Марина (Марианна) Мнишек родилась около 1588 года в Самборе (Польша). Отец Марины, Юрий (Ежи) Мнишек, был Самборским воеводой. Мать Марины звали Ядвига Тарло. С icon

Марина (Марианна) Мнишек родилась около 1588 года в Самборе (Польша). Отец Марины, Юрий (Ежи) Мнишек, был Самборским воеводой. Мать Марины звали Ядвига Тарло. С


Смотрите также:
Л. А. Новиков М. К. Баранович...
Краткая хроника жизни и творчества Марины Цветаевой...
«Если душа родилась крылатой» ( по творчеству Марины Александровны Цветаевой)...
Реферат по философии студентки...
Бизнес-план Марины Кияновой // Недельный бизнес-план… на год // Понедельник начинается в субботу...
К поэтическим истокам Марины Цветаевой...
Четыре года назад, будучи в отпуске...
     архиепископ лука,  в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкии...
«Правление Екатерины ii»...
«Правление Екатерины ii»...
Юрий Гагарин родился 9 марта 1934 года в селе Клушино в семье колхозников...
Жизнь и творчество Марины Цветаевой...



Загрузка...
скачать
Марина (Марианна) Мнишек родилась около 1588 года в Самборе (Польша). Отец Марины, Юрий (Ежи) Мнишек, был Самборским воеводой. Мать Марины звали Ядвига Тарло. Семья Марины была богатой и влиятельной, и девочка даже получала образование. По крайней мере, умела читать и писать, на что в те времена был способен не каждый мужчина.

Авантюрную свою натуру она унаследовала от отца, графа Мнишека. Род их происходил из Богемии. Львовский староста, управляющий королевской экономией в Самборе, Ежи Мнишек, казалось, вот-вот рухнет в глубочайшую пропасть безденежья. Брак его дочери Марины с Дмитрием Московским мог принести ему и славу, и кредиты, и звонкую монету.

Года за три до описанных событий Москву взбудоражили слухи о царевиче Дмитрии: мол, не погиб он в мае 1591 года в Угличе, а остался жив, перебрался за рубеж. Вскоре якобы он появился в Речи Посполитой. Называл себя сыном Ивана Грозного, чудесно спасшимся, и претендовал на трон «прародителей своих». Его поддержала часть магнатов и шляхты, а также сам король Сигизмунд. Лжедмитрий, как прозвали его на Руси, раздавал обещания налево и направо: королю – целые области, Мнишеку и другим – города и уезды, деньги и драгоценности…

Вряд ли жених так уж сильно понравился панне Марине. «С виду он был весьма неказист: малорослый, приземистый, непропорционально широкий в плечах; хоть и сильные руки, но разной длины. Светлые рыжеватые волосы, нос «башмаком», бородавки...»1 За всю долгую разлуку с суженым Марина не отправила ему ни единой строчки.


Многие польские магнаты, торопившие самозванца с походом, вовсе не желали, чтобы он в столь ответственный момент связывал себя с женщиной. Но в мае 1604 года помолвка авантюриста с Мариной все же состоялась. Счастливый избранник подписал брачный контракт, по которому в знак благодарности дарил отцу Марины «один миллион злотых да Смоленское и Новгород-Северское княжества. Невесте же – города Новгород и Псков вместе с думными людьми, дворянами, духовенством, с пригородами и селами. Самозванец торжественно пообещал, что Новгород и Псков будут навсегда избавлены от опеки Москвы. Удел закреплялся за Мариной «в веки».

Но и это еще не все. За год Лжедмитрий должен был перевести все православное царство Московское в католическую веру.»2 Так считал и Н.И. Костомаров : «Женщина, в начале XVII века игравшая такую видную, но позорную роль в нашей истории, была жалким орудием той римско-католической пропаганды, которая, находясь в руках иезуитов, не останавливалась ни перед какими средствами для проведения заветной идеи подчинения восточной церкви папскому престолу. С наступлением господства иезуитов, овладевших польским королем Сигизмундом, Мнишек, прежде находившийся в дружеских связях с протестантскими панами, сделался горячим католиком, готов был отдать и себя, и свою семью на служение иезуитским целям, ожидая от этого выгод и возвышения для себя. Появление Димитрия подало ему удобный повод выказать себя вполне». 3

«Быть женой неизвестного и некрасивого бывшего холопа Марина согласилась вследствие желания стать царицей и уговоров католического духовенства, избравшего ее своим орудием для проведения католичества в "Московию",- говорится и в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона.4


Костомаров говорит, что «неизвестно на самом деле до какой степени в начале названый Димитрий сам пленился красотою Марины и в какой степени должен был обязаться будущим браком с дочерью пана, который так горячо поддерживал его предприятие.»5

«Судя по старым портретам и современным описаниям, она была с красивыми чертами лица, черными волосами, небольшого роста. Глаза ее блистали отвагою, а тонкие сжатые губы и узкий подбородок придавали что-то сухое и хитрое всей физиономии.»6

Если же обещание свое Дмитрий нарушит, Марина вправе развестись с ним и вновь выйти замуж. Пожалованные земли и доходы с них при этом за ней сохранятся...

«Названый Димитрий, именем Св. Троицы обещая жениться на панне Марине, наложил на себя проклятие в случае неисполнения этого обещания; кроме тех сумм, которые он обязывался выдать будущему тестю, он обещал еще, сверх всего, выслать своей невесте из московской казны для ее убранства и для ее обихода разные драгоценности и столовое серебро.»7

Женолюбив был расстрига настолько, что почти перед самой свадьбой сошелся с дочерью Бориса Годунова – Ксенией. После Ксению срочно постригли и отправили от греха подальше в монастырь на Белоозеро.

Только после этого 12 ноября 1605 года состоялось заочное обручение нового русского царя и дочери польского воеводы. Марина блистала: пышное белое платье, корона в бриллиантах и самоцветах... Оставляя навеки отечество, она неутешно плакала – возможно, от горестных предчувствий…

Торжественно въезжала Марина в государство Московское. Везли ее на двенадцати белых конях, в санях, украшенных серебряным орлом. В каждом селении «цареву невесту» встречали хлебом-солью; жители Дорогобужа, Вязьмы, Смоленска подносили ей многоценные дары...

В Москву Марина въехала в роскошной колеснице, запряженной десятью пегими лошадьми, впереди шли триста гайдуков... Колесница остановилась в Кремле, у Девичьего монастыря. Невесту приняла инокиня-царица – мать царевича Дмитрия, якобы признавшая в Лжедмитрии своего сына (перед убийством самозванца царица Марфа с такой же легкостью отреклась от него). Свадьба состоялась под пятницу, чего по православным законам делать было нельзя… Марина появилась в русском красном бархатном платье с широкими рукавами и в сафьяновых сапогах, на голове ее сиял драгоценный венец. Сразу после венчания она сбросила непривычное русское платье, надела польское.

«8 мая состоялось бракосочетание царя Димитрия и польской панны Марины Юрьевны, и сразу после этого на нее был возложен венец царицы всея Руси, – рассказывал очевидец тех событий, германский наемник Конрад Буссов. – На этой свадьбе и коронации произошел немалый спор между царем и московитскими вельможами из-за одежды. Царь и польские вельможи хотели, чтобы невеста, когда ее поведут в церковь, была в польской одежде, к которой она привыкла с юности, тогда как в чужой она не умела держаться. Московиты требовали, чтобы при венчании она была, согласно обычаям страны, одета, так же как и царь, по-русски. После долгого спора царь сказал: «Хорошо, я не стану отменять обычай моей страны, уступлю моим боярам. Дело идет об одном дне», – и попросил свою невесту, чтобы она надела русскую одежду, на что та, в конце концов, и согласилась. Тогда на невесту надели очень дорогие царские одежды, в которых ее отвели в церковь Св. Марии и обвенчали с Димитрием. На следующий день, 9 мая, Димитрий приказал принести своей царице новые польские платья с просьбой, чтобы она надела и носила их из уважения к нему, поскольку вчера был день русских вельмож и он хотел угодить всей стране, а сегодняшний и последующие дни теперь будут принадлежать ему. Он будет царствовать и поступать, как ему будет угодно, а не так, как хотят его московиты. С того дня царица одевалась по-польски…» 8.


Тяжела показалась польке обстановка русского почета. Марина с первого раза не сумела переломить себя настолько, чтобы скрыть неуважение к русским обычаям. «Прискорбно ей было, что ее лишали возможности слушать католическую обедню; ее тяготило то, что она должна была жить в схизматическом монастыре, а народ, не допускавший сомнения в приверженности своего царя к отеческой вере, думал и говорил тогда, что царскую невесту для того и поместили в монастыре, чтоб познакомить с обрядами православной церкви, к которой она присоединится.»9

Но вместо ожидаемых празднеств и забав настало 16 мая. Разбуженная набатным звоном, не нашедши подле себя супруга, царица наскоро надела юбку и с растрепанными волосами бросилась из своих комнат, сбежала в нижние покои каменного дворца и хотела было укрыться в закоулке. Но ее уши поражали звон набата, треск выстрелов, неистовые крики. Марина выскочила из своего убежища, поднялась опять на лестницу; тут встретили ее заговорщики, искавшие царя, убежавшего из деревянного дворца. Ее не узнали и только столкнули с лестницы. Она вбежала в свои покои, к своим придворным дамам. Толпа московских людей бросилась туда с намерением найти ненавистную еретичку.

«Бедная Марина,будучи небольшого роста, спряталась под юбкою своей охмистрины. К счастью, прибежали бояре и разогнали неистовую толпу.»10

«С тех пор Марина оставалась во дворце до среды будущей недели; к ней приставили стражу. Шуйский был внимателен к ней: зная, что она не любит московского кушанья, приказал носить ей кушанье от отца. Ее собственный повар был умерщвлен. В среду пришли к ней московские люди от бояр и сказали: "Муж твой, Гришка Отрепьев, вор, изменник и прелестник, обманул нас всех, назвавшись Димитрием, а ты знала его в Польше и вышла за него замуж, тебе ведомо было, что он вор, а не прямой царевич. За это отдай все и вороти, что вор тебе в Польшу пересылал и в Москве давал". Марина указала им на свои драгоценности и сказала: "Вот мои ожерелья, камни, жемчуг, цепи, браслеты... все возьмите, оставьте мне только ночное платье, в чем бы я могла уйти к отцу. Я готова вам заплатить и за то, что проела у вас с моими людьми".

"Мы за проесть ничего не берем, - сказали москвичи, - но вороти нам те 55000 руб., что вор переслал тебе в Польшу".

"Я истратила на путешествие сюда не только то, что мне присылали, но еще и много своего, чтоб честнее было вашему царю и вашему государству. У меня более ничего нет. Отпустите меня на свободу с отцом; мы вышлем вам все, что требуется".

В то же время у Мнишка забрали десять тысяч рублей деньгами, кареты, лошадей и вино, которое он привез с собою.»11


Итак, недавнее царственное величие, радость родных, поклонение подданных, пышность двора, богатство нарядов, надежды тщеславия - все исчезло! Из венчанной повелительницы народа, так недавно еще встречавшего ее с восторгом, она стала невольницею; честное имя супруги великого монарха заменилось позорным именем вдовы обманщика, соучастницы его преступления.


Новый царь, Василий Шуйский, сослал Марину с отцом и частью их свиты в Ярославль и два года держал там заложниками, ведя с Польшей бесконечные переговоры о возможной выдаче пленников. А тут пошли новые слухи: царь Дмитрий чудом спасся и движется на Москву.

Марину вместе с отцом под конвоем отправили было в Литву. Но по дороге отряд Тушинского вора (Лжедмитрия II) отбил их. Подъезжая к Тушину, Марина смеялась и пела. Когда до лагеря оставалось всего восемнадцать верст, к ее карете подъехал молодой шляхтич.

«Марина Юрьевна, милостивейшая госпожа, – сказал он, – вы очень веселы и поете, и стоило бы радоваться и петь, если бы вам предстояло встретить вашего законного государя, но это не тот Димитрий, который был вашим мужем, а другой». 12

«Марина решительно отказалась ехать к неизвестному мужчине и признавать в нем мужа, – рассказывает Лариса Васильева. – Пять дней уговаривали – не поддавалась. Отца не слушала. Насильно везти не было смысла – спектакль радостной встречи разлученных супругов мог сорваться.

Мнишек один съездил к новому Лжедмитрию… На другой день Лжедмитрий II сам явился к Марине. Она не захотела его видеть. Отец настаивал – не помогало. Однако возле Марины оказался иезуитский священник, уверивший ее, что признание незнакомого мужчины своим мужем и русским царем будет ее великим подвигом в пользу католической церкви…»13


Положение Марины при новом самозванце было почти позорным. Ежи Мнишек смиренно целовал ему руку в надежде получить грамоту на еще не завоеванное княжество Смоленское. Сохранилась переписка Марины с отцом (старый Мнишек уехал из тушинского лагеря рассерженным на дочь и не дал ей благословения). В одном из писем Марина просила отца напомнить Лжедмитрию, что тот обязан оказывать ей уважение хотя бы наружно. Дядя Марины склонял ее к возвращению в Польшу – Марина надменно отвечала в письме:

«Благодарю за добрые пожелания и советы, но правосудие Всевышнего не даст врагу моему, Шуйскому, насладиться плодом вероломства. Кому Бог единожды дает величие, тот уже никогда не лишается своего блеска, подобно солнцу, всегда лучезарному, хотя и затмеваемому на час облаками».14

Известно, что Марина беседовала с русскими послами и принимала иноземных вместо «Тушинского царя», не отличавшегося ни умом, ни образованием. Когда польский король Сигизмунд, ее бывший государь, предложил «из милости» этой чете Саноцкую землю и доходы с Самборской экономии за отказ от русского престола, она попросила у него Краков, обещая за это «из милости уступить королю Варшаву». Письма свои она подписывала не иначе как «императрица Марина».15

Но и очередному самозванцу не довелось царствовать на Руси. Марина, которая должна была вот-вот родить, с боярами отправилась в санях за обезглавленным телом мужа и привезла его в город. Ночью, схватив факел, Марина бегала с обнаженной грудью посреди толпы, вопила, рвала на себе одежду, волосы. Заметив, что калужане остаются равнодушными к ее горю, обратилась к донским казакам, умоляя их о мщении. Командовал ими некто Иван Заруцкий.

Казачий атаман Иван Заруцкий неотступно следовал за обоими самозванцами и Мариной. Он не только брал целые города и волости себе в добычу – он возмечтал о престоле всея Руси. А для этого прежде всего нужно стать мужем «законной царицы». Марина была в его руках – она кинулась в объятия Заруцкого, снова надеясь стать всевластной московской государыней. Известно и другое: «молодая женщина, и в самом деле потянулась душой к этому храброму человеку, имея уже двоих детей – мальчиков (второго она родила, когда Лжедмитрий был убит).»16

«Марина Мнишек хотела посадить на русский престол сына, «царевича Ивана», для чего и обвенчалась с казацким атаманом, тушинским боярином Иваном Заруцким.»17 В народе малолетнего сына Марины называли Воренком.

После изгнания поляков из Москвы и избрания на престол в феврале 1613 года Михаила Романова власти преследовали бежавших в Астрахань Заруцкого и Марину. В конце концов их схватили и привезли в столицу. У Марины обманом отобрали сына, уверив, что царь не будет мстить ребенку. Ивашку повесили на Лобном месте, а Заруцкий принял страшную смерть на колу.

«Есть пугающая закономерность в том, что восхождение на престол династии Романовых сопровождалось чередой кровавых преступлений. Марина Мнишек (в народе ее называли колдуньей), потеряв сына, прокляла весь род Романовых, предсказав, что ни один из них не умрет своей смертью». 18

Сама она окончила свои дни в коломенской темнице. Почему именно в коломенской? В пути Марина занемогла, с каждым днем чувствуя себя все хуже и хуже. И ее оставили в Коломне, заточив в восьмиярусную башню Кремля под особо строгим приглядом. Охрану предупредили: нельзя смотреть красавице в лицо и заговаривать с ней, а не то влюбишься и пропадешь.

«По народным преданиям, из заточения Марина все же выходила, когда вздумается, обернувшись птицей. Выследив однажды момент, когда душа Марины вышла из тела, стрельцы-охранники окропили его святой водой. Вернулась Марина в башню, почуяв неладное, да воронья ее душа в тело уже войти не смогла.

До сих пор смотрители коломенского Кремля уверены, что дух Марины не покинул эти стены. Ощущение того, что кто-то пристально смотрит тебе в затылок и сопровождает в прогулке по башням, здесь испытывает на себе почти каждый. Впрочем, сотрудники музея привыкли к этому. Многие туристы, бывающие здесь, верят, что дух Марины помогает в несчастной любви, стоит только тихо попросить о помощи, прикоснувшись рукой к стене ее башни». 19


«Как характер Марины проявился в трагические моменты ее жизни? На этот вопрос попытался ответить биограф русской «царицы на час» — польский историк Александр Гиршберг (1847—1907).

До сих пор сохранились два портрета Марины. Один из них находится в Петербургском Эрмитаже, а другой недавно перевезен из Вишневца в Исторический музей в Москву. Оба портрета изображают ее в роскошном костюме, увешанную золотыми цепями, с диадемой на голове и в больших испанских брыжах по тогдашней моде.


На обоих портретах, хотя они отличаются друг от друга в деталях костюма Марины, черты ее лица изображены одинаково: высокий и слегка выпуклый лоб, длинный нос, маленькие сжатые губы, слегка выступающий подбородок, овал лица несимметричный — внизу гораздо шире, нежели сверху, волосы черные, вовсе не отличающиеся густотой. Она была такого маленького роста, что, по словам Буссова, во время вторжения заговорщиков в ее кремлевские покои будто бы спряталась под юбкой своей гофмейстерины Казановской. Должно быть, главной прелестью Марины были ее большие умные глаза, и они-то, вероятно, придавали больше всего прелести ее лицу, так как вообще черты его, изобличающие гордость, упрямство и мстительность, должны были производить скорее неприятное, чем приятное впечатление.


Родители Марины, удивленные желанием Дмитрия, не отвергли его предложения, а только отложили на некоторое время осуществление его. Марина также ответила ему согласием. Какие же соображения руководили ею в решении столь важного дела?


Некоторые русские историки усматривают на ее лице признак хитрости и утверждают, что черты ее лица обнаруживают скорее холодный расчет, нежели склонность к искренним и страстным чувствам. Итак, быть может, в этом случае ее честолюбивые мечты и желания сыграли действительно главную роль. В пользу этого предположения говорит и то обстоятельство, что наружность Димитрия была далеко не привлекательна.


По словам хорошо знавших его писателей, роста он был ниже среднего, широкоплечий и вообще хорошего сложения. Лицо у него было круглое, смуглое, черты лица довольно неправильные и очень вульгарные, волосы рыжеватые. Безобразили его также две бородавки — одна большая под носом, другая поменьше у правого глаза, а также совершенное отсутствие растительности на лице.


Таким изображают его писатели Масса, Маржерэ и Немоевский. Папский нунций, Клавдий Рангони, присовокупляет однако, что его белые, красивые руки свидетельствовали о благородном происхождении и что вообще в нем было что-то необыкновенное. И если можно полагаться на портрет Димитрия, недавно перевезенный из Вишневца в Исторический музей в Москву, то его умные, вдумчивые глаза действительно придавали лицу какое-то особенное выражение.


Обаятельны были, вероятно, и многочисленные, необыкновенные качества Самозванца. Он отличался проницательным, быстрым умом и высоким, благородным честолюбием. В личных сношениях он был приветлив и очень впечатлителен, а своим красноречием и манерами превосходно умел возбуждать симпатию. Он был одарен также неустрашимым мужеством: на охотах, любимом тогдашнем времяпровождении, он поражал всех как наездник и необыкновенно ловкий силач. Правда, он не получил почти никакого образования, но ни теперь, ни тем более в то время не было нужды в учености для покорения женских сердец. Не достаточно ли было всех этих качеств, в особенности же обаяния царского происхождения, столь мощно влиявшего на тогдашние умы, чтобы заручиться искренней симпатией дочери воеводы?


Хотелось бы мне дать категоричный ответ на этот вопрос… но должен заявить откровенно, что, придерживаясь строго источников, в настоящее время известных нам, невозможно решить, повиновалась ли Марина голосу сердца, обещая свою руку Димитрию, или же ею главным образом руководило только честолюбие и надежда на блестящее будущее.


Впрочем, наши решения являются зачастую следствием стольких разнородных причин, что в данном случае, очевидно, действовало и то, и другое: и спокойный, холодный расчет, и чувство искренней, хотя быть может не совсем глубокой симпатии.

Воспитанная с детства в сознании своего знатного происхождения, она еще в очень юных летах отличалась необыкновенным высокомерием. Очень характерную в этом отношении подробность приводит Немоевский.


Во время ее свадьбы в Москве, когда однажды польская челядь старалась заглянуть в комнату, где происходил пир, возмущенная этим царица воскликнула:


— Скажите им: если сюда войдет кто-нибудь из них, то я велю не один, а три раза бить его кнутом!


Столь же безумное высокомерие и преувеличенное представление о собственном безмерном превосходстве сквозят также в ее позднейшей корреспонденции. В своих письмах она говорит, что предпочитает смерть тому сознанию, «что мир будет дольше глумиться над ее горем»; что «будучи повелительницей народов, московской царицей, она не думает и не может быть снова подданной и возвратиться в сословие польской шляхтянки». Она сравнивала себя даже с солнцем, которое не перестает светить, хотя «его иногда закрывают черные тучи».

Марина отличалась также необыкновенной храбростью, красноречием и энергией. Удивительно доказала она это главным образом в Тушине и в Дмитрове.

Когда в начале 1610 г. поляки, служившие Самозванцу, намеревались перейти на сторону Сигизмунда, «царица» обходила их стоянки; своим красноречием она многих из них убедила оставить короля и укрепила их в преданности своему супругу.

Также и в Дмитрове она «в гусарском платье вошла в воинский совет, где своей жалобной речью» произвела большое впечатление и даже «взбунтовала многих из воинства». Марина отличалась необыкновенной храбростью. Во время бегства в Калугу она отправилась в путь лишь в сопровождении десятка-двух донцев, а в Дмитрове еще более — как выражается Мархоцкий — «обнаружила свое мужество». Когда наши, встревожившись, слабо принимались за защиту, она выбежала из своей квартиры к валам и воскликнула:


— Что вы делаете, злые люди? Я женщина, а храбрости не утратила!


Для женщины это были признаки необыкновенной храбрости и энергии. Благодаря этим качествам, она, наверно, сумела бы устоять против уговоров отца, если б захотела, когда тот, подкупленный вторым Самозванцем, заставлял ее признать последнего своим мужем. Но в психическом процессе, происходившем в ее душе, несомненно, и тогда одержали верх честолюбие и безумное высокомерие.


Итак, жажда власти и царствования была наиболее выдающейся, преобладающей чертой ее характера. Поэтому-то она и сделалась по очереди супругой двух обманщиков, а в заключение — даже любовницей или, может быть, супругой казачьего атамана. С падением Заруцкого и высокомерную дочь воеводы постигла страшная кара.

Итак, Марина была не «игрушкой судьбы», как она жаловалась в своем ослеплении, а прежде всего жертвой собственного честолюбия.»20

1 Хмыров, «Марина Мнишек» (СПб., 1862 г.)

2 Там же.

3 Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.

4 Энциклопедический словарь Брокгаузa и Ефрона

5 Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей

6 Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей

7 Там же. Стр.

8 БУССОВ, КОНРАД. Московская хроника. \\ Авторы и источники на букву «Б» \\ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ВОСТОКА И ЗАПАДА — электронная перепубликация издания: Конрад Буссов. Московская хроника. 1584—1613. М-Л. АН СССР. 1961 © текст — Смирнов И. И. 1961

9 Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей

10 Там же.

11 Там же.

12 Васильева Л. Н. Жёны русской короны. Книга 1.

13 Васильева Л. Н. Жёны русской короны. Книга 1.

14 Дневник Марины Мнишек. М. Дмитрий Буланин. 1995.

15 Там же.

16 Васильева Л. Н. Жёны русской короны. Книга 1.

17 Хмыров, «Марина Мнишек» (СПб., 1862 г.)


18 Хмыров, «Марина Мнишек» (СПб., 1862 г.)

19 Васильева Л. Н. Жёны русской короны. Книга 1.

20 Александр Гиршберг.




Скачать 148,83 Kb.
оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер148,83 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх