Путешествие из Екатеринбурга в Иркутск icon

Путешествие из Екатеринбурга в Иркутск


Смотрите также:
Выезд из Екатеринбурга 20. 03 поезд №327 в 14. 05 (моск вр)...
О Дипломе Администрации города Екатеринбурга и Поздравительном адресе Администрации города...
Стратегический план развития Екатеринбурга...
Т. О. Смолева [и др.]; Всгао (Иркутск). Иркутск : всгао, 2010. 122 с...
Провести третий районный конкурс политического творчества «Глас народа» среди избирателей...
Программа тура: 1 день. 05 января 2012г. Ура! Путешествие к Деду Морозу начинается!...
Мониторинг сми РФ по пенсионной тематике 3 апреля 2012 года...
Исследование рынка Интернет провайдинга Екатеринбурга...
Программа проведения круглого стола состояние и перспективы развития средств связи Свердловской...
Внеклассное мероприятие по окружающему миру «Путешествие в город Здоровья»...
Судья Пирогова М. Д. Дело №33-11598/2010...
Методические рекомендации Иркутск 2010 удк 316. 7 Ббк 60. 562. 1...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать
Антон Кротов


КИТАЙ :

САМАЯ ДРУГАЯ СТРАНА


(Путешествие из Екатеринбурга в Иркутск

с 10000-километровым заездом в Китай.

Лето 2004 года)

Телефон автора (495) 457-8949, сот. 8-903-5009850,
Емайл – krotov_avp@mail.ru,
ЖЖ – http://a-krotov.livejournal.com,
сайт АВП - www.avp.travel.ru




Москва 2005

Введение.

О путешествии в Китай я думал уже давно. Ещё в 1997 году, разрабатывая маршрут в Индию, я выбирал – ехать туда через Иран или через Китай? Первый путь оказался проще и короче. В феврале 1998 года мы вдесятером проехали из Москвы автостопом через Кавказ, Иран, Пакистан в Индию, а китайский вариант был отложен на потом.

Спустя несколько лет российские автостопщики, вдоволь наездившись сперва по Ев­ропе, а потом и по странам Ближнего Востока, – стали проникать и на Восток Дальний. Летом 1998 года вышла книжка “Тропою дикого осла”, её написал некий Владимир Ди­нец, живущий сейчас в Америке. В книге описывались приключения автора, путешест­вовавшего по Китаю автостопом, на поездах, автобусах и пешком.

“Дикий осёл” возбудил интерес народа к Китаю, и вскоре там побывали Сергей Фо­кин, Валерий Шанин, Григорий Кубатьян и другие путешественники. Каждый рассказы­вал о стране какие-то сведения, хотя и отрывочные, но почти никто ничего не написал. Китай показался мне страной интересной и необъятной, и я сам тоже захотел его пона­блюдать и рассказать о нём.

Летом 2004 года свыше двадцати автостопщиков (включая меня) – жители Москвы, Петербурга, Тюмени, Челябинска, Екатеринбурга и других городов – отправились в “Чжон-гуо”, Срединную империю, как китайцы издревле называли себя. Так получилось, что все мы в Китае не пересеклись: у каждого был свой интерес, свой маршрут, свои сроки поездки. Вышло и так, что Демид, молодой автостопщик из г.Энгельса, только что перешедший в 11-й класс, проехал со мной всю 14.000-километровую дорогу, от Екате­ринбурга (где мы с ним встретились) через Астану до китайской границы, потом по всему Китаю и обратно в Россию до Иркутска включительно – где он отделился от меня и поехал учиться в свой 11-й класс. Так у нас получилось путешествие из Екатеринбурга до Иркутска с 10.000-километровым заездом в Китай, – об этой поездке вы и прочитаете.

Во всём рассказе действующими лицами получились лишь мы, – хотя я надеюсь, что у других людей, пробывших в Китае подольше, приключения и наблюдения должны быть более полными и интересными. Пусть же они поведают их, а я пока расскажу о том, что происходило с нами. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Демида за компа­нию в этом путешествии.


Начало пути

Я поджидал Демида в Екатеринбурге, на квартире Ирины Шалфицкой. Ирина, извест­ная екатеринбуржская автостопщица и просто хороший человек, обещала свозить нас в древнюю столицу Урала. Как только Демид приехал (это случилось днём 24 июля), Ирина повезла на машине нас и свою сестру Настю в отдалённый городок Верхотурье, в 300 км к северу от Екатеринбурга. Поездка в Верхотурье заняла полтора суток, заноче­вали мы на берегу реки Тура: мы с Демидом – в палатке, Ирина с сестрой – в машине.

Верхотурье – некогда столица всего Уральского региона – было основано свыше 400 лет назад, а ныне превратилось в захолустный уездный городок. С деревянными домами, курами и петухами, а также с необычными для такого маленького городка соборами и монастырём. В последние годы Верхотурье стали активно “раскручивать” как культовое место в связи с обнаружением мощей местного святого Симеона Верхотурского. И в са­мом Верхотурье, и в селе Меркушино (50 км от Верхотурья), где жил этот святой, – идёт активное строительство и ремонт церковных сооружений. В селе Меркушино решили отстроить огромный собор, типа храма Христа Спасителя, и для его постройки мобили­зовали, как обычно, множество узбеков и таджиков. Вход в храм охраняет бритый мужик с бэджиком “Охрана”.

Вернулись в Екатеринбург 25 июля вечером. Так, с посещения северных мест, нача­лось наше путешествие в места южные.

На следующее дождливое утро мы с Демидом покинули Екатеринбург. Кстати, сама Ирина тоже вскоре собиралась поехать в Китай, как только уладит свои бизнесные дела. Сейчас же мы с ней попрощались и направились автостопом на юго-восток.


По дороге на Курган – 350 километров – нас ожилало две приятных неожиданности. Сначала нас подвёз водитель, видевший меня в телевизоре. Действительно, полтора ме­сяца назад я уже приезжал в Екатеринбург с лекцией по автостопу, и, стараниями Ирины Шалфицкой, был снят и показан в девяти разных телепрограммах. Тогда пришлось много раз стопить разные телевизионные и настоящие машины, отвечать на сто одина­ковых вопросов и переезжать из одной ТВ-студии в другую. Поэтому неудивительно, что водитель меня узнал. А на выезде из города Каменск-Уральский нас узнал другой чело­век, продавец географических карт, с которым мы много раз пересекались на Грушин­ском и Ильменском фестивалях. Этот человек и здесь, на дождливой трассе, не изменял своему обычаю – сидел в машине, на которой был прикреплён плакат: “КАРТЫ, АТЛАСЫ”.

В Курганской области дождь закончился: мы въехали в засушливые земли. Горелый лес тянулся справа и слева от дороги, этим летом даже некоторые деревни сгорели пол­ностью. Днём мы оказались уже в Кургане, где нас ожидал известный в автостопной ту­совке Антон Веснин.

Антон Веснин родом и пропиской происходит из г.Курган. Но в марте 2002 года он, путешествуя автостопом, попал в город Москву, на несколько месяцев осел здесь, а позже поехал со мной в Иран встречать там Новый 2003 год. После встречи Нового года я вернулся в Россию, а Веснин поступил в исламский университет города Кум, где про­учился пока полтора года и освоил персидский и арабский языки. Наконец настали кани­кулы, и он решил посетить, первый раз за два года, свою отдалённую родину, и в этот момент мы с Демидом и приехали к нему в гости.

Город Курган не особо впечатлил: показался нам промышленным и скучным. Неуди­вительно, что А.Веснин без тоски по Родине провёл два года в Москве и Куме, – Курган нечасто вспоминая. Переночевали в Кургане и покинули Веснина, желая уехать автосто­пом дальше на восток.

Трасса на восток была полна тысячью машин, но они почему-то не стопились. Те, кто хотел нас брать, ехали на короткое расстояние, и к полудню мы всё ещё стояли на одном из поворотов курганской объездной. Решили пересесть на железную дорогу, и это оказа­лось правильным решением. На двух электричках мы уже к вечеру добрались до Петро­павловска, первого города Казахстана, а там подсели на поезд до Астаны.


28 июля 2004 года

Утром 28 июля мы с Демидом оказались в Астане, новой казахской столице. Я был в Казахстане уже четыре раза, но здесь никогда не бывал, да и столицей Астана стала всего несколько лет назад. Демид тоже в Астане в первый раз.

Железнодорожный вокзал – новенький и уютный, имеются даже эскалаторы, подни­мающие людей с первого этажа на второй. Эти эскалаторы – вероятно, единственные в стране – предмет радости местных детей (они катаются на них туда-сюда) и неожидан­ный страх для старух, впервые попавших в столицу. Вокзальное радио крутит плёнку для приезжих о необходимости регистрации в столичном городе и о наказаниях для граждан, оказавшихся без неё.

На астанинских улицах – много машин, но не советского, а в основном импортного производства. Необычное их поведение: на пешеходных переходах весь поток машин волшебно останавливается при появлении человека. Чудно! Все пропускают пешеходов. Ещё в городе много магазинов и особенно аптек – видимо, казахи очень любят болеть! На всех аптеках написано по-казахски: «Дэрихана». Остальные надписи есть как по-рус­ски, так и по-казахски.


Дома на центральных улицах выглядят очень модно, особенно если проезжать мимо них на большой скорости. При пешеходном же рассмотрении оказывается, что всё это – обычные пятиэтажки, только обклеенные спереди пластиком, так что дома становятся как бы надутые. Сзади же – обычные захламленные дворы с гаражами и старыми рарушенными детскими площадками, ну как везде в провинции. Одни старушки сидят на лавочках, другие торгуют овощами прямо под табличкой “Торговля запрещена. Штраф!”

Настоящие цельные евро-дома занимают несколько кварталов около реки Ишим. В этой реке мы искупались – имеется пляж с красивым видом на город. Вот такой и пред­стала пред нами Астана, в недалёком прошлом – Акмола, и в чуть более далёком про­шлом – Целиноград, советский промышленный город посреди казахских степей.


Привожу инструкцию для тех, кто хочет превратить свой город в образцовую миро­вую столицу, и сделать это наиболее быстрым и дешёвым способом.

Во-первых, нужно правильно выбрать город. Правильная новая столица должна быть очень маленькой, в несколько раз меньше старой. Чем меньше, тем лучше.

Во-вторых, можно конечно отстроить город на чистом месте, но если денег не хва­тает, берётся уже существующий советский городок и превращается в евро-сити. Вот например рецепт, как пятиэтажную хрущобу превратить в евро-хаус:

  1. покрасить фасад (самый дешёвый вариант), или

  2. обклеить фасад и весь дом пластиком, или

  3. пристроить к дому с лицевой стороны супермаркет, или

  4. на самую обшарпанную стену нацепить огромный, на все пять этажей, портрет пре­зидента или намалевать рекламу типа «NN – Город будущего!»

Далее, все развалины или развалить окончательно, или обклеить сеткой, объявить ис­торическим памятником на реконструкции, или загородить большой рекламой.

Построить несколько элитных домов с фонтанами во дворе и поселить туда началь­ство.

Всю дорогу от международного аэропорта до центра города заасфальтировать, жела­тельно без дырок. Бараки спрятать за рекламными щитами. Привести в порядок здание аэропорта и главный ж.д.вокзал. Поднять цены в городе на 30-50%, чтобы компенсиро­вать расходы на реализацию всех пунктов нашей программы.


Купили местное дешёвое мороженое, но оно оказалось не местное, а импортное: про­изводства омской фабрики “Сибирский холод”. Выкидывая этикетку в урну, Демид слу­чайно увидел в урне 100 тенге (20 руб.) одной монетой, а я – ещё 1 тенге. Да, действи­тельно процветающий город.


Вернувшись на вокзал, сели на электричку Астана–Караганда, намереваясь проехать по справке АВП. Билетёрша оказалась внимательная: прочитала справку до конца.

– И что, вам всюду оказывают содействие? – спросила она, дочитав до слов “просим оказывать содействие”.

– Ну, на железной дороге.

– Ну тогда езжайте, – и больше вопросов не возникало.


Вечером мы уже гуляли по Караганде, довольно тихой и уютной, несмотря на свою величину (это второй по величине город Казахстана). Искупались в местном пруду-озерце, сфотографировались у памятника шахтёрам, на поднятых вытянутых руках вы­таскивающих на-гора миллионную (наверное) тонну угля. Нашли даже интернет-кафе и посмотрели новости от наших друзей в разных концах мира. Сергей Лекай и Ольга Смирнова написали очередное письмо из Уганды, направляясь в Конго-Заир (они путе­шествуют уже год); Костя Савва продолжал своё путешествие по Чукотке (он выехал из Москвы два с половиной года назад); Игорь и Даша Фатеевы писали очередное письмо из Бразилии (они уже пятый год как выехали из России). На фоне таких затянувшихся путешествий наша поездка – просто прогулка выходного дня.

Местный поезд Караганда–Балхаш не хотел бесплатно подвозить владельцев справки АВП. Дело решила мелкая взятка. Не одни мы, но и ещё пол-поезда ехали без билета, за наличный расчёт. Любопытно, что проводник, идя по вагону, переписывал в тетрадочку фамилии безбилетников и вовсе не станцию назначения, а размер пожертвования. Для налоговой, что ли? Или с начальством делиться?

Поезд Караганда–Балхаш идёт одиннадцать часов. Мы с Демидом залезли на третьи полки и благополучно уснули.


29 июля. Балхаш. Трасса на юг

Я никогда раньше не был на Балхаше и испытывал интерес к этому озеру, пресному в западной половине и солёному в восточной. На западе в озеро впадает полноводная река Или, а восточная часть отделена полуостровом, и вся соль скапливается там. Я планиро­вал в эту поездку побывать на обоих концах. Но не удалось: дорога вдоль озера на восток чрезвычайно глуха, машины и автобусы туда не ходят, поезда – раз в двое суток, и как раз не сегодня. Решили осмотреть город Балхаш, искупаться в пресной половине и потом автостопом двигать на юг, в сторону Алма-Аты.

Город Балхаш оказался весь отравлен дымом комбината цветных металлов, и гордые плакаты “Мы – 5-е в мире по производству серебра” ничуть не заставляли гордиться го­родом. Все здания были покрашены красно-коричневой краской (вероятно, делается из отхо­дов комбината), весь город и воздух был мутный и тоже какой-то красно-серый, а над озером виднелись дымы из комбинатовских труб (и то, говорят местные жители, сейчас производство упало, а в советские времена чадило в два раза больше!). Искупались всё же в Балхаше, угостились мороженым – и здесь, как в Астане и Караганде, самое дешё­вое мороженое оказалось опять привозное, омской фабрики “Сибхолод”.

Старинных построек, мечетей, древних стен и других достопримечательностей мы не обнаружили. Начали кашлять от балхашного грязного воздуха.

Магистральная дорога на Алма-Ату весьма оживлена. В поле зрения почти всегда есть какие-то машины, большей частью – дальнобойные грузовики. Нас подобрал автобус, но он был автобусом лишь по форме, а по сути – арбузовоз, возвращавшийся пустым из Балхаша в родную Чуйскую долину. На юге Казахстана есть город Чу, аналог россий­ской Астрахани: отсюда арбузы расползаются по всей стране.


Арбузный бизнес, как и всякий бизнес, имеет свои особенности. Чуйские арбузы по­спевают первыми во всём Казахстане. Сейчас их цена составляет всего 5 тенге (1 рубль) за килограмм. В Алматы их продают по 15, в Балхаше по 20, в Астане по 25, в Петропав­ловске мы покупали их по 35 тенге (7 рублей) килограмм. И вот водитель набирает – и свои личные, и покупает у соседей – семь тонн арбузов и спешит, везёт их в любой город севернее, в данном случае в Балхаш. Но надо быстро продать их: ведь через две-три не­дели они созреют по всему Казахстану, и вот цена груза ежедневно падает. За каждый потерянный день содержимое машины теряет в цене примерно 50 долларов. Плюс есте­ственные убытки: погнили, помяли, ГАИ, запчасти, бензин. Последние арбузы водитель уже раздарил в Балхаше детям и срочно поехал на юг за новой партией.

На повороте на Чу мы расстались с водителем. По причине вечернего часа поставили палатку. Ночной ветер принёс некоторую прохладу.


Пятница, 30 июля. Путь в Алматы

Вчера мы узнали бизнес-секреты перевозки арбузов, а сегодня нам повстречались пе­регонщики лошадей. Большой табун, голов 100, показался на горизонте, и вот вскоре на трассу выехали пастухи – два казаха, в окружении перегоняемого товара. Лошади, куп­ленные в Павлодаре (на севере Казахстана) примерно по $700, почти добровольно на­правлялись своим ходом в Алматы, не зная, что там их оптом сдадут по $1000 на мясо­комбинат. В день табун проходит 20-30 километров, стало быть перегон длится очень долго, от месяца до двух. Подъехал и хозяин лошадей, очень жирный казах 120 кг весом на широком жирном джипе. Вылез, поглядел, как идёт перегон, и поехал завтракать в посёлок.

Лошади и их пастухи уехали, а нас вскоре подобрали на утренней трассе весёлые и общительные камазисты-дальнобойщики. Главного звали Есен, и он сказался жителем не Казахстана, а соседнего Узбекистана, из города Чирчик (близ Ташкента). Водители очень интересовались моей писательской сущностью и просили упомянуть их в книге, что я с благодарностью и делаю.

Почти за сто километров до Алматы впереди по трассе показались снежные горы. Это отличительный признак старой казахстанской столицы: ведь горы начинаются сразу за нею. Я был в Алматы только один раз, в 1999 году, в паре с Митей Фёдоровым, когда мы ехали в Таджикистан. Тогда, помнится, мы ночевали в самом центре Алматы в большом недостроенном доме, прямо на крыше, с видом на горный хребет и на весь город. Сна­ружи на доме висела вывеска “Продаётся. $299.000”, так что если бы пришли какие-ни­будь сторожа или охранники, мы бы представились покупателями, осматривающими то­вар.

На этот раз мы не планировали задерживаться в Алматы. Первым делом пошли на зе­лёный базар прикупить фруктов. Также я мечтал приобрести пластмассовую канистру для воды, чтобы с нею избежать жажды в китайских пустынях. Удивили на базаре не­обычные китайские манго, продолговатые и даже весьма длинные, оранжевого цвета, дорогие, с надписью «Руками не трогать!» Думаю, в Китае мы сможем-таки потрогать и даже попробовать их!

В центральном парке, окружающем главный городской (православный) храм, мы за­нялись стиркой из фонтана. Тут к нам подошёл мужик высокого роста, русский, – звали его Василий, это был местный альпинист. Василий решил показать нам город, но он хо­дил так быстро, что Демид натёр себе ноги и никакого наслаждения не получил. В каче­стве основной достопримечательности Василий показал нам 24-этажную гостиницу, гор­дость города, самое высокое здание в Казахстане. Нас почему-то не впечатлило. По­пытки вписаться к Василию на ночлег не привели нас к успеху: он отмазывался, сооб­щая, что только что в прошлом году купил квартиру и затеял в ней ремонт, якобы пре­пятствующий всякой в квартире жизнедеятельности.

Тёмным южным вечером, отделившись от сего человека, мы направились на выезд из города. Думали, что трудно будет его найти, но повезло: на маршрутке выбрались прямо на нужное нам Капчигайское шоссе. Там коротали ночь продавцы арбузов. Увидев нас, они протёрли глаза, убедились что мы не сон – как? “Пищком в Китай?” И тут же начали угощать нас арбузами, на тёмной ночной дороге, освещаемой лишь светом фар проходя­щих машин.

Вдруг одни фары свернули прямо на нас, и на большой скорости (я пугнулся, думал, сейчас наедут) в полуметре от нашего ужина затормозила белая машина породы “Жи­гули”. Из неё вышел толстый человек с весьма полным и бородатым лицом.

– А, это наш Бен Ладен! – воскликнули продавцы арбузов. Вероятно, это был их босс или просто хороший знакомый.

– Саляму алейкум, – приветствовал нас “Бен Ладен”.

– Ва алейкум ассалам, ва рахмату-Ллахи ва баракяту, – приветствовал я “Бен Ладена”, и он чрезвычайно оживился, и сразу начал наставлять нас на истинный религиозный путь. Строго наказал, чтобы мы не забывали молиться, и выполнять другие заветы Ал­лаха, и даже, похитив нас от арбузников, устроил круговую экскурсию по окружающим кварталам, продемонстрировав две святых мечети. Хотя в гости не позвал, зато удачно вывез прямо на развязки – пересечение Капчигайского шоссе с Алматинской объездной. Мы были очень довольны и благодарны “Бен Ладену”. Тот напоследок напомнил мне, что уже настало время для ночной молитвы, и чтобы я не забыл совершить её. Что я, по­сле установки палатки, и сделал.


Суббота, 31 июля. Алматы–Жаркент

В субботнее утро, стоя на Капчигайском шоссе, мы обдувались ветрами сотен прохо­дящих машин, но нас не брали: все, перегруженные, ехали отдыхать на Капчигайское водохранилище (в 70 км от города). Проехало мимо три фуры с китайскими номерами, но нам не остановились. С трудом уехали-таки на Капчигай, искупались, помылись и постира­лись в чистейшей воде и продолжили движение.

Новый казах, ехавший со своим сыном на джипе в Талды-Курган, подвёз нас до Сары-Озека – до городка, где от магистральной трассы на север ответвлялась более глу­хая дорога на Жаркент и на Китай. Тут автостоп стал весьма прост и приятен: останавли­вались почти все, правда машин стало в 40 раз меньше, чем на автобане под Алматою. Первая же машина – УАЗик – сразу затормозила, несмотря на то, что там уже ехало трое.

– Да, мы всего 25 км. едем, – оправдывался пассажир.

– Да им всё равно, им хотя бы 1 км проехать, – отвечал пассажиру старый казах, води­тель, оказавшийся знатоком жизни и автостопа. – Это у них называется автостоп, то есть без денег. Залазьте, ребята, а то кругом одни таксисты! – и мы поехали.

– Да, бывал я в России, и в этой вашей Москве, и скажу вам: все люди одинаковые, – разговорился он. – И хотя нас там в Москве называют “чёрные”, все мы одной крови, и всем нам нужно делать добро. Я вас сейчас здесь бесплатно подвезу, а меня за это Аллах как-нибудь вознаградит, а перед ним все мы одинаковые. И все люди в основном добрые, это я говорю про все простые народы, хотя и в разных странах живём и верим по-раз­ному. А вот 70 лет мы в одной стране жили, верили все не в Бога, а в Ленина-Сталина. Кстати, у меня в доме бюст Ленина стоит, мы на свалке его нашли, подняли (вдвоём та­щили), подкрасили и теперь как новенький, а ещё у меня герб СССР есть, с паровоза сняли, железный он. И всё это я у себя дома поставил, и улица Ленина, на которой я живу, люди смеются, а я им говорю: ведь и вы, и мы, все верили же!

Мы подарили водителю книгу “Практика Вольных Путешествий”.

– Вот теперь у меня есть и ваша книжка, я её у себя дома, рядом с бюстом Ленина и гербом СССР положу! – обрадовался водитель. – Ну так вот, что хочу вам напоследок сказать: все люди одинаковые и по природе, по натуре своей хорошие, что бы там в Мо­скве о ком ни говорили. И нам нужно добром относиться к людям, потому что все они наши братья, белые ли, чёрные, или ещё какие красные. Всё же нам зачтётся это, и здесь, и на том свете, а я за этим бугром буду с вами, ребята, прощаться: приехали мы! И на­последок вам такую вещь важную скажу: когда на трассе стоите, лучше рюкзаки на спину наденьте, а на землю не ставьте, чтобы сразу было видно, что вы путешествен­ники. Тогда и заберут вас быстрее, и таксисты будут меньше приставать.


…Тут мы переехали бугор, старый мудрый казах, высадив нас, поскакал по кочкам на своём УАЗике в свою деревню, а мы остались на трассе. Но не успели надеть рюкзаки (совет, конечно, правильный; водитель, наверное, сам старый автостопщик), как нас по­добрали другие казахи – на легковушке, где ехали уже трое, муж, жена и ребёнок. Взрос­лые проявляли религиозные свойства: как только проезжали в степи какое-нибудь клад­бище (а они там часто встречались), – воздевали руки к небу и возносили молитвы за умерших. Так как водитель при этом отпускал руль, я подумал, как бы нам самим не стать умершими, но всё обошлось. Религиозные люди свернули в своё село, где нас по­добрал русский мужик-пролетарий с золотыми зубами, а потом и машина с двумя “но­выми” казахами, работавшими, наверное, в милиции или на таможне. С ними мы при­были в город Жаркент (бывший Панфилов), в 20 километрах от китайской границы. Ве­черело.

– Завтра воскресенье, граница закрыта, – предупредили нас последние водители. Мы очень удивились. Крупнейший казахско-китайский автопереход закрыт целые сутки? Невероятно!

Решили ехать в сторону границы, пока едется, и в Жаркенте не задерживаться. Дое­хали до посёлка Пинжим. Дальше уже ехать некуда – дальше только “первая колючка” (ворота погранзоны), туда вечером пропускают только местных, а нас могут впустить только утром (завтра или послезавтра, когда будет работать переход). Мы с Демидом ос­тановились и сняли рюкзаки у последнего пинжимского дома.


Посёлок Пинжим, в 10 км от китайской границы, населяют уйгуры – мусульманский тюркоязычный народ. Основная масса уйгур живут по ту сторону границы, в Китае – но немного есть и здесь. Дети в школах учат казахский и уйгурский языки, но взрослые ещё помнят русский, изученный во времена СССР. Живущие вдоль дороги граждане приторговывают, кто чем может. Вот и жители последнего дома выставили на трассу холодильник с мороженым, соединив его тройниками и удлинителями с домашней розеткой. Я достал из рюкзака (к большому удивлению Демида) кипятильник.

– Сейчас будем вписываться по-научному!

Набрал из канистры воду в железную литровую кружку, вставил кипятильник и приблизился к хозяйке, которая из ворот наблюдала за нашими действиями.

– Здравствуйте, можно у вас чай закипятить?

И вставил кипятильник в тройник, всё равно две розетки из трёх не были заняты. Чай закипятился, я его заварил; тем временем нас пригласили во двор, мы сели за стол под яблоней; хозяин, его жена и его дети интересовались нашей сущностью. Отец разговаривал по-русски, дети – уже нет. Мы рассказали о своём путешествии.

– А можно у вас тут на ночь палаточку поставим?

Все были очень рады, пригласили нас в дом и выделили супер-комнату с перинами для VIP-гостей. Жили уйгуры на границе не весьма бедно: имели два дома, сад и скотину, спутниковую китайскую тарелку, регулярно ездили в соседний Китай за покупками. Но готовили еду в саду, на печке с дровами. Мы с Демидом прогулялись по вечернему посёлку. Когда вернулись, было уже совершенно темно, и наш дом мы опознали только по лампочке, которая освещала китайский холодильник с мороженым. Очень довольные, улеглись спать, во сне гадая: всё же работает граница завтра или нет?






оставить комментарий
страница1/8
457-8949, сот. 8-903-5009850
Дата24.09.2011
Размер1,23 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх