Историко-археологическое наследие азиатской россии в фотодокументах второй половины XIX первой половины XX В. (По фондам научного архива института истории материальной культуры российской академии наук) 07. 00. 06 археология icon

Историко-археологическое наследие азиатской россии в фотодокументах второй половины XIX первой половины XX В. (По фондам научного архива института истории материальной культуры российской академии наук) 07. 00. 06 археология


Смотрите также:
Идея демократии в российской либеральной правовой мысли второй половины XIX первой половины XX...
Феномен детства в творчестве отечественных композиторов второй половины XIX первой половины ХХ...
Тематическое планирование по литературе. 10 класс...
Творческое наследие А. В...
Творческое наследие А. В...
Культура горожан русской провинции конца XVIII первой половины XIX в...
Служащее дворянство Орловской губернии второй половины XVIII первой половины XIX вв...
Реферат по теме Живопись Франции середины ХIХ в...
Идеи соотношения государства...
Провинциальный театр в общественной жизни россии второй половины XIX начала ХХ вв...
«Проблема развития хозяйства и материальной культуры в трудах российских учёных XX века»...
Историко-функциональные жанры башкирской литературы (генезис, типология, стиль и традиции)...



Загрузка...
страницы: 1   2   3
вернуться в начало
скачать
^

Глава V. Фонды учреждений и личные фонды исследователей, содержащие фотодокументы по Азиатской России

§ 1. Фонды учреждений второй половины XIX – начала XX в.


Документы Ленинградского Государственного музейного фонда (фонд № 4) и Ленинградской Реставрационной мастерской Главнауки (фонд № 6) представляют памятники Самарканда, Бухары, Хивы, Ташкента, Коканда и Мерва в том виде, в каком они находились в начале 1920-х гг. Поездка фотографов Реставрационной мастерской, по-видимому, была связана с началом реставрационных работ на некоторых из них.

Документы Комитета популяризации художественных изданий (фонд № 7) были изготовлены в период с 1890 по 1920 г. и включили материалы Издательства Общины Св. Евгении. Иллюстрированные открытки выпускались с 1894 г., видовые получили наибольшее распространение с 1904 г. Многие из них воспроизводились с фотографий известных мастеров конца XIX – начала ХХ в. — И. Ф. Барщевского, И. Н. Александрова, К. Е. Гана, Е. Мрозовской, А. Н. Павловича, С. М. Прокудина-Горского и др. Важнейшим источником является «Рукописный каталог» открыток, выпущенных Общиной Св. Евгении, сохранившийся в Архиве фотоархива.

Общиной было опубликовано более 100 открыток, посвященных русско-японской войне. Ряд открыток, изданных в 1907 г. по фотографиям Г. Крафта, представляет Русский Туркестан. 1899–1901 и 1910–1911 гг. датируются открытки по Сибири. «Открытые письма»  фотооткрытки с максимальной точностью воспроизводят наиболее примечательные виды, историко-культурные памятники, типы местного населения, этнографические и исторические сюжеты.

§ 2. Личные фонды исследователей второй половины XIX – начала XX в.

Часть фотодокументов была выполнена в период деятельности Императорской Археологической комиссии — фонды художника А. С. Славцова (фонд № 31) и археолога А. А. Бобринского (фонд № 11). Оба содержат документы, касающиеся территории Кавказа, среди которых значительное число снимков известного тифлисского фотографа Д. И. Ермакова. В фонде А. А. Бобрин-ского, кроме того, отложились снимки находок из раскопок В. И. Долбежева Кобанского могильника в 1886–1890 гг., кавказских древностей коллекции Ольшевского, хранящейся в Эрмитаже, древностей из Томского археологического музея и случайных находок, преимущественно изделий восточного серебра, из Поволжья, Уральского региона, Средней Азии и Дагестана. Только в фонде А. А. Бобринского, являвшегося председателем ИАК, находятся фотографии выставок древностей, устраивавшихся с периодичностью раз в два года. Эти снимки крайне интересны, поскольку представляют не только и не столько сами вещи, сколько показывают принципы экспозиции археологических материалов в конце XIX в.

1934 г. датируются 68 стереоскопических негативов, исполненных Н. М. Токарским во время его поездки в Армению для съемки средневекового замка Анберд, памятников Двина, крупнейшего раннесредневекового города, и урартской крепости Цовинар (фонд № 50).

Фонды археологов Г. В. Григорьева (фонд № 13) и Г. П. Сосновского (фонд № 33 — в фотоархиве; широко известный фонд № 42 — в Рукописном отделе Научного архива) поступили в архив в 1940-е гг. В фонде Г. В. Григорьева собраны фотодокументы его работ в Узбекистане и материалы к диссертации «Тали-Барзу как памятник домусульманского Согда». В фондах Г. П. Сосновского имеется некоторое количество фотографий древностей Красноярского музея ИРГО; отпечатков, сделанных с негативов А. В. Адрианова, М. П. Грязнова, С. А. Теплоухова и М. М. Герасимова в Мальте.

В работе отдельно рассмотрены фонды Н. Я. Марра (фонд № 23) и А. А. Спицына (фонд № 34) как наиболее крупные в археологическом отношении.

§ 3. Фонд 23. Марр Николай Яковлевич (1864–1934), востоковед, археолог, лингвист, кавказовед. Председатель РГАК–РАИМК–ГАИМК с 1918 по 1934 г.

Самыми известными археологическими исследованиями Н. Я. Марра являются «Анийские кампании» — комплексные исследования средневековой столицы Армении Ани, явившиеся новаторскими и для археологии, и для охраны памятников, и для музейного дела. Раскопки, начатые им по поручению ИАК в 1892-м г., продолжались затем беспрерывно с 1904 до 1917 г.

В 1910-е гг. основное внимание исследователь направляет на изучение бесписьменных языков Кавказа и совершает лингвистические (одновременно являвшиеся и этнографическими) поездки в Лазистан, Абхазию и Сванию. Изучение халдского языка привело его к археологическим раскопкам в Ване (1916 г.), во время которых была открыта стела Сардура II.

Во время Первой Мировой войны с целью охраны памятников, «находящихся в районе военных действий», на Западный и кавказский фронты для принятия мер охраны, производства регистрационных археологических работ и регистрации памятников были командированы уполномоченные от академии наук, в том числе Н. Я. Марр и хранитель Кавказского музея С. В. Тер-Аветисян. Последний проехал по Азиатской Турции сотни километров, зафиксировал историко-культурные памятники разных городов (цитадели, храмы, караван-сараи и т. д.). Этот ценнейший материал отложился в фонде Н. Я. Марра, также как и снимки из поездки Н. Л. Окунева на Кавказский фронт летом 1917 г. (фотограф Бульбенко).

В фотоархиве имеются: 1) рубрика в каталоге «Персоналия», в которой сведены портреты Н. Я. Марра в полевой и кабинетной обстановке, начиная с 1890 г. и кончая альбомом «Похороны Н. Я. Марра. Декабрь 1934 г.»; 2) фонд № 23 — 1490 негативов и 2952 отпечатка, поступивших в 1932 и 1935 г., документы которого подразделяются на материалы, связанные непосредственно с работами Н. Я. Марра; выполненными по его заданию; связанными с деятельностью других исследователей и фотографии известных фотомастеров.

Размеры фотособрания Н. Я. Марра дают представление о том значении, которое придавалось им фотодокументам как составной части научно-исследовательской работы. Настойчивость его в деле фотофиксации была необыкновенна, а требования, предъявлявшиеся к фотодокументу, чрезвычайно высокими. Н. Я. Марр нередко давал указания, как можно достигнуть желаемого качества снимка, а сохранность, учет и организация отснятого материала были предметом его неустанных забот и в те времена, когда он фотографировал сам, и позже, когда в Ани им была организована постоянно действовавшая база, а фотографией занимались Н. Н. Тихонов, Н. П. Сычев и А. М. Вруйр.

Материалы, связанные непосредственно с работами Н. Я. Марра: раскопки в Ани, Варнакского могильника в 1893-м, в крепости Берд в 1899 г., храма римского времени в Гарни в 1909–1910 гг. В фотособрании нашли отражение поездки 1907–1908 гг. в Армению и 1904 г. — в Шавшию и Кларджию (архитектурные памятники и этнографический материал); в Сванию и Ширавакан в 1913 г. (типы населения, ландшафты).

Кроме того, серии снимков, связанных с полевыми работами Н. Я. Марра и его учеников: поездки Н. Я. Марра и Я. И. Смир-нова на Гехамские горы в 1909–1912 гг.; Я. И. Смирнова на Кавказ в 1909 г.; И. А. Орбели в Турецкую Армению в 1911–1912 гг.; И. А. Орбели и А. А. Лорис-Калантара в Ширавакан в 1913–1914 гг. Во время поездок делались снимки не только архитектурных сооружений, но и этнографического характера.

В коллекции отложились снимки известных фотографов Д. И. Ермакова, А. Пастухова, О. Кюркчяна, Пештмалджяна, Дадянца, И. Абуладзе и др., датируемые 1870–1890-ми гг.: памятники архитектуры Армении, Азиатской Турции и Дагестана.

Материалы заграничных поездок Н. Я. Марра — в 1898 г. на Афон и в 1902 г. на Синай и в Иерусалим. В 1927 г. Н. Я. Марр был у басков в Испании. Путешествие 1933 г. в Турцию и Грецию обогатило коллекцию снимками греческих и римских надгробий из музеев Анкары и Смирны, альбомами с видами археологических памятников Пергама, средневековых памятников Мистры.

К 1890-м гг. относятся 143 негатива по Закавказью, представляющие уникальные фотодокументы: зафиксированы праздничные обряды, групповые портреты местных жителей, портреты мужчин и женщин в национальной одежде, обыденные занятия, в том числе занятие гончарством, ткачеством, виноградарством и др., ландшафты, жилые здания и церкви, надгробные памятники. Они сделаны неизвестным автором.

Таким образом, фотодокументы фонда Н. Я. Марра представляют развитие археологии в Закавказье на протяжении четверти века — с 1892 по 1917 г.; материалы по архитектуре, причем тех районов, которые вскоре после поездок и обследований российских исследователей отошли к Турции. Абсолютно уникальны этнографические снимки, как по времени съемки, так и по сюжетам.

Некоторые материалы, отложившиеся в фонде Н. Я. Марра, весьма близки по содержанию тем документам, которые обнаружены в личном фонде археолога и историка искусства Якова Ивановича Смирнова (1869–1918) (фонд № 32). Представлены негативы и фотографии 1889–1914 гг. На негативах по нашей теме — изображения храмов в Кутаиси, Гелати, близ ст. Казбек; древностей Кавказского музея. Поездки на Кавказ 1909–1912 гг. были связаны с совместными работами с Н. Я. Марром.

В фонде имеется серия снимков фотографа Д. И. Ермакова с предметов художественного ремесла из монастырей Армении и Грузии. Сделанные Я. И. Смирновым фотографии предметов «восточного серебра» из собраний Эрмитажа, Британского музея и во время поездок в Египет, Малую Азию, Грецию, балканские и западноевропейские страны в 1894–1897 гг. при подготовке к изданию атласа «Восточное серебро. Атлас древней серебряной и золотой посуды восточного происхождения, найденной преимущественно в пределах Российской империи» (Спб, 1908), безоговорочно представляют памятники археологии. Более шестисот негативов и фотографий с авторскими пометами отложились в фотоархиве ИИМК РАН и становятся все более востребованными в связи с новыми находками на Урале и в Западной Сибири.

§ 4. Фонд № 34. Спицын Александр Андреевич (1858–1931), археолог, с 1892 г. — член ИАК, с 1919 по 1929 г. — действительный член РАИМК–ГАИМК.

В личном фонде к теме исследования имеют отношение снимки к работе В. Я. Толмачева «Древности Восточного Урала»; материалы, сфотографированные в музеях в Сысерти, Кыштыме, Историческом в Москве, а также в Омском, Минусинском, Красноярском и Тобольском музеях, снимки эстампажей писаниц, выполненных А. В. Адриановым, и полевых работ И. П. Кузнецова в Минусинском окр. в 1908–1911 гг. В фотодокументах фонда ИАК отражены работы А. А. Спицына в Вятской и Пермской губ., начиная с 1886 г.

Материалы А. А. Спицына (фонд № 5 — в Рукописном отделе архива ИИМК РАН) поступили в ГАИМК в 1932 г. Крайние даты документов — 1880–1931 гг. Фонд включает: 1) Сто восемьдесят восемь томов специальных папок, называемых «корочками Спицына»; 2) Двадцать томов систематически подобранных иллюстраций (зарисовок и вырезок из различных изданий), распределенных по темам; 3) Материалы к «Словарю русской старины» (картотека, включающая более 100 тысяч карточек, алфавитный и библиографический указатели к пяти тысячам листов иллюстраций). Кроме того, в фонде ИАК имеются дела о раскопках А. А. Спицына в Астраханской и Рязанской губ. в 1893 г., в Пермской губ. — в 1894 и 1901 г., в Вятской, Казанской и Уфимской губ. — в 1898 г.; в фонде РАИМК — о его раскопках на р. Вятке и в окрестностях Глазова в 1925 г. В некоторых делах присутствуют фотографии.

В данной главе нами рассмотрены фотодокументы учрежденческих и личных фондов, поступившие в фотоархив в годы деятельности РАИМК–ГАИМК, хотя многие из них содержат документы, датируемые концом XIX – началом XX в. Документы освещают древние культуры и, что не менее важно, этнографическую современность населения Сибири и Закавказья.

В Заключении подводятся итоги исследования, обобщаются выводы, сформулированные в главах работы.

По материалам фотоархива НА ИИМК РАН установлено, что фотофиксацию археологических и архитектурных объектов, этнографических сюжетов начали осуществлять в 1870-е гг., и именно с этого времени формируется фотографическая часть историко-археологического наследия Азиатской России, включающей огромные пространства Сибири и Дальнего Востока, Туркестана (Средняя Азия) и Закавказья (Грузия, Армения, Азербайджан).

Впервые осуществлено целенаправленное выявление и анализ фотодокументов по истории, археологии и этнографии народов, населяющих Азиатскую часть России, и доказана необходимость введения в научный оборот этого вида источников. Исторические фотодокументы являются наиболее ценными и информативными источниками при изучении особенностей материальной и духовной культуры народов Азиатской части России.

Предметом исследования явились фотодокументы, исполненные в рамках деятельности Императорской Археологической комиссии (1859–1917), Российской-Государственной академии истории материальной культуры (1919–1937) и Института истории материальной культуры АН СССР (до 1940-х гг.). Всего в работе использованы материалы 11 учрежденческих и 12 личных фондов, документы которых датируются указанным промежутком времени (более 25000 единиц хранения).

Фонд ИАК формировался в течение всего периода ее деятельности, но, наиболее активно, в 1880-е–1900-е гг. Это доказывают фотодокументы археологических и археолого-архитектурных исследований, представленные в работе по регионам — Поволжье, Урал, Сибирь, Средняя Азия, Закавказье. Выявлены особенности изучения памятников на этих территориях и общие явления, в частности, отсутствие подготовки археологов в дореволюционной России, неразработанность методики раскопок и слабая фиксация процесса полевых работ.

Выявлено значительное число фотодокументов съемки случайных находок, обнаруженных или приобретенных в этих регионах и переданных впоследствии на хранение в российские музеи. В документах ИАК оговорены многие важные положения, например, принцип неделимости коллекции, «хотя бы путем ее фотографирования». Случайные находки большей частью не опубликованы и остаются неизвестными для исследователей. Высказано предположение, что находки ценны не только и не столько сами по себе, сколько их концентрация может подсказать местонахождение некоего археологического памятника.

Фотодокументы являются ценнейшим источником для музейных работников, позволяя проследить судьбу вещи от момента ее регистрации в фонде музея до происшедших со временем утрат и изменений.

По материалам фотоархива ИИМК РАН установлено, что история фотофиксации археологических памятников и отдельных артефактов прошла несколько этапов, что отразилось в формировании собрания:

1 этап — 1860–1880-е гг. — первые опыты использования фотографии в археолого-архитектурных исследованиях, ограниченные сложностями технологии процесса и незначи-тельным количеством раскопок и обследований;

2 этап — 1890-е–1900-е гг. — увеличение количества исследований и расширение их ареала; активное использование фотографии при изучении архитектурных памятников; съемка случайных находок, поступавших в ИАК; начало формирования фотографического фонда Археологической комиссии;

3 этап — 1900–1910-е гг. — значительное сокращение объема исследований в связи с обострением политической обстановки в Российской империи, военными действиями на Дальнем Востоке и на Кавказе; постоянное количественное и качественное отставание полевой фотофиксации от «кабинетной» (съемка находок и материалов к публикациям).

Фонд ИАК к 1920-м гг. составлял около 100000 единиц.

4 этап — 1920-е–1930-е гг. — усовершенствование археологической и архитектурной фотофиксации в рамках деятельности РАИМК–ГАИМК; значительное увеличение количества полевых исследований, особенно в связи с принятием программы индустриализации страны и организацией «новостроечных» экспедиций; окончательное сложение «комплекта фотодокументов» для хранения в архиве. Организация фотоархива и продолжение накопления фонда — к 1941 г. в фотоархиве насчитывалось 256000 единиц хранения.

В исследовании отмечены изменения, происшедшие в деятельности РАИМК, ГАИМК и ИИМК АН СССР по сравнению с ИАК, что, несомненно, было связано с задачами, определенными новым научным учреждениям их Уставами. Расширение круга источников отразилось в структуре РАИМК и ГАИМК: были организованы отделы, занимавшиеся проблемами ориенталистики и этнологии. Сотрудниками Академии истории материальной культуры до 1930 г., до образования самостоятельного Института востоковедения в структуре Академии наук, являлись многие ведущие востоковеды. Сотрудники ГАИМК, а затем и ИИМК АН СССР, особенно специально подготовленные археологи — археологи «нового поколения», продолжали заниматься древней и средневековой историей Кавказа, Средней Азии, Казахстана и Сибири.

В структуре РАИМК был организован специализированный фотоархив, фонды которого пополнялись фотодокументами из закрывавшихся в 1920-е гг. музеев, различных учреждений и частных коллекций, что к началу Великой Отечественной войны составило более четверти миллиона единиц хранения.

Впервые показано наличие фотодокументации по определенным памятникам в археологических исследованиях РАИМК–ГАИМК и расширение ареала исследований, как в территориальном, так и научном отношении. В этом плане очень существенной представляется таблица исследований, проведенных в 1919–1941 гг., помещенная в Приложении 2 к настоящей работе.

Помимо указанной таблицы и таблиц фондов фотоархива на 1940 г. и сравнительной на 2006 г. (Приложения 3, 4), в Приложениях приводятся данные о случайных находках и музейном хранении в период деятельности ИАК (Приложение 1) и краткие биографические данные об исследователях и фотографах, создававших историко-археологическое наследие Азиатской России (Приложение 5).


Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:




оставить комментарий
страница2/3
длужневская галина вацлавна
Дата24.09.2011
Размер0.6 Mb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх