Развитие крепостного права изменило само понятие слова "помещик". Это был уже не условный держатель государевой земли, а абсолют­ный и наследственный собственник как земли, так и сидящих на ней кре­стьян. По мере усиления независимости дворянства оно начало тяготиться двумя основными принципами петровской концепции службы: обязатель­ностью ее и возможностью для недворянина становиться дворянином по чину и службе. Оба эти принципа подверглись уже со второй трети XVIII века энергичным атакам. Отделение дворянских привилегий от обязатель­ной личной службы и утверждение, что самый факт принадлежности к со­словию дает право на душе- и землевладение, было оформлено двумя ука­зами: указом Петра III от 20 февраля 1762 года ("Манифест о вольности дворянства") и Екатерины II от 21 апреля 1785 года ("Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства").

По этим документам дарование дворянам сословных прав: освобож­дение от обязательной службы, от телесных наказаний, право "беспрепят­ственно ездить в чужие края" и "вступать в службы союзных держав" - получало и более широкую трактовку. В Грамоте Екатерины II писалось: Подтверждаем на вечные времена в потомственные роды российскому благородному дворянству вольность и свободу"- При этом дворянину га­рантировалась неприкосновенность "чести, жизни и имения".

Так создалась своеобразная социокультурная ситуация: дворянство окончательно закрепилось как господствующее сословие. Более того, именно за счет положения крестьян, которые после указа 13 декабря 1760 года (дававшего помещикам право ссылать крестьян в Сибирь на поселе­ние "с зачетом их в рекруты"') и 17 января 1765 года (расширявшего это право до возможности помещикам по собственному произволу отправлять неугодных крестьян на каторгу) были практически низведены до степени рабов ("крестьянин в законе мертв", - писал Радищев), дворянство в Рос­сии получило вольность и свободу. Культурный парадокс сложившейся в России ситуации состоял в том, что права господствующего сословия фор­мулировались именно в тех терминах, которыми философы Просвещения описывали идеал прав человека.

Мы говорили о том, как развивался и складывался нравственный об­лик человека XVIII столетия, при этом ведя речь о мужчинах. Между тем женщина этой поры не только была включена в поток бурно меняющейся жизни, но начинала играть в ней все большую роль. И женщина очень ме­нялась.

Петровская эпоха вовлекла женщину в мир словесности: ей потребо­валась грамотность. Уже у Фонвизина неграмотная женщина - сатириче­ский образ. Художественная литература, сохраняя и увеличивая свою не­зависимость от прямых поучений государства, завоевывает место духовно­го руководителя общества. К концу XVIII века появляется новое понятие - женская библиотека. Оставаясь по-прежнему миром чувств, миром детской и хозяйства, "женский мир" становится все более духовным. До­машние библиотеки женщин конца XVIII века сформировали облик людей 1812 года и декабристской эпохи.

В XVIII веке реформы Петра I перевернули не только государствен­ную жизнь, но и домашний уклад. Первое последствие реформ для жен­щин - это стремление внешне изменить облик, приблизиться к типу за­падноевропейской женщины. Семья в начале XVIII века подверглась по­верхностной европеизации. Женщина стала считать модным иметь любов­ника, без этого она "отставала" от времени. Кокетство, балы, танцы - вот женские занятия. Семья, хозяйство, дети отходили на задний план; ребе­нок вырастал почти без матери.

Затем произошли важные перемены. К 70-м годам XVIII века в Ев­ропе зарождается романтизм, и модным становится стремиться к природе, к естественности. Это оказало влияние и на семью. Во всей Европе кор­мить детей грудью стало признаком нравственности. С этого же периода стали ценить ребенка, детство. Раньше в ребенке видели маленького взрослого, что было очень заметно по детской одежде: в начале XVI11 века детям шьют маленькие, но по фасону - взрослые одежды. Постепенно в культуру входит представление о том, что ребенок и есть нормальный че­ловек. Появляется детская одежда, детская комната, возникает представле­ние о том, что играть - это хорошо. Так в домашний быт вносятся отноше­ния гуманности, и это - заслуга женщины. Именно женщина создает дет­ский мир, и для этого ей надо много пережить, перечувствовать. И здесь помогает литература - в 70-е - 90-е годы XV11I века женщина становится читательницей. Первым в эпоху Просвещения подготовить круг женского и детского чтения поставил целью Н.И. Новиков. Под его руководством начал свою просветительскую деятельность Н.М. Карамзин. Вместе со своим другом А.П. Петровым он редактировал новиковский журнал "Дет­ское чтение для сердца и разума"'(1785 - 1789}.

Вопрос о месте женщины в обществе неизменно связывался с отно­шением к ее образованию. В петровскую эпоху проблема женского обра­зования возникла в исключительно своеобразной форме; Петр специаль­ным указом предписал неграмотных дворянских девушек, которые не мо­гут подписать хотя бы свою фамилию, не венчать. Необходимость жен­ского образования и характер его стали предметом споров и связались с общим пересмотром типа жизни, типа быта.

Подлинный переворот в педагогических представлениях русского общества XVIII века внесла мысль о необходимости специфики женского образования. Возникла идея просвещения всех дворянских женщин, по­этому необходимо было выработать систему женского обучения. Сразу же встала проблема учебных заведений. Учебные заведения для девушек приняли двоякий характер: появились частные пансионы, но одновременно возникла и государственная система образования. Становление ее связано с именем известного деятеля культуры XVIII века И.И. Бецкого. Бецкой был приближен к правительственным кругам и в целом отражал настроения Екатерины II. И в итоге было создано то учеб­ное заведение, которое потом существовало долго и называлось по поме­щению, где око располагалось, Смольным институтом, а ученицы его - смолянками. Основную массу учениц составляли девушки дворянского происхождения, но при институте существовало "Училище для малолет­них девушек" недворянского происхождения. Обучение длилось девять лет, в течение которых девушки были практически изолированы от дома.

Обучение было поверхностным, исключение составляли лишь языки. В этой области знаний требования действительно были очень серьезными, и воспитанницы достигали больших успехов. Из остальных предметов значение фактически придавалось только танцам и рукоделию. Физика сводилась к забавным фокусам, математика - к самым элементарным зна­ниям. Только литературу преподавали немного лучше, особенно в XIX ве­ке, в пушкинскую эпоху, когда преподавателями в Смольном институте стали А.В. Никитенко, известный литератор и цензор, и П.А. Плетнев, приятель Пушкина, которому поэт посвятил "Евгения Онегина".

Смольный был не единственным учебным заведением, возникали ча­стные пансионы. К концу XVIII века по проверке их оказалось несколько десятков в Петербурге, десять - в Москве и ряд - в провинции. Пансионы были иностранные.

Тип русской образованной женщины, особенно в столицах, стал складываться уже в 30-х годах XVIII века. Напомним хотя бы о вкладе в культуру Екатерины II и ее союзницы княгини Дашковой. Однако в целом женское образование в России XVIII - начала XIX века не имело ни своего Лицея, ни своего Московского или Дерптского университета. Тип высоко­духовной русской женщины сложился под воздействием русской литера­туры и культуры эпохи.

Этот вопрос освещён по книге Ю.М.Лотмана «беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII-начало XIX века)». – СПб, 1994. – 399 с.


Литература первой трети XVIII века.

Литература "петровского периода"

Литература первых десятилетий XVIII века получила название лите­ратуры "переходного периода". Чтобы уяснить себе ее переходный харак­тер, осветить особенности и своеобразие на фоне древнерусской, необхо­димо освоить следующие темы:

Культурное и социально-бытовое содержание петровских ре­форм; новые методы и формы идейно-эстетического воздействия на общественное сознание

Знаменательным событием, как бы предваряющим начало новой эры в культурном движении России, явилась реформа летоисчисления, которая произвела ошеломляющее впечатление на людей древнерусского склада. Она сопровождалась символическим действом, имеющим прямое отношение к европеизации России: в канун 1 января 1700 года (7208 года от со­творения мира) состоялось острижение бород и переодевание дворянства, а после новогодних торжеств русским женщинам было разрешено открыть лица. В русский обиход Петр ввел аксиому ''столетнего века'', понятие, чуждое для России, и о первом "открытом" им веке в конце его было ска­зано А.Н. Радищевым: "Столетье безумно и мудро".

В сферу действия просветительской программы Петра были включе­ны практически все уровни культурной и социально-бытовой жизни Рос­сии. На первом месте стояла проблема образования. Учебные заведения развиваются в двух направлениях. С одной стороны, не прерывалась связь с традицией прежнего, словесно-грамматического духовного просвещения. В программе Московской духовной академии усиливаются "учения латин­ские", она выпускает не только священников, но и переводчиков, учителей, "справщиков"' при типографиях. С другой стороны, было положено начало новому, светскому, причем технически-специальному образованию в Рос­сии. В 1701 году в Москве была основана Школа математических и навигацких наук. При Петре были основаны школы артиллерийская, инженер­ная, хирургическая и два горных училища.

Славяно-греко-латинская академия и Школа математических и навигацких наук поставляли учителей для сети низших школ, которые были в начале также двух типов. К старому типу относились так называемые "епархиальные школы", по новому типу создавались (указом 1714 года) во всех губерниях чисто светские "цифирные школы", в которых обучались грамоте, арифметике и элементам геометрии не только дворяне, но и "ре­бятки всех чинов" (кроме крепостных). В деле просвещения одна из глав­ных ролей была отведена Академии наук, открытой в 1725 году с целью ведения исследовательской работы и обучения молодых людей.

Развитию культурно-просветительских учреждений в преобразова­ниях эпохи отводилось не менее важное место, чем учебным. При Петре возникает первый в России естетственно-исторический и анатомический музей (кунсткамера). Основывается картинная галерея, для которой поку­паются картины Рембрандт и классиков фламандской школы. Много средств отводится на украшение новой столицы - Петербурга, основанного в 1703 году.

Книги, газеты постепенно становились явлением, привычным в верхнем слое русского общества: печатно-издательское дело в первой чет­верги XVHI века приняло необычайно широкие масштабы и было постав­лено на службу целям государственного преобразования и насаждения по­ной культуры. В 1700 году русские типографии были открыты за границей (а Амстердаме - у Гессена и Копиевского). Одновременно были заведены типографии в Москве и Петербурге. К концу 1702 года относится рожде­ние первого официального правительственного печатного органа - газеты "Ведомости", а к 1708 - составление образца нового, "гражданского шрифта", сменившего церковно-славянскую азбуку и благополучно до­жившего до наших времен. Характер издаваемых книг весьма разнообразен: "Геометрия, славенски землемерие...", "Приклады, како пишутся комплименты разные», "Юности честное зерцало", переводные издания, при подготовке которых переводчикам надлежало пользоваться "'не высокими словесами славенскими, а простым русским языком". Льви­ная доля изданных книг приходилась на различные учебные пособия, на­ставления и трактаты, поскольку художественная литература нового стиля только начинала складываться.

Публицистика и журналистика, стихотворство, драматургия и театр петровского времени

Значительно возрастает роль публицистики в разъяснении смысла го­сударственной политики. Видными публицистами петровской эпохи были И.П. Посошков, В.Н. Татищев. Необходимо обратить внимание на оратор­скую прозу Ф. Прокоповича, С. Яворского, Д. Ростовского.

Заметные изменения происходят и в поэтических жанрах. К концу XVII века в России развивается виршевая письменная поэзия, быстро завоевывающая всеобщее признание: стихотворную форму получают на­ставления, поучения, буквари, в моду входят акростихи, фигурные стихо­творения, состоящие из строк различной длины.

Видным жанром становится панегирическая поэзия. Образцы торже­ственных виршей, предшественниц похвальной оды, даны в творчестве Феофана Прокоповича ("Епиникион").

В начале XVIII века возникает и новый поэтический жанр - любов­ная лирика, что стало возможным только после коренной ломки общест­венного уклада. В лирике прослеживаются два течения - одно опирается на народное творчество, другое связано с западноевропейской любовной поэзией. Между содержанием поэтических произведений, вобравших в се­бя веяния нового времени, и их тяжеловесным силлабическим строем воз­никало несоответствие, не проявляющееся столь, резко больше ни в одном из видов художественной литературы этих десятилетий.

Перед исследователем русского стихотворства начала века неизбеж­но встает проблема барокко, являющаяся одним из спорных литературных вопросов. "В основе стиля барокко лежит стремление соединить несоеди­нимые противоположности, когда метафора связывает явления бесконечно далекие. Главное, чтобы эти сопоставления удивляли своей неожиданно­стью, были "остроумными". Поэтов барокко отличало стремление к всевозможным украшениям стиля, гипер­болизации и метафоризации. Наиболее "барочным" поэтом признается Симеон Полоцкий. В России был создан как бы умеренный вариант барок­ко: 'Лишенное социальных корней, барокко не смогло сложиться в оформ­ленное, а тем более господствующее направление в русской литературе. Все же ''периоду'' барокко была русская литература обязана такими новы­ми явлениями, как силлабическое стихосложение и "'школьная'" драма''.

Культурно и социально значимым событием явилось открытие в 1702 году в Москве первого русского театра, который пред­ставлялся Петру важным средством пропаганды и воспитания его подан­ных. Руководил им немецкий режиссер и актер Иоганн Кунст. составив­ший репертуар из пьес немецкого демократического театра. Его преемник Отто Фюрст не проявил должных способностей, и театр был закрыт в 1706 году. На сцене Петр 1 хотел видеть пьесы с торжественным агитационным содержанием, которые бы поддерживали его военную политику. Подобная пьеса была поставлена в театре Московской Славяно-греко-латинской ака­демии - военные успехи русского оружия достаточно часто служили те­мами панегирических представлений школьных театров, которые сущест­вовали во многих городах России. ''Школьная драма" имела разработан­ную теорию, основанную на поэтике Аристотеля. Были строго регламентированы жанры трагедии, комедии, трагикомедии. Пьесы носили книж­ный и аллегорический характер. Однако среди них были не только обыч­ные религиозные "школьные драмы"', но и триумфальные пьесы, "плачев­ные трагедии", любовно-авантюрные пьесы. Постепенно в театральные представления проникали элементы быта, что было особенно заметно в интермедиях, "междувброшенных действах'', что разыгрывались в антрак­тах спектаклей.

Беллетристика Петровской эпохи

Содержание беллетристических произведений тоже соответствовало характеру времени. Беллетристика Петровской эпохи продолжала линию развития русской повести XVII века, осложненную привлечением элемен­тов психологического и авантюрного романов, популярных на Западе. По единодушному мнению исследователей, наиболее ярко идейные и художе­ственные особенности повестей первых десятилетий XVIII века отразились в "Гистории о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли" и в "Гистория о храбром россий­ском кавалере Александре".

Образ героя первой повести является "знамением времени"'" (Л.И. Тимофеева) и мог появиться в литературе только после петровских ре­форм. Основная идея "Гистории о российском матросе Василии Кориот­ском" - необходимость оценки человека по его личным заслугам, а не по его социальному положению - демонстрирует ее живую связь с историче­ской действительностью начала XVIII века. Наиболее близка эпохе пернач часть повести, вторая часть - с описания бури на море и кораблекрушение до конца повествования - созвучна переводной литературе и русскому на­родно-поэтическому творчеству. Для первой части стилеобразующим фак­тором оказался деловой язык эпохи, для второй - новые литературные формы, связанные с переводными образцами.

"Гистория о храбром российском кавалере Александре и о люби­тельницах ево Тире и Елеоноре" выделяется на фоне других повестей сво­им объемом и сложной композицией. Задача ее автора заключалась не только в изображении передового человека своего времени, стремящегося к познанию наук, но и к раскрытию роли женщины в общественной жизни. В этом вопросе весьма ценны свидетельства современников: "Петр I учредил разные собрания, где женщины, до сего отдаленные от сообще­ния мужчин, вместе с ними на веселиях присутствовали, - писал русский историк М.М. Щербатов. - Страсть любовная, до того почти в грубых нра­вах незнаемая, начала чувствительными сердцами овладевать, и первое ут­верждение сей перемены от действия чувств произошло". Автор 'Гистории" об Александре использовал и литературный, и бытовой мате­риал. Его рассказы о женщинах лишены назидательности: авторское отно­шение раскрывается только посредством логики событий.

Изучая повести петровского времени, важно сопоставить их с рус­скими повестями XVII века (например, с "Повестью о Савве Грудцыне", "Повестью о Фроле Скобееве") и переводной литературой (например, с "Гисторией о гишпанском шляхтиче Долторне", с повестью о Петре Зла­тые Ключи), чтобы увидеть новое в их идейно-художественном облике.

Повести первой трети XVIII века в известной мере явились пред­вестниками художественных достижений русского бытового романа 60-70-х годов XVIII века, например, произведений М.Д.Чулкова.


Тексты

Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли // Русская литература XVIII века. 1700-1775: хрестоматия / сост. В.А.Западов. – М., 979. – С. 12-22.

Основная литература

Травников С.Н. Писатели петровского времени. Литературно-эстетические взгляды / С.Н.Травников. – М, 1989. – С. 3-16.

Панченко А. Русская культура в канун петровских реформ / А.Панченко // О русской истории и культуре. – СПб., 2000 – С. 13-281.

Дополнительная литература

Демин А.С. Русская литература второй половины XVII-начала XVIII века: Новые художественные представления о мире, природе, человеке / А.С.Демин. – М., 1977. – С. 191-208.

Валицкая А.П. Русская эстетика XVIII века / А.П.Валицкая. –М., 1983. – С. 13-39.


Феофан Прокопович

Самой крупной фигурой среди писателей и публицистов начала века был Феофан Прокопович. Его творчество следует рассмотреть в несколь­ких аспектах.

Прокопович как теоретик языка и литературы

В трактатах '"Поэтика" и "Риторика'' Ф. Прокопович дал представле­ние о родах и видах литературного творчества и сформулировал ряд осно­вополагающих положений своей художественно-эстетической концепции. Прокопович отстаивает идею высокого гражданского искусства, воздающего "хвалы великим людям", рассказывающего "о тайнах природы и о наблюдениях над движением небесных светил", наставляю­щего "и гражданина, и воина, как жить на родине и на чужбине", дающего уроки государственной мудрости самим правителям. Прокопович не ос­тавляет без внимания и вопросы специфики художественного творчества. Его заслугой в области теории искусства является разработка таких эсте­тических категорий, как подражание и вымысел. Художественный образ в представлении Прокоповича- выражение обобщенного, типического через конкретное, индивидуальное. Но при соблюдении всех рекомендаций ав­тора "Поэтики" почти невозможно наделить действующих лиц чертами своеобразной индивидуальности - побеждает явная тенденция к абстраги­рованию.

Прокопович дает жанровую классификацию драматургии, резко про­тивопоставляя комедию и трагедию по стилю и содержанию. Он вводит и "третий смешанный род" - трагикомедию, или "трагедокомедию"', в ко­торой '"остроумное и смешное смешивалось с серьезным и грустным и ни­чтожнейшие действующие лица - с выдающимися''. Этот жанр был от­вергнут в русской драматургии эпохи классицизма. Сам же Прокопович написал свое единственное драматическое произведение именно в этом роде.

Вопрос разработки литературного языка был актуален на протяже­нии всего XV1I1 столетия. Прокопович тоже не остался в стороне от его решения. В ''Поэтике" даны основы учения о трех стилях, более подробно эта проблема освещается в '"Риторике".

Литературно-эстетические взгляды Прокоповича во многом подго­товили и эстетику, и практику будущего классицизма,

Прокопович как публицист

В представлении Прокоповича художественная литература и публи­цистика должны служить общенациональным, государственным интере­сам, способствовать делу поддержки и укрепления петровских начинаний. Как лицо духовное, Прокопович использует, прежде всего, традиционную церковную проповедь. Ее содержанием становятся злободневные общест­венно-политические события, что требует и обмирщения ее языка. В ре­зультате проповедь превращается в новый жанр - "'слово" ("Панегирикос", или "'Слово похвальное о преславной над войсками свейскими победе'' 1709, "'Слово о власти и чести царей" 1718, "Слово о состоявшемся между Империей Российскою и короною шведскою мире 1721 года").

Прокопович является автором "Духовного регламента" (1720), кото­рый был положен в основу церковного устройства. Даже в жанре законо­дательного постановления Прокопович не отказывается от сатирического начала, о чем свидетельствует хотя бы обличительная зарисовка ''князей церковных".

Прокопович как поэт-панегирист и лирик

На общественно-значимые события времени Прокопович откликает­ся не только как публицист, но и как ПОЭТ. Например, Полтавскую побед; он приветствует в "Слове о баталии Полтавской" и в "Епиникионе" - панегирической оде. Корме стихотворений духовного и философского характера у Прокоповича имеется ряд шутливых стихов, написанных язы­ком, приближенным к разговорному, примером может послужить цикл стихотворений к эконому отцу Герасиму.

Трагедокомедия "Владимир"

В основу трагедокомедии "Владимир" Ф. Прокоповичем положен сюжет о принятии князем Владимиром христианства. Эта тема была весь­ма традиционна для религиозной школьной драмы, но Прокопович сооб­щает ей новую окраску: избранный им сюжет носит национально-исторический характер. Борьба Владимира за просвещение и прогресс, ко­торую он вел с противниками нового порядка, изображенными автором в лице невежественных и корыстных жрецов, была созвучна основному со­держанию эпохи Прокоповича - противостоянию старого и нового. В сво­ей пьесе автор перемешал, по его словам, "смешное и забавное с серьез­ным и трогательным и лица незначительные, с знаменитыми". Это вполне соответствовало жанру трагедокомедии, теоретически разработанному в "Поэтике". Написана пьеса традиционными тринадцати сложным и силла­бическими стихами.


Тексты

Прокопович Ф. Епиникион; Плачет пастушок в долгом ненастье; «Не знаю, кто ты, пророче рогатый…»; трагедокомедия «Владимир»; О поэтическом искусстве / Ф.Прокопович // Русская литература XVIII века. 1700-1775: хрестоматия / сост. В.А.Западов. – М., 1979. – С. 48-51.

^ Основная литература

Буранок О.М. Исследование исторических источников в трагедокомедии Феофана Прокоповича «Владимир» / О.М. Буранок // Жанровое своеобразие русской поэзии и драматургии: межвуз. Сб. науч трудов. – Куйбышев, 1981. – С. 3-11.

Софронова Л.А. Трагедокомедия Феофана Прокоповича "Владимир" / Л.А. Софронова//Рус. лит. - 1989.- №3.- С. 148- 155.

Дополнительная литература

Моисеева Г.Н. Древнерусская литература в художественном сознании и исторической мысли России XVIII века / Г.Н. Моисеева. - Л., 1980. - С. 126- 129.

Буранок О.М. Особенности эволюции жанра трагикомедии в русской драматургии первой трети XVIII века (Феофан Прокопович и Феофан Трофимович) / О.М. Буранок // Проблемы изучения русской литературы XVIII века.-Л., 1990. -С. 14-23.


Литература второй трети XVIII века.

Русский классицизм

Во второй трети XVIII века развитие русской литературы характери­зуется формированием и расцветом классицизма, литературного направления эпохи абсолютизма. Как и европейский, зародившийся во Франции в конце XVI века, русский классицизм утверждался в эпоху ста­новления национальной государственности и выражал мировоззрение, психологию и вкусы просвещенного русского дворянства, создававшего свою культуру как культуру всего государства, всей нации. Не случайно, что выдающиеся деятели русской литературы 30 - 50-х годов XVIII века, в произведениях которых определился классицизм, вшили из разных соци­альных групп: Тредиаковский - из духовенства, Ломоносов - из крестьян­ства. Сумароков - из дворянства. В формировании русского классицизма решалась задача, возникшая в итоге литературного развития предшест­вующей эпохи: создание национальной художественной литературы в но­вых, общеевропейских формах средствами более упорядоченного языка.

Литературная теория русского классицизма представляла собой оп­ределенную систему взглядов на искусство поэзии. Поэтические принципы классицизма были программно сформулированы в "Риторике" Ломоносо­ва, его трудах '"Предисловие о пользе книг церковных в российском язы­ке", "О нынешнем состоянии словесных наук в России"; из работ Тредиаковского большое значение имеют предисловия к "Аргениде" и "Тилемахиде» а также статьи "Мнение о начале поэзии и стихов вообще". "Письмо к приятелю о нынешней пользе гражданству от поэзии": " Письмо, в кото­ром содержится размышление о стихотворстве"; теоретическая мысль Су­марокова выявляется в статьях "О неестественности'", "К несмысленным рифмотворцам", "Письмо о чтении романов", "О стихотворстве камчада­лов", "Критика на оду", "'Слово на открытие Академии художеств", осо­бенно же в его эпистолах о русском языке и стихотворстве. Интересна анонимно напечатанная в журнале "Ежемесячные сочинения" статья "О качествах стихотворца рассуждение".

Определяющими факторами литературной доктрины классицизма был принцип общественного назначения поэзии и "подражание природе" с помощью вымысла. Остановимся на характеристике первого.

Моралистический характер общественного миросозерцания класси­цистов порождал стремление определить значение поэтического творчест­ва с позиций гражданских идеалов. В иерархии ценностей искусства пер­венствующую роль играла познавательно-нравственная, в свете чего целью искусства признавалось воздействие на разум человека для исправления пороков и привития добродетели. Высокая гуманистическая миссия искус­ства - совершенствование людей, их гражданское и политическое воспи­тание. Подобные взгляды на роль и значение поэзии в общественной жиз­ни сложились у писателей-классицистов пол влиянием философии рацио­нализма с ее культом разума ("рацио" - разум"). Особенно сильным было влияние философии Рене Декарта, отводившего разуму решающую роль не только в познании природы, но и в нравственной, социальной жизни обще­ства. Повеление человека заслуживает уважения лишь тогда, когда оно 'разумно', то есть отвечает высшим нравственным нормам. Влияние ра­ционализма ощущалось и на работах английского философа-эмпирика

Фрэнсиса Бэкона и французского философа-эмпирика Пьера Гассенди. Философы стремились научить человека управлять собой, сде­лать его поведение разумным во всех сферах жизни. В качестве идеала ли­тературой классицизма был выдвинут человек общественного склада, вы­сокого интеллекта, мыслящий, волевой, с развитым чувством долга, руко­водствующийся в своих поступках принципом ''общей пользы".

Русский классицизм развивался позднее французского и немецкого, естественно, что он использовал достижения европейской мысли. Катего­рии добра и зла русскими писателями соотносились с наличием или отсут­ствием разумного начала в человеке. Истинно благородным мог быть только тот, кто действовал не под влиянием "страстей", а руководствовал­ся в своем поведении разумом.

Вместе с тем русский классицизм испытал воздействие просвети­тельской мысли XVI11 века. Учение английскою философа Локка о роли воспитания в нравственном совершенствовании человека оказало сильное влияние на духовную жизнь эпохи и было принято русской литературой классицизма. Однако русскому классицизму осталась чужда социальная основа философской системы Локка, обосновывавшей принцип конститу­ционно-парламентской монархии. Русский классицизм не принял этой идеи и остался на позициях признания абсолютной монархии как лучшей формы государственного правления.

Обратимся к рассмотрению второго основного принципа литератур­ной доктрины классицизма - "подражания природе"' с помощью вымысла. В его основе лежит мысль об однородности методов искусства и способности природы к самовоссозданию. Перед поэтом стоит задача выделить в природе общее, идеальное и вероятное Закономерное в природе составля­ет совершенное в искусстве. ''Подражание" - это не только воспроизведе­ние данного природой, но и ее обогащение. "Подражание природе" - это активный процесс, материал природы дан обобщенно, избирательно, по­этом воссоздаются не подробности чувственных данных, а то, что обобще­но мыслью. "Подражание природе" подразумевает использование вымыс­ла, который в системе классицизма получает смысл истины, являясь осо­бым средством познания. Поэтический вымысел придает возможному и необходимому реальность свершившегося факта, он возвышает единичные факты действительности до их возможного и вероятного проявления, рас­крывая потенции природы, раскрывая то, что в природе открыто разуму, а не чувствам.

Осуществление своих эстетических идеалов классицисты находили в памятниках античного искусства - классических образцах прекрасного. "Поэтика" Аристотеля и "Послание к Пизонам" Горация послужили на За­паде основой для построения эстетической и литературной теории класси­цизма, предлагающей писателям свод правил, призванных помочь в освое­нии методов познания законов поэзии. Сама поэзия осознавалась как осо­бый вид "словесной науки", что приравнивало художественную литерату­ру к научному познанию. Произвольная игра воображения исключалась: в классицизме отсутствует понятие свободно творящей фантазии, - независимой от 'разума'' и природы. Особенно ярко рационалистический характер классицизма проявился в дидактической поэме теоретика класси­цизма, французского писателя Буало - "Поэтическое искусство" (1674).

Литературно-эстетическую теорию классицизма отличала четко раз­работанная система литературных родов и видов. Основной ее чертой была иерархия жанров, причем каждый жанр был замкнут в себе и отграничен от остальных. Подобная система явилась следствием метафизического способа мышления: явления природы, как и явления общественной жизни, изображались писателями классицизма вне их связи друг с другом, вне их развития и движения. Умопостигаемая действительность расчленялась на смешное и печальное, возвышенное и низменное, добродетельное и пороч­ное. Определенный круг явлений действительности был закреплен за кон­кретным жанром. Возвышенное становилось предметом трагедии, ее ге­роями могли быть цари и аристократы. Смешное отражалось в комедии, круг персонажей которой составляли представители низших сословии. Об­ращение к тому или иному жанру само по себе уже определяло тему, со­держание, образные и интонационно-стилевые особенности произведений.

Связь конкретного жанра с той или иной действительностью, "воз­вышенной" или "низменной"', диктовала объединение жанров в группы: "'высокие", "'средние'" и "низкие". Ведущими жанрами стали "высокие'' (ода, - эпопея, трагедия) и "низкие" (комедия, сатира, басня). Элегия, посла­ние и песня, составляющие "средние"' жанры, не заняли в литературе клас­сицизма ведущего положения, поскольку были обращены к изображению внутреннего мира отдельного человека. Любовно-авантюрный роман был отвергнут русскими писателями, поскольку не отвечал принципу правдо­подобия: односторонняя установка изображать бытовое и занимательное препятствовала последовательному проведению моралистической тенден­ции. Исключение составил лишь французский политический роман XVII века("Apгенида" Барклая и "Похождения Телемака» Фенелона).

Понимание художественного характера в классицизме сложилось под влиянием античности. Метафизическому восприятию явлений жизни отвечало представление о характере человека как одном нравственном свойстве - положительном или отрицательном. В результате характеры были либо полностью порочными, либо полностью благородными. Однако это не приводило к их однообразию. Характер был воплощением одного свойства, но свойства были различны, поэтому были различны и характе­ры: Димитрий Самозванец у Сумарокова, Вадим у Княжнина. Скотинин. Простакова, Митрофан у Фонвизина - все эти характеры созданы в преде­лах понятий "благородный" - "неблагородный".

Главной стилистической задачей, стоящей перед русскими класси­цистами, была выработка нормы поэтической речи на основе ее живого употребления. "Разум" и идеал общенационального словоупотребления выступали в качестве критерия ''правильности" литературного языка. Ре­чевая норма создавалась силами ведущих поэтов, которые "предшествовали грамматике". Она находила свое прямое продолжение в норме стиля, ведущим принципом которого являлась ясность как необходимое условие раскрытия сущности предмета.

Первые воздействия классицизма в России могут быть прослежены еще в XVII веке, в поэзии, создававшейся при дворе царя Алексея Михай­ловича, в творчестве ученого монаха-стихотворца Симеона Полоцкого, но­сителя придворного литературного стиля. На смену школьному класси­цизму пришел новый, почерпнутый уже непосредственно в западных ис­точниках А.Д. Кантемиром и В.К. Тредиаковским. Литературная деятель­ность А.Д. Кантемира. В.К. Тредиаковского, MB. Ломоносова, А.П. Сума­рокова в 30 - 50-е годы XVII столетия обозначила границы первого пе­риода в развитии русского классицизма.

Второй период в развитии классицизма в России был представлен именами Д.И. Фонвизина, Г.Р. Державина, Я.Б. Княжнина, В.В. Капниста. И.И Хемницера. В последней трети XVIII века стройность стилевой сис­темы русского классицизма нарушается. В творчестве учеников и преем­ников Сумарокова начинается разложение этого направления.

Классицизм продолжает жить и в первые десятилетия XIX века, но ни в идейном, ни в художественном отношении он не вносит ничего ново­го в литературу.

Идеологическая и художественная общность русского и европейско­го классицизма не исключала национального своеобразия русской литературы XVIII века. В елизаветинскую и екатерининскую эпохи русская по­эзия обратилась к чужим литературам, чтобы на восприятии чужого мате­риала научиться строить свое, отличное от воспринятого.

Самобытность русского классицизма определяется связью его про­изведений с традициями устного народного творчества и древнерусской литературы. Летописный материал послужил основой для большинства русских трагедий; для отечественного классицизма периода его расцвета характерно использование событий прошлого, относящихся к русской ис­тории, преломленных через призму народного восприятия.

Влияние народной сатиры сказалось на таких жанрах русской лите­ратуры XVIII века, как стихотворная сатира, комедия, басня. Образы отри­цательных персонажей определялись не только поэтикой классицизма, но и народной традицией, заострявшей внимание на социальной стороне яв­ления.

Самобытность русского классицизма сказалась и в преобразованиях литературного языка и стиха. Тредиаковский обосновал реформу русского стихосложения, ссылаясь на народную песню; осуществленная Ломоносо­вым реформа русского языка основывалась на сближении литературного языка с разговорной речью.

В творчестве писателей последней трети XVIII века - особенно Державина, Фонвизина и Крылова - разговорная русская речь. Становится основным материалом литератур.

Русский классицизм своеобразен и тем, что многие из лучших его произведений тесно связаны с отечественной историей и современной действительностью, наполнены злободневным содержанием. В русском классицизме особенно громко заявляют о себе воспитательные и просветительские тенденции, ведущие к усилению общественно-сатирической струи.

Литературно-эстетическая система русского классицизма, как цело­стная, замкнутая система, требующая полноты соответствия целей и средств, оказалась устойчивой по отношению к теориям других направле­ний, имея самостоятельное значение и за пределами классицизма. Она ста­ла исходным пунктом литературных теорий нового времени, а в дальней­шем - научной теории литературы, и даже как объект критики со стороны романтизма была активным фактором литературного движения начала XIX века. В общеэстетическом плане ведущие принципы классицизма непо­средственно предшествовали теории реализма.


Тексты

Ломоносов М.В. Предисловие о пользе книг церковных в российском языке; Краткое руководство к красноречию / М.В. Ломоносов // Русская литература XVIII века. 1700 - 1775 : хрестоматия / сост. В.Л. Западов. - С. 97-104.

Сумароков А.П. Эпистола о стихотворстве; О благородстве / А.П. Сумароков // Русская литература XVIII века. 1700-1775 : хрестоматия / сост. В.А. Запалов.- М., 1979. - С. 224 - 220.

Основная литература

Морозов А.А. Судьбы русского классицизма / А.А. Морозов // Рус. лит. -1974. -№ 1.- С. 3-27.

Гуковский Г.А. К вопросу о русском классицизме / Г.А. Гуковский // Ранние работы по истории русской поэзии XVIII века. - М., 2001. - С. 250 -276.

Дополнительная литература

Серман И.З. Русский классицизм : Поэзия. Драма. Сатира / И.З. Серман. - М., 1973. - С. 3-58.

Москвичева Г.В. Русский классицизм / Г.В.Москвичева. - М..1986. - С.5-19.


Становление традиции стихотворной сатиры.

А.Д. Кантемир

Именем А.Д. Кантемира принято открывать новый период в разви­тии русской литературы. Его произведениями были стихотворные сатиры, а самого Кантемира называют родоначальником сатирического направле­ния в России. Необходимо обратить внимание на тот факт, что становле­ние новой, светской по пафосу и европейской по форме литературы в Рос­сии начинается именно с обличительного искусства сатиры: "Если взять в соображение хаотическое состояние, в котором находилось тогда русское общество, эту борьбу умирающей старины с возникающим новым, то нельзя не признать в поэзии Кантемира явления жизненного и органиче­ского, и ничего нет естественнее, как явление сатирика в таком обществе".

Жанр стихотворной сатиры и его формы; назначение сатиры и ее влияние на формирование общественного мнения эпохи

Сатира в России XVIII века осознается как искусство назидательно-морализирующее. Принципиальные взгляды на проблему задач и функции сатиры высказаны Кантемиром в IV сатире '"К музе своей. Об опасности сатирических сочинений". С точки зрения поэта, только сатира способст­вует исправлению нравов людей. Взгляды Кантемира на сатиру сформиро­вались под воздействием Буало, теоретика французского классицизма. Но практическое перенесение идей Буало на русскую почву следует связывать с именем А.П. Сумарокова. В его "Епистоле II. О стихотворстве" было да­но четкое определение жанра стихотворной сатиры, изложение ее целей и специфики предмета. Еще в самом начале века, в 1705 году, Ф. Прокопович в трактате "De arte poetica" ("О поэтическом искусстве") сформулиро­вал рекомендации не касаться в сатирах личности. Этому правилу следует и Кантемир. Но уже для Сумарокова вопросы критики недостатков нико­гда не были отвлеченным делом. Он превращает сатиру в орудие литера­турной борьбы - высмеивает литературных противников, пародируя про­изведения Ломоносова, В. Петрова, Тредиаковского. Тредиаковскому са­тирические нападки Сумарокова представлялись незаконным использова­нием сатирических приемов в целях оскорбления его чести. В полемиче­ских протестах Тредиаковского против подмены сатиры "пасквилем" ("Письмо к приятелю" (1750)) закладывались предпосылки будущих спо­ров о границах и возможностях сатиры (этот вопрос будет бурно обсуж­даться на страницах периодических изданий 1769 года).

Русской литературе XVIII века были характерны традиционные для системы классицизма жанры стихотворной сатиры - восходящие к антич­ным образам стихотворное сатирическое послание, поэтическая басня, бурлеск. Для русского читателя знакомство с классицизмом началось с жанра стихотворного сатирического послания, который рассматривался как своеобразный синоним сатиры вообще. Сатира свободно использовала композиционные формы эпоса, лирики, драмы, подчиняя их своей цели - выражению отрицательной оценки изображаемого.

А.Д. Кантемир - сатирик

Всего Кантемиром написано восемь стихотворных сатир. Образцом для себя он выбирает сочинения Буало и римских сатириков Горация и Ювенала. Кантемир не только ориентируется на достижения новейшей ев­ропейской светской культуры, но и во многом продолжает тенденции, ха­рактерные для русской литературы XVII века - все его сатиры написаны силлабическим стихом.

Особенности композиции сатир

Вслед за Буало Кантемир строит свои сатиры в виде посланий. Ино­гда сатира принимает форму диалога - два персонажа, один из которых яв­ляется выразителем авторской точки зрения, обмениваются репликами (Сатира II. "На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евге­ний"). Сатира обычно открывалась авторским вступлением и завершалась его же заключением. Кантемир крайне редко обращается к конкретному адресату - его заменяют атрибуты поэтического вдохновения или челове­ческого сознания. Композиционным центром сатирического послания яв­ляется изобличение порока в саркастических и иронических описаниях об­лика его носителей, в связи с чем на первое место выступает нравоописа­тельный элемент.

Обличая недостатки других, автор всегда вольно или невольно рас­крывает свой внутренний мир. Здесь уместна постановка вопроса об образе автора в сатирах, об оценке Кантемиром своего места в обществе и значе­нии своего искусства. В его решении поможет сатира IV "Об опасности са­тирических сочинений", которая не носит обличительного характера и представляет внутренний монолог автора.

В сатирах воплощается идеологическая программа их автора. Сати­ры демонстрируют антиклерикализм позиции Кантемира, его просвети­тельский подход к решению вопроса о правах и обязанностях дворянина; показывают сатирика как поборника интересов науки и просвещения; рас­крывают его взгляды на проблему воспитания и его представления о нрав­ственном долге дворянина.

Стилистические приемы и язык сатир Кантемира

Для сатир Кантемира характерны широкое проникновение народной просторечной фразеологии, насыщенность фольклорными элементами; ис­пользование пословиц и поговорок; гипербола и ирония как средства ко­мической обрисовки персонажей.

Кантемир - классик русской силлабики. Нужно ясно представлять основные особенности его стиха и знать о полемическом "Письме Харитона Макентина" по отношению к предложенной Тредиаковским реформе стихосложения, которое предлагало весьма интересный путь совершенст­вования русского силлабического стиха.

Велика роль Кантемира в освоении античной и европейской литера­тур, интересна его деятельность как переводчика Анакреона, Горация и Фонтенеля, показателен выбор произведений для перевода (одним из них является трактат Фонтенеля "Разговоры о множестве миров", излагавший основы гелиоцентрического мировоззрения). С этим связана и роль Канте­мира в выработке новой научной и философской терминологии (в русском языке утвердилось слово "начало" (взамен слова "элемент"), "понятие" ("Идея"), "средоточие" ("центр")). Кантемировский перевод Фонтенеля можно считать первым шагом в деле создания литературно-научного языка в России.


^ Практическое занятие.





оставить комментарий
страница1/5
Нагина Ксения Алексеевна
Дата24.09.2011
Размер1.25 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх