Социальное служение православной церкви во второй половине XIX начале XX веков (на материалах Вологодской епархии) icon

Социальное служение православной церкви во второй половине XIX начале XX веков (на материалах Вологодской епархии)


Смотрите также:
Социальная и просветительская деятельность Русской Православной Церкви в провинции во второй...
Формирование и социальное обустройство пространства крупного города на Волге во второй половине...
Женщин а в беспоповском старообрядческом сообществе во второй половине XIX начале XX вв...
Духовно-нравственные ценности воспитания в русской семье во второй половине XIX начале XX в...
Социокультурное развитие российской деревни во второй половине XIX начале ХХ в...
Урок на тему: «Культура тверского края во второй половине XIX начале XX в.»...
Диссертационной работы: «Роль Русской православной церкви в политике России в Дагестане во...
Мусульмане на территории восточной сибири во второй половине XIX начале XX веков...
Деятельность земских учреждений Курской губернии по развитию народного образования во второй...
Вклад русских ученых в формирование и развитие естественных наук таджикистана во второй половине...
Социальное, экономическое и культурное развитие городов Забайкальской области во второй половине...
Урок Дата



Загрузка...
скачать


На правах рукописи

ДОЙНИКОВА НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА




СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

(на материалах Вологодской епархии)


Специальность 09.00.13 – религиоведение,

философская антропология, философия культуры

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук



Москва 2006


Работа выполнена на кафедре государственно-конфессиональных отношений Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации


^ Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор

Васильева Ольга Юрьевна


Официальные оппоненты – доктор исторических наук, профессор

^ Зверев Василий Васильевич

кандидат исторических наук

Петрушко Владислав Игоревич


Ведущая организация – Вологодский государственный

педагогический университет


Защита состоится «___» декабря 2006г. в ____ час. на заседании диссертационного совета Д.502.006.11 при Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, г. Москва, пр-т Вернадского, 84, 1 уч. корп., ауд._____


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС


Автореферат разослан «____» ноября 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета В.К. Пинкевич

  1. ^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Общественные отношения в постсоветской России определяются ломкой норм бытия, сменой ценностных ориентиров. Политико-экономические преобразования в конце XX в. обусловили резкое падение уровня жизни большей части населения, серьезные мировоззренческие сдвиги в обществе. Социальная ситуация характеризуется, с одной стороны, потерей смысла существования массой людей, ожесточением их и маргинализацией, с другой стороны – утверждением нового типа современного человека – делового, не склонного к рефлексии и милосердию к тем, кто не преуспел в быстро изменяющемся мире. Все это требует выработки новых ориентиров гражданской культуры, решения многих злободневных проблем – оздоровления общественного сознания, создания системы социальной помощи и защиты, борьбы с распространившимися недугами пьянства и наркомании, с возросшей преступностью. Ввиду насущной потребности государства в объединении усилий с общественными институтами, в том числе и религиозными, для решения обозначенных задач исследование национальных благотворительных традиций, прежде всего Русской Православной церкви, стоявшей у истоков становления отечественных систем призрения, попечительства и культуры, имеет несомненный научный и практический интерес.

Не менее актуальным представляется изучение регионального аспекта социального служения Церкви. Это позволяет более точно представить ее попечительскую и просветительскую практику на провинциальном уровне, выявить отличительные черты, обусловленные ментальной, историко-географической спецификой региона, верифицировать и дополнить вводящимися в научный оборот материалами общественную мысль о социальной работе.

^ Степень изученности темы. В дореволюционное время в российской и зарубежной историографии был накоплен значительный пласт исследований по вопросам общественного призрения в России (несколько сотен работ1), большая часть которых посвящена историко-теоретическим аспектам православной благотворительности. Среди них отметим труды церковных исследователей Лабутина И., Никитина Е., Ульгорна Г., светского историка Ключевского В.О., утверждавших глубокую взаимосвязь православного сознания с благотворительностью и нищелюбием2. В фокусе внимания таких дореволюционных исследователей, как Бензин В.М., Максимов Е.Д. Папков А.А. была приходская и братская благотворительность3.

В работах советских ученых, ангажированных идеологическими установками, благотворительная деятельность Церкви оценивалась, как правило, критически1.

В 80 - 90-гг. в связи с празднованием тысячелетия крещения Руси повысился научный интерес к православию в целом и церковному социальному служению. Из работ тех лет необходимо выделить коллективный авторский труд «Русское православие: вехи истории», где впервые позитивно отмечается участие Церкви в развитии отечественного образования и культуры2. Объективный характер обзора исторических основ и современных особенностей церковной благотворительности отличает учебное пособие «Милосердие»3.

Начиная с 90-х годов XX в. защищено более 20 докторских и кандидатских диссертаций, в которых авторы, анализируя корни и традиции отечественной благотворительности, обращаются к христианским основам и практике социального служения Православной Церкви в ретроспективе ее развитии, с точки зрения права, государственно-церковного взаимодействия. Это исследования Афиногентовой А.П., Бочаровой И.М., Зубановой С.Г., Ивановой Л.В, Кононовой Т.Б., Курбатовой И.Н. Никулина М.В., Папковой О.В., Пашенцева Д.А., Покотиловой Т.Е.и др.1

Наиболее глубоко и всесторонне прослежены духовные основы благотворительности, исторические этапы православного попечительства и призрения на фоне становления в целом отечественной социальной работы в монографиях Власова П.В., исследовании Фирсова М.В.2

Представляют научный интерес работы Добровольской Т.А., А.П. Мастеропуло, Поддубного М.В., Римского С.В., Фоминых Е.В., затрагивавших проблемы социального служения Церкви во второй половине XIX – XX вв. сквозь призму государственно-церковных реформ3.

Абдуллина Т.Ю., Пешков А.И., Полунов А. Ю. обратились в своих исследованиях к теме участия Церкви в реформировании начального народного образования во второй половине XIX – начале XX вв. К сожалению, односторонний взгляд Абдуллиной Т.Ю. на этот сложнейший процесс, как только стремление Церкви к монополии в указанной сфере не позволяет согласиться с тенденциозными выводами автора. Более взвешенный подход, на наш взгляд, демонстрирует в дано вопросе Пешков А. И.1

Изучению регионального аспекта церковной благотворительной и просветительской деятельности посвящены вышедшие сравнительно недавно в свет научные труды Берестовой Е.М., Штепы А.В.2 Отметим также исследования Бондаренко О.Е., Кубышкиной Л.Т., Кравцовой Е.М., Петранцовой И.А., Рощевской Л.П., Суркова Н.И., Носовой Т.А3, посвященные отдельным направлениям православной культурно-благотворительной деятельности в Вологодской епархии в рассматриваемое время. Значительный интерес представляют работы историка Православной церкви Севера России Камкина А.В.,1 в которых реконструируется опыт христианского попечительства северных приходов в XVIII-XIX вв. Представляют интерес вычлененные им и введенные в научный оборот понятия: диакония-компенсация, диакония-ориентация, диакония-предотвращение.

На основании обзора библиографии можно сделать вывод об отсутствии в отечественной историографии работ обобщающего характера, в которых бы избранная тема рассматривалась в качестве предмета изучения.

Целью изучения темы является осмысление дореволюционной практики социального служения Православной церкви, его направлений и форм в Вологодском крае для определения возможных перспектив развития церковной благотворительности в данной сфере.

Исходя из обозначенной цели, автором поставлены следующие задачи:

1) рассмотреть положение Православной церкви во второй половине XIX –XXI вв. и ее региональных структур (на примере Вологодской епархии);

2) выявить основные направления и организационные формы благотворительной и культурной деятельности Церкви в обозначенный период;

3) представить перспективы развития православного социального служения.

^ Хронологические рамки исследования охватывают период с 60-х гг. XIX в. по 1917 г. Нижняя граница обусловлена началом государственно-церковных преобразований в Российской Империи, повлиявшим на положение Православной церкви и активизацию ее диаконии. Верхний предел определяется сменой политического строя в стране, статуса Церкви и последующего свертывания ее социального служения.

^ Территориальные рамки включают 10 уездов Вологодской губернии, в контурах которых существовала в изучаемое время Вологодская епархия: Вологодский, Вельский, Грязовецкий, Кадниковский, Никольский, Сольвычегодский, Тотемский, Усть-Сысольский, Устюжский, Яренский.

^ Источниковую базу составляет комплекс документов и материалов, включающих в себя архивные (документы Вологодского государственного архива Вологодской области, ГАВО) и опубликованные источники, законодательные акты, справочные издания и статистические своды, отчеты обер-прокуроров Св. Синода (за 1881 – 1912 гг.1) и местных церковно-общественных организаций; сборники, посвященные развитию отечественной благотворительности, труды дореволюционных, советских и современных исследователей, светских и религиозных авторов, материалы периодики. Основным видом источников стали архивные документы Вологодской духовной консистории (ф. 496, 511, 519, 521 ГАВО), содержащие обширный материал по всем сферах жизни Православной церкви в период с 1847 по 1917 гг. Это клировые ведомости, рапорты и отчеты благочинных, отчеты консистории в Св. Синод, журналы заседаний присутствия консистории, сведения о церковно-приходских школах, о деятельности попечительных советов, ходатайства о назначении священнослужителей на должности заведующих изб-читален и библиотек, об открытии обществ трезвости, переписка между консисторией и духовенством.

Широко использовалась в работе дореволюционная периодическая печать: «Вологодские епархиальные ведомости», «Памятные книжки» и «Адрес-календари» Вологодской губернии.

^ Основные научные результаты исследования заключаются: в том, что в нем:

- описаны и проанализированы положение Православной церкви, направления и формы благотворительно-просветительской деятельности Церкви на региональном уровне в их преемственности с историческим опытом социального служения РПЦ, с учетом имеющихся в современной историографии фактов;

- определено значение социального служения Церкви в России в дореволюционный период и на современном этапе;

- обозначены проблемы и ориентиры дальнейшего развития социального служения Православной церкви в России и в Вологодском крае.

Объектом исследования является социальное служение Русской Православной церкви во второй половине XIX- начале XXI вв. на региональном уровне, предметом – направления, формы и методы социального служения Церкви. В работе рассматриваются такие направления церковного социального служения, как помощь нуждающимся, патронаж оставшихся без попечения лиц; культурно-образовательная и социально-нравственная работа; патриотизм.

^ Методологической базой исследования служат комплексный подход, общенаучный диалектический метод изучения и анализа общественных явлений, включающий принципы объективности, историзма и системности. Применялись также ретроспективный и сравнительный методы, помогающие выявлению особенностей социального служения Церкви на разных этапах ее истории, критическая интерпретация фактографии, эмпирический метод с опорой на выявленные источники.

^ Научная новизна исследования. Комплексного изучения социального служения Русской Православной церкви в центре и на периферии на примере Вологодского края в заявленных временных рамках - во второй половине XIX – начале XX вв. - исследователями темы до настоящего времени не предпринималось.

^ Научная и практическая значимость. Исследование может содействовать восстановлению Православной церковью всей полноты своего социального служения, повышению качества жизни россиян.

Материалы работы могут быть также использованы в создании учебников, учебных пособий, спецкурсов по вопросам истории и благотворительности Церкви, отечественной социальной работы, государственно-конфессиональных отношений.

^ Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в научных публикациях объемом более 3 авт. листов.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры государственно-конфессиональных отношений Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации и рекомендована к защите.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.



  1. ^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обоснована актуальность темы, определены цель и задачи, хронологические и территориальные рамки, практическая значимость исследования, дан обзор историографии и источников.

В первой главе - «Социальное служение Православной церкви в России во второй половине XIX – начале XX веков» - показаны исторические основы социального служения Русской Православной церкви и ее положение в рассматриваемый период.

В первом параграфе – «Исторические предпосылки социального служения Церкви» - определены философские основы церковной благотворительности и просвещения, генезис и развитие общехристианской и отечественной диаконии. Отмечается, что культурно-исторические истоки социального служения Церкви восходят к евангельскому учению, к миссионерской и диаконической практике раннехристианских общин. Монастырская летописная и книжная культура положила начало русской историографии и просвещению. Православная благотворительность развивается со времени принятия христианства на Руси, осуществляясь сначала в простейших формах - княжеская опека нуждающихся, личная милостыня, монастырское призрение. Законодательно функции социальной защиты закрепляются за Церковью в конце XII – начале XIII вв. Вместе с тем, неразборчивость и неорганизованность христианской благотворительности, воспринимаемой главным образом как средство личного духовного спасения, не только не уменьшали нужду в народе, но и косвенно содействовали увеличению числа нищих за счет тунеядцев. Данное обстоятельство приводит к тому, что с середины XVI в. власти начинают вводить элементы государственной системы социальной защиты, усовершенствованной впоследствии Петром I и дополненной в XIX в. земской и частно-общественной благотворительностью, достигшей пика своего развития на рубеже XIX – XX вв.

Во втором параграфе – «Положение Православной церкви во второй половине XIX – начале XX вв. и ее влияние на общественные процессы в империи» - рассмотрены общие черты развития Церкви на фоне происходящих в Российской Империи государственно-церковных преобразований и определены ее место и роль в государственно-общественной системе попечительства и народного просвещения.

Напряженная социальная ситуация в России второй половины XIX в., масса бедняков, пополняемая освобожденными от крепостной зависимости крестьянами, заставила власти привлечь общественные силы, в том числе Церковь, к решению попечительских задач. Низкий уровень грамотности населения (всеобщая перепись населения 1897 г. обнаружила всего 21% грамотных) тормозил экономическую модернизацию страны, проводившиеся в стране судебную, аграрную, военную, земскую реформы, что также актуализировало участие Церкви в реформе начального народного образования.

К середине XIX в. Русская Православная церковь имела много нерешенных проблем. Будучи Синодальным учреждением, Церковь фактически являлась государственным институтом и инструментом влияния государства. Под контролем последнего, в лице императора и обер-прокурора Синода, были все сферы ее деятельности. Изъяв у Церкви в период секуляризации XVIII в. основной источник доходов - недвижимое имущество, оно продолжало устанавливать неприемлемые для нормального существования условия распоряжения финансовыми ресурсами. Отсутствие свободных денежных средств ограничивало возможности Церкви в ходе реализации государственно-церковных реформ 60-70-е гг., в том числе восстановления социальной деятельности церковно-общественных организаций – приходских попечительств и братств, реформы начального народного образования, главную тяжесть в осуществлении которых государство возложило на РПЦ.

Церковные реформы 60-70-х гг., расширив права и свободы представителей духовного ведомства и освободив их от сословной замкнутости, не решили главной проблемы Церкви – бедственного положения сельского духовенства, его материальной зависимости от прихожан. Религиозно ориентированная просветительская деятельность Церкви и неподготовленность большинства духовенства к учительству в церковных школах не соответствовали задачам общественно-экономической модернизации страны. Финансовых ресурсов для выполнения поставленных перед Церковью задач у нее не оказалось, что отразилось в целом на результатах церковно-государственных преобразований и ее социальном служении. В результате противоречия между поощряемым Церковью христианским милосердием к нуждающимся и стремлением властей к искоренению нищенства, поднятия уровня беднейших слоев общества, а также в связи с необходимостью развития не скованного консервативными религиозными догмами народного образования, Церковь постепенно вытесняется из формирующейся государственно-земской и общественной систем социальной защиты и просвещения. Бюрократическая встроенность Церкви в государственный управленческий аппарат почти не оставляла пространства для проявления ее культурно-благотворительных инициатив. Восстановление церковной благотворительности стало возможно лишь после 1905 г, когда приходам было предоставлено больше свобод для самостоятельной внекультовой деятельности. Все это свидетельствует о cложных условиях социального служения Русской Православной церкви во второй половине XIX – начале XX вв.

Вместе с тем, несмотря на проблемы, Церковь занимала свою нишу в государственно-земской и общественной социальной структуре, посильно поддерживая нуждающихся, неся культуру и грамотность в массы, объединяя соотечественников в едином отношении к святыням, в христианском понимании идеала и цели жизни, содействуя тем гражданской консолидации и взаимопомощи, социальной стабильности. Церковные реформы повышали в духовенстве сознание собственной значимости, пробуждали его общественную активность, развивали управленческие навыки, что, безусловно, определило впоследствии масштабы милосердно-патриотической деятельности Церкви в годы Первой Мировой войны, участия в трезвенническом движении, развитие института сестер милосердия.

В третьем параграфе - «Становление и развитие Вологодской епархии Русской православной церкви» определены исторические этапы формирования Вологодской епархии как региональной структуры Русской православной церкви и условия служения духовенства в северном крае. В течение своей истории название и границы Вологодской епархии менялись неоднократно. В 1780-е гг. с учреждением губерний ее границы совпали с одноименными губернскими, не изменявшимися до 1917 года. Одна из крупнейших среди российских епархий, Вологодская епархия занимала обширную территорию протяженностью 353882 кв. верст, с низкой плотностью населения и растянутыми коммуникациями. С учетом огромной площади губернии и естественного роста народонаселения численность духовенства в крае была явно недостаточна. На каждого священника приходилось от 500 до 1500 чел.. Несмотря на то, что этот показатель был ниже среднероссийского (1 священник и 1 причетник на 1700 чел. в конце XIX в.), сильная разбросанность северных приходов затрудняла несение пастырского долга. В конце XIX в. наметился рост числа монастырей за счет учреждения новых и перевода мужских монастырей в женские - с 18 обителей в начале рассматриваемого периода до 30 (вместе с приписными) в начале XX в. Отмечается, вместе с тем, что количественный и хозяйственный подъем иноческой жизни не сопровождался заметным оживлением монастырского социального служения.

По уровню достатка сельское духовенство, преобладающее в аграрном крае, почти не отличалось от крестьян. Низкое штатное и ружное содержание, малодоходное из-за чрезмерной занятости клириков хозяйство не обеспечивали существование причтов и их многодетных семейств. Большая ответственность, которая при этом возлагалась на священство по повышению грамотности, культурно-нравственного уровня населения, улучшению материального быта и физического здоровья прихожан, являлась дополнительным бременем и не всегда встречалась с энтузиазмом. Вследствие сказанного, а также развития земского и частно-общественного попечительства традиционная попечительская деятельность в крае в указанный период приобретает вспомогательный характер, отличаясь корпоративной направленностью – поддержкой духовного сословия. В качестве отличительной черты вологжан отмечается их милосердие и нищелюбие, обусловленные спецификой Вологодчины - почитаемой соотечественниками в качестве особого, сакрального места в России - «Северной Фиваиды.

Во второй главе - «Социальная и культурная деятельность Вологодской епархии Русской Православной церкви во второй половине XIX – начале XX веков» рассматриваются направления, формы и методы благотворительной и культурно-просветительской деятельности Церкви в Вологодском крае.

В первом параграфе - «Основные направления и организационные формы социального служения Церкви» - раскрываются направления и формы региональной церковной благотворительности. Самой распространенной формой взаимопомощи были всевозможные сборы: денежных средств - «кружечные, «кошельковые», «тарелочные», «особого назначения» - и иных пожертвований. Объемы собираемых таким образом средств зависели от различных обстоятельств, но неизменно резко возрастали в периоды народных бедствий, войн. Так, в 1903 г. в храмах и монастырях губернии пожертвования «особого назначения» составили 2 701 руб. 36 коп., в следующем 1904 г. (война с Японией) они увеличились почти в 10 раз: 21 395 рублей 57 коп.1 Cборы пожертвований и их адресное распределение, другие виды социальной поддержки, а также культурно-просветительская и патриотическая деятельность входили в круг забот приходских попечительств, православных братств и иных организаций вспомоществования, активизировавших свои благотворительно-просветительские функции после принятия «Положений» о попечительствах и братствах в 1864 г. В Вологодской епархии в 1885 г. действовали 479 церковно-приходских попечительств1. Приоритетным направлением их деятельности были прежде всего ремонт и благоустройство храмов. Из собранных ими в 1885 г. 69 298 руб. 38 коп. пожертвований направлено на устройство и украшение церквей – 63 395 руб. 62 коп., на церковные школы и благотворительность – 3 189 руб. 30 коп. (менее 5 % от общей суммы пожертвований), на поддержку причтов - 2 713 руб. 46 коп.2 К концу XIX в. попечительства усилили внимание к поддержке нуждающихся и образованию. В отчете обер-прокурора Синода за 1911 – 1912 гг., несмотря на отсутствие уже отдельной ведомости, позволявшей судить о расходах на благотворительность и школьное дело, 644 вологодских попечительств названы в числе лучших как осуществляющие наиболее значительную деятельность в этом направлении3.

Сословная благотворительность в отношении нуждающихся представителей духовного ведомства осуществлялась в рамках епархиального попечительства о бедных духовного звания и созданных в 60-е гг. в каждом благочинническом округе отделений - попечительских советов. Такие традиционные формы социального служения Церкви, как устройство больниц и богаделен при церквях и монастырях в епархии долгое время не получали своего развития. Лишь в 1891 г. появляются 4 богадельни при церковных попечительствах, в которых призревалось 54 престарелых прихожан. В 1903 - 1904 гг. в Вологодской епархии при церквях действовали 1 больница и 16 богаделен, при монастырях - 2 больницы и 4 богадельни (на 25 чел.) Однако, число призреваемых в них людей незначительно (в среднем, по 6 чел. в богадельнях). К 1913 г. в епархии призревались одинокие и неимущие прихожане в 17 приходских богадельнях и в 6 монастырских. Больницы существовали при 4 монастырях (на 32 кровати, по 8 чел. в среднем)1. Те и другие содержались в основном на казенный счет или иждивением частных лиц.

Православные братства стали создаваться в епархии в конце XIX в. Священнослужители, особо ревностные к вере прихожане и представители церковной интеллигенции объединялись с целью активизации религиозно-нравственной, благотворительной работы и, что было главным побуждением ввиду традиционного распространения старообрядчества и сектантства на Севере, для антисектантской и противораскольнической пропаганды. На рубеже веков в епархии действовали 8 братств, 2 из которых: Вологодское во имя Всемилостивого Спаса и Великоустюгское Стефано-Прокопиевское имели статус епархиальных миссионерских и ориентировались больше на просветительскую деятельность. Стефано-Прокопиевское братство в 1915 г. содержало 60 церковных школ, учительскую библиотеку, ночлежные помещения при церковно-приходских школах, платило заработную плату учителям, назначало бедным учащимся квартирные пособия, финансировало строительство народных библиотек-читален. Призрением и поддержкой нуждающихся в большей степени занимались приходские братства.

Необходимо отметить важную роль духовенства в организации социального служения Церкви. Священники организовывали церковные школы и избы-читальни, вели противоэпидемическую работу в приходах, делились с крестьянами медицинскими и сельскохозяйственными познаниями - консультировали, знакомили со способами наилучшей обработки земли, личным примером в хозяйствовании приобщали к новациям. Следуя христианским заповедям в личной жизни и содействуя реализации их в обществе, духовенство пользовалось заслуженным авторитетом у прихожан и являлось значительной культурно-преобразующей силой в Вологодском крае. Примеры нерадивого отношения к учительству в церковных школах, моральных изъянов и нетрезвого образа жизни со стороны клириков были единичны и сурово наказывались священноначалием.

Во втором параграфе исследуется культурно-просветительская работа епархии. Она развивалась по нескольким направлениям: распространение культуры и образования среди населения, развитие краеведения и церковной науки. С 50-х гг. XIX. в ведении Святейшего Синода начинают развиваться особые, только ею курируемые формы российского начального обучения, - церковные школы и школы грамотности. Сначала они существовали при храмах и монастырях в виде народных училищ, школ для обучения основам грамотности и православной веры детей «монастырских служителей и поселян». В епархии в 1847 г. таких начальных училищ и школ было, согласно рапорту в Синод епископа Евлампия, - 75, в них обучалось «катехизису, Священной истории, грамматике, арифметике с употреблением класть на счетах, чтению и чистописанию» - 1813 учащихся1. На первых порах их организовывали и обучали детей приходские священники. Нередко они жертвовали на организацию и содержание школ личные средства, приобретали учебные пособия и принадлежности, размещали школы в своих домах. В 1884 г. Императорским Указом была предписана повсеместная организация при храмах церковно-приходских начальных школ. К 1 января 1895 г. в крае действовали 676 церковных школ с 18 618 учащихся в них. Пик их создания приходится на 1903 г., когда на Вологодчине действовала 991 начальная школа духовного ведомства (8 двухклассных и 535 одноклассных школ, 448 школ грамоты)1. Постепенно церковные школы грамоты как предоставляющие некачественное образование преобразовывались в церковно-приходские, общее количество церковных школ уменьшалось, вытесняясь светскими. К 1 января 1910 в крае действовало 718 церковных школ (707 одноклассных и 11 двухклассных) с 28 166 учащихся в них. Вместе с тем, несмотря на общий рост числа школ и учащихся в них (66234 чел. во всех школах - 46,8% от общего числа детей школьного возраста), 75036 детей –53%, - не были еще охвачены образованием2. Помощь Церкви в школьном деле была востребованной. Развитие начального народного образования в крае характеризуется неконфликтным взаимодействием Церкви, МНП и земств, взаимном поиске оптимального варианта его структуры и содержания. Вплоть до 1917г. Церковь осуществляла важнейшую миссию по образованию масс, главным образом детей крестьянства и бедного населения, в отдаленных местностях, где не было начальных школ МНП и земств, занимаясь вместе с тем духовно-нравственным их воспитанием. Сельское население относилось «с сочувствием» к церковным школам в силу их доступности, соединения обучения грамоте с основами ремесел и сельского хозяйства, традиционной христианской моралью.

В изучаемое время продолжено было развитие богатых традиций церковной книжной культуры. Особенностью стало перемещение библиотечных центров из монастырских книжных собраний в приходские. Вместе с тем, сеть церковных библиотек в Вологодской епархии развивалась не достаточно динамично и отставала в темпах роста от общероссийских показателей. Если за 20 лет конца XIX – начала XX вв. в стране количество библиотек при церквях почти удвоилось - 15 808 в 1881 г. и 28278 библиотек к 1903 г., то в Вологодской епархии за этот же период их число изменилось незначительно: с 415 до 4531. Библиотеки церковные, церковно-приходских школ не отличались разнообразием своих фондов, что объяснялось бедностью приходских капиталов и церковной цензурой. Достаточными по количеству книг и содержанию были благочинные библиотеки.

С 1867 г. закладываются традиции церковно-приходского летописания, конец XIX в. отмечен созданием древнехранилищ - музеев церковной старины и других исторических памятников. Благодаря своевременной передаче в Великоустюжское и Вологодское древнехранилища оказались спасены около 2 тысяч уникальных памятников истории, религии, искусства и быта края. Церковные музеи способствовали (и продолжают сейчас в составе современных музейных комплексов) формированию духовного мира человека, сохранению преемственных связей между поколениями.

В четвертом параграфе – «Милосердно-патриотическое служение Церкви в годы войн и стихийных бедствий» - дается обзор социального служения Церкви в периоды народных бедствий, которыми была богата изучаемая эпоха. Христианское милосердие вологжан проявлялось в эти периоды особенно зримо. В помощи войскам, пострадавшим от стихий и войн лицам участвовала вся епархия: епископат, причты и прихожане церквей, монастыри, учителя и учащиеся духовных и церковных школ, попечительства и братства. Сами нередко страдающие от стихийных бедствий – неурожаев, градобитий, вологжане были особо отзывчивы на призыв Церкви помочь голодающим. В 1891 -1892 гг., когда из-за засухи и неурожая голодали более 30 губерний юга России и Поволжья, Вологодская епархия собрала и направила в пострадавшие губернии более 30 тыс. рублей. В периоды войн конца XIX- начала XX вв. организацией поддержки армии и флота, пострадавших от военных действий лиц занимались различные благотворительные и патриотические общества, в адрес которых в епархии собирались значительные средства. Так, в Русско-Японскую войну в 1904 г. в церквях и монастырях на военные нужды было собрано 19 467 руб. 72 коп.1 Достойный пример христианского служения явила Вологодская епархия в годы Первой Мировой войны. Организацией помощи армии и пострадавшим от военных действий лицам занимались созданные при церквях приходские попечительные советы. К концу 1916 г. действовало 788 советов, каждый опекал от 20 до 830 семей (совет при Ламенгской Благовещенской церкви Никольского уезда). Кроме помощи воинским лечебницам Красного Креста, епархия организовала деятельность епархиального лазарета и 2-х его отделений, в которых за 3 года войны было принято на излечение 633 больных и раненых воинов2. Исследование позволяет сделать вывод о большой значимости милосердно-патриотической работы Вологодской епархии в тяжелые для страны и народа времена. Служители Церкви и вдохновляемые их проповедью вологжане вносили немалый вклад в преодоление голода, военных тягот, других кризисных ситуаций в жизни страны, не оставаясь также равнодушными к подобным лишениям братьев-славян в других странах. Церковь на Вологодчине, несмотря на стандартную схему организации общеепархиальной благотворительности со стороны Св. Синода, проявила себя неформальным отношением к происходящему, действовала во многом инициативно. Она проявляла общественную солидарность сбором пожертвований в храмах, личной помощью духовенства и членов церковно-общественных организаций, их душевным теплом и участием, организацией необходимых условий быта пострадавшим в периоды народных бедствий и тем помогала войскам и населению с меньшими издержками переживать эти времена.

В третьем параграфе – «Участие Вологодской епархии в трезвенническом движении» - отмечен значительный вклад вологодского духовенства в развернувшемся в стране в конце XIX в. движении за народную трезвость. В пореформенный период пьянство местного населения приняло характер народного бедствия. В 1910 г. душевое потребление алкоголя в среднем на одного жителя губернии выражалось суммой 3 руб. 60 коп, в то же время на народное образование тратилось только 52 ½ копейки на человека. Массово трезвеннические общины при храмах епархии стали образовываться с 1905 года. Они противодействовали пьянству через распространение специальной литературы, организацию народных чтений, досуга населения и пр. Во главе обществ и самыми активными их членами были священнослужители. В Губернском Попечительстве о народной трезвости году и его отделениях в 1910 г. среди 560 членов 142 чел. были из духовного ведомства1. В созданном по инициативе архиерея Пастырском союзе борьбы с пьянством состояли в 1911 г. 34 священника. То, что отмена свободной продажи вина при введении «сухого закона» в 1914 г. была встречена в народе с пониманием, есть немалая заслуга многолетней борьбы Церкви с одолевавшим северное крестьянство «зеленым змием».

^ В заключении подводятся итоги проведенного исследования и формулируются основные выводы.

- рассмотрены положение Православной церкви во второй половине XIX –XXI вв. и ее региональной структуры на примере Вологодской епархии;

- выявлены основные направления и организационные формы социального служения Церкви в обозначенный период (попечительство и призрение нуждающихся, культурно-просветительская деятельность, участие в трезвенническом движении, милосердно-патриотическая работа в годы народных бедствий; сборы пожертвований, организация приходских попечительств и братств, церковных школ, больниц и богаделен и пр.);

- представлены перспективы развития православного социального служения.

Благотворительно-просветительская и патриотическая деятельность Русской Православной церкви в стране и Вологодском крае являлась в дореволюционное время неотъемлемой частью ее общественной жизни. Создаваемые инициативой и при непосредственном участии духовенства приходские попечительства и братства совместно с государственными органами, земствами, другими общественными силами содействовали созданию комплексной системы социальной защиты, развитию культуры и грамоты среди населения. Формы и масштабы благотворительной и просветительской практики Церкви исторически менялись.

В настоящее время прерванные в советское время традиции православной благотворительности возрождаются. Восстановление их осложняется несовершенством законодательной базы и реалиями современности. Отсутствие необходимого опыта и достаточных материальных средств, сосредоточенность общин на строительстве и благоустройстве храмов, некоторая инерция священнослужителей и прихожан, являющаяся наследием атеистического прошлого, не позволяют Церкви на местах более активно включаться в социальное служение. С другой стороны, в государственных структурах продолжают бытовать уже отжившие свое стереотипы восприятия религиозных институтов, проявляющиеся в пренебрежении традициями благотворительной и просветительской практики исторически укоренной в России и на Вологодчине Церкви.

Государственное организующее начало вкупе с христианской проповедью любви и милосердия могут создать новую систему социальной защиты, основанную на гуманистических идеалах, близких каждому соотечественнику.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Дойникова Н.А. На пути становления государственно-церковного диалога. Региональный аспект // Международная научная конференция «Религиозная ситуация на Северо - Западе России и в странах Балтии». Санкт-Петербург, 2002. – 0,25 п.л.

2. Дойникова Н.А. Социальное служение Русской Православной Церкви в Вологодской области // Межрегиональная научная конференция «Прокопьевские чтения». Вологда, 2004. – 0,25 п.л.

3. Дойникова Н.А., Камкин А.В., Морина Л.Г. Религии. Религиозные объединения в Вологодской области. Социальное служение Церкви: исторический опыт и современность. Вологда, 2005. – 4, 3 п.л. (авторский объем: 1,25 п.л.).

4. ^ Дойникова Н.А. Религии и церковная благотворительность в Вологодском крае в XX-XXI вв. // II Международная научная конференция «Религиозная ситуация на Северо – Западе России и в странах Балтии (традиции и современность). Санкт-Петербург, 2005. – 0,3 п.л.

5. Дойникова Н.А., А.В. Камкин, А.В. Кузьмин. Вологодская область. Религия. Русская Православная церковь // Православная энциклопедия. М., 2005. Т. 9. – 0,4 п.л. (авторский объем: 0,1).

6. Дойникова Н.А. Милосердно-благотворительная и патриотическая деятельность Русской Православной церкви в Вологодском крае в годы Первой Мировой войны // Материалы по исследованию религиозной ситуации по Северо-Западу России и странам Балтии. Вып.3. Санкт-Петербург, 2006. – 0,3 п.л.

7. Дойникова Н.А. Опыт государственно-церковного диалога в Вологодском крае // Межрегиональная научно-практическая конференция «Совершенствование государственно-конфессиональных отношений и религиоведческая экспертиза». Санкт-Петербург, 2006. – 0,25 п.л. (в печати)

8. Дойникова Н.А. Из опыта социального служения Русской Православной Церкви в Вологодском крае: участие в трезвенническом движении (вторая пол. XIX – нач. XX вв.) // Вестник Поморского университета. Архангельск, 2006.- 0,3 п.л. (в печати).


1 См., например, Жукова Л.А. Историографические вопросы изучения деятельности Ведомства императрицы Марии (1797 – 1917 гг.) // Благотворительность в России: Исторические и социально-экономические исследования. СПб., 2003. С. 285.

2 См.: Лабутин И. Характер христианской благотворительности. СПб., 1899; Никитин Е. Христианская благотворительность. М., 1907, С. 5-6; Ульгорн Г. Христианская благотворительность в древней церкви. СПб., 1899; Ключевский В. Добрые люди Древней Руси. М., 1915.

3 См.: Бензин В.М. Приходские братства на Руси после 1864 г. // Трудовая помощь. – 1907. №2. С. 2; он же. «Церковно-приходская благотворительность на Руси // Трудовая помощь. 1906. Май-декабрь; Максимов Е. Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в России. СПб., 1894; Папков А. Древнерусский приход // Богословский вестник. 1897. Т.1-2, №2. С. 231-284.; он же. Упадок православного прихода (XVIII-XIX вв.). М., 1899; он же. Церковные братства. СПб., 1893.

1 См.: Грекулов Е.Ф. Православная церковь – враг просвещения. М.: Изд-во АН СССР, 1962; Кандидов Б. Церковный фронт в годы мировой войны. М., 1929; Корзун М.С. Русская Православная классов (X век – 1917 год). Минск, 1984; Эльвин И.Д. Церковь и война. (1914 -1918). М., 1934.

2 См.: Русское православие: вехи истории / Науч. ред. А.И. Клибанов. М.,1989.

3 См.: Милосердие: Учебное пособие /Под ред. Мчедлова М.П. М., 1998.

1 См.: Афиногентова А.П. Социальная активность Русской православной церкви. Дисс…. канд. филос. наук. М., 1993; Бочарова И.М. Церковь как институт духовного образования и воспитания. Дисс…. канд. филос. наук. Воронеж, 1998.; Зубанова С.Г. Социальное служение Русской Православной Церкви в XIX в. Дисс…. д-ра ист.наук. М., 2002.; Иванова Л.В. Православные сестричества и братства как социальная форма деятельности Церкви. Автореф. …канд.ист. наук. М., 2000; Кононова Т.Б. История российской благотворительности и ее связь с государственными структурами социального обеспечения. Дисс. …. канд. ист. наук. М., 1997; Курбатова И.Н. Роль христианской благотворительности и милосердия в социальной реабилитации аномальных детей. Дисс…. канд. пед.наук. М., 1998; Никулин М.В. Православная церковь в общественной жизни России (конец 1850-х – конец 1870-х гг.). Автореф. канд. ист.наук. М., 1997; Папкова О.В. Отечественная благотворительность как объект государственного регулирования: социокультурные традиции, современные тенденции. Дисс…. канд. социол. наук. М., 2003.; Пашенцев Д.А. Благотворительная деятельность Русской православной церкви во второй половине XIX – начале XX вв. Автореф. … канд. ист. наук. М., 1995; Покотилова Т.Е. Благотворительность в социальной истории дореволюционной России: Мировоззренческий и исторический опыт. Дисс…. д-ра ист. наук. Ставрополь, 1998.

2 См.: ^ Власов П.В. Благотворительность и милосердие в России. – М., 2001; он же. Обитель милосердия. М., 1999; Фирсов М.В. Социальная работа в России: теория, история, общественная практика. Дисс. …д-ра. ист. наук. М., 1997.

3 См.: ^ Добровольская Т.А., Мастеропуло А.П., Поддубный М.В. О перспективах возрождения христианской благотворительности // На пути к свободе совести. М., 1989. С. 274 – 293; Римский С.В. Церковные реформы в России 60-х-70-х годов XIX столетия. Автореф. …д-ра ист. наук. М., 1998; Фоминых Е.В. Проекты церковных преобразований в России в начале XX века. Дисс…. канд. ист. наук. Л., 1987.

1 См.: Абдуллина Т.Ю. Из истории становления светской школы в России на рубеже XIX- ХХ вв. C. 38 – 46. Государство, религия, церковь в России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень № 1 (13-14). М., 1998. C. 38 – 46; Пешков А.И. К.П. Победоносцев как идеолог Русского православия. Автореф. канд. филос. н. СПб, 1993; Полунов А.Ю. Ведомство православного исповедания под властью К.П. Победоносцева. Дисс….канд. ист. наук. М., 1992.

2 См.: ^ Берестова Е.М. Социально-культурная деятельность православной церкви в Удмуртии (вторая половина XIX – начало XX века). Дисс…. канд. ист.наук. Ижевск, 2003.; Штепа А.В. Социальное служение Русской Православной Церкви во второй половине XIX – начале XX веков: на материалах Калужской епархии. Автореф. канд. ист. наук. Брянск, 2005.

3 ^ Бондаренко О.Е., Кубышкина Л.Т. Благотворительная деятельность Русской Православной Церкви в Коми крае (кон. XIX – нач. XX вв.) // Региональные аспекты исторического пути православии: архивы, источники, методология исследований: Материалы межрегиональной научной конференции, Вологда, 20-21 июня 2000 г. Историческое краеведение и архивы. Вып.7 – Вологда, 2001.С. 55-64; Кравцова Е.М. Церковные музеи Европейского Севера как социокультурная среда деятельности // Социальное служение Русской Православной Церкви: исторический опыт и современное состояние: Материалы научно-практической конференции, Сыктывкар, 1998. С. 84 -88; Петранцова И.А. Взаимодействие церкви и земских учреждений в деле построения народного и педагогического образования Вологодской губернии второй половины XIX – начала XX веков // Региональные аспекты исторического пути православии: архивы, источники, методология исследований: Материалы межрегиональной научной конференции, Вологда, 20-21 июня 2000 г. Историческое краеведение и архивы. Вып.7 – Вологда, 2001.С. 398-403.; Сурков Н.И. Благотворительная деятельность священнослужителей Русской Православной Церкви в Коми крае в начале XX века // Социальное служение Русской Православной Церкви: исторический опыт и современное состояние: Материалы научно-практической конференции, Сыктывкар, 1998.С. 66-71; он же. О работе приходских попечительств Усть-Сысольского уезда в годы первой мировой войны // Там же. С. 72-77; Рощевская Л.П. Библиотеки Великоустюгского уезда в XIX - начале XX века. // Великий Устюг: Краеведческий альманах. Вып.2. Вологда, 2000. С.88-107; Носова Т.А. Православные братства Вологодской епархии в конце XIX – начале XX века. Автореф. … канд. ист. наук. Сыктывкар, 2006.

1 Камкин А.В. Православная церковь на Севере России: Очерки истории до 1917 года. Вологда, 1992; он же. Православная благотворительность и милосердие // Лексикон социальной работы. Вологда, 1999. С. 160-164.

1 Извлечения из Всеподданнейшего отчета Обер-прокурора Святейшего Синода К.Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1881 год. СПб., 1883; Всеподданнейшие отчеты обер-прокуроров Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за 1884-1912 годы. СПб., 1886-1913 гг.



1 Всеподданнейший отчет Обер-прокурора Святейшего Синода К.Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1903-1904 годы. СПб.,1909. С.94-95(2-я паг.).

1 Всеподданнейший отчет Обер-прокурора за 1885 год. СПб.,1887. С. 118 - 120. (2-я паг.)

2 Всеподданнейший отчет за 1885 год. СПб., 1887. С. 118 – 125 (2-я паг.).

3 Всеподданнейший отчет за 1911 -1912 годы. СПб., 1913. С. 216.

1 Всеподданнейший отчет за 1911-1912 годы. СПб., 1913. С. 38-40. (2-я паг.).

1 ГАВО. Ф. 496. Оп. 1. Д. 11476. Л. 45-46.

1 Всеподданнейший отчет за 1903-1904 годы. СПб. 1909. С. 118-119 (2-я паг.).

2 Ежегодник Вологодской губернии. Вологда, 1911. Разд.«Народное образование в Вологодской губернии». С. 147-149.

1 См.: Извлечения из Всеподданнейшего отчета Обер-прокурора Святейшего Синода К.Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1881 год. СПб., 1883 г. С.112-13 (2-я паг.); Всеподданнейший отчет за 1902 год. СПб., 1905. С.40-41 (2-я паг.).


1 Всеподданнейший отчет за 1903-1904 годы СПб., 1909. С. 94-95. (2-я паг,)

2 Вологодские епархиальные ведомости. 1914, № 22. С. 438.

1 Отчет Вологодского Попечительства о народной трезвости за 1910 год. Вологда, 1911. С. 5-10.






Скачать 299,27 Kb.
оставить комментарий
ДОЙНИКОВА НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА
Дата24.09.2011
Размер299,27 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх